УДК 159.9.22

О. С. Гурова, Т. С. Середина ОСОБЕННОСТИ СЕМЕЙНЫХ ПЕРСПЕКТИВ ЮНОШЕЙ

Обсуждаются проблемы планирования юношами будущей семейной жизни. Рассматривается теоретический подход к изучению семейных перспектив личности во взаимосвязи ценностно-смысловой, эмоциональной и когнитивной составляющих. Представлены результаты исследования специфики семейных перспектив юношей.

Ключевые слова: семейные перспективы личности, юношеский возраст, ценностно-смысловая, когнитивная и эмоциональная составляющие картины будущей семейной жизни.

Зыбкость социальной и экономической ситуации в современном российском обществе с неизбежностью рождает у личности тревогу за свое будущее, неуверенность в себе и своей способности быть хозяином собственной судьбы. В этом контексте ценным оказывается умение человека управлять временем своей жизни, основываясь на хорошо спланированной жизненной перспективе. Этим объясняется большой интерес, возникающий в психологической науке, к исследованию проблематики жизненных перспектив личности.

Многие современные исследования жизненной перспективы как квинтэссенции прошлого опыта, актуальных событий и жизненных ожиданий доказали ее ведущую роль в управлении личностью временем собственной жизни, показали, что опорой планирования будущего служат жизненные цели, поставленные адекватно ее способностям, возможностям, системе знаний и опыта, а также способы их реализации в актуальном социальном контексте. Спланированная будущая перспектива помогает субъекту направлять усилия в нужное русло, целенаправленно формировать личные достижения, ощущать осмысленность собственных действий и планомерность прохождения жизненных этапов, оценивать значимость принимаемых решений, структурировать время собственной жизни [1-4].

На современном этапе изучения проблематики жизненных перспектив принято обозначать ряд подходов к их осмыслению: мотивационный

(К. Левин, З. Залесски, Л. К. Франк, П. Фресс, Ж. Нюттен, В. Ленс, Н. Фрезер), событийный (Р. А. Ахмеров, Е. М. Головаха, А. А. Кроник, Д. А. Леонтьев, Н. Н. Толстых, В. С. Хомик, Е. В. Шелобанова), типологический (К. А. Абуль-ханова-Славская, Т. Н. Березина, В. И. Ковалев,

B. Ф. Серенкова) [5].

Помимо указанных подходов к исследованию жизненной перспективы личности, в последнее время в психологической науке укрепилась позиция ее системного изучения, которая опирается на работы, выполненные в русле системного подхода Л. С. Выготского, Б. Ф. Ломова, К. К. Платонова,

C. Л. Рубинштейна и др. В данном подходе исполь-

зуются принципы анализа изучаемых явлений с точки зрения целого, обладающего свойствами, которые невозможно вывести из его фрагментов, специфичностью и многообразием проявлений, их зависимостью от сферы бытия человека, уровня организации, развития осуществляемой деятельности; обосновываются возможности рассмотрения жизненной перспективы как системного образования, включенного посредством многоуровневых взаимосвязей в систему «человек» [6]. Исходя из гипотезы Д. А. Леонтьева об образе мира как многомерном психологическом образовании, время можно рассматривать как одно из пяти его измерений. По нашему мнению, к этому измерению можно отнести и представления человека о времени в целом и о времени собственной жизни в частности, т. е. субъективную картину жизненного пути, одной из составляющей которой являются представления человека о собственном будущем или жизненная перспектива.

Опираясь на перечисленные выше научные взгляды, мы определяем жизненную перспективу как целостную картину будущего, формирующуюся в сложной противоречивой взаимосвязи ожидаемых и планируемых событий, которая рассматривается в единстве ценностно-смысловых и организационно-деятельностных аспектов. Важную роль в ней выполняет активность личности, осознанное и реалистичное отношение к построению планов на будущее. Нами выделены следующие основные измерения образа будущего: ценностно-смысловое, эмоционально-оценочное, когнитивное, организационно-деятельностное. Ценностно-смысловое измерение представляет собой совокупность ценностных и смысловых образований личности, определяющих индивидуальную специфику процесса и результата планирования будущего (ценности, ценностные ориентации, мотивы, личностные смыслы). Эмоционально-оценочное определено эмоциональным отношением человека к собственному будущему (эмоции, чувства, возникающие в связи с содержательным наполнением образа будущей жизни). Когнитивное измерение содержит совокупность ожидаемых и планируемых событий

(предвосхищаемые жизненные события, цели, средства реализации целей). Организационно-деятельностное отражает совокупность стилей, стратегий, форм поведения человека в настоящем, посредством которых жизненные планы получают возможность последовательного воплощения в реальность [7, 8]. Единство измерений трактуется нами как их взаимосвязь и одновременное присутствие в представлениях о будущем.

Жизненные перспективы складываются из перспектив в различных сферах жизни. Так, выделяют профессиональные, семейные и т. п. перспективы. Под семейной перспективой понимается часть жизненной перспективы личности, которая включает представления о будущей семье, ценности, цели и планы семейной жизни (поиск партнера, вступление в брак, рождение детей и т. д.). Т. В. Румянцева, проводя исследование по проблеме жизненной перспективы и идентичности у студентов-медиков в меняющихся социальных условиях, дает определение семейным перспективам как пожеланиям, намерениям, мечтам, связанным с семейным статусом [9].

А. М. Молокостова [10] полагает, что семейная перспектива связана с интимно-семейным самоопределением, которое проявляется в многочисленных выборах: спутника жизни, стиля общения с супругом, в решении вопроса о рождении ребенка, методах воспитания, возможном варианте его образования и дальнейшего трудоустройства.

На сегодняшний день социокультурная ситуация в России характеризуется кризисом брака и семьи, который имеет ряд негативных последствий во всех сферах существования человека. Это требует повышенного внимания и исследовательского интереса со стороны психологов к теме семейных отношений.

Кризис семьи проявляется в большом количестве разводов после первых лет совместной жизни, глу -бокой семейной неудовлетворенности, чувстве тревоги и подавленности, эмоциональной напряженности и т. п. Значительное количество проблем в семейной жизни возникает у молодых людей, так как поздняя юность (молодость) - это период, характеризующийся поиском партнера и созданием семьи. Важным регулятором поведения личности на данном возрастном этапе выступают жизненные перспективы, в сфере семейных отношений проявляющиеся как семейные перспективы. В них содержатся представления личности о будущей семейной жизни. Несмотря на столь явную актуальность изучения специфики представлений личности о будущей семейной жизни в юношеском возрасте, исследования в данной проблемной области немногочисленны.

Традиционно большее внимание при изучении семейных отношений и семейных перспектив личности уделялось психологическим особенностям

перспектив девушек. Это связано с тем, что для женщин, по сравнению с мужчинами, характерна большая направленность на семью. Однако трансформации, происходящие в обществе, изменяют и роль, которая отводится в семье мужчине. Таким образом, становится актуальным исследование особенностей семейных перспектив юношей.

Для выявления психологических особенностей представлений юношей о будущей семейной жизни нами было проведено исследование, в котором приняли участие юноши (39 человек) и девушки (50 человек) в возрасте от 19 до 21 года, не имеющие опыта официального или гражданского брака. В качестве методов психодиагностического тестирования были использованы: модифицированная методика Е. Б. Фанталовой «Соотношение «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах»; модифицированный вариант семантического дифференциала времени О. П. Кузнецова, метод мотивационной индукции, предложенный Дж. Нютте-ном. Математическими методами анализа данных стали непараметрический критерий Манна-Уитни, факторный анализ (обработка производилась в статистическом пакете БРББ 15.0).

Проведенное исследование позволило выделить особенности ценностного компонента представлений юношей о будущей семейной жизни.

Так, наибольшей значимостью для юношей обладают ценности семейной жизни, связанные с доверительными межличностными отношениями (верность, уважение, доверие). Ценность «дети» обладает неоднозначной значимостью для юношей: для некоторых дети в семейной жизни не важны, для других - напротив, имеют большое значение. В юношеском возрасте долгосрочные отношения с противоположным полом только начинают формироваться, в связи с этим наиболее доступной для современных студентов является ценность «сексуальные отношения». Доступность такой ценности для юношей как «разнообразное времяпрепровождение» можно объяснить отсутствием обязательств брачных отношений, что и позволяет им проводить досуг разными способами.

В группе девушек-студенток наиболее значимыми определились такие ценности, как «дети», «доверие» и «уважение». Среди наиболее доступных отмечены «поддержка», «сексуальная удовлетворенность», «уважение». Полученные данные могут объясняться тем, что жизнь женщины в российской семье традиционно связывается с материнством, и не последнюю роль здесь играет биологическое назначение - забота о потомстве, что находит свое выражение в значимости такой ценности, как «дети». Для девушек так же, как и для юношей характерно стремление к построению доверительных, теплых отношений с будущим супругом.

Сравнительный анализ содержания ценностносмыслового компонента семейных перспектив студентов демонстрирует, что «взаимопонимание» и «дети» представляются юношам менее значимыми, чем девушкам (р < 0.05). «Сексуальная удовлетворенность» и «разнообразное времяпрепровождение» - наоборот, более значимы для молодых людей. Также юношам менее доступна поддержка в семье, чем девушкам. По всей видимости, это связано с тем, что оказывать и получать поддержку в семейных взаимоотношениях мужчинам сложнее, чем женщинам в силу сложившихся гендерных стереотипов.

При анализе когнитивного компонента семейных перспектив юношей было обнаружено, что они сосредоточены на событиях, которые уже происходят в их семейной жизни, имеют высокую вероятность совершиться в течение ближайшего года или произойти внезапно (например «болезнь родителей»). Семейная жизнь видится им в первую очередь через родительскую семью, представления о собственной семье слабо дифференцированы (например «хочу счастливый брак»), и основным событием представляется встреча с будущей супругой. Полученные данные свидетельствует о недостаточной сформированнности образа себя в семейной жизни и образа своей будущей супруги. При этом с отсутствием семейной жизни связывается много страхов («боюсь остаться один»). Аналогичный анализ в группе девушек показал, что они планируют только события ближайшего будущего, связанные со вступлением в брак и представлением о будущем супруге. На наш взгляд, сужение глубины планирования и слабая насыщенность семейных перспектив юношей является выражением их незрелой жизненной позиции.

Результаты исследования эмоционального компонента семейных перспектив студентов демонстрируют в целом положительное, но более сдержанное, не столь восторженное, как у девушек, отношение юношей к будущей семейной жизни.

Для описания содержательной специфики эмоционального компонента представлений о семейных перспективах юношей был использован факторный анализ. Первый фактор, обозначенный как «яркая семейная жизнь», описывает 42 % общей дисперсии и отражает позитивное эмоциональное отношение к семейной жизни. Второй фактор (16 % генеральной дисперсии) включает дескрипторы, описывающие комфорт в семейной жизни. В третий фактор (11 % дисперсии) вошли такие дескрипторы, которые описывают семейную жизнь как размеренную, гармоничную.

Применение факторного анализа для изучения эмоционального отношения к семейному будущему для девушек позволило выделить 6 факторов,

подлежащих интерпретации. Первый фактор (18.6 % дисперсии) описывает семейную жизнь без негативных эмоций. Второй фактор (18 % дисперсии) отражает представление об эмоционально насыщенной семейной жизни. Третий (9.4 % ) -включает в себя описание оптимистичных семейных отношений. В четвертый (9.2 %) вошел дескриптор «необычная» семейная жизнь. Пятый фактор (8.6 %) имеет дескрипторы «спокойная» и «легкая» будущая семейная жизнь. Шестой (7.9 % дисперсии) - «реалистичная» и «бурная» семейная жизнь.

Проведенный сравнительный анализ позволяет говорить о том, что эмоциональное отношение юношей к будущей семейной жизни менее дифференцировано, чем у девушек. Они эмоционально более сдержанно относятся к семье и в меньшей степени склонны осознавать и проявлять свои эмоциональные состояния по сравнению с девушками. Это обусловлено как физиологическими особенностями, так и влиянием гендерных стереотипов («мужчины более сдержанны, менее эмоциональны, чем женщины»), которые в процессе социализации присваиваются юношами.

Таким образом, на основании полученных в исследовании результатов были сделаны следующие выводы:

1. Ценностный компонент семейных перспектив юношей имеет свою специфику. Так, они ориентированы в будущей семейной жизни на построение доверительных отношений с супругой, основанных на уважении и верности. Дети не являются для них значимой ценностью в отличие от девушек. Было также обнаружено, что ценностный компонент семейных перспектив юношей целостен и интегрирован, в нем нет внутренних конфликтов и вакуумов. Однако такая легкая доступность в реализации любой ценности в дальнейшем может приводить к кризису бесперспективности, отсутствию целей.

2. Когнитивный компонент семейных перспектив юношей характеризуется насыщенностью событиями ближайшего будущего, которые связываются в основном с родительской семьей и встречей с будущей супругой. Кроме того, в сравнении с девушками юноши представляют меньше событий среднеотдаленного будущего, а также событий, связанных с официальным браком. Мы объясняем это как способ юношей совладания с тревогой по поводу неопределенности будущего, проявляющийся в концентрации на настоящем моменте жизни и предсказуемых событиях. В специфике когнитивного компонента семейных перспектив личности проявляется, на наш взгляд, некоторая психологическая «незрелость» юношей.

3. Анализ особенностей эмоционального компонента семейных перспектив юношей позволил

выделить три ведущих фактора в его структуре: онального компонентов семейных перспектив

яркая семейная жизнь, комфортная семейная юношей, не состоящих в браке. В целом можно от-

жизнь и размеренная семейная жизнь. Было выяв- метить, что особенности семейных перспектив

лено, что эмоциональное отношение юношей к бу- юношей неспецифичны для возраста (недостаточ-

дущей семейной жизни менее дифференцирован- ная продуманность, малая событийная насыщенное, более расплывчатое и общее, нежели отноше- ность, отсутствие эмоциональной дифференциро-

ние девушек. Это связано с тем, что мужчины ванности). Это позволяет сделать предположение о

больше сдержанны в чувственных проявлениях и некотором смещении границ юности для мужчин

меньше осознают свою эмоциональную сферу по на более поздние сроки, что необходимо учитывать

сравнению с девушками. практическим психологам в групповой и индиви-

Итак, данное исследование выявило особенно- дуальной работе, направленной на оптимизацию сти ценностно-смыслового, когнитивного и эмоци- образа будущей семейной жизни юношей.

Список литературы

1. Абульханова-Славская К. А. Жизненные перспективы личности // Психология личности и образ жизни. М., 1987.

2. Бурлачук Л. Ф., Карпова Е. Ю. Психология жизненных ситуаций: учеб. пос. М., 1998.

3. Головаха Е. И., Кроник А. А. Психологическое время личности. Киев, 1984.

4. Nuttin J. Future time perspective in human motivations and learning. // Acta Psychologica. V. 23. 1964.

5. Мандрикова Е. Ю. Современные подходы к изучению временной перспективы личности // Психол. журн. 2008. Т. 29. № 4.

6. Сырцова А. С., Митина О. В. Возрастная динамика временных ориентаций личности // Вопр. психол. 2008. № 2.

7. Гурова О. С., Ральникова И. А. Проблема изучения жизненных перспектив личности как системного образования на примере исследования представлений о будущем участников локальных войн // Личность: психологические проблемы субъектности. Барнаул, 2005.

8. Ипполитова Е. А., Ральникова И. А. Особенности представлений о жизненных перспективах личности, переживающей кризис 35-45 лет. // Там же.

9. Проблема жизненной перспективы и идентичности у студентов-медиков в меняющихся социальных условиях // Ярославский психол. вестн. Вып. 16. Ярославль, 2005.

10. Молокостова А. М. Мотивация создания семьи в связи с построением жизненной перспективы // Сб. мат-лов конф. «Социально-психологические методы в работе с молодой семьей». Оренбург, 2005.

Гурова О. С., кандидат психологических наук, доцент кафедры. Алтайский государственный университет.

Пр. Ленина, б1, г. Барнаул, Алтайский край, Россия, б5б049. E-mail: o-gurova@bk.ru

Середина Т. С., ассистент.

Алтайский государственный университет.

Пр. Ленина, 61, г. Барнаул, Алтайский край, Россия, 656049.

E-mail: seredina_ts@mail.ru

Материал поступил в редакцию 26.08.2010.

O. S. Gurova, T. S. Seredina SOME FEATURES OF FAMILY PERSPECTIVES OF YOUNG MEN

The article raises problems of young men planning a future family life. The theoretical approach to the study of family perspectives of personality in terms of values and meaning, emotional and cognitive components. The authors present the results of research of specifics of family prospects of young men.

Key words: family perspectives ofpersonality, youth, value-semantic, cognitive and emotional components of the picture of future family life.

Gurova O. S.

Altai State University.

Pr. Lenina, 61, Barnaul, Altai territory, Russia, 656049.

E-mail: o-gurova@bk.ru

Seredina T. S.

Altai State University.

Pr. Lenina, 61, Barnaul, Altai territory, Russia, 656049.

E-mail: seredina_ts@mail.ru.