ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 28 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO PUBLIC SCIENCES № 28 2012

удк 159.923

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФЕНОМЕНА АКТИВНОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

© Е. А. БЕлАн кубанский государственный университет, кафедра педагогики и психологии e-mail: propedevtika00@yandex.ru

Белан Е. А. - Общая характеристика феномена активности в отечественной психологии // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 28. С. 1148-1151. - В статье представлена систематизация основных подходов к исследованию активности личности в отечественной психологии. Показано, что категория активности в сочетании с категорией целенаправленной деятельности выступает как базовая родовая характеристика личности как субъекта жизнедеятельности.

ключевые слова: личность, субъект, активность, деятельность.

Belan E. A. - General characteristic of the phenomenon of activity in domestic psychology // Izv. Penz. gos. peda-gog. univ. im.i V. G. Belinskogo. 2012. № 28. P. 1148-1151. - In article ordering of the basic approaches to research of activity of the person in domestic psychology is presented. It is shown, that the category of activity in a combination to a category of purposeful practical activity acts as the base patrimonial characteristic of the person as subject of ability to live. Keywords: the person, the subject, activity, practical activities.

Современные психологические исследования постулируют значимость личностной организации жизнедеятельности и особую роль качественных параметров этой организации в условиях постоянно изменяющихся условий окружающего мира. Проблемы полноценного функционирования и развития личности в современных условиях концентрируются в проблемное поле, которое можно обозначить как психология активности личности в целостном понимании её в качестве субъекта жизнедеятельности.

В истории развития знания о проявлениях человеческой активности выделяется философская концепция активизма, согласно которой активность человека (в частности духовная активность) есть сущность реальности. данная концепция основывается на представлении о том, что сущность человека заключается не в созерцании, а в деятельном преобразовании внешнего мира [21].

а. и. крупнов считает, что «активность человека можно определить как особое состояние, предрасположенное к тому или иному взаимодействию, или относительно устойчивое свойство, проявляющееся в уровне интенсивности реализации поведения, деятельности и их результате, устойчивости и объеме взаимодействия, исходящего из внутренней его инициативы» [14, с. 26].

Понимание активности как деятельного состояния живых существ обосновывает активность в каче-

стве главного условия их существования в мире, обеспечивающее функционирование и развитие живых существ, представляющих собой деятельные системы. Активное существо содержит в себе источник движения [17], следовательно, выступает причиной самого себя и своего воспроизводства в мире. Активность, будучи важнейшим качеством личности, позволяет человеку осуществлять способность изменять окружающую действительность в соответствии с собственными потребностями, взглядами. В таком ракурсе понимание активности совпадает с кантовской формулировкой активности как «причинности причины».

именно внутренняя локализация источника движения обусловливает понимание активности как причинности. Причиной движения и активности как его модификации, служит некоторая неоднородность материи [13]. Отсутствие полной качественной тождественности даже самых элементарных частей материи порождает многообразие в организации активности, множественность путей развития систем. являясь нелинейными, активные живые системы обладают большим разнообразием в поведении. как указывает Р. Р. Мухин, для них характерны наличие обратных связей, пороговость, режимы насыщения. кроме того, данные системы обладают двумя или более качественно различающимися решениями [15].

Такой аспект понимания активности находится в соответствии с концепцией «свободной причинно-

сти» Г. Ф. Гегеля. Активность, философски понимаемая как всеобщее свойство и атрибут материи, выражается в способности системы изменять другие объекты, развивать определённые внутренние состояния, актуализирующие природу объекта под влиянием внешних воздействий, в способности к самодвижению [13].

С. д. Смирнов отмечает, что сложились две традиции использования термина «активность»: 1) данный термин обозначает составляющую любого процесса взаимодействия или действия, детерминируемую внутренней природой объекта; 2) процесс, характер которого определяется прежде всего внутренней детерминацией объекта, его самообусловленностью. к общим параметрам активности учёный относит: инициирование действия субъектом; направленность на изменение внешней действительности; отставлен-ность во времени и пространстве акта деятельности от окончательного результата, с одной стороны, и от инициировавших его событий - с другой, а также наличие между ними многих опосредствующих действий [20].

В психологической литературе неоднократно ставится вопрос о соотношении понятий «активность» и «деятельность». Так, В. И. Слободчиков указывает, что «до сих пор недостаточно определен понятийный статус целого ряда терминов, близких к понятию «деятельность», - например, «жизнедеятельность», «поведение», «работа», «труд», «занятие», «практика», «дело» и др. Все эти слова широко используются при характеристике человеческой реальности, но само слово «деятельность» фактически оказывается лишь общим именем разнородных форм человеческой активности» [19, с. 42]. Сам автор полагает категорию деятельности, наряду с категориями общности и сознания, предельной, не выводимой из других категорий, «всеобщим способом бытия человека, способом его жизнедеятельности, задающим и весь универсум собственно человеческих характеристик этого бытия (в том числе - и его собственно психологических характеристик) [19, с. 45].

A. А. Волочков проводит детальный анализ соотношения указанных понятий. им выделено две основные линии - А. Н. Леонтьева и С. Л. Рубинштейна. Леонтьевская традиция рассматривает активность как внутреннюю предпосылку самодвижения деятельности, рубинштейновская - как характеристику взаимодействия систем или явлений, раскрывающую их способность к саморазвитию [10, с. 31]. А. А. Волочков отмечает, что большинство исследователей рассматривает данные категории как взаимосвязанные, в то же время наблюдается и стремление к дифференциации [10, с. 31].

B. А. Петровский приводит три варианта соотношения понятий активности и деятельности:

1. Активность - динамическая образующая деятельности, делающая возможным изменения, вносимые субъектом в систему его отношений с миром; представленная в движении возможность деятельности.

2. Активность - динамическая сторона деятельности. При этом завершение процесса становления деятельности не означает эмансипации от активности.

3. Активность - расширенное воспроизводство деятельности, процесс обогащения мотивов, целей и средств исходной деятельности, обеспечивающий внутреннюю динамику деятельности [18, с. 45-47].

Согласно Л. я. дорфману, активность есть основной способ взаимодействия интегральной индивидуальности с миром и во всех своих проявлениях -жизнедеятельность [12]. При этом в действительности «человеку присущи формы активности, обусловленные и внешними, и внутренними источниками одновременно» [12, с. 328].

А. А. Волочков рассматривает активность «как всеобщий способ, форму и меру взаимодействия, обеспечивающая единство, развитие и взаимопереходы материального и идеального» [10, с. 25]. Активность человека, по мнению автора, «представляет единый поток взаимодействий, обеспечивающий целостность и постоянное развитие его как субъекта бытия» [10, с. 6]. Полагая категорию активности в качестве обозначения универсальности взаимодействия на всех уровнях развития, А. А. Волочков определяет активность в психологическом контексте как «универсальный способ, форму и меру природно-социальных взаимодействий, в ходе которой человек развивается и проявляется преимущественно как их субъект (прежде всего в плане преобладания внутренней детерминации над внешней)» [10, с. 25].

Л. Ф. Алексеева определяет личность как «основное свойство и в то же время постоянное состояние живого организма, в том числе и человека, обеспечивающее жизнедеятельность организма, психики и сознания путем непрерывного изменения внутренних и внешних функций индивида в соответствии с ситуативной и личностной диспозициями» [1].

А. Г. Асмолов выделяет три подхода, основывающихся на принципе активности. Первый изучает зависимость познания мира человеком от различного рода ценностей, целей, установок, потребностей, эмоций и прошлого опыта, которые определяют избирательность и направленность деятельности субъекта. Второй подход выражается в понимании психических процессов как продуктивных, порождающих психический образ. В третьем подходе на первый план выносится самодвижение деятельности, базирующегося на принципе неадаптивной природы человеческой деятельности [5, с. 131-134].

А. Г. Асмолов обосновывает неодеятельностный подход, для которого категория целенаправленной деятельности должна пониматься «как универсальная форма существования жизни, порождающая в биогенезе образ мира как пространство биологических смыслов; в социогенезе - образ мира как пространство значений (интерсубъективное измерение реальности); в персоногенезе человека - образ мира как пространство личностных смыслов (интра-субъективное измерение реальности)». необходимо также выделение коммуникативного дискурса категории деятельности, «интерпретируемой как основа существования биологических, социологических и психологических систем, а тем самым стимулирование диалога с науч-

ИЗВЕСТИЯ ПГПУ им. В. Г. Белинского ♦ Общественные науки ♦ № 28 2012 г.

ными школами в других науках, рассматривающими категорию целенаправленной деятельности как объяснительный принцип анализа различных реальностей - природы, общества, культуры, истории, экономики и т. д.» [3, с. 4].

В этом ракурсе, отмечает А. Г. Асмолов, категория деятельности выполняет две функции:

1) опосредствующего звена, порождающего разные системы и определяющего их развитие;

2) коммуникации с другими науками о развитии природы, общества и человека, использующими категорию «деятельность» как объяснительный принцип анализа разных реальностей [3, с. 4].

А. и. крупнов полагает, что сущность активности личности объясняется «внутренним ее движением и самоопределением, исходя из внешних обстоятельств и внутренних возможностей, которыми она обладает» [14 с. 27]. Он называет следующие основные положения психологической проблематики изучения активности:

1. «Конкретные проявления активности человека имеют свои качественные и количественные признаки, неразрывно выступающие в актах поведения и деятельности.

2. Выявление закономерностей и индивидуальных особенностей в проявлениях активности человека с необходимостью предполагает познание совокупности количественно определенных элементов и способов их организации в конкретных актах поведения и деятельности.

3. конкретные проявления активности человека имеют свои основания. Выявление этих оснований дает возможность объяснить, почему именно так, а не иначе осуществляется реализация поведения и деятельности человека, мера его устойчивости, интенсивности, объема и инициативности.

4. движущими силами активности человека являются не сами по себе внутренние или внешние факторы, а те противоречия, которые возникают в процессе взаимодействия внутренних и внешних факторов, в ходе реализации той или иной деятельности.

5. исследования активности человека предполагают учет комплекса конкретных проявлений, поскольку непроявление активности в одном отношении не исключает возможности проявления активности в других отношениях. кроме того, непроявление активности в одном случае может свидетельствовать об активности более высокого уровня в этом же отношении» [14, с. 27].

А. В. Брушлинский, анализируя категорию деятельности, приводит особенности деятельности, выделенные С. Л. Рубинштейном:

1) это всегда деятельность субъекта (т. е. человека, а не животного и не машины), точнее, субъектов, осуществляющих совместную деятельность; не может быть бессубъектной деятельности (однако до сих пор некоторые варианты теории деятельности не учитывают роль субъекта; поэтому разработанную Рубинштейном и его учениками концепцию прихо-

дится называть субъектно-деятельностной, а не просто деятельностной);

2) деятельность есть взаимодействие субъекта с объектом, т. е. она необходимо является предметной, содержательной;

3) она всегда - творческая;

4) самостоятельная [7, с. 75].

Таким образом, адекватное исследование деятельности, подводит итог А. В. Брушлинский, должна обязательно включать изучение субъекта и взаимодействие субъекта с объектом [7, с. 155].

А. А. Волочков перечисляет ряд существенных признаков активности.

1. Активность имеет универсальный характер, обеспечивая единство мира через взаимодействие, в том числе взаимодействие материального и идеального, неживого и живого.

2. Активность выступает как всеобщий способ, форма и мера взаимодействия.

3. Активность на всех уровнях подразумевает хотя бы относительный акцент на источнике взаимодействия, а вместе с этим диалектическое напряжение и единство противоположностей: активность - реактивность, субъект - объект и т. д.

4. Активность всегда имеет направленность, она связана с направленным энергетическим воздействием.

5. Активность как мера взаимодействия подразумевает соотнесение с противоположным полюсом этой меры - пассивностью.

6. Активность как способ взаимодействия акцентирует движение, динамику, процессуальность бытия, а потому наиболее адекватным для ее постижения является диалектический подход с его акцентами на единстве противоположностей как источнике самодвижения, саморазвития.

7. Вместе с тем активность всегда оставляет результаты, следы, имеет определенную статику, что позволяет наблюдать и диагностировать некоторые ее проявления по этим следам [10, с. 71-72].

А. В. и В. А. Петровские определяют деятельность как целокупное самоценное действие. При этом, «источником деятельности являются мотивы субъекта, ее целью - образ возможного (в качестве прообраза того, что свершится), ее средствами - отдельные действия в направлении промежуточных целей и, наконец, ее результатом - переживание отношений, складывающихся у субъекта с миром» [16, с. 6].

Разрабатывая категориальную схему психологии, А. В. Петровский и В. А. Петровский формируют кластер активности, которая определяется по кантов-ски - как причинность причины. данный кластер объединяет категории метаболизма, рефлекса, действия, деятельности и свободы [16, с. 10]. На уровне деятельности «обеспечивается само существование деятельной способности субъекта, что и составляет конечный ориентир активности - ее целевую причинность» [16, с. 11]. На высшем уровне активности все четыре причины (по Аристотелю) выступают согласованно и системно, что, по мнению авторов, означает свободу реализации активности [16, с. 12].

Рассмотрение категории активности невозможно вне диалектического метода, что справедливо замечает и Ю. Р. Вагин [8]. В качестве диалектической противоположности активности он указывает диаметрально противоположную «новую активность», которая «не есть деятельность и не есть пассивность». В этой «новой активности» - «контрактивности» проявляются в измененном виде все характеристики изначальной активности, поэтому, по мнению Ю. Р. Вагина, игнорируя «диалектическую тенденцию любой активности переходить в свою противоположность» и «искусственно развивая и стимулируя какой-либо вид активности, мы рискуем в соответствии с диалектическими законами получить активность прямо противоположную той, развивать и стимулировать которую мы решили» [8].

Более традиционной противоположностью активности выступает пассивность. Б. А. Вяткин понимает активность как меру взаимодействия субъекта с окружающей средой, показатель практического самоосуществления личности в реальной жизни. Он считает, что «...активность не является абсолютной и исходной характеристикой психического, а приобретает свой реальный смысл лишь в сопоставлении со своей противоположностью - пассивностью» [11].

Однако это качество не является полным отсутствием активности. С. А. Васюра считает, что системный анализ активности должен включать в себя и рассмотрение ее противоположности - пассивности. При этом пассивность есть не отсутствие, а очень низкий уровень активности [9]. Автор предлагает определять границу между активностью и пассивностью на основании учета внешне наблюдаемой активности [9].

А. и. крупнов характеризует пассивность как «слабую интенсивность в проявлении того или иного свойства или протекания любого взаимодействия», «навязанное поведение или состояние, вызванное извне другими объектами», когда инициатива взаимодействия исходит извне [14, с. 11].

диалектику развертывания активности личности можно понимать и как диалектику саморазвития. По мнению ряда авторов, именно в способности к саморазвитию проявляется активность человека как личности, включая диалектику саморазвития, диалектику порождения противоречия, его разрешение через порождение нового противоречия, но на более высоком уровне; творческие моменты в жизнедеятельности [2; 4; 6].

Таким образом, в отечественной психологии категория активности в сочетании с категорией целенаправленной деятельности выступает как базовая родовая характеристика личности как субъекта жизнедеятельности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеева Л. Ф. Проблема активности личности в психологии. Автореф. Дис. ... д-ра психол. наук Новосибирск: Новосибирск гос. пед. ун-т., 1997. 42 с.

2. Анциферова Л. И. К психологии личности как развивающейся системы // Психология формирования и развития личности. М.: Наука, 1981. С. 3-18.

3. Асмолов А. Г. Историко-эволюционная парадигма конструирования разнообразия миров: деятельность как существование // Вопросы психологии. 2008. № 5. С. 3-11.

4. Асмолов А. Г. Личность как предмет психологического исследования. М.: Изд-во МГУ, 1984. 104 с.

5. Асмолов А. Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл, 2001. 416 с.

6. Братусь Б. С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988. 301 с.

7. Брушлинский А. В. Психология субъекта / Отв. ред. проф. В. В. Знаков. М.: Институт психологии РАН; СПб.: «Алетейя», 2003. 272 с.

8. Вагин Ю. Р. Диалектика активности [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://tiphoanaliz.narod.ru.

9. Васюра С. А. Активность-пассивность в коммуникативном поведении человека [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rusnauka.com.

10. Волочков А. А. Активность субъекта бытия: Интегративный подход: монография. Пермь: Перм. гос. пед. ун-т, 2007. 376 с.

11. Вяткин Б. А. Лекции по психологии интегральной индивидуальности человека. Пермь: Перм. гос. пед. ун-т, 2000. 177 с.

12. Дорфман Л. Я. Метаиндивидуальный мир: методологические и теоретические проблемы. М.: Смысл, 1993. 456 с.

13. Корнилова Т. В., Смирнов С. Д. Методологические основы психологии. Питер, 2006. 316 с.

14. Крупнов А. И. Психологические проблемы исследования активности человека // Вопросы психологии. 1984. № 3. С. 25-33.

15. Мухин Р. Р. Методологические аспекты динамического хаоса // Вопросы философии. 2006. № 11. С. 85-93.

16. Петровский А. В. Категориальная система психологии // Вопросы психологии. 2000. № 5. С. 3-17.

17. Петровский А. В., Ярошевский М. Г. Теоретическая психология. М.: Издат. центр «Академия», 2003. 496 с.

18. Петровский В. А. Психология неадаптивной активности. М.: ТОО «Горбунок», 1992. 224 с.

19. Слободчиков В. И. Выявление и категориальный анализ нормативной структуры индивидуальной деятельности // Вопросы психологии. 2000. № 2. С. 42-52.

20. Смирнов С. Д. Активность, деятельность, личность // Мир психологии. 2006. № 3. С. 11-23.

21. Философия: энциклопедический словарь / Под ред.: А. А. Ивина. М.: Гардарики, 2006. 1072 с.