возвращением через 2 недели к уровню у контрольных животных. Плотность 5НТ1а-рецепторов уменьшилась через 1 неделю в 3 раза (16,6 %) с сохранением уровня 2-2380 28 ,8 % через 2 недели.

Двухнедельное введение овариэктомированным крысам 17Р -эстрадиола снизило количество сайтов связывания [3Н]-серотонина более чем в 2 раза (38,4 %), увеличило количество 5НТ3-рецепторов (124,4 %) и уменьшило до 12 % плотность 5НТ1а-рецепторов. Ди-дрогестерон увеличил количество сайтов связывания [3Н]-серотонина более чем в 2,5 раза (255 %), уменьшил на 78 % плотность 5НТ3-рецепторов и увеличил количество 5НТ1а-рецепторов более чем в 2 раза (237,2 % по сравнению с контрольной группой животных). Фемостон снизил количество связанного [3Н]-серотонина в 4 раза (26,9 %), увеличил до 149,9 % количество 5НТ3-рецепторов, снизил до 45,5 % плотность 5НТ1а-рецепторов по сравнению с контролем.

Таким образом, женские половые гормоны определяют состояние серотонинергической системы головного мозга с неоднозначным влиянием на различные подтипы серотониновых рецепторов.

Новые подходы фармакотерапии когнитивных расстройств при дисбалансе эстрогенов

Федотова Ю.О.

НИИ экспериментальной медицины РАМН; акад. Павлова ул., 12, Санкт-Петербург, 197376

В настоящее время известно, что для коррекции обмена веществ, при возникающих гормональных сдвигах в гипофизарно-овариальной системе у женщин, как правило, назначают стандартную заместительную гормонотерапию.

Показания к заместительной гормонотерапии распространяются на всю симптоматику климактерического синдрома и сопутствующий ему комплекс метаболических расстройств, однако ни один из используемых вариантов гормонотерапии не может воспроизвести утраченный естественный гормональный статус, особенно индивидуальный циркадный ритм.

Кроме того, заместительная гормонотерапия не может всесторонне имитировать всю совокупность индивидуального адекватного гормонального фона. При этом, положительный результат данной терапии нередко сопровождается рядом побочных явлений, весьма губительных для отдельных пациенток. Так, длительное применение эстрогенсодержащих препаратов в качестве заместительной терапии в большинстве случаев приводит к резким нарушениям в сердечнососудистой и гепатобилиарной системах, а также к появлению новообразований.

Следует отметить, что в эти схемы лечения не входит оптимальная нормализация мнестических процессов пациента, а сведения о какой-либо фармакологической коррекции нарушений высших функций мозга при патологическом функционировании гипофизарно-

овариальной системы, кроме заместительной гормональной терапии, отсутствуют.

В работе обсуждаются проблемы разработки новых подходов к фармакокоррекции, при которых используемые различные нейротропные препараты или их комбинация с эстрогенами в минимальных дозах прямо или опосредованно модулируют функциональную активность нейромедиаторных или гормональных систем, приводя к улучшению или полной нормализации процессов высшей нервной деятельности мозга.

Проведенный в работе анализ эффектов комбинированной терапии нейротропными веществами с 17Р-эстрадиолом открывает перспективы для создания новых фармакологических препаратов, сочетающих в себе одновременно гормональный и нейромедиаторный агенты. На основе экспериментальных данных могут быть предложены новые подходы к применению нейротропных средств и/или их комбинациий с гормональными препаратами для эффективной фармакокоррекции расстройств высших функций мозга при дисбалансе эстрогенов в организме.

Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, грант РГНФ № 06-06-00551а.

Нарушение функций ГГАКС в экспериментальной модели синдрома хронической усталости

Фомичева Е.Е., Филатенкова Т.А.

НИИ экспериментальной медицины РАМН; акад. Павлова ул., 12, Санкт-Петербург, 197376

Экспериментальные модели синдрома хронической усталости (СХУ) открывают большие, по сравнению с клиникой, возможности исследования механизмов нарушения функций ГГАКС при этом заболевании. В работе использована модель иммунологически индуцированной СХУ, ассоциированной с вирусной инфекцией, которая создавалась у крыс при в/бр введении синтетической двуцепочечной РНК (Poly I:C). Инъекции Poly I:C в дозе 3 мг/кг вызывали снижение спонтанных пробежек до 60 % в течение 7—14 дней, что явилось маркером создания экспериментального СХУ. Прослежено изменение уровня кортикостерона (Кс) в крови животных в течение 14 суток после введения Poly I:C и физиологического раствора контрольным животным в таком же объеме, в том числе на фоне холодового стресса (—20 °С, 30 мин) за 1 ч до инъекции препаратов.

Для выявления нарушений функций ГГАКС в ее различных звеньях проведены стандартные пробы с в/бр введением АКТГ в дозе 250 мг/кг или гидрокортизона в дозе 25 мг/кг на 7, 9, 14-е дни после инъекций Poly I:C на фоне стресса.

Показано значительное увеличение концентрации Кс в первые часы после введения препаратов, что рассматривается как стрессорная реакция на процедуру введения. На 5—7-е дни только у животных, получавших Poly I:C, наблюдался второй пик подъема уровня Кс. К 14-м суткам

Психофармакология и биологическая наркология / том 8 / выпуск 1-2, часть 2 / 2008

ISSN 1606-8181