покампе и миндалине старых ТЭ крыс отмечалось снижение кругооборота СА.

Таким образом, изменения метаболизма моноаминов в изучаемых структурах головного мозга на фоне экспериментального гипотиреоза более выраженно проявляются у молодых крыс. Нарушения синтеза и кругооборота нейромедиаторов могут являться одной из причин эмоциональных и когнитивных расстройств, наблюдающихся при патологии щитовидной железы.

Поддержано грантом от Регионального Общественного Фонда Содействия Отечественной Медицине.

Поведенческие и нейрохимические эффекты комбинированного введения L-триптофана и трийодтиронина у тиреоидэктомированных крыс разного возраста

Масалова О.О.

НИИ экспериментальной медицины РАМН; акад. Павлова ул., 12, Санкт-Петербург, 197376

В настоящее время вопрос о взаимодействии гипо-таламо-гипофизарно-тиреоидной и серотонинергической систем в механизмах развития эмоциональных нарушений представляет особую актуальность.

Целью настоящего исследования было изучение влияния хронического введения L-триптофана на эмоциональное поведение, уровень серотонина (СА) и 5-гид-роксииндолуксусной кислоты (5-ГИУК) в структурах головного мозга и гормональный статус крыс разного возраста.

В работе использовали самцов крыс Wistar: молодых, массой 100—150 г (возраст 1—2 мес.) и старых, массой 350—400 г (возраст 22—24 мес.). Молодые и старые животные были разделены на следующие группы: I — интактные крысы (контроль № 1); II — тиреоидэктомированные (ТЭ) крысы (контроль № 2); III — ТЭ крысы, получавшие трийодтиронин (Т3) (70 мкг/кг в/б, 7 дней); IV — интактные крысы, получавшие L-триптофан (100 мг/кг в/б, 7 дней); V — ТЭ животные, получавшие L-триптофан; VI — ТЭ крысы, получавшие комбинацию Т3 и L-триптофана. Уровень тревожности изучали в тестах «открытое поле» и приподнятый «крестообразный» лабиринт. Концентрацию серотонина и 5-ГИУК в головном мозге определяли методом ВЭЖХ с электрохимической детекцией. Различия между значениями считали статистически достоверными при р < 0,05.

Было установлено, что экспериментальный гипотиреоз у молодых и старых крыс сопровождался снижением восприимчивости к анксиолитическому действию L-триптофана. L-триптофан не влиял на содержание и кругооборот серотонина в гиппокампе ТЭ крыс. L-триптофан более значительно увеличивал уровень серотонина в гипоталамусе и гиппокампе молодых ТЭ крыс, которые получали Т3. Хроническое введение L-триптофана приводило к повышению концентрации 5-ГИУК в гиппокампе старых интактных животных и старых ТЭ

крыс, получавших Т3. У старых самцов L-триптофан повышал содержание 5-ГИУК в гипоталамусе только при введении в комбинации с Т3.

Таким образом, снижение эффекта L-триптофана у 2-2371 ТЭ крыс различного возраста может быть частично обусловлено нарушениями синтеза и кругооборота серотонина.

Поддержано грантом от Регионального Общественного Фонда Содействия Отечественной Медицины.

Нейроэндокринные аспекты тревожно-депрессивных расстройств: исследования в моделях на животных

Миронова В.И., Рыбникова Е.А.

Институт физиологии им. И.П. Павлова РАН; наб. Макарова, 6, Санкт-Петербург, 199034

В последнее время в клинической практике уделяется пристальное внимание проблеме коморбидности депрессии и тревожных расстройств. В исследовании, предпринятом ВОЗ в 1999 году, было показано, что депрессия и тревога — наиболее часто сосуществующие расстройства в первичной врачебной практике, которые в значительной мере перекрывают друг друга по клиническим симптомам. Отсутствие четких представлений о патогенезе этих психопатологий влечет за собой недостаточную эффективность терапевтических стратегий, особенно в тех случаях, когда присутствуют симптомы и депрессии, и тревоги. Поэтому выявление как общих, так и специфических механизмов данных патологий является одной из важнейших задач психонейроэндокринологии.

В работе проводилось исследование нейроэндокринных механизмов депрессивноподобных состояний у животных в наиболее адекватных моделях эндогенной депрессии (парадигме «выученная беспомощность») и реактивного тревожно-депрессивного состояния (парадигме «стресс-рестресс»). Одна из теорий патогенеза депрессии и тревоги (гормональная) связывает основные проявления этих патологий с нарушениями состояния гипоталамо-гипофизарно-адреналовой оси.

Методом иммуноцитохимии изучалась экспрессия ги-поталамических нейрогормонов кортиколиберина (CRH) и вазопрессина, как основных регуляторов/активаторов гипофизарно-адреналовой системы, нарушения которой наблюдаются при разных типах тревожно-депрессивных расстройств. Выявлено, что при обеих формах экспериментальной патологии происходит гиперактивация синтеза гипоталамического CRH, однако в случае модельного аналога эндогенной депрессии наблюдается повышение экспрессии нейрогормона только в мелкоклеточной CRH-ергической системе гипоталамуса, тогда как в случае экспериментального реактивного тревожно-депрессивного состояния — и в мелко-, и крупноклеточной системах. Обнаружено, что наряду со снижением содержания вазопрессина в гипоталамусе на ранних сроках развития патологий в обеих моделях, проявляется специфичная для реак-

тивного тревожно-депрессивного состояния активация синтеза вазопрессина в крупноклеточных ядрах гипоталамуса на поздних сроках.

2-2372 Основной вывод работы — наличие как общих, так и

специфических для разных форм тревожно-депрессивных состояний нейроэндокринных механизмов может служить научной основой для разработки дифференциальных терапевтических стратегий коррекции различных форм этих психопатологий в клинике.

Работа поддержана грантом РФФИ (08—04—00363) и Фондом содействия отечественной науке.

Зависимость уровня предпочтения этанола у взрослых крыс от своевременности соматического, сенсомоторного развития в период молочного вскармливания

Мирошниченко И.В., Исенгулова А.А., Калмыкова Е.А.

Оренбургская государственная медицинская академия; Советская ул., 6, Оренбург, 460000

Несмотря на то что генетические факторы исходно предопределяют уровень потребления этанола индивидуумом, неблагоприятные условия окружающей среды могут приводить к его существенному повышению. Изолированное воспитание, периодическое отлучение от матери, употреблению алкоголя матерями до и после родов, стрессирующие воздействия в период постна-тального развития способствуют формированию у взрослых крыс предпочтения этанола. В то же время при действии неблагоприятных факторов в период пост-натального развития происходит задержка созревания, как соматических признаков, так и сенсомоторных реакций у крысят. Следовательно, можно предположить, что при действии разнообразных неблагоприятных факторов внешней среды именно через нарушение хода развития в постнатальном периоде запускается универсальный нейроэндокринный механизм формирования повышенного потребления этанола.

В нашем исследовании была произведена оценка взаимосвязи между уровнем потребления этанола у взрослых крыс и своевременностью их соматического и сенсомоторного развития в период молочного вскармливания.

В работе использовали 127 белых крыс линии Wistar. В гнездовом периоде (с 1 по 21 сутки постнатального развития) с помощью модернизированной батареи развитийных тестов Фокса (И.Б. Зарайская, Е.А. Александрова, 2001)у них определялся индекс своевременности развития каждого отдельного признака, которые далее суммировались для получения общих индексов соматического (ИСР) и сенсомоторного (ИСМР) развития для каждого животного. Определение уровня спонтанного потребления этанола осуществляли в течение 10 суток в условиях свободного выбора (П.Д. Шабанов, 2001 ). Между ИСР, ИСМР и средним количеством потребляемого в сутки этанола обнаружена отрицательная корреляционная связь умеренной

выраженности (р < 0,05). При этом не было обнаружено существенных корреляционных связей ИСР, ИСМР и средним количеством потребленной в сутки воды, а также общим количеством потребленных за сутки жидкостей. Таким образом, полученные результаты доказывают, что одним из факторов, определяющим уровень потребления этанола у взрослых крыс, является степень задержки их соматического и сенсомоторного развития в период молочного вскармливания.

Действие амитриптилина на суточные биоритмы серотониновых рецепторов головного мозга и параметров индивидуального поведения

Нургалина Э.М., Валеева Л.А.

Башкирский государственный медицинский университет; Ленина ул., 3, Уфа, 450000

Адекватный ответ на внешние стимулы и согласованная работы всех физиологических структур организма обеспечивается их биологическими ритмами. Причину депрессии ряд авторов объясняет формированием патологической дизритмии (Э.Б. Арушанян, 1995). Важным элементом специфического действия анти-депрессивных средств, вероятно, является дезорганизация патологического ритма. Мы изучали действие длительного введения амитриптилина на суточную динамику плотности серотониновых рецепторов головного мозга и параметров индивидуального поведения.

Методы исследования. Крысам-самцам в течение 14 дней вводили внутрибрюшинно амитриптилин в дозе 10 мг/кг веса, контрольной группе вводили 0,2 мл физиологического раствора. Определяли уровень связывания [3Н]-серотонина мембранной фракции гомогената мозга через каждые 4 часа в течение 3 суток. Крыс тестировали по методике «открытое поле» через каждые 4 часа в течение 3-х суток.

Результаты исследования. Амитриптилин практически не влиял на среднесуточный уровень специфического связывания [3Н]-серотонина мембранной фракцией гомогената мозга (112,37 ± 15,99 фмоль/мг белка — опыт, 135,38 ± 21,93 фмоль/мг белка — контроль), смещал акрофазу в суточном ритме. Характер действия препарата зависел от исходного уровня плотности серотониновых рецепторов. В 8 и 20 часов, когда уровень связывания серотонина был высоким, амитриптилин снижал его, а в 12 и 16 часов, когда он был низким, препарат, напротив, повышал его. Одновременно амитриптилин изменял суточную динамику параметров индивидуального поведения. У животных под влиянием препарата характер суточной кривой коэффициента подвижности (Кп) не изменялся, но вечерний пик сместился с 16 часов на 20 часов. Наблюдалось повышение среднесуточного значения Кп более чем в 3 раза (0,23 ± 0,05 — опыт, 0,07 ± 0,02 — контроль) с увеличением амплитуды колебаний. Введение амитриптилина повысило среднесуточный уровень