УДК 159.922

Некоторые психологические, социальные и медицинские аспекты игровой

ЗАВИСИМОСТИ В РАМКАХ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Е.В.Шаповалова

Some psychological social and medical aspects of gambling

IN CRIME PSYCHOLOGY E.V. Shapovalova

Abstract

The article is devoted to one of the most relevant and important problem of crime psychology - gambling.

The article contains a short analysis of psychological experimental research of gambling people in crime psychology. Such researches allow to investigate the personal psychological features and their influence on behavior and activity of a person in a crime situation.

Патологическое влечение к азартным играм относится к расстройствам привычек и влечений в категории расстройств личности и поведения, нашло свое отражение в Международной классификации болезней десятого пересмотра. Люди, подверженные данному психическому недугу, в обычной повседневной жизни называются «игроманами» и их количество в последнее время, учитывая развитую структуру игорного бизнеса, относительную социальную стабилизацию общества, становится значительно больше. Контингент, входящий в группу риска по данной патологии, как правило, составляют лица подросткового возраста, лица работоспособного возраста со средним стабильным достатком и из обеспеченной прослойки населения.

Данное пристрастие развивается исподволь, постепенно затягивая и подчиняя себе волю человека. При этом можно условно выделить три стадии развития данного психического расстройства. Первая характеризуется отсутствием количественного контроля над процессом игры. В этой стадии человек просиживает все свое свободное время за зеленым сукном, рулеткой, игровыми автоматами, оставляя все деньги, имеющие-

ся у него в наличии на данный момент. И лишь отсутствие денежных средств заставляет его разорвать порочный круг. Затем процесс усугубляется, перетекая во вторую фазу -«долговой ямы», - в которую вовлекаются окружающие его близкие и знакомые люди, ссужающие ему денежные средства. На данном этапе, человек способен относительно трезво рассматривать данную ситуацию и основным движимым им оправдательным мотивом служит надежда на крупный выигрыш с последующим погашением долгов. Однако, через непродолжительный период времени процесс доходит до своего логического завершения - третьей стадии, в которой полностью изменяется самосознание, подчиненное единственному желанию - желанию игры, без которой он не может существовать и ради которой он готов на любые, даже крайние меры. В данную фазу человек начинает изощренно врать, берет в долг астрономические суммы, кредиты, заранее зная о своей некредитоспособности, проигрывает имущество, ранее нажитое (квартиры, машины, бизнес), не обращая внимание на обнищание, разрушение внутрисемейных и личностных отношений, социальную деградацию, стано-

вится способным на воровство, грабеж, убийство ради сиюминутной наживы, чтобы потом награбленное, переведя в денежный эквивалент, оставить в игорном заведении. Процесс становится бесконтрольным, угрожающим для общества.

Подобные случаи, учитывая их социально опасные последствия, периодически попадают в поле зрения судебно-психологических экспертов. Так, за последний год, в условиях Межобластного отделения Межрегионального центра судебной психиатрии г. Хабаровска было отмечено несколько подэкспертных с данной патологией.

Характерными примерами может служить нижеследующий анализ экспериментально-психологических исследований в рамках комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз.

Подэкспертный В., 21 год, обвинялся в умышленном убийстве и разбое. Так, он, находясь в помещении бара кинотеатра с целью открытого хищения чужого имущества, достоверно зная, что у оператора зала игровых автоматов имеется с собой некоторая сумма денег для выдачи выигрышей, из корыстных побуждений напал на оператора зала игровых автоматов, попытавшись вырвать у нее сумку. Последняя оказала ему сопротивление и попыталась воспользоваться кнопкой сигнализации. Он, понимая, что для достижения своей преступной цели, направленной на открытое завладение чужим имуществом, ему необходимо совершить более тяжкое преступление, с целью убийства последней, осознавая общественно опасный характер своих действий, нанес ей несколько ударов разводным ключом по голове, а затем с целью доведения своего умысла на убийство до конца, нанес потерпевшей множественные удары двумя ножами, от чего наступила смерть потерпевшей на месте преступления.

После чего, завладев сумкой-поясом с лежащими в ней денежными средствами в размере 17967 рублей, в дальнейшем распорядился похищенным по своему усмотрению. В ходе следственной ситуации по данному делу в сентябре 2005г. проходил стационарную комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу в условиях Межрегионального центра судебной психиатрии г. Хабаровска. Из анамнеза известно, что он родился в Амурской области вторым ребенком из троих детей в семье. Воспитывался матерью и отчимом. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. В детском возрасте рос и развивался без особенностей. В школу пошел своевременно, учился в начальных классах хорошо, примерно с 6 класса успеваемость стала хуже, имел проблемы с поведением, часто конфликтовал с учителями, бросил школу после очередного конфликта в 10 классе. Состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних за причинение побоев. В последующем поступил в техническое училище на автомеханика, где имел много пропусков без уважительной причины, на уроках не работал, много разговаривал, мешал преподавателям, срывал уроки, за первый курс не был аттестован по многим предметам, на втором курсе не учился вообще и был отчислен. По характеру был вспыльчивым, неуравновешенным, бесцеремонным, с ребятами не дружил, держался обособленно. С 2004 года постоянно играл на игровых автоматах, проводил там все время, проигрывал свои и чужие деньги. К уголовной ответственности он ранее не привлекался. У психиатра, нарколога на диспансерном наблюдении он не состоял. Свидетели по данному делу характеризовали его как агрессивного, вспыльчивого, «дерганого», азартного человека, он постоянно с утра играл на игровых автоматах, вел себя агрессивно,

кричал на персонал, иногда вступал в конфликты со своими сверстниками, вел себя вызывающе, разговаривал на повышенных тонах. При исследовании на момент осмотра отмечался неустойчивый эмоциональный фон. При затрагивании индивидуально -значимых моментов начинал раздражаться, принимал активную защитную позицию. Напорист. Категоричен. В беседу вступал охотно, достаточно подробно отвечал на вопросы. Сообщил, что в течение последнего года все свое время проводил за игровыми автоматами, из-за чего у него появились проблемы в учебе, личной жизни, денежные долги, но несмотря на это, не мог остановиться. Пояснил, что накануне убийства проиграл большую сумму денег (3000 рублей), из-за чего находился в раздраженном состоянии, думал о том, где взять деньги, чтобы отыграться. Своей вины в совершении инкриминируемого преступления он не отрицал, полностью осознавал противоправность и наказуемость содеянного, но и особого сожаления по факту содеянного не высказывал, при этом поясняя, что хотел забрать деньги у потерпевшей, стал сначала с ней ругаться, оскорблять, а когда она стала убегать, побежал за ней и убил ее. Потом забрал деньги и выбежал на улицу. Был в значительной степени обеспокоен исходом судебной ситуации. Несмотря на произошедшее, он не отказался от мысли дальнейшего пребывания в игорных заведениях, при упоминании о которых у него появлялась довольная улыбка и отмечался значительный эмоциональный подъем. В характере подэкспертного в ходе экспериментально-

психологического исследования (методы наблюдения, ретроспективной беседы, анализа материалов уголовного дела, тест Люшера, методика Сонди, ММР1, тест Розенцвейга, Нап^тест, «Пиктограмма», рисуночные тесты) диагностированы эмо-

циональная лабильность, импульсивность в принятии решений, обидчивость, эгоцентричность, амбициозность, вспыльчивость, категоричность, сочетающиеся со слабохарактерностью, несформированностью морально-этических критериев, неустойчивая самооценка, склонность к отклоняющемуся, противоправному поведению, повышенный уровень агрессивности, признаки «размытости» границ Эго. В данном экспертном случае психолог-эксперт пришел к выводам, что подэкспертный В. обнаруживает вышеперечисленные индивидуально-психологические особенности, обрисовавшие его поведенческий аспект в ходе развертывания деликта, но которые вместе с тем не таковы, чтобы оказать существенное влияние на его поведение и деятельность в исследуемой ситуации, т.е. снизить его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими полностью.

Подэкспертный Б., 32 лет, обвинялся в хищении денежных средств в особо крупных размерах из вверенного ему банка. В ходе судебной ситуации проходил стационарную психолого-психиатрическую экспертизу в Межрегиональном центре судебной психиатрии г. Хабаровска в феврале 2007 г. Из анамнеза известно, что он родился в Хабаровске. Воспитывался родителями, в благополучной семейной обстановке. В раннем детстве рос и развивался без особенностей, в психическом и физическом развитии от сверстников не отличался, посещал детские дошкольные учреждения. В школу пошел с 7 лет, учился хорошо. В школьные годы был общительный, активный, имел много друзей, посещал спортивные секции, занимался общественной работой, легко находил контакт с окружающими. По окончании 11 классов общеобразовательный школы поступил в Выс-

шее Московское военно-финансовое училище. Учеба давалась легко, учился на «хорошо» и «отлично». После окончания училища он был направлен для дальнейшего прохождения службы в Дальневосточный военный округ. За несколько лет до совершения правонарушения был назначен на должность начальника полевого учреждения Банка России. По месту работы характеризовался как добросовестный, дисциплинированный, спокойный, уравновешенный сотрудник, хороший организатор. В представлении о назначении на должность было указано, что он за время прохождения службы показал себя с положительной стороны, склонным к аналитической, исследовательской работе, по характеру спокойный, уравновешенный... в сложной ситуации ориентировался быстро и принимал верные решения. Все характеризующие его материалы (из протоколов допросов сослуживцев, супруги, родителей) на период до возникновения игровой зависимости исключительно положительные. Начиная с 2001 года начал играть в залах игровых автоматов, позднее - посещать казино. С 2003 года стал занимать для игры у своих сослуживцев и знакомых денежные суммы, упрашивал занять деньги, не всегда вовремя возвращал их. Злоупотреблял спиртным, мог распивать спиртное и на работе, прогуливал в рабочее время после ночной жизни в игорных заведениях, ссылаясь на различного рода болезненные состояния. Постепенно разладились семейные отношения. Частыми стали скандалы. Со слов супруги, он стал постоянно пребывать в «стрессовом, неустойчивом состоянии», наблюдалась суицидальная настроенность. Незадолго до совершения правонарушения сослуживцы стали замечать за ним, что он постоянно усталый, невыспавшийся, с суицидальными высказываниями, несдержанный, с полярным, измен-

чивым фоном настроения, со сниженной критикой к своей зависимости от игры. Из материалов уголовного дела также видно, что он боролся с пагубными пристрастиями - пытался кодироваться от алкоголизма, а также обращался по поводу игромании за консультацией к московскому психотерапевту. Врачебное вмешательство желаемого эффекта не дало. Проиграв большую сумму денег в казино в долг, с 14 июля по 19 августа 2005 из кладовой резервных фондов ПУ ЦБ РФ № 42908 он похитил имущество на сумму девять миллионов рублей. После чего отбыл в г. Москва, затем в г. Калининград и г. Гусев, где в то время находилась его супруга, днем позже вернулся обратно в Москву и прибыл в Департамент полевых учреждений Банка России. Похищенные девять миллионов рублей потратил на покрытие долга, приобретение машины, оставшуюся сумму, со слов подэкспертного, вновь проиграл в казино. В ходе экспериментально-психологического исследования (методы исследования: 1. Метод ретроспективной беседы. 2. Метод наблюдения. 3. Метод анализа материалов уголовного дела. 4. Метод цветовых выборов. 5. Простые патопсихологические методики. 6. Тест Сонди. 7. Направленный ассоциативный эксперимент. 8. Методика «Предельные смыслы». 9. MMPI) по-дэкспертный был контакту доступен, на вопросы психолога отвечал в плане заданного. Цель экспертизы понимал правильно. Рассуждал об игре, говорил, что в последнее время игра «стала чуть ли не всем, постоянной привычкой», «притягивала, завораживала». Отмечал, что в случае успеха ощущал «окрыленность», «чувство удовлетворения». Пояснил, что желание играть стало постоянно присутствовать в его жизни, не мог ему противостоять, потому что азартные игры приносили ему самые яркие моменты в жизни, каких он никогда

не испытывал при эротических переживаниях; когда проигрывал все и потом удавалось «переломить ход игры и отыграться», переживал «катарсис», «чувствовал себя почти богом». При этом понимал, что азартные игры изменяют его личность, ломают жизнь, но когда начинал игру, то забывал обо всем. Себя позиционировал исключительно «игроком»: «... такие, как я - люди не совсем вменяемые. Когда я играю, я совершаю абсолютно алогичные поступки, и для меня все перестает существовать. При выигрыше я не выхожу из казино, а продолжаю играть. Когда я проигрываю, мне хочется застрелиться.» Облегченно и поверхностно относится к тому, что разорваны социальные связи, утрачены добрые отношения в семейной жизни: «.Когда я стал играть, жена вечно мешала. Придет, начнет меня из казино вытаскивать. Плачет, в истерике: «Пойдем домой, да пойдем домой». Я пока выйду, разберусь с ней, в такси посажу и домой отправлю - игра проиграна, уже не то, все испорчено.» Так говорит о своих ощущениях во время игры: «Описать это сложно. Это -удовольствие, игра дает удовольствие, чувство удовольствия. Когда мне наркоманы рассказывают о своих ощущениях - это примерно то же самое, я узнаю себя.» Несмотря на произошедшее и понимание пагубности игры и своей зависимости от нее, осознавая все свои потери и утраты, говорил, что возобновил бы игру при любой возможности, для того что бы вновь пережить «то, самое ощущение катарсиса от выигрыша, которое столько лет пытался испытать вновь, что не сравнимо ни с чем другим». Не отрицает, что почти каждый день употреблял спиртное, хотя зависимость, болезненное пристрастие к алкоголю отрицает, как злоупотребление данные явления не расценивает. Держится с переоценкой, несколько излишне свободно, позволяет себе

шутки. Не дослушивает эксперта, изредка перебивает его. У подэксперт-ного на фоне среднего темпа психической деятельности отмечается стабильность внимания и работоспособности, без признаков повышенной истощаемости. При настоящем обследовании у подэкспертного преобладает мотивация достижения. При исследовании непосредственной памяти у подэкспертного снижения объема не отмечается. Используемые им в устных проективных методиках в качестве опосредующего звена образы адекватны, высоко абстрактные и носят обобщенный характер. По-дэкспертный не испытывает выраженных затруднений при нахождении опосредующих образов на сложные понятия. При исследовании мышления у него нарушений операциональной стороны мышления и аналитико-синтетической функции мышления не выявляется, способность к категориальному обобщению сохранена. Доминирует наглядно-образный тип мышления. Подэкс-пертному доступен для понимания переносный смысл простых и сложных метафор и поговорок. При актуальном исследовании у подэксперт-ного отмечается высокий уровень интеллектуального развития (наличие высоко абстрактных, адекватных стратегий, богатый запас общеобразовательных знаний, широкий кругозор и большой словарный запас). В структуре личности подэкспертного, по результатам метода «Предельные смыслы», цветовых выборов, Сонди, направленного ассоциативного эксперимента, MMPI, на первый план выходит высокая самооценка, потребность в самореализации и самоутверждении, доминировании и признании окружающих, активная тяга к риску, эгоцентризм, обидчивость, развитое самолюбие с ориентацией на внешние оценки, уверенность в правильности своих решений, а также черты аффективной ригидности,

сензитивность к ситуациям неуспеха с фиксацией на отрицательно окрашенных переживаниях, повышенная откликаемость на внешние раздражители и легкость актуализации чувства тревоги, эмоциональная лабильность. Диапазон и дифференциро-ванность поведения достаточны. В силу высокого образовательного уровня при достаточно развитых когнитивных стратегиях у подэкс-пертного обнаруживается развитая коммуникативная способность, актуализированная в межличностных контактах. Наряду с этим отмечаются проявления аффективной логики с актуализацией оценочных критериев, наличием претенциозных решений. На основании изложенного эксперт-психолог пришел к выводам, что присущие подэкспертному высокая самооценка, потребность в самореализации и самоутверждении, доминировании и признании окружающих, развитое самолюбие с ориентацией на внешние оценки, уверенность в правильности своих решений, а также черты аффективной ригидности, сензитивность в ситуациях неуспеха с фиксацией на отрицательно окрашенных переживаниях, легкость актуализации чувства тревоги и эмоциональная неустойчивость обусловили, с одной стороны, потребность подэкспертного в ситуациях, связанных с риском, азартом, вовлечение в игровую деятельность, с другой стороны, желание обязательно добиться успеха. В период игровой деятельности у подэкспертного Б. постепенно происходили рост эмоционального напряжения, сужение круга интересов с фиксацией на игре, формирование сверхценного отношения к самой процедуре игры. Наблюдались охваченность значимыми переживаниями, трудности переключения на иные сферы деятельности, происходила дезактуализация наиболее значимых ранее ценностей - успешной службы, семейной жизни, -

что приводило к снижению уровня эмоциональной устойчивости. На фоне этого в исследуемый период у по-дэкспертного отмечались трудности произвольной саморегуляции:

уменьшение ее селективности с субъективной сложностью переключения на иные виды деятельности, кроме игровой, снижение значимости ранее актуальных мотивов, затрудненность целостного осмысления и критической оценки своего поведения, снижение волевого самоконтроля.

Имевшиеся у подэкспертного вышеуказанные индивидуально-психологические особенности на фоне склонности к игровой деятельности (изменение системы приоритетных ценностей и ведущих мотивов, сужение круга интересов, определенная охваченность игровой деятельностью, снижение критических способностей в отношении своих пристрастий и получаемых результатов, снижение волевых ресурсов с признаками проявления зависимости от игры) оказали существенное влияние на его поведение в период совершения инкриминируемого ему деяния, затруднив в исследуемый период процессы произвольной саморегуляции поведения.

Для сравнительного анализа было представлено два экспертных примера, затрагивающих данную проблему. В первом случае экспертная оценка основывалась на преморбидно имеющихся у подэкспертного личностных особенностях, а именно личностной незавершенности, с лабильностью, эгоцентризмом, амбициозностью, слабохарактерностью, категоричностью, несформированностью морально-этических норм с элементами вседозволенности, которые являются почвой для формирования стереотипа его поведения, направленного на достижение значимых для него целей, любым, даже общественно опасным способом, сопряженным с совершением противоправных дей-

ствий, направленных против личности и общества, без учета моральноценностных общественных критериев и норм, несмотря на осознание последствий совершаемого им.

Во втором случае противоправное поведение подэкспертного в значительной степени определялось сформированной зависимостью от азартной игры, которая, несмотря на внешне кажущееся осознание им общественной противоправности и последствий данных действий, являлась основополагающим моментом для совершения им противоправного деяния, вовлекла его в преступную деятельность. Об этом свидетельствует доминирование в системе его ценностей пристрастия к азартными играм, которое отодвинуло на задний план профессиональные, семейные и материальные ценности, что сопровождалось утратой трудовой дисциплины и профессиональной мотивации в целом, нарушением внутрисемейных связей, разрушением личной жизни, семьи, алкоголизацией, наличием больших денежных долгов, а также нарушением закона в связи с имеющимся сильным влечением к азартным играм, которое с трудом

поддавалось волевому контролю и продолжалось, несмотря на серьезные социальные последствия.

Таким образом, учитывая социально значимые, опасные последствия данного вида расстройств психической деятельности, наличие разветвленной сети игорных заведений, и, как следствие, возможный рост данной патологии в социуме, необходимо прийти к осознанию значимости сложившейся ситуации, уделить пристальное внимание изучению данной проблемы и определению более четких психологических и патопсихологических критериев оценки глубины и выраженности степени данного вида расстройства для разработки новых методов профилактики, диагностики, психокоррекции игровой зависимости и в судебноследственной ситуации - принятия верного экспертного решения.

Библиография

1. Актуальные вопросы судебной психиатрии. Сборник научных трудов под ред. Т.Б. Дмитриевой. - М., 2006.

2. МКБ 10.