УДК 316.624-053.6:17.02

Мотивация противоправных действий подростков

Л. Р. Заграй

Данная статья посвящена проблеме отсутствия эффективной системы оказания социально-психологической помощи подросткам, совершившим преступления и характеризующимся высокой готовностью к рецидивам правонарушений. Автором предложен опыт разработки интегральной типологии нравственно-этических статусов и мотивацион-но-потребностных ориентаций, которые свойственны таким подросткам. Результаты исследования представляют интерес для специалистов, занимающихся диагностикой личностных особенностей подростков-правонарушителей и проектированием адресной помощи для предупреждения криминальных деяний.

Ключевые слова: нравственно-этическая идентичность, мотив, мотивация, ценностные ориентации, подростки, правонарушения, профилактика.

Настоящая статья является отражением научно-практического опыта работы в амбулаторном судебно-психиатрическом отделении «Сургутского клинического психоневрологического диспансера». Можно констатировать факт того, что значительное количество экспертиз в данном учреждении проводится в отношении лиц, не достигших совершеннолетия. Так, в 2009 г. процент несовершеннолетних от общего числа подэкспертных составил 16 %, а в 2010 г. — 19 %. По статистике отделения, на протяжении последних лет наблюдается стабильный рост комплексных экспертиз несовершеннолетних: 2006 г. — 49 % экспертиз с несовершеннолетними от общего числа комплексных экспертиз, 2007 г. — 61 %, 2008 г. — 66 %, 2009 г. —

69 %, 2010 г. — 70 %. По официальным данным, в г. Сургуте и Сургутском районе преступность среди несовершеннолетних за период 2009—2010 гг. возросла на 20%. Таким образом, статистические показатели свидетельствуют о наличии такой важной социальной проблемы, как преступность среди несовершеннолетних, из которых подавляющее большинство — 97 % — подростки.

Опыт общения с подростками-правонарушителями, их родителями, а также специалистами, которые работают с такими детьми (участковые уполномоченные, представители по делам несовершеннолетних, социальные работники, педагоги, воспитатели и психологи специальных социальных, образовательных и воспитательно-исправительных учреждений), свидетельствует о том, что проводимые мероприятия по профилактике криминальных поступков чаще всего малоэффективны: процент рецидивов, в том числе и уголовно нерелевантных, среди подростков остается высоким.

В научных источниках можно найти классификации, отражающие разделение подростков-правонарушителей по социальному статусу, по уровню психического здоровья, по типу темперамента или характера, уровню агрессивности, делинквентности и т. д. В работах ведущих отечественных авторов раскрываются особенности мотивации криминальных деяний (Л. И. Божович) [3], специфика ценностно-смысловой сферы (Д. А. Леонтьев). В клинических исследованиях уделяется внимание вопросам интериоризации социально-общественных норм и правил. Однако, как показывает опыт, традиционные системы анализа мотивов поведения и — шире — личности подростков-правонарушителей не позволяют в полном объеме оценить психологические механизмы, глубину и характер побудительных сил криминальных действий.

Очевидным становится наличие недостатков методологии и методик работы с детьми из этой «группы риска». В частности, одной из уз-ловыхпроблемявляетсяотсутствие единой типологии нравственно-правовых и мотивационно-потребностных ориентаций подростков-правонарушителей. Решение данного вопроса позволило бы разработать локальную личностно-ориентированную схему распознавания мотивов совершения преступных действий и систему оказания социально-психологической помощи подросткам с целью предупреждения криминальных деяний.

Цель настоящего исследования — описать эмпирические проявления разных типов нравственно-этической сферы личности правонарушителей подросткового возраста. Объектом внимания станут патологические состояния нравственно-этической сферы личности правонарушителей подросткового возраста. Особый интерес для нас представляют корреляции между мотивами преступления, совершенного ребенком, и особенностями нравственно-этнической идентичности его личности.

Задачи исследования:

• провести анализ сведений о преступлениях среди несовершеннолетних правонарушителей по следующим параметрам: статистические данные, характерологические данные, качество преступлений, особенности поведения в криминальных деликтах, факты рецидивов, сведения о мерах профилактики и прочее;

• выделить общие для правонарушителей подросткового возраста нравственно-этические статусы и мотивы совершения ими преступлений;

• систематизировать типы мотивов совершения преступлений и нравственно-этической идентичности подростков правонарушителей, а также на основании их сочетаемости (корреляции) разработать типологию личностных ориентаций подростков при совершении преступления.

Типология мотивов и личностных статусов может быть эффективна для оценки вероятности совершения правонарушений, в том числе повторных, что в дальнейшем позволит определить направления социально-психологической работы в целях предупреждения противоправных действий подростками.

Исследование проводилось на основе анализа 178 актов судебных психолого-психиатрических экспертиз подростков (документы за период с 2009 по 2010 гг.) и данных, собранных в ходе работы с 40 испытуемыми в возрасте 11 — 16 лет в условиях судебной психолого-пси-хиатрической экспертизы. Мы остановились на наиболее распространенном типе правонарушений, совершаемых подростками, — краже (юридические эквиваленты: воровство, грабеж, мелкое хулиганство, вымогательство).

Исследование проводилось в несколько этапов. Представим их краткую характеристику.

1. Информационно-аналитический этап: анализ актов судебных психолого-психиатрических экспертиз, выделение общих для правонарушителей подросткового возраста нравственно-этических статусов и мотивов совершения ими преступлений.

2. Теоретико-обобщающий этап: разработка типов мотивов совершения преступлений и нравственно-этической идентичности подростков правонарушителей, а также типов их сочетаемости; разработка методики, позволяющей выявить у подростка правонарушителя тип нравственно-правовой и мотивационной ориентации при совершении преступления, — полустандартизированного интервью с проблемными ситуациями.

3. Экспериментально-теоретический этап: проведение полустандартизированного интервью с детьми, совершившими правонарушение; верификация и формулирование типологии нравственно-правовой и мотивационной ориентации подростков при совершении противоправных деяний.

Результатом первого и второго этапов исследования стала разработка типологии нравственно-этической идентификации правонарушителей подросткового возраста и их мотивов при совершении кражи.

Можно выделить следующие типы мотивов совершения правонарушений:

1. Экспериментально-познавательный (широкий социальный мотив): противоправное действие обусловлено попыткой ориентации ребенка в нравственно-этических ценностях, освоения правовой действительности («что будет, если я ...»); объект преступления не обладает существенной ценностью для ребенка.

2. Коммуникативно-эмоциональный (узко-социальный мотив или мотив социального сотрудничества): противоправное действие совершается для удовлетворения потребности в социальной вовлеченности, т. е. является способом обратить на себя внимания, достичь необходимого социального статуса («авторитета»), оказаться принятым в значимое референтное сообщество («проверка-посвящение»). Данный тип мотива при совершении преступления может иметь как внутреннюю, так и внешнюю природу (например, представители референтной группы указывают на необходимость совершения деяния, иначе ребенок не будет «принят» в группу или не сможет стать лидером группы); ценностью является не объект преступления, а сам факт участия в преступлении.

3. Утилитарно-потребительский (узко-индивидуальный мотив): противоправное действие совершается для удовлетворения конкретной материальной потребности (в пище, в деньгах, в средствах развлечения и проч.); объект преступления имеет личную ценность.

Выявление нравственно-этической идентичности связано с установлением положительных и отрицательных характеристик, т. е. полярных статусов. Нравственно-этический статус представляет собой совокупное понятие, включающее в себя следующие составляющие: тип эго-идентичности, уровень принятия социальных ценностей и норм, уровень понимания последствий при нарушении норм. Перечислим далее типы нравственно-этической идентичности:

1. Диффузная эго-идентичность. Система ценностей, убеждений и обязательств не сформирована, подросток не испытывает потребности в исследовании альтернатив, отсутствует идентификация с носителями общественных ценностей, норм и правил. Уровень принятия нравственно-этических норм синкретный (представления о нравственно-этических понятиях диффузны, случайны, оформляются по наглядно-бытовому или смежному принципам с опорой на то, что слышал или видел), понимание данных норм комплексно (представления о нравственно-этических понятиях основываются на совокупности знаний, характеризуются разнообразностью, но не целостностью связей, неустойчивы и не воспринимаются ребенком как существенные, образуются с опорой на обобщение знаний и эмпирического опыта). Знание о последствиях отсутствует (у ребенка нет представлений о том, что за совершенное может быть какое-либо наказание) или поверхностно-ближайшее (представляет, что за совершенное может быть наказан значимыми лицами, например родителями, но не понимает личный и юридический смысл). Диффузный нравственно-этический статус характерен для младших подростков или для детей более старшего возраста, но имеющих признаки отставания в психическом развитии (умственная отсталость, психический инфантилизм). Диффузная отрицательная эго-идентичность ( — 1) характерна для детей, воспитывающихся в социально-неблагополучной среде, транслирующей асоциальные ценности (родители с алкогольной или наркотической зависимостью, криминально-ориентированное окружение, проживание в условиях детского дома). Диффузная положительная ( + 1) — характерна для детей, воспитывающихся в социально-благо-

получной среде, чье окружение в основном позиционирует социально приемлемые нравственно-этические ценности.

2. Принятая эго-идентичность. Ребенок имеет определенную и устойчивую систему ценностей, убеждений и обязательств, сформированных путем идентификации с родителями или другими значимыми лицами. Уровень принятия нравственно-этических норм, жизненных установок в пределах понимания или интериоризации: представления о нравственно-этических понятиях основываются на совокупности знаний, характеризуются целостностью, обладают общими основаниями (мораль, нравственность, права, ответственность), формируются с опорой на уровень идентификации с носителем социальных ценностей. В то же время личные оценки зависят от эмоциональной сферы и типа социального окружения, уровень понимания последствий поверхностно-ближайший или достаточный (понимает общественное и личное значение совершаемого, предполагает возможные наказания, в том числе и юридически релевантные, однако оценивает в пределах ближайшего времени). Принятая отрицательная эго-идентичность (—2) характерна для подростков, усвоивших нормы и модели поведения асоциально-ориентированных значимых лиц из их окружения (родных, старшие детей, лидеров группы и проч.). Принятая положительная (+2) — характерна для подростков, идентифицирующих себя со значимыми лицами своего окружения, являющимися носителями социально-приемлемых нравственно-этических ценностей.

3. Кризисная, или мораторная, эго-идентичность. Она выявляется на этапе активного кризиса идентичности, характеризуется отсутствием определенной и устойчивой системы ценностей, убеждений и обязательств. Можно констатировать факт интериоризации социальных норм (сформированы псевдопонятия), а также факт достаточного понимания последствий. Подросток отличается внутренней неуверенностью, неопределенностью в поддерживании той или иной социально-личностной позиции, социальной роли, разочарованностью в окружении. Это состояние выражается в отчуждении ранее принятой идентичности, негативизме в оценках, готовности ассимилировать иные ценности (альтернативные) и транслировать их в поведении. Кризисный тип нравственно-этической идентичности является обязательным этапом в развитии целостной эго-идентичности и сочетается с периодом подросткового кризиса. Кризисная отрицательная

эго-идентичность (—3) характерна для подростков, ранее идентифицировавших себя с асоциально-ориентированными значимыми лицами, но с учетом примеров и оценки возможных последствий криминальных деяний испытывающих неудовлетворенность данным положением и заявляющих о желании изменить свой нравственно-этический статус. Кризисная положительная (+3) — характерна для подростков, ранее идентифицировавших себя с лицами, являющимися носителями социально-приемлемых нравственно-этических ценностей, но испытывающих неуверенность в непререкаемости данных ценностей (из сомнений в том, подходит ли это именно им) и заявляющих о том, что иные нравственно-этические ценности могут предоставить другие, более существенные возможности (социальный успех, материальные ценности).

4. Полная, или достигнутая, эго-идентичность. В этом случае речь идет о состоянии завершенности идентификации путем самостоятельной активности и выбора на этапе кризиса. Ребенок становится носителем устойчивой системы личностно значимых ценностей, убеждений и обязательств. Понимание социальных ценностей и норм находится на уровне принятия. Представления о нравственноэтических понятиях логичны, последовательны, дифференцированы, обладают признаками устойчивости, абстрактности, существенности, характеризуются осознанностью, не зависят от эмоциональной сферы и типа социального окружения. Понимание последствий достаточное и генерализованное: ребенок оценивает последствия совершенного в категориях ответственности и наказания в пределах личных перспектив на будущее, в том числе и далекое. Полная отрицательная эгоидентичность (—4) состоит в том, что подросток приобрел идентичность носителя асоциальных ценностей. Он разделяет и транслирует в своем поведении конкретную систему личностно значимых криминальных ценностей, устойчив в своих убеждениях, принимает на себя соответствующие обязательства, знает возможные последствия преступной деятельности, в жизненных перспективах не отрицает ситуации наказания (наказания в местах лишения свободы), в некоторой степени желает этого, видя в данной ситуации возможность «приобщения к асоциальной культуре». Полная положительная (+4) — подросток принял на себя идентичность носителя социально приемлемых нравственно-этических ценностей, имеет устойчивую систему личностно значимых ценностей, убеждений и обязательств, облада-

ет способностью к прогнозированию своего поведения, в том числе и в контексте жизненных перспектив.

Результаты экспериментально-теоретического этапа нашего исследования, состоящего в наблюдении над 40 испытуемыми, отражены в таблице (табл. 1), в которой указано, сколько человек из этой группы подростков обладают тем или иным нравственно-этическим статусом и придерживаются тех или иных мотивов при совершении преступлений.

Таблица 1

виды корреляций между типом идентичности и видом мотива совершения противоправных действий (с указанием количества испытуемых)

Тип мотива Тип"\. нравст- венно-этичес-х'\ кой идентичности Эксперимен- тально-познава- тельный Коммуника- тивно-эмоцио- нальный Утилитарно- потреби- тельский

-4 Полная отрицательная 0 чел. 2 чел. (5 %) 5 чел. (12,5 %)

-3 Кризисная отрицательная 0 чел. 4 чел. (10 %) 2 чел. (5 %)

-2 Принятая отрицательная 4 чел. (10 %) 2 чел. (5 %) 1 чел. (2,5 %)

-1 Диффузная трицательная 0 чел. 2 чел. (5 %) 2 чел. (5 %)

+ 1 Диффузная положительная 0 чел. 0 чел. 1 чел. (2,5 %)

+2 Принятая положительная 3 чел. (7,5 %) 2 чел. (5 %) 0 чел.

+3 Кризисная положительная 2 чел. (5 %) 4 чел. (10 %) 1 чел. (2,5 %)

+4 Полная положительная 0 чел. 2 чел. (5 %) 1 чел. (2,5 %)

Таким образом, разработанная типология представляет собой систему, организованную с учетом двух оснований классификации полученных результатов: типа нравственно-этической идентичности и вида мотива преступных деяний.

От типа эго- идентичности зависит склонность к совершению противоправных деяний. Наиболее часто правонарушения в исследуемой группе совершают подростки с полной отрицательной, принятой отрицательной и кризисной положительной нравственно-этической идентичностью (17,5 % в каждой группе от общего числа). Криминальные действия часты и для подростков с кризисной отрицательной, принятой положительной и диффузной отрицательной нравственноэтической идентичностью. Наиболее редко совершают преступные действия подростки с диффузной положительной нравственно-этической идентичностью.

Среди мотивов совершения правонарушений превалируют коммуникативно-эмоциональные, что соответствует особенностям подросткового периода развития ребенка (ведущий тип деятельности данного периода интимно-личностный), также популярны утилитарнопотребительские мотивы, особенно в группе с отрицательными значениями нравственно-этической идентичности.

Среди подростков, совершивших кражи, распространены следующие сочетания: утилитарно-потребительский мотив коррелирует с полной отрицательной нравственно-этической идентичностью, коммуникативно-эмоциональный — с кризисной отрицательной и кризисно положительной идентичностью; экспериментально-познавательный мотив — с принятой отрицательной и принятой положительной идентичностью.

Таким образом, нами была разработана типология личностных ориентаций подростков, совершающих правонарушения, которая учитывает разные сочетания нравственноэтической идентичности и типа мотива. Удалось выявить наиболее распространенные мотивы (коммуникативно-эмоциональный) и наиболее «проблемные» типы нравственно-этической идентичности (кризисная положительная и отрицательная, а также полная отрицательная).

Типология личностных ориентаций позволяет точно подбирать виды и инструменты профилактических мероприятий поотно-шению к подросткам-правонарушителям. Она может быть использована специалистами судебных психолого-психиатрических экспертиз, Комиссии по делам несовершеннолетних, специальных социальных и исправительных учреждений и подобных структур для определения

причин совершения криминальных действий подростками и планирования социально-коррекционных мероприятий.

На следующем этапе исследования предполагается планирование и апробация психологически обоснованной стратегии коррекционной работы с подростками-правонарушителями. Думается, должен быть сделан акцент на сопровождении процесса развития у детей осознанного экономического и нравственно-этического самоопределения.

Литература

1. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания / Б. Г. Ананьев. Санкт-Петербург: ИГУП, 1999. 463 с.

2. Анцыферова Л. И. Связь морального сознания с нравственным поведением человека / Л. И. Анциферова // Психологический журнал. Т. 20. № 3. 1999. С. 25-31.

3. Божович Л. И. Проблемы формирования личности / Л. И. Божович. Москва: Институт практической психологии; Воронеж: МОДЭК, 1997. 352 с.

4. Бочкарева Г. Г. Психологическая характеристика мотивационной сферы подростков-правонарушителей / Г. Г. Бочкарева // Изучение мотивации поведения детей и подростков / под ред. Л. И. Божович, Л. В. Благонадежной. Москва: Педагогика, 1972. 351 с.

5. Колюцкий В. Н. Возрастная психология. Развитие человека от рождения до поздней зрелости: учебное пособие для студентов высших специальных учебных заведений / В. Н. Колюцкий, И. Н. Кулагина. Москва: Сфера, 2001. 348 с.

6. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А. Е. Личко. 2-е изд., доп. и перераб. Ленинград: Медицина, 1983. 256 с.

7. Чудновский В. Э. Нравственная устойчивость личности / В. Э. Чуд-новский. Москва: Педагогика, 1981. 208 с.

8. Якобсон С. Г. Психологические проблемы этического развития детей / С. Г. Якобсон. Москва: Педагогика, 1984. 144 с.

© Заграй Л. Р., 2012

Motivation of Juvenile Offenders

L. Zagray

The article reviews the problem underlying the absence of a system to socially and psychologically rehabilitate juvenile offenders prone to recidivism. The author puts forward an integrated typology of moral and ethical statuses along with motivational orientations, cha-racteristic of adolescents in question. The results of the research are of interest to specialists seeking to create a set of diagnostic techniques, enabling them to reveal juvenile offenders' personality characteristics and provide them with targeted assistance in rehabilitation and recidivism prevention.

Key words: moral and ethical identity, motive, motivation, value orientations, adoles-cents, criminal acts, prevention.

Заграй Л. P., аспирант Сургутского государственного университета, медицин-ский психолог бюджетного учреждения ХМАО-Югры «Сургутский клинический пси-хоневрологический

Zagray, L., post-graduate student, Surgut State University, medical psychologist, KhMAD-Yugra Surgut Psychoneurological Clinic, likarimova@ yandex.ru