проблемы практической психологии

И.В. Запесоцкая

Метапсихологический уровень реализации состояния зависимости

в статье рассматривается влияние зависимого члена семьи на состояние его близких родственников. доказано, что состояние зависимости не только изменяет самого «носителя», но и подстраивает под себя ближайшее социальное окружение.

Ключевые слова: состояние зависимости, критерии состояния зависимости, созависимость.

Рассматривая в качестве базисного уровня феномена зависимости категорию отношений, направленность которых реализуется в субъект-субъ-

ектной или субъект-объектной экзистенциальной позиции, считаем необходимым представить и метапсихологический уровень проявления этого состояния. Метапсихологический уровень раскрывается как во взаимосвязях с базисным уровнем, так и во внешних, социальных взаимодействиях. Таким образом, если состояние зависимости на базисном уровне может рассматривается как психическое явление, проявляемое в индивидуальных границах, метапсихологический уровень исследования предполагает выход за их пределы с установлением более широких, субъектных, межиндивидуальных взаимосвязей.

Е.А. Хорошилова в исследовании феноменологического поля «значимого другого» в качестве базовых рассматривает категории «отношение» и «характерообразование» [8]. Жизненно важные отношения человека, становясь чертами его характера, складываются в систему отношений личности, что обусловливает диалогичность внутреннего мира человека: «каждое переживание, каждая мысль... сопровождается вечной оглядкой на другого человека» [2, с. 38], сама же личность представляет собой «пункт пересечения нескольких, многих, множества отношений “мы” и “они”» [7, с. 184].

Среди работ отечественных психологов особого внимания заслуживает трехфакторная модель значимого другого А.В. Петровского. Рассматривая место категории личности в триаде «индивид-субъект-личность», ученый обозначает личность как проявление субъектности индивида, выделяя помимо интраиндивидного и интериндивидного метаиндивид-ный уровень реализации личности [6, с. 168].

Личность, выступая идеальной представленностью индивида в других людях, как его «инобытие» в них (и, между прочим, и себе как «другом»), как его персонализация, осуществляет смысловые преобразования интеллектуальной и аффективно-потребностной сферы личности. персонализация представляет собой активный процесс продолжение себя в другом.

К.А. Абульханова-Славская рассматривает личность как специфический синтез индивидуальных качеств человека и субъектно-интенцио-нальных свойств социального окружения, реализующий активность, которая выступает определяющей характеристикой личности, в мета-индивидуальном смысле проявляющейся в реальных вкладах в других людей. С другой стороны, личность может быть исследована также и со стороны бытия данного индивида в других индивидах и для других индивидов, что согласуется с рубинштейновским толкованием категории «деяния»: деяние обнаруживается и проявляется в творческой самодеятельности, этическое Деяние человека предполагает другого человека как другой этический субъект [1].

Педагогика и психология

проблемы практической психологии

Обозначенная Петровским потребность в персонализации (потребность «быть личностью») обеспечивает активность включения индивида в систему социальных связей, в практику и вместе с тем оказывается детерминированной этими социальными связями [6]. Результатом персонализации личности является отраженная субъектность, репрезентация значимого другого.

Зависимость - это ценностная связь между субъектом и объектом. Связь состоит в определенном сверхзначимом отношении субъекта к объекту и проявляется в болезненном характере их взаимодействия. Зависимость как психологическое состояние отвечает следующим критериям: эффективность, управляемость, активность, автономность, наблюдаемость [4].

Метаиндивидный уровень функционирования личности зависимого заключается в модификации внутренних (психических) - регуляторной, мотивационной, ценностно-смысловой - сфер, и внешних (поведенческих) проявлений его близких, обусловленных присутствием зависимого индивида, либо актуализацией его образа в их сознании1. Обращаясь к субъект-объектной природе зависимости, можно предположить, что указанный феномен ведет к деформации субъект-субъектного отношения близких зависимому людей. Будучи репрезентированными как субъектные, на деле они приобретают объектный характер, принимая объектом отношений объект зависимости, состояние зависимости и т.д. (рис. 1).

сосчо*«®СОЗАВИСИМОСТИ

с0ст:оЯНИЕ зависимо^

Рис. 1. Модель специфической направленности отношений в состоянии созависимости.

1 Метаиндивидные проявления - проявления, существующие не просто за границами самого индивидуального субъекта, а именно «за пределами его актуальных связей с другими индивидами, за пределами его совместной деятельности с ними» [5, с. 44].

Еще около 50 лет назад в научной литературе были описаны реакции семьи на алкоголизм - это серия адаптационных стадий, соответствующих прогрессированию заболевания. Появился термин «ко-алкоголизм», которым обозначали состояние родственников. позднее это явление стали называть созависимостью [3, с. 112].

Созависимость - это болезненное состояние в настоящий момент времени, которое в значительной мере является результатом адаптации к семейной проблеме. Вначале это средство защиты или способ выживания данного человека в неблагоприятных для него семейных обстоятельствах, своеобразная закрепившаяся реакция на стресс наркомании или алкоголизма близкого человека, которая со временем становится образом жизни.

Для эмпирического исследования особенностей состояния созависи-мости как метаиндивидного уровня реализации состояния зависимости был использован следующий методический инструментарий: определение эффективности - Томский опросник ригидности, «Шкала диссоциации»; управляемости - Тест-опросник уровня субъективного контроля (УСК) Дж. Роттера (Адаптация Е.Ф. Бажина, С.А. Голынкиной, А.М. Эткинда), «Стиль саморегуляции поведения» (ССПМ) (Моросано-вой В.И.), методика репертуарных решеток Келли; активности - опросник направленности личности Баса; автономности - методика диагностики типа эмоциональной реакции на воздействие стимулов окружающей среды В.В.Бойко, 16-факторный тест Кеттела (фактор Q2: «конформизм-нонконформизм»); наблюдаемости - ассоциативный эксперимент.

Исследование проводилось на базе областного наркологического диспансера г. Курска, отделения наркологии Курской областной психиатрической больницы, Московского научно-практического центра наркологии Департамента здравоохранения.

В исследовании приняли участие 438 человек. Экспериментальные группы формировались по принципу: группа испытуемых по виду зависимости и группа испытуемых - их близкие. Группа испытуемых с алкогольной зависимостью (52 чел.) и их жены (52 чел.); группа испытуемых с наркотической зависимостью (59 чел.) и их матери (59 чел.); группа испытуемых с игровой зависимостью (47 чел.) и матери (47 чел.); контрольные группы испытуемых: без состояния зависимости (61 чел.) и их близкие (жены и матери, 61 чел.).

Способ контроля зависимой переменной - элиминация. В исследовании приняли участие испытуемые следующих возрастных групп: 19-35 лет (все зависимые, их жены); 44-52 года (матери зависимых); пол всех зависимых испытуемых - мужской, их родственников - женский, все

Педагогика и психология

проблемы практической психологии

зависимые испытуемые имеют стаж зависимости не менее 1 года, первая манифестация - после 16 лет.

В исследовании применялись следующие группы методов: организационные, эмпирические, статистические методы обработки данных, их количественный и качественный анализ. Меры связи определялись с использованием корреляционного анализа. Сравнительный анализ различий был проведен с помощью коэффициента достоверности Kruskal-Wallis ANOVA by Ranks и Mann-Whitney U Test. Статистичекая обработка данных проводилась с использованием программы Statistica 6.0.

Сравнивая показатели эффективности у близких (жен, матерей) в зависимых группах отметим, что в целом уровень ригидности ниже, чем в группах зависимых, однако значимых различий между группами зависимых и их близких по критерию «эффективность» выявить не удалось. Жены и матери зависимых также высоко ригидны, можно отметить наибольшую выраженность сензитивной ригидности (Хср. алк. = 51,6, Хср. нарк.= = 49,3, Хср. игр. = 48,7, Хср. здор. = 25,2). Уровень диссоциации в указанных группах также высокий. Следует заметить влияние возрастного фактора -в группе матерей (44-52 года) средние значения показателя диссоциации выше, чем в группе жен, на уровне тенденции. Выявлены значимые различия между группой близких (жены, матери) испытуемых с отсутствием зависимости и группами близких испытуемых в состоянии зависимости (при p < 0,05).

Критерий управляемости представляет собой степень быстроты и легкости, с которой система приводится в состояния, задаваемые метасистемой. Управляемость связана с личностной регуляцией: самоуправлением, самоорганизацией, саморегуляцией (Осницкий А.К., Чуйкова Т.С., Конопкин О.А., Моросанова В.И., Бажин Е.Ф., Г олынкина Е.А., Эткинд А.М., Клочко В.Е.).

В исследовании близких родственников зависимых по критерию «управляемость» отмечаются низкие показатели по шкалам саморегуляции, за исключением шкал «программирование» и «оценка результатов», что в сочетании в высокой ригидностью свидетельствует о наличии развернутой системы планирования и оценки своих действий, сильному стремлению к установлению контроля над ситуацией, но вся система малоадаптивна и не изменяется вслед за сложившейся ситуацией.

Выражен экстернальный локус самоконтроля. Значимых различий по показателям зависимых испытуемых и их близких (жен, матерей) выявлено не было. Обнаружены значимые различия между показателями управляемости близких зависимых и близких без состояния зависимости по шкалам «планирование», «программирование», «оценивание

результатов», «гибкость», «общий уровень саморегуляции», «общая интернальность», «интернальность в области неудач», «интернальность в сфере семейных отношений», «интернальность в сфере здоровья и болезни».

В исследовании методом репертуарных решеток была осуществлена модификация стимульного материала. Испытуемым предлагалось три вида стимулов: близкие родственники (мать, жена, сестра, брат, дочь, сын и т.д.), люди, олицетворяющие определенные социальные роли (человек, женщина, мужчина, начальник, учитель и т.д.), предметы, связанные с состоянием зависимости (бутылка, наркотик и т.д.). Ответы испытуемых оценивались по основанию сложности-простоты когнитивных конструктов. Для близких родственников испытуемых с состоянием зависимости характерны простые когнитивные конструкты, однако их количество значимо возрастает в пространстве, связанном с объектом зависимости или с самим зависимым.

Критерий активности представляет собой меру использования системой внутренних энергетических ресурсов для организации функций, заданных метасистемой. Активность связана с «напряженностью» -доминированием отдельных компонентов целостного состояния и влияния этих доминирующих составляющих на ее эффективность и функции состояния в метасистеме. Для состоянии зависимости характерна объектно-ориентированная активность, навязчивые идеи (обсессии), ограниченные ресурсы, чувствительность к любой внутренней и внешней стимуляции.

Исследование направленности активности в группах зависимых и их близких показало выраженную направленность на себя, что подразумевает ориентацию на прямое вознаграждение и удовлетворение безотносительно других, агрессивность в достижении статуса, властность, склонность к соперничеству, раздражительность, тревожность, интровер-тированность.

Сравнительный анализ статистически значимых различий между группами зависимых, а также между группами зависимых и их близких не выявил. обнаружены достоверные различия в направленности активности между группой без состояния зависимости и остальными экспериментальными группами, а также между группой родственников без состояния зависимости и родственников зависимых.

Автономность как критерий состояния понимается как мера независимости системы от метасистемы. Принцип личностной регуляции реализуется через функциональные структуры состояний в форме самоорганизации, самоуправления, саморегуляции изменения качества, знака

Педагогика и психология

проблемы практической психологии

состояний. проявляет себя в дифференцировании психического состояния от других составляющих метасистемы и ее в целом, а также в определенном положении между процессами и свойствами. В состоянии зависимости автономность реализуется в ценностно-смысловой деформация. В регуляции преобладает физиологический, психо-физиологический уровни.

понятие «автономность» в психологии часто используется как характеристика развивающейся, самоактуализирующейся, зрелой личности и понимается как синонимы самостоятельности, способности ориентироваться на собственные цели и потребности и т.п. Состояние зависимости, деформируя сферу отношений человека, трансформирует и функциональную нагрузку личностных границ, обеспечивающих автономность. Для состояния зависимости синонимом автономности было бы правильнее обозначить «личностный аутизм» как феномен, обозначающий не просто жесткую и малопроницаемую границу между Я и внешним миром, но и предполагающий смещение содержательного модуса отношений к объектному полюсу.

Корреляционный анализ типов эмоционального реагирования в группах зависимых и их близких выявил значимые положительные связи, сходные во всех трех группах зависимых: эйфорические и рефрактерные эмоциональные реакции зависимых значимо связаны с отрицательными и дисфорическими реакциями их близких.

По фактору «Конформность-самодостаточность» были получены следующие результаты: для испытуемых из групп родственников зависимых характерен конформизм, или зависимость от группы, как ее трактует Кет-тел [см. 9]. Испытуемые без состояния зависимости и их родственники характеризуются средним уровнем выраженности конформизма-нонконформизма, значимых различий выявлено не было.

Наблюдаемость как критерий психического состояния представляет собой меру доступности информации о системе для метасистемы. Наблюдаемость представлена в методах диагностики состояний, особенности методических приемов, связанных со спецификой явления. Для состояния зависимости наблюдаемость проявляется в поведенческих и фенотипических реакциях.

В ассоциативном эксперименте испытуемым были представлены сти-мульные ряды слов, включающие слова с нейтральными для испытуемых значениями (книга, автомобиль, праздник, дорога, птица и т.д.), а также слова, имеющие отношение к состоянию зависимости, к объекту зависимости (хмель, опьянение, бутылка и т.д.). Другим основанием для составления стимульного материала было направленность отношения

к людям вообще (человек, женщина, мужчина, начальник и т.п.), близким людям (жена, сестра, мать, дочь, муж, сын и т.п.), предметам (стол, диван, шляпа, чемодан и т.д.). В результате исследования ассоциативных реакций зависимых можно сделать вывод об однозначно выраженных реакциях на слова-стимулы, связанные с зависимостью вообще и с конкретными видами зависимости, на стимулы, относящиеся к зависимому члену семьи.

Таким образом, в результате проведенного исследования можно сделать ряд выводов, характеризующих особенности реализации состояния зависимости в семьях зависимых. особенности состояния родственников испытуемых с состоянием зависимости представляют собой специфический симптомокомплекс, системообразующим компонентом которого является отношение к самому зависимому и объекту зависимости, безотносительно типа зависимости. Состояние близких родственников зависимых характеризуется снижением эффективности психического реагирования и взаимодействия с окружающей средой, у них также повышается ригидность и диссоциативность. Их когнитивные конструкты относительно зависимых близких просты и несистемны, относительно других родственников - также просты, но наблюдается более широкая систематизация. Управляемость данной группы испытуемых характеризуется высоким уровнем программирования и оценивания результатов, что в совокупности с высокой ригидностью формирует жестко фиксированные когнитивные установки, способы эмоционального реагирования, программы поведения, которые матери или жены зависимых вынуждены реализовывать. Активность данной категории испытуемых имеет более широкий спектр направленности, но в целом он также носит опосредующий характер: активность близких родственников зависимого направлена либо на него самого, либо на объект зависимости, либо на себя в контексте переживания данной ситуации (по результатам ассоциативного эксперимента). Автономность близких родственников зависимого и самих зависимых конструктивно схожа: все они демонстрируют жесткие внутренние границы, содержательно - закрываются от внешнего мира, однако у близких зависимых можно наблюдать выраженную конформность, ядром которой является ориентация на самого зависимого. Таким образом, можно утверждать, что состояние, которое переживают близкие родственники зависимых, отвечает критериям состояния зависимости и значимо отличается от состояния близких родственников испытуемых без состояния зависимости.

Педагогика и психология

проблемы практической психологии

Библиографический список

1. Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В. Основные этапы развития концепции С.Л. Рубинштейна // Рубинштейн С.Л. Избр. философско-психологические тр. М., 1997.

2. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979.

3. Москаленко В.Д. Созависимость при алкоголизме и наркомании: Пособие для врачей, психологов и родственников больных. М., 2002.

4. Никишина В.Б., Запесоцкая И.В. Состояние зависимости: метапсихологиче-ский анализ. Курск, 2012.

5. Петровский В.А. К пониманию личности в психологии // Вопросы психологии. 1981. № 2. С. 40-46.

6. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. М., 1998.

7. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1979.

8. Хорошилова Е.А. Феномен субъективной значимости другого человека: Дис. ... канд. психол. наук. М., 1984.

9. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). СПб., 1997.

10. Schaef A W. Co-dependence: misunderstood-mistreated. San Francisco, 1986.