КЛИНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА

УДК 159.96+572.512+616.5:616.895.8

А. А. Зайченко, Е. А. Лебедева

КОНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ МУЖЧИН С ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ*

Аннотация. Изучение связей личностных особенностей с показателями частных соматической и дерматоглифической конституций позволило выявить биометрические маркеры риска развития параноидной шизофрении, что делает возможным биометрическое выделение групп риска и осуществление мониторинга с фокусированием донозологических диагностических и реабилитационных программ.

Ключевые слова: параноидная шизофрения, конституциональная психология, биометрия, дерматоглифика, антропометрия

Abstract. Studying correlations of personality features with markers of der-matoglyphic and body constitution helped to identify the predictors of risks for developing paranoid schizophrenia. This makes it possible the identification of at-risk groups with their monitoring and focusing on preventive programs.

Keywords: paranoid schizophrenia, constitutional psychology, biometrics, der-matoglyphics, anthropometrics.

Введение

Рост частоты психических и поведенческих расстройств и существующий интерес к использованию биометрии в паспортном контроле в сочетании с высоким спросом на биометрические решения не только проблем идентификации, но и выявления особенностей психофизиологического статуса личности, обусловливают актуальность изучения связей показателей частных конституций - психодинамической (темперамент, личность), соматической (телосложение) и дерматоглифической (пальцевые узоры). Это может помочь в разрешении проблемы степени генетической детерминации психических и поведенческих расстройств, найти применение в их донозологической экспресс-диагностике и способствовать разработке основ деятельности органов здравоохранения и образовательных учреждений по обеспечению психического здоровья. В связи с этим представляется, что в качестве биометрических маркеров предрасположенности к возникновению шизофрении и, следовательно, выделения соответствующих групп риска среди населения могут выступать антропометрические параметры и признаки пальцевой дермато-

Работа выполнена в рамках проекта № 2.2.3.3/2960 «Научно-методическое обеспечение мониторинга психического здоровья обучающихся на основе биометрических показателей конституциональных рисков развития психических и поведенческих расстройств» аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 годы)» Федерального агентства по образованию министерства образования и науки Российской Федерации.

глифики. При этом, если особенности телосложения лиц с шизотипическими расстройствами и шизофренией изучены довольно полно (Ernst Kretschmer [1], William Herbert Sheldon), то дерматоглифические дисплазии, являющиеся индикаторами нарушений во втором триместре пренатального развития, считающиеся критическими в отношении этиологии шизофрении и шизотипиче-ских расстройств, изучены недостаточно, а сведения о них носят противоречивый характер. Кроме того, не производились комплексные «сомато-дерматоглифические» исследования лиц с шизофренией. Изучение особенностей дерматоглифики как возможных маркеров предрасположенности к возникновению шизофрении и шизотипических расстройств началось в середине XX в., когда было доказано, что дерматоглифические дисплазии являются индикаторами грубых нарушений во втором триместре пренатального развития, считающегося критическим в отношении этиологии расстройств шизофренического круга.

С середины 80-х гг. XX в. началось исследование флуктуирующей асимметрии дерматоглифических признаков при шизофрении. Было показано, что уровень флуктуирующей асимметрии выше как в группе больных шизофренией, так и у лиц с ранней манифестацией расстройства или выраженной симптоматикой. В большинстве современных работ по дерматоглифике при шизофрении отмечается отсутствие достоверных различий пальцевых узоров и гребневого счета в группах больных шизофренией и группах сравнения. Существуют сведения о том, что пациенты с шизофренией имеют более высокий уровень агрессивного поведения по сравнению с населением в целом. Неадекватная агрессия и проявления злобы у больных шизофренией могут составить основную проблему их отношений с близкими, лечащими врачами и обществом в целом. Жалоба врачам со стороны родственников на агрессивное поведение больных является одной из самых распространенных. В настоящее время ведутся многочисленные исследования генетического полиморфизма и психофармакологических препаратов с целью снижения агрессивности больных шизофренией. В качестве биометрического маркера агрессивности особое внимание уделяется отношению длины второго и четвертого пальцев (2D:4D) правой руки, которое отрицательно коррелирует с уровнем тестостерона, считаясь при этом надежным соматическим маркером пренатального уровня тестостерона и многих поведенческих тенденций, сопряженных с агрессивностью.

Цель работы: выявление личностных, соматических и дерматоглифи-ческих особенностей мужчин, больных параноидной шизофренией.

1 Исследуемые группы и методы исследования

Исследуемая группа: 25 мужчин 38,2 ± 2,2 лет с диагнозом «параноидная шизофрения» (МКБ-10 - F20.0), которые проходили лечение в стационаре Саратовской областной психиатрической больницы Св. Софии. Группа сравнения: 27 мужчин 36,5 ± 2,7 лет, не состоящие на учете у психиатра и нарколога. Группы не имеют статистически значимых различий по возрасту (р = 0,491). Критерием включения в исследуемую группу является диагностированная параноидная шизофрения с документальным подтверждением в истории болезни. Критерий включения в группу сравнения - несоответствие рубрике F20.0 по МКБ-10 и отсутствие текущего наблюдения у психиатра.

Методы исследования:

1) психодиагностические методики Big5 и «Hand-test»;

2) антропометрия (длина тела, масса тела, окружности грудной клетки, талии и бедер), расчет площади поверхности тела по B. Isaksson, индексов:

а) массы тела;

б) плотности и массивности тела;

в) Ливи-Бругша (отношение окружности груди к длине тела, характеризующее пропорции тела по шкале «узкосложенность - широкосложенность»);

г) Пинье (телосложение между полюсами «астеничность - гиперсте-ничность»);

д) талии и бедер (WHR); 2-го и 4-го пальцев (2D:4D); проведение антропометрии проходило в первой половине дня, в светлое время суток, перед исследованием измеряемый проводил в сидячем положении от 10 до 30 мин;

3) дактилоскопия с выделением пяти типов пальцевых узоров - дуга (А), завиток (W), ульнарная петля (LU), радиальная петля (LR), двойная петля (LD) и расчет индексов пальцевых узоров (Данкмейера, Полла, Фуругаты и Гайпеля).

Аппаратура и диагностическая техника: станковый ростомер, медицинские весы, сантиметровая полотняная лента, дактилоскопический сканер «Папилон ДС-22» (разрешение итогового изображения 500 ppi, качество изображения соответствует спецификации ФБР IAFIS Image Quality Specification: CJIS-TD-0110; CJIS-RS-0010 (v7) app. F). Обработку первичных данных проводили с помощью программного обеспечения Statistica 8.0. Для оценки различий использовался непараметрический статистический критерий Манна-Уитни. Для всех параметров определяли минимальное и максимальное значения, среднюю арифметическую (М), среднее квадратическое отклонение (s), ошибку средней арифметической (m). Корреляционные связи определяли по коэффициентам корреляции (r).

Всем пациентам были адекватно разъяснены цели испытания, а также их юридические права при условии добровольного участия в этом исследовании.

2 Результаты исследования

Особенности факторов и тенденций личности мужчин, больных параноидной шизофренией. В группе мужчин, больных параноидной шизофренией, из пяти факторов личности теста Big5 лишь уровни экстраверсии (22,2 ± 1,2) и открытости опыту (36,0 ± 1,3) достоверно ниже (соответственно p = 0,0009 и p = 0,030), чем в группе сравнения. Уровни определяемых по «Hand-test» «психопатологии», «тенденции к уходу от реальности» и «степени личностной дезадаптации» выше в группе исследованных больных, чем в группе сравнения, однако различия не достигают уровня статистической значимости.

Связь факторов личности с возрастом. В группе мужчин с параноидной шизофренией существует положительная достоверная корреляция степени личностной дезадаптации (8,8 ± 1,8) и психопатологии (29,7 ± 5,8) с возрастом (соответственно r = 0,523; p = 0,011; r = 0,498; p = 0,015). В группе сравнения найдена положительная связь возраста с уровнем сознательности (r = 0,573; р = 0,020), и отрицательная - с уровнем экстраверсии (r = -0,500; р = 0,049).

Особенности размеров, пропорций тела, телосложения и «психосоматические» корреляции. Масса тела и все расчетные показатели, включающие этот параметр (индекс массы, площадь поверхности, плотность и массивность тела, а также индекс Пинье), статистически достоверно не различаются в группе больных и группе сравнения.

Из трех тотальных размеров тела в группе мужчин с параноидной шизофренией статистически достоверно меньше окружность груди (95,0 ± 1,2 и 100,2 ± 1,4; p = 0,020) и окружность бедер (86,8 ± 2,3 и 90,6 ± 8,8; p = 0,037). Индекс Ливи-Бругша достоверно меньше в группе больных (53,7 ± 0,7 и 56,5 ± 0,7; p = 0,014) за счет малой окружности груди.

В группе мужчин с параноидной шизофренией выявлены отрицательные корреляции уровня дружелюбия с окружностями грудной клетки (г = -0,458 ± 0,186; р = 0,028) и бедер (г = -0,420 ± 0,190; р = 0,046), а также степени личностной дезадаптации с окружностью грудной клетки (г = -0,441 ± 0,187; р = 0,035). Выявлена положительная связь нейротизма и обхвата бедер (г = 0,489 ± 0,182; р = 0,018). С индексом WHR (отношением обхвата талии к обхвату бедер) положительно коррелируют уровни открытости опыту (г = 0,448 ± 0,186; р = 0,032), тенденции психопатологии (г = 0,454 ± 0,186; р = 0,030) и ухода от реальности (г = 0,491 ± 0,182; р = 0,017). Обнаружены также отрицательные корреляции уровня агрессивности с длиной тела (г = -0,698 ± 0,149; р = 0,00), площадью поверхности тела (г = -0,441 ± 0,187; р = 0,035) и массой тела (г = -0,442 ± 0,187; р = 0,035). Причем наиболее выражена (и достоверна на самом высоком уровне безошибочных суждений) отрицательная корреляция агрессивности с длиной тела.

В группе сравнения существует отрицательная связь длины тела с уровнем сознательности (г = -0,513; р = 0,042), и положительная - с открытостью опыту (г = -0,601; р = 0,014). Выявлена отрицательная корреляция уровня фактора сознательности с 2Б:4Б (г = -0,537; р = 0,032).

Особенности пальцевой дерматоглифики, «сомато-дерматоглифичес-кие» и «психодерматоглифические» корреляции. В группе мужчин с параноидной шизофренией статистически достоверно реже, чем в группе сравнения ^ = 0,005), встречается самый распространенный пальцевой узор «ульнарная петля»: если в группе сравнения в среднем он встречается на семи пальцах, то в группе больных - лишь на пяти. Редкий сложный составной узор «двойная петля» достоверно чаще обнаруживается в группе больных параноидной шизофренией.

Частота остальных традиционно выделяющихся пальцевых узоров в группе больных недостоверно выше, чем в группе сравнения. Самый сложный пальцевой узор «завиток» в группе больных встречается в среднем на трех пальцах, а в группе сравнения - на двух. Редкий узор «радиальная петля» в группе больных встречается вдвое чаще, чем в группе сравнения и представляется, что различия в частоте этого узора не достигают уровня статистической значимости лишь в результате его редкости. Минимальные различия между группами обнаруживаются в частоте самого простого узора «дуга».

Из всех различий индексов узорных типов в обеих группах обнаруживается лишь статистически достоверное ^ = 0,034) преобладание индекса Гайпеля (радиально-ульнарный завитковый индекс, демонстрирующий рас-

пределение узора «завиток» в радиоульнарном направлении) на левой ладони по сравнению с контрольной группой. Обычной «формулой» распределения этого узора по пальцам является 4 > 1 > 2 > 3 > 5 (в группе сравнения -2 > 1 > 4 > 3 > 5, на левой ладони - 2 > 4 > 1 > 3 > 5), тогда как в группе мужчин, больных параноидной шизофренией, распределение узора «завиток» на обеих ладонях носит следующий характер: 2 > 3 = 4 > 1 > 5. При этом в группе больных частота завитка на 3-м пальце левой ладони достоверно превышает его частоту в группе сравнения.

В группе мужчин с параноидной шизофренией найдены отрицательная корреляция открытости опыту, степени личностной дезадаптации, тенденции к уходу от реальности, психопатологии с индексом Фуругаты, а также положительная корреляция индекса 100LD(1-3)/LD(4-5) левой ладони с обхватом талии (r = 0,444; р = 0,034) и индексом Ливи-Бругша (r = 0,469; р = 0,024). В группе сравнения обнаружена лишь достоверная положительная связь фактора «открытость опыту» с индексом Гайпеля левой ладони (r = 0,510 ± 0,172; р = 0,044).

При этом индекс Гайпеля правой ладони, характеризующий большую частоту встречаемости завитка на первых трех пальцах, положительно коррелирует с длиной тела (r = 0,436; р = 0,037), тогда как в группе сравнения существует положительная корреляция индекса Гайпеля левой ладони с массой тела (r = 0,558; р = 0,025) и площадью поверхности тела (r = 0,559; р = 0,024), а также обнаружена положительная связь индекса Фуругаты с окружностью грудной клетки.

Уровень флуктуирующей асимметрии индексов узорных типов выше по шести из восьми индексов в группе мужчин с параноидной шизофренией.

3 Обсуждение полученных результатов

Особенности факторов и тенденций личности мужчин, больных параноидной шизофренией. Найденные различия между группами по личностным факторам (экстраверсия и открытость опыту), при которых наибольшего уровня значимости достигает различие по фактору «экстраверсия», отчасти совпадают с данными R. J. Gurrera, P. G. Nestor, B. F. O'Donnell [2], которые обнаружили у пациентов с шизофренией низкий уровень экстраверсии, высокий уровень нейротизма и низкий уровень дружелюбия. K. M. Camisa, M. A. Bockbrader, A. P. Lysaker et al. [3] отмечают низкие уровни экстраверсии, дружелюбия, открытости опыту и сознательности у больных шизофренией по сравнению с группами со специфическими расстройствами личности, в частности, параноидным (F60.0) и шизоидным (F60.1). Различия уровней, определяемых по «Hand-test», «психопатологии», «тенденции к уходу от реальности» и «степени личностной дезадаптации», не достигают статистической значимости, что связано с очень большой изменчивостью параметров главным образом в группе больных. В группе мужчин с параноидной шизофренией, в частности, очень высокой изменчивостью отличается уровень «психопатологии», однако вариабельность «склонности к открытому агрессивному поведению» столь велика, что в этой выборке не удалось получить статистически достоверные результаты, характеризующие степень выраженности этого параметра. То есть в группе мужчин с параноидной шизофренией «Hand-test» позволяет констатировать лишь тенденции к высокому уровню

психопатологии, уходу от реальности и личностной дезадаптации, что связано с высокой изменчивостью диагностируемых личностных параметров.

Связь факторов личности с возрастом. Положительная корреляция степени личностной дезадаптации и психопатологии с возрастом в группе мужчин с параноидной шизофренией подтверждают прогредиентность расстройства. Положительная связь возраста с уровнем сознательности и отрицательная - с уровнем экстраверсии позволяют предположить, что с возрастом самодисциплина и организованность увеличиваются, а «обращенность личности вовне» и общительность снижаются. Впрочем, эти результаты лишь вписываются в рамки данных многочисленных исследований связи факторов «Big 5» и возраста, начатых создателями этого теста-опросника, в которых на самых разных и очень больших выборках, включая кросс-культурные исследования, описана отрицательная связь возраста с экстраверсией и открытостью опыту, положительная - с сознательностью и дружелюбием [4-7].

Особенности размеров, пропорций тела, телосложения и «психосоматические» корреляции. Достоверно меньшие размеры окружностей груди и бедер мужчин с параноидной шизофренией, а также меньший показатель индекса Ливи-Бругша (отношение окружности груди к длине тела), убедительно свидетельствуют об относительной лептоморфии (лептосомии, узко-сложенности) мужчин этой группы. То есть для мужчин с параноидной шизофренией характерна такая особенность пропорций тела, как «узкосложен-ность», обусловленная малыми величинами окружностей тела (главным образом - окружности груди, в меньшей степени - бедер), совокупность которых в значительной степени является интегральным показателем размеров и формы тела в горизонтальной плоскости. При этом для мужчин с параноидной шизофренией, особенностью которой является максимально выраженная уз-косложенность, характерны склонность к сотрудничеству, кооперации, альтруизм и одновременно нарушение механизмов психического приспособления. Отрицательные корреляции уровня агрессивности с длиной тела, площадью поверхности тела и массой тела позволяют сделать предположение о том, что для мужчин с параноидной шизофренией характерно увеличение уровня агрессивности при тенденции к микросомии. Выраженная отрицательная корреляция агрессивности с длиной тела позволила предложить уравнение прямолинейной регрессии изменений агрессивности (А) в связи с изменениями длины тела (L): А = -0,8787L - 155,77 ± 1,51. Коэффициент прямолинейной регрессии «агрессивности по длине тела» R = -0,8787 ± 0,188, а его доверительный интервал при 95 % уровне безошибочного суждения ± 0,376 (доверительные границы {-0,5/-1,25}). То есть увеличение агрессивности при уменьшении длины тела на 1 см в среднем составляет около одного балла (« 0,9), варьируя от 0,5 до 1,25. Впрочем, ошибка индивидуальных определений агрессивности по длине тела довольно велика (m= ± 7,24), а доверительный интервал (принимая первый порог вероятности безошибочных прогнозов) составляет ± 14,5, что снижает прогностическую значимость полученного уравнения в отношении конкретных лиц. Представляется, что высокая отрицательная корреляция агрессивности и длины тела может отчасти объясняться ранним окостенением эпифизарных хрящей нижних конечностей (и, следовательно, торможением роста) у субъектов с высоким уровнем тестостерона (как «гормонального маркера» агрессивности) в пубертате. Возможны и другие интерпретации обнаруженной корреляции. Так, D. R. Carrier

[8] с позиций эволюционной психологии на примере австралопитеков объясняет связь физической агрессии и коротких нижних конечностей адаптационными преимуществами, которые имеют «коротконогие» (а значит, более устойчивые) субъекты в борьбе.

Отрицательная связь длины тела с уровнем сознательности и положительная связь с открытостью опыту в группе сравнения позволяет предположить, что чем больше длина тела мужчин группы сравнения, тем в меньшей степени развиты у них сознательность, упорство и организованность, и тем в большей - любознательность и открытость опыту. Отрицательная корреляция уровня фактора сознательности с 2D:4D в группе сравнения отчасти подтверждает результаты исследования K. Millet и S. Dewitte [9] о сложных отношениях «просоциальности» и дихотомии «реакции сдерживания или демонстрации агрессии» лиц с различным 2D:4D.

Особенности пальцевой дерматоглифики, «сомато-дерматоглифичес-кие» и «психодерматоглифические» корреляции. Обнаруженные дерматогли-фические особенности согласуются с результатами, полученными S. L. Varma, T. V. R. Chary, S. Sing [10] в исследовании 250 больных шизофренией и 90 участников группы сравнения: петли чаще встречаются в группе сравнения, а завитки - в группе больных. Обнаруженные результаты минимальных различий в частоте встречаемости пальцевого узора «дуга» в двух группах противоречат данным исследования C. S. Mellor [11], в котором у 193 женщин с шизофренией была выявлена большая частота встречаемости пальцевого узора «дуга», по сравнению с 1000 человек здоровой группы.

Однако представляется, что особого внимания заслуживает встречаемость такого редкого сложного составного узора, как «двойная петля» - он является наиболее характерным дерматоглифическим маркером. В группе больных он встречается почти в пять раз чаще, чем в группе сравнения: в контрольной группе он встречается в среднем лишь у одного из десяти мужчин, а в группе больных он присутствует у каждого второго. Если в группе сравнения он встречается вдвое реже самого редкого из «традиционных» узоров - «радиальной петли», то в группе больных эти узоры встречаются одинаково часто. Встречаемость двойной петли на первых трех пальцах тем чаще, чем более выражена широкосложенность (брахиморфия) в группе мужчин с параноидной шизофренией.

У мужчин с параноидной шизофренией на левой ладони, по сравнению с контрольной группой, отмечается увеличение частоты узора «завиток» в радиальном направлении, он чаще встречается на первых трех пальцах и реже на четвертом и пятом, чем в группе сравнения. При этом чем более выражена макросомия мужчин группы сравнения, тем более вероятна встречаемость завитка на первых трех пальцах левой ладони. Характерным дермато-глифическим маркером больных является встречаемость узора «завиток» на третьем пальце левой ладони.

Для мужчин с параноидной шизофренией характерна тенденция к увеличению сложности пальцевых узоров за счет низкой частоты самого распространенного узора «ульнарная петля». Значимость частоты «петель» и «завитков» в сочетании с распределением последних в радио-ульнарном направлении в качестве дерматоглифического маркера параноидной шизофрении у мужчин подтверждается тем, что в этой группе отмечаются отрицательные корреляции приблизительно одного уровня (r ~ -0,4-0,5) особенностей лич-

ности именно с индексами Фуругаты и Гайпеля. Отрицательная корреляция открытости опыту, степени личностной дезадаптации, тенденции к уходу от реальности, психопатологии с индексом Фуругаты свидетельствует о том, что эти личностные особенности в группе больных уменьшаются с увеличением количества завитков. Чем выше вероятность обнаружения завитка на первых трех пальцах левой ладони, тем больше потребность субъекта в новизне и его любознательность.

Высокий уровень флуктуирующей асимметрии индексов узорных типов в группе мужчин с параноидной шизофренией свидетельствует о нарушении стабильности пренатального онтогенеза этой группы лиц.

Заключение

Таким образом, изучение связей личностных особенностей с показателями частных соматической и дерматоглифической конституций позволило выявить восемь маркеров риска развития параноидной шизофрении, шесть из которых являются биометрическими:

1) малая окружность грудной клетки;

2) низкий показатель индекса Ливи-Бругша;

3) малая окружность бедер;

4) наличие пальцевого узора «двойная петля»;

5) низкая встречаемость пальцевого узора «ульнарная петля»;

6) узор «завиток» на третьем пальце левой ладони;

7) низкий уровень экстраверсии (Big5);

8) низкий уровень открытости опыту (Big5).

Использование этих показателей делает возможным выделение групп риска и осуществление мониторинга с фокусированием донозологических диагностических и реабилитационных программ.

Список литературы

1. Kretschmer, E. Korperbau und Charakter: Untersuchungen zum Konstitutions-problem und zur Lehre von den Temperamenten / Ernst Kretschmer. - Berlin ; N.Y. : Springer-Verlag, 1977. - 388 p.

2. Gurrera, R. J. Personality differences in schizophrenia are related to performance on neuropsychological tasks / R. J. Gurrera, P. G Nestor, B. F. O'Donnell // Journal of Nervous & Mental Disease. - 2005. - Т. 193. - № 11. - P. 714-721.

3. Camisa, K. M. Personality traits in schizophrenia and related personality disorders / K. M. Camisa, M. A. Bockbrader, A. P. Lysaker [et al.] // Psychiatry Research. - 2005. -Т. 133. - № 1. - P. 23-33.

4. McCrae, R. R. Age differences in personality across the adult life span: parallels in five cultures / R. R. McCrae, P. T. Costa-Jr., Pedroso de Lima [et al.] // Developmental Psychology. - 1999. - Т. 35. - № 2. - P. 466-477.

5. Roepke, S. Personality profiles among normal aged individuals as measured by the NEO-PI-R / S. Roepke, L. A. McAdams, L. A. Lindamer [et al.] // Aging and Mental Health. - 2001. - Т. 5. - № 2. - P. 159-164.

6. Korner, A. The influence of socio-demographic factors on personality dimensions in the elderly / A. Korner, M. Geyer, T. Gunzelman [et al.] // Z Gerontology Geriatrics. -2003. - Т. 36. - № 2. - P. 130-137.

7. Donnellan, M. B. Age differences in the Big Five across the life span: evidence from two national samples / M. B. Donnellan, R. E. Lucas // Psychology and Aging. -2008. - Т. 23. - № 3. - P. 558-566.

8. Carrier, D. R. The short legs of great apes: evidence for aggressive behavior in australopiths / D. R. Carrier // Evolution. - 2007. - T. 61. - № 3. - P. 596-605.

9. Millet, K. The presence of aggression cues inverts the relation between digit ratio (2D:4D) and pro-social behaviour in a dictator game / K. Millet, S. Dewitte // British Journal of Psychology. - 2009. - № 100. - P. 151-162.

10. Varma, S. L. Dermatoglyphic patterns in schizophrenic patients / S. L. Varma, T. R. Chary, S. Singh, M. Z. Azhar [et al.] // Acta Psychiatr. Scand. - 1995. - № 91. -P. 213-215.

11. Mellor, C. S. Dermatoglyphics in schizophrenia / C. S. Mellor // British Journal of Psychiatry. - 1968. - № 114. - P. 1387-1397.

Зайченко Александр Анатольевич

доктор медицинских наук, профессор, кафедра педагогики и психологии, Саратовский государственный социально-экономический университет

E-mail: zaichenko1958@mail.ru

Zaychenko Alexander Anatolyevich Doctor of medical sciences, professor, sub-department of pedagogy and psychology, Saratov State Socio-Economic University

Лебедева Екатерина Алексеевна лаборант кафедры педагогики и психологии, студентка,

Саратовский государственный социально-экономический университет

Lebedeva Ekaterina Alekseevna

Laboratory assistant, student, sub-department of pedagogy and psychology, Saratov State Socio-Economic University

E-mail: katherina.lebedeva@gmail.com

УДК 159.96+572.512+616.5:616.895.8 Зайченко, А. А.

Конституциональная психология мужчин с параноидной шизофренией / А. А. Зайченко, Е. А. Лебедева // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. - 2009. - № 3 (11). - С. 69-77.