УДК 316.6 КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ОСОБЕННОСТЕЙ ОТНОШЕНИЯ МОЛОДЫХ СПОРТСМЕНОВ К ДОПИНГ-ПРЕПАРАТАМ И ЗАПРЕЩЁННЫМ МЕТОДАМ СТИМУЛЯЦИИ ОРГАНИЗМА

Карина О.В., Киселева М.А., Малюченко Г.Н., Шустова Н.Е.

Цель. Научная деятельность нацелена на обоснование необходимости комплексной оценки отношения молодых спортсменов к допинг-препаратам и запрещённым методам стимуляции организма.

Метод или методология проведения работы. Теоретикометодологическим основанием исследования является междисциплинарный подход; особое внимание уделяется сравнительному, структурнофункциональному и системному анализу.

Результаты. Анализируются социально-психологические факторы некритического восприятия допинг-препаратов молодыми спортсменами. В рамках исследовательской деятельности разработан диагностический опросник ЛОПДС «Личностная оценка проблемы допинга в спорте».

Область применения результатов. Результаты работы адресованы психологам и спортивно-педагогическим работникам, деятельность которых направлена на профилактику применения допинг - препаратов в молодежной среде.

Ключевые слова: допинг-препараты, стимуляция организма, молодые спортсмены, личностная оценка.

COMPREHENSIVE ANALYSIS OF PECULIARITIES OF ATTITUDE OF YOUNG SPORTSMEN TO DOPING PREPARATIONS AND PROHIBITED METHODS OF STIMULATION OF AN ORGANISM

Karina O.V., Kiseleva M.A., Maluchenko G.N., Shustova N.E.

Purpose. Scientific activity is aimed at explanation of need of full analysis of attitude of young sportsmen to doping preparations and prohibited methods of stimulation of an organism.

Methodology. Interdisciplinary approach is theoretic and methodological basis of investigation, special attention is devoted to comparative, structural, functional and system analysis.

Results. Socially-psychological factors of noncritical perception of doping preparations by young sportsmen are analyzed. Diagnostic inquirer PAPDS «Personal appraisement of a problem of doping in sport» is developed in limits of research activity.

Practical implications. Results of work are addressed to psychologists and sportingly pedagogical workers, who realize prophylaxis of use of doping preparations among young people.

Keywords: doping, organism stimulation, sportsmen, inquirer PAPDS.

Использование весьма разнообразных, по химическому составу и возникающим психофизиологическим эффектам допинг-препаратов имеет более древнюю хронологию, чем международное олимпийское движение. Однако, в так называемом «большом спорте» практика применения допинга получила официальный запрет только в 1968 году. Вполне закономерно, что до этого момента она успела приобрести статус укорененной традиции и неофициально поддерживаемой субкультурной ценности. В настоящее время требуется пристально изучать все те социально-психологические условия и

факторы, которые вызывают значительное расхождение между подходами к реализации спортивной карьеры применяемыми современными спортсменами, их тренерами и политикой декларируемой руководством Всемирной антидопинговой организации (далее WADA). Именно этой проблеме уделяется особое внимание в рамках проекта «Допинг как феномен искаженной самодетерминации молодых спортсменов: системный анализ, пути

профилактики», осуществляемого при финансовой поддержке РГНФ (проект №11-06-00685а).

На протяжении последних десятилетий был разработан и реализован целый комплекс законодательных мероприятий, организационных и структурных преобразований, направленных на построение действенной системы контроля использования допинг-препаратов и иных запрещенных методов достижения высоких результатов среди спортсменов.

Вместе с тем, использование допинг препаратов остаётся самой большой проблемой в спорте высоких достижений. Поэтому отечественные эксперты и специалисты вслед за их зарубежными коллегами все чаще указывают на приоритетность образовательно-профилактических программ, направленных, на создание негативной установки к допингу среди молодых спортсменов. И поскольку такого рода программы лишь с недавних лет стали разрабатываться и внедряться в практику спортивных мероприятий, их эффективность не достаточно высока. Стоит особо отметить тот факт, что в Российской Федерации пока не накоплен достаточный опыт проведения масштабных психологических исследований, направленных на системное выявление условий и факторов, вызывающей проблему массового применения допинг-препаратов в спортивной среде. Кроме того, к настоящему времени остаётся весьма скудным набор соответствующих психодиагностических и психокоррекционных инструментов, которые могли бы найти широкое применение среди спортивных психологов и специалистов, разрабатывающих образовательно-профилактические антидопинговые программы. Вероятно, дефицит отечественных научно-

психологических разработок по допинг-проблематике является одной из причин того, что вопреки всем тем пропагандистским акциям и профилактическим мероприятиям которые проводятся представителями WADA и РУСАДА в нашей стране, количество российских спортсменов уличенных в применении допинга существенно не снижается.

Следует особо подчеркнуть тот факт, что некоторые авторитетные спортивные эксперты прямо или косвенно отмечают наличие затяжного конфликта между тренерами, спортсменами и официальными лицами WADA и РУСАДА, вырабатывающими правила их применения. Данный конфликт имеет глубинные основания: по сути, и WADA и РУСАДА являются, организациями, финансирование которых во многом зависит от степени распространённости практики применения допинга в большом спорте. Вероятно, по этой причине в рамках данных организаций почти не уделяется внимание таким важным для спортсменов вопросам как установление и оперативное обновление исчерпывающего реестра разрешённых к применению фармацевтических препаратов. Такой реестр позволил бы спортсменам получать необходимую медицинскую поддержку без страха последующей дисквалификации и других дисциплинарных санкций. Но, к сожалению, специалистами WADA до настоящего времени не разработаны предельно прозрачные механизмы и чёткие правила, регулирующие применение спортсменами фармацевтических препаратов, БАДов и всего, что применяется в рамках медицинских программ направленных на поддержание их здоровья и проведение восстановительной терапии.

Таким образом, к настоящему времени имеет место ряд трудно устранимых социально-психологических причин, вызывающих значительное расхождение между подходом к пониманию реализации спортивной карьеры применяемым современными спортсменами (а также их тренерами) и подходом декларируемыми руководством и представителями таких организаций как WADA и РУСАДА. Возникает закономерный вопрос: что позволяет преодолеть

указанное расхождение? Как показывает анализ публикаций последних десятилетий, раскрывающих проблему допинга в спорте, значительное число спортивных экспертов, ставя под сомнение правомерность применяемых в настоящее время процедур контроля и корректность санкций применяемых к спортсменам, указывают на необходимость учёта ряда неустранимых, исторически сложившихся причин:

1. Многовековая история интернационального олимпийского движения и становления профессионального спорта теснейшим образом переплетена со всевозможными легендами, мифами и традициями, порождёнными практикой применения тех или иных методов стимуляции организма, химических препаратов, что во многом способствует их неформальной легитимизации в сознании спортсменов, особенно тех, кто принадлежит к молодому поколению;

2. Значительная часть профессиональных спортсменов, а также их наставников и спортивных врачей не считают, что применение химических препаратов, оказывающих поддерживающий или стимулирующий эффект противоречит современной спортивной этике. Более того они уверены что отказ от них приводит к необратимому ухудшению здоровья и функциональному износу организма;

3. Многие профессиональные спортсмены, их тренеры и наставники уверены, что ни в одной стране мира не прекратятся эксперименты по созданию и применению новейших химических и биологических стимуляторов, которые определённый срок будут иметь статус разрешенных, так как для их обнаружения и официального запрета потребуется какое-то время. Следовательно, отказ от поисков «безопасного допинга» они рассматривают лишь как утрату возможностей имеющихся у соперников и коллег;

4. Не секрет, что многие спортсмены хронически страдают от различного рода травм и физиологических сбоев, вызванных периодическими перегрузками организма на состязаниях и тренировках. Как следствие, их лечащие врачи настаивают на применении тех или иных химических

лекарственных препаратов, которые оказывают терапевтическое действие, но при этом имеют различные допинг-эффекты.

Одним из прямых следствий игнорирования указанных причин является нарастание расхождения между декларируемым и реальным поведением спортсменов. Это ярко проявляется во всех тех случаях, когда именитые профессиональные спортсмены и их наставники, с одной стороны, заявляют о недопустимости допинга, а с другой стороны, прекрасно понимают, что для получения высоких спортивных результатов необходимо применять те или иные новейшие химические/биологические стимуляторы из числа «пока не запрещённых» WADA.

Как показывают данные исследований в области социальной психологии, в тех случаях, когда определённая форма официально осуждаемого, «запретного» поведения получает негласную поддержку или косвенное одобрение со стороны референтных лиц, весьма вероятно возникновение и повсеместное распространение в том или ином сообществе «двойных стандартов». К сожалению, подобная закономерность весьма наглядно проявляется все последние годы в отношении к проблеме допинга в большом спорте. Философия двойных стандартов проглядывает в высказываниях и действиях многих известных спортсменов, врачей и тренеров. И это отнюдь не удивительно, поскольку на данном историческом отрезке не только рядовые спортсмены, но и руководители спортивных федераций, национальных олимпийских комитетов, не знают достойных путей выхода из создавшегося законодательно-этического тупика и потому продолжают «забалтывать проблему». И, конечно, первым шагом станет повсеместное признание ошибочности существующего подхода к её решению, а также открытое обсуждение в официальных спортивных СМИ возможных путей преодоления политики двойных стандартов по отношению к допингу.

Описанная ситуация показывает сколь актуальным является социальнопсихологический анализ современного состояния проблемы и в частности тех

позиций, которые выявляются при исследовании репрезентативных выборок респондентов. Поэтому одной из главных задач, поставленных в ходе нашего исследования, явилось создание такого диагностического инструментария, который позволяет выявить основные факторы, влияющие на формирование отношения к проблеме допинга, прежде всего, среди молодых спортсменов, мнение которых в значительной степени формируется под влиянием референтных лиц и ближнего окружения. При этом мы исходили из следующих логически оправданных допущений:

А) мнение респондентов - молодых спортсменов, как правило, достаточно точно отражает то реальное отношение к практике применения допинга, которое они усваивают от своих тренеров-наставников. Однако сами наставники избегают его озвучивать даже на условиях анонимности.

Б) содержательные составляющие и общий характер отношения молодых спортсменов к допинг-проблеме вполне могут быть обнаружены путём выявления и обобщения тех индивидуальных социально-психологических установок и личностных ценностей, которые, так или иначе, связанны с применением химических препаратов.

В целях системного подхода к решению этой задачи нами были выделены наиболее значимые детерминанты, отражающие сочетание как внешних (социально-психологических), так и внутренних (индивидуальноличностных) факторов, имеющих непосредственное отношение к проблеме применения допинг-препаратов среди молодых спортсменов. Как показал проведённый нами анализ, следующие четыре фактора имеют ключевое значение в контексте комплексной оценки особенностей отношения молодых спортсменов к допинг-препаратам и запрещённым методам стимуляции организма:

1. Фактор принятия/не принятия спортсменом антидопинговой пропаганды, реализуемой, прежде всего, посредством СМИ.

Данный фактор включает как эмоциональную, так и когнитивную составляющие реагирования спортсмена на антидопинговую пропаганду. При этом, как показали данные проведённого нами пилотного опроса спортсменов, на когнитивном уровне (или точнее на уровне рационального оценивания) спортсмены могут вполне понимать необходимость относительного контроля количественной динамики и сдерживания объёмов дозирования примененяемых допинг-препаратов, но их эмоциональная оценка каких либо видео-роликов, брошюр, плакатов и иных наглядных материалов, направленных на антидопинговую пропаганду может оставаться достаточно негативной. Например, негативное эмоциональное отношение спортсменов может проявляться во всех тех случаях, когда они замечают поверхностное и упрощённое понимание проблемы, заложенное при создании такого рода продукции.

2. Фактор воздействия на сознание спортсменов допинг легитимирующей спортивной субкультуры.

Данный фактор во многом связан с влиянием на сознание спортсмена его ближайшего окружения: родителей, тренеров, врачей и коллег-спортсменов. Под влиянием, прежде всего референтных лиц в сознании спортсмена формируются социальные установки, личностные ценности и стратегии достижения цели, которые либо препятствуют, либо способствуют его вхождению в допинг - легитимирующую субкультуру. Как показал анализ данных интервьюирования молодых спортсменов, значительная часть из них не обладает достаточными интеллектуальными способностями необходимыми для самостоятельного осмысления и критического анализа распространенных «продопинговых» установок и всех последствий соответствующих стратегий поведения. Иными словами, в большинстве случаев срабатывает механизм их неосознанной интроекции.

3. Фактор принятия личной ответственности за причины и последствия применения запрещённых химических препаратов.

Данный фактор непосредственным образом связан с таким важнейшим для развития личности спортсмена психологическим параметром как «локус-контроля личности» (Дж. Роттер). В случае преобладания внешнего локус контроля спортсмен будет осознанно или неосознанно искать оправдания для применения различного рода допинга, а также возлагать ответственность за все всевозможные негативные последствия его применения на внешние обстоятельства или других лиц. В случае преобладания внутреннего локус-контроля спортсмен будет связывать своё физическое состояние и спортивные достижения, прежде всего, со своими привычками в сфере питания, своей прилежностью в ходе выполнения задач тренировочного процесса или интенсивностью тренировок. Соответственно, он не будет рассматривать допинг как важнейший фактор своей спортивной карьеры.

4. Фактор ориентации на легитимные/естественные стимуляторы психофизиологичекой активности.

Данный фактор во многом связан с теми доминирующими представлениями о способах поддержания работоспособности и выносливости организма, которые можно обнаружить в различных социальных группах, этнических сообществах, которые задают ключевые условия для становления личности спортсмена. Если доминирующие в социальном окружении спортсмена представления об особенностях функционирования организма построены на вере в безграничные возможности искусственных стимуляторов физической активности, то спортсмен неизбежно будет более предрасположен к их применению. Однако социальное окружение может сформировать у спортсмена установку на развитие своих спортивных показателей путём искусного применения так называемых естественных стимуляторов. Как показали данные нашего опроса, ориентация на естественные стимуляторы, заложенная под влиянием ближайшего окружения, может способствовать развитию резистентности спортсмена к соблазнам допинг-легитимирующей субкультуры. Вместе с тем нельзя исключить, что в какой-то момент времени

он может принять решение о сочетании разрешенных и запрещенных методов стимуляции спортивных достижений.

Одним из важнейших принципов использованных нами при выделении указанных факторов явился принцип учёта их «относительной автономности». Иными словами мы учитывали степень независимости показателей по каждому исследуемому фактору от соответствующих показателей, которые выявляются по остальным факторам. Ограничиваясь четырьмя указанными выше факторами, мы, по сути, исходили из принципа выделения «необходимого и достаточного» их числа, то есть наиболее оптимального числа для решения такой задачи как разработка шкал диагностики предрасположенности молодых спортсменов к применению допинг-препаратов. При этом также учитывалось, что каждый из выделенных факторов должен быть вполне раскрыт как оказывающий позитивное или негативное влияние на индивидуальные и групповые установки молодых спортсменов. Как следствие содержательное выражение этих факторов должно имманентно присутствовать в вопросах направленных на раскрытие всего возможного разнообразия объективных и субъективных причин допингового поведения.

Таким образом, на основе выделенных факторов был разработан опросник ЛОПДС «Личностная оценка проблемы допинга в спорте», включающий в себя четыре шкалы:

1. Шкала реагирования на проведение антидопинговой политики и пропаганды. По данной шкале диагностируется эмоциональное и когнитивное реагирование спортсмена на современную антидопинговую политику и пропаганду, проводимую как в рамках спортивных сообществ (федераций), так и за их пределами, главным образом, посредством специализированных СМИ -газет, журналов, телевизионных каналов и интернет-сайтов спортивной направленности. (Пример утверждений по этой шкале: «Основная причина допинговой проблемы - стремление спортсменов добиться высоких результатов любой ценой при минимизации затраченных усилий»).

2. Шкала резистентности спортсмена по отношению к допинг-

лигитимирующей субкультуры. По данной шкале может быть установлена степень личной подверженности спортсмена влиянию допинг-

легитимирующей субкультуры, то есть квази-спортивной субкультуры, оправдывающей практику применения запрещенных препаратов и методов. Поскольку данная субкультура транслируется в сознание спортсмена посредством СМИ (или из ближайшего окружения), то показатели по данной шкале во многом зависят от их способности критично оценивать любого рода информацию, степени их внушаемости в целом. (Пример утверждения: «Чтобы не говорили главы спортивных федераций и другие официальные лица, все понимают, что без применения допинг-препаратов сегодня не проходит ни одно крупное состязание»).

3. Шкала принятия личной ответственности за последствия

применения допинга. По данной шкале может быть установлено субъективное отношение спортсмена к последствиям применения допинга. При этом устанавливается, прежде всего, его оценка собственной ответственности за возможные негативные последствия применения запрещенных методов и химических допинг-препаратов, которая, непосредственным образом связана с общим уровнем интернальности/интернальности личности. (Пример

утверждения: «Как правило, уличённый в применении допинга спортсмен может вообще не знать, что он на самом деле принимал, так как он просто следует указаниям своих врачей, тренеров или спортивных менеджеров»).

4. Шкала ориентации на естественные стимуляторы

психофизиологической активности. По данной шкале устанавливается степень ориентации спортсмена на естественные (нехимические) стимуляторы психической и физической активности ориентации на бездопинговую самодетерминацию посредством сознательного отказа от применения химических стимуляторов. В юные годы во многом эта ориентация может быть следствием позитивного воздействия и его ближайшего окружения (тренеры-

наставники, родители, врачи), а в более зрелом возрасте это уже сознательная позиция. (Пример утверждения: «Для решения допинговой проблемы

достаточно создать сеть специализированных центров по снабжению спортсменов биологически активными добавками и обучению их естественным методам восстановления и повышения работоспособности организма»).

Таким образом, представленные шкалы позволяют выявить предрасположенность молодых спортсменов к употреблению допинга. Индивидуальная «раскладка» указанных факторов может быть выявлена путём проведения опроса респондента (то есть спортсмена) по соответствующим шкалам. Каждая из этих 4-х шкал должна отражать содержательную специфику соответствующего фактора, что предполагает набор специально разработанных прямых и косвенных вопросов с заранее подобранными вариантами ответов. Иными словами, построение опросника позволяет выявить реальную позицию респондента по отношению к той или иной стороне допинговой проблемы и учитывать степень согласия/несогласия с утверждениями. Как показала апробация пилотного варианта опросника ЛОПДС, наиболее оптимальный путь получения диагностически значимых данных заключался в разработке готовых формулировок - утверждений, которые оцениваются респондентами в процессе выбора одного из следующих вариантов ответов: полностью согласен; скорее согласен; скорее не согласен; полностью не согласен.

С учётом того, что в спортивной среде часто применяется табу на обсуждение проблемы допинга, мы исходили из необходимости ориентации не только на прямые, но и на косвенные показатели, свидетельствующие о доминировании допинговых установок. В этой связи в опросник были включены вопросы, позволяющие частично «обходить» вероятные защитные реакции спортсменов и выявлять их действительное отношение к применению допинг-препаратов. Такой вариант построения опросника позволяет устанавливать измеряемые показатели индивидуального отношения спортсменов к различным аспектам допинг-проблемы.

Анализируя ответы спортсменов на эти вопросы, мы получаем возможность изучить степень проявления различных социальнопсихологических факторов, способствующих или препятствующих формированию ориентации молодых спортсменов на бездопинговую самодетерминацию в спорте. Необходимо отметить, что одной из важнейших особенностей разрабатываемого опросника является отсутствие иных близких по своему назначению и тем более аналогичных опросников, позволяющих определять отношение спортсменов к проблеме применения допинга. Ответы респондентов показывают степень их осознанности в отношении индивидуальной ответственности за последствия применения допинга, их готовность к сознательному отказу от применения запрещённых препаратов, а также ориентацию на бездопинговую самодетерминацию в спорте. Таким образом, в восприятии потенциальных респондентов данный опросник представлен как набор утверждений, каждое из которых принадлежит к одной из четырёх указанных выше шкал.

В заключении необходимо отметить, что прогнозируя возможные результаты данной исследовательской разработки, мы исходили из того, что итоговым практическим результатом применения данного опросника должна стать не констатация общей ситуации, сложившейся в области применения допинг-препаратов, а последовательное определение наиболее эффективной/оптимальной стратегии преодоления описанного выше расхождения между официально декларируемым и реальным отношением спортивного сообщества к допинг-проблеме. Иными словами, на основании комплексного социально-психологического исследования, включающего обязательное применение данного опросника может быть собрана вся необходимая информация позволяющая разработать специальные программы ранней диагностики и раннего предупреждения допингового поведения, а также программы, формирующие в сознании спортсменов установки на

построение спортивной карьеры без применения разрушающих их здоровье допинг-препаратов.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРАХ

Карина Ольга Витальевна, заведующая кафедрой практической психологии, кандидат психологических наук, доцент

Балашовский институт (филиал) Саратовского государственного

университета имени Н.Г. Чернышевского

ул. К.Маркса, д. 29, г. Балашов, Саратовская область, 412300, Россия E-mail: karina_olga@mail. ru

Киселева Марина Анатольевна, доцент кафедры общей и социальной психологии, кандидат педагогических наук, доцент

Балашовский институт (филиал) Саратовского государственного

университета имени Н.Г. Чернышевского

ул. К.Маркса, д. 29, г. Балашов, Саратовская область, 412300, Россия E-mail: kiselewa_m@mail.ru

Малюченко Геннадий Николаевич, декан факультета психологии, кандидат психологических наук, доцент

Балашовский институт (филиал) Саратовского государственного

университета имени Н.Г. Чернышевского

ул. К.Маркса, д. 29, г. Балашов, Саратовская область, 412300, Россия E-mail: mgn1802@yandex.ru

Шустова Наталья Евгеньевна, доцент кафедры общей и социальной психологии, кандидат социологических наук, доцент

Балашовский институт (филиал) Саратовского государственного

университета имени Н.Г. Чернышевского

ул. К.Маркса, д. 29, г. Балашов, Саратовская область, 412300, Россия E-mail: shustova_nat@mail.ru

DATA ABOUT THE AUTHORS

Karina Olga Vitalyevna, holder of the Chair of Practical Psychology, candidate of psychological sciences, associate professor

Balashov institute (branch) of Saratov state university named after N. G.

Chernyshevsky

29, K.Marksa street., Balashov, Saratovskiy region, 412300, Russia E-mail: karina_olga@mail. ru

Kiselyova Marina Anatolyevna, associate professor of the Chair of General and Social Psychology, candidate of pedagogical sciences, associate professor

Balashov institute (branch) of Saratov state university named after N. G.

Chernyshevsky

29, K.Marksa street., Balashov, Saratovskiy region, 412300, Russia E-mail: kiselewa_m@mail.ru

Maluchenko Gennady Nikolaevich, head of Department of Psychology, candidate of psychological sciences, associate professor, associate professor

Balashov institute (branch) of Saratov state university named after N. G.

Chernyshevsky

29, K.Marksa street., Balashov, Saratovskiy region, 412300, Russia E-mail: mgn1802@yandex.ru

Shustova Natalia Yevgenyevna, associate professor of the Chair of General and Social Psychology, candidate of sociological sciences, associate professor

Balashov institute (branch) of Saratov state university named after N. G.

Chernyshevsky

29, K.Marksa street., Balashov, Saratovskiy region, 412300, Russia E-mail: shustova_nat@mail.ru

Рецензент:

Скляр Н.А., заведующая кафедрой психологии, кандидат психологических наук, доцент, Великолукская государственная академия физической культуры и спорта