ПСИХОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

КОММУНИКАТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ЛИЧНОСТИ КАК САМООРГАНИЗУЮЩЕЙСЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ

СИСТЕМЫ

Е. В. Козлова, директор филиала Бийского педагогического государственного университета им. В. М. Шукшина, доцент

Автор с позиций психосинергетики доказывает, что коммуникативный потенциал личности выполняет функции системообразующего фактора, включающего ребенка как психологическую систему в более глобальную социальную систему, усваивая ресурсы которой ребенок конструирует свой жизненный мир. Ребенок и его жизненное пространство представлены в статье как динамическое образование, непрерывно развивающееся и самоусложняющееся, а становление жизненного мира — как расширение возможности и качества присоединения, присвоения, преобразования культурного наследия человече-

ства.

В последнее время среди способов познания большое значение приобретает синергетический подход. Его растущая популярность вызвана тем, что данная научная парадигма обладает значительным объяснительным потенциалом, основанным на законах нелинейной динамики сложных самоорганизующихся систем, к каким можно отнести человека. Синергетика позволяет видеть и понимать мир радикально по-новому — как целостный, системный, сложноорганизованный и нелинейный; она также дает возможность по-новому взглянуть на физический и духовный потенциал человека.

Как отмечают С. П. Курдюмов, Е. Н. Князева, синергетика открывает необычный ракурс рассмотрения феномена человека — ракурс эволюционно-сти, когерентности, спонтанности, нелинейности человеческого поведения. Сегодня мы находимся на пути к социосинергетике, или гомосинергетике, пытаемся построить синергетику с человеческим лицом. «Мы движемся к синергетике, умеющей подходить и знающей, как подходить, к человеческой культуре, к пониманию феномена человека во всех его разнообразных проявлениях, к раскрытию тайн художественного и научного творчества, познания, здоровья, образования, коммуникации, встраивания человека в ближайшую и более отдаленную социальную и культурную среду»1.

Отношения синергетики с психологией являются гораздо более сложными,

чем с другими науками, так как синергетика возникла при изучении простых систем (прежде всего физических), существующих в четырехмерных материальных пространствах, и ее идеи не могут быть механически перенесены для познания человека как открытой самоорганизующейся психологической системы, обладающей большим количеством мерных пространств2. На сложность (даже, скорее, невозможность) подобного переноса указывает и А. А. Митькин, который отмечает, что человек — сложная рефлексирующая система. Рефлексия же понимается им как «способность саморазвивающихся структур к инфор-мационнному отображению окружающей среды и самих себя, соотнесению их между собой и выработке структурами соответствующих реакций»3.

Тем не менее применение принципов новой научной парадигмы в психологии уже дало первые результаты и послужило основанием для нового научного направления — психосинергетики. В рамках этого подхода человек и та среда, которая его окружает (биологическая, социальная, культурная и т. д.), понимаются как сложная, диссипативная, нелинейная, динамическая метасистема, а человек и общество — как подсистемы этой единой системы. Так, Н. В. Дмитриева утверждает, что «любые психологические системы должны рассматриваться как развивающиеся. Это означает, что, изучая состояние системы в ка© Е. В. Козлова, 2006

№ 1, 2006

кой-то момент, необходимо фиксировать не только предысторию развития системы, но и то, как в настоящем состоянии системы представлено будущее субъекта (ценностные ориентации, цели, идеалы). ...Будущее может определить поведение системы в настоящем»4.

Психосинергетика провозглашает идеи самоорганизации. С позиций теории психологических систем онтогенез человека — не просто развитие социальных, биогенетических, физических, химических и всех других систем, а усложняющаяся пространственно-временная организация, самоорганизующаяся система, т. е. система, производящая новообразования и опирающаяся на них в своем последующем движении. Синергетика задает новый образ мира — открытого, трансцендентного, не ставшего, а становящегося, непрерывно возникающего, эволюционирующего по пути усложнения собственной системной организации.

В работах В. Е. Клочко, активно разрабатывающего психосинергетическое направление, отмечается, что для пост-неклассической психологии характерно заявление в качестве собственного предмета человека как самоорганизующейся системы, исследование которой придает системный облик и психологическому знанию, и самому процессу научного познания. Психосинергетика — это особый ход научной мысли, ей «предстоит объяснить, каким образом детерминирована, обусловлена сама возможность взаимодействия живого и неживого, материи и духа, психического и физического, открыть причину их взаимодействия и его порождающий эффект»5.

Нам кажутся чрезвычайно важными предлагаемые в рамках данного научного направления представления о системной детерминации, опирающейся на те сверхчувственные психологические новообразования, которые нельзя предусмотреть, поскольку они порождаются при взаимодействии субъективного и объективного и, не сводясь ни к одному

из них, ни к их простой сумме, обеспечивают самоорганизацию человека как сложной психологической системы.

Ниже приведены наиболее значимые позиции теории психологических систем, выделенные А. В. Клочко.

1. Психосинергетика — это неизбежный и закономерный способ профессионального мышления, к которому выводит внутренняя тенденция развития науки, в своем движении поднимающаяся на все более высокие «этажи» системного переопределения собственного предмета.

2. Поскольку эволюция как форма развития (причем любая эволюция — человека, науки, природы) есть закономерное усложнение системной организации явления, трансцендентальность как постоянный выход открытой системы за пределы ставшего понимается расширительно — в качестве свойства всего космического универсума, которому подчиняются и входящие в него подсистемы.

3. Для открытых систем, внутренний порядок которых обеспечивается обменом со средой веществом, энергией, информацией, обмен (форма взаимодействия) сопровождается еще и «порождающим эффектом взаимодействия», возникающим как результат взаимоперехо-да взаимодействующих сторон6.

Для нас наиболее важна третья из выделенных позиций, так как бывшее внешнее становится внутренним качеством системы, системным качеством, новообразованием, преобразующим систему, т. е. усложняющим ее системную организацию и делающим ее сенситивной к другим содержаниям внешнего, которые становятся соответствующими преобразованной предыдущим взаимодействием системе.

Таким образом, определив человека как самоорганизующуюся систему, можно вести речь о процессе производства, порождения самой системой нового. Последнее тут же включается в дальнейшую детерминацию самоорганизации системы как формы, в которой осуществляется ее развитие. Через акты такого

порождения самоорганизующаяся система получает возможность воздействовать на себя. «.Это и есть принцип системной детерминации, без которого невозможно объяснить не только механизмы самоорганизации, но и механизмы саморазвития системы — как формы, в которой проявляется самоорганизация»7.

В русле синергетического подхода подсистемы взаимосвязаны и взаимообусловлены, поэтому особенности структуры и качество организации одной из подсистем зависят от структуры и качества организации другой. Переход качественных особенностей от одной подсистемы к другой определяют особенности организации системных связей и собственно качественные особенности данных подсистем. По этому поводу Э. Ласло отмечал, что «открытые системы всегда требуют среду определенного типа; это обязательно среда, состоящая из потоков, в которой богатый и постоянный источник энергии расширяет систему»8, а А. Г. Асмолов говорил, что качества человека, «присущие самому элементу системы, являются его собственными качествами и как любые другие качества открываются только во взаимодействиях в той или иной системе»9.

Человек не имеет врожденной программы деятельности, которую имеют животные, его видовой опыт не закреплен в виде инстинктов и не наследуется (все, чем снабжен новорожденный ребенок, — это небольшое количество безусловных рефлексов, помогающих ему элементарно выжить в новых условиях, отличных от внутриутробных). Видовой опыт сосредоточен не в мозгу человека. Накопленный в течение многих веков, он вынесен в культуру и закреплен в ней в виде языка, произведений искусства, науки. Для того чтобы стать человеком в полном смысле этого слова, ребенку необходимо овладеть всем тем, что накопило человечество за годы своего существования, т. е. необходим выход в культуру. «Только в результате взаимодействия с ней возможно „очелове-

чивание“ психики. Поэтому процесс психического эволюционирования вида „человек разумный“ можно связать с процессом постепенного обогащения, увеличения, прироста культуры (чем больше накоплено, тем большим можно овла-деть)»10.

По словам В. И. Слободчикова, в пространстве «человек — мир» разворачивается основной (единый и одновременный) процесс становления и развития культуросообразного существа, способного к освоению (превращению в свое) существующего мира и творению новых предметных форм культуры11.

Согласно В. И. Кабрину, основным способом развития человеческой жизни являются транскоммуникативные процессы (под которыми понимаются обратимые переходы и новые синтезы между различными формами и корнями человеческой коммуникации на основе их универсальной информационно-энергетической природы). Феномен коммуникации (взаимодействия) ученый рассматривает как смыслообразующий, смыслотворческий процесс жизни любой формы и уровня, «поскольку в живых системах информация, имеющая жизненный смысл, не просто передается, но трансформируется и творится, воплощаясь при этом в самых различных кодах (языках) — от генетического до культурного»12. Исходя из данной теории коммуникация любого уровня имеет две координаты, два измерения — информативность и энергообмен. В нашем понимании это — открытость человека как системы и способность системы к самоорганизации через обмен информацией, энергией со средой в процессе транскоммуникации.

В самоорганизующихся психологических системах реализуется принцип системной детерминации. Суть этого принципа заключается в том, что источники побуждения, обусловливающие становление жизненного мира, формируются в результате взаимодействия и представляют собой динамические новооб-

111!111Й1И1!Ш № 1,

разования двойственной (субъект-объектной) природы, не сводимой ни к внешнему, ни к внутреннему.

Источник энергии для развития психологической системы заключается в той информации, которую данная система получает, а возможность получения информации зависит от своеобразия и особенностей коммуникативного потенциала. Поэтому можно предположить, что коммуникативный потенциал играет роль связующего и системообразующего фактора, лежащего в основе самоорганизации человека как системы.

Таким образом, коммуникативный потенциал (способности, умения, навыки и т. д.) выполняет функции системообразующего фактора, включающего ребенка как психологическую систему в более глобальную социальную систему, усваивая ресурсы которой тот конструирует свой жизненный мир. Ребенок и его жизненное пространство (жизненный мир) в синергетическом понимании предстают перед нами как динамическое образование, непрерывно развивающееся и самоусложняющееся, а становление жизненного мира понимается как расширение возможности и качества присоединения, присвоения, преобразования культурного наследия человечества.

Существуют, как минимум, три параметра, имеющих базовый характер для типов индивидуальности сложных систем — это избирательность присоединения ресурсов, вариативность и потенциал системы13. Вместе с тем нам кажется, что коммуникативный потенциал как часть потенциала системы включает в себя два других параметра.

Избирательность присоединения ресурсов отражается в направленности системы и «функциональной специфичности при взаимодействии с другими системами разного уровня»14. Этот параметр лежит в основе самоопределения системы и, по-видимому, обусловлен теми образованиями, которые в теории психологических систем получили названия «многомерный мир человека», «об-

раз мира», «образ себя», «образ себя в мире». Именно от них зависит выбор системой аттракторов, по направлению к которым будет идти развитие системы, и то, какой акцент будет сделан в дихотомии антагонистических тенденций, определяющих направление развития системы: на саму себя и внутрисистемные свойства и качества или на системные связи, интеграцию в метасистему15.

Вариативность, или диффузия, связана с гибкостью, пластичностью системы, ее способностью к нестандартным реакциям в рамках нелинейной динамики. «Диффузия отражает вариативность, степени свободы системы, разнообразия потенциальных состояний, т. е. фактически степени адаптивности — в синергетике эта характеристика называется фазовым объемом»16. Параметр вариативности находится в жесткой взаимосвязи и взаимообусловленности с параметрами избирательности и потенциала. Пластичность системы зависит от того, каков фазовый объем, в котором находится система, каково количество степеней свободы. Сокращение фазового объема сопровождается сокращением количества степеней свободы, что приводит к самоорганизации системы. В основе этого процесса лежит антиэнтропийный механизм, усиление которого способствует нарастанию гомеостатического потенциала.

Чрезмерное усиление стабилизирующих состояний в системе порождает невозможность осуществления бифуркации, уклонение от аттракторов, растрату динамического потенциала, что делает данные механизмы чересчур затратными и разрушительными для среды (метасистемы) и системных связей с ней. В результате механизмы, обеспечивающие относительно устойчивое равновесие на прежнем этапе, становятся контрпродуктивными и оборачиваются своей противоположностью — опасностью катастрофического роста энтропии. В психологическом контексте это означает, что в системе формируется набор сте-

реотипных программ, которые в случае изменения условий среды (параметров метасистемы) оказываются непродуктивными, что приводит к деградации системы. Именно схема антиэнтропийно-го механизма стабилизации системы лежит в основе понимания закономерностей формирования механизмов психологической защиты. Фаза неустойчивости завершается либо деградацией, либо формированием качественно новых образований в психологической системе, менее затратных и более эффективных программ в случае преобладания динамического потенциала над гомеостатическим и при наличии воздействия соответствующего системе аттрактора.

Коммуникативный потенциал как часть потенциала системы может служить параметром мощности ресурсов жизненного мира человека и присоединения новых ресурсов. Иными словами, потенциал определяет объем энергетической емкости системы и, по сути, является показателем силы гомеостатических тенденций в организме.

Как нами уже было показано выше, в системе существуют два противоположных аспекта потенциала — динамический и стабилизирующий. В теории психологических систем эти противоположные тенденции получили название гетеростаза и гомеостаза.

На первом этапе экспериментального исследования нами было выдвинуто предположение о том, что содержание коммуникативного потенциала в процессе межличностного взаимодействия в различных видах деятельности в разные возрастные периоды дает возможность проследить специфику становления жизненного пространства (мира) ребенка. Главным в данном исследовании было выявление особенностей содержания коммуникативного потенциала в зависимости от возрастных особенностей, половых различий, а также ведущего вида деятельности.

Так как значимость содержания коммуникативного потенциала резко возра-

стает к младшему школьному возрасту (к началу учебной деятельности), то качественные изменения в нем к этому возрасту, на наш взгляд, заслуживают особого внимания.

Поскольку нам неизвестны диагностические методики, способные охватить все ключевые аспекты коммуникативного потенциала в данной выборке, в качестве основного диагностического метода было использовано стандартизированное наблюдение. Для его проведения был выработан набор признаков17, которые вошли затем в таблицы наблюдения. После этого было проведено само наблюдение — этап фиксации выделенных признаков и определения частоты их проявления у наблюдаемых.

Полная инструкция для стандартизированного наблюдения включала максимально развернутые описания кодированных признаков. Под кодификацией признака понимается то краткое обозначение, под которым он фиксируется в протоколе наблюдения.

В наборе признаков различались две группы:

1) «внутренняя», выражающая представленность тех параметров присутствие которых в жизненном пространстве (мире) дает возможность наиболее полно осваивать пространство и наиболее активно функционировать самой психологической системе. Данные параметры были выделены нами при анализе различных теорий личности в рассматриваемом ракурсе (3. Фрейд, А. Адлер, К. Г. Юнг, Э. Эриксон, Э. Фромм, К. Хорни, Г. Ол-порт, Р. Кеттел, Г. Айзенк, Б. Скиннер, Дж. Келли, К. Роджерс, А. А. Бодалев,

A. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн и др.);

2) «внешняя», показывающая особенности проявления коммуникативного потенциала через представленные в качестве сформированных у ребенка коммуникативных умений и навыков. Эта группа признаков разработана на основе списка коммуникативных умений и навыков, составленного D. H. Sprenkle,

B. L. Fisher18.

№ 1, 2006

Наблюдение за особенностями проявления выделенных критериев проходило в естественных условиях при общении детей в двух видах деятельности: игровой и учебной. Оно осуществлялось в один и тот же временной промежуток, что обеспечило чистоту эксперимента. За каждым ребенком наблюдение проводилось в течение одного дня тремя независимыми экспертами. Результаты наблюдений фиксировались в протоколах наблюдений. Обследуемая выборка составила 230 дошкольников и 230 младших школьников.

Следующим этапом работы было выявление зависимости степени сформи-рованности тех или иных аспектов коммуникативного потенциала от указанных нами особенностей психологической системы (возрастных, половых и ведущего вида деятельности). Для этого было подсчитано процентное соотношение зависимостей проявления особенностей коммуникативной активности от указанных аспектов психологической системы.

На основе полученных данных были выделены четыре уровня проявления способностей, умений и навыков, связанных с фазовым объемом коммуникативного потенциала:

1) очень высокий (более 80 % испытуемых);

2) высокий (60—80);

3) средний (40—60);

4) низкий (менее 40 %).

Необходимо отметить, что фазовый

объем коммуникативного потенциала у детей одной и той же возрастной группы выражен в разной степени; наблюдается разница не только в его проявлении, но и в наличии. Для обеспечения возможности сравнения были взяты те способности, умения и навыки, проявление которых отмечено практически у всех детей данной возрастной группы, т. е. более чем у 80 % испытуемых.

После установления зависимости между фазовым объемом коммуникативного потенциала и половыми различиями в дошкольном и младшем школьном

возрасте в обследуемой выборке применялся статистический анализ. Он проводился с использованием коэффициента корреляции Пирсона. Полученный коэффициент ф = 0,03 статистически значим при Р < 0,01, следовательно, существует взаимосвязь между фазовым объемом коммуникативного потенциала и половыми различиями.

Проведенное исследование позволило установить зависимость между фазовым объемом коммуникативного потенциала и ведущим видом деятельности. Коэффициент корреляции Пирсона ф = 0,86 статистически значим при Р < 0,01. Это указывает на то, что существует достоверная связь между фазовым объемом коммуникативного потенциала и ведущим видом деятельности.

И наконец, была установлена зависимость между фазовым объемом коммуникативного потенциала и возрастными различиями дошкольников и младших школьников. Полученный коэффициент корреляции ф = 0,14 статистически значим при Р < 0,01, что служит показателем достоверной связи между фазовым объемом коммуникативного потенциала и возрастными различиями детей.

Среди особенностей развития коммуникативного потенциала отметим следующие.

1. В дошкольном возрасте некоторые способности, умения и навыки еще не проявляются; в младшем школьном возрасте они начинают проявляться, и не только в игровой, но и в учебной деятельности.

2. Объем коммуникативного потенциала у девочек включает более широкий спектр коммуникативных способностей, чем у мальчиков. Эта тенденция наблюдается как в дошкольном, так и в младшем школьном возрасте.

3. В отличие от других видов деятельности у дошкольников именно в игре наиболее ярко проявляются коммуникативные способности. Хотя в младшем школьном возрасте учебная деятельность становится ведущей, игра не те-

ПРИМЕЧАНИЯ

ряет своего значения, она подчиняется учебной деятельности. Поэтому при анализе особенности коммуникативного потенциала в игровой и учебной деятельности младших школьников значимых различий выявлено не было.

По-видимому, развитие ребенка как самоорганизующейся психологической системы и его коммуникативного потенциала как базиса для формирования системных связей обусловлено дихотомией антагонистических тенденций, определяющих направленность системы или на саму себя и развитие внутрисистемных свойств и качеств, или на развитие системных связей, интеграции в метасистему. Данная дихотомия в норме находится в динамическом равновесии. Это означает, что развитие одной из антагонистических тенденций неминуемо влияет на развитие второй.

Чувствительность системы к аттракторам зависит от степени доминирования в ней потенциала гетеростаза. Иными словами, возможность ребенка воспринимать и усваивать информацию определяется тем, какой отклик она находит в его жизненном мире.

В свете понимания человека как существа развивающегося, постоянно выходящего за пределы своих границ, без-масштабного по-новому открывается смысл высказывания М. М. Бахтина о том, что подлинная жизнь человека совершается в точке несовпадения его с самим собой, в точке выхода его за пределы себя.

Таким образом, коммуникативный потенциал оказывает непосредственное влияние на характер вхождения человека в общество и особенности присвоения им социального опыта, способствующего обогащению развивающейся личности, становлению ее жизненного мира. Именно от диапазона используемых социальных ролей, объема коммуникативного потенциала и особенностей осознания себя в ситуации взаимодействия во многом зависит способность человека вступать в социальные отношения, строить свой жизненный мир.

1 Князева Е. Н. Синергетика и принципы коэволюции сложных систем / Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов // Проблемы общественного развития. 1998. № 3/4. С. 3.

2 См.: Клочко В. Е. Культурно-историческая психология и психосинергетика. Образование в информационном обществе : пособие для студентов гуманитарных вузов / В. Е. Клочко. Бийск, 2000. С. 112—118.

3 Митькин А. А. Принцип самоорганизации систем: критический анализ / А. А. Митькин // Психол. журн. 1998. Т. 19, № 4. С. 126.

4 Дмитриева Н. В. Психосинергетика как новая научная парадигма / Н. В. Дмитриева // Становление личности на современном этапе : материалы Всерос. науч.-практ. конф. 21 сентября 2000 г. Бийск, 2000. С. 164.

5 Клочко В. Е. Указ. соч.

6 См.: Клочко А. В. Проблема личности в психологии в контексте понимания человека как открытой системы : дис. ... канд. психол. наук /

A. В. Клочко. Барнаул, 2001. С. 43.

7 Клочко В. Е. Указ. соч. С. 114—115.

8 Ласло Э. Новая наука об эволюции / Э. Ласло // Психосинергетика и психология. М., 1997. С. 99.

9 Асмолов А. Г. Историко-эволюционный подход к пониманию личности: проблемы и перспективы исследования / А. Г. Асмолов // Вопр. психологии. 1986. № 1. С. 60.

10 Клочко А. В. Указ. соч. С. 48.

11 См.: Слободчиков В. И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: развитие субъективной реальности в онтогенезе : учеб. пособие для вузов / В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев. М., 2000. С. 132—133.

12 Кабрин В. И. Коммуникативный мир и транскоммуникативный потенциал личности /

B. И. Кабрин // Коммуникативный мир личности и проблемы ее социально-психологической культуры. Томск, 1991. С. 7.

13 См.: Трофимова И. Н. Синергетические аспекты психологии / И. Н. Трофимова // Психол. журн. 1996. № 4. С. 48.

14 Там же. С. 25.

15 Кузьмин В. П. Гносеологические проблемы системного знания / В. П. Кузьмин // Новое в жизни науки, техники. Сер. «Философия». 1983. № 11.

16 Курдюмов С. П. Синергетика — новые направления / С. П. Курдюмов, Г. Г. Малинецкий, А. Б. Потапов // Математика и кибернетика. 1989. № 11. С. 18.

17 См.: Козлова Е. В. Проблема диагностики коммуникативной сферы ребенка в синергетическом контексте / Е. В. Козлова // Материалы регион. науч.-практ. конф. «Наука и образование: проблемы и перспективы». Бийск, 2001. С. 69—73.

18 См.: Кочарян Г. С. Психотерапия сексуальных расстройств и супружеских конфликтов / Г. С. Кочарян, А. С. Кочарян. М., 1994.

Поступила 26.09.05.