111111! № 1, 2008 ПСИХОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ИЗУЧЕНИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ и феноменологии ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ В КУРСЕ ПСИХОЛОГИИ

Н. А. Ковалева, аспирант кафедры психологии МГУ им. Н. П. Огарева

В данной статье обосновывается необходимость модернизации традиционной системы преподавания психологии в вузе. Исходный принцип такой модернизации — преодоление формализованного представления о психической реальности и приближение к реальным жизненным проблемам — предлагается реализовать путем изучения закономерностей и феноменологии бытия человека. Автор делает акцент на исследовании субъективной картины расставания как феномена межличностного общения.

В системе профессиональной подготовки специалистов важное место занимает такой учебный предмет, как психология. Это объясняется тем, что профессиональная деятельность любого специалиста опосредована людьми (руководителями, коллегами, подчиненными и т. д.), а значит, в той или иной степени наполнена психологическим содержанием. В некоторых случаях, например в работе учителя, руководителя, социального работника, оно доминирует. Следовательно, современный специалист должен иметь высокий уровень развития психологической культуры, позволяющий ему эффективно решать профессиональные задачи.

Необходимость психологической подготовки будущих специалистов диктуется не только содержанием профессиональной деятельности. Любой специалист — это личность, гражданин страны, член своей семьи, родитель. Ему принадлежит множество социальных ролей, которые наполняют его жизнь глубоким личностным смыслом. В большинстве случаев они гораздо более важны для человека, чем профессиональная деятельность. Вузы несут определенную долю ответственности за становление личности студента. Психология, как никакой другой учебный предмет, обладает огромным воспитательным потенциалом и должна вносить свой вклад в подготовку будущих специалистов к полноценной жизни.

К сожалению, качество психологической подготовки специалистов не отвечает современным требованиям ни в

концептуальном, ни в методическом, ни в содержательном плане. В частности, содержание преподаваемого в вузах курса психологии существенно оторвано от реальной жизни и профессиональной деятельности будущих специалистов. Психология воспринимается студентами не как наука о душе и личной жизни конкретного человека, а как некая обезличенная система формализованных, сухих, абстрактных знаний. Изучая ее, большинство студентов быстро приходят к довольно парадоксальному выводу, что это наука не о них.

Важным направлением работы по приближению курса психологии к запросам студентов является коррекция его предметного содержания. На наш взгляд, одной из тем должна быть психология человеческого бытия. При этом под бытием мы понимаем закономерно выстроенную последовательность жизненных событий (больших и маленьких, значимых и незначимых, продолжительных и коротких и т. п.), которые не остаются бесследными для человека, но аккумулируются в форме определенных личностных образований. Среди многообразия жизненных событий выделяется ряд наиболее значимых и универсальных, связанных с поиском ценностных ориентаций и смысла бытия, с дилеммой жизни и смерти и т. п.

Первостепенную значимость имеют проблемы в сфере межличностного общения, поскольку само бытие человека как личности по природе своей социально. Несмотря на то что в последние десятилетия закономерности и механизмы

© Н. А. Ковалева, 2008

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

процесса общения не раз были предметом исследования, в этой области остаются еще не до конца изученные и даже не поставленные проблемы. К их числу относится и проблема расставания. Расставание мы определяем как неотъемлемый феномен общения, характеризующий процесс распада сформировавшихся значимых отношений.

Расставание — это прежде всего конкретное событие в жизни каждого человека. Данное понятие охватывает широкий круг ситуаций, разнородность которых во многом обусловливается спецификой взаимоотношений партнеров. Указанную специфику образуют формы (прямое и косвенное) и виды общения, а также типы отношений (дружба, любовь).

Расставание действительно представляет собой одну из центральных проблем человеческого существования, поскольку оно — «спутник» всей нашей жизни. «Вся жизнь есть одно длительное и болезненное отделение: в момент появления на свет ребенок отделяется от матери, затем в молодости — при отрыве от семьи, еще шире — от общества, а конкретнее — от того, кого любишь»1. Получается так, что человек принужден в течение всей жизни выходить из различных социальных групп, в конечном счете «он непременно отделяется от себя самого и обязан отделиться от жиз-ни»2.

Данные положения доказывают актуальность нашего исследования, предметом которого выступает субъективная картина расставания.

В ходе эмпирического изучения феномена расставания было установлено, что разрушение сформировавшихся значимых отношений имеет для личности самые тяжелые последствия. Теоретическим обоснованием этого служит признанное в отечественной и зарубежной психологии представление о диалогической природе личности, которая формируется в процессе общения. Тем самым расставание можно рассматривать как ситуацию разрушения сложившегося спо-

соба социального бытия человека и возможных изменений в личностной структуре, которая по сути своей есть инте-риоризированная его (социального бытия) форма. Расставание имеет статус критической ситуации, поскольку выражает переворот и перелом в жизни человека. Это всегда смешение, расстройство, нарушение установленного порядка, а именно так и переводится с греческого понятие «кризис».

Негативное значение расставания связано с неудовлетворенностью потребности в значимом общении и сопряжено с комплексом отрицательных переживаний, а иногда даже с психическими расстройствами. Неудовлетворенность потребности в значимом общении может в какой-то степени выступать и фактором утраты жизненного смысла (межличностное общение — одна из главных ценностей человека как существа социального). Понятия отчуждения и утраты смысла действительно иногда представляются тождественными или близкими3. Ситуация расставания — это ситуация вынужденного отчуждения от конкретного значимого лица. Негативный характер субъективной картины расставания можно рассматривать как проявление экзистенциального вакуума или ноогенного невроза.

Однако само изменение сложившегося способа социального бытия вследствие расставания может быть также условием личностного созревания. Речь идет о главном положительном моменте кризисной ситуации — необходимости разрешения проблемы несоответствия желаемого бытия наличному4. Очевидно, в случае невозможности желаемого изменения объективного положения вещей главный акцент делается на личностных изменениях. Их суть заключается в перестройке ценностно-смысловой сферы как базовой личностной структу-ры5. Отсюда следует, что в результате личностных изменений в первую очередь складывается новое представление о желаемом бытии, за счет чего конструк-

111!111Й1И1!Ш № 1,

тивно разрешается противоречие требуемых и наличных условий. Другими словами, положительный аспект критической ситуации заключается в использовании ее в качестве «шанса на созревание».

Ситуация расставания обязывает устанавливать сущностно новое содержание коммуникации, т. е. выходить на принципиально иной уровень межличностного общения. Поэтому расставание можно рассматривать как уникальную возможность личностного роста: воссоединение с новой сферой социального бытия происходит на основе качественно иных ценностных ориентаций.

Сформулированные положения описывают результат продуктивного переживания расставания. Специфику переживания определяют следующие факторы: процессуальный характер расставания, особенности конкретной ситуации, индивидуальные особенности переживания, возрастной и гендерные факторы и т. п. Вкратце затронем некоторые из указанных аспектов проблемы.

Расставание как процесс включает в себя следующие три этапа: ожидание (преддверие расставания), прощание (момент расставания), разлука (период одиночества). Каждый из указанных этапов характеризуется особым комплексом психических процессов и состояний. Так, этап ожидания подразумевает подготовку субъекта к основательным переменам его бытия. Актуальными становятся эмоция страха, состояние тревожности. Прощание как кульминационный этап изучаемого процесса выражает наиболее интенсивный комплекс эмоциональных переживаний. Это связано с предельной актуализацией личностных смыслов и возрастающим осознанием значимости утрачиваемого общения. Период разлуки сопряжен с одиночеством субъекта расставания. Ключевым моментом переживания одиночества оказывается депрессивность.

Что касается особенностей переживания расставания как конкретной ситуации, то они рассматривались нами от-

носительно следующих двух ее видов: вынужденного разрыва отношений (по объективным обстоятельствам: переезд на другое место жительства, командировка и т. п.) и эмоционального отчуждения партнера. С помощью критерия углового преобразования Фишера удалось доказать значимость различий в переживании расставания между двумя группами испытуемых: субъектов расставания как физического дистанцирования и субъектов расставания как эмоционального отчуждения.

Субъекты расставания первого вида, несмотря на интенсивность негативных переживаний, испытывают уверенность в благополучном перенесении разлуки (значимость различий при эмпирической частоте появления признака / = 4,8

* эмп 7

оказывается достоверной: р < 0,00). Такая уверенность связана, по-видимому, с надеждой на возобновление контакта. Это выражается и в содержании беседы перед расставанием — люди договариваются о месте и времени предстоящего свидания или о возможностях «заочного» общения: письмах, средствах связи и т. п. (значимость различий при /* = 4,99 является достоверной:

р < 0,00). Даже в ситуации «бессрочного» расставания (или расставания навсегда) факт сохранения эмоциональной близости выступает смягчающим обстоятельством. Важно отметить, что потеря близкого здесь никогда не воспринимается как ситуация отчуждения.

В ситуации психологического расставания одиночество приобретает смысл не просто физической, а эмоциональной изоляции. В обществе события разрыва эмоционально близких связей (особенно между мужчиной и женщиной) принято считать социальной неудачей6. Поэтому отчуждение значимого лица воспринимается как «покинутость» или «оставлен-ность». Для психологического расставания (в отличие от физического) более характерна боязнь «не выдержать и дать волю чувствам, разрыдаться» (значимость различий при /* = 1,8 оказыва-

ется близкой к достоверности:р < 0,03).

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

Субъект психологического расставания пытается запретить себе страдать и на протяжении всего периода разлуки (значимость различий при /* =2,17 более

чем достоверна: р < 0,00). Выдать страдания — значит признать собственное поражение.

Определяющим содержанием негативных эмоциональных реакций в ситуации расставания второго вида оказывается чувство горечи по поводу разрушения психологической близости. Чувство отчаяния и состояние депрессивности становятся характерными уже на первом этапе расставания. Было также установлено, что психологическая изоляция в большей мере способствует возникновению экзистенциального вакуума: жизнь становится безынтересной (значимость различий при /* = 3,8 близка к досто-

верности: р < 0,00), а окружающий мир воспринимается чуждым или враждебным (значимость различий при /* = 5,3

более чем достоверна: р < 0,00).

Таким образом, негативность эмоционального фона приобретает в ситуации отчуждения значимого другого несколько иное смысловое содержание, нежели в ситуации расставания физического.

Влияние других указанных выше факторов на специфику переживания расставания не менее существенно. Данное обстоятельство свидетельствует о многоаспектном характере исследуемой проблемы и демонстрирует распространенность события расставания в реальной жизни.

Таким образом, решение проблемы несоответствия современного препода-

вания психологии в вузе требованиям успешной подготовки специалистов и личным запросам студентов может быть достигнуто за счет изменения направленности учебной программы по психологии в сторону изучения реальных проблем человеческого бытия. Среди жизненных событий, образующих феноменологию бытия, особую значимость представляет событие расставания. Важным результатом исследования субъективной стороны расставания является создание теоретической базы для составления психологических рекомендаций субъектам расставания. Изучение феноменологии бытия, и в частности события расставания, в курсе психологии выступает условием качественной подготовки специалистов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Еротич В. Психологическое и религиозное бытие человека / В. Еротич. М., 2004. С. 21.

2 Там же.

3 См.: Осин Е. Н. Отчуждение и утрата смысла: к вопросу о соотношении понятий / Е. Н. Осин // Проблема смысла в науках о человеке : материалы междунар. конф. М., 2005. С. 174.

4 См.: Василюк Ф. Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций) / Ф. Е. Василюк. М., 1984.

5 См., например: Анцыгферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмыслива-ние, преобразование ситуаций и психологическая защита / Л. И. Анцыферова // Психол. журн. 1994. № 1. С. 3—18.

6 См.: Хоровиц Л. М. Прототип одинокой личности / Л. М. Хоровиц, Р. Френч, К. Андерсон // Лабиринты одиночества / сост., общ. ред. Н. Е. Покровского. М., 1989. С. 243—274.

Поступила 26.11.07.