СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ

MODERN PROBLEMS OF PSYCHOLOGY

УДК 159.923 ББК 88.53 Г 65

А.В. Гончаров

ИЗУЧЕНИЕ ВЛИЯНИЯ САМООТНОШЕНИЯ СТУДЕНТОВ НА ВЫБОР СТИЛЯ ПОВЕДЕНИЯ В КОНФЛИКТНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ

(РЕЦЕНЗИРОВАНА)

Аннотация. В статье рассматривается психолого-педагогическая проблема влияния самоотношения студентов на стиль поведения в конфликтном взаимодействии. Представлены результаты корреляционного анализа и выявленные значимые связи. В статье подчеркивается существенный принцип целостного процесса подготовки будущего специалиста -гуманистическая ориентация в развитии личности, в соответствии с которым реализуется новая для нашей действительности социокультурная практика создания отношений.

Ключевые слова: избегание, самопринятие, самоотношение, соперничество, самоценность, самоуверенность, самообвинение.

A.V. Goncharov

STUDYING THE INFLUENCE OF THE SELF-ATTITUDE OF STUDENTS ON THE CHOICE OF STYLE OF BEHAVIOUR IN DISPUTED INTERACTION

Abstract. The paper examines the psychological-pedagogical problem of influence of the selfattitude of students on style of behaviour in disputed interaction. Results of the correlation analysis and the revealed significant relations are presented. The author underlines the essential principle of complete process of preparation of the future expert, namely a humanistic orientation in development of the person according to which new practice of creation of relations is realized.

Keywords: avoiding, self-acceptance, the self-attitude, rivalry, self-value, self-confidence, selfcharge.

В России в период социальных и экономических реформ у современного человека появляется множество жизненных и профессиональных трудностей и в связи с необходимостью их преодоления востребована качественная помощь, которую могут оказать специалисты-профессионалы. На сегодняшний день подготовка студентов ВУЗа, будущих специалистов, к профессиональной деятельности представляет собой целостный процесс, важнейшим принципом которого является гуманистическая ориентация в развитии личности.

В соответствии с гуманистической ориентацией в развитии личности в процессе обучения и воспитания реализуется новая для нашей действительности социокультурная практика создания отношений. Психологическими условиями гармонизации этих отношений являются: конгруэнтное самовыражение, адекватное эмпатическое понимание чувств и того смысла, который они имеют, полное принятие себя и другого [1].

В частности, говоря о безусловном принятии, К. Роджерс имеет в виду, что в психотерапевтическом общении психотерапевт предоставляет клиенту свободу, признавая за ним право быть таким, каков он есть, не оценивая ни его чувства, ни ценности или верования, ни его личность.

С целью выяснения уровня самопринятия студентов IV курса ВГИПУ, обучающихся по специальности «Психология», нами был проведен опрос с использованием методики исследования самоотношения (МИС) С.Р. Пантилеева. Количество респондентов составило 16 человек мужского и женского пола. В результате обработки полученных данных по шкале «Самопринятие» выяснилось, что высокие значения (8-10 стен) по этой шкале имеют два человека, а четырнадцать респондентов имеют средние значения, характеризующие человека с избирательным отношением к себе, склонностью принимать не все свои достоинства и критиковать не все свои недостатки. Таким образом, в опрошенной нами группе студентов 12,5% имеют высокий уровень самопринятия. В свою очередь, в исследовании С.М. Колковой показано, что, чем выше уровень безусловного самопринятия, тем выше уровень выраженности таких гуманистических качеств, как безусловное принятие других и эмпатия, как одного из условий, необходимых для установления контакта между психологом и клиентом [2].

Таким образом, можно предположить, что условия, необходимые для гармонизации отношений в процессе взаимодействия специалиста-психолога и клиента, будут осуществляться с некоторыми затруднениями. Это, на наш взгляд, может быть связано с недостаточным учетом научно обоснованных психологических механизмов, влияющих на развитие положительного самоотношения в процессе обучения в высшем учебном заведении.

Мы частично затронули одну из возможных проблем при подготовке в высшем учебном заведении специалиста-профессионала, которая может препятствовать эффективному взаимодействию в процессе его трудовой деятельности.

На наш взгляд, одной из возможных проблем при подготовке специалиста вне зависимости от профиля является подготовка к эффективному взаимодействию в конфликтной ситуации. Н.В. Самсонова утверждает, основываясь на проведенные исследования, что современные выпускники ВУЗов не умеют работать с конфликтами и в условиях конфликта [3].

Для выявления предпочитаемых стилей поведения в конфликтной ситуации у студентов ВГИПУ, обучающихся по специальностям: «Финансы и кредит», «Менеджмент организации», «Юриспруденция», «Психология», «Информационные системы и технологии», нами было проведено тестирование с использованием методики К. Томаса. В результате выяснилось, что стиля соперничества придерживаются 18%, сотрудничества - 16%, избегания - 15% респондентов, компромисса - 44%, а 24% студентов склонны использовать стиль приспособления. Как видно из приведенных результатов, стиль сотрудничества использует совсем небольшой процент респондентов, хотя наиболее ярко на этом фоне выделяется стиль компромисса, который ряд авторов считают формой сотрудничества. Принято считать, что компромисс является эффективной формой взаимодействия только в отдельных случаях, например, когда оба противоборствующих субъекта хотят одного и того же, но уверены, что одновременно для них это невыполнимо, в итоге оба субъекта отказываются от чего-то важного и принципиального. Такая стратегия может привести к возобновлению конфликта и поэтому является недостаточно эффективной.

Превышение 100% обусловлено тем, что ряд студентов в конфликтном взаимодействии предпочитают использовать более одного стиля. Иногда может быть выражена только одна стратегия, в реальной ситуации стратегии могут переходить друг в друга: первоначальные попытки договориться, не увенчавшиеся успехом, могут

смениться «борьбой» сторон, и, напротив, неудачи «силового» решения вынуждают участников ситуации к переговорным вариантам разрешения конфликта.

Таким образом, встает вопрос о факторах, влияющих на выбор стиля поведения в конфликте, и об особенностях личности, способствующих определению ситуации как конфликтной.

Здесь представляется актуальным замечание М.В. Кишко о необходимости изучения внутриличностных структур оппонентов как определяющих выбор стратегии поведения в конфликте [4].

Среди индивидуальных особенностей личности, влияющих на восприятие и понимание других людей, Ежи Мелибруда выделяет такие, как образ «Я» и самооценка. Они являются психологическим фундаментом, на котором базируются различные факторы, влияющие на взаимоотношения с людьми [5]. В свою очередь, В.В. Столин предложил следующие уровни образа «Я»: уровень организма, уровень социального индивида, уровень личности. Образ «Я» состоит из двух взаимосвязанных элементов: знания о себе, то есть представления о себе в форме констатации черт, и самоотношения как оценочного компонента, устойчивого переживания, пронизывающего образ «Я» [6].

В.В. Столин выделяет три измерения самоотношения: симпатию, уважение, близость, которые легли в основу методики, разработанной С.Р. Пантилеевым.

С целью выяснения влияния компонентов самоотношения на стиль поведения в конфликте нами одновременно с опросником К. Томсона был использован опросник МИС С.Р. Пантилеева. Количество респондентов составило 105 человек в возрасте от 17 до 20 лет. При корреляционном анализе значимые связи обнаружились между стилем соперничества и фактором «Самоуверенности» (0,445, при а< 0,01), выражающим самоуважение, отношение к себе как уверенному, самостоятельному, волевому и надежному человеку, который знает, что ему есть за что себя уважать. У человека с высоким самоуважением присутствует ощущение собственного «Я», высокая смелость в общении, доминирует мотив успеха. Проблемы затрагивают неглубоко и переживаются недолго. Уверенный в себе и своих силах человек наиболее склонен применять стиль соперничества, возможно, для того, чтобы отстоять свою позицию, достигнуть желаемой цели. Также соперничество связано с «Самоценностью» (0,426, при а<0,01). Высокая самоценность принадлежит человеку, высоко оценивающему свой духовный потенциал, богатство своего внутреннего мира, склонному принимать себя как индивидуальность. Уверенность в себе помогает противостоять средовым воздействиям. Стоит подметить, что такой стиль, как сотрудничество, предполагает способность человека отстоять свою точку зрения. Положительная связь была замечена с «Самопривязанностью» (0,346, при а<0,01). Высокие значения шкалы «Самопривязанность» отражают ригидность «Я-концепции», стремление сохранить в неизменном виде свои качества, требования к себе, а главное, видение и оценку себя. Также характерна тревожность и предрасположенность воспринимать окружающий мир как угрожающий самооценке что, вероятно, может проявляться в навязывании партнеру своей позиции, проявляющейся в соперничестве. «Самообвинение» и стиль соперничества связаны между собой отрицательно (-0,317, при а <0,01). Низкие значения шкалы «Самообвинения» характерны для человека, который отрицает собственную вину в конфликтных ситуациях. Защита собственного «Я» осуществляется путем обвинения преимущественно других, перенесением ответственности за устранение барьеров на пути к достижению цели на окружающих. Ощущение удовлетворенности собой сочетается с порицанием других, поисками в них источников всех неприятностей и бед.

Что же касается стиля избегания, то отрицательная связь обнаружена с «Самоуверенностью» (-0,429, при а<0,01). Неуверенный в своих возможностях человек сомневается в своих способностях, не доверяет своим решениям, часто сомневается в способности преодолеть трудности, препятствия и достигнуть своей цели. При низкой самоуверенности возможно избегание контактов с людьми, глубокое погружение в собственные проблемы, внутренняя напряженность, что и объясняет данный стиль поведения в конфликте.

«Самообвинение» (0,3 при а<0,01) связано со стилем избегания положительно, а «Отраженное самоотношение» (-0,362, при а<0,01), «Самоценность» (-0,328, при а<0,01), «Самопривязанность» (-0,326, при а<0,01) имеют обратные связи. Одной из общих

характеристик этих компонентов самоотношения является недостаточный волевой контроль, необходимый для преодоления внешних и внутренних обстоятельств на пути к достижению цели, а также неуверенность в себе, которая и ослабляет сопротивление средовым воздействиям, что и влияет, по-видимому, на выбор в качестве оптимального стиля - избегание.

Можно предположить, что при высокой самоценности, самоуверенности соперничество может выражаться в стремлении отстоять свою позицию, а высокая культура и духовный мир определяют в конфликтном взаимодействии уважение позиции другого и, как следствие, нацеленность на совместный поиск решения, которое бы удовлетворяло обе стороны. Высокие значения шкалы (8-10 стен) «Самопривязанность» и низкие (1-3 стен) «Самообвинения» свойственны человеку, который основной причиной происходящего с ним видит внешние обстоятельства и воспринимает мир как угрожающий самооценке. Из чего следует, что высокая культура и духовный мир могут определять нацеленность личности студента на сотрудничество, диалог.

В соответствии с идеей К. Роджерса о трех уровнях эмпатии И.В. Хитрова выделила критерии уровня развития культуры межличностных отношений студентов. Высокому уровню соответствуют: знания о феномене личности; знание этикета; знание нравственных норм и общественных ценностей; знание правил общения; осознание процесса развития культуры межличностных отношений и понимание перспектив овладения ею; развитые эмпатийные и рефлексивные умения (постоянное, глубокое и точное понимание другого человека, мотивов его поведения, эмоциональное сопереживание собеседнику); саморегуляция и самоконтроль; владение своими чувствами, состояниями, намерениями; гибкость и адаптивность; наличие положительной мотивации; готовность применять приобретенные знания, навыки, умения и отношения в поведении.

Низкий уровень культуры межличностных отношений характеризуется отсутствием знаний о феномене личности; фрагментарными знаниями о нравственных нормах и правилах общения; агрессивностью, бесцеремонностью, импульсивностью, нетерпимостью, раздражительностью, возбудимостью; неразвитостью аффективной сферы: эмоциональной глухотой, слепотой к чувствам и мыслям других, отсутствием толерантности; отсутствием мотивации общаться в соответствии с обозначенными правилами [7].

Образцом определенного уровня культуры отношений в процессе обучения и воспитания в образовательном учреждении является преподаватель. Когда учитель способен заодно продемонстрировать учащимся высокую и отточенную культуру межличностных отношений, справедливость в сочетании с безупречным тактом, энтузиазм в соединении с благородной скромностью, тогда, невольно подражая такому педагогу, младшее поколение формируется духовно гармоничным, способным к человечному разрешению столь нередких в жизни межличностных конфликтов [8].

Подводя итог можно сказать, что на формирование определенного уровня межличностных отношений студентов в процессе обучения большое влияние оказывает педагог. Высокий уровень культуры межличностных отношений, духовное развитие личности студента, уверенность в себе и самоценность могут определять направленность личности студента на сотрудничество, на диалог в конфликтной ситуации. Низкий же уровень культуры межличностных отношений, сильная привязанность к неадекватному образу «Я» могут рождать межличностные конфликты, что и определяет выбор в качестве оптимального стиля соперничество, борьбу.

Таким образом, существует необходимость разработки и внедрения в процесс подготовки специалистов в вузе программ обучения навыкам сотрудничества, основанных на развитии позитивного самоотношения личности и формировании высокой культуры межличностных отношений, культуры делового общения, культуры межнационального общения.

Примечания:

1. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс, 1994. 480 с.

2. Колкова С.М. Безусловное самопринятие как фактор развития гуманистических качеств личности будущих психологов: дис. ... канд. психол. наук. Красноярск, 2006. 159 с.

3. Самсонова Н.В. Конфликтологическая культура специалиста и технология ее формирования в системе вузовского образовани. Калининград: Изд-во КГУ, 2002. 308 с.

4. Кишко М.В. Внутриличностные детерминанты выбора стратегии поведения в конфликте: автореф. дис. ... канд. психол. наук. Екатеринбург, 2003. 20 с.

5. Мелибруда Е. Я-ТЫ-МЫ Психологические особенности улучшения общения. М.: Прогресс, 1986. 256 с.

6. Столин В.В. Самосознание личности. М.: Изд-во. МГУ, 1983. 284 с.

7. Хитрова И.В. Педагогическое взаимодействие как средство развития культуры межличностных отношений в образовательном процессе ВУЗа: автореф. дис. ... канд. пед. наук. Рязань, 2006. 22 с.

8. Добрович А.Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. М.: Просвещение, 1987. 207 с.

References:

1. Rogers K.R. Sight on psychotherapy. Formation of the person. М.: Progress, 1994. 480 p.

2. Kolkova S.M. Unconditional self-acceptance as the factor of development of humanistic qualities of the person of the future psychologists: Dissertation for Candidate of Psychology degree. Krasnoyarsk, 2006. 159 p.

3. Samsonova N.V. Conflict culture of the expert and technology of its formation in system of higher school education. Kaliningrad: KGU Publishing House, 2002. 308 p.

4. Kishko M.V. Intrapersonal determinants of a choice of strategy of behaviour in the conflict: Author’s summary of Dissertation for Candidate of Psychology degree. Ekaterinburg, 2003. 20 p.

5. Melibruda Е. ME-YOU-WE Psychological features of improvement of dialogue. М.: Progress, 1986.256 p.

6. Stolin V.V. Self-consciousness of the person. М.: Moscow State University Publishing House, 1983.284 p.

7. Khitrova I.V. Pedagogical interaction as means of development of culture of interpersonal relations in educational process of higher school: Author’s summary of Dissertation for Candidate of Pedagogy degree. Ryazan, 2006. 22 p.

8. Dobrovich A.B. To the tutor about psychology and psychohygiene of dialogue. М.: Prosveshchenie, 1987. 207 p.