ЛИТЕРАТУРА

1. Котенев И. О. Психологические реакции работников милиции в чрезвычайных обстоятельствах и постстрессовые состояния: предупреждение и психологическая коррекция // Психопедагогика в правоохранительных органах. - 1996. -№ 1(3).

2. Организация психологического обеспечения деятельности сотрудников органов внутренних дел в экстремальных условиях: методическое пособие / под ред. В. М. Бурыкина. -М., 2004.

3. Организация психологической реабилитации сотрудников органов внутренних дел: методическое пособие / под ред. М. И. Марьина. - М., 2002.

4. Пушкарев А. Л., Доморацкий В. А., Гордеева Е. Г По-сттравматическое стрессовое расстройство, диагностика и лечение, психофармакотерапия, психотерапия. - М., 2000.

5. Сидоренко Е. Методы математической обработки в психологии. - СПб., 2000.

6. Собчик Л. Н. Введение в психологию индивидуальности. - М., 2001.

7. Тарабрина Н. В. Практикум по психологии посттрав-матического стресса. - СПб., 2001.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПЕЦИАЛЬНОГО ОБОРУДОВАНИЯ ПРИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ

С. Г. Грачев

Данная статья посвящена особенностям использования психокоррекционного оборудования в условиях проведения контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона.

Ключевые слова: агрессия, адаптация, анализатор, апатия, аффект, вербализация, взаимодействие, внушение, галлюцинации, депрессия, мотив, нормы, общение, поведение, психическая травма, психологический стресс, релаксация, суицид, тревожность, фобии.

Анализ суицидов среди сотрудников МВД показывает: несмотря на тенденцию к общему уменьшению их числа, доля суицидов, совершенных участниками контртеррористической операции (КТО) на территории Северо-Кавказского региона, ежегодно увеличивается: 2004 г. - 24,0% их; 2005 г. - 26,5; 2006 и 2007 гг. - 30,0% от общего числа.

Заметим, что это данные только по действующим сотрудникам. Если тенденция в сторону увеличения сохранится, то в недалеком будущем мы рискуем повторить так называемый «вьетнамский» вариант. Известно, что в настоящее время в США число ветеранов войны во Вьетнаме, покончивших жизнь самоубийством, значительно превысило число лиц, погибших непосредственно в результате боевых действий.

Исследование динамики семейного положения сотрудников (табл.) показало, что в семьях с нарушенными внутрисемейными отношениями отмечалось резкое ухудшение психического здоровья всех членов семьи. Это зачастую осложнялось вторичными микро- и макроконфликтами и приводило к резкому увеличению количества разводов в данных семьях. Одновременно стрес-

согенное воздействие оказало стимулирующее влияние на сотрудников, имеющих статус холостяков, т. е увеличилась доля женатых лиц. Сказалась внутренняя потребность в заботе, защите, покровительстве, домашнем комфорте, которые обеспечивают брачные отношения. Однако, как показывает практика, в течение пяти лет число разводов в семьях сотрудников, заключивших брак в первый год после участия в КТО, достигает 50. Таким образом, реально число разводов значительно превышает число заключенных браков.

Таблица

Динамика семейного положения сотрудников, принимавших участие в КТО, %

Участие в КТО Семейный статус

холост женат разведен

До 87,2 12,8 0

После 42,6 27,7 19,1

На самом деле указанные выше цифры (количество суицидов и разводов) это лишь вершина айсберга. Никто не скажет точно, сколько участников КТО в настоящее время испытывают и другие деструктивные формы поведения. Это и алкоголизм, и снижение работоспособности, и нарушение социальной адаптации. Почти половина опрошенных сотрудников, принимавших участие в КТО, жалуются, что они не могут найти понимания ни в обществе, ни в семье. Каждый четвертый заявил, что испытывает трудности при общении в трудовом коллективе. Психогенные расстройства у опрошенных достигают 70%, а у 15-20% их имеются хронические по-сттравматические состояния, вызванные стрессом.

По данным ведущих отечественных военных психиатров, изучающих частоту и структуру санитарных потерь при вооруженных конфликтах и локальных войнах (к которым относится и КТО), в последнее время существенно изменились потери психиатрического профиля в сторону увеличения числа расстройств пограничного уровня. Круг явлений, вызывающих травматические стрессовые нарушения, достаточно широк. Он охватывает множество ситуаций, когда возникает угроза собственной жизни или жизни близкого человека, угроза физическому здоровью или образу «Я».

Нарушения, развивающиеся после пережитой психологической травмы, затрагивают все уровни функционирования человека (физиологический, личностный, уровень межличностного и социального взаимодействия) и приводят к стойким личностным изменениям.

Для оказания квалифицированной психологической помощи данной категории сотрудников необходимо сначала выяснить причины такого поведения, основы которого надо искать в специфическом виде деятельности, осуществляемом сотрудниками МВД на территории Северо-Кавказского региона (СКР) в настоящее время. Существенные различия выделяются в наборе профессионально важных качеств (позволяющих наиболее успешно осуществлять деятельность) сотрудников, осуществляющих служебные задачи в повседневной жизни, и сотрудников, выполняющих служебно-боевые задачи на территории СКР. Для первых это: тактичное отношение к гражданам, умение слушать обратившихся к ним граждан, исполнительность, знание нормативно-правовой

документации, умение быстро принимать решение. Для вторых это: бдительность, уверенное владение оружием, эффективная работа в группе, умение правильно принимать решения в экстремальных условиях, при внезапно меняющейся обстановке, устойчивость к стрессам. Закрепление данных качеств обусловливается особенностью оперативной обстановки в СКР.

Хотя все перечисленные личностные изменения и находятся в рамках так называемой вменяемости, тем не менее, они носят достаточно устойчивый характер. При неоказании своевременной психологической и психотерапевтической помощи сотруднику риск возникновения нервно-психических заболеваний и срывов достаточно велик.

К сожалению, в настоящее время психотерапевтические и психокоррекционные мероприятия по работе с данной категорией сотрудников направлены на восстановление их социальной адаптации. Основная позиция данного метода: отвлечь внимание пациента от травмирующих событий, послуживших причиной ПТСР, и таким образом помочь ему «стать нормальным», приспособить свое поведение к общепринятым правилам. Это предполагает, что получивший психическую травму человек должен изменить свое поведение так, чтобы слиться с основной массой сограждан.

Недостаток такого замысла состоит в том, что социальная адаптация вряд ли поможет человеку, пробывшему долгое время в экстремальных условиях, вернуть душевный покой и радость жизни. Такой подход может внушить ему, что для выздоровления он должен изменять свое поведение, чтобы стать «как все, нормальным», а значит, перестать действовать, думать и чувствовать по-своему, «не как все». А это практически невозможно в принципе, так как он понимает, знает и помнит, что данные качества, которые большая часть общества считает неприемлемыми, неоднократно сохраняли либо способствовали сохранению его жизни. Фактически этот подход предлагает лечить симптомы заболевания, а не его причину, и целью лечения должно быть не здоровье, а соответствие общепринятым нормам поведения.

На наш взгляд, путь социальной адаптации не может привести к полному, истинному выздоровлению. Вместе с тем, проводя квалифицированные профилактические и подготовительные психокоррекционные мероприятия, возможно значительно снизить негативное влияние всех описанных выше процессов. Мы считаем, что работа с сотрудниками, принимающими участие в контртеррористических операциях, должна включать ряд последовательных мероприятий. Во-первых, мероприятия, направленные на подготовку сотрудников к деятельности в экстремальных условиях, непосредственно до участия в контртеррористических операциях. Во-вторых, работа с сотрудниками, находящимися непосредственно в зоне проведения контртеррористических операций. Одновременно с этим необходимо и проведение конкретных мероприятий с семьями сотрудников. В-третьих, работа как с сотрудниками, так и с их семьями после возвращения сотрудников из зоны проведения КТО.

В данной статье мы хотели бы более подробно остановиться на работе, проводимой с сотрудниками, не-

посредственно находящимися в зоне проведения контртеррористических операций. Такая работа и сложна, и проста одновременно. Сложна тем, что проводить ее необходимо в особых условиях, связанных с угрозой жизни для самого психолога, а проста тем, что специалисту предоставляется возможность работать с посттрав-матическими нарушениями в ближайшее время после травмы, когда приведшие к стрессу воздействия осознаваемы, не вытеснены в соматическую сферу, и не требуют чрезвычайно глубоких навыков консультирования или психотерапии. Проблемы коррекции посттравма-тических стрессовых расстройств не являются новыми для психологической службы МВД России. В 2006 г. в Департаменте кадрового обеспечения МВД России М. И. Марьиным и Ю. Г. Касперович было разработано методическое пособие «Организация психологического обеспечения контртеррористической деятельности». В этом пособии авторы отразили наиболее значимые психологические проблемы участников контртеррористической деятельности и обозначили основные направления решения данных проблем. Однако в нем не говорилось об использовании в этих целях специального психокоррекционного оборудования

В настоящее время для психологического обеспечения контртеррористической операции при работе с сотрудниками, психологами используется достаточно большое количество специального коррекционного оборудования: «Активациометр», «АПЭК», «Релана», «Цве-тодин», аппараты класса «Вояджер». Данное оборудование позволяет достаточно эффективно проводить индивидуальную психокоррекционную работу с сотрудниками, направленную прежде всего на нормализацию их морально-психологического состояния.

Кроме того, использование различной аппаратуры позволяет быстро и эффективно войти в доверительные отношения с личным составом, необходимые для выяснения различных сторон жизнедеятельности каждого отдельного сотрудника и подразделения в целом. На наш взгляд, такой эффект достигается за счет оказываемого аппаратом воздействия, в условиях отсутствия опасений быть оцененными как личность, что ведет к большой заинтересованности со стороны сотрудников.

В направлении психокоррекции выработан определенный опыт использования перечисленной аппаратуры. Достаточно хорошо зарекомендовали себя аппараты аудиовизуальной стимуляции класса «ВОЯДЖЕР», позволяющие проводить широкий спектр психокоррекционных мероприятий в каждом конкретном случае (мобилизация, релаксация и т. д.). На работе с данным аппаратом остановимся более подробно (на примере прибора “Nova Pro-100”). Аппарат состоит из блока, содержащего набор коррекционных программ, наушников и фотостимулирующих очков.

Действие прибора основано на том, что в настоящее время наукой признано существование четырех основных видов колебаний в человеческом мозге, каждому из которых соответствует свой диапазон частот и состояние сознания, при котором он доминирует.

Бета-волны - самые быстрые. Их частота варьирует от 14 до более чем 100 колебаний в секунду (герц).

В обычном, бодрствующем состоянии, когда мы открытыми глазами наблюдаем мир вокруг себя, или сосредоточены на решении текущих проблем, эти волны, преимущественно в диапазоне от 14 до 40 герц, доминируют в нашем мозгу. Бета-волны обычно связаны с бодрствованием, пробужденностью, сосредоточенностью, познанием и - в случае их избытка - беспокойством.

Альфа-волны возникают, когда мы закрываем глаза и начинаем пассивно расслабляться, не думая ни о чем. Колебания в мозгу при этом замедляются, и появляются «всплески» альфа-волн, т. е. колебаний в диапазоне от 8 до 13 герц. Если мы продолжим расслабление без фокусировки своих мыслей, альфа-волны начнут доминировать во всем мозгу, и мы погрузимся в состояние приятной умиротворенности, именуемое еще «альфа-состоянием». По-видимому, альфа-состояние является «нейтральным», бездеятельным состоянием мозга; на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) здорового человека, не находящегося под влиянием стресса, альфа-волн всегда много. Недостаток их может быть признаком беспокойства, стресса, нарушения в деятельности мозга или болезни.

Тета-волны появляются, когда спокойствие, умиротворенное бодрствование переходят в сонливость. Колебания в мозгу становятся более медленными и ритмичными, находятся в диапазоне от 4 до 8 герц. Это состояние называют еще «сумеречным», поскольку в нем человек находится между сном и бодрствованием. Часто оно сопровождается видением неожиданных, сноподобных образов, сопровождаемых яркими воспоминаниями, особенно детскими. Тета-состояние открывает доступ к содержимому бессознательной части, свободным ассоциациям, неожиданным озарениям, творческим идеям. Это таинственное, неуловимое состояние, которое долгое время оставалось малоисследованным, поскольку трудно было зафиксировать его на более или менее продолжительный промежуток времени. Большинство людей засыпают, как только в их мозгу появляется сколько-нибудь заметное количество тета-волн.

Дельта-волны начинают доминировать, когда мы погружаемся в сон. Они еще медленнее, чем тета-волны, поскольку имеют частоту менее 4 колебаний в секунду. При доминировании дельта-волн человек находится либо в сонном, либо в ином бессознательном состоянии. Примечательно, что именно в этом состоянии наш мозг выделяет наибольшее количество гормонов роста.

Предположим, что мы слушаем через наушники какую-либо фонограмму (именно через наушники), в которых на правом канале записи звук частотой 400 герц, а на левом канале, на той же громкости - звук частотой 416 герц. Тогда, в силу определенных физиологических особенностей наших органов слуха, в обоих полушариях нашего мозга возникнут колебания с разностной частотой в 16 герц (416 - 400 = 16), или бета-волны. При этом оба полушария генерируют бета-волны синхронно, т. е. в различных зонах мозга они будут совпадать по частоте и фазе. Человек при этом будет реально ощущать в своей голове или даже во всем теле низкочастотные биения, которые называются бинауральным ритмом.

Бинауральные ритмы в дельта- (менее 4 гц) и тета-(4-8 гц) диапазонах связываются с состояниями расслабления, медитации и творчества и используются в качестве средства, помогающего уснуть. Бинауральные ритмы с частотой альфа-волн (8-13 гц) возбуждают соответствующие волны в мозге, что соответствует состоянию спокойного бодрствования, а ритмы бета-диапазона (обычно 14-24 гц) связываются с повышенной сосредоточенностью и бодрствованием, а также с улучшением памяти. При совпадении по частоте с ритмом мозга, соответствующим определенному состоянию сознания, бинауральный ритм способен вызвать это состояние.

Анализ социально-психологических и моральнопсихологических исследований в зоне проведения КТО на территории СКР позволяет сделать выводы об особенностях протекания психических процессов сотрудников (напомним, что в настоящее время срок служебной командировки в данный регион составляет 6 месяцев).

Условно эти особенности можно разделить на четыре временных блока:

1. Первые 1-1,5 месяца преобладают процессы, связанные с адаптацией к новым условиям несения службы и быта. Физиологически данные процессы сопровождаются, как правило, нарушением сна.

2. Период от 1,5 до 4 месяцев можно считать наиболее благоприятным для несения службы. Как правило, большинство внутренних ресурсов сотрудников направлено на качественное исполнение служебных обязанностей.

3. На 5-м месяце несения службы, вследствие постоянных физических и психологических нагрузок, наступает стадия эмоционального истощения. На данный промежуток времени приходится наибольшее количество межличностных конфликтов и иных форм деструктивных проявлений.

4. 6-й месяц, в большинстве случаев, на фоне усиления эмоционального истощения, сопровождается апатией к несению службы, межличностному общению, всему происходящему в целом. Внутренние ресурсы сотрудника направлены на преодоление временного промежутка, оставшегося до возвращения домой. На данном этапе резко снижается работоспособность, нарушается сон, увеличивается количество соматических заболеваний.

Итак, наибольшее количество нервно-психологических срывов приходится на первый и третий этапы.

На первом этапе, как показывает практика применения “Nova Pro-100”, наиболее эффективными зарекомендовали себя программы сна: S04 (дремота - легкий сон на 18 минут с последующим освежающим пробуждением) и S02 (поддержка процесса сна).

На третьем этапе целесообразно использовать программы релаксации: R03 (мощное расслабление, рекомендованное после работы на износ) и R10 (волны спокойствия - приливы успокоения и безмятежности, для быстрого расслабления). Кроме того, на втором этапе также возможно использование релаксационных программ, например, R12 (неглубокая релаксация).

Четвертый этап предполагает использование комплекса психокоррекционных программ, так как в эмоциональном плане это самый сложный этап. Здесь необхо-

димо сочетание (чередование) программ релаксации (Я6 - успокоение и Я15 - глубокий отдых), сна (803 -мощная поддержка сна и 806 - глубокий сон), а также программ энергизации, позволяющих мобилизовать внутренние ресурсы на выполнение работы (Е01 - зарядка перед тяжелой работой, Е08 - проснись и чувствуй бодрость, Е09 - помогает настроиться на активную деятельность). Программы энергизации целесообразно применять и перед заступлением сотрудников на пост для выполнения служебно-боевых задач на протяжении всей командировки.

В качестве дополнительного звукового сопровождения можно использовать музыку, содержащую звуки моря.

К сожалению, далеко не все подразделения, выполняющие служебно-боевые задачи в зоне проведении контртеррористической операции на территории СКР, оснащены подобной аппаратурой. Однако в тех подразделениях, где данная аппаратура используется, отмечается значительно меньшее количество межличностных конфликтов, нарушений служебной дисциплины, нервно-психических срывов, а социально-психологический климат является более благоприятным.

ЛИТЕРАТУРА

1. Александровский Ю. А., Лобастое О. С., СпивакЛ. И., Щукин Б. П. Психогении в экстремальных условиях. - М., 1991.

2. Галицкий В. П. Участие федеральных органов безопасности в предотвращении внутренних вооруженных конфликтов на территории России // Армия и общество. - 1999. - № 2.

3. Гальперин П. Я. Введение в психологию. - 4-е изд. -М., 2002.

4. Грачев С. Г. Особенности социально-психологической деформации сотрудников органов внутренних дел, принимавших участие в контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона // Вопросы психологии экстремальных ситуаций. - 2006. - № 4.

5. Грачев С. Г. Применение приборов аудиовизуальной стимуляции при психологической работе с сотрудниками, выполняющими служебные обязанности в особых условиях // Вопросы психологии экстремальных ситуаций. - 2007. - № 2.

6. КолодзинБ. Как жить после психической травмы. - М., 1992.

7. Организация психологического обеспечения контртеррористической деятельности: методическое пособие. - М., 2006.

8. Проблемы военной психологии / под общ. ред. А. Е. Тараса. - Минск, 2003.

9. Тактика. - М., 1996.

10. ТолочекВ. А. Современная психология труда. - СПб., 2005.

11. ЧерепановаЕ. М. Психологический стресс. - М., 1996.

ФАКТОРЫ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА У СОТРУДНИКОВ ОВД

Т. Н. Левашова

В статье рассматриваются факторы суицидального риска у сотрудников. Приводятся наиболее значимые параметры о суицидентах.

Ключевые слова: суицид, факторы, мотивы, сотрудники, риск, эмоциональность.

Сложности диагностирования на ранней стадии суицидального риска и недостаточная эффективность проведения профилактической работы по снижению уровня суицидов и других видов чрезвычайных происшествий среди личного состава заставили нас подойти к данному вопросу с позиции определения более точного использования психологических знаний и, соответственно, целенаправленного психокорекционного воздействия.

В январе-марте 2007 г. в ГУВД по г. Москве было проведено исследование личностных, биографических и социальных предпосылок, способствующих развитию и проявлению суицидальных намерений у сотрудников ОВД. Для проведения исследования были использованы наиболее полные архивные материалы на сотрудников подразделений московской милиции, покончивших жизнь самоубийством (64) и совершивших попытки самоубийств (4) за 1996-2006 гг. Их составили: служебные и аттестационные характеристики, материалы служебных проверок, объяснения коллег и родственников погибших, выписки из личных дел, психологические паспорта суицидентов с материалами психодиагностических обследований, проведенные психологами кадровых аппаратов и ЦПД, а в ряде случаев также психологические заключения по материалам служебных расследований, заключения судебно-медицинских экспертов, экс-пертов-психиатров поликлиник ГУВД и ГНЦС и СП им. В. П. Сербского, материалы прокуратуры.

На основе анализа была разработана таблица, включающая социально-биографические, личностные факторы жизни и деятельности данной категории сотрудников, которая состояла из 102 показателей, объединенных по темам (общебиографические данные (7 факторов), данные по первичной семье, по наследственности (14), по собственной семье суицидента (8), дополнительные со-циобиографические сведения, зависимости и другие показатели (7), особенности трудовой деятельности (17), состояние суицидента, обстоятельства и сама ситуация, непосредственно предшествующая суициду (12), характеристики личности суицидента (шкалы СМИЛ, стандартный 1р со средним значением 100 и стандартным отклонением 15, т. е. результаты тестирования и наблюдений, составленные по клиническим беседам, содержание служебных характеристик и отзывов родственников суицидентов) (29), отдельно вынесены мотивационная сфера (3), ценностно-смысловая шкала (4) и мотив самоубийства (1).

Для сравнения результатов была выстроена вторая группа данных, представляющая собой выборку относительно 64 сотрудников, ранее принимавших участие в антитеррористической деятельности на территории СКР, имеющих близкий возраст и стаж службы, идентичные выбранным для исследования суицидентам, а также проходивших ежегодно плановую психологическую реабилитацию. С данными сотрудниками в рамках плановой психодиагностики было проведено обследование с целью определения аналогичных показателей личностной сферы, самооценки, уровня притязаний, скорости возникновения и протекания психических процессов (темп психической деятельности), уровня интеллектуальных способностей, типа и качества мышления и др.

После кодирования (в цифровых значениях) аналогично первой группе была проведена математическая