А.С. Огнев, О.Г. Венерина, В.А. Яковлев

использование инструментальной психодиагностики для оценки информационного контента

описана комплексная методика оценки субъективной привлекательности информационного контента, представленного в виде различных типов визуальных стимулов. используемый комплекс включает оценку глазодвигательных реакций, анализ полиграмм и цветовой семантический круг. приведены оптимальные режимы и основные результаты применения комплекса для оценки текстовой и графической составляющих информационного контента.

Ключевые слова: инструментальная психодиагностика, информационный контент, айтрекер, полиграф, психосемантика.

В современной практике оценки информационного контента по-прежнему преобладают давно ставшие традиционными социологические методы исследования: опросы респондентов, интервьюирование экспертов, фокус-группы, контент-анализ. Буквально в последние годы к числу таких методов добивался айтрекинг (регистрация глазо-двигательных

педагогика и психология

проблемы практической психологии

реакций) как средство оценки полезности, удобства пользовательских интерфейсов.

Разумеется, оценка удобства интерфейса, с помощью которого оператор использует то или иное техническое средство, - важнейшая часть тестирования машино-технических комплексов. Но и разработчиков, и потребителей информационного контента все больше волнует то, какое психологическое воздействие он оказывает. Особенно важным этот вопрос становится при попытке обеспечить с помощью информационного контента рекламный эффект.

Новый виток в развитии средств инструментальной психодиагностики позволяет надеяться на то, что с ее помощью мы можем дополнить различные виды самоотчетов, косвенные оценки реакций пользователей сведениями о непосредственном непроизвольном реагировании человека на содержание и форму информационного сообщения. Благодаря развитию измерительной техники и мощным компьютерным средствам обработки полученного сигнала появилась возможность производить точную регистрацию и детальный анализ психофизиологических откликов человека на различные виды информации и формы ее подачи.

Различные виды инструментальной регистрации непосредственных реакций потребителей уже активно используются в нейромаркетинге для изучения поведения покупателя. Но пока для этого в основном применяются дорогостоящие виды магнито-резонансной и позитивно-эмиссионной томографии [6; 9].

Чтобы применение инструментальных методов регистрации непроизвольных реакций человека стало более доступным для их широкомасштабного прикладного применения, ведутся работы по усовершенствованию аппаратной и методической базы электроэнцефалографии. Получены первые подтверждения (некоторые авторы их даже называют сенсационными) взаимосвязи регистрируемой электрической активности лобных долей головного мозга и модальности переживаемых в этот момент эмоциональных реакций человека [6]. Однако следует признать, что такие исследования все еще носят эпизодический характер. И одна из основных причин этого - недостаточное развитие методической базы для масштабного применения доступных средств инструментальной психодиагностики именно при оценке реакции человека на различные виды информационного контента.

Главной целью нашего исследования стало построение эффективной методики оценки средствами инструментальной психодиагностики непроизвольных реакций человека на предъявляемые ему визуальные стимулы. В качестве визуальных стимулов нами использовались особым

образом подобранные скриншоты - снимки изображений с компьютерных мониторов и составленные самими испытуемыми краткие рукописные тексты.

В первую группу таких стимулов вошли два вида изображений животных. Это были изображения, которые вызывали либо положительные (котенок, щенок, панда и т.п.), либо отрицательные эмоции (атакующая змея, таракан, клещ-сапрофит и т.д.). Первичный отбор стимулов проводился методом экспертных оценок. Затем производилась отбраковка стимулов по итогам их психосемантической аттестации. На этом этапе был использован цветовой психосемантический круг (методика ЦПСК) [7]. Окончательный отбор стимулов производился на основе пилотных экспериментов.

Во вторую группу визуальных стимулов были включены скриншоты первых станиц сайтов. Для проведения экспериментов нами были выбраны четыре сезонных варианта сайта МГГУ им. М.А. Шолохова и сайты пяти московских вузов гуманитарного профиля. В исследованиях также использовались скриншоты первых страниц пяти ведущих поисковых систем Рунета. Кроме того, с помощью списка ТОП-100 ведущих студий Рунета нами были отобраны скриншоты первых страниц сайтов двадцати пяти наиболее успешных создателей интернет-контента.

В третью группу визуальных стимулов вошли краткие текстовые описания испытуемыми своей мечты. Для составления таких описаний испытуемых просили в начале эксперимента указать не менее восьми жизненно важных целей, реализация которых станет для них исполнением их самых важных жизненных замыслов. Затем на отдельных листах бумаги каждый испытуемый крупными буквами записывал словесное обозначение каждой из восьми наиболее значимых для него жизненных целей. Размером букв и краткостью описания цели (часто одним-двумя словами) для испытуемого обеспечивалась возможность прочесть составленный им текст не более чем за 10-15 с с расстояния не менее 0,5 м, когда этот визуальный стимул предъявляется ему ассистентом полиграфолога.

Аппаратную базу исследований составили:

- полиграф «Диана-4» в сочетании с системой многокамерной видеозаписи поведения испытуемого (такие видеозаписи использовались как основа для профайлинга - оценки вербальных и невербальных реакций испытуемых на предъявлявшиеся стимулы);

- высокочастотная система трекинга глаз SMI Hi-Speed 1250; анализ перемещения взора проводился с помощью программы BeGaze™, с помощью которой выделялись области фиксации взгляда, строились «температурные» карты и карты внимания.

педагогика и психология

проблемы практической психологии

В исследованиях приняло участие 167 испытуемых, в число которых вошли профессорско-преподавательский состав (32 человека), студенты дневной (83), вечерней (31) и заочной (16 человек) форм обучения МГГУ им. М.А. Шолохова, участники образовательного форума Селигер-2010 (12 человек).

Для оценки изображений животных и скриншотов сайтов полиграф использовался следующим образом. после предварительных стандартных процедур, применяемых в ходе полиграфических проверок [3], ассистент полиграфолога поочередно показывал испытуемому бумажную копию скриншота сайта или изображение животного. Увидев изображение, испытуемый произносил фразу: «Мне нравится». После этого полиграфолог производил регистрацию физиологических показателей состояния испытуемого.

Каждая серия стимулов повторялась не менее трех раз. Полученные полиграммы анализировались с помощью заложенного в программном пакете комплекса «Диана-4» алгоритма машинной обработки данных, затем с помощью балльной системы оценки полученных кривых и отдельно - путем визуальной экспертизы. В качестве итоговых отбирались те варианты заключений, которые совпадали во всех использовавшихся способах анализа полиграмм.

Аналогичным образом строилась работа и с визуальными текстами жизненно важных целей испытуемых. Особенность работы с таким визуальными стимулами состояла только в том, что увидев очередной визуальный стимул, испытуемый произносил фразу: «Моя мечта».

Для определения характера непроизвольных реакций на скриншоты сайтов полученные при работе с ними полиграммы сопоставлялись с тем, как испытуемые реагировали на изображения животных. кроме того, проводилось ранжирование скриншотов по степени интенсивности соответствовавших им реакций. Эти ранги сопоставлялись с ранжированием скриншотов испытуемыми по степени субъективной привлекательности. кроме того, эти ранги сравнивались с рангами, которое были присвоены скриншотам по результатам психосемантических исследований с использованием методики ЦПСК.

Сходство картин реагирования на изображения животных и на скриншоты сайтов выявлено только в тех случаях, когда это были изображения, вызывающие у испытуемых отрицательные эмоции. Для оценки степени такого сходства нами был использован бисериальный коэффициент корреляции [5]. В качестве дихотомической шкалы нами были использованы коды 0 и 1, которым соответствовали оценки изображений «нравится» и «не нравится». В качестве шкалы отношений использовались балльные оценки полиграмм.

Достоверные корреляции рангов, выявленных с помощью полиграфа, и рангов, полученных путем субъективной оценки привлекательности скриншотов, были получены только для наиболее принимаемых (ранг которых при использовании различных процедур ранжирования колебался от 1 до 3) и наиболее отвергаемыми изображений (ранг колебался в интервале от 6 до 8).

При работе с жизненно важными целями их перечень ранжировался по степени интенсивности зафиксированных полиграфом реакций. Примечательно, что в посттестовой беседе более 70% испытуемых соглашались с построенной таким образом иерархией значимости описанных ими целей. В большинстве случаев они даже находили полученным результатам рациональные обоснование (чего по условиям эксперимента от них не требовалось). Установленный на основе полиграфологических оценок ранг наиболее и наименее значимых целей в значительной степени отвечал рангам, полученным для этих же целей методом ЦПСк (коэффициент корреляции рангов Спирмена 0,61 при его критическом значении 0,16 с доверительной вероятностью 0,01; расчет производился с помощью статистического пакета STADIA 6.2).

Первая серия экспериментов с использованием айтрекера проводилась путем поочередного выведения на его экран сначала одиночных стимулов, затем одновременно пары стимулов, затем четырех, шести и, наконец, восьми стимулов. При одновременном экспонировании двух и более стимулов на экран выводилось равное число изображений, вызывающих у большинства испытуемых положительные и отрицательные эмоции. Анализ групповых «температурных» карт и карт внимания, полученных в результате суммарного наложения индивидуальных сессий всех испытуемых, показал, что при одновременном экспонировании нескольких визуальных стимулов взгляд испытуемых непроизвольно более длительное время фиксируется на позитивно нагруженных изображениях. Это дает возможность разделять субъективно принимаемые и отвергаемые стимулы, определять, что для испытуемого связано с отрицательными, а что с положительными эмоциями. Уточнение таким путем эмоциональной окраски визуальных стимулов позволило в дальнейшем провести серию экспериментов, которые относятся к разряду эмоционального праймин-га [4]. В таких исследованиях изучается поведение испытуемого после предъявления определенного эмоционального стимула (т.н. эмоционального прайма - от англ. prim - предшествующий).

Для определения оптимальных режимов тестирования нами с экспозицией в 15 с пошагово предъявлялись 6, 8, 12, 14, 18, 20 стимулов. Затем число стимулов менялось в обратном порядке: 18, 16 и т.д. В результате

педагогика и психология

проблемы практической психологии

было установлено, что зависимость эффективности регистрации направленности взора от числа одновременно предъявляемых стимулов носит нелинейный характер. По мере увеличения числа стимулов от одного до восьми-десяти удается отчетливо зафиксировать субъективные предпочтения испытуемых. Дальнейшее увеличение числа стимулов ведет к непрерывному снижению эффективности определения индивидуальных предпочтений.

При определении оптимальной длительности непрерывной работы испытуемого использовалось несколько циклов увеличения числа одновременно предъявлявшихся стимулов. Кроме того, использовались различные пропорции позитивных и негативных стимулов (равное число, варианты с преобладанием негативных стимулов, варианты с преобладанием позитивных стимулов, только негативные, только позитивные), а также их различные комбинации.

Также установлено, что время проведения одной экспериментальной сессии не должно превышать 7-10 мин. При работе с прибором указанного типа более длительное время непрерывного экспонирования визуальных стимулов вызывает у испытуемых утомление, нередко провоцирует нежелательное слезоотделение.

Для определения смысловых связей между текстовыми и рисуночными стимулами были составлены одиннадцать словесных пар, образующих семантический дифференциал, с помощью которого можно выявлять субъективные представления испытуемого о степени своей успешности в жизни. Для каждой словесной характеристике были подобраны связанные с ними по смыслу изображения людей и фотографии животных. В ходе эксперимента в очередном предъявлении испытуемый видел на экране, помимо словесного стимула, связанных с ним по смыслу изображений людей и животных, еще и свою собственную фотографию.

Полученные по итогам этой серии экспериментов «тепловые карты» сравнивались с результатами предварительного бланкового тестирования каждого испытуемого с помощью семантического дифференциала, составленного из того же набора парных словесных характеристик личности.

Сопоставление рангов стимулов на «тепловых картах» и баллов бланкового варианта семантического дифференциала показало совпадение получаемых с их помощью оценок более чем на 80%. При этом практически все испытуемые в устных самоотчетах заявляли о том, что смену некоторых слов на экране они не заметили. Тем не менее, на «тепловых картах» отчетливо видна смена областей повышенного внимания в соответствии с новым контекстом, заданным новым вербальным стимулом.

В заключительной серии экспериментов оценивалась возможность использования трекинга глаз для определения лояльности человека к символическим обозначениям графическими средствами той или иной организации или проекта. В качестве испытуемых были отобраны, с одной стороны, активисты волонтерского Центра МГГУ им. Шолохова «Сочи-2014», а с другой - учащиеся и сотрудники университета, заявившие о своем нейтральном отношении к волонтерской деятельности.

Для изучения трекинга глаз в заключительной серии экспериментов был подготовлен набор визуальных стимулов, обладающих заведомо разной смысловой нагрузкой для указанных групп испытуемых. В число таких стимулов вошли логотип Олимпийского комитета «Сочи-2014», логотипы волонтерских функций Зимних Олимпийских и Параолимпий-ских игр «Сочи 2014». В число визуальных стимулов также были включены графические символы нейтрального содержания.

Кроме логотипов, использовавшийся в качестве визуальных стимулов информационный контент содержал парные словесные высказывания следующего типа: «главное-второстепенное», «приятное-неприятное», «смысл-пустота», «подавляющий-вдохновляющий», «отталкивающий-привлекательный» и т.п.

Полученные в результате этой части исследования «тепловые карты» свидетельствуют о повышенном внимании активистов волонтерского движения к олимпийской символике в случае ее предъявления с положительно окрашенными высказываниями. В группе испытуемых с нейтральным отношением к этому виду волонтерского движения такое внимание отсутствует. Данная закономерность наблюдалась и в том случае, когда на экране айтрекера одновременно появлялся 1 вербальный и 5 графических стимулов, и в том случае, когда одновременно предъявлялось 4 вербальных стимула и 1 графический.

Нами также обнаружен эффект смены порождаемого информационным контентом дискурса. Под дискурсом в рамках данной статьи мы понимаем используемые испытуемыми объяснения своего реагирования на предъявляемые стимулы. Смена дискурса происходила в нашем случае за счет изменения пропорции и расположением его рисуночных и текстовых элементов. Практически все испытуемые при появлении на экране единичного рисунка в окружении текста задание «просто смотреть на экран» переформулировали для себя следующим образом: надо найти в тексте то, что символически показано на рисунке, надо рассматривать только такие фрагменты теста. Единичное слово в окружении нескольких рисунков, не смотря на задание «просто смотреть на экран», трактовалось испытуемыми как задание выбрать и рассматривать только те рисунки,

педагогика и психология

проблемы практической психологии

которые имеют смысловую связь с указанным словом. Это происходило даже в том случае, когда вместе с различными рисуночными и текстовыми элементами на экране была представлена и фотография самого испытуемого.

В ходе последующих бесед с испытуемыми мы также выявили их интуитивные предпочтения в отношении размещения на экране рисунков, вызывающих позитивные и негативные эмоции. Испытуемым было предложено разложить рисунки животных (использовались четыре изображения животных, вызывающие позитивные эмоции, и четыре - негативные) наилучшим образом. Боле 70% испытуемых «наиболее естественным» сочли размещение «позитивных» рисунков в правом верхнем углу и в правой части экрана. Левый край экрана - в особенности его левый нижний угол - испытуемые отвели для «негативных» рисунков. В отличии от смены пропорции между рисуночными и тестовыми компонентами информационного контента, которое обосновывалось как смену задания, никакой аргументации своего выбора испытуемые привести не смогли. Чаще всего на вопрос о причинах такой компоновки рисунков они ограничивались замечаниями типа «так лучше», «мне так больше нравится».

Выводы. Показана возможность и практическая ценность использования в ходе полиграфических проверок не только нейтральных и негативных, но и позитивных стимулов.

Подтверждено предположение о том, что для выявления позитивно заряженных аффективных комплексов можно с успехом использовать методы анализа полиграмм, применяемые для обнаружения негативно заряженных аффективных комплексов.

Обнаружено, что интенсивность фиксируемых с помощью полиграфа психо-физиологических реакций помогает установить иерархию ценностно-смысловых ориентиров личности, проводить сопоставительный анализ субъективной значимости различных видов и форм информационного контента.

Показано, что при одновременном экспонировании нескольких визуальных стимулов взгляд испытуемых непроизвольно более длительное время фиксируется на позитивно нагруженных изображениях. Это дает возможность на основе анализа трекинга глаз разделять субъективно принимаемые и отвергаемые стимулы, определять, какое содержание и форма подачи информации связаны для испытуемого с отрицательными, а какие - с положительными эмоциями.

Установлено, что зависимость эффективности регистрации направленности взора от числа одновременно предъявляемых стимулов носит

нелинейный характер. По мере увеличения числа стимулов от одного до восьми-десяти удается отчетливо зафиксировать субъективные предпочтения испытуемых. Дальнейшее увеличение числа стимулов ведет к непрерывному снижению эффективности определения индивидуальных предпочтений. Также установлено, что время проведения одной экспериментальной сессии не должно превышать 7-10 мин.: более длительное время непрерывного экспонирования визуальных стимулов вызывает у испытуемых утомление глаз.

Выявлены способы установления смысловых связей между текстовыми и рисуночными стимулами. При этом обнаружено, что наличие таких связей при одновременном предъявлении текстовых и рисуночных стимулов только на основе «тепловых карт» или с помощью зон повышенного внимания малопродуктивно. Показано, что эта задача может быть с успехом решена при сочетании указанных методов анализа с семантическим анализом стимульного материала.

Обнаружен эффект смены порождаемого информационным контентом дискурса за счет изменения пропорции и расположением его рисуночных и текстовых элементов. Так, расположение в центре визуального стимула единичного рисунка в окружении текста приводит испытуемого к следующему умозаключению: надо найти в тексте то, что символически показано на рисунке, рассматривать только такие фрагменты теста. Единичное слово в окружении нескольких рисунков интерпретируется испытуемыми как задание выбрать и рассматривать только те рисунки, которые имеют смысловую связь с указанным словом.

Выявлены эффективные варианты сочетания процедур оценки информационного контента с помощью полиграфа и айтрекера. Установлен взаимодополняющий эффект указанных инструментальных методов: регистрируемые полиграфом психо-физиологические реакции как свидетельство эмоционального отклика на предъявляемый стимул дополняются регистрируемыми айтрекером зонами фиксации взора как свидетельство повышенного внимания на субъективно значимые составляющие визуальных стимулов.

Библиографический список

1. Барабанщиков В.А. Восприятие выражений лица. М., 2009.

2. Варламов В.А. Детектор лжи. М., 2004.

3. Венерина О.Г. Анализ личности обследуемого для повышения эффективности тестирования на полиграфе // Оценка персонала: психологические и психофизиологические методы / Под ред. А. Сошникова и А. Поленицина. М., 2009.

педагогика и психология

проблемы! практической психологии

4. Гусев А.Н., Уточкин И.С. Психологические измерения, М., 2011.

5. Ермолаев-Томин О.Ю. Математические методы в психологии. М., 2012.

6. Лэйгард Р. Счастье: уроки новой науки. М., 2012.

7. Методы анализа текста и дискурса // Титчер С., Мейер М., Водак Р., Вет-гер Е.М., 2009.

8. Огнев А.С., Гончаров Ю.Н., Постникова Н.В. Мудрость как акмеологиче-ский феномен // Акмеология. 2003. № 2. С. 17-22.

9. Трайндл А. Нейромаркетинг: визуализация эмоций. М., 2011.

10. Цагарелли Ю.А. Системная детекция лжи с использованием аппаратно-программного комплекса «Активациометр». Казань, 2010.