Березина Т.Н.

Интроспективный эксперимент: новые возможности старого метода

В статье анализируется применение методов интроспекции в современной психологии, приводятся примеры использования интроспективных техник в когнитивной психологии, психологии личности. Отмечается перспективность использования интроспекции для исследования измененных состояний сознания; предлагается особая разновидность интроспекции - интрансспекция - для изучения образной сферы в осознанных сновидениях.

Ключевые слова: интроспекция, сознание, образы, осознанные сновидения, интрансспекция.

Интроспекция - один из древнейших методов в психологии, был ведущим в ХУШ-Х1Х вв., когда большинство исследований выполнялись с его помощью. Целью интроспекции с момента ее возникновения являлся поиск «элементов сознания» - тех «кирпичиков», из которых складывается высший уровень человеческой психики; на роль этих «элементов» в разное время предлагались эмоции, ощущения, первичные чувства и т.п. Предполагалось, что из них складываются все наши мысли и чувства, как слова из букв, и специально подготовленный человек, наблюдая за состояниями своего сознания, сможет уловить эти элементы, а потом установить, как именно они объединяются между собой, образуя все богатство психической жизни человека.

Иногда современные психологи называют интроспекцию субъективным самонаблюдением, тем самым подчеркивая ее отнесение к неэкспериментальным исследовательским методам. Однако в конце XIX в. была разработана именно методология интроспективного эксперимента (В. Вундт, У. Джеймс); в подобного рода исследованиях с помощью интроспекции изучались изменения в субъективных переживаниях человека под действием какого-либо стимула. Говоря современным языком, собственно интроспекция в данных исследованиях являлась методикой измерения зависимой переменной, а независимой переменной являлись стимулы, воздействующие на человека.

Однако в начале ХХ в. интроспекция как метод постепенно вытеснялась из психологии, заменяясь на более объективные пути исследования. В качестве причины этого обычно называют чрезвычайную субъективность интроспекции, результаты интроспективного эксперимента были

Проблемы практической психологии

практически невоспроизводимы ни другими людьми, ни даже самим испытуемым через какое-то время.

Однако исключить интроспекцию из числа методов научного познания невозможно, потому что другого способа заглянуть внутрь своей психики нет. В психологии XX в. наблюдалось возрождение интереса к интроспективным методам исследования. А недостатки классической интроспекции заставляли исследователей искать все новые и новые способы заглянуть внутрь психических процессов [4; 12]. Современные исследователи рассматривают интроспекцию как один из методов научного исследования, точнее, как группу таких методов [10].

Второе рождение интроспекции произошло во второй половине XX в. и связано с развитием когнитивной психологии. Возрождение интроспекции произошло в рамках информационного подхода. У. Найссер и Дж. Брунер предложили использовать интроспекцию для изучения познания, а не сознания, познание рассматривалось ими как активный процесс, непрерывная проверка человеком когнитивных гипотез. С помощью интроспекции исследователи пытались найти внутри своей психики когнитивные схемы - амодальные и обобщенные характеристики познания, позволяющие отделять неизвестную информацию от известной, и пронаблюдать за когнитивными циклами. Впрочем, экологическая валидность подобного рода исследований оказалось очень низкой [7]. И в данном случае интроспекция по-прежнему рассматривалась как метод регистрации зависимой переменной.

И, наконец, очередное рождение интроспекции произошло в психологии личности. В. Н. Дружинин, анализируя методы психологии, отмечал, что «психологи лишены возможности непосредственно наблюдать структуру психики другого человека» [6, с. 140], поэтому в качестве наиболее адекватного способа исследования личности он и рекомендуют герменевтические методы исследования, а не естественно-научные. И в качестве метода, позволяющего проникнуть к глубинным психическим процессам, наряду с пониманием, В.Н. Дружинин рассматривает интроспекцию, представляющую собой «наблюдение субъектом состояний собственной субъективной реальности» [Там же].

И именно в рамках психологии и психотерапии личности был предложен другой подход к интроспективному эксперименту. Здесь интроспекция рассматривалась уже не только как метод регистрации зависимой переменной и один из способов контроля управления независимой переменной. Во-первых, в качестве «элементов сознания» были предложены психические образы. Во-вторых, испытуемые не просто с помощью субъективного самонаблюдения изучали свои образы, их задачей было изме-

нить характеристики своих психических образов, и с помощью интроспекции пронаблюдать за реализацией этой задачи. В данном случае изменение характеристик этих «элементов сознания» являлось независимой переменной, а в качестве зависимой выступало психическое здоровье человека, его функциональное состояние, эмоциональная сфера и т.п. Созданы целые психотерапевтические направления, в которых преобразование образной сферы приводило к избавлению человека от фобий, депрессий, вредных привычек. Это и имаготерапия [5], и особенно популярное ныне нейролингвистическое программирование. Именно в нейролингвистическом программировании разработано положение о значимости формальных характеристик образа (субмодальностей: размера, цвета и т.п.) в работе с психологическими переживаниями и проблемами. «Например, в то время, как вы вспоминаете приятный опыт, степень удовольствия, которое вы получаете из этого воспоминания, есть прямое следствие цвета, размеров, яркости и дистанции до визуального образа, который вы «держите» глазами своего воспоминания. <...> Обучение манипулировать субмодальностями, такими как цвет, фокус, размер, дистанция, движение, высота, объем, положение, является первым шагом в развитии гибкости для контролирования ваших внутренних состояний» [9, с.16].

Ранее нами была предложена разновидность интроспективного эксперимента для изучения жизненного пути личности [2]. Чтобы преодолеть основные недостатки классической интроспекции - крайний субъективизм испытуемых в оценке своего опыта и невозможность сравнивать данные, полученные двумя разными людьми, - мы применили новую систему анализа образного материала.

Первым принципиальным моментом в нашей работе был подход к образу как к изображению (по Л.М. Веккеру и Б.Ф. Ломову). Представление образа в виде изображения позволило нам сформулировать второй важный принцип нашего исследования. Мы решили отказаться от анализа содержания сознания, заключенного во внутреннем образе, потому что именно содержание наиболее субъективно и изменчиво, а провели анализ формальных характеристик образа, выделяемых методологией НЛП: особенностей его формы, величины, месторасположения в пространстве воображения. Разработанную нами методику изучения жизненного пути мы назвали «образная трансспектива времени». Ретестовая надежность для многих характеристик образной трансспективы была достоверной, коэффициенты корреляции между показателями в лонгитюдном исследовании колебались от 0,3 до 0,8 [3].

Проводимое нами исследование было корреляционным и выполнялось по квазиэкспериментальному плану, что расширяет возможности

Педагогика и психология

Проблемы практической психологии

интроспекции применительно к квазиэкспериментам. В частности, в другом квазиэкспериментальном исследовании мы применяли интроспекцию для оценки взаимосвязи базовых запахов с базовыми эмоциями [1].

Однако подлинный расцвет интроспекции, на наш взгляд, возможен только при возвращении к истокам, т.е. для исследования психологии сознания. Но в отличие от классических опытов, интроспекция при этом должна быть направлена на изучение измененных состояний сознания и, в частности, сноподобных состояний.

В качестве исследования, выполненного по подобной технологии, мы бы назвали эксперименты, выполненные В. М. Русаловым с соавторами [11]. Изучалось изменение состояния сознания при засыпании. Были обнаружены интересные состояния: состояние, при котором происходит торможение внутренней речи, состояние «провала мыслей», обнаружены ЭЭГ корреляты этого состояния. Сами авторы, впрочем, термином интроспекция не пользовались. В качестве методов исследования состояния сознания при засыпании ими были заявлены самонаблюдение и самоотчет испытуемых, по сути, это все та же интроспекция.

Другая возможность применения интроспекции - это изучение осознанных сновидений, точнее, изучения состояния сознания человека при возникновении осознанных сновидений. Феномен осознанных сновидений был открыт С. Лабержем; с помощью специально организованных экспериментов было доказано, что у спящего человека, при полной физиологической картине сна тела, действительно может возникнуть частичное осознание себя, своего состояния, при этом человек может вспомнить инструкции, данные ему при бодрствовании и начать наблюдать картины своего внутреннего мира или совершать какие-то действия [8]. Это явление открывает новые границы перед психологией сознания, и возвращает нас к интроспекции, поскольку никакого другого способа изучения этого феномена нет.

При этом нам кажется перспективным соотнести предложенные нами подходы к изучению формально-динамических характеристик внутренних образов с изучением осознанных сновидений, ведь сновидения - это и есть образная сфера человека. Состояние сновидения позволяет нам представить наш внутренний мир как внешний, и изучать его аналогично тому, как наблюдатель изучает окружающее его реальное пространство. Нам представляется актуальным изучить в этом состоянии пространственно-временные характеристики окружающего человека образного мира, и изучать их с помощью самонаблюдения. В данном случае получается интроспекция вдвойне. С одной стороны, исследователь будет

наблюдать за своими внутренними образами как наблюдатель, находящийся в состояния осознанного сновидения. Если принять модель В.М. Русалова о том, что сознание имеет несколько уровней, то мы полагаем, что это не самый высокий уровень сознания. С другой стороны, по возвращении, проснувшись, исследователь должен отчитаться о результатах того наблюдения, при этом человек будет находиться в совершенно другом состоянии сознания, мы бы сказали, со значительно большим уровнем осознания, и он будет сообщать не столько результаты того наблюдения, сколько результат своего анализа, рефлексии, запомнившейся информации.

Мы предложили специальный термин для этой разновидности интроспекции: интрансспекция - изучение измененных состояний сознания (состояния транса) методами субъективного самонаблюдения. Предлагаемая нами интрансспекция в рамках интроспективного эксперимента может применяться как для управления независимой переменной (испытуемый изменяет какую-то характеристику образов сновидения, например, взлетает), так и для регистрации зависимых переменных (испытуемый наблюдает за изменением формально-динамических характеристик образов сновидения, происходящих под действием стимула).

И еще, возвращаясь к классике психологии, хотелось бы отметить, что в случае интрансспекции исследователь и испытуемый вновь становится одним лицом, поскольку, во-первых, добиться осознания собственных сновидений довольно трудно и это сможет не каждый, во-вторых, исследователь никак не может контролировать искренность испытуемого, а значит, для повышения достоверности результата лучше этот опыт ставить на себе. Таким образом, древняя методика интроспекции не исчерпала своего научного потенциала и может быть применена к изучению измененных состояний сознания.

Библиографический список

1. Березина Т.Н. Базовые эмоции и запахи: ассоциативный эксперимент // Психология и психотехника. 2009. № 1(4). С. 48-55.

2. Березина Т.Н. Многомерная психика. Внутренний мир личности. М., 2001.

3. Березина Т.Н. Пространственно-временные характеристики внутренних образов как основа для психологических измерений // Инженерно-физические проблемы новой техники: Тезисы докладов. М., 1998.

4. Боринг Э.И. История интроспекции // Вестник МГУ. Сер. 14. 1991. № 3. С. 4-63.

5. Гостев А. А. Дорога из зазеркалья: психология развития образной сферы человека. М., 1998.

Педагогика и психология

Проблемы практической психологии

6. Дружинин В.Н. Структура и логика психологического исследования. М.,

1994.

7. Дружинин В.Н., Ушаков Д.В. Когнитивная психология. М., 2002.

8. Лаберж С., Рейнголд Х. Исследование мира осознанных сновидений. М.,

1995.

9. Макдональд В. Руководство по субмодальностям. Воронеж,1994.

10. Розен Г.Я. Интроспекция (современное состояние проблемы) // Зарубежные исследования по психологии познания. М., 1977.

11. Русалов В.М., Русалова М.Н., Митрофанов А.А. Психофизиологический подход к проблеме сознания // Успехи физиологических наук. 2005. Т. 36. № 4. С.37-56.

12. Gillespie G. Use of subjective information in scientific psychology: The internal image during visual perception, аn introspectionist analysis // Percent and Met. Skills. 1990. № 3. Р. 963-983.