потребностей. «Личность является первичным самодостаточным элементом отношений безопасности, формирует в своей диспозиционной структуре определенные предрасположенности к восприятию своего существования, оценке условий жизнедеятельности, вырабатывает ценностные ориентации и установки на конкретные виды поведения...» (5, 96). Сложность и открытость системы «личность» является для нее источником потенциала, позволяющего выстроить более успешные взаимоотношения со средой. «Таким потенциалом безопасности, принципиально новой возможностью системы является ее способность контролировать свои внутренние параметры (эндогенный фактор) и параметры внешнего мира (экзогенный фактор) в русле реализации некоторого значимого для нее целевого комплекса» (6, 33). Но так как система не может непрерывно сохранять подконтрольность эндогенных и экзогенных факторов, то ею регулярно осуществляются переходы в зоны большей или меньшей для себя опасности.

При рассмотрении безопасности личности необходим учет психологической составляющей ее реагирования на воздействие опасной окружающей среды. Психологическая безопасность основывается прежде всего на ощущениях личности, оценке ею собственной защищенности и безопасности, и она направлена на сохранение психического здоровья. Внутренние источники угроз психологической безопасности заложены в психике человека, в особенностях ее функционирования и в психологических характеристиках индивида. Так, Н. Л. Шлыкова рассматривает психологическую безопасность как целостную систему процессов, «результатом протекания которых является соответствие потребностей, возможностей субъекта отраженным характеристикам реальной действительности» (9, 199).

Для изучения и дальнейшей научной разработки вопросов безопасности личности необходимо четкое понимание основных категорий данного феномена. Как было отмечено нами выше, проблематика безопасности личности многоаспектна. Безопасность личности во всех рассматриваемых аспектах подразумевает отношения человека со средой своего окружения, взаимосвязи между переменными среды и различными психологическими характеристиками человека, разработку механизмов и изыскание ресурсов, повышающих готовность личности противостоять опасностям различного характера.

ЛИТЕРАТУРА

1. Баева И. А. Психологическая безопасность в образовании: монография. - СПб., 2002

2. ВащекинН. П., ДзлиевМ. И., Урсул А. Д. Стабильность государства: российская модель. - М., 1997.

3. Елимова М. Ю., Мозговая А. В. Рискология и рисковая коммуникация: проблемы, методы, перспективы // Риск в социальном пространстве / под ред. А. В. Мозговой. - М., 2001.

4. Краснянская Т. М. Безопасность человека: психологический аспект: учебное пособие / под ред. А. В. Непомнящего. - Ставрополь, 2005.

5. Мугулов Ф. К. Безопасность личности: теоретические и прикладные аспекты социологического анализа: монография. -Сочи, 2003.

6. Никитин С. М., Феофанов К. А. Социологическая теория риска в поисках предмета // Социологические исследования. - 1992. - № 10.

7. Романович А. Л. Концепция безопасного развития со-циоприродных систем: (Философско-методологический анализ): автореф. дис. ... д-ра филос. наук. - М., 2004.

8. Романович А. Л. Развитие и безопасность социопри-родных систем: философско-методологический анализ: дис. ... д-ра филос. наук. - М., 2004: электронная версия // <http// dis/rsl.ru/diss/03/1081/031081008.pdf>.

9. Русак О. Н., Маланян К.Р., Занько Н. Г Безопасность жизнедеятельности: учебное пособие / под ред. О. Н. Русака. - 5-е изд. - СПб., 2002.

10. Сухов А. Н. Социальная психология безопасности: учебное пособие для студентов вузов. - М., 2002.

11. ШлыковаН. Л. Психологическая безопасность субъекта профессиональной деятельности: дис. ... д-ра психол. наук. - М., 2004: электронная версия // <http//dis/rsl.ru/diss/ 05/0695/050695004.pdf>.

ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ И ПРОБЛЕМА ВОСПРИЯТИЯ РАДИАЦИОННОГО РИСКА

В. Ю. Рыбников, Т Б. Мельницкая

В статье приведены теоретические основы, психологические механизмы информационно-психологической безопасности личности в связи с проблемой восприятия риска радиационного поражения. Обоснована структурно-функциональная модель информационно-психологической безопасности и дано ее детальное описание.

Ключевые слова: информационно-психологическая безопасность, риск радиационного поражения, копинг-поведение, структурно-функциональная модель.

Сегодня информационная сфера стала такой же важной составляющей общественной жизни, как экономическая, экологическая, внешнеполитическая, военная или правоохранительная сферы (14; 15). Однако внедрение современных информационных технологий во все сферы общественной жизни существенно повысило зависимость безопасности общества, каждого конкретного человека от надежности функционирования информационной инфраструктуры, достоверности используемой информации, ее защищенности от несанкционированной модификации, а также противоправного доступа к ней.

Конкретные формы влияния информационной среды на духовную сферу общества определяют как информационное воздействие на социальные субъекты различных уровней общности, системно-структурной и функциональной организации, на индивидуальную, групповую и общественную психологию, а терминологически в общем виде обозначаются как информационно-психологическое воздействие. Суть этого понятия отражает процесс изменения психических состояний и характеристик людей под влиянием информационнокоммуникативных процессов как динамического компонента информационной среды.

В связи с этим все больше психологов и юристов обращают внимание на необходимость активного исследования проблематики информационной и психологической безопасности личности, общества и государства. В течение нескольких лет ведущими учеными и юристами разрабатывается Федеральный закон «Об информационно-психологической безопасности», который в настоящее время проходит необходимые длительные процедуры согласования (9).

Выделение информационно-психологической безопасности в качестве самостоятельного предмета теории и социальной практики связано также с тем, что технологии воздействия информационной среды на духовную сферу обладают качественно новой спецификой, которая определяет необходимость рассмотрения этой проблематики в концептуальном, методологическом и методическом плане.

Содержание понятия «информационно-психологическая безопасность» в общем виде можно обозначить как состояние защищенности индивидуального, группового и общественного сознания и, соответственно, социальных субъектов различных уровней общности, масштаба, системно-структурной и функциональной организации от воздействия информационных факторов, вызывающих дисфункциональные социальные процессы. Иными словами, речь идет о таких социальных процессах, которые затрудняют или препятствуют оптимальному функционированию государственных и социальных институтов российского общества и человека как полноправного и свободного гражданина (9).

В полной мере это относится и к проблеме защиты населения от неадекватной психотравмирующей информации, связанной с возможным воздействием радиационного фактора. Ведь именно различные слухи и недостоверная информация в СМИ стали причиной нарушения информационно-психологической безопасности ликвидаторов последствий крупномасштабной радиационной аварии на ЧАЭС и населения, проживающего на радиационно загрязненных территориях (1-6).

Поэтому значительный научно-практический интерес представляет обоснование теоретических основ и рекомендаций по информационно-психологической защите населения от неадекватной психотравмирующей информации, связанной с возможным воздействием радиационного фактора.

Анализ литературы по рассматриваемой проблеме позволил отметить, что особое место в информационной сфере занимают индивидуальное, групповое и массовое сознание людей, которое все в большей степени подвергается агрессивным информационным воздействиям. Это наносит ущерб психическому и нравственному здоровью граждан, разрушает моральные нормы жизни общества, приводит к дестабилизации социально-политической обстановки (5-9; 13).

Защита индивидуального, группового и массового сознания российских граждан от противоправных информационных воздействий составляет основное содержание деятельности по обеспечению информационнопсихологической безопасности - относительно нового и еще недостаточно разработанного направления национальной безопасности.

Нами обоснована структурно-функциональная модель информационно-психологической безопасности (рис.), суть которой состоит в следующем. Разнообразные информационные стресс-факторы выступают в качестве объективных и субъективных угроз индивидуальному, групповому и массовому сознанию и определяют необходимость включения механизмов и средств защиты.

Источники информации, которые можно классифицировать на две основные группы - официальные и неофициальные, могут выступать в качестве стресс-факторов или, наоборот, защитных механизмов.

К официальным источникам информации необходимо отнести прежде всего представителей органов власти, специалистов (ученые, профессионалы - например, спасатели МЧС, персонал радиационно-опасных объектов и др.) и официальные СМИ. Их своевременная и достоверная информация в связи с возникновением различных угроз (например, об аварии или аварийном происшествии на АЭС или радиационно-опасном объекте) может явиться защитным механизмом противодействия информационным угрозам. И наоборот, замалчивание или запаздывание информации от официальных источников зачастую приводит к превалированию неофициальной информации, росту информационных угроз, широкому распространению слухов, сплетен (8-9). Ведущую роль здесь играют особенности информации о стресс-факторе. При этом информация может быть достоверной и адекватной или, наоборот, недостоверной и неадекватной и т. п. (4; 11).

При этом принципиально важно, чтобы используемая на разных уровнях информация отвечала ряду общих требований. Среди них следует отметить адекватность информации, ее объективность и точность, релевантность и структурированность, специфичность и доступность, своевременность и непрерывность.

Значимым компонентом предложенной нами структурно-функциональной модели информационнопсихологической безопасности является блок информационно-коммуникативного воздействия, которое может реализовываться в трех основных видах - межличностное взаимодействие, контакт-коммуникация и СМИ.

В качестве объектов и субъектов информационнокоммуникативного воздействия выступают личность, группа, общество, точнее, сознание - индивидуальное, групповое, массовое, а также бессознательные компоненты сознания.

Рассматривая детально второй уровень структурнофункциональной модели информационно-психологической безопасности, необходимо кратко рассмотреть основные объекты и угрозы информационно-психологической безопасности в сфере индивидуального, группового и массового сознания.

Основным объектом обеспечения безопасности в сфере индивидуального сознания является способность человека адекватно воспринимать окружающую действительность, свое место во внешнем мире, формировать в соответствии с жизненным опытом определенные убеждения и принимать решения в соответствии с ними (11, 12).

Рис. Модель информационно-психологической безопасности Психопедагогика в правоохранительных органах, 2008, №9 4(35)

В этом случае основной угрозой индивидуальному сознанию будет нарушение этой способности путем применения к человеку без его согласия средств и способов воздействия на его подсознание и сознание. Данная угроза может проявляться в виде целенаправленно осуществляемых посторонними людьми и неосознаваемых человеком воздействий на психические структуры его подсознания (например, так называемый 25-й кадр) или сознания, открывая возможность для «силового» изменения его психических реакций и поведения (12-13).

С этой точки зрения существенную опасность для индивидуального сознания граждан представляют различные движения и группы, ориентированные на глобальное обобщение негативного влияния радиационного фактора. Они требуют полного запрета строительства АЭС, вывода из эксплуатации ядерных реакторов научного и военного назначения и др. (7, 13).

Основными объектами информационно-психологической безопасности в сфере группового сознания являются общие интересы группы, составляющие цель ее создания, принятые и осознанные членами группы и отраженные в их индивидуальном сознании правила поведения, способность к удовлетворению этих интересов и достижению поставленной цели и готовность к противодействию существующим угрозам названным устремлениям.

Угрозы групповому сознанию могут проявляться в виде противоправных информационных воздействий со стороны общественных организаций и СМИ с целью разрушения общности интересов группы, созданию трудностей на пути реализации этих интересов, дискредитации членов группы, оказания психологического давления на них.

Источниками угроз групповому сознанию являются недобросовестная информация, ее искажение или предоставление ложной информации, в том числе об особенностях воздействия радиационного фактора на детей, взрослое население и их потомство.

Третий уровень предложенной нами структурнофункциональной модели информационно-психологической безопасности базируется на теоретических основах трансактной когнитивной теории стресса - теории копинг-поведения и выделенных В. Ю. Рыбниковым и Е. Н. Ашаниной (10) ее структурных компонентов, которые, по нашему мнению, могут быть положены в основу понимания личностного уровня реагирования на информационные стресс-факторы и угрозы.

В кратком изложении их суть сводится к следующему.

Результаты комплексного изучения психологами стрессоустойчивости населения после аварии на Чернобыльской АЭС показали, что одно из лидирующих мест в структуре стресс-факторов радиационной аварии занимает психологический фактор, связанный с радиотревожностью и неадекватной информацией (1-3; 7; 11). Его воздействие обусловливает высокие уровни психосоматических нарушений и нервно-психических расстройств у населения и определяет необходимость обоснования эффективных способов их коррекции и реабилитации (1).

Радиотревожность, воздействие противоречивой информации, слухи резко снижают психические (защит-

ные) резервы организма, вплоть до их полного истощения. Влияние этих и ряда других неблагоприятных факторов при полном или частичном неумении населения с ними бороться способствует возникновению невротических расстройств и психосоматических заболеваний (7; 11).

Мы полагаем, что жизнедеятельность населения в условиях риска радиационного поражения является периодом, в котором, в отличие от предыдущей жизни, у людей должно быть сформировано новое, специфическое копинг-поведение, позволяющее эффективно бороться со стрессом ежедневно и адекватно реагировать на многочисленные стрессовые воздействия в виде слухов, паники, противоречивой информации.

Одним из продуктивных теоретически обоснованных подходов к оценке и формированию стрессоустой-чивости личности в условиях риска радиационного поражения населения является трансакционная когнитивная теория стресса и копинга Я. Ьа7агша (14). Однако это требует проведения комплексных исследований проблемы копинг-поведения населения в условиях риска радиационного поражения, выявления особенностей их базисных копинг-стратегий, оценки ведущих личностно-средовых ресурсов и психологических резервов копинг-поведения.

Научный и значительный практический интерес представляют материалы обоснования психологических механизмов реализации населением копинг-поведения в условиях риска радиационного поражения с позиций современных теорий многоуровневой семантической организации сознания, когнитивной теории стресса, теорий психологической защиты личности. В раскрытии психологических механизмов копинг-поведения важная роль принадлежит пониманию роли бессознательных и сознательных психических компонентов психики, выступающих в качестве взаимодополняющих и взаимодействующих многоуровневых детерминант поведения человека в условиях стресса, в том числе в связи с риском радиационного поражения. Достаточно наглядно это отражено на предложенной нами структурно-функциональной модели.

Воздействие стресс-факторов при снижении или отсутствии копинг-ресурсов у населения в условиях риска радиационного поражения приводит к возникновению социально-психологической напряженности личности, группы и населения в целом. В этом случае у населения формируются и начинают реализовываться поведенческие копинг-стратегии преодоления стресса, которые подразделяются на адаптивные и дезадаптивные.

Таким образом, информационно-психологическая безопасность населения в условиях риска радиационного поражения рассматривается нами как состояние защищенности индивидуального, группового и общественного сознания от воздействия информационных факторов (угроз), вызывающих дисфункциональные социальные процессы в обществе и в жизнедеятельности отдельной личности. Эта новая научная категория имеет прямое отношение к проблеме психологии восприятия радиационного риска и информационно-психологической безопасности личности от возможного воздействия радиационного фактора.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абрамова В. Н. Взгляд психолога на Чернобыльскую аварию // Наука и жизнь. - 1988. - № 11.

2. Вишневская В. П. Психология образа болезни у участников ликвидации последствий аварии на Чернобышьской АЭС с психосоматической патологией (концепция, феноменология, особенности формирования и коррекции): дис. ... д-ра пси-хол. наук. - Минск, 2004.

3. Грановская Р. М. Психологическая защита. - СПб., 2007.

4. Гулина М. А., Козлова А. Л. Защитные механизмы личности // Психология / под ред. А. А. Крышова. - М., 1999.

5. Демина Л. Д. Психическое здоровье и защитные механизмы личности. - Барнаул, 2000.

6. Китаев-СмыкЛ. А. Психология стресса. - М., 1983.

7. Марченко Т. А. Социальная защита и реабилитация населения после крупномасштабных радиационнык аварий и катастроф: монография. - М., 2003.

8. Лебедев И. Б. Психологические основы стресс-преодо-левающего поведения сотрудников ОВД. - М., 2001.

9. Лепский В. Е. и др. Проект Концепции информационно-психологической безопасности РФ. - М., 1997.

10. Рыбников В. Ю., Ашанина Е. Н. Теоретическое обоснование и психологические механизмы (модель) копинг-по-ведения субъекта профессиональной деятельности // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвыиайных ситуациях. - 2008. - № 1.

11. Рыбников В. Ю., Марченко Т. А. Медико-психологическая реабилитация населения после крупномасштабных радиационных аварий: монография. - М., 2004.

12. Тер-АкоповА. А. Безопасность человека (теоретические основы социально-правовой концепции). - М., 1998.

13. Цыганков В. Д., Лопатин В. Н. Психотронное оружие и безопасность России. - М., 1999.

14. Lazarus R. S. Psychological Stress and the Coping Process. - N.-Y., 1966.

ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ Р. В. Черкасов, А. И. Савельев

Статья посвящена проблемам профилактики преступлений экстремистской направленности. В данном аспекте дается оценка различных факторов, влияющих на стабилизацию криминогенной ситуации в стране. Делается вывод, что профилактика преступлений экстремистской направленности требует комплексного подхода, объединения усилий многих субъектов, постоянного сочетания мер общего и индивидуального предупреждения на всех этапах предупредительной деятельности.

Ключевые слова: несовершеннолетние, инцидент, факторы, предупреждение, латентность, ответственность, контроль, практика.

В настоящее время в научной литературе, средствах массовой информации, всемирной сети «Интернет» часто обсуждаются проблемы неформальных общественных объединений, в том числе всякого рода молодежных организаций и движений экстремистской направленности. Интерес к данным проблемам вполне закономерен: демократизация общества, нелегкий процесс построения правового государства с большим трудом

усваиваются значительной частью современной российской молодежи, поэтому они нередко воспринимаются как вседозволенность, полная свобода человека от общества и обязанности законопослушного поведения. Несовершеннолетние, будучи по объективным причинам неподготовленными к встрече с явлениями окружающей их действительности, склонны к прямолинейности, безапелляционному суждению, категоричности, поспешным обобщениям. Данные обстоятельства обостряют конфликт с окружающим миром, служат почвой, на которой возникают различные противоправные проявления. Именно поэтому экстремизм (от лат. - крайний) несовершеннолетних вполне закономерное явление, поскольку выступает иногда в качестве защитной психологической реакции.

Некоторая стабилизация социально-экономической обстановки в России в настоящее время не привела к коренному улучшению криминологической ситуации. В структуре преступности доминируют тяжкие и особо тяжкие виды преступлений. Постоянно увеличивается число лиц, совершающих преступления, в том числе впервые. При этом среди участников преступлений основную массу составляет молодежь в возрасте 14-29 лет. Интересен тот факт, что в докладе ЮНИСЕФ и в комментариях к нему обращает на себя внимание информация о том, что за последние 10 лет число молодых людей, получающих высшее образование, выросло в России всего на 5,6%, тогда как в странах Восточной Европы -на 15-20% (1, 14).

Наиболее характерным и массовым молодежным движением экстремистской направленности следует назвать движение скинхедов (скинов). Согласно экспертным оценкам, оно не только наиболее многочисленно, но и является чем-то вроде собирательного образа движений экстремистской направленности (1).

С 1997 г. скинхедами в России убиты 54 человека, не менее 15 тыс. были ранены или получили тяжелые побои. Скинхеды организовали 9 погромов, 4 нападения на синагоги, 1 поджог и 1 подрыв синагоги, осквернили еврейские и армянские кладбища в 8 городах и совершили надругательства над 4 антифашистскими и революционными мемориалами. При этом общее число зафиксированных инцидентов с участием скинов достигает 35 тыс. (1, 167).

Исследователи называют различные причины существования неформальных молодежных движений экстремистской направленности. Так или иначе данные причины (факторы) условно можно разделить на два блока: экономические факторы (экономический кризис 90-х гг. прошлого века, нестабильность экономики в настоящее время) и развал системы образования, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Катастрофический экономический кризис, начиная с 1991 г., превратил миллионы российских граждан в безработных. При этом еще большее число людей формально не считались безработными, но были ими фактически: предприятия либо простаивали, работая 1-2 дня в неделю или 2-3 месяца в год, либо наемные работники длительное время (иногда годами) не могли получить зарплату. Большинство населения, привыкшее жить