УДК 159.922.766 ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ СТРУКТУРЫ ЗАЩИТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ С ЛЕГКОЙ СТЕПЕНЬЮ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТИ

Колосова Т.А.

В статье представлен анализ защитного поведения у подростков с легкой умственной отсталостью в зависимости от гендерной принадлежности. Проводится изучение структуры защитного поведения в контексте адаптационного потенциала личности подростков с умственной отсталостью. В частности, рассматривается взаимосвязь защитного поведения личности и реакций на фрустрацию и девочек, и мальчиков с умственной отсталостью. В статье проводится анализ частоты встречаемости и доминирования копинг-стратегий у подростков с умственной отсталостью, влияния репертуара используемых стратегий на процесс адаптации.

Ключевые слова: умственная отсталость, стратегии копинг-поведения, гендерные особенности, адаптационный потенциал личности.

GENDER ASPECT OF STRUCTURE OF PROTECTIVE BEHAVIOR OF TEENAGERS WITH EASY DEGREE OF MENTAL RETARDATION

Kolosova T.A.

The paper presents an analysis of coping protective in adolescents with mental retardation according to gender. Investigating the structure of coping protective in the context of the adaptive capacity of the personality of adolescents with mental

retardation. In particular, the interrelation of protective behavior of the person and reactions on frustration and girls and boys with mental retardation. In article the analysis of frequency of occurrence and domination of koping-strategy at teenagers with mental retardation, influences of repertoire of used strategy on adaptation process is carried out.

Keywords: mental retardation strategies of coping behavior, gender, adaptive capacity of the individual.

Проблема эффективной адаптации и социализации подростков с умственной отсталость является актуальной в течение нескольких последних десятилетий. Первоначально, при создании вспомогательных школ перед специалистами стоял вопрос обучаемости умственной отсталых, овладение ими учебными, а в дальнейшем, профессиональными навыками. Однако, работ, посвященных изучению личности умственно отсталого подростка, его адаптационного потенциала, самооценки и самоидентификации в середине и конце прошлого века было явно недостаточно. К числу работ, посвященных изучению личности умственно отсталого подростка, его поведения, адаптационных механизмов относятся работы Д.Н. Исаева (Исаев, 2012), Е.С. Иванова и Л.М. Шипицыной (Шипицына Л.М., Иванов ЕС., 1992), Н.Л. Коноваловой (Коновалова Н.Л., 2000).

К числу малоизученных психологических феноменов у детей и подростков с умственной отсталостью относятся и защитные механизмы, включающие в себя сознательные и бессознательные способы поведения. К ним относятся стратегии копинг-поведения и механизмы психологической защиты. Это связано как с трудностью и масштабностью изучения данных феноменов, так и недостаточным диагностическим аппаратом, валидным для умственно отсталых. Тем не менее, изучение и понимание структуры защитного поведения умственно отсталого подростка имеет практическую направленность, в частности, дает возможность создания модели психологической помощи в

стрессовой ситуации. Умственно отсталый подросток оказывается в большей степени уязвим, по сравнению с нормально развивающимся сверстником, в силу частого непонимания социальной ситуации, неумения эффективно справляться со стрессом, неадекватным поведением в ситуации фрустрации.

Чтобы справиться с возросшим числом конфликтов внешнего и внутреннего плана, иметь способность противостоять дезорганизации психики и поведения, избегать социальных конфликтов и напряженности, подростки прибегают к использованию различных типов механизмов психологической защиты и соответствующие формы совладающего поведения.

Цель данной работы состояла в попытке изучения структуры защитного поведения умственно отсталых подростков в аспекте их адаптационных возможностей. В настоящей статье рассмотрены межполовые различия совладающего поведения и механизмов психологической защиты у подростков с умственной отсталостью.

В исследовании прияли участие 165 подростков с умственной отсталостью в возрасте от 11 до 16 лет (102 мальчика и 63 девочки). У всех подростков легкая степень умственной отсталости. Показатели интеллекта в пределах от 58 до 67 баллов по шкале Векслера.

Исследование проводилось при помощи следующих методик: карта

наблюдений Стотта, фрустрационный тест Розенцвейга (детский вариант), опросник копинг-стратегий для детей школьного возраста, рисуночная методика «Человек под дождем», методика Дембо-Рубинштейн, методика Рене Жиля.

Карта наблюдений Стотта направлена на изучение школьной дезадаптации, мы посчитали возможность ее применения в более широком контексте, т.к. учебная деятельность и школьное окружения являются наиболее значимыми для изученного контингента.

Результаты исследования.

Достоверных различий поведения в ситуации фрустрации и уровня школьной дезадаптации между умственно отсталыми девочками и мальчиками выявлено не было. Мы предполагаем, что умственно отсталые подростки в ситуации фрустрации ведут себя одинаково, независимо от пола. У умственно отсталых подростков, как мальчиков, так и девочек часто встречаются импунитивные реакции - фрустрирующая ситуация рассматривается ими как незначительное препятствия, осознание фрустрации как таковой не происходит. Подобная реакция на фрустрацию связана с недостаточной критичностью, непониманием социальной ситуации, неспособностью предвидеть последствия фрустрирующей ситуации.

Достоверно чаще ф<0,05) умственно отсталые мальчики по сравнению с девочками используют стратегии совладания по типу отрицания, решения проблемы, агрессивного поведения и стремления к расслаблению. С одной стороны это указывает на расширенный репертуар совладающего поведения у мальчиков с умственной отсталостью по сравнению с девочками. С другой стороны - мальчики достоверно чаще прибегают к социально неодобряемым стратегиям поведения, таким как агрессивное реагирование и отрицание наличия проблемы. Как показало настоящее исследование в структуре защитного поведения умственно отсталых мальчиков доминирующей стратегией разрешения конфликтов являются стратегии агрессивного поведения, которые выступают как наиболее часто используемые и как помогающие стратегии решения конфликтной ситуации. В частности, проведенные корреляционный анализ позволил установить наличие положительных взаимосвязей стратегий агрессивного поведения с признаками «отношением к отцу», «препятственно-доминантные реакции», «тревожность по отношению к детям», «асоциальность» и «уверенность в себе, самооценка».

Можно предположить, что умственно отсталые мальчики, наиболее часто прибегающее к стратегии совладающего поведения по типу агрессивность,

испытывают тревожность по отношению к детям, у них отмечается асоциальное поведение. Данные симптомокомплексы дезадаптации характерны для умственно отсталых подростков. Также выявлена связь между стратегиями агрессивного поведения и неблагоприятным социальным окружением. Можно предположить, что неблагоприятные социальные условия воспитания таких подростков приводят к появлению у них повышенной враждебности по отношению к сверстникам и взрослым, эмоциональной напряженности и нестабильности поведения. Неблагоприятные условия приводят и к недостаточному формированию социальной нормативности у подростков с умственной отсталостью. Прибегание преимущественно к стратегиям агрессивного поведения может быть обусловлено механизмом социального научения. Как правило, в своих семьях подростки данной категории наблюдают агрессивные модели поведения, недостаточная критичность умственно отсталых подростков не позволяет им правильно оценивать ситуации и использовать другие, социально приемлемые стратегии поведения. В свою очередь частый выбор агрессивных копингов приводит к снижению адаптационных возможностей подростков с умственной отсталостью.

Положительная корреляция стратегий агрессивного поведения с признаком «отношение к отцу» подтверждает положение о наличии механизма социального научения: агрессивные модели поведения, принятые в семьях изученных умственно отсталых подростков и демонстрируемые отцом вызывают полное одобрение со стороны детей. Положительное отношение к отцу и низкая критичность мышления не позволяют умственно отсталому мальчику адекватно оценить поведение отца, с одной стороны, и использовать в качестве совладания адаптивные стратегии поведения. Интересна положительная корреляция стратегий агрессивного реагирования с признаком «препятственно-доминантные реакции». Умственно отсталые подростки, часто использующие стратегии агрессивного реагирования испытывают определенные трудности во фрустрирующей ситуации - любое, даже

незначительное препятствие рассматривается ими как нечто страшное, непреодолимое; подросток акцентирует внимание на существующей проблеме, длительно и тяжело ее переживает. Это подтверждается данными, полученными в результате проведения методики «Человек под дождем». В рисунках «Человек под дождем» умственно отсталые мальчики рисовали тяжелые капли дождя, в некоторых рисунках дождь практически закрывал весь лист. В рисунках умственно отсталых мальчиков достоверно чаще встречались тяжелые тучи, лужи и грязь, практически отсутствовало солнце. Подобное восприятие фрустрирующей ситуации умственно отсталыми мальчиками приводит к внутреннему напряжению, требующего немедленного выхода, и как следствие, способы агрессивного реагирования оказываются в ситуации напряжения наиболее эффективными с точки зрения умственно отсталого подростка. Стратегии агрессивного реагирования позволяют снять напряжение немедленно, сиюминутно, другой вопрос, что это не всегда является социально приемлемым способом реагирования. В структуре защитного поведения умственно отсталых мальчиков наблюдается положительная корреляция стратегий агрессивного реагирования с признаком «уверенность в себе»,что указывает на восприятие агрессивных мальчиков себя как уверенных и сильных.

Стратегии агрессивного реагирования положительно взаимосвязаны со стратегиями отрицания. Для данного типа стратегий совладания характерно само отрицание наличия какой-либо проблемы и вместо поиска решения или социальной поддержки выбираются формы поведения такие, например, как «пойду гулять», «буду есть и пить», «лягу спать». Анализируя корреляционную плеяду стратегий отрицания, можно выделить наличие положительных взаимосвязей данных стратегий с признаками «закрытость», «уход в себя», «эмоциональная нестабильность», «невротические симптомы». Стратегии отрицания свойственны нерешительным, робким, закрытым для общения подросткам. В силу своей нерешительности и замкнутости умственно отсталые

мальчики, часто использующие стратегии отрицания, боятся искать социальную поддержку, обратиться за помощью к сверстникам или взрослым. Проявления эмоциональной лабильности приводят к тому, что умственно отсталый подросток выбирает наиболее легкий способ решения проблемы, как ему кажется, т.е. просто ее не замечает.

В структуре защитного поведения умственно отсталых девочек наблюдается существенная разница по сравнению с мальчиками. Стратегии агрессивного реагирования положительно коррелируют с признаками «недоверие ко взрослым», «тревожность по отношению к детям», «невротические симптомы», «уверенность в себе, самооценка» и «экстрапунитивные реакции». Можно предположить, что умственно отсталые девочки, часто использующие стратегии агрессивного поведения, являются достаточно тревожными, испытывают недоверие к людям, у них могут наблюдаться невротические проявления, но при этом сами себя они оценивают как уверенных в себе. Подобное противоречие характерно применительно не только к умственно отсталым подросткам. Среди подростков и взрослых людей с нормальным интеллектом нередко встречаются тревожные люди, компенсирующие свою тревогу агрессивным поведением. Агрессивное поведение часто носит личностно-защитный характер, когда подросток применяет агрессию до начала конфликта. Например, на вопрос учителя «Почему у тебя распущены волосы?», девочка сразу начинает хамить и огрызаться. Положительная взаимосвязь стратегий агрессивного реагирования с признаком «экстрапунитивные реакции» указывает на ожидаемое разрешение фруструющей ситуации другим лицом. При этом, если ситуация затянулась и не разрешается должным образом, умственно отсталая девочка может реагировать достаточно агрессивно, требуя немедленного решения проблемы.

Стратегии совладания по типу отрицания положительно коррелируют с признаками «стратегии фантазирования», «отношение к отцу», «отношение к родителям, как супружеской чете», «невротические проявления» и

отрицательно - с признаками «стратегии агрессивного реагирования», «общительность» и «характер, самооценка». Для умственно отсталых девочек, часто прибегающих стратегиям отрицания, характерным является использование и стратегий фантазирования - в ситуации фрустрации подростку проще уйти в мир фантазий, чем пытаться решить проблему или найти поддержку со стороны близких. Это подтверждают и данные методики «Человек под дождем» - в рисунках девочек наблюдалась оторванность фигуры человека под дождем от земли, стремление улететь от проблем. Мы можем говорить о взаимосвязи сознательного и бессознательного использования отрицания умственно отсталыми девочками в стрессовой ситуации.

Положительная корреляция стратегий отрицания с признаком

«невротические проявления» указывает на повышенную тревожность девочек, что отражается отрицательным образом на их самооценке своего характера. Они считают, что у них «дурной» характер, с ними сложно договориться, они упрямы. Вероятно, подобная самооценка навязана взрослыми. Подростковый возраст протекает достаточно тяжело, часто поведением управляет не здравый смысл, а гормоны, и подростку, а тем более, умственно отсталому, бывает очень тяжело справиться с гневом, обидой, другими негативными эмоциями. Это и приводит к проявлениям «дурного» характера. В некотором роде мы наблюдаем замкнутый круг - с одной стороны умственно отсталые девочки, прибегающие к отрицанию, тревожны, малообщительны и них выявлена заниженная самооценка, им сложно найти контакт к с ровесниками, так и со взрослыми, а с другой - использование непродуктивной стратегии отрицания в ситуации совладания приводит в неэффективной адаптации.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать выводы:

1. В структуре защитного поведения умственно отсталых мальчиков и девочек обнаружена существенная разница: мальчики в большей степени используют широкий репертуар совладающего поведения, в структуре их защитного поведения присутствуют и бессознательные способы

реагирования. Для девочек в большей степени характерно принижение значимости стрессовой ситуации, как исчезающей, преодолимой со временем; поведенческий репертуар копинговых стратегий не так разнообразен как у мальчиков.

2. Достоверных различий в способах поведения во фрустрирующей ситуации между мальчиками и девочками с умственной отсталостью выявлено не было.

3. Существуют различия в структуре стратегий агрессивного реагирования между мальчиками и девочками. Девочки отличаются повышенной тревожностью, нерешительностью, агрессивные проявления выступают в роли защитного поведения. Для мальчиков характерна уверенность в себе, но при этом тяжелое отношение к фрустриующей ситуации. Агрессивное поведение позволяет снять накопившееся внутреннее напряжение.

4. Стратегии отрицания достоверно чаще используются мальчиками. Стратегии отрицания характерны для замкнутых, нерешительных и тревожных подростков, независимо от пола.

Список литературы

1. Исаев Д.Н. Пубертатный и постпубертатный возраст лиц с умственной отсталостью //Психология детей с нарушениями интеллектуального развития. Ред. Л.М.Шипицына. М. Академия. 2012. С. 165-178.

2. Коновалова Н.Л. Предупреждение нарушений в развитии личности при психологическом сопровождении школьников. СПб., 2000.

3. Шипицына Л. М., Иванов Е. С. Нарушения поведения учеников вспомогательной школы. Великобритания, 1992.

References

1. Isaev D.N. Pubertatnyj i postpubertatnyj vozrast lic s umstvennoj otstalost'ju. Psihologija detej s narushenijami intellektual'nogo razvitija [Collection of articles Psychology of children with violations of intellectual development]. Moscow, 2012. pp. 165-178.

2. Konovalova N.L. Preduprezhdenie narushenij v razvitii lichnosti pri psihologicheskom soprovozhdenii shkol'nikov [The prevention of violations in personality development at psychological support of school students]. Sankt-Peterburg, 2000.

3. Shipicyna L. M., Ivanov E. S. Narushenija povedenija uchenikov vspomogatel'noj shkoly [Violations of behavior of pupils of auxiliary school]. Velikobritanija, 1992.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Колосова Татьяна Александровна, директор Центра дополнительного образования НОУ «Институт специальной педагогики и психологии», кандидат психологических наук

НОУ «Институт специальной педагогики и психологии»

ул. Большая Озерная, 92 «А», г. Санкт-Петербург, 191002, Россия

Mama_t@mail. ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Kolosova Tatyana Aleksandrovna, Head of the centre for Supplementary Education, Institute of Special Pedagogy and Psychology, Ph.D. in Psychology

Institute of Special Pedagogy and Psychology

92 «А», Bol'shaja Ozernaja street, Sankt-Peterburg, 191002, Russia

Mama_t@mail. ru

Рецензент:

Посохова Светлана Тимофеевна, Первый проректор, профессор, доктор психологических наук, НОУ «Институт специальной педагогики и психологии»