Е. П. Кораблина

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

Анализируются исторические и философские методы феноменологического подхода. Феноменологический метод рассматривается как способ исследования сознания. Рассмотрена процедура феноменологического анализа и его роль в психолого-педагогической практике.

Ключевые слова: феноменология, феноменологический анализ, сознание, познание, субъективный опыт переживания, экзистенциальногуманистический подход, формирование образа.

E. Korablina

PHENOMENOLOGICAL METHODS IN PSYCHOLOGICAL AND EDUCATIONAL PRACTICE

Historical and philosophical methods of the phenomenological approach are examined. Phenomenological method is seen as a way of studying consciousness.

A procedure for phenomenological analysis and its role in psychological and educational practice is described.

Keywords: phenomenology, phenomenological analysis, consciousness, cognition, subjective experience of emotions, existential-humanistic approach, forming a visualization.

В современных условиях об- уделять восприятию ее содержания

ширности и доступности информа- субъектом обучения и воспитания.

ции, благодаря использованию Ин- Учет индивидуально-психологичес-

тернета, большее внимание следует ких особенностей респондента —

одна из задач психолого-педаго-гической практики, для решения которой могут быть эффективны феноменологические методы.

В философии феномен рассматривается как субъективное содержание сознания. В переводе с греческого (гр. рЬатошепоп — являющееся) феномен — это явление, то, что проявляется, любое заметное изменение, доступное для наблюдения. Такое значение содержит два аспекта: первый — феномен как физическое явление, факт, подтвержденное событие без рассмотрения его причин; второй — внутренний личный опыт. Согласно феноменологии реальностью является не то, что существует независимо от сознания, но то, на что сознание направлено. И. Кант определил феномен как проявление знаний, событий или объектов, интерпретируемых через категории, которые служат основанием для логических выводов относительно действительности.

В психологии феномен представляет наиболее общее понимание предметов, явлений объективной и субъективной реальности, познаваемой или уже познанной. По мнению Н. И. Шевандрина, термин «феномен» «обозначает исключи-

тельное явление, данное человеку в его непосредственном опыте и постигаемое им при помощи чувств. Феномен — это то, что мы в своем восприятии выделяем как целое на фоне потока разнообразной информации, воздействующей на наши органы чувств» [13, с. 5]. Примерами феноменов могут быть: воспринимаемая книга, которая лежит на столе; сходство целей, к которым стремятся участники группы; социализации как усвоение стереоти-

пов поведения, действующих социальных норм, обычаев, интересов, ценностных ориентаций; дисгармоничность личности школьника в виде «смыслового барьера». Феномены могут быть структурированы — упорядочены по различным основаниям: «мы часто замечаем, что ...», «обращаем внимание на ...», образуя феноменальное поле. Феноменальным, или феноменологическим, полем обозначается все, что составляет опыт человека в данный момент, включая сам этот опыт.

Термин «поле феноменальное» получил распространение в гештальт-психологии и в других опирающихся на феноменологию направлениях психологии [6]. В целом феноменология представляет собой теорию и метод научного исследования непосредственного опыта восприятия и переживания событий без попытки отрицать объективную реальность.

В работе Г. В. Ф. Гегеля «Феноменология духа» — одного из самых фундаментальных произведений в истории философской мысли

— феноменология рассматривается как наука об опыте сознания: «Самосознание есть в себе и для себя, потому и благодаря тому, что оно есть в себе и для себя и некоторого другого [самосознания], т. е. оно есть только как нечто признанное» [3, с. 99]. «Самосознание есть, прежде всего, простое для-себя-бытие, равное себе самому благодаря исключению из себя всего другого; его сущность и абсолютный предмет для него есть «Я», и в этой непосредственности им в этом бытии своего для-себя-бытия оно есть «единичное» [3, с. 101].

Немецкий философ Э. Гуссерль — создатель современной фе-

номенологии — дал первый всесторонний анализ разновидностей переживания сознания и их интенцио-нальных эквивалентов, обосновал теоретически феноменологию как новую философскую науку, идущую от традиций Декарта, Локка, Юма и Канта. Методом феноменологии стало «чистое описание», а ее предметом — непосредственно данные «феномены» сознания. Феноменология сходна в терминах с эмпиризмом, но изучает общие «сущности» явлений, игнорируя их фактическую реальность. Она сходна с эмпиризмом в обосновании знания на опыте. Э.Гуссерль учил живо и совместно мыслить, совместно исследовать, совместно рассматривать вещи, о которых говорил, подготавливая таким образом молодежь к поиску непосредственного контакта познающего с достоверной деятельностью, с собой и реальностью [4, с. 239].

Понимание субъективности в феноменологии создает возможность и одновременно требует сравнения феноменологического и классического, традиционного понимания разума. «Познанное» в феноменологии духа Г. Гегеля и в феноменологии сознания Э. Гуссерля определено существенно по-разному. По Гегелю, «познанное» — это показанное, раскрытое в той или иной системе опосредования. Гегель любую духовную деятельность истолковывает как познание. По Гуссерлю, «познанное» — приведенное к очевидности, к самоданности, которая имеет определенные ступени ясности, которые достигаются усилиями человеческого сознания.

Феноменология Э. Гуссерля указала на необходимость диалектического исследования социальной сущности сознания, отношения к

общественному бытию и к общественной практике как основе познания и реального содержания человеческой жизни. Освобождение человеческого сознания от эмпирической объективности, согласно Э. Гуссерлю, есть превращение в самосознание, которое воспринимает и осмысливает то, что происходит как во внешнем мире, так и в человеческой психике [4].

Предмет феноменологии составляют феномены сознания, открытые непосредственному опыту. Феноменология в качестве теории устанавливает принципы феноменологического подхода, которые применимы как в науке, так и во всех других сферах человеческой деятельности. Феноменологический метод — феноменологическая редукция — есть высвобождение сознания, восхождение к эмпирическому сознанию, к самосознанию, что означает умение воздержаться от суждений и высказываний о мире, а путем интуитивного созерцания перейти к абсолютно очерченным феноменам и соотнести эмпирические данные с изначально значимым, идеальным, отвечающим на вопрос о смысле и цели жизни и деятельности.

Опираясь на принципы феноменологического, экзистенциального и психоаналитического подходов, французский философ П. Рекёр разработал методологию феноменологической онтологии, совершив поворот в философии к субъекту, для которого реальность открывается не в созерцательном мышлении, а в акте воли. Изначальная открытость субъекта опыту, его практические намерения и активные созидающие действия понимаются как проявление бытия человека в мире. Дея-

тельностный подход, в центре которого человек как субъект культурноисторического творчества, реализующий себя, послужил основанием дальнейшего развития герменевтики.

Герменевтика есть расшифровка текстов на основе вчувствова-ния, т. е. проникновения во внутренний мир автора, объяснения посредством понимания автора. При этом основываются на символической функции языка через использование «редукции» как функции «трансцендентного». Герменевтическая проблематика породила общую проблему понимания смысла текста. П. Рекёр отмечал, что субъект через истолкование знаков в тексте интерпретирует то, что он находит и полагает в себе [7; 8]. Интерпретация рассматривается как работа мышления, состоящая в расшифровке смысла, в раскрытии уровней значения. Герменевтический путь интерпретации — логический, рефлексивный и экзистенциальный план. Современные герменевтические теории претендуют на роль философско-методологического основания наук о человеке.

Мировоззренческие изменения, произошедшие в конце 60-х — начале 70-х годов, были связаны с появлением новых теоретических направлений — феноменологической психологии, социологии и этнометодо-логии, ориентированных на углубленный интерес к проблеме человеческого сознания.

Во второй половине 90-х годов качественные методы, глубинное интервью и фокус-группы получили в России весьма широкое распространение сначала в экономике, маркетинге, рекламе и политическом консультировании. Отказ от понятия эмпирического доказатель-

ства как абсолютно достоверной основы научного знания привел к принципиально новому пониманию процессов его развития и роста. Согласно этому пониманию, процесс научного знания представляет собой не экстенсивное накопление изученных «фактов», а постоянное обновление концептуальных преставлений.

Поскольку в центре внимания экзистенциально-гуманистической психологии находится человек, обладающий индивидуальным опытом бытия в мире, феноменологический подход позволяет исследовать то, что отражается в сознании человека через полное описание характеристик его переживаний. Феноменологическое исследование, имея целью точное и тщательное описание определенного содержательного аспекта человеческого опыта, предполагает выделение основных смысловых блоков субъективных значений этого опыта в качестве результата. Валидность в феноменологической психологии определяется не методами математической статистики, а анализом опыта переживания субъекта.

Преимуществом феноменологического метода является то, что он позволяет раскрывать сознание респондента во временной перспективе: исполняемое действие и перспективный мир являются формами настоящего. Прошлое и будущее вводятся вместе с понятиями опыта и памяти, потребностей, планов, смыслов, ожиданий, антиципаций. Строгость рассмотрения возникает оттого, что исходной точкой анализа является непосредственная данность сознания [5].

До недавних пор в психологических исследованиях господство-

вала парадигма объективного, «внешнего наблюдателя», генерирующего гипотезы и концепции, которые в естественных науках для каждого исследователя являются неотъемлемым средством для изучения действительности. Это концепт принципиально математический, так как концепт не нуждается в реально существующем феномене для своей законности, он является аксиомой, исходной гипотезой. При дескриптивном подходе, основанном на феноменологическом методе, гипотезы и концепции заранее не формулируются, главное внимание уделяется субъективному восприятию значений переживаний. Такой подход отличается от естественнонаучного подхода, опирающегося на одно из понятий Аристотелевой классификации наук — шаШеша1а (или математика), означающего те предметы исследования, о которых мы уже заранее знаем, чем они являются. Феноменологическое исследование направлено на изучение человека в его субъективном восприятии и уникальном переживании, постижимом только благодаря опыту, приходящему из наблюдения и интуиции. Согласно исторически-динамической теории познания Дильтея, имеющей целью сделать познаваемым то уникальное, что не может быть достигнуто ни одной заранее сформулированной гипотезой, а только в виде жизненного описания феномена, в феноменологических исследованиях не исходят из гипотез или попыток создания определенных гипотез. Так же как в искусстве, в этом подходе абстрактные представления наполняются описанием чувств, импульсов, желаний и мотивов, того, что само проявляется у человека, пребываю-

щего в своем естественном мире и оттуда сообщающем о своих переживаниях. В феноменологическом исследовании из внутреннего вопроса «как» вытекает близкое к жизни и деятельности описание исследуемого феномена, в то время как вопрос «что» предполагает точку зрения внешнего наблюдателя, на которого влияют его собственный культурный, личный и духовный опыт.

Экзистенциальная психология имеет своим доминирующим онтологическим (бытийным) измерением восприятие человека как относительно свободного «бытия—в— мире». Человеческое бытие в мире есть отношение человека к миру смыслов, в котором он повседневно участвует. Чем глубже человек понимает открывающийся ему смысл, тем более он способен активно действовать. Рассматриваемый подход постулирует, что интерпретация и переживание субъектов опосредуются исключительно тем, как ими воспринимаются ситуация, т. е. реальность — это не просто существующие объекты и явления, а то, как их наблюдает и содержательно интерпретирует человек.

Феноменологическое исследование, по мнению Эва-Мария

Вольфрам, дает возможность постичь человека в его субъективном восприятии и уникальном переживании, оно должно искать свою исходную точку там, где человек является действительно сам собой по своей сути, где он принадлежит себе. Субъективное сознание опосредуется в виде жизненного описания феномена, где под «жизненным» имеется в виду привлечение аффектов, актов воли и желаний человека

— то есть всех тех аспектов, кото-

рых не найти в естественнонаучных исследованиях [1].

В классической психологии существуют два основных представления о сознании: сознание как нечто целое, внеположенное по отношению к психическим функциям, как некоторое психическое пространство, второе — сознание как общее качество, присущее психическим процессам. Существует ряд формальных законов, связанных с сознанием: непрерывность созна-

ния, относительная ясность сознания, единство сознания, тождество сознания, поток сознания. Согласно Л. С. Выготскому, «действительной, динамической единицей сознания, т. е. полной, из которой складывается сознание, будет переживание» [2, с. 383]. Переживание как специфическая форма сознания, по мнению С. Л. Рубинштейна, присутствует в любом реальном проявлении сознания. Переживание всегда выступает в единстве взаимосвязи с другой стороной сознания — знанием. Феноменологически сознание — это сознание, обладающее своим собственным живым опытом, которое не сводится к модусам восприятия или памяти. Сознание в широком смысле направлено на смыслообразующую деятельность человека, на способность воспроизводить не только схваченные предметности, но и горизонты самого схватывания. Сознание каждого человека есть нефункциональная, самоценная монада, которая способна к коммуникации по своему свободному выбору. Сознание не реконструируется, но самоконструируется на основе своего собственного внутреннего опыта

[9].

Переживание выступает как главная категория феноменологиче-

ского анализа и обозначает отношение человека к среде, показывает, чем в данный момент среда является для него. Субъективное переживание как психологический термин, описывающий установление смыслового соответствия между бытием и сознанием, рассматривал Ф. Е. Василюк (1984), продолжая традицию Л. С. Выготского, определившего переживание как динамическую единицу. При анализе содержательных аспектов «переживания» выделяются следующие категории: установление смысла; динамичность — фазность; многоуровневость, субъективный характер; регуляторная функция.

Феноменологический анализ предполагает описание структур, создающих значения в осознании человека на основе идеи о возможности осознания в диалоге с окружающим миром посредством опыта переживания.

Процедура феноменологического анализа состоит из двух этапов: сбор данных об изучаемом феномене; анализ отчетов об опыте переживания данного феномена.

Сбор первичной информации путем опросов получил сравнительно широкое распространение среди социологов, экономистов, этнографов и психологов еще в XIX веке. Все разнообразие методов опроса можно свести к двум основным типам: опрос «лицом к лицу» — интервьюирование; заочный опрос — анкетирование.

По определению А. Л. Свен-цицкого, интервью является вербальным взаимодействием между людьми, в котором интервьюер стремится получить ту или иную информацию от другого опрашиваемого (респондента) или группы

лиц, когда несколько человек обсуждают поставленные интервьюером вопросы. Интервьюирование группы используется как способ сбора информации о мнениях, настроениях, установках группы в целом [10].

В социально-психологических исследованиях выделяют два основных вида интервью: стандартизованное и нестандартизованное. Не-стандартизованное интервью отличается большей гибкостью, позволяет задавать дополнительные вопросы, по форме приближается к обычной беседе, однако анализ ответов затруднен из-за трудности сопоставления произвольно сформулированных ответов. Нестандартизирован-ное интервью позволяет получить более глубокую информацию, оно чаще используется на начальных этапах, когда изучаются подходы к проблеме исследования.

Акцент на интервью как на беседе и на интерпретации смыслов сближает интервью с областью гуманитарных наук. Качественное исследовательское интервью фокусируется на определенных вопросах, касающихся различных сфер жизнедеятельности, в том числе и профессиональной. Выбор исследователем того или иного варианта интервью зависит от целей исследования и его программы в целом.

Качественное феноменологическое исследовательское интервью, по мнению Стейнара Квале, служит проникновению в собственно смысловое содержание жизненного мира респондента, которое заранее неизвестно. По мнению автора, интервью — это не вынос содержания интервью на поверхность, а всегда формирование нового содержания в диалоге интервьюера и респондента. Исследовательское интервью на-

ходится буквально «между взглядами», «inter view» — это взаимодействие между двумя людьми, ведущими между собой диалог [5]. Следовательно, беседу можно рассматривать как эмпирический метод и как форму конституирования знаний, и как диалогическую реальность, то есть в методологическом, эпистемологическом и онтологическом смысле.

1. Объектом феноменологического исследования также могут стать так называемые, «целевые» документы, которые готовятся по заданию исследователя в соответствии с его научным замыслом [10]. К «целевым» документам относят автобиографии, эссе, рефлексивные отчеты, письма, дневники, стихотворения, сочинения, запись высказываний на группе — фокус-группы, ответы на вопросы письменного интервью. Вопросы интервью должны носить преимущественно открытый характер, стимулировать желание человека исследовать и вербализовать свой субъективный опыт. Открытая форма вопросов предоставляет возможность спонтанного выражения и создает атмосферу, направляющую человека на поиск ответа через осознавание того, как он переживает исследуемый феноменальный опыт в данный момент. Анализ отчетов об опыте переживания исследуемого феномена состоит из ряда фаз [1].

Фаза рефлексии и проявления смысла.

Ознакомление с уведомлением о переживаемом предполагает прочтение исследователем с рецептивной открытостью имеющихся сообщений или ответов на вопросы с начала до конца, в один прием, как целостной уникальной истории. По-

вторное чтение позволяет проявить смысл значения исследуемого феномена для данного человека.

Фаза идентификации высказываний и формирования тематических кругов.

Вследствие повторного прочтения сообщений находятся значимые характерные выражения и составляется содержательная матрица высказываний, показывающая смысл исследуемого феномена для соответствующего лица. Тематиче-ские круги образуются вследствие аффинитивного (от лат. affinis — находящийся в свойстве, родственный) группирования высказываний всех опрошенных. Исследователь присваивает им соответствующие названия.

Фаза тематических амплификаций.

Данная фаза необходима для утверждения обоюдного взаимопонимания между исследователем и опрашиваемыми. Тематическая амплификация (от лат. amplification — расширение, накопление однородных элементов речи для усиления ее выразительности) предполагает подбор синонимических определений, сравнений, образных выражений с целью усиления выразительности высказываний. Осуществленная исследователем амплификация содержит итоговое применение всех материалов, которые имеются в его распоряжении. Это своеобразный процесс «сгущения», формирующий итоги высказывания для каждого из тематических кругов. Амплификация исследователя интенсифицирует изображение, вследствие чего пределы изучаемого феномена можно определить резче.

Общая схема процедуры феноменологического анализа, опи-

санная американским психологом А. Оюг§1 в 70-х годах XX века, представляется в виде следующих этапов ее осуществления:

• эмпатическое прочтение текста;

• анализ — разделение текста на смысловые блоки-конструкции, представляющие отдельный феномен, при этом критерием правильности являются чувства самого исследователя;

• определение смысловых блоков на основе понимания и называния реальности, с которой исследователь опыта имеет дело;

• интерпретация суждений, высказанных спонтанно, интуитивно, бессознательно;

• редуцирование многословных, метафорических, приблизительных выражений до максимально определенного смысла. Интерпретировать в данном случае — это значит выразить смысл в достаточно простых словах в процессе диалога с тем, чей опыт феноменологически анализируется;

• представление смысловых фрагментов на научном психологическом языке через погружение в сочувственное понимание другого человека, с соотнесением проявленных смыслов с целью исследования;

• синтез и обобщенное представление смысловых фрагментов в случае их повторяемости и определение иерархии значений переживания;

• максимально полное описание исследуемого феномена в соответствии с конкретной целью проводимого исследования.

Научно-методологическая основа такой процедуры заключается в рассмотрении феноменологии как способа понимания непосредственного опыта восприятия, как способа видения мира таким, каким он явля-

ется на самом деле, а не таким, каким его можно представлять на основе предварительных предположений. В этом смысле феноменологический анализ неизбежно присутствует в психотерапевтическом исследовании. Классическими примерами этого являются работы А. Адлера, К. Хорни, И. Ялома, Дж. Бъюджен-таля и других.

Результаты феноменологического исследования оцениваются по трем группам качественных критериев:

• критерии целесообразности (рациональные критерии);

• сверхрациональные критерии;

• иррациональные критерии.

В качественном подходе нет возможности опираться на причины. Причины не могут служить основанием рациональности, поскольку сами являются продуктом отношения и представляют собой соответствующие интерпретации. Основанием рациональности в данном подходе является соответствие способа сущности цели. Например, биографический материал собирается не потому, что в нем содержатся причины изучаемых феноменов или проблем, а потому, что биографические данные соответствуют по своей сути предмету изучения. Сам факт того, что человек вспоминает именно то, что вспоминает, как он вспоминает, и является рациональным основанием для доверия материалу. Факты детского опыта, исследуемые по методу А. Адлера, показывают такие психологические феномены, как стиль жизни, комплекс неполноценности (недостаточности), способ компенсации, социальное чувство и т. д.

Сверхрациональные критерии

— т. е. сверхочевидные факты, дока-

зуемые любыми действиями. Например, факты о том, что «человек не может не воспринимать, не общаться, не жить, т. е. «живым уйти из жизни», следовательно, восприятие, общение, жизнь есть основание для оценки правильности интерпретаций. Факты таких неизбежностей открывают сверхрациональ-ную природу и значение интуиции, коммуникации, самореализации, экзистенции.

Иррациональные критерии — эмоциональная вовлеченность в переживание и отражение его в ответе. Если высказывание одного человека пробуждает заинтересованность и эмоциональный отклик другого, то в этом высказывании содержится что-то общее, феноменальное — и для него, а возможно, и для других людей. Своим различием в формах описания переживания разные люди доказывают общность эксплицируемого опыта. В феноменологическом анализе процедура не существует сама по себе, отдельно без конкретного человека, опыт которого исследуется и основывается на прямом сотрудничестве с более опытным исследователем. Точка зрения респондента как включенного наблюдателя, погруженного в исследуемую среду и располагающего уникальным знанием о ней, является исходной. Абсолютное доверие к внутреннему смысловому опыту сознания является отличительной чертой феноменологического метода.

Обращаясь к психолого-

педагогической практике, следует отметить, что роль феноменологии в исследовательской практике сопряжена с конструированием индивидуальных смыслов и значений познания [12]. Феноменологические приоритеты выстраиваются на ос-

нове индивидуализации знаний и смыслов существующей реальности, описания того, что переживается, испытывается сознанием. Феноменологический метод предполагает получение знания в результате индивидуального человеческого опыта посредством постижения феномена логической цепочки: описание, рефлексия, редукция, фиксация.

Психология и педагогика все больше обращаются к миру ценностей, чувств, интенций человека, к его опыту любви и творчества, т. е. к изучению феноменов сознания. В психологии феноменологический метод как метод изучения внутреннего мира дает возможность исследовать субъективные переживания, их ценностно-смысловые, мотивационно-волевые, эмоционально-

перцептивные и другие аспекты, описывать структуры, создающие значения в сознании человека, и помогать ему в диалоге с самим собой и с окружающим миром.

В современных педагогических исследованиях показана важность феноменологического метода для образования человека и раскрытия его индивидуальности. Сущность образования при таком подхо-

де рассматривается не с точки зрения получения знаний, умений и навыков, а в соответствии с особым индивидуально-смысловым отно-

шением к ним. «Образование», как обозначал его Иоганн Генрих Пес-талоцци, в буквальном смысле — «формирование образа». «Смысловым ядром образования выступает опыт созидания Человеком себя и своей жизнедеятельности, движимой духовными ценностями и культурными эталонами» [11, с. 172]. Использование феноменологического метода в образовании дает возможность глубинного постижения изучаемых явлений. По мере перехода от понимания знания как соответствия объективной реальности к пониманию знания как социального конструирования реальности существенно повышается важность феноменологического метода.

Роль феноменологических методов в психолого-педагогической практике определяется возможностью содержательного описания программ подготовки будущих специалистов с учетом их индивидуальной психологической готовности к осознанию профессиональных компетенций.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вольфрам Эва-Мария. Феноменологическое исследование психотерапии: Метод получения знания из опыта // Психотерапия — новая наука о человеке / Пер. с нем. Екатеринбург: Деловая книга; М.: Академический проект, 1999. 397 с.

2. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 1: Вопросы теории и истории психологии / Под ред. А. Р. Лурия, М. Г. Ярошевского. М.: Педагогика, 1982. 488 с.

3. Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа / Система наук. Часть первая / Пер с нем. Г. Шпета. СПб.: Наука, 1999. 444 с.

4. Ингарден Роман. Философия Эдмунда Гуссерля (Энциклопедический очерк). Феноменология искусства. М.: ИФ РАН, 1996. 263 с.

5. Квале Стейнар. Исследовательское интервью / Под ред. Д. А. Леонтьева. М.: Смысл, 2003. 301 с.

6. Перлз Ф., Хефферлин Р., Гудман П. Опыты самопознания: Практикум по геш-тальттерапии. М.: Гиль-Эстель, 1993. 240 с.

7. Рикёр Поль. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера / Пер. с фр., послесл., примеч. И. С. Вдовина. М.: Искусство, 199б. 270 с.

8. Рикёр П. Существование и герменевтика // Феномен человек: Антология / Сост., вступ. ст. П. С. Гуревича. М.: Высш. шк., 199З. З49 с.

9. Рубинштейн С. Л. Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. М.: Наука, 1997. 4бЗ с.

10. Свенцицкий А. Л. Социальная психология: Учебник. М.: ООО «ТК Велби». 200З.

ЗЗ1 с.

11. Селиванова Е. Н. Сущность образования в аспекте феноменологического рассмотрения // Феноменология художественного образования, содержание, методики: Тезисы докладов Международной научно-практ. конференции (10-11 декабря 199б г.). Владимир, 1997. 172 с.

12. Сонин В. А. Психолого-педагогический анализ профессионального менталитета учителя: Автореф. ... д-ра психол. наук. М.: Психологический институт РАО, 1998. 40 c.

13. Шевандрин Н. И. Социальная психология в образовании: Учебное пособие. Ч. 1: Концептуальные основы социальной психологии. М.: ВЛАДОС, 1995. 544 с.

REFERENCES

1. Vol'fram Jeva-Marija. Fenomenologicheskoe issledovanie psihoterapii: Metod polu-chenija znanija iz opyta // Psihoterapija — novaja nauka o cheloveke / Per. s nem. Ekaterinburg: Delovaja kniga; M.: Akademicheskij proekt, 1999. З97 s.

2. Vygotskij L. S. Sobranie sochinenij: V б t. T. 1: Voprosy teorii i istorii psihologii / Pod

red. A. R. Lurija, M. G. Jaroshevskogo. M.: Pedagogika, 1982. 488 s.

3. Gegel' G. V. F. Fenomenologija duha / Sistema nauk. Chast' pervaja / Per s nem.

G. SHpeta. SPb.: Nauka, 1999. 444 s.

4. Ingarden Roman. Filosofija Edmunda Gusserlja (Enciklopedicheskij ocherk). Fenomenologija iskusstva. M.: IF RAN, 199б. 2бЗ s.

5. Kvale Stejnar. Issledovatel'skoe interv'ju / Pod red. D. A. Leont'eva. M.: Smysl, 200З.

З01 s.

6. Perlz F., Hefferlin R., Gudman P. Opyty samopoznanija: Praktikum po geshtal'tterapii. M.: Gil'-Estel', 199З. 240 s.

7. Rikjor Pol'. Germenevtika i psihoanaliz. Religija i vera / Per. s fr., poslesl., primech. I. S. Vdovina. M.: Iskusstvo, 199б. 270 s.

8. Rikjor P. Suschestvovanie i germenevtika // Fenomen chelovek: Antologija / Sost.,

vstup. st. P. S. Gurevicha. M.: Vyssh. shk., 199З. З49 s.

9. Rubinshtejn S. L. Izbrannye filosofsko-psihologicheskie trudy. Osnovy ontologii, logiki i psihologii. M.: Nauka, 1997. 4бЗ s.

10. SvencickijA. L. Social'naja psihologija: Uchebnik. M.: OOO «TK Velbi». 200З. ЗЗ1 s.

11. Selivanova E. N. Suschnost' obrazovanija v aspekte fenomenologicheskogo ras-smotrenija // Fenomenologija hudozhestvennogo obrazovanija, soderzhanie, metodiki: Tezisy dokladov Mezhdunarodnoj nauchno-prakt. konferencii (10-11 dekabrja 199б g.). Vladimir, 1997. 172 s.

12. Sonin V. A. Psihologo-pedagogicheskij analiz professional'nogo mentaliteta uchitelja: Avtoref. ... d-ra psihol. nauk. M.: Psihologicheskij institut RAO, 1998. 40 c.

13. Shevandrin N. I. Social'naja psihologija v obrazovanii: Uchebnoe posobie. CH. 1: Kon-ceptual'ye osnovy social'noj psihologii. M.: VLADOS, 1995. 544 s.