А. С. Ширяева

ФЕНОМЕН СВЕРХНОРМАТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ

В статье дан анализ основных теоретических подходов к рассмотрению сверхнормативного поведения личности в отечественной и зарубежной психологии. Отмечается роль системы ценностных ориентаций и внутренней мотивации при выборе личностью сверхнормативного поведения. Расширено представление о проявлениях сверхнормативного поведения личности, выделены его формы: собственно сверхнормативное поведение — внутренне обусловленное и псевдосверхнорма-тивное поведение — внешне обусловленное. Установлено, что сверхнормативное поведение личности в зависимости от субъективной оценки его роли в реализации дефицитарных или бытийных ценностей может носить для развития личности конструктивный (возможность реализации в деятельности задач личностного роста и саморазвития) или деструктивный (неспособность субъекта разрешить внутриличностный ценностный конфликт в рамках выбираемой просоциальной деятельности в силу дефицита внутренних ресурсов личности) характер.

Ключевые слова: сверхнормативное поведение, общественно значимая деятельность, самоактуализация, индивидуализация, социализация, адаптационный тип детерминации сверхнормативного поведения, преобразующий тип детерминации сверхнормативного поведения, конструктивный и деструктивный характер

A. S. Shiryayeva

PHENOMENON OF ABOVE-STANDARD PERSON’S BEHAVIOR IN HOME AND FOREIGN PSYCHOLOGY

The article contains the analysis of the basic theoretical approaches to the study of personality’s abovestandard behavior in home and foreign psychology. It emphasizes the role of the system of value qualities and inner motivation in the choice of above-standard behavior by a person. It expands the conception of personality’s above-standard behavior manifestations and distinguishes its main forms: common abovestandard behavior (inner-motivated) and pseudo above-standard behavior (externally-motivated). It is found that personality’s above-standard behavior depending on the subjective estimation of its role in the implementation of values could have constructive (possibility for the implementation of personal growth and self-development goals) and destructive (inability to find the solution for the inner value conflict within the frames of the chosen prosocial activity due to the deficit of personality’s inner resources) characters.

Key words: above-standard behavior, socially-significant activity, self-actualization, individualization, socialization, adaptive type of above-standard behavior determination, reformative type of above-standard behavior determination, constructive and destructive character

Современное общество раскрывает перед человеком огромное количество возможностей, причем это могут быть как возможности саморазвития, самотранстенденции, самосовершенствования, так и возможности адаптации и отказа от саморазвития. При этом выбор той или иной возможности позволяет человеку быть счастливым и личностно благополучным. Вместе с тем, в одном случае происходит реализация своего человеческого предназначения, участие в эволюции культуры и цивилизации, а в другом личность паразитирует на обществе, отказывается от ответственности за «возможность быть». Творческий потенциал и активная социальная позиция человека оценивается как основной ресурс общественного развития (М. Аргайл, Н. Брэдбурн, Дж. Бюд-

женталь, Э. Динер, А. Маслоу, К. Рифф, К. Роджерс, М. Селигман, Р. Эммонс, К. Ясперс, А. Г. Асмолов, Д. А. Леонтьев, Л. А. Петровская, А. Е. Созонтов и др.).

В связи с этим актуальным становится изучение механизмов, отвечающих за позитивное функционирование личности в социуме, а также индивидуально-личностных особенностей, определяющих характер сверхнормативного поведения личности (Р. С. Немов,

А. В. Петровский, В. А. Петровский и др.). При этом понятие «сверхнормативное поведение» отражает современные тенденции развития общества, но вместе с тем не является достаточно разработанным.

При раскрытии понятия «сверхнормативное поведение» особое значение имеет анализ

понятия «нормы», так как любое поведение человека в социуме оценивается и регулируется с точки зрения определенных стандартов, эталонов и норм, принятых в данном обществе. В настоящее время существует несколько подходов к определению понятия «норма»: адаптационный, в котором норма рассматривается в терминах приспособления и адаптации, в качестве нормального определяется состояние, которое обеспечивает выживание человека и соответствие его поведения социальным нормам (Н. Е. Бочериков, А. А. Корольков,

В. П. Петленко, И. П. Павлов, Е. Л. Щербина, П. И. Царегородцев. и др.); статистический подход, согласно которому норма задается посредством среднего показателя или совокупности средних показателей по ряду признаков (А. Анастази, М. К. Акимова, Л. Ф. Бурлачук, К. М. Гуревич, В. Т. Козлова, Н. Ф. Талызина и др.); подходы, рассматривающие норму как некий идеал, эталон или меру (П. С. Анохин,

А. Г. Асмолов, М. И. Бобнева, Б. С. Братусь, И. В. Давыдовский, Ю. М. Забродин, Т. О. Кан-набих, В. В. Лучков, В. Р. Рокитянский и др.). Анализируя норму как объект психологического исследования, М. И. Бобнева выделяет следующие ее характеристики: «предписан-ность» какому-либо сообществу; связь с ценностями; включенность в ценностно-нормативную систему; соотношение с социальным контролем; интериоризация в сознание членов группы или общности [3]. Особенности современного общества заключаются в том, что нормы не регламентируют в деталях поведение человека, они задают ориентиры человеческого поведения. Вырабатывая нормы отношений и поведения, члены общества исходят из представлений о «правильном», о «должном», о «необходимом», что определяет внутреннюю монолитность социальных норм и наличие санкций за их нарушение [3].

При анализе понятия «норма» Р. А. Назмут-динов отмечает, что наличие системы социальных норм дает возможность выделять нормальное и ненормальное. Норма и отклонения от этой нормы являются парными категориями, так как норма и отклонения всегда подразумевают друг друга. Отклонение не может быть без соответствующей нормы, но и норма не имеет смысла без отклонений от нее или без возможности таких отклонений [21].

Отклоняющееся от принятых в обществе норм поведение вплоть до середины ХХ в. рассматривалось преимущественно с негативной точки зрения и определялось как девиантное и дезадаптивное поведение. При этом общим для определения отклоняющегося или девиантного поведения является отклонение от принятых в данном социуме норм и правил поведения, совершаемых в рамках психического здоровья. (А. Адлер, Э. Дюргейм,

Ч. Ломброзо, Р. Мертон, К. Прайс, X. Шелдон, С. А. Беличева, И. А. Кудрявцев, А. Е. Личко и др.).

Позитивные отклонения от существующих в социуме норм (альтруистическое, просоци-альное, помогающее поведения и т. д.) начинают активно изучаться в 60-80-х гг. XX в. (В. Билски, Д. Берковиц, В. Джеймс, В. Зандер, К. Маслач, Л. Мерфи, Э. Пайнс, В. К. Ста-уб, А. С. Асмолов, Б. С. Братусь, Ф. Е. Василюк, Т. П. Гаврилова, В. Н. Куницына, Н. В. Кухтова,

A. Н. Леонтьев, Р. С. Немов, А. В. Петровский,

B. А. Петровский, Д. И. Фельдштейн, И. М. Юсупов, В. А. Ядов и др.).

Для дифференциации позитивных или негативных отклонений от нормы было предложено понятие «сверхнормативное поведение», которое предполагает выход за пределы существующей нормы, ее преобразование. Сверхнормативное поведение является прямо противоположным в социальном смысле по отношению к отклоняющемуся поведению. При этом именно в просоциальной деятельности выражается смысловая сущность сверхнормативной активности личности.

Анализ источников показал, что в основном исследователи не разводят терминологически такие понятия, как «просоциальное поведение», «помогающее поведение», «альтруистическое поведение».

Помогающее поведение предполагает предоставление непосредственной помощи кому-то, кто в ней нуждается, при этом поведение не включает в себя никаких жертв, реальных или потенциальных, со стороны помогающего [30, с. 138].

Термин «альтруизм» (от лат. alter — другой) был введен французским философом

О. Контом в противовес термину «эгоизм». Альтруизм — это нравственный принцип по-

ведения, означающий способность осуществлять бескорыстные действия в интересах других людей [22, с. 152].

Альтруистическое поведение — это поведение, которое направлено на благо другого человека, отличается «жертвенностью», является неосознанным, носит индивидуальный характер, обусловлено системой ценностных ориентаций личности.

В отличие от альтруистического поведения, просоциальное поведение (от лат. pro — приставка, обозначающая действующего в интересах кого-то и socialis — общественный) — это действие, направленное на благо общества и предпринимаемое организацией, отдельным человеком бескорыстно, без расчетов на награду [11, с. 60].

При анализе мотивов просоциального поведения выделяются следующие подходы: биологический, согласно которому альтруизм или просоциальное поведение возникает под воздействием двух причин — выбора родственников и взаимной выгоды (в данном подходе речь идет о существовании так называемого «гена альтруизма»); индивидуалистический подход, который рассматривает связь между готовностью помочь и настроением человека; межличностный подход, рассматривающий межличностные отношения как меновые, в ходе которых люди стремятся почувствовать себя лучше или получить что-то взамен (карьерный рост, принадлежность к группе, социальная приспособляемость, снижение чувства вины, повышение чувства собственного достоинства и т. д.) [11].

При этом за внешне просоциальным поведением может скрываться далеко не просоци-альный мотив. В современном обществе распространенной является ситуация, когда человек, используя внешне социально одобряемые формы поведения, решает свои внутренние проблемы, при этом за счет наличия некоторой эгоистической тенденции его поведение скорее будет являться псевдоальтруистиче-ским, псевдосверхнормативным, чем собственно просоциальным.

Таким образом, просоциальное поведение включает в себя альтруизм и помогающее поведение, которые направлены на оказание помощи нуждающемуся. В отличие от альтруистического, помогающего и просоциального

поведения, сверхнормативное поведение не сводится к оказанию помощи, не предполагает жертвенности, а представляет собой форму саморазвития и самосовершенствования личности и является внутренне мотивированным.

В отечественной психологии выход человека за пределы себя более подробно рассматривается через призму сверхнормативного поведения. Феномен сверхнормативного поведения раскрывается в работах А. Г. Асмо-лова, Р. С. Немова, А. В. Петровского, В. А. Петровского.

Теоретической базой для понимания феномена «сверхнормативного поведения» является заложенное в работах Р. С. Немова понятие «сверхнормативная активность», которое он разграничивает с такими понятиями, как «надситуативная активность», «неадаптивная активность» (В. А. Петровский), «наднормативная активность» (А. К. Дусовицкий) и «ответственность» (К. Муздыбаев). При этом автор, сравнивая данные понятия с дефиницией «сверхнормативное поведение», указывает на ряд различий между ними: «Во-первых, сверхнормативная деятельность не предполагает ни внешнего контроля, ни подотчетности субъекта, ни применения к нему санкций, в случае отсутствия с его стороны соответствующей активности. Во-вторых, сверхнормативная деятельность выражается не столько в склонности придерживаться общепринятых социальных норм, сколько в следовании им, сопровождающемся обязательным стремлением превзойти существующие нормы, ставить и достигать нравственно более высокие цели» [23, с. 101].

По мнению Р. С. Немова, сверхнормативное поведение отличается от нормативного более прогрессивным характером деятельности одних личностей и социальных групп по сравнению с другими [23, с. 96]. Сверхнормативное поведение есть социально-психологическое выражение активной социальной позиции личности. При этом к сверхнормативному поведению не относятся те формы общественно полезной деятельности, которые ориентированы только на соблюдение социальных норм. Сверхнормативное поведение предполагает деятельность личности, направленную на преобразование уже имеющихся норм, в ходе чего достигаются ценности, значимые для личности [23].

По мнению А. Г. Асмолова, понятие «сверхнормативная активность», введенное в работах Р. С. Немова, А. В. Петровского, В. А. Петровского, целесообразно использовать для характеристики неадаптивной активности, которая направлена на снятие гармонического противоречия, возникающего в результате несовпадения «только знаемых» идеалов и ценностей группы и идеалов, которые приобрели для членов данной группы личностный смысл, превратились в «значение-для-меня». «Сверхнормативная активность выражается в поведении членов коллектива, соответствующих таким социальным ожиданиям, которые не могут быть им предъявлены как нормативные (обязательные к исполнению), но которые отвечают ценностям и идеалам общества, ради которого данная деятельность осуществляется» [1, с. 38].

В. А. Петровский в теории неадаптивной активности определяет адаптивность-неадап-тивность как тенденции функционирования целеустремленной системы, определяющиеся соответствием или несоответствием ее целей и достигаемыми в процессе ее деятельности результатами. При этом, по мнению автора, адаптивность выражается в согласовании целей и результатов ее функционирования, а неадаптивность состоит в том, что между целью и результатом активности индивида складываются противоречивые отношения: намерение не совпадает с деянием, замысел — с воплощением, побуждение к действию — с его итогом. Данное противоречие неизбежно и неустранимо, но в нем источник динамики индивида, его существования и развития [25, с. 25-26].

Реализуясь в просоциальной деятельности, сверхнормативное поведение рассматривается с точки зрения развития личности. По мнению А. Г. Асмолова, актуализация себя в других людях и продуктах культуры является основным путем развития индивидуальности человека. Личность рассматривается как творец жизни, активный и самодетерминированный субъект. Можно отметить, что сверхнормативное поведение рассматривается не только в социальном контексте, но и в контексте той роли, какую сверхнормативное поведение играет для развития индивидуальности. То есть для лич-

ности, реализующей сверхнормативное поведение, главным является вопрос «зачем», а не «почему».

Таким образом, сверхнормативное поведение — это поведение, в ходе которого личность не нарушает существующую в обществе норму, а предвосхищает ее и творит, самораз-вивается, самосовершенствуется, при этом функционирование личности в обществе носит позитивный характер. Сверхнормативное поведение личности не сводится только к демонстрации личностью активной социальной позиции, которая будет проявляться в просо-циальной деятельности, а будет обусловлена необходимостью внутреннего мира личности. Кроме того, необходимым является учет того, что данная деятельность «дает» внутреннему миру личности, происходит ли развитие, совершенствование личности в контексте данной деятельности, или, возможно, происходит ее разрушение. При этом результат просоци-альной деятельности по объективным характеристикам всегда будет социально одобряем. Сверхнормативное поведение представляет собой реализацию личностью высших ценностей, обусловлено внутренней необходимостью. Личность поступает так не «потому что», а «не иначе как». При этом личность не рассматривает свое поведение как сверхнормативное, посредством данного поведения личность воплощает себя, а не преодолевает, самореализуется и самосовершенствуется.

По мнению А. Маслоу, у таких людей совпадает внутренняя необходимость («я-хочу») и внешняя необходимость («я-должен»). В тоже время, если сверхнормативное поведение будет направленно на результат, а не на процесс деятельности, будет внешне мотивировано посредством деятельности, субъект будет решать задачи адаптации к социуму, то мы можем говорить о псевдосверхнорматив-ном поведении [17].

Сверхнормативное поведение не обусловлено внешними причинами, оно возникает вследствие внутренней необходимости и не рассматривается личностью как долг и обязанность. Посредством сверхнормативного поведения личность осуществляет трансляцию вовне собственных жизненных ценностей и идеалов. Возможность выхода за рамки нормативного существования, проявление сво-

боды и реализация самости является самоценным для личности, является подлинным и настоящим проявлением личности.

По мнению Д. А. Леонтьева, фраза «Ему больше всех надо» является формулой человека. Тот, кому «больше всех надо»,— это человек, который не довольствуется выживанием и адаптацией, который не довольствуется соответствием тем требованиям, которые ему выдвигают, и удовлетворением тех прямых и непосредственных потребностей, которые у него возникают. Он выходит за пределы того, что ему дано, не только внешних требований и ожиданий, но и собственных потребностей [13].

Содержание сверхнормативного поведения обусловлено ценностной установкой личности. Осуществляя сверхнормативное поведение, личность не решает задачи удовлетворения потребностей, она выходит за пределы заданного и реализует в поведении собственные ценности и смыслы. При этом сверхнормативное поведение будет восприниматься социумом как немотивированное и неоправданное.

А. Маслоу отмечает, что человек в значительной мере представляет «свой собственный проект, сам создает себя». При этом человек направляет свою активность не только на преобразование внешнего мира, но и на совершенствование себя самого, нахождение возможностей для самореализации, на то, чтобы стать «...полностью рожденным, становиться и быть собой, тем, кем он является потенциально. Человек выступает субъектом собственного жизненного пути как целого, является творцом своей жизни» [18, с. 235].

А. Маслоу, разделяя всех людей на здоровых (самоактуализирующихся, трансцендирующих) и «остальных», говорит о том, что приспособленность и уравновешенность — хорошие качества, но и они имеют отрицательную сторону, избавляя человека от стремления, движения, развития в направлении к высшему идеалу. Они живут в мире, который А. Мас-лоу назвал «дефицитарной реальностью» [17]. Самоактуализирующиеся люди вовлечены в какое-либо дело, внешнее по отношению к ним. Они преданы чему-то для них очень ценному — своему делу. Все они посвящают свою жизнь поиску высших, предельных или бытийных ценностей, испытывая при этом пиковые переживания.

Сверхнормативное поведение является одной из форм реализации высших ценностей. В сверхнормативном поведении личность реализует индивидуальное предназначение. Продукты внутренней работы могут иметь общественный смысл, но они ценны для личности как внутренний продукт, как реализация индивидуального предназначения. Они могут не находить поддержки, могут восприниматься обществом как бесполезные и вредные, могут быть вообще не замечены обществом, но их ценность в том, что личность их отождествляет с собой, со своей уникальностью. Личность соотносится с социальным, миром вне человека, а индивидуальность соотносится с Самостью, миром в человеке. Личность задает границы индивидуальности. Индивидуальность завершает смысл этапа развития, выводя человека к его предназначению. Способность творчески отнестись к своей жизни является важнейшей характеристикой человека [7, с. 121].

Таким образом, развитие личности заключается в преодолении нормативности, в стремлении выйти за пределы заданных границ, но при этом не нарушать заданные нормы, а предвосхищать их.

Общество не всегда оказывает благотворное влияние на развитие личности и способствует ее самореализации. Так, для обозначения последствий неблагоприятного влияния общества на личность Э. Фромм вводит понятие «социально заданная ущербность», которая присуща большинству членов данного общества и, как правило, не осознается отдельным человеком, поскольку соответствует принятым представлениям о «норме» [31, с. 286]. Проявляется она в том, что человек перестает ощущать себя субъектом собственных действий, из уникального и неповторимого субъекта-творца собственной жизни он превращается в «лишенную индивидуальных качеств вещь, зависимую от внешних сил» [31, с. 376]. Следствием деформирующего социального влияния является конформизм, при котором человек ради принятия окружающими отказывается от того, чтобы быть самим собой — своих собственных предпочтений, ценностей, идеалов, целей. Собственные ценности, идеалы и смыслы замещаются социальными. «У нас остался только хорошо умеющий приспосабливаться «человек без проблем»,— отмечает А. Маслоу [19, с. 28].

Таким образом, можно выделить две сферы существования человека в мире: «сферу необходимого» и «сферу возможного». Эти две сферы существования характеризуются качественно разной структурой взаимодействия человека с миром. Кто без чего не может / может обойтись. По мнению Г. В. Иванченко, «сфера возможного выступает по отношению к жизненному миру как его идеальный предвосхищаемый образ. В процессе целеполагания субъект выходит за пределы требований наличной ситуации и стремится практически определить границы своих возможностей [10, с. 283].

Сверхнормативное поведение ценно для личности как процесс и является одной из форм реализации сферы возможного. Оно определяется внутренними мотивами и ценностями, процесс деятельности носит личностнозначимый характер.

Таким образом, в зависимости от внутреннего содержания сверхнормативное поведение личности может быть собственно сверхнормативным поведением и псевдосверхнорматив-ным. Собственно сверхнормативное поведение предполагает выход человека за пределы самого себя, трансценденцию как интроекцию человеком высших ценностей и идентификацию с ними, подчинение собственных желаний и поступков именно этим высшим ценностям (М. Аргайл, Н. Брэдбурн, А. Маслоу, М. Селигман, М. Чиксентмихайи, Р. Эммонс, Э. Фромм, О. Е. Дергачева, Д. А. Леонтьева, Е. Ю. Мандрикова, Е. Н. Осин, Л. А. Петровская, А. Е. Созонтов и др.). Псевдосверхнор-мативное поведение направлено на реализацию в поведении дефицитарных потребностей и социальных ценностей, связанных с поддержанием гомеостаза личности со средой (Э. Ди-нер, Г. Олпорт, М. Райан, К. Рифф, К. Роджерс, М. Селигман, В. Франкл, Э. Фромм, К. Ясперс, К. А. Абульханова-Славская, А. Г. Асмо-лов, Б. С. Братусь, А. Н. Леонтьев, Д. А. Леонтьев, Р. С. Немов, А. В. Петровский, В. А. Петровский, А. Е. Созонтов, В. Э. Чудновский, Д. И. Фельдштейн и др.).

Сверхнормативным поведением является реализация в поведении активной жизненной позиции, которая предполагает внутреннюю активность личности, ее направленность на созидание, развитие и преобразование, стремление к достижению высших ценностей. Кри-

териями сверхнормативного поведения являются: объективная реализация его в просоци-альной деятельности, которая предполагает направленность на благо общества и других людей; самостоятельность выбора данной формы поведения; подразумевает под собой не нарушение имеющихся норм, а их развитие и привнесение; в ходе реализации сверхнормативного поведения личность саморазвива-ется и самосовершенствуется.

Идея сверхнормативного поведения без конкретного выделения этого понятия может быть найдена в работах авторов разных направлений психологии. Отечественные исследователи подчеркивают в своих теориях значимость проявления сверхнормативности в психических процессах: в принципе овладения своими мотивами (Л. С. Выготский), в процессе взаимоопределения человека с миром и мира с человеком (С. Л. Рубинштейн), в активном и осознанном утверждении человеческой личности в деятельности (А. Н. Леонтьев),, в осуществлении личностного выбора (А. Г. Асмолов), в процессе самоопределения (И. С. Кон), в принципе позитивной свободы для созидания и самостроительства (Б. С. Братусь), в необходимости выбора между мотивами (Ф. Е. Василюк), в проявлении надситу-ативной активности (В. А. Петровский). Проблема сверхнормативного поведения заявлена в гуманистической и экзистенциальной психологии, и там она рассматривается в следующих принципах и понятиях: в понятии позитивной свободы и продуктивной активности (Э. Фромм), а также в связи сверхнормативного поведения с психическим здоровьем (Р. Мэй), в самотрансцтенденции (В. Франкл) и полноценном функционировании человека (К. Роджерс), в позиции активного выбора в различных ситуациях (Л. Росс, Р. Нисбетт), в качестве проявления метамотивации (А. Мас-лоу). Таким образом, большинство исследователей сходится во мнении, что необходимо рассматривать не только внешние проявления сверхнормативного поведения личности, но и учитывать внутреннюю мотивацию сверхнормативного поведения личности. При этом психологические причины выбора личностью сверхнормативного поведения рассматриваются через призму проблем воли, мотивации, ценностей, свободы, самотрансценденции и т. д.

В целом вся жизнь человека представляет собой совокупность выборов, с помощью которых человек конструирует и воплощает сам себя. При этом человек свободен в своих выборах, но и берет на себя за них ответственность (А. Маслоу, Р. Мэй, К. Роджерс, Э. Фромм и др.). Выбирая, личность может опираться на внутренние и внешние ориентиры. Когда человек в своих выборах опирается преимущественно на внешние ориентиры (социальные требования, стандарты, мнение окружающих и т. д.), а опора на себя, собственные ценности, желания и хотения оказывается вторичной, это говорит о стремлении избежать ответственности за свой выбор, ведет к опасности оказаться в плену социальных стереотипов. К. Роджерс описывает такого человека следующим образом: «Он существует лишь как ответ на требования других людей, у него нет своего «Я», он старается думать, чувствовать, вести себя так, как, по мнению других, ему следует думать, чувствовать и вести себя» [26, с. 156]. В связи с этим важным является преимущественная опора человека в своих выборах на внутренние ориентиры (знание себя). Сверхнормативное поведение подразумевает ориентацию личности на внутренние критерии выбора. «Первичный выбор — это выбор между своим „Я— и „Я—других людей» [19, с. 81].

По мнению А. Маслоу, «человек действительно наделен собственной, только ему присущей природой, действительно обладает внутренним стержнем, и счастлив тот, кому удается понять самого себя» [17, с. 359]. При этом не исключается усвоение личностью внешних требований социума, но предполагается необходимость их связывания с внутренними ориентирами.

При ориентации личности только на внешние требования социума поведение будет носить просоциальный характер, но не будет ориентировано на выход за пределы необходимого и должного, будет связано только с реализацией социальных норм и удовлетворением потребностей; в этом случае мы можем говорить о псевдосверхнормативном поведении. Собственно сверхнормативное поведение будет носить личностно-значимый характер и рассматриваться личностью как естественная возможность самоосуществле-ния, саморазвития и самостроительства. Сле-

довательно, наряду с объективным критерием сверхнормативного поведения личности можно выделить критерий субъективной оценки его как личностно-значимого.

Э. Фромм рассматривает выбор как проявление свободы. По мнению автора, существует две формы свободы: негативная («свобода от») и позитивная («свобода для»). Человек в ходе своей жизни «обречен» на выбор и в ходе ежедневных выборов решает вопрос о степени своей свободы, либо принимая ее, либо отказываясь от нее [32]. Согласно В. Франклу, человек всегда свободен в своем выборе, даже если существуют объективные ограничения на проявления свободы. Человек не имеет возможности уйти от выбора среди множества возможностей, которые предоставляет ему жизнь, он может только сделать вид, что не имеет свободы выбора [29]. Р. Мэй определяет свободу выбора как способность управлять своим развитием, осуществляя постоянные выборы себя как активного субъекта или как пассивного объекта. По мнению Р. Мэя, феномен паузы — паузы между стимулом и реакцией — является истинным проявлением свободы выбора [20].

В экзистенциальной теории личности С. Мад-ди выделено три вида человеческих потребностей: биологические, социальные и психологические. При преобладании биологических и социальных потребностей над психологическими человек конформно плывет по течению собственной жизни, ничем не отличаясь от других людей. При доминировании психологических потребностей происходит формирование внутреннего мира, временной перспективы, развиваются воображение, суждение и символизация, личность способна «относить» себя к собственной жизни, совершать выбор, обусловленный не только биологическими или социальными требованиями. Выбор, согласно С. Мадди, может разделяться на два вида: выбор неизменности и выбор неизвестности. При выборе неизменности человек не рассматривает полученный опыт как новый, выбирает прошлое и не меняет привычные способы действования, что влечет за собой чувство вины, вызванное упущением возможностей. При выборе неизвестности человек рассматривает полученный опыт как требующий новых способов действия, выбирает будущее. По мнению С. Мадди, такой выбор

всегда влечет за собой возникновение чувства тревоги, которое связано с неопределенностью, в которую попадает человек [15].

Согласно А. Г. Асмолову, в ситуациях свободного выбора личность наиболее ярко проявляется как индивидуальность, но при этом, если жизнь человека состоит только из действий и поступков, продиктованных мотивами-стимулами, то она является «мертвой безличной жизнью» [2, с. 398]. Выбор в той области, которая имеет для человека личностный смысл, не может быть скован заранее предрешенным исходом. «Человек всегда воспринимает совершаемое им как совершаемое в силу внутренней необходимости, идет на риск, выигрывает и теряет, несет ответственность за свой выбор» [2, с. 399]. По мнению автора, свободный личностный выбор характеризуется «неопределенностью исхода, риском, субъективным ощущением принадлежности совершаемого только самому себе, оценкой последствий принятого решения в свете тех мотивов, ради которых живешь, непредсказуемостью для самого себя» [2, с. 399].

Ф. Е. Василюк, выделяет следующие характеристики подлинного личностного выбора: наличие внутреннего сложного мира; альтернативы, рассматриваемые как разные жизненные отношения; жизненные отношения, представленные в виде мотивационно-смыслового ядра; активность субъекта; ценность, являющаяся единственным основанием личностного выбора [6].

Сверхнормативное поведение представляет собой личностный выбор, который будет обусловлен преобладанием психологических потребностей над биологическими, способностью личности управлять своей жизнью и собственным развитием, принятием на себя ответственности за события собственной жизни, собственной активностью субъекта, стремлением личности жить жизнь, а не проживать ее. Отправным пунктом при исследовании причин сверхнормативного поведения личности является понятие внутренней мотивации.

В рамках экзистенциальной и гуманистической психологии сверхнормативное поведение рассматривается с точки зрения внутренней мотивации и отвечает на вопрос: «Зачем это мне надо и какой в этом смысл?» При этом согласно теории самодетерминации Р. Райана и Э. Деси собственно сверхнорма-

тивное поведение всегда будет внутренне мотивировано. Внутренне мотивированное поведение является целенаправленным и выполняется ради получения удовлетворения от деятельности. Различение собственно сверхнормативного и псевдосверхнормативного поведения происходит по критерию награды за осуществляемую активность. При внешней мотивации, то есть при псевдосверхнорматив-ном поведении сама награда будет внешней по отношению к человеку. При внутренне мотивированном сверхнормативном поведении вознаграждением за него будет являться активность сама по себе. Внутренне мотивированное сверхнормативное поведение будет базироваться на потребности человека быть компетентным и самодетерминированным при взаимодействии со средой, личность должна быть свободной от давления наград или обус-лавливания. Внутренняя мотивация сверхнормативного поведения представляет собой автономное стремление, которое сопровождается тем, что люди переживают свои действия как исходящие от себя самих и имеющие внутренне воспринимаемый локус каузальности. Внутренняя мотивация обеспечивает оптимальное развитие личности, но при этом зависит от социальных условий, которые могут поддерживать и охранять автономию человека или же разрушать ее [8].

Субъективная оценка личностью сверхнормативного поведения как личностно значимого определяется особенностями системы ценностных ориентаций. Система ценностных ориентаций личности придает определенную устойчивость поведению человека и позволяет гибко адаптироваться к изменениям условий жизни и деятельности.

В различных исследованиях отечественных и зарубежных авторов указывается, что в зависимости от направленности на личностное развитие или на сохранение гомеостаза ценности могут быть разделены на высшие (ценности развития) и регрессивные (ценности сохранения). В то же время терминальные и инструментальные, высшие и регрессивные, внутренние и внешние по своему происхождению ценности могут соответствовать разным уровням или стадиям личностного развития. (К. А. Абульханова-Славская,

В. Г. Алексеева, С. С. Бубнова, У. Билски, Ф. Знанецкий, Д. Рисмен, У. Томас, Э. Фромм, Ш. Шварц и др.).

Ценности играют роль целепобудителей, активизируют и направляют деятельность человека в обществе, выступают критерием выбора из альтернативных способов действий, детерминируют процесс принятия решений. Ориентация человека в мире, его стремление к достижению определенных целей неизбежно соотносятся с ценностями (Е. М. Ду-бовская, Ю. М. Жуков, О. А. Тихомандрицкая, Ю. А. Шерковин и др.).

Человек, совершая в жизни выборы, осуществляет их на основе ценностного отношения к действительности.

Сверхнормативное поведение, включение в просоциальную деятельность, различные явления и предметы окружающего мира имеют ценность для человека не сами по себе, а в зависимости от субъективных стремлений личности, которые в обобщенном виде выражаются в ее ценностных представлениях, ценностных ориентациях. Структурный характер системы ценностных ориентаций личности, ее многоуровневость и многомерность определяют возможность реализации ею целого ряда функций: регуляции поведения и определения его цели; взаимодействия внутренних установок и норм социальной среды; функцию определения жизненной перспективы личности, «вектора» ее развития и т. д. (М. Рокич, К. Рождерс, В. Г. Алексеева, Ф. Е. Василюк,

A. И. Донцов, А. Г. Здравомыслов, В. Е. Клочко,

О. М. Краснорядцевой, Ш. А. Надирашвили,

Н. Ф. Наумова, В. Б. Ольшанский, А. В. Петровский, О. К. Тихомирова, Ю. А. Шерковин,

B. А. Ядов, М. С. Яницкий и др.).

А. Маслоу выделяет две основные группы ценностей: Б-ценности (ценности бытия) — высшие ценности, присущие самоактуализи-рующимся людям и Д-ценности (дефициент-ные ценности) — низшие ценности, поскольку они ориентированы на удовлетворение какой-то потребности, которая неудовлетворена или фрустрирована (мир, покой, сон, отдых, зависимость, безопасность и т. д.) [18]. Дефицитарные или регрессивные ценности, согласно А. Маслоу, занимают подчиненное положение и выбираются людьми «ради выживания», достижения состояния гомеостаза. Их реализация является, по словам Маслоу, «абсолютной необходимостью» и выступает предпосылкой «ощущения и функционирования» высших бытийных ценностей или «ценностей развития» [19, с. 213-214]. При этом

ценности, направленные на сохранение гомеостаза (Д-ценности), являются необходимыми для личностного развития. Люди же, которыми движут базовые потребности в принадлежности, уважении, самооценке, могут осуществлять просоциальную деятельность, но их поведение будет псевдосверхнормативно.

При этом собственно сверхнормативное поведение личности будет не столько мотивировано базовыми потребностями, сколько мета-мотивировано метапотребностями и Б-ценно-стями. Таким образом, как базовые потребности, так и метапотребности благоприятствуют биологическому успеху. Базовые потребности рассматриваются как дефицитарные потребности, обладающие различными характеристиками дефицитарности, в то время как метапотребности обладают особыми свойствами, описанными применительно к «мотивации роста» [18]. Реализация в сверхнормативном поведении дефициатарных и бытийных ценностей может носить как деструктивный, так и конструктивный характер для развития личности. В случае конструктивной реализации значимых ценностей в сверхнормативном поведении будет происходить успешная адаптация личности и удовлетворение ее базовых потребностей. Конструктивный характер позволяет реализовать в сверхнормативном поведении задачи личностного роста и саморазвития. В случае, когда реализация сверхнормативного поведения будет носить деструктивный характер для развития личности, цели и средства для удовлетворения потребностей будут не совпадать. При этом деструктивный характер будет проявляться в неспособности субъекта разрешить внутриличностный ценностный конфликт в рамках выбираемой про-социальной деятельности в силу дефицита внутренних ресурсов личности.

С точки зрения социальных норм, человек всегда должен успешно адаптироваться к изменяющимся условиям, но в таком случае речь не может идти о личностном развитии. Способность всегда приспосабливаться к новым условиям и на любом уровне может говорить о моральной и эмоциональной неразвитости. За этой способностью может стоять несформированная иерархия ценностей и такая жизненная позиция, которая не будет содержать в себе необходимых элементов для положительного развития личности и творчества.

Движущей силой сверхнормативного поведения является не потребность в гомеостазе,

а, напротив, сопротивление равновесию, постоянное становление, внутренний рост и развитие, осуществление личностного смысла, самоактуализация. Стремление к самоосу-ществлению и самовыражению, самоактуализация являются основной потребностью человека (Г. Олпорт, К. Роджерс, А. Маслоу,

В. Франкл и др.).

В процессе жизни личность может делать как прогрессивный выбор, так и регрессивный. Выбирая сверхнормативное поведение, человек делает прогрессивный выбор, ведущий к личностному росту и к самоактуализации. При этом, опираясь на внутренние импульсы, личность берет на себя ответственность за сделанный выбор, тем самым актуализируя себя. Выбирая рост и развитие, опираясь на внутренние потребности и мотивы, умея брать на себя ответственность, личность обеспечивает лучший для себя жизненный выбор. Реализуя в сверхнормативном поведении бытийные ценности, личность, благодаря повышенной ответственности за свою жизнь, рациональному набору ценностей, управляющих производимыми выборами, будет стремиться активно изменять общество, в котором живет, стремясь к духовному миру и социальной гармонии [18]. По нашему мнению, именно в собственно сверхнормативном конструктивном поведении происходит самоактуализация личности.

На основе анализа теории метамотивации А. Маслоу, исходя из того, какие ценности будет реализовывать личность в сверхнормативном поведении, можно выделить два типа его детерминации: преобразующий тип детерминации — внутренне детерминированный, направленный на активный поиск и создание благоприятной среды путем преобразования внешних и внутренних условий развития (деятельность позволяет саморазвиваться, способствует личностному росту, позволяет реализовывать бытийные ценности); адаптационный тип детерминации — внешне детерминированный, направленный на адаптацию к социуму, решение жизненных задач путем компромисса с имеющимися условиями (деятельность престижна, популярна, несет вознаграждение, социально-одобряема, позволяет реализовывать дефицитарные ценности и т. п.).

Теоретический анализ позволил предположить, что возможными являются варианты, когда по внешним признакам поведение может носить характер сверхнормативного, но по внутреннему содержанию будет носить адаптационный характер. Посредством сверхнормативной деятельности личность будет стремиться реализовывать дефицитарные потребности. В случае же, когда личность посредством сверхнормативного поведения будет удовлетворять бытийные потребности и реализовывать мета-ценности, содержание сверхнормативного поведения будет носить характер потока (М. Чиксентмихайи), в ходе которого личность будет преобразовывать окружающую действительность и себя в ней.

По результатам исследования нами были сформулированы следующие выводы:

1. Сверхнормативное поведение предполагает активную, прогрессивную жизненную позицию, выход личности за пределы должного и необходимого, ориентацию на созидание и преобразование, реализацию высших ценностей посредством просоциальной деятельности, в которой личность совершенствуется и саморазвивается.

2. В зависимости от характера ценностной обусловленности сверхнормативное поведение может дифференцироваться на собственно сверхнормативное и псевдосверхнормативное поведение. Собственно сверхнормативное поведение внутренне обусловлено и направлено на преобразование действительности и себя в ней. Псевдосверхнормативное поведение внешне обусловлено и носит адаптационный характер.

3. Степень свободы выбора личностью просоциальной деятельности и оценка своих субъективных возможностей ее реализации определяет конструктивный или деструктивный характер сверхнормативного поведения для развития личности. При конструктивном характере сверхнормативное поведение рассматривается личностью как инструмент решения задач личностного роста и развития. При деструктивном характере — как вынужденная необходимость следовать социальным нормам, принятым в данном обществе, на фоне переживания личностью ценностного конфликта, субъективно воспринимаемого как неразрешимого.

Б и б ли о гр аф ич е с кий с пис о к

1. Асмолов А. Г. Историко-эволюционный подход

к пониманию личности: проблемы и перспективы исследования // Вопр. психологии. — 1986.- № 1.

2. Асмолов А. Г. Психология личности: культурно-

историческое понимание развития человека. — М., 2007.

3. Бобнева М. И. Социальные нормы и регуляция

поведения. — М., 1987.

4. Варламов Е. П, Степанов С. Ю. Психология

творческой уникальности человека: рефлексивно-гуманистический подход. — М., 1998.

5. Васильева О. С., Демченко Е. А. Изучение основ-

ных характеристик жизненной стратегии человека // Вопр. психологии. — 2001. — № 2.

6. Василюк Ф. Е. Психология переживания: ана-

лиз преодоления критических ситуаций. — М., 1984.

7. Весна Е. Б. Личность и индивидуальность: исто-

рия и теория. — Петропавловск-Камч., 1997.

8. Дергачева О. Е. Личностная автономия как

предмет психологического исследования [Электронный ресурс]: дис. ... канд. пси-хол. наук. — М., 2005. — 162 с. — URL: Шр:/МИЬ.ге1.шЛПотта1юп^р?раШ=/геЮ 10 02000000/геЮ 1002749000/геЮ 1002749656/ге l01002749656.pdf (дата обращения: 01.05.2011).

9. Егорова Л. С. Жизненные стратегии: гендерный

аспект. — Иваново, 1999.

10. Иванченко Г. В. Личностный потенциал и воз-

можности: мотивационный аспект // Современные теории мотивации / под ред. Д. А. Леонтьева. — М., 2002.

11. Кухтова Н. В. Феномен просоциального пове-

дения в психологической науке: некоторые подходы в изучении просоциального поведения // Белорус. психол. журн. — 2004. — № 1.

12. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Лич-

ность. — М., 1977.

13. Леонтьев Д. А. От социальных ценностей к лич-

ностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестн. МГУ. Сер.14. Психология. — 1996. — № 4.

14. Леонтьев Д. А. Симбиоз и адаптация или ав-

тономия трансценденция выбор личности в непредсказуемом мире // Личность в современном мире: от стратегии выживания к стратегии жизнетворчества / под ред. Е. И. Яцуты. — Кемерово, 2002.

15. Леонтьев Д. А. Рассказова Е. И. Тест жизне-

стойкости. — М, 2006.

16. Мандрикова Е. Ю. Виды личностного выбора

и их индивидуально-психологические предпосылки [Электронный ресурс]: дис. . канд. психол.наук. — Москва, 2006. — 195 с. —

URL: http ://dlib. rsl.m/information.php?path=/ rsl01002000000/rsl01002935000/rsl01002935 170/rsl01002935170.pdf (дата обращения: 15.08.2011).

17. Маслоу А. Мотивация и личность. — СПб., 2001.

18. Маслоу А. Новые рубежи человеческой приро-

ды. — М., 1999.

19. Маслоу А. Психология бытия. — М., Киев, 1997.

20. Мэй Р. Сила и невинность. — М., 2001.

21. Назмутдинов Р. А Влияние ценностно-потреб-

ностной сферы личности на ее осложненные формы поведения [Электронный ресурс]: дис. ... канд. психол. наук. — Новосибирск, 2003. — 214 с. — URL: http://dlib.rsl.ru /in-formation.php?path=/rsl01002000000/rsl0100 2333000/rsl0100233 3912/rsl0100233 3912.pdf (дата обращения: 12.07.2011).

22. Насиновская Е. Е. Альтруистический импера-

тив // Современные теории мотивации / под ред. Д. А. Леонтьева. — М., 2002.

23. Немов Р. С. Сверхнормативная деятельность

как выражение активной социальной позиции коллектива и личности // Вопр. психологии. — 1995. — № 2.

24. Нюттен Ж. Мотивация, действие и перспек-

тива будущего. — М., 2004.

25. Петровский В. А. Личность в психологии: пара-

дигма субъектности. — Ростов н/Д., 1996.

26. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Станов-

ление человека. — М., 1994.

27. Рубинштейн С. Л. Основы общей психоло-

гии. — СПб., 2000.

28. Созонтов А. Е. Основные жизненные стратегии

современных российских студентов [Электронный ресурс]: дис. . канд. психол. наук. — М., 2003 — 194 с. — URL: http://diss.rsl.ru/ diss.aspx?orig=/rsl01002000000/rsl0100262 0000/rsl01002620975/rsl01002620975.pdf (дата обращения: 12.08.2011).

29. Франкл В. Человек в поисках смысла. — М,

1990.

30. Френхейм А. Личность и социальное поведе-

ние. — СПб., 2002.

31. Фромм Э. «Иметь» или «быть». — М., 2011.

32. Фромм Э. Бегство от свободы. — М., 1990.

33. Фромм Э. Здоровое общество // Психоанализ

и культура. — М., 1995.

34. Яницкий М. С. Психологические факторы и

механизмы развития системы ценностных ориентации личности [Электронный ресурс]: дис. ... д-ра. психол. наук. — Новосибирск, 2000. — 302 с. — URL: http://dlib.rsl.ru/in-formation.php?path=/rsl01000000000/rsl0100 0300000/rsl01000300787/rsl01000300787.pdf (дата обращения: 25.09.2011).