Приступа И. В.

ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПО ПРИЗЫВУ РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП

Интерес к проблемам адаптации актуализируется во время масштабных социальных, экономических и технологических преобразований, имеющих для человека и его деятельности важные последствия. В настоящее время психологические исследования проблем адаптации/дезадаптации относятся к высоко востребованной обществом, практически релевантной категории, которая изучается в различных сферах деятельности человека: социально-экономической

(Т.К. Дичев, А.А. Налчаджян, Б.Г. Турусбеков и др.), медико-биологической (И.В. Павлов, А.А. Ухтомский), психолого-педагогической (П.К. Анохин,

Л. А. Кандыбович, А.Г. Мороз, И.В. Шалыгина и др.). Особое место в структуре видов адаптации занимает ее социальный компонент, разрабатываемый в трудах К. А. Абульхановой-Славской, В.В. Гриценко, Ю.А. Клейберга, П.С. Кузнецовой, С.К. Нартовой-Бочавер, Е.В. Руденского. Вместе с тем, следует отметить, что в научной литературе целостное представление об адаптации до сих пор отсутствует. Психологическая концепция адаптации хотя и может быть представлена в достаточно простом виде, но подразумевает при этом огромное многообразие проблем, релевантных практическим проблемам общества, социальноориентированным, имеющим актуальное теоретическое и практическое значение.

Существует множество определений адаптации - как имеющих обобщенный смысл, так и сводящих сущность адаптационного процесса к явлениям одного из множества уровней - от биохимического до социального. Так, психологическая адаптация, по определению Н.В. Намазова и А.И. Жмырикова, есть сложный, диалектический процесс взаимодействия личности и среды, приводящий к оптимальному соотношению целей и ценности личности и среды, реализации внутриличностного потенциала в конкретных условиях жизнедеятельности при благоприятном эмоциональном самочувствии [4, с. 80].

А.А. Налчаджян под адаптацией понимает «тот социальнопсихологический процесс, который при благоприятном течении приводит личность к состоянию социально-психологической адаптированности», которое он

характеризует как гармоническое взаимоотношение личности и группы, когда субъект без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность, удовлетворяет свои основные психологические потребности, в полной мере соответствует тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней референтная группа. Одновременно он переживает состояние самоутверждения и реализации внутренних возможностей, способностей личностного потенциала в значимой для себя сфере [3].

Таким образом, содержательно процесс адаптации можно представить как активное формирование (осознанное или неосознаваемое) субъектом стратегий и способов овладения ситуацией на разных уровнях регуляции поведения и деятельности.

Психологов, прежде всего, интересует, как реально существующая связь человека с окружающей средой определяет его адаптацию, какие из реакций, на которые способен человек, будут использоваться в процессе адаптации; какие будут доминировать и какие будут эффективными; каковы психологические механизмы адаптации, ее личностно-психологические и мировоззренческие детерминанты; как человек справляется со своими трудностями и проблемами.

Бесспорным показателем успешности адаптации является, прежде всего, достижение возможности выполнения основных задач деятельности и ее высокая продуктивность, общая удовлетворенность, способность наслаждаться жизнью и психическое равновесие. При этом эффективность адаптации оценивается с учетом ее психофизиологической и социально-психологической стоимости, которая определяется, по мнению Р.М. Боевского, энергетическими и информационными затратами. Под ценой, или платой, адаптационного процесса обычно понимается степень напряжения регуляторных систем, которая необходима для обеспечения адаптационной деятельности человека [1].

В то же время изучение феномена адаптации является актуальным в обыденной жизни, а особенно в период службы в Вооруженных силах, когда не все молодые люди способны перенести отрыв от родительского дома, требования воинской среды и специфическую атмосферу межличностных отношений. Ведь главное требование армейской среды к входящей в него личности, по мнению К.К. Платонова, - это подчинение личности целям коллектива в рамках общей деятельности. Поэтому военнослужащие, включающиеся в воинскую среду, должны воспринимать условия деятельности как совокупность предъявляемых психологических характеристик и эффективных стратегий поведения, призван-

ных преодолевать сложные ситуации, ведущие к дезадаптации в условиях армии.

Дезадаптация у военнослужащих по призыву в настоящее время в России нередко получает, как известно, широкий общественный резонанс. Поэтому в армии, в первую очередь, встаёт вопрос о предупреждении адаптивных расстройств у новобранцев, а также поддержании психического здоровья и повышения уровня адаптированности в условиях армии военнослужащих разных призывов. Кроме того, в настоящее время нуждается в уточнении причинная структура нарушений адаптации, поскольку обычно в качестве патогенных факторов выступает сразу множество воздействий и обстоятельств. Не менее важно уточнить также роль факторов предрасположенности и патопластики в возникновении и в проявлениях отклонений приспособительного реагирования. Особенно острой при дезадаптации военнослужащих по призыву является проблема суицидов. В армии она намного острее из-за возможности применения огнестрельного оружия и возникновения расширенных суицидов или убийств. Предупреждение и прогнозирование суицидального поведения - это одна из ключевых задач медико-психологических служб в Вооружённых силах Российской Федерации.

Таким образом, процесс социально-психологической адаптации военнослужащих в условиях армии чрезвычайно динамичен и его успех во многом зависит от целого ряда объективных и субъективных условий, функционального состояния, социального опыта, жизненной установки и т.д.

Учитывая актуальность и недостаточную степень изученности проблемы, автором было проведено исследование с целью выявления факторов социальнопсихологической адаптации военнослужащих по призыву с учетом их возраста.

Экспериментальную выборку исследования составили 148 военнослужа-щих-мужчин в возрасте 18-25 лет, призванные в ряды Вооруженных сил РФ весной 2010 г. Они были разделены на две группы. Первую группу составили молодые люди в возрасте от 18 до 20 лет, т.е. находящиеся на пятой стадии психосоциального развития (по Э. Эриксону), что соответствует ранней юности. В этом возрасте происходит физическое взросление индивида, овладение интеллектуальными навыками, молодой человек сталкивается с новыми социальными требованиями и ролями [6]. Во вторую группу вошли военнослужащие по призыву, находящиеся на шестой стадии психосоциального развития - ранней зрелости. Данная стадия характеризуется началом взрослой жизни и охватывает возрастной период от 20 до 25 лет. Молодые люди в этот период развития личности могут создавать семьи, заниматься профессиональной подготовкой, а также нахо-

диться на военной службе [6].

Для изучения и выявления факторов социально-психологической адаптации были подобраны следующие психодиагностические методики: «Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и

Р. Даймонда»; «Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (МЛО-АМ) А.Г. Маклакова, С.В. Чермянина; «Методика диагностики типологий психологической защиты» Келлермана-Плутчика; «Опросник Карвера» для определения стратегий поведения людей в стрессогенных ситуациях; «Методика исследования локус-контроля личности» Е.Г. Ксенофонтовой; «Личностная шкала. проявлений тревоги» Тейлора (адаптация Т.А. Немчиновой); «Методика изучения самоотношения» (МИС) С.Р. Пантелеева и В.В. Столина; «Методика СЖО» Д.А. Леонтьева; «Ценностные ориентации» М. Рокича; «Методика диагностики направленности личности» Б. Баса; методика «Потребность в достижении» Ю.М. Орлова. В ходе исследования применялись тесты Т. Элерса «Мотивация к избеганию неудач» и «Мотивация к успеху», «Мотив власти». Математикостатистический анализ осуществлялся при помощи программ «Статистика 6.0» и «8Р88-17». Все полученные количественные данные были обработаны методом вариационной статистики и проверены на нормальность распределения.

С целью нахождения нескольких фундаментальных факторов, которые объясняли бы большую часть дисперсии в группе оценок по различным переменным, был проведен факторный анализ с использованием метода главных компонент с вращением «Варимакс». Выделенные в результате факторизации факторы представляют собой совокупность тех признаков из числа включенных в анализ, которые имеют значимые нагрузки. В результате в обеих группах было получено по 29 факторов. В группе военнослужащих 18-20 лет - объясняющих 84,2% дисперсии, а в группе 21-25 лет - объясняющих 89,3% дисперсии, при этом в первой группе военнослужащих для содержательного анализа было выбрано 3 значимых фактора, а во второй группе - 4.

* * *

Факторы, характеризующие военнослужащих по призыву 18-20 лет -«Адаптивность», «Совладание», «Дезадаптивность», представляют собой группировку признаков на основе имеющихся между ними значимых связей.

№№ п/п Название факторов и шкал Факторная нагрузка

Фактор «Адаптивность»

1. Личностный адаптивный потенциал (ЛАП) 0,89

2. Нервно-психическая устойчивость (НПУ) 0,89

3. Осмысленность жизни (ОЖ) 0,85

4. Адаптация 0,84

5. Коммуникативный потенциал (КП) 0,84

6. Принятие себя 0,79

7. Интернальность общая (Ио) 0,77

8. Ориентация на цели в жизни (Ц) 0,76

9. Ориентация на жизненный процесс (П) 0,76

10. Локус-контроль Я (ЛК-Я) 0,76

11. Принятие других 0,75

12. Тревожность -0,74

13. Моральная нормативность (МН) 0,73

14. Локус-контроль жизни (ЛК-Ж) 0,72

15. Ориентация на результат в жизни (Р) 0,71

16. Эмоциональный комфорт 0,70

17. Внутренний контроль 0,67

18. Мотивация потребностей достижений 0,58

19. Регрессия -0,52

20. Мотивация к успеху 0,50

21. Доминирование 0,50

Фактор «Совладание»

1. Поиск эмоциональной общественной поддержки 0,71

2. Сдерживание 0,70

3. Планирование 0,65

4. Отрицание 0,62

5. Фокус на эмоциях и их выражение 0,60

6. Ментальное отстранение 0,60

7. Активный копинг 0,58

8. Поведенческое отстранение 0,54

Фактор «Дезадаптивность»

1. Эмоциональный дискомфорт 0,74

2. Внешний контроль 0,74

3. Непринятие себя 0,73

4. Ведомость 0,72

5. Непринятие других 0,67

6. Дезадаптация 0,68

7. Эскапизм 0,63

Табл. 1. Результаты факторного анализа военнослужащих по призыву 18-20 лет.

Первый фактор объясняет 14,99 % общей дисперсии, обозначен автором как фактор «.Адаптивность». Интерпретируя содержание этого фактора, можно отметить, что он наиболее ёмкий и в него включены компоненты адаптационных возможностей личности с учетом социально-психологических и некоторых психофизиологических характеристик, отражающих обобщенные особенности нерв-

но-психического и социального развития. Таким образом, эффективная социально-психологическая адаптация военнослужащих по призыву 18-20 лет обусловлена, прежде всего, высоким уровнем их нервно-психической устойчивости (0,89) и поведенческой регуляции, хорошими личностными адаптационными способностями к изменяющимся условиям жизнедеятельности (0,89).

Молодые люди этой возрастной группы не должны воспринимать угрозу своей жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать выраженным состоянием тревожности (-0,74), а в трудных жизненных ситуациях не должен происходить возврат к предыдущим, детским формам мышления, отношений и действий (-0,52).

Для обеспечения результативной адаптации в условиях армии, военнослужащие 18-20 лет должны:

обладать достаточно высоким коммуникативным потенциалом (0,84); воспринимать все стороны своего «Я», принимать себя во всей полноте поведенческих проявлений (0,79);

быть достаточно избирательными в коммуникативных контактах (0,75); быть ориентированными на соблюдение общепринятых норм поведения (0,73);

стремиться к лидерству и проявлению доминантных качеств в своем окружении (0,50);

характеризоваться эффективной адаптацией (0,84) в рамках данного коллектива и военно-профессиональной деятельности в целом, и при этом испытывать интерес и эмоциональную насыщенность жизни (0,76) и эмоциональный комфорт (0,70);

стремиться добиваться успеха в различных видах деятельности, получать более высокие результаты ценой меньших усилий за счет усовершенствования своих умений (0,58);

иметь установку на защитное поведение, при этом учитывать обстоятельства и ситуации в условиях армии, когда без риска можно получить желаемый результат (0,50).

Кроме того, для действенной адаптации военнослужащих данной возрастной группы необходимы:

сформированная, устойчивая осмысленность жизни (0,85), основанная на удовлетворенности самореализации (0,71);

наличие в жизни целей, которые придадут их жизни осмысленность, на-

правленность и временную перспективу (0,76);

представление о себе, как о личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями об ее смысле (0,76);

убеждение в том, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь (0,72), т.е. быть человеком с внутренним локусом контроля (0,77), проявляющимся в разнообразных жизненных ситуациях.

Второй фактор, объясняющий 6,59 % общей дисперсии, назван «Совлада-ние». Лидирующий конструкт в нем - копинг-стратегия «Поиск эмоциональной общественной поддержки» (0,71) - заключается в поиске военнослужащими 1820 лет эмоциональной поддержки, сочувствия у значимых для них людей в трудных жизненных ситуациях, ведь эмоциональное голодание в период юности -столь же реальное явление, каким бывает голод в общепринятом, бытовом смысле, поэтому потребность юношей в эмоциональном насыщении удовлетворяется, главным образом, в процессе достижения самых разных целей, которые они ставят перед собой [2]. Кроме того, преобладание комбинированного использования активных («Планирование» (0,65), «Активный копинг» (0,58)) и пассивных базисных копинг-стратегий («Сдерживание» (0,70), «Отрицание» (0,62), «Фокус на эмоциях и их выражение» (0,60), «Ментальное отстранение» (0,60), «Поведенческое отстранение» (0,54)) для разрешения проблемных ситуаций в условиях армии у данной возрастной группы обусловлено, прежде всего, их возрастными особенностями. Применение в стрессогенных условиях армии незрелых базисных копинг-стратегий можно объяснить дефицитом социальных навыков разрешения проблем у молодых людей данного возраста, столкновением с требованиями реальной жизни, которые не всегда соответствуют их собственным представлениям. Так, Э. Олбрих (Olbrich E.) считает, что молодые люди в процессе взросления при возникновении новых требований до конца еще не отказались от традиционных и заученных типов поведения и опираются при этом на копинг-стратегии избегания. А использование адаптивных, зрелых копинг-стратегий, как определили Г. и С. Вэйланты (Vaillant G., Vaillant С.), значительно увеличивается в юношеском возрасте и продолжается в течение средней взрослости [2].

Третий фактор, обозначенный как «Дезадаптивность», объясняет 5,89% общей дисперсии. Его компоненты отражают многогранность дезадаптивного поведения военнослужащих по призыву 18-20 лет. Основными конструктами

данного фактора являются «Эмоциональный дискомфорт» (0,74), свидетельствующий о дефиците эмоциональной насыщенности военнослужащих данной возрастной группы и «Внешний контроль» (0,74) - как неумение юношей на данном возрастном этапе действовать в соответствии с интериоризированными обязанностями, т.е. невозможности выполнять необходимое с опорой на внутренний, а не на внешний контроль. Такая возможность появляется только на основе понимания приоритета обязанностей человека перед своими правами.

Наряду с этим, дезадаптация военнослужащих данного возраста обусловлена общим негативным фоном восприятия себя (0,73) и окружающих их людей (0,67), при этом их можно охарактеризовать как податливых, внушаемых, ведомых членов коллектива (0,72), что, при неблагоприятных условиях, может содействовать попаданию их в асоциальные группировки, нарушению воинской дисциплины и правопорядка, тем самым способствовать совершению воинских преступлений. Кроме того, дезадаптивное поведение (0,68), уход «в себя» (0,63) в условиях армии, может привести к срыву нервно-психической деятельности военнослужащих 18-20 лет, суицидальным попыткам, либо завершенному суициду. Данные военнослужащие относятся к «группе риска» и требуют наблюдения, повышенного психолого-педагогического внимания со стороны командиров, медицинских работников и специалистов-психологов.

* * *

Факторы, характеризующие военнослужащих по призыву 21-25 лет, представляют собой группировку признаков на основе имеющихся между ними значимых связей и определяют социально-психологическую адаптацию данных военнослужащих по призыву в условиях военной службы.

№№ п/п Название факторов и шкал Факторная нагрузка

Фактор «Интеграция»

1. Осмысленность жизни (ОЖ) 0,89

2. Ориентация на результат жизни (Р) 0,85

3. Локус-контроль жизни (ЛК-Ж) 0,83

4. Ориентация на жизненный процесс (П) 0,75

5. Локус-контроль Я (ЛК-Я) 0,72

6. Ориентация на цели в жизни (Ц) 0,71

7. Личностный адаптивный потенциал (ЛАП) 0,70

8. Нервно-психическая устойчивость (НПУ) 0,70

9. Моральная нормативность (МН) 0,65

10. Коммуникативный потенциал (КП) 0,54

11. Интернальность общая (Ио) 0,50

Фактор «Социальное принятие»

1. Непринятие других 0,69

2. Адаптация 0,67

3. Ведомость 0,61

4. Внутренний контроль 0,61

5. Принятие себя 0,59

6. Эскапизм 0,56

7. Принятие других 0,54

8. Тревожность 0,52

9. Эмоциональный комфорт 0,51

10. Интернальность общая (Ио) -0,51

Фактор «Внутренняя конфликтность»

1. Эмоциональный дискомфорт 0,65

2. Непринятие себя 0,63

3. Внешний контроль 0,59

4. Самообвинение -0,57

5. Закрытость 0,54

Фактор «Дистанцирование»

1. Отрицание 0,7

2. Наличие хороших и верных друзей -0,64

3. Обращение к религии 0,51

4. Поиск эмоциональной общественной поддержки 0,53

5. Подавление конкурирующей деятельности 0, 52

Табл. 2. Результаты факторного анализа военнослужащих по призыву 21-25 лет.

Первый фактор, объясняющий 9,8 % общей дисперсии, назван автором «Интеграция». Конструкты, входящие в этот фактор, взаимодействуя между собой, увеличивают эффективность адаптации военнослужащих 21-25 лет в условиях армии в частности, и в условиях окружающей действительности в целом. Основной конструкт - «Осмысленность жизни» (0,89) и следующие за ним «Результат» (0,85), «Локус-контроль жизни» (0,83), «Процесс» (0,75), «Локус-контроль Я» (0,722), «Цели» (0,71) свидетельствуют о достижении личностной зрелости военнослужащими. Т.е. данные военнослужащие принимают ответственность за собственную жизнь, решения и поступки на самого себя (0,50), при этом имеют возможность и способны выполнять социальные обязанности.

Эффективной адаптации военнослужащих данного возраста способствуют: высокий личностный адаптивный потенциал (0,70);

высокий уровень нервно-психической устойчивости и поведенческой регуляции (0,70);

ориентация на соблюдение общепринятых норм поведения (0,65); хорошо развитый уровень коммуникативных способностей (0,54).

Второй фактор, объясняющий 7,8 % общей дисперсии, обозначенный как

фактор «Социальное принятие», состоит в основном из конструктов социального взаимодействия. Интерпретируя содержание данного фактора, можно, с одной стороны, наблюдать дистанцирование, непринятие военнослужащими 21-25 лет некоторых своих сослуживцев (0,69), что, возможно, объясняется несоответствием между их целями и возрастными задачами развития и задачами развития военнослужащих, находящихся на пятой стадии психосоциального развития по

Э. Эриксону; обладающих при этом предрасположенностью к тревоге (0,51), отсутствием веры в то, что человек в состоянии реально влиять на происходящее в его жизни (-0, 51), ведомостью (0,61) и неспособностью устанавливать спокойные доверительные личные отношения, что в конечном итоге ведет к чувству одиночества, социального вакуума и изоляции (0,56). С другой стороны, можно отметить «Принятие других» (0,54), «Эмоциональный комфорт» (0,51), опору на внутренний контроль (0,61) при принятии решения и в межличностном взаимодействии, и как итог - «Адаптация» (0,67) в условиях армии. Данное противоречие сигнализирует о наличие кризиса интимности, характерного для молодых людей, находящихся на шестой стадии психосоциального развития.

Третий фактор, объясняющий 6,0% общей дисперсии, получил наименование «Внутренняя конфликтность». Его компоненты («Эмоциональный дискомфорт» (0,65), «Непринятие себя» (0,63), «Внешний контроль» (0,59), «Самообвинение» (-0, 57), «Закрытость» (0, 54)) определяют наличие внутренних конфликтов, сомнений, чувства одиночества, несогласия с собой у военнослужащих старше 20 лет, что является свидетельством протекания кризиса идентичности у данных молодых людей, который, по мнению Э. Эриксона, проявляется на всех стадиях возрастного развития, в том числе и в молодости. Тем более, что в условиях армии молодые люди часто пребывают в состоянии неустойчивости идентичности, при этом, с одной стороны, глубоко страдают от одиночества, с другой - стремятся к нему. Поэтому они довольно часто испытывают сомнения в себе и находятся в статусе моратория, т.е. заняты поиском себя, своего места в мире. Данным военнослужащим требуется психологическая поддержка и помощь, поскольку придется решать проблемы двух кризисов одновременно.

Четвертый фактор «Дистанцирование» объясняет 5,6 % общей дисперсии. Интерпретируя содержание этого фактора, можно отметить, что он состоит из конструктов, описывающих попытки индивида отделить себя от проблемы, забыть о ней, отрицать ее наличие, характеризующиеся стремлением к временному отказу от решения насущной проблемы («Наличие хороших и верных друзей» (-

0,64), «Поиск эмоциональной общественной поддержки» (0,53), «Подавление конкурирующей деятельности» (0,52), «Обращение к религии» (0,51)). Основной конструкт - «Отрицание» (0,697), социальное поведение военнослужащих, смысл которого - смягчить, уклониться от требований, предъявляемых кризисной ситуацией, в условиях армии является малоэффективным и не способствует успешной адаптации военнослужащих в армейских условиях.

Таким образом, выделенные в результате проведенного исследования и описанные в статье факторы социально-психологической адаптации военнослужащих по призыву различных возрастных групп свидетельствуют о наличии адаптивных механизмов у военнослужащих по призыву 18-20 лет, основанных на адаптационных возможностях личности с учетом социально-психологических и некоторых психофизиологических характеристик, отражающих обобщенные особенности нервно-психического и социального развития (фактор «Адаптивность»), на выработке эффективных стратегий совладания в срессогенных ситуациях (фактор «Совладание»), тогда как в группе военнослужащих 21-25 лет эффективная адаптация в условиях армии обусловлена, прежде всего, достижением данных военнослужащих личностной зрелости (фактор «Интеграция»), эффективными стратегиями социального взаимодействия (фактор «Социального принятия»). Кроме того, выявленные факторы социально-психологической адаптации («Дезадаптивность» - в группе 18-20 лет, «Внутренняя конфликтность»,

фактор «Дистанцирование» - в группе 21-25 лет) свидетельствуют о наличие трудностей в адаптации у военнослужащих по призыву обеих возрастных групп. Исходя из этого, в ходе их углубленного изучения психолог части должен рекомендовать командирам и офицерам-воспитателям комплекс организационных и педагогических превентивных действий по искоренению негативных качеств личности военнослужащих по призыву, а сам обязан организовывать психологическое сопровождение службы воинов с дезадаптивным поведением.

Автор выражает уверенность, что полученные результаты исследований, представленные в данной и предыдущих статьях [5; 6], будут интересны не только военным психологам, социологам, медицинским специалистам, командирам, а также тем читателям, кого интересуют проблемы адаптации, возможности их преодоления личностью и социальной группой в конкретных условиях жизнедеятельности.

* * *

1. Боевский P.M. К проблеме оценки степени напряжения регуляторных систем организма // Адаптация и проблемы общей патологии. Новосибирск, 1974. С. 88-111.

2. Крюкова Т.Л. Возрастные и кросскультурные различия в стратегиях совладающего поведения // Вопросы психологии. 2005. № 1. С. 18-28.

3. Налчаджян А.А. Социально-психическая адаптация личности: (Формы, механизмы и стратегии). Ереван: АН Арм. ССР, 1988.

4. Намазов В.Н., Жмыриков А.И. Психолого-педагогические исследования индивидуально-личностных особенностей. М.: Б.И., 1988.

5. Приступа И.В. Возрастные особенности использования механизмов психологических защит военнослужащими по призыву как детерминанты социальнопсихологической адаптации в условиях армии // Вестник Военного университета. 2011. № 1 (25). С. 27 - 32.

6. Приступа И.В. Ценностные ориентации военнослужащих по призыву разных возрастных групп // Вестник Военного университета. 2011. № 2 (26). С. 38 - 43.