ФАКТОРНАЯ СТРУКТУРА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ПОДРОСТКОВ С ВЫСОКОЙ СТРЕССОВОЙ РЕАКТИВНОСТЬЮ

И.А.Криволапчук* Институт возрастной физиологии РАО, Москва, Россия

В настоящей работе представлены результаты факторного анализа физиологических, психологических и поведенческих показателей функционального состояния (ФС) подростков 13—14 лет с высокой стрессовой реактивностью. В процессе исследования идентифицированы семь значимых факторов, определяющих структуру ФС данного контингента школьников: вегетативная регуляция ФС; эффективность-цена умственной работы; емкость системы энергообеспечения мышечной деятельности; гемодинамическое обеспечение умственной работы; личностная тревожность; мощность системы энергообеспечения мышечной деятельности; неспецифическая устойчивость организма. Выделенные инвариативные факторы образуют ядро ФС организма подростков 13—14 лет с высокой стрессовой реактивностью.

Ключевые слова: стрессовая реактивность, функциональное состояние, система, элементы, факторная структура.

The factorial structure of functional state of adolescents with a high level of stress reactivity. The present work introduces the results of factor analysis of physiological, psychological and behavioural indices of functional state (FS) in 13—14 year old adolescents with high stress reactivity. In the course of research seven significant factors, defining the structure of FS of the studied group of schoolboys are identified: autonomic FS regulation; efficiency-price of mental work; capacity of energy-supply system of the muscular activity; hemodynamic maintenance of mental work; anxiety; the power of energy-supply system of the muscular activity; nonspecific reactivity of an organism. Mentioned factors form core of FS of an organism of 13—14 year old adolescents with high stress reactivity.

Keywords: stress reactivity, functional state, system, elements, factorial structure.

Функциональное состояние (ФС) человека является интегральным показателем приспособительных возможностей организма, отражающим упорядоченное взаимодействие его физиологических, психологических и поведенческих компонентов для достижения полезного приспособительного результата [2]. Вследствие этого ФС нельзя охарактеризовать как простое изменение в протекании отдельных функций или процессов. Оно является сложной системной реакцией индивида, включающей совокупность взаимосвязанных компонентов, в основе объединения которых лежит цель деятельности [12].

С рассмотренных позиций становится очевидной целесообразность изучения факторной структуры ФС и поиска наиболее информативных показателей его оценки в различные возрастные периоды. Установление устойчивой связи между различными группами компонентов ФС необходимо для определения вклада каждого из его факторов в своеобразие формируемой ответной реакции организма. В соответствие с принципами системно-структурного подхода, последнее предполагает не столько максимальное расширение перечня изучаемых переменных, сколько поиск способов необходимых для изучения характера взаимоотношений между элементами ФС и представления их в виде интегративных инвариантных показателей, характеризующихся новыми свойствами отличными от свойств отдельных компонентов [11].

Особое значение данная проблема приобретает в критические периоды развития, одним из которых, является период полового созревания. Известно, что для начальных стадий полового созревания характерны регрессивные изменения в деятельности регуляторной системы мозга, напряженность обменных процессов, усиление дифференцировок, интенсификация ростовых процессов [6, 17, 27, 15]. Следствием чего является высокая функциональная активность органов и систем, определяющая избыточную, а часто и парадоксальную реактивность к внешним воздействиям [20, 24, 33]. В контексте изложенного, особую актуальность приобретает задача выделения ведущих факторов, обусловливающих структуру ФС подростков, отличающихся высокой стрессовой реактивностью.

Целью исследования - изучить структуру функционального состояния подростков 13—14 лет с высокой стрессовой реактивностью и выявить информативные показатели для его оценки.

Контакты: * Криволапчук И.А. E-mail: i.krivolapchuk@mail.ru

— 23 —

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие мальчики 13—14 лет (n=638), отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе.

Все испытуемые на основе разработанной нами комплексной оценки были дифференцированы на группы с высоким, средним и низким уровнем стрессовой реактивности. В исследовании анализировались данные, полученные при участии подростков с высокой стрессовой реактивностью (n=183). Для определения структуры ФС подростков с высокой стрессовой реактивностью применялся факторный анализ (метод главных компонент с последующим вращением референтных осей по Варимакс-критерию). В состав батареи тестов были включены 83 поведенческих, физиологических и психологических показателя ФС.

В качестве аутентичной модели информационной нагрузки использовали работу с буквенными корректурными таблицами В.Я.Анфимова. Обследование осуществлялось в состоянии покоя, а также при работе с комфортной (автотемп) и максимальной (максимальный темп) скоростью.

Измерение ОП осуществлялось с поверхности кожи головы с использованием портативной установки для исследования сверхмедленных электрических процессов головного мозга [10]. Активный электрод фиксировался на лбу испытуемого, индифферентный контактировал с тенором левой руки.

Для оценки степени напряженности регуляторных систем использовали математический анализ сердечного ритма [5]. Реализация метода осуществлялась при помощи автоматизированного комплекса на базе персонального компьютера. Анализировались 100 последовательных кардиоинтервалов. При этом определяли среднюю продолжительность R-R интервала (M), моду (Мо), амплитуду моды (АМо), вариационный размах (АХ), индекс напряжения (ИН). Частота сердечных сокращений (ЧСС) рассчитывалась по 6-секундным отрезкам записи с пересчетом на 1 минуту. Систолическое (СД) и диастолическое (ДД) давление крови регистрировали с помощью аускультативного метода Н.С.Короткова. Рассчитывали также среднее давление (САД), двойное произведение (ДП), вегетативный индекс Кердо (ИК). По результатам выполнения корректурной пробы находили объём работы (А) и коэффициент продуктивности (Q). Эффективность деятельности оценивали на основании соотнесения результативности работы с величиной вегетативных сдвигов при её выполнении. Для этого определяли такие показатели как Q/АЧСС, Q/АИН, Q/АДП, А/АЧСС, А/АИН, А/АДП.

Для изучения индивидуально-психологических особенностей школьников 13—14 лет использовались модифицированная шкала тревожности Кондаша и опросник тревожности Филлипса. Испытуемым раздавался комплект буклетов с инструкциями, тестовыми вопросами и опросными листами.

Шкалу Кондаша использовали для определения школьной (ШТ), самооценочной (ШТ), межличностной (МТ) и общей тревожности (ОТК). Уровень тревожности оценивали путём сопоставления полученных результатов с соответствующим стандартом.

С помощью теста Филлипса оценивали 8 синдромов тревожности: 1) общая тревожность (ОТФ); 2) переживание социального стресса (ПСС); 3) фрустрация потребности в достижении успеха; 4) страх самовыражения; 5) страх ситуации проверки знаний; 6) страх несоответствия ожиданиям окружающих; 7) низкая физиологическая сопротивляемость стрессу (НФСС); 8) проблемы и страхи в отношении с учителями.

Для описания физического состояния использовалась батарея функциональных и эргометрических показателей, позволяющая оценить мощность и емкость источников энергообеспечения, а также физическую подготовленность. В ходе исследования определяли максимальное потребление кислорода (МПК) по Добельну, мощность нагрузки при пульсе 170 уд/мин (PWC170), индекс накопления пульсового долга (ИНПД) и предельное время работы (t 1, t 2) при нагрузке «до отказа» мощностью 3 и 5 Вт/кг [17]. Анализировали результаты таких моторных тестов как бег 6 мин, прыжок в длину с места, челночный бег 4х9 м, становая динамометрия, бег 20 м, рассчитывали общий балл физической подготовленности (ОФП). На основе уравнения Muller по данным выполнения работы «до отказа» находили величины мощности нагрузок, максимальное время реализации которых составляло 40 (субмаксимальная мощность), 240 (большая мощность), 900с (умеренная мощность) (W40, W240, W900), коэффициенты, отражающие емкость аэробного источника (b) и степень разнокачественности/гомогенности скелетно-мышечной ткани (a) [17].

В процессе исследования определялись параметры, характеризующие острую заболеваемость детей [19]: показатель количества дней, пропущенных по болезни (КДП); показатель количества заболеваний (КЗ); показатель средней продолжительности одного случая заболеваемости (ПОЗ).

— 24 —

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Использование факторного анализа позволило идентифицировать семь значимых факторов, описывающих более 70% общей дисперсии выборки.

Фактор I (18 %) объединяет 29 показателей, характеризующих вегетативную регуляцию ФС (рис. 1). Основу внутренней структуры данного фактора составляют его тесные положительные и отрицательные связи с переменными ДП, ЧСС, М, Мо, ИН, АМо, АХ, ВИК, ОП, полученными в состоянии спокойного бодрствования и при реализации информационной нагрузки с комфортной и максимальной скоростью. Данный фактор интерпретирован нами, как вегетативная регуляция ФС.

В фактор II (12 %) со значимыми положительными весами вошли все показатели эффективности работы с оптимальной и максимальной скоростью - А/ЧСС, А/ДП, А/ИН, Q/ЧСС, Q/ДП, Q/ИН, а также параметры умственной работоспособности (А, Q), полученные при реализации тестового задания и в динамике учебной недели (см. рис. 1). Данный фактор интерпретирован как эффективность-цена напряженной умственной работы.

Фактор III (9 %) объединил показатели (коэффициент «b», t1, t2, коэффициент «а», ИНПДЗВт/кг, W240, W900, бег 6 мин), характеризующие в совокупности, преимущественно, общий объем метаболических изменений в организме (см. рис. 1). Наивысшие значения коэффициентов корреляции с данным фактором имели такие переменные, как коэффициент «Ь» уравнения Muller и время удержания до отказа нагрузки 3 Вт/кг. Мы рассматриваем данный фактор, как емкость системы энергообеспечения мышечной деятельности.

Рис.1 - Структура факторов І-Ш ФС подростков 13—14 лет с высокой стрессовой

реактивностью

Примечание: 0 — состояние покоя; 1 — работа в режиме «автотемп»; 2 - работа в режиме «максимальный темп». Т1 и Т2 - предельное время работы «до отказа» мощностью 3 и 5 Вт/кг. Остальные обозначения см. в разделе «Методика».

-25-

В фактор IV (7 %) с высокими факторными весами выделились САД, СД, ДД, ДП, ОП, зарегистрированные в покое и при напряженных тестовых нагрузках (рис. 2). Учитывая содержание показателей, коррелирующих с анализируемым фактором, он был идентифицирован как гемо-динамическое обеспечение напряженной интеллектуальной деятельности.

В фактор V (6 %) - личностная тревожность - вошли основные показатели тревоги, диагностируемые с помощью тестов Кондаша (общая, школьная, межличностная, самооценочная тревожность) и Филлипса (общая тревожность, низкая физиологическая сопротивляемость стрессу, переживание социального стресса), а также СД в состоянии покоя (см. рис. 2).

В фактор VI (6 %) со значимыми положительными весами вошли показатели (РШС170, ВтП, МПК, Ш40, максимальная сила, прыжок в длину, челночный бег), отражающие, главным образом, скорость освобождения энергии в метаболических процессах (см. рис. 2). Максимальные значения коэффициентов корреляции с данным фактором имели такие переменные, как РШС170, МПК. Данный фактор интерпретирован нами, как мощность энергообеспечения мышечной деятельности.

Фактор VII (5 %) объединил в основном показатели текущей заболеваемости и физической подготовленности (см. рис. 2). Высокие отрицательные факторные нагрузки в нём имели: количество дней, пропущенных по болезни (КДП), количество заболеваний (КЗ), показатель средней продолжительности одного случая заболевания (ПОЗ). параметры физической работоспособности (Ш40, общий балл физической подготовленности, 12, челночный бег, бег 20 м), напротив, положительно коррелировали с данным фактором. Подобный набор переменных позволяет рассматривать его, как неспецифическую устойчивость организма.

Следует отметить, что принципиально сходная факторная структура ФС ранее выявлена нами у здоровых подростков и школьников 13—14 лет с высокой личностной тревожностью. Вместе с тем результаты работы указывают на то, у подростков с высокой стрессовой реактивностью происходит перераспределение роли отдельных факторов в структуре ФС. Изменяется, хотя и незначительно, состав факторов, определяющих ФС.

Полученные данные о степени тесноты и направленности взаимосвязи различных физиологических, психологических и поведенческих показателей ФС подростков 13—14 лет с высокой стрессовой реактивностью, находят принципиальное подтверждение в ряде работ, посвященных изучению факторных структур нейродинамической, психодинамической и телесной конституций человека [16], тревожности [31] и других личностных характеристик [16, 32], состояния системы кровообращения, двигательной подготовленности [30, 25] и физического состояния [25, 26] лиц различного возраста и пола.

Несомненный интерес представляют сведения о том, что в структуре ФС выделен независимый фактор «эффективность-цена» умственной нагрузки, отражающий оптимальность приспособления к требованиям и условиям реализации интеллектуальной деятельности, особенности функционирования и взаимодействия включенных в нее систем, скорость расходования физиологических ресурсов. В рассматриваемом контексте понятия «цена» и «эффективность» представляют собой контрарные по значению термины, определяющие ФС с противоположных сторон: чем выше эффективность, тем ниже цена, и наоборот. «Физиологическая цена» информационной нагрузки характеризует затраты физиологических ресурсов организма на прием, хранение и переработку информации, программирование, регуляцию и контроль интеллектуальной деятельности. Ее эффективность характеризуется объемом переработанной информации, соотнесенным с сопутствующими физиологическими затратами.

Одним из важнейших итогов настоящего этапа исследований являются данные о наличии значимых факторных коэффициентов, характеризующих взаимосвязь между отдельными показателями физической работоспособности и острой заболеваемостью. Это дает основание полагать, что с помощью адекватных программ занятий физическими упражнениями можно оказывать целенаправленное воздействие на ФС подростков с избыточной стрессовой реактивностью и уровень их здоровья. Полученные данные рассматриваются нами с позиций теории адаптации, как проявление неспецифических перекрестных приспособительных эффектов физических упражнений, повышающих общую устойчивость организма к широкому спектру неблагоприятных воздействий.

Неспецифические реакции играют важную роль мобилизации энергетических и пластичных ресурсов организма детей, повышении его защитных способностей, снижении заболеваемости. Имеются убедительные данные, свидетельствующие о том, что адаптация к интенсивной мышечной деятельности повышает устойчивость человека к гипоксии, охлаждению, перегреванию, некоторым ядам, инфекциям, проникающей радиации [9, 13, 22], психологическому стрес-

— 26 —

су [8, 23, 29, 34], информационным перегрузкам [12, 8]. Это имеет колоссальное значение для укрепления здоровья человека, профилактики и лечения неблагоприятных изменений ФС, повышение работоспособности. Вместе с тем положительное влияние физических упражнений на неспецифическую резистентность и стрессовую реактивность проявляется только при рациональном дозировании физических нагрузок на основе учета возрастных и индивидуальных особенностей занимающихся [18, 1, 28].

Рис.2 - Структура факторов 1У-У11 ФС подростков 13—14 лет с высокой стрессовой

реактивностью

Примечание: 0 — состояние покоя; 1 — работа в режиме «автотемп»; 2 - работа в режиме «максимальный темп». ОТК — Общая тревожность по Кондашу; ШТ - школьная тревожность; МТ — межличностная тревожность; ПСС — переживание социального стресса; СТ — самооценочная тревожность;

НФСС— низкая физиологическая сопротивляемость стрессу; ОТФ - общая тревожность по Филлипсу. КДБ— количество дней болезни; КЗ - количество заболеваний; ПОЗ— продолжительность отдельного заболевания.Остальные обозначения см. в разделе «Методика».

Особую роль физические упражнения играют в повышении сопротивляемости инфекционным заболеваниям простудного характера. Общепризнано, что наиболее эффективными в отношение снижения числа простудных заболеваний, являются занятия физическими упражнениями с умеренными, непредельными по объему и интенсивности нагрузкам [19, 3]. Положительное воздействие дозированных физических нагрузок опосредуется изменениями иммунологической реактивности. Правильно подобранный режим занятий, использование адекватных физических упражнений вызывают повышение активности гуморальных и клеточных звеньев иммунной системы подростков, обусловливая возрастание устойчивости их организма к инфекциям и воздействию других неблагоприятных факторов внешней среды [4, 18, 14]. Предполагается, что в основе стимуляции и нормализации иммунологической реактивности и, соответственно, снижения заболеваемости под влиянием физических нагрузок, лежит способность стрессоров средней силы повышать неспецифическую резистентность организма и активировать тимико-лимфатическую систему [21].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Полученные данные позволяют сделать заключение о том, что ФС организма подростков 13—14 лет с высокой стрессовой реактивностью имеет сложную многомерную организацию, характеризующуюся наличием ряда независимых факторов. В процессе исследования идентифицированы семь значимых факторов, определяющих структуру ФС:

1) вегетативная регуляция ФС;

2) эффективность-цена умственной работы;

3) емкость системы энергообеспечения мышечной деятельности;

— 27 —

4) гемодинамическое обеспечение умственной работы;

5) личностная тревожность;

6) мощность системы энергообеспечения мышечной деятельности;

7) неспецифическая устойчивость организма.

Выделенные инвариативные факторы образуют ядро ФС организма подростков 13—14 лет с высокой стрессовой реактивностью. Реализованный в исследовании системный подход позволил рассмотреть психофизиологическое содержание этих факторов. В целом, результаты работы свидетельствуют о том, что существуют относительно стабильные, качественно своеобразные группы переменных, характеризующие различные аспекты ФС подростков 13—14 лет с высокой стрессовой реактивностью. Выявлена совокупность устойчивых связей между множеством физиологических, психологических и поведенческих элементов ФС, обеспечивающих его целостный интегративный характер. Полученные данные согласуются с точкой зрения Н.П. Бехтеревой [7] о том, что ФС как система имеет «жесткие» и «гибкие» элементы. Жесткие элементы обеспечивают относительную независимость и устойчивость различных аспектов ФС. Их, вероятно, можно соотнести с выделенными факторами. Гибкие элементы ФС изменяются в процессе взаимодействия с внешним миром. Они могут быть соотнесены с динамикой вклада, изучаемых факторов, в общую дисперсию выборки, изменениями величины и знака весовых коэффициентов, внутри выделенных факторов в различных ситуациях.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агаджанян, Н.А. Проблемы адаптации и учение о здоровье/Н.А. Агаджанян, Р.М. Баевский, А.П. Берсенева.-М.: Изд-во РУДН, 2006.-284с.

2. Анохин, П.К. Кибернетика функциональных систем: избранные труды / П.К. Анохин. -М.: Медицина, 1996. - 400 с.

3. Апанасенко, Г.Л. Медицинская валеология / Г.Л. Апанасенко, Л.А. Попова. -Ростов н/Д.: Феникс, 2000. - 248 с.

4. Аронов, Г.Е. Влияние физических нагрузок различной интенсивности на состояние иммунологической реактивности/ Г.Е. Аронов, Н.И. Иванова, М.И. Козлов //Иммунология и аллергология. - Киев. - 1986. - №20. С.76—79.

5. Баевский, Р.М. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе /

Q Р.М. Баевский, О.И. Кириллов, С.З. Клецкин. - М.: Медицина, 1984. - 220 с. Q

6. Безруких, М.М. Возрастная физиология (Физиология развития) / М.М. Безруких,

В.Д. Сонькин, Д.А. Фарбер. - М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 416 с.

7. Бехтерева, Н.П. Здоровый и больной мозг человека /Н.П. Бехтерева. - М.: АСТ, 2010. - 399 с.

8. Бодров, В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление / В.А. Бодров. - М.:

ПЭР СЭ, 2006. - 528 с.

9. Зимкин, Н.В. Физиология человека / Н.В. Зимкин [и др.]; под ред. Н.В. Зимкина. - М.:

Физкультура и спорт, 1975. - 496 с.

10. Илюхина, В.А. Энергодефицитные состояния здорового и больного человека /

В.А. Илюхина, И.Б. Заболотских. - СПб.: Институт мозга человека РАН, 1993. — 192 с.

11. Леонова, А.Б. Психопрофилактика стрессов / А.Б. Леонова, А.С. Кузнецова. - М.:

Изд-во Моск. ун-та, 1993. - 124 с.

12. Медведев, В.И. Адаптация человека / В.И. Медведев. - СПб.: Институт мозга РАН,

2003. - 584 с.

13. Меерсон, Ф.З. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам /

Ф.З. Меерсон, М.Г. Пшенникова. - М.: Медицина, 1988. - 256 с.

14. Подростковая медицина / под ред. Л.И. Левиной, А.М. Куликова. - СПб.: Питер, 2006. - 544 с.

15. Развитие мозга и формирование познавательной деятельности ребенка / Под ред.

Д.А. Фарбер, М.М. Безруких. - М.: Изд-во Московского психолого-социального института,

2009. - 432 с.

16. Русалов, В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий /

В.М. Русалов. - М.: Наука, 1979. - 352 с.

17. Сонькин, В.Д. Физическая работоспособность и энергообеспечение мышечной функции в постнатальном онтогенезе человека / В.Д. Сонькин // Физиология человека.- 2007.- Т.33,

N3. - С.1—19.

18. Суздальницкий, Р.С. Новые подходы к пониманию спортивных стрессорных иммунодефицитов / Р.С. Суздальницкий, В.А. Левандо // Теория и практика физической культуры. -2003. - № 1. - С. 18—22.

— 28 —

19. Сухарев, А.Г. Здоровье и физическое воспитание детей и подростков / А.Г. Сухарев. -М.: Медицина, 1991. - 272 с.

20. Физиология подростка / Под ред. Д.А. Фарбер. - М.: Педагогика, 1988. - 208 с.

21. Шубик, В.М. Иммунологическая реактивность юных спортсменов / В.М. Шубик,

М.Я. Левин. - М.: Физкультура и спорт, 1982. - 136 с.

22. Яковлев, Н.Н. Перекрестная адаптация в процессе спортивной тренировки /

Н.Н. Яковлев // Главы из спортивной физиологии. - Тарту: ТГУ, 1990. - С. 16-31.

23. Alderman, B.L. Aerobic exercise intensity and time of stressor administration influence cardiovascular responses to psychological stress/ B.L. Alderman, S.M. Arent, D.M. Landers,

T.J. Rogers // Psychophysiology. —2007. — Vol. 44, № 5. — P. 759—766.

24. Dahl, R.E. Heightened stress responsiveness and emotional reactivity during pubertal maturation: implications for psychopathology/ R.E. Dahl, M.R. Gunnar // Dev. Psychopathol. 2009-Vol. 21, №1. - P. 1—6.

25. Faludi, J.Characteristics influencing changes in aerobic performance of children aged 7—9 /

J. Faludi, A. Farkas, M. Zsidegh [et al.] // Acta Physiol. Hung. - 1999. - Vol. 86. - № 3—4. -P. 229—235.

26. God Grandmontagne, A. Physical self-perceptions in adulthood and old age / A. God Gran-dmontagne, A. Rodraguez Fern6ndez, I. Esnaola Etxaniz // Psicothema, 2010. - Vol 22, № 3, -P 460—467.

27. Hare, T.A. Biological substrates of emotional reactivity and regulation in adolescence during an emotional go-nogo task / T.A. Hare, N. Tottenham, A. Galvan [et al.] // Biol. Psychiatry. 2008. -Vol. 63, №10. - P. 927—934.

28. Links between physical fitness and cardiovascular reactivity and recovery to psychological stressors: A metaanalysis / K. Forcier [et al.] // Health Psychol. -2006. - Vol. 25, № 6. - P. 723-739.

29. Ma, Q. Beneficial effects of moderate voluntary physical exercise and its biological mechanisms on brain health/Q. Ma// Neurosci. Bull. - 2008 Vol. 24. № 4, PP. 265—270.

30. Marsh, H.W. The multidimensional structure of physical fitness: invariance over gender and age / H.W. Marsh //Res. Q Exerc. Sport., 1993. - Vol. 64. - №3. - P. 256—273.

31. McLaughlin, E.N. Childhood anxiety sensitivity index factors predict unique variance in DSM-IV anxiety disorder symptoms /E.N. McLaughlin, S.H. Stewart, S. Taylor// Cogn. Behav.

-ф- Ther. - 2007. -Vol. 36. № 4. P. 210—219. -ф-

32. Rhodes, R.E. Personality correlates of physical activity: a review and meta-analysis/ R.E Rhodes., N.E Smith // Br J Sports Med. - 2006. - Vol. 40. - № 12. - P. 958—965.

33. Spear, LP. Heightened stress responsivity and emotional reactivity during pubertal maturation: Implications for psychopathology /L.P. Spear // Dev. Psychopathol. - 2009. - Vol. 21, №1. -P. 87—97.

34. Wipfli, B.M. The anxiolytic effects of exercise: a meta-analysis of randomized trials and dose-response analysis / B.M. Wipfli , C.D. Rethorst, D.M. Landers // J Sport Exerc Psychol. — 2008. —

Vol. 30, № 4. — P. 392—410.

Работа поддержана грантом РГНФ (№ 10-06-00053а)