ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ THEORETICAL RESEARCHES

ЭТНОПСИХОКУЛЬТУРА ЛИЧНОСТИ Санжаева Р.Д.

Ethnopsychoculture of Personality Sanzhayeva R.D.

Abstract

The article is devoted to the insufficiently explored phenomena of psychoculture of personality through its ethnic peculiarities, its structure and components in cognitive, affective and conative spheres.

Психологические различия,

обусловленные культурными

факторами, психологические

тенденции в рамках данной культуры могут быть объяснены только при условии глубокого и всестороннего синтеза этнокультурных и

психологических закономерностей. Идея такого синтеза является краеугольным камнем культурноисторической концепции Л. С.

Выготского - одной из самых интересных, продуктивных и по сей день обладающей большим

творческим потенциалом.

Термин «культура», который Л. С. Выготский использовал в

названии теории, не случаен. Он придавал огромное значение социальным и культурным факторам в объяснении природы и генезиса психического.

Сравнительно-культурный тип исследования, кросс-культурная

парадигма, намеченная создателем культурно-исторической концепции, составила качественно новый этап не только в его научной деятельности, но и в мировой психологии.

Соотнести между собой два ряда переменных - психологических и культурных - важнейшая задача психологической науки.

Люди каждого последующего поколения включаются в жизнь, в мир предметов и отношений, в мир знаков и символов, созданных

предшествующими поколениями. Так образуется традиция как социальная по своему механизму форма

передачи человеческого опыта. Если эта продуктивная традиция способна преобразоваться в контексте общественно нового, способствуя его развитию, она приобретает

устойчивость. Традиция, которая

мешает развитию общества, постепенно изживает себя.

Следование определенным

традициям - характеристика

традиционных культур с их культом и почитанием предков, следованием изначально установленным обычаям и законам, которые передаются из поколения в поколение и носят, по существу, сакральный характер. Сюда можно отнести различные культуры Востока, в том числе и культуру бурят-монголов. Ломка традиций, ориентация на

производство нового - признак культур нетрадиционных.

Под культурой, в широком смысле слова, мы понимаем специфическую, генетически наследуемую субъектами истории, в той или иной цивилизации, совокупность взглядов, идеалов, средств, способов, форм, конкретных образцов, мотивов и ориентиров взаимодействия людей со средой их обитания и жизнедеятельности.

Известные в науке понятия Западной и Восточной культур

рассматриваются нами не как географические, а как

геосоциокультурные и

цивилизационные понятия.

Цивилизация западного типа называется техногенной по свойственным ей характерным чертам и признакам. Выделяя восточный тип культуры и цивилизации, известной в научной литературе под синтетическим названием «традиционного

общества», отмечают, что

исторически, геополитически,

мировоззренчески и духовнонравственно восточная цивилизация объективно детерминирована общей спецификой, отличной от западной цивилизации, культурами Древней Индии и Китая, а также национальными особенностями

образования буддийского мира.

К традиционным чертам восточной культуры относятся: аккумулирующий опыт предков как высшая ценность, взгляды и концепции, базирующиеся на канонизированных стилях

мышления, синкретический подход к ментальности без разделения мира на мир природы и социума, естественный и сверхъестественный, материальный и нематериальный, т.е. признание «одного в другом» или «всего во всем».

Культурологи различают типы

культур, которые, как и личности, ориентированы преимущественно или на экстравертную модель жизнедеятельности (активность направлена на внешнюю, предметную деятельность, общение и активное познание окружающего) или на интравертную, ориентированную на самопознание, на анализ явлений внутреннего мира как высшей ценности.

Экстравертный тип культур (условно западная культура) подвижнее и динамичнее, но обладает

недостаточным иммунитетом к

вирусу потребительства, более

прагматичен в своих творческих устремлениях. Культуры же

интраверного типа (условно восточная культура) более насыщены духовно, но зачастую их

жизнедеятельная активность

ослаблена.

С точки зрения традиционной культуры нас интересует концепция выдающегося соотечественника

П.А. Сорокина. Теория культурноисторических типов П. Сорокина допускает наличие прогресса в общественном развитии.

Исторический процесс- это процесс развития культуры. Культура есть совокупность всего сотворенного или признанного данным обществом на той или иной стадии его развития. В ходе этого развития общество создает различные культурные системы: познавательные, религиозные,

этические, эстетические, правовые и т.д. Главное их свойство - тенденция их объединения в систему высших рангов - в культурные сверхсистемы.

Ценность - основа и фундамент всякой культуры. В соответствии с характером доминирующей ценности П. А. Сорокин делит все культурные сверхсистемы на 3 типа:

1) Идеациональный — он

базируется на принципе

сверхчувственности и

сверхразумности Бога как

единственной реальности и ценности (культура Брахманской Индии, Буддийская и Лаостская культура). «В этих культурах господствующие нравы и обычаи, образ жизни, мышления поддерживали свое единство с Богом как единственную и высшую цель, а также свое отрицательное или безличное отношение к чувственному миру, его богатству, радостям и ценностям» ( 3, с.430).

2) Идеалистический -

промежуточный тип, т. к.

доминирующая ценность этой культуры ориентирована как на небо, так и на землю ( Западноевропейская

культура ХШ-Х1Х вв.,

Древнегреческая культура УЧУ вв. до н.э.).

3) Современный тип культуры. Доминирующий принцип:

объективная действительность и смысл ее чувственны. «Только то, что мы видим, слышим, осязаем, ощущаем и воспринимаем через наши органы чувств - реально и

имеет смысл» ( 3, с.433 ). Начало ее -

в XVI веке, апогей - середина XX

века. Эта культура стремится

освободиться от религии, морали и других ценностей идеациональной культуры. Ее ценности

сконцентрированы вокруг

повседневной жизни в реальном земном мире. Ее герои - фермеры, рабочие, домохозяйки и даже преступники и сумасшедшие. Нынешняя «чувственная» культура, считал П. Сорокин, обречена на закат, поскольку именно она повинна в деградации человека, в предании всем ценностям относительного характера. В тоже время он подчеркивал, что культура не погибнет, пока жив человек. Уже сейчас наметились очертания новой великой идеациональной культуры, базирующейся на ценностях альтруистической любви и этики солидарности.

Традиционная народная культура хранит в глубинных слоях память о своих первоистоках. На заре человеческой истории закладывались основы того, что впоследствии получило название «идеология», а тогда представляло собой синтез мифологического мышления с зачатками рациональных знаний о мире. К традиционным относятся обычно культуры так называемых «примитивных народов», и в культурологии огромный пласт работ и самые известные имена ученых связаны с исследованием культуры первобытного общества, мышления первобытного человека. И без

обращения к этим фундаментальным работам, без обращения к глубинам истоков традиционной культуры, невозможно до конца понять культуру своего народа.

В XX веке классическими стали работы французских исследователей Л.Леви-Брюля и К.Леви-Стросса.. Мы обращаемся к идеям Леви-Стросса, когда говорим о бинарных оппозициях, например, в понимании философии, культуры юрты (жилища бурят) - одной из основных

составных в философии бурят, ибо то круглое отверстие для света наверху -«тооно» - выполняло не только

утилитарную функцию дымового отверстия, а больше открывало звездное небо для наших предков, которые знали в отличие от нас созвездия, под какой звездой они родились, и эта звезда действительно была для них путеводной; жердь, которая подпирает "тооно" - это не только опорный шест, но и символ магической связи поколений и

времен. Старики рассказывают,

когда в семье рождался ребенок, на шесте делался надрез; когда женщина рожала, нередко она

держалась руками за этот шест; когда умершего везли к месту погребения с ним вместе везли и шест. Он связывал человека с землей и Вечным Синим Небом, передавал ему энергию Космоса. Философия юрты поможет усвоить традиционное мышление наших предков-кочевников, которое строилось на бинарных оппозициях, было глубоко дуалистичным: юг-север (дверь юрты всегда выходит на юг, а на противоположной, северной стороне -алтарь с изображением богов и туда сажают важных гостей); запад-восток, правый - левый, мужской -женский (если сидеть лицом к югу, спиной к северу, то правая, западная сторона в юрте - это мужская, а левая, восточная - женская). На мужской половине юрты находится

кровать главы семьи, охотничье снаряжение, конское седло и прочие принадлежности традиционного

скотоводческого хозяйства - мужского занятия; на левой стороне -постель старшей незамужней женщины в семье (сестры или дочери хозяина), а у входа - полки с посудой, шкафчик с продовольствием - «ухэг» и другие предметы традиционного женского труда. Тысячелетиями живут такие оппозиции, двоичные коды, дуалистические фрагменты в традициях народа, проявляя себя в самых будничных и неприметных внешне ситуациях, как например, размещение вещей в юрте, что было для бурят основным инструментом хронометрии.

В традиционной (восточной) культуре, в отличие от западной культуры (мы указывали ранее, что такое деление несколько условно, но оно бытует), где, как подчеркивает культуролог Е.Г. Хилтухина, «не

обращалось пристального и серьезного внимания на развитие психики» - понятия «культура»,

«психология» и «деятельность» нашли самое гармоничное выражение в триединстве.

Н.В. Абаев выделил фактор культуры - традицию, которую он определил как культуру психической деятельности, или , психическую культуру (психокультуру- Р.С.): «В

широком и самом общем смысле культура психической деятельности -это определенная степень

психического развития личности в направлении, определяемом общими тенденциями развития всей культуры, тот уровень психического совершенствования человека как личности и субъекта деятельности, который достигнут в процессе освоения определенных ценностей, выработанных в данной культуре, приобретения характеристик

культурного человека» ( 1, с.З).

Роль психической культуры в

различных сферах деятельности обуславливалась тем, что она приобретала «характер очень

устойчивой традиции, выработавшей достаточно стабильные

организационные формы,

специальные «технические» приемы и методы психического воздействия, бережно хранившиеся и

передававшиеся из поколения в поколение....... целый ряд различных

систем психотренинга и психической саморегуляции...» (1, с.5).

Н.Абаев рассматривает культуру психической деятельности в рамках культурной суперсистемы (по

П. Сорокину - Р. С.) - буддийской

культуры, системы конфуцианской, даосской и чань-буддийской культур.

В понятийном плане, нам представляется, что термин «психокультура» больше относится к «психологической культуре», чем к «психической культуре», ибо первое как наука определяет второе как предмет своего содержания. В этом смысле «психокультура» - понятие

более широкое, чем культура психической деятельности.

Психокультура любого этноса в основном определяется обыденными представлениями о психике. Уровень знаний современной научной психологии не является и не являлся критерием психологической

компетентности. Успех внедрения психологических знаний зависит не только от наличного уровня психологической компетентности людей, которым адресованы знания, не только от потребности и готовности воспринять предлагаемые психологические подходы, методы, приемы, но и от состояния психокультуры как общества в целом, так и от того контингента, к которому они обращены.

Без учета и изучения состояния психокультуры в целом и отдельных ее сторон внедрение психологических разработок не может быть эффектив-

ным. Освоение любой технологии обычно происходит как замена или модификация старой. Как и в любой другой сфере жизни, инновации здесь сталкиваются с

противодействием привычного,

испытанного, просто знакомого.

Психокультуру мы понимаем как уровень развития психологической культуры, компетентности, уровень практического использования

представлений о психике, как технологию формирования

психических качеств в различных сферах культурной практики.

Психокультура предполагает

определенный уровень адекватности отражения психики, пусть на уровне обыденного сознания. Поэтому точнее говорить о культуре личности, а не индивида, поскольку у ребенка с неразвитым еще самосознанием, у умственно отсталого человека, психически больного, адекватность отражения этой стороны реальности или отсутствует, или сильно деформирована. Психокультура не тождественна самосознанию

личности, хотя это связанные и пересекающиеся понятия. В самосознание входят не только представления о психике субъекта и ее особенностях, но и ролях, статусе личности и многих других характеристиках человека - социальных, демографических,

физических... В психокультуру личности также входят не только представления о собственной

психике, но и представления о психике вообще, психических

особенностях этноса, других социальных групп, окружающих людей.

Психокультура должна стать предметом психокультурологии, междисциплинарной области науки, наиболее тесно связанной с

культурологией, психологией,

этнологией и антропологией.

Исследования в области психо-

культуры могут и должны рассматривать широкий круг

явлений, связанных с деятельностью и жизнедеятельностью человека, изучаемых не только психологией, но и другими науками. Однако собственным предметом таких исследований должно оставаться описание и объяснение форм

использования представлений о психике, обращенных на саму психику, способов ее практического изучения, регулирования и развития.

Следует учитывать, что описание этих процессов люди дают

необязательно в психологических понятиях, более того, вообще могут не относить определенные виды воздействий к сфере психики (души). Разумеется, и познание, и

регулирование и развитие психики -все, что входит в сферу психокультуры личности,

детерминировано не только психологическими факторами и не, может быть объяснено с помощью одних лишь психологических закономерностей. Необходим учет и использование социальных,

исторических, биологических,

этнологических, антропологических и многих других законов, факторов, подходов и методов. Основными компонентами психокультуры мы выделяем:

1. Когнитивный (презентативный) компонент (картина психики). Его образует комплекс представлений о природе психики, ее возможностях, резервах функционирования и т. д.

2. Аффективно- эмоциональный

(регулятивный) компонент включает способы контроля и управления психическими актами, процессами, состояниями, приемами

восстановления уровня

функционирования психических процессов.

3. Конативно- поведенческий (формирующий) компонент образуют ценностные ориентации, принципы и

методы коррекции и развития психических качеств, гармонизации психики.

В презентативном компоненте психокультуры личности необходимо выделить осознаваемую и

неосознаваемую части. Он может быть разделен также и по другому основанию:

а) представления о психике вообще, о природе психики,

б) представления о групповых особенностях психики, этнических, профессиональных, свойственных референтной группе и т.д.

в) представления о собственной

психической индивидуальности. Источниками наполнения

презентативной части психокультуры являются: собственный опыт,

обыденные знания, полученные из социума, научные знания, усвоенные организованно и неорганизованно. В него входят также ошибочные представления, иллюзии, мифы о психических явлениях и индивидуальных особенностях психики, предрассудки.

Регулятивный компонент

психокультуры опирается на эталоны, то есть элементы, которым социальные нормы данной группы придают статус обязательных. Отклонение от разных эталонов контролируется с различной степенью жесткости, разным уровнем требовательности к эталонам психической регуляции. У субъекта, принадлежащего к этнической группе, складываются собственные, субъективные эталоны

психокультуры, культурные

установки. Они формируются под влиянием эталонов, принятых в группе, но содержат индивидуальные модификации, возникающие под влиянием микросоциума и личного опыта, личностных и индивидных особенностей.

В формирующем компоненте важнейшее значение имеют

ценностные ориентации на совершенствование психики, выбор предпочтительной модели. Каждое время и каждая культура имели свои доминанты в этом компоненте психокультуры: интеллектуальное

развитие, совершенство саморегуляции, коммуникативная

компетентность, гармонизация

психики в целом и т. д.

В буддийской культуре

разработаны до мельчайших деталей подразделения чувств, побуждений умственного процесса для облегчения самопознания путем тренировки ума и размышления над каждым предметом во всех деталях.

Следуя этим путем самопознания, человек в конечном результате приходит к знанию истинной действительности, т. е. видит истину, как она есть.

Рассмотрим учение о 10 ступенях самосовершенствования, которые должен пройти бодхисаттва - человек высшего уровня развития.

Каждая ступень характеризуется знаком - картиной мира, парамитой (силой, необходимой энергией), самадхи (смыслом), дхарани (мантрами - формулами,

обладающими сверхъестественной силой). Здесь же объясняются "препятствия", которые необходимо преодолеть, чтобы попасть на следующую ступень.

I начальная ступень: - «Радость» от достигнутых совершенств.

II ступень - «Отсутствие грязи» (накипи ошибок).

III ступень - «Слияние»

неисчислимых знаний и мудрости.

IV ступень - «Пламя» сжигает все заблуждения и страсти.

V ступень - «Трудная победа» в достижении знания.

VI ступень - «Появление перед

глазами» движения дхарм,

устаивается идея об иллюзорности мира.

VII ступень - «Вечно следующие

Пути» освобождения живых существ.

VIII ступень- «Недвижимое»

(непривязывание мыслей к какому-либо объекту).

IX ступень - «Добрая мудрость».

X ступень - «Закон-облако» - тело закона подобно пространству, знание и мудрость подобны великому облаку. Они способны заполнить и покрыть все.

Здесь можно найти

действительные параллели учения «10 ступеней» с современными

психологическими учениями.

Прохождение бодхисаттвой «десяти ступеней» самосовершенствования весьма схожи с процессом «самоактуализации», концепцию

которой разрабатывает

«гуманистическая психология»

А.Маслоу. Ее автор выделил ряд «предельных» ценностей (более специальное название - «Б-ценности»,

«бытийные» ценности, которые выступают как «метапотребности»). Реализация последних и есть конечная цель «самоактуализации».

А.Маслоу принадлежит

разработка концепции

«самоактуализирующейся личности». «Самоактуализация» - стремление человека к полной реализации своих потенций, однако она понимается А.Маслоу преимущественно как «рост изнутри», без учета определяющей роли социальных исторических факторов развития личности. А.Маслоу не работал с «восточным материалом» так, как Карл Юнг, но в определенный период своих изысканий он увлекся «даосской самобытностью», ведь одним из его учителей, которыми он восхищался, которых он любил и обожал, была Руд Бенедикт, автор известной книги о психологии японцев «Хризантема и меч» (1946).

В характеристиках

самоактуализирующейся личности можно найти черты «совершенного типа» личности многих восточных

культур. Избавление от страданий, страха смерти и достижение некоего блаженного состояния, т. е. обретение нирваны, не могло не быть «Б-ценностями» и соответственно «метапотребностью» буддиста.

А.Маслоу выделяет восемь путей «самоактуализации». Если посмотреть на материал сутры, касающийся «десяти ступеней» и постижения «сокровенных истин», то мы

обнаружим поразительное сходство в принципах решения проблемы реализации «метапотребностей». И это несмотря на более чем

полуторатысячелетнюю хронологическую дистанцию между эмпирическими данными, с

которыми имели дело составители сутры, и концепцией А.Маслоу. Все это еще раз показывает, что развитие человеческой психики в различных культурных регионах, в разные исторические периоды, подчиняется более или менее общим закономерностям.

Проблема сознания - одна из наиважнейших для буддийской культуры, и в проблеме

психологической подготовки

человека к жизнедеятельности интеллектуальная готовность есть

результат умственного

самосовершенствования. Важность и сложность концепции сознания видны из многочисленных и различных типологий сознаний в восточной психологии.

В странах Востока с древнейших времен практиковались различные системы психофизических

упражнений, предававшиеся на протяжении многих столетий от поколения к поколению в общем комплексе культуры восточных народов и образующие множество относительно самостоятельных

культурно-психосоматической тренировки и регуляции. В некоторых из этих систем главным образом использовались внешне

статические упражнения, которые выполнялись, тем не менее, при интенсивной регуляции

психофизиологических и

энергетических процессов в организме человека с помощью интроспективных методов аутогенной тренировки, медитации, концентрации, релаксации и т. д. Характерный пример таких внешне статических систем психофизических упражнений - хатха-йога, возникшая в древней Индии и в настоящее время получившая всемирное признание.

В других системах основной упор делается на внешне динамические упражнения, опять же сочетавшиеся с интенсивной «внутренней» работой, направленной на регуляцию психических и физиологических процессов с целью достижения внутренней гармонии, спокойствия, равновесия и т.д. Одним из наиболее ярких представителей таких активно-динамических систем

психосоматической регуляции

является традиционный китайский комплекс «боевых искусств» (ушу),

который издревле использовался в Китае как эффективное средство психофизической подготовки

человека к экстремальным условиям деятельности, а так же как средство профилактики и лечения забо-

леваний.

Особое место среди этих систем занимает традиционная китайская система цигун, представляющая собой своеобразное искусство психической саморегуляции с помощью дыхательных и

гимнастических упражнений

активно-динамического характера.

«Психологические методы

способны установить могут дать в сочетании с феноменологическими описаниями однозначную его

картину. На таком научном фундаменте развивается

продуктивное исследование, как

истории восточной культуры, так и ее психологии (в том числе практики самовнушения) - пишет В. Елисеев в предисловии к книге болгарского психолога Н.Петрова « Самовнушение в древности и сегодня» ( 2, с 11).

Тесная связь между психическим и телесным, нашедшая свое отражение в концепции психических центров ( чакр ) в восточной психологии, получила признание и в европейской медицине, в отрасли, именуемой психосоматика.

Психосоматика выявляет связи между психическими состояниями и соматическими заболеваниями

человека и тем самым подтверждает «пропитанность» телесного

психическим, своеобразно

отраженную в восточной идее существования «чакр». Н.Петров ставит вопрос о соответствии «чакр» («психических центров»)

регулятивным центрам вегетативной нервной системы человека, о материалистическом объяснении феноменов лайя-йоги, использующей в своих методах образы этих центров. Буддийская культура считает, что мы способны регулировать наши психические переживания путем концентрации на центрах.

Европейская психология четко не ставила перед собой проблему изучения соответствий между характером психического состояния и условной субъективной

«локализацией» этого состояния в теле. Практика восточных методов самовнушения показывает, что не исключено существование постоянных связей между состояниями и определенными областями тела. Возможно, что существует

своеобразная «психическая

анатомия», отражающая эти связи, которые могут быть открыты научной психологией при более глубоком изучении субъективных

переживаний человека.

Возможные подходы к

интерпретации восточных идей о психическом, способны дать положительные результаты в

современном научном исследовании психики. Плодотворность изучения восточных методов саморегуляции

современной психологической наукой очевидна. Эти своеобразные ранние взгляды на психическое

существовали задолго до

возникновения науки под названием «психология». Из этой эмпирической формы до научного знания о психике человека сложились и методы самовнушения, вынужденные камуфлировать себя мистическими

одеяниями, мифами и символами религиозного характера.

Конечно, восточная психология несколько односторонняя, ибо опирается исключительно на субъективный опыт человека. В то же время современное состояние научной психологии свидетельствует о том, что такие сложные проблемы, как творчество, личность, социальное поведение людей, не могут быть

полностью разрешены

традиционными методами. Недаром так часто в исследованиях по психологии личности широко используется материал художественной литературы и

искусства.

Буддийская психология

предметом своим имеет тоже психику, которая естественно

возникла раньше науки и в разных своих направлениях развивалась с различной степенью обобщения.

Если, индийская психологическая (психокультурная) традиция, как и

европейская, стремилась к

дифференциации психических

функций, феноменов, результатом чего было появление

нумерологической психологии

Абхидхармы (89 типов сознания и т.д.), то китайская психологическая традиция характеризуется синтезом

психических функций. Если представители западной

психологической науки или

чувствуют, или философствуют, или молятся, в Восточной Азии человек это делает одновременно. С момента зарождения буддийская психология стала развиваться в двух направлениях - теоретической и практической, теснейшим образом взаимосвязанных с целью

реализации пути совершенствования посредством психофизиологических методов.

Этот процесс должен был завершиться полной

идентификацией идеалу буддийского типа личности с характерным для нее способом психической деятельности, что требует от человека высокого уровня готовности к этому. Схематически этот процесс можно представить так: 1) теория => 2)

практика психотренинга => 3)

психический склад буддистов => 4) их социально-практическая

деятельность.

Мы видим, что основной принцип современной психологии - единство сознания и деятельности -экстраполирует и на буддийскую психологию. Основная трудность, конечно, связана с категориальным аппаратом современной научной психологии и буддийской психологии, понятийный аппарат которой должен быть введен в общий фонд мировой психологической мысли.

Библиографический список.

1. Абаев Н.В Чань-буддизм и

культура психической деятелности человека.-Новосибирск: Наука,

1983.- 192 с.

2. Петров Н. Самовнушение в древности и сегодня.- М.: Наука, 1990.-212с

3. Сорокин П. А. Человечество.

Культура. Цивилизация.- М.:

Прогресс,1992.- 426 с.

4. Санжаева Р.Д. Психологические

механизмы готовности личности к деятельности. - Улан-Удэ: Изд-во

Бурят. гос. ун-та, 1997.- 178 с.