2) цели и способов ее достижения;

3) типа или вида кого/чего-нибудь;

4) тематики и проблематики исследования;

5) условия существования, функционирования;

6) направления развития;

7) принципа деятельности;

8) сигнала для деятельности.

Следовательно, понятие «продуктивность» имеет и

должно иметь высокую степень представленности во всех отраслях и разделах современной психологии.

В подавляющем большинстве случаев это понятие употребляется как нечто однозначное, само собой разумеющееся, поэтому определение продуктивности не дается. Единственное исключение из этого правила— характеристика продуктивности мышления. Т аким образом, зафиксирована непоследовательность анализа психических процессов с позиций продуктивности: он проведен только по отношению к одному психическому процессу (мышлению), при этом продуктивность в современном психолого-педагогическом дискурсе употребляется в качестве «направления развития психических процессов». Указание направления разви-

тия без точной характеристики его конечной цели не может оптимизировать развитие психических процессов. Это снижает результативность психолого-педаго-гических исследований и практической психолого-пе-дагогической деятельности.

Проведенный контент-анализ позволяет утверждать, что понятие «продуктивность» используется во всех разделах современной психологии и может претендовать на статус общепсихологической категории.

Однако, как показывают результаты контент-анализа, наиболее неразработанными областями знаний о продуктивности остаются:

а) общее определение продуктивности, способное охватить все психические процессы, свойства личности и субъекта деятельности;

б) определение места продуктивности в структуре психики, индивидуальной и групповой деятельности.

Все это позволяет надеяться, что проведенный нами контент-анализ психологической энциклопедии может послужить источником вышвления новыгс идей в различных областях теоретизирования и практической работы.

Литература

1. Психологическая энциклопедия. - 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. - СПб.: Питер, 2006. - 1096 с: ил.

Поступила в редакцию 01.11.2006

УДК 316.62

И. Л. Шелехов, В. А. Постоева, В. П. Пахомов ЭТНИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ СОВРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН

Томский государственный педагогический университет

Структура ментального мира любого человека содержит этнические стереотипы - устойчивые обобщенные представления о национальных особенностях и характерных чертах других народов. В этнологической литературе понятие «этнический стереотип» близко по смыслу к таким терминам, как национальные стереотипы, этнические предрассудки, национальные образы и др. Этнические стереотипы являются разновидностью социальных стереотипов и широко изучаются этнопсихологами, социальными психологами, политологами, историками и психолингвистами [1, 4, 5, 7, 8]. В ряде стран сформировались новые научные направления, целью исследований которых является анализ представлений об этнических группах в литературе, искусстве и средствах массовой коммуникации (ималогия — во Франции, имед-желогия - в Великобритании). Научные исследования этнических стереотипов вызвали многочисленные дискуссии по поводу их функций, свойств, роли и детерминант содержательной стороны.

Представления о других этнических группах складываются в процессе реальныгс взаимоотношений между этносами, глубоко укореняются в исторической памяти народа, трансгенерационно передаются в форме устного актуального фольклора, преданий, былин, мифов, летописных и литературных памятников. Историческая память любого этноса может прочно зафиксировать войны, вражду, национальные притеснения и геноцид, определяя и столетиями сохраняя негативное содержание этнических стереотипов.

Осознание человеком личных этнических установок и предрассудков предполагает погружение не только в глубины веков, но и в собственное детство. Представления о других народах обычно усваиваются в раннем детстве вне учета исторического контекста, из вторичных источников, без непосредственного реального опыта. Исследования показывают, что в раннем детстве ребенок еще свободен от каких-либо стереотипных представлений, но уже в младшем школьном возрасте этностереотипы начинают актив-

но усваиваться и использоваться детьми, значительно опережая формирование собственных ясных представлений об этнических группах. Усвоенные в детстве предвзятые этнические гетеростереотипы во взрослом возрасте могут изменяться под влиянием образования, средств массовой информации и в результате личных благоприятных контактов с представителями других этнических культур. Во многих исследованиях было показано, что при благоприятных условиях межэтнического взаимодействия — отсутствии явных конфликтов, примерном равенстве социальных статусов - национальные стереотипы наполняются позитивным содержанием [2].

Важными свойствами этностереотипов является схематичность, согласованность (единство представлений среди членов этнической группы), устойчивость, даже ригидность к новой информации [1, 4,

6, 7, 8]. Устойчивость стереотипов является в какой-то мере относительной: при поступлении новой информации содержание и направленность этностерео-типов может измениться. Например, во время войны в Персидском заливе среди австралийцев увеличилось число негативных стереотипов в отношении американцев [2].

Этностереотипы различаются по степени распространенности в индивидуальном и общественном сознании, влияния, формам и оттенкам проявления. Содержание этнических стереотипов не всегда является оскорбительным, может нести зерна истины, отражает реальные особенности того или иного этноса. Далеко не всякие этностереотипы представляют собой также и предрассудки.

А. Г. Шмелев провел семантическое шкалирование русских студентов и сравнил с данными Д. Пибоди, который проводил подобное исследование среди студентов в Англии, Австрии, России, Италии и Франции. Результат сравнения оказался неожиданным: стереотипные суждения об этносах согласованы с объективными истинными чертами по отношению ко всем, кроме русских. Русских многие иностранные студенты считают акцентуированными конформными личностями. В то же время студенты Западной Европы сформировали образ русского как собранного, практичного и самоуверенного человека. В исследовании, проведенном Шмелевым, обнаружилось, что русские приписывают себе определенные черты дезадаптации (непрактичность, негибкость). Типичный автопортрет русского — щедрый, откровенный, бесшабашный, прощающий, доверчивый, миролюбивый, непрактичный. Мы, по-видимому, являемся свидетелями и современниками процесса изменений в содержании стереотипов молодыгс представителей народов Западной Европы в восприятии русских.

Наиболее спорными на сегодняшний день являются такие вопросы, как проблема истинности этнического стереотипа. Признак истинности этнического стереотипа — это согласованность между самовосп-

риятием народа и восприятием этого народа со стороны другого народа. Стереотипы любого рода могут быть как истинными, отражающими реальные черты стереотипизируемой этнической группы, так и ложными, неузнаваемо искажающими объект своего отражения.

Ни сам стереотип, ни процесс стереотипизации не могут рассматриваться как однозначно негативные явления социальной жизни. Только формирование этнических предрассудков и предубеждений, содержащих интолерантные этнические установки и ведущих к усилению межэтнической напряженности, является серьезным препятствием к взаимопониманию между народами. Этнические представления о других народах могут быть превратными, нести потенциальную опасность, ограничивать поле межличностного восприятия. Этнические предубеждения оказывают губительное влияние как на жертвы, так и на их носителей. Враждебные, полные предрассудков этнические стереотипы использовались во все времена реакционными политическими доктринами для дестабилизации межнациональных отношений.

Эллиот Аронсон подчеркивает, что на межличностном уровне любые стереотипы наносят вред отражаемому объекту, потому что лишают человека права быть воспринятым и понятым как индивидуальность. Этнические предрассудки достаточно широко распространены и социально опасны: «Ваша национальность — лишь одна из составляющих вашей идентичности, на который может быть навешен ярлык или из-за которого вас могут подвергнуть дискриминации» [2].

Для изучения этнических стереотипов используются разнообразные количественные и качественные методы. Наиболее распространенными психологическими методами в России и за рубежом являются:

- метод семантического дифференциала;

- метод свободного самоописания;

- метод прямого опроса (в зависимости от используемого инструментария могут быть выделены его разновидности — список личностных черт, шкалы социальной дистанции, шкалы этноцентризма, диагностический тест отношений и др.);

- проективные методики.

Результаты, полученные с помощью психологических тестов и опросов на репрезентативных выборках, дополняются данными глубинных интервью, культурно-антропологических наблюдений, контент-анализа средств массовой информации, литературных произведений и современного фольклора, позволяющими проникнуть в сокрытые пласты повседневной жизни и обыденного сознания.

Многие люди научились скрывать собственные интолерантные предубеждения по отношению к представителям других этносов, опасаясь обвинений в этнической дискриминации. В современное время негативные этностереотипы проявляются, как правило, трудноуловимыми и косвенными путями.

В работе психологов специальных служб для изучения подлинных этнокультурных установок людей и их отношения к представителям других этносов используют технические средства: автоматизированный полиграфический комплекс (ноутбук с подключенным электроэнцефалографом (24-канальная модификация) с полиграфическими (от 2 до 6) ЭКГ, ЭОГ, ЭМГ, ПГ и реоэнцефалографическими (6) каналами) [2].

Среди наиболее существенных свойств этнических стереотипов выделяют их эмоционально-оценочный характер. Стереотипы - духовное образование, сложившийся в сознании людей эмоционально-окрашенный образ, передающий значение, в котором есть элементы описания, оценки и предписания. Они могут нести в себе как положительный, так и отрицательный эмоциональный заряд. С когнитивным ядром стереотипов неразрывно связан аффективный компонент, включающий эмоции, настроения, предпочтения и оценку.

Необходимым элементом профессиональной подготовки психологов является развитие позитивной этнической идентичности и толерантности к самым различным этническим культурам. Для определения эмпирических индикаторов эмоционально-оценочного компонента этнического стереотипа нами использовался диагностический тест отношений (Г. У. Кцое-ва-Солдатова). В экспериментальном исследовании, проведенном в начале изучения учебной дисциплины «Этнология», приняли участие 25 студенток ТГПУ, обучающихся по специальности 031000 «Педагогика и психология». Средний возраст обследованных — 20 лет, представителей русской этнической культуры — 92 %.

Первой процедурой теста является самооценка по предложенным 20 качествам, проводимая по 4-балльной системе. На втором этапе респонденты оценивают по данным качествам абстрактный образ «идеала Я», который в контексте каждой личности рассматривают как «правильную» или «нормативную» атрибуцию. Следующими процедурами теста является оценивание респондентами абстрактного «типичного» представителя собственной этнической общности и «типичных» представителей иноэтнических групп (китайцев, американцев, французов, немцев, евреев).

Такая последовательность процедур основана на предположении, что процесс самооценки или оценки «идеала», произведенной на основе социального сравнения может быть сопоставлен с оценками «других» как на индивидуальном, так и на групповом уровне. Вероятно, что при оценке других личностей или целых групп будут использоваться те же самые сравнительные уровни, которые применяются человеком для самооценки.

Выраженность (интенсивность) стереотипа характеризует силу стереотипа. Подсчет коэффициентов выраженности производится с учетом знака оценок.

В результате выявляется не просто интенсивность стереотипа, но и ее позитивная или негативная направленность (валентность).

На рис. 1 представлено, что среднегрупповые благоприятные тенденции в интенсивности стереотипа у обследованных наиболее выражены по отношению к «Я», «Идеальному Я» и французской этнической группе; наименее благоприятные тенденции — по отношению к американцам и евреям.

Выраженность стереотипов

0,6 0,5 0,4 0,3 0,2 0,1 0

Рис. 1. Среднегрупповая интенсивность этнических стереотипов

Анализ количественных показателей тестирования выявил, что студентки демонстрируют негативную направленность гетеростереотипов: к французам — 9.09 %, немцам — 13.64 %, китайцам — 18.18 %, американцам — 31.82 %, евреям — 36.36 % респондентов.

Исследование выявило, что только 36.36 % будущих педагогов-психологов толерантны в отношении как к собственному этносу, так и к другим народам (китайцам, американцам, французам, немцам и евреям). У 36.36 % студенток определена негативная направленность этнических стереотипов к двум и более иноэтническим группам. Социологические исследования методом формального интервью, проведенные в Томске, Северске и Томском районе, выявили, что среди людей до 30 лет каждый третий испытывает раздражение к иным национальностям, в то время как в старшей возрастной группе таких респондентов вдвое меньше.

Также было определено, что доля представительниц русского этноса, имеющих негативную направленность автостереотипа (по отношению к собственному народу), составляет 27.30 % опрошенных.

Этнопсихологами отмечается такой психологический симптом современности, как отрицательная идентификация, выражающаяся в отрицании положительных качеств и приписывании своему народу отрицательных черт характера. Феномен развития негативного автостереотипа характерен для молодых представителей различных этнических культур. Так,

0,35

0,55

0,19

0,12

0,1

польские студенты продемонстрировали высокий уровень негативной этнической идентичности: в основе их автостереотипа лежали такие негативно оцениваемые черты собственного народа, как пьянство, задиристость, нетерпимость, грубость, недисциплинированность. Подчеркивая культурное своеобразие и уникальность исторической судьбы своего народа, польские студенты не проявили стремления защитить образ своей национальной группы [5, 7].

Среди этнологов и этнопсихологов существует довольно распространенный подход в понимании межэтнической толерантности как индифферентности к этническим различиям. Альтернативная точка зрения предполагает рассматривать толерантность не как позицию невмешательства, согласия на взаимную терпимость, а как принятие других такими, какие они есть, признание права другого человека иметь иную точку зрения.

Несовпадение мнений, различные взгляды и убеждения воспринимаются современными этнологами в конструктивном русле. Ученые подчеркивают, что чем слабее выражено противопоставление в процессе межэтнического восприятия, тем ярче проявляется тенденция к дифференциации в форме сопоставления — «миролюбивой нетождественности», по терминологии российского антрополога Б. Поршнева.

На современном этапе развития человечества не индифферентность, а именно сопоставление — принятие и признание различий — можно считать наиболее приемлемой формой социального восприятия при взаимодействии этнических общностей. При дифференциации в форме сопоставления своя группа может предпочитаться в одних сферах жизнедеятельности, а чужая — в других, что не исключает критичности к деятельности и качествам как своей, так и ино-этнических групп [5, 6, 7].

Литература

1. Андреева Г.М. Психология социального познания: Учебник для высших учебных заведений. - М.: АспектПресс, 2000.

2. Аронсон Э., Уилсон Т., Эйкерт Р. Социальная психология. Психологические законы поведения человека в социуме. - СПб.: ПРАЙМЕВ-

РОЗНАК, 2002.

3. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности: Учебное пособие для вузов. - М.: АспектПресс, 2001.

4. Добреньков В.И., Кравченко А.И. Социальная антропология. - М.: ИНФРА-М, 2005.

5. Аллахвердов В.М., Богданова С.И. и др. Психология: Учебник / В.М. Аллахвердов, С.И. Богданова и др. / Отв. ред. А.А.Крылов. - 2-е

изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.

6. Садохин А.П. Этнология. - М.: Альфа, 2004.

7. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. - М.: АспектПресс, 2004.

8. Столяренко В.Е., Столяренко Л.Д. Антропология - системная наука о человеке. - Ростов н/Д: Феникс, 2004.

Поступила в редакцию 02.11.2006

УДК 159.9:316.35

Н. В. Жигинас

ИССЛЕДОВАНИЕ МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ ПРОФИЛАКТИКИ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ СТУДЕНТОВ И РАБОТЫ С ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫМИ КРИЗИСАМИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЕ ВУЗА

Томский государственный педагогический университет

Изучение проблемы научно-теоретических, концеп- зистенциальной психологии (И. Ялом, Р. Мэй) [4, 5],

туальных и организационно-методических предпосы- теории интерсубъективности (Слободчиков и Шува-

лок сохранения психического здоровья студентов и лов) [3]. Экзистенциальный кризис как личностный

превенции патогенного развития кризисных состоя- феномен понимается как психологический код соци-

ний позволило определить кризис личностной иден- окультурной информации; своеобразная сетка, сис-

тичности как основной механизм развития личности, тема координат освоения мира, космоса; процесс по-

определить кризис личностной идентичности и его при- иска личностью своей целостности через установле-

чины, индикаторы проявлений кризиса личностной ние связей между идеальными, ментальными, реаль-

идентичности, рассмотреть кризис социальной иден- но-бытовыми и трансперсональными аспектами лич-

тичности личности как одно из проявлений коммуни- ности; виртуальный процесс, возможный как ум-

кативной интолерантности, определить его причины и ственное действие, виртуальная реализация транспер-

индикаторы проявлений, факторы, способствующие сональной реальности личности; психологическое

разрешению кризисной ситуации. Концепция иссле- свойство личности, пересекающееся с понятием имид-

дования базируется на теории психологических сис- жа, самопрезентации; история самосознания личнос-

тем В. Е. Клочко [1], клинико-психологической тео- ти на основе неповторимого индивидуального опыта,

рии персонологии В. Я. Семке [2], достижениях эк- не выходящего за пределы общественного сознания;