УДК 618.17:159.942+159.942 ББК Ю937.3

ЭМОЦИОНАЛЬНО-АФФЕКТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА У ЖЕНЩИН, СТРАДАЮЩИХ ПРЕДМЕНСТРУАЛЬНЫМ СИНДРОМОМ (В СВЯЗИ С ЗАДАЧАМИ ПСИХОТЕРАПИИ)

Л.И. Вассерман, Н.В. Аганезова, З.В. Корчагина, Н.З, Лордкипанидзе

В результате многомерного клинико-психологического исследования изучены уровневые и содержательные характеристики эмоциональных расстройств у женщин, страдающих предменструальным синдромом (ПМС). Обследованы 101 женщина с ПМС. С помощью многошкального симптоматического опросника невротических расстройств (ОНР-СИ) выявлено, что в структуре указанных расстройств наиболее выражены признаки аффективной лабильности, астеническая и субдепрессивная симптоматика на фоне общей эмоциональной и поведенческой напряженности.

Ключевые слова: предменструальный синдром, психологическая диагностика, эмоциональные, аффективные расстройства

Введение

Предменструальный синдром (ПМС), по мнению многих авторов, - нейроэндокринная патология, которая рассматривается рядом авторов как психосоматическое расстройство [11]. Частота встречаемости этого синдрома в популяции женщин репродуктивного возраста широко варьирует - от 2 до 95 % женщин [7].

В соответствии с классификацией МКБ-10, ПМС диагностируется в рамках рубрики N94.3 - синдром предменструального напряжения. Вместе с тем симптомокомплекс ПМС отличается полиморфной симптоматикой, среди которой значительное место отводится пограничным нервно-психическим (неврозоподобным) расстройствам [5, 12]. Среди них, как правило, преобладают эмоциональноличностные нарушения, близкие по МКБ-10 к соматоформным вегетативным дисфункциям (Б45.8) и к расстройствам адаптации (Р43.2). Нередки и соматизированные депрессии, которые проявляются в форме синдрома предменструального напряжения [18].

Исследование патогенеза и клиники ПМС, являющееся необходимым условием для разработки лечебных и профилактических мероприятий, должно быть направлено на квалификацию содержательных характеристик эмоциональных расстройств, психогенно или соматогенно обусловленных, а также на уровневые характеристики аффективного регистра1. С

одной стороны, эмоционально-аффективные расстройства являются внешними проявлениями гормональных изменений, происходящих в организме женщины в предменструальный период, субъективного реагирования женщин, страдающих ПМС на эти изменения, фрустрирующие и дезадаптирующие их в реальной жизни [8, 10, 15, 17]. С другой стороны - они «провоцируют» и способствуют усилению вегетативно-сосудистых, обменноэндокринных и других нарушений, которые, в свою очередь, сопровождаются усилением эмоциональной напряженности и личностного дискомфорта. Таким образом, возникает «замкнутая сеть» взаимообуеловливающих нарушений с весьма сложными и неоднозначными по интерпретации причинно-следственными связями. Существенная роль эмоционально-аффективных расстройств, обуславливающих патогенез и клиникопсихологические проявления ПМС, заставляют более детально изучить симптоматику и степень выраженности расстройств настроения при этой патологии с целью комплексной терапии. В этой ситуации представляется адекватным применение методик медицинской психодиагностики [ 1 ] для объективизации эмоционально-личностных расстройств с учетом цикличности и индивидуальности психофизиологических проявлений синдрома. Следует при клинико-психологическом и экспери-

1 Представляется целесообразным в этом контексте в дальнейшем использовать синтетическое понятие «эмоционально-аффективные расстройства», подчеркивающее его обобщающее значение.

ментально-психологическом исследовании уточнить и квалифицировать полиморфность эмоционально-аффективных расстройств, их лабильность, а также маскированный характер, что особенно важно для задач психотерапии [7].

Несмотря на цикличность ПМС и относительную непродолжительность (2-12 дней), эмоционально-аффективные расстройства у женщин остаются облигатным проявлениями тревожного ожидания болевого синдрома и, тем самым, определяют значимое отношение испытуемых к ситуации, а через ее индивидуальное переживание и к значимому социальному окружению [9, 4, 14]. Реально в клинической практике у таких пациенток имеют место социально-дезадаптивные проявления вследствие блокирования актуальных потребностей личности, что является предиктором психической дезадаптации [2]. Это, в свою очередь, отражается на производственных и семейных отношениях, что также подчеркивается в специальной литературе [7, 13].

Существует точка зрения, что при ведущем патогенетическом факторе - эндокринногинекологической патологии - у женщин с ПМС могут вторично (соматогенно) возникать нарушения в психической сфере [3, 15]. По мере прогрессирования и усиления явлений дистресса возникает риск появления вторичных аффективных расстройств, например, тревожно-депрессивных переживаний, раздражительности, астенизации, агрессивных поведенческих проявлений, сопряженных с вегетативными расстройствами, что дополни-

тельно осложняет течение ПМС, особенно при средней и тяжелой его степенях [7, 16].

Принимая во внимание биопсихосоциаль-ную сущность патогенеза ПМС, комплексное многомерное клинико-психологическое исследование, существенным компонентом которого явилась психологическая диагностика, позволяет уточнить уровневые и содержательные характеристики эмоционально-аффективных и личностных расстройств больных.

Пациентки с предменструальным синдромом обследовались в женских консультациях г. Санкт-Петербурга; диагноз ПМС устанавливался клинически, а форма и тяжесть ПМС определялась после оценки его клинических проявлений по модифицированной шкале Г.П. Королевой [6].

Материалы и методы

Обследованы 101 женщина репродуктивного возраста (18-40 лет) с диагнозом ПМС. Распределение больных по форме и степени тяжести ПМС представлено в табл. 1. В основном это были женщины, страдающие обменно-эндокринной (45,6 %) и смешанной (41,6 %) формами ПМС преимущественно легкой степени тяжести (71,3 %).

Средний возраст обследованных женщин составил (29,6 ±0,1) лет, а средний стаж ПМС -(7,7 ± 0,5) лет. Распределение больных по возрасту, возрасту, в котором появился ПМС, и длительности заболевания представлено в табл. 2. Выборку составили женщины молодого и зрелого возраста. При этом ПМС преимущест-

Таблица 1

Распределение больных по форме и степени тяжести ПМС

Степень тяжести ПМС Форма ПМС

Нервно-психическая, П (%) Обменноэндокринная, п (%) Смешанная, п (%) Всего, п(%)

Легкая 10(9,9) 32 (31,7) 30 (29,7) 72 (71,3)

Средняя 3 (2,9) 14 (13,9) 12(11,9) 29 (28,7)

Сумма 13 (12,8) 46 (45,6) 42 (41,6) 101 (100)

Таблица 2

Распределение больных с ПМС и длительности заболевания

Возраст, лет Количество больных, п(%) Возраст начала ПМС, лет Количество больных, п (%) Длительность ПМС, лет Количество больных, п (%)

18-29 68 (67,3) 12-18 40 (39,6) 1-6 56 (55,4)

30-40 33 (32,7) 19-25 44 (43,6) 7-12 29 (28,8)

26-32 12(11,9) 13-18 9 (8,9)

33-39 5 (4,9) 19-24 7 (6,9)

венно возникал у женщин в молодом возрасте, например, у 83 % женщин - в возрасте до 25 лет.

Большинство обследованных женщин имели высшее (60 %) и незаконченное высшее (23 %) образование. При этом занятыми в трудовой деятельности были 79 % из обследованных женщин, из которых 50 % работали по специальности, 21 % женщин не работали, 64% женщин состояли в браке, 44 % имели детей.

Статистическая обработка результатов проведена с использованием стандартных пакетов программ для компьютерной статистической обработки: Microsoft Excel 2000; SPSS ver. 11,5.

Оценку эмоционально-аффективных расстройств и содержательного описания жалоб у женщин, страдающих ПМС, определяли при помощи симптоматического опросника невротических расстройств - (ОНР-СИ). В работе использовался его компьютерный вариант с базой «знаний», разработанный О.Ю. Щелковой [1].

Результаты и их анализ

Структура эмоционально-аффективных расстройств у женщин, страдающих ПМС, по данным опросника ОНР-СИ, представлена в табл. 3.

Из данных табл. 3 следует, что в структуре эмоционально-аффективных расстройств наиболее выражены признаки: аффективной лабильности (1-е ранговое место), астенических расстройств (2-й ранг), депрессивных расстройств (3-й ранг) и аффективной напряженности (4-й ранг).

Жалобы на частые колебания настроения представлены в показателе аффективной лабильности - склонности к поведенческим проявлениям, например, слезам. При этом неприятные события переживаются очень эмо-

ционально, больные при этом не в силах сдержать свои эмоции, невзирая на возможные неблагоприятные для них последствия, в частности при коммуникативных ситуациях. Следует, однако, отметить, что какие-либо положительные эмоции (если они существуют) демонстрируются поведенчески интенсивно. В целом, обращает на себя внимание уязвимость аффективной сферы больных -аффективная симптоматика: превышение

50 баллов хотя бы по одной шкале аффективного комплекса (шкалам тревожно-фобических проявлений; депрессивных проявлений; аффективной напряженности; аффективной лабильности) отмечается у 35 % пациенток, а у 25 % зарегистрированы повышенные показатели (более 50 баллов) сразу по нескольким «аффективным» шкалам.

Содержательный анализ выбранных пунктов опросника показывает, что при этом наибольший удельный вес имеют «фоновые» расстройства: общая эмоциональная неустойчивость, немотивированные перепады настроения, интенсивные переживания негативных событий, склонность к излишне сильным, глубоким переживаниям, невозможность сдержать свои чувства, слезы, чувства мучительного внутреннего напряжения, тревога, раздражительность, трудности контроля эмоций. Аффективная лабильность может быть связана с постоянным ожиданием ежемесячно наступающих неприятных соматических изменений, колебаний настроения, ухудшения общего физического и психологического состояния, и, следовательно, вызванного этим дискомфорта на работе, конфликтов в семье. Вместе с тем, следует отметить, что вышеука-

Таблица 3

Структура и степень выраженности эмоционально-аффективных расстройств

Невротические проявления Женщины с ПМС

М ± m Балл Ранг

Т ревожно-фобические 21,5 ± 1,66 9-й

Депрессивные 31,4 ±2,58 3-й

Аффективная напряженность 30,0 ± 2,02 4-й

Расстройства сна 27,8 ±2,31 5-й

Аффективная лабильность 40,3 ± 2,68 1-й

Астенические 38,6 ±2,59 2-й

Сексуальные 22,1 ±1,92 8-й

Дереализационные 20,1 ± 1,90 10-й

Обсессивные 21,2 ± 1,74 9-й

Нарушения социальных контактов 26,1 ±2,20 6-й

Ипохондрические 15,4 ± 1,87 12-й

Ананкастические 24,8 ±2,21 7-й

Соматовегетативные 16,8 ± 1,33 11-й

занные особенности характерны для женщин и вне предменструального периода, что может свидетельствовать о влиянии ПМС на личностном и поведенческом уровнях реагирования, обусловленном тревожным ожиданием очередного дискомфорта.

На 2-м месте по выраженности эмоционально-аффективной симптоматики в группе больных ПМС выступают жалобы «неврастенического» характера». Для исследованных больных характерна быстрая утомляемость при выполнении различной деятельности, требующей приложения усилий. При этом нередко возникает раздражительная слабость и снижение психической активности. Характерны постоянное чувство усталости, снижение побуждений к деятельности, повышенная сенситивность, ухудшение памяти и активного внимания. Присутствие в клинической картине ПМС астенических симптомов, по-видимому, обусловлено общей дисгармонией вегетативно-гормональной системы, определяющей патологию ПМС в целом [7].

В общей структуре эмоционально-аффек-тивных нарушений у больных ПМС интенсивность жалоб, связанных с депрессивным аффектом, занимает 3-е ранговое место. Содержательный смысл выбранных испытуемыми утверждений опросника свидетельствует о том, что депрессивные переживания характеризуются угнетенностью в течение большей части дня, апатическим отношением к происходящему, пессимистической оценкой перспектив, тревожных ожиданий негативных перемен, ощущением своей малоценности, в частности, в отношениях с противоположным полом и в семейных отношениях. Следует заметить, что критика к своему состоянию полностью сохранена на фоне высокой мотивированности женщин к лечению.

Шкала беспокойства и напряженности имеет 4-е ранговое место в структуре эмоционально-аффективных нарушений. Во время предменструального периода женщины отмечают внутреннее напряжение, не купируемое волевыми усилиями. Однако нередко такое состояние проходит также внезапно, как и возникает, чаще - с началом менструации; больные отмечают, что при очевидном субъективно выраженном волнении их действия начинают носить «рассеянный» хаотичный характер, не приносящий реального результата. Иногда пациентки отмечают повышенную агрессивность по отношению к членам семьи и коллегам по работе, природу которой они не всегда способны объяснить.

Заключение

Таким образом, совокупность данных клинико-психологического и экспериментально-психологического исследования позволяет определить роль и значение структурных компонентов эмоциональных нарушений у женщин, страдающих ПМС, уточнить (в дифференциально-диагностическом плане) степень выраженности нарушений эмоционального регистра в отличие от собственно аффективной патологии (по степени выраженности расстройств настроения), в частности, при оценке психогенеза личностного реагирования при данном синдроме. Все отмеченное выше позволяет рассматривать ПМС как дистресс, что является обоснованием для целенаправленного применения психотерапии в комплексном лечении пациенток с вышеуказанной патологией.

Литература

1. Вассерман, Л.И. Медицинская психодиагностика: теория, практика и обучение // Л.И. Вассерман, О.Ю. Щелкова. - СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: Издательский центр «Академия», 2004. - С. 442-447.

2. Вассерман, Л.И. Психодиагностическая шкала для оценки уровня социальной фрустрированности / Л.И. Вассерман // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. - СПб. - 1995. - № 1. -С. 73-39.

3. Гиндикин, В.Л. Справочник: соматогенные и соматоформные психические расстройства (клиника, дифференциальная диагностика, лечение) / В.Л. Гиндикин. - М.: Триада-Х, 2000. —256 с.

4. Иовлев, Б.В. Психология отношений. Концепция В.Н. Мясищева и медицинская психология // Б.В. Иовлев, Э.Б. Карпова. - СПб.: «Сенсор», 1999. - 46 с.

5. Кайдановская, Е.В. Исследование психологических характеристик больных неврозами в процессе патогенетической психотерапии (в связи с задачами изучения её эффективности): автореф. дис. ... канд. псшол. наук/Е.В. Кайдановская. - Л., 1987. - 23 с.

6. Королева, Г. П. Рефлексотерапия

женщин с раздраженной толстой кишкой на фоне предменструального синдрома: автореф. дис. ... канд. мед. наук /Г.П. Королева. -Волгоград, 1989. - 23 с.

7. Линде, В.А. Предменструальный синдром: патогенез, симптоматика, традиционное и нетрадиционное лечение / В.А. Линде, НА. Татарова. - СПб.: Ггтпократ+, 2005. - 216 с.

8. Марторано, Дж. Предменструальный синдром: пер, с англ. / Дж. Марторано, М. Морган, У. Фрайер. - СПб.: Комплект, 1998. -218 с.

9. Мясищев, В.Н. Личность и неврозы / В.Н. Мясищев. - Л.: Издательство ЛГУ, I960.

- 426 с.

10. Серов, В.Н. Гинекологическая эндокринология / В.Н Серов, В.Н. Прилепская, Т.В. Овсянникова. - М.: Медпресс, 2004. -528 с.

11. Смулевич, А. Б. Психосоматические расстройства (клиника, терапия, организация медицинской помощи) / А.Б. Смулевич // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2000. -Т.2.-No 2.- С. 67-70.

12. Тер-Багдасарян, Л.П. Исследование динамики клинических и психологических характеристик больных неврозами в процессе групповой психотерапии: дис. ... канд. психол. наук/Л.П. Тер-Багдасарян. - Л., 1990.

13. Campagne, D.M. Review the premenstrual syndrome revisited / D.M. Campagne, G. Campagne // European Journal of Obstetrics & Gynecology. —2007. —№130. — P. 4-17.

14. Chaturvedi, S.K. Concerns, coping and quality of life in head and neck cancer patients / S.K. Chaturvedi, A. Shenoy, K.M.R. Prasad et al. // Supportive care in cancer. - 1996. - №4. -P. 186-190.

15. Henrick, V. Hormonal changes in the postpartum and implications for postpartum depression / V. Henrick, L.L. Altshuler, R. Suri; UCLA neuropsychiatry institute and hospital 90095-6968, USA // Psychosomatics. - 1998. -Vol. 39. -М2.-P. 93-101.

16. Karasu, T. Spiritual Psychotherapy / T. Karasu // American Journal of Psychotherapy.

- 1999. - Vol. 53. -№2. -P. 143-162.

17. Premenstrual Mood Changes and Maternal mental Health in Pregnancy and the Postpartum Period / M Sugawara, M.A. Toda, S. Shima [et. al.]; Department of Sociocultural Environmental Research, National Institute of mental health, NCNP, Chiba, Japan // J-Clin-Psychol. - 1997. - Vol. 53. -M?3.-P. 225-232.

18. Yonkers, K.A. Recognition of depression in obstetric / gynecology pratices / K.A. Yonkers,

S.J. Chantilis // American Journal of Obstetrics and Gynecology. — 1995. -№ 173. - P. 632-638.

Поступила в редакцию 20 апреля 2010 г.

Вассерман Людвиг Иосифович. Доктор медицинских наук, кафедра медицинской психологии и психофизиологии факультета психологии СПбГУ, профессор, лаборатория клинической психологии и психодиагностики Санкт-Петербургского научно-исследовательского Психоневрологического института им. В. М. Бехтерева, руководитель лаборатории: psy-lab@inbox.ru.

Ludwig I. Wasserman. PsyD, professor of the Chair of Medical psychology and psychophysiology, Faculty of psychology, The St.-Petersburg University, head of the Laboratory of Clinical psychology and psychodiagnostic, St.-Petersburg V. M. Bekhterev psychoneurological research institute: psy-lab@inbox.ru.

Аганезова Наталия Владимировна. Кандидат медицинских наук, доцент кафедры акушерства и гинекологии № 2 ГОУ ДПО «СПб МАПО» Минздрава и социального развития РФ: aganezova@mail.ru.

Natalya V. Aganezova. Candidate of Medical Science, docent of the Chair of obstetrics and gynecology №2 St.-Petersburg medical academy post-graduate education Ministry of Health Care and Social Development RF: aganezova@mail.ru.

Корчагина Зоя Валерьевна. Аспирант лаборатории клинической психологии и психодиагностики Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В .М. Бехтерева: zoya-korchagina@ yandex.ru.

Zoya V. Korchagina. Postgraduate student of the Laboratory of Clinical psychology and psychodiagnostic, St.-Petersburg V. M. Bekhterev psychoneurological research institute: zoya-korchagina@yandex.ru.

Лордкипанидзе Нино Зурабовна. Аспирант кафедры медицинской психологии и психофизиологии факультета психологии СПбГУ: 8(921)3781131.

Nino Z. Lordkipanidze. Postgraduate student of the Chair of Medical Psychology and psychophysiology, Faculty of psychology, The St.-Petersburg University: 8(921)3781131.