Пспхопого-педагогическая коррекция состояний

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ САМОРЕГУЛЯЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ У СОЦИАЛЬНО ДЕЗАДАПТИРОВАННЫХ ПОДРОСТКОВ

Т. И. Федорова

В ходе проведенного исследования рассматривались психологические особенности эмоциональной саморегуляции поведения у социально дезадаптированных подростков, взаимосвязи между структурными компонентами эмоциональной саморегуляции и механизмы эмоциональной саморегуляции поведения подростков. В результате были выявлены три группы социально дезадаптированных подростков, различающиеся по часто переживаемым эмоциям, значимым ценностям, выраженности рефлексии.

Ключевые слова: поведение, социально дезадаптированные подростки, эмоциональная саморегуляция.

В психолого-педагогической литературе ученые все чаще соотносят эмоции с поведенческими реакциями, приписывают эмоциям функцию регуляции, отводят им ведущую роль в регуляции поведения и пользуются таким понятием, как «эмоциональная саморегуляция». Сама проблема саморегуляции не нова. Она изучалась с позиций: системно-структурного (П. К. Анохин, 1968;

О. А. Конопкин, 1980; В. Д. Шадриков, 1979), мотивационного (В. Н. Мясищев, 1960; Б. В. Зейгарник, 1981), личностного (Ю. А. Миславский, 1991; А. К. Осницкий, 1986; А. С. Шаров, 2000; В. А. -Ядов, 1979; и др.) подходов. Теоретиками рассмотрена структура регуляции и ее механизмы, регуляция различных видов деятельности, саморегуляция личности и ее поведения. В настоящее время имеется богатый материал экспериментальных и теоретических исследований в этой области (К. А. Абуль-ханова-Славская, 1982; М. И. Бобнева, 1978; Б. С. Братусь, 1981; Э. А. Грибенникова, 1995; В. А. Иванников, 1991;

О. А. Конопкин, 1980; А. И. Крупнов, 1987; Е. Г. Ксено-фонтова, 1988; Д. А. Леонтьев, 1997; Ю. А. Миславский, 1991; А. К. Осницкий, 1986; Н. А. Ратинова, 1998;

А. С. Шаров, 2000; В. А. Ядов, 1979; и др.).

Однако работ, посвященных исследованию эмоциональной саморегуляции поведения у социально дезадаптированных подростков, нами найдено крайне мало. В большинстве из них при изучении проблемы социальной дезадаптации подростков акцент делается либо на особенностях развития эмоциональной сферы подростков (Б. В. Воронков, 2001; И. А. Коробейников, 2002), либо на развитии у них саморегуляции поведенческой активности (Е. И. Манапова, 2001; А. А. Налчаджан, 1988). Мы же полагаем, что при определенных обстоятельствах

аффективного характера (стресс, депрессия и др.) поведение может утрачивать целесообразность. Адекватность эмоциональной саморегуляции нарушается, что может быть одной из причин возникновения социально дезадаптированного поведения у подростка. Это делает актуальным вопрос изучения психологических особенностей эмоциональной саморегуляции поведения у социально дезадаптированных подростков.

Анализ литературы по проблеме (Л. М. Аболин, Л. М. Веккер, К. Э. Изард, Я. Рейковский, А. С. Шаров и др.) позволил сделать вывод, что практически все немногочисленные исследования эмоциональной саморегуляции поведения у дезадаптированных подростков проводились в рамках мотивационного подхода. Но мы считаем, что в данном случае оправдан личностный подход, так как проблема эмоциональной саморегуляции поведения, в том числе отклоняющегося, должна изучаться в контексте проблемы личности. Только когда проблема эмоциональной саморегуляции рассматривается как важнейшая часть целостного подхода к личности, она может быть решена в полном объеме. Такой подход к исследованию саморегуляции предложен

A. С. Шаровым (5, 105). Разделяя его взгляды, мы считаем, что эмоциональная саморегуляция есть психологический механизм, включающий в себя эмоциональную активность, ценностно-смысловую сферу и рефлексию. В связи с этим полагаем, что негативные эмоциональные переживания определяют механизмы эмоциональной саморегуляции поведения подростка, которые зависят: во-первых, от эмоций, часто переживаемых подростками; во-вторых, от значимых ценностей; в-третьих, от выраженности рефлексии.

Для подтверждения данной гипотезы было проведено экспериментальное исследование на выборке 97 человек: 47 воспитанников приюта (с различными формами нарушения социальной регуляции поведения: хулиганство, кража, бродяжничество, уклонение от учебы, злоупотребление алкоголем) и 50 учащихся средней общеобразовательной школы № 3 (не имеющих отклонений в поведении) в возрасте от 11 до 14 лет г. Пыть-Ях Тюменской области.

В процессе исследования использовались следующие методики: «Методика диагностики социально-психологической адаптации подростков» (К. Роджерса, Р. Драймонда, адаптация А. К. Осницкого); «Карта наблюдений Стотта Д.» (адаптация Г. А. Исуриной,

B. А. Мурзенко); «Методика изучения системы ценностных ориентаций» (А. С. Шаров); «Психодиагностичес-

кая методика определения индивидуальной меры рефлексивности» (А. В. Карпов, В. В. Пономарева); «Определение эмоциональной направленности» (Б. И. Додо-нов); «Методика изучения дифференцированных эмоций» (Л. Н. Ротина). При обработке эмпирических данных методами статистики был использован пакет программ STATISTIKA for Windows, с помощью которого рассчитаны меры центральной тенденции и изменчивости, проведены корреляционный и факторный анализы.

Результаты исследования показали, что особенности эмоциональной саморегуляции поведения социально дезадаптированных подростков связаны с частыми переживаниями ими негативных эмоций (гнева - 27,2%, горя - 15,0, презрения - 14,4, вины - 14,0, интереса -8,1%), которые не позволяют подростку строить и достигать реальных целей жизнедеятельности, чувствовать себя свободно и уверено, анализировать и оценивать свои действия и поступки. В конечном счете это и является причиной дезадаптации. Так, у большинства подростков, проживающих в приюте, высокий уровень дезадаптации (54,8%). В поведении у них преобладает гедонистический тип эмоциональной направленности (36,7%), связанный с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте. Это не только согласуется с возрастными особенностями данного периода (периода полового созревания, первой любви, когда школьники испытывают сильный интерес к представителям противоположного пола, учатся устанавливать с ними близкие отношения), но также с потребностью в эмоциональном комфорте, одобрении их поведения со стороны сверстников. Поэтому у большинства социально дезадаптированных подростков (52,8%) значимыми являются ценности взаимодействия. Им важно строить отношения с окружающими так, чтобы, во-первых, иметь поддержку в сложных ситуациях, во-вторых, манипулировать другими для достижения своих целей. Менее значимыми для них являются ценности существования и организации. Результатом являются беспорядочность и хаотичность поведения, частое «погружение» подростка в свой внутренний мир, поиск особых чувств и переживаний, причем как можно больше положительных переживаний, - любви, радости, удовольствия, того, что они не могут получить в семье. В поведении социально дезадаптированных подростков данная особенность связана с получением удовольствия от употребления алкоголя и других психоактивных веществ, от многочисленных беспорядочных половых связей. Это также подтверждают высказывания воспитанников приюта: «Я чувствую себя свободно, независимо, когда выпью пива», «Секс - это лучшее, что есть в моей жизни» и др. В ходе общения с социально дезадаптированными подростками складывается впечатление, что у них имеется большой жизненный опыт, они убедительно обосновывают свои позиции, стараются не менять своего мнения, считая его единственно правильным.

В то же время социально дезадаптированные подростки меньше всего склонны обращаться к анализу своей деятельности, самостоятельно оценивать правильность собственных действий, поэтому часто совершают необдуманные поступки. А если размышляют о пред-

стоящей деятельности или жизнедеятельности в целом, то только находясь на стадии «иллюзорных мечтаний», о чем свидетельствуют низкие показатели развития интроспективной рефлексии (23,0%), ретроспективной (21,6%) и проспективной рефлексии (20,2%). В то же время высокие показатели рефлексии общения и взаимодействия (35,2%) с другими людьми у социально дезадаптированных подростков связаны с постоянной потребностью в обратной связи, в поддержке и одобрении их поведения со стороны, что, в свою очередь, позволяет говорить о неустойчивой самооценке, в основе которой лежат мнения и суждения окружающих, в основном сверстников. Характеризуя в целом эмоциональную саморегуляцию социально дезадаптированных подростков, отметим, что при негативных переживаниях (гнев, горе, презрение, вина) значимыми для них становятся ценности взаимодействия и рефлексия общения и взаимодействия.

Для того чтобы выяснить, насколько значима связь между структурными компонентами эмоциональной саморегуляции (эмоциональной активностью, ценностно-смысловой сферой и рефлексией) у подростков, был проведен корреляционный анализ. Сравнивая значимые связи, мы выявили несколько механизмов эмоциональной саморегуляции поведения подростков. Так, у социально дезадаптированных подростков их три. Первый включает в себя следующие компоненты: горе, гнев, вина, гедонистический тип направленности, ценности взаимодействия, интроспективная рефлексия; второй -гнев, презрение, пугнический тип направленности, ценности организации, проспективная рефлексия; третий -интерес, горе, глорический тип направленности, ценности существования, рефлексия общения и взаимодействия (р < 0,05). Негативные переживания определяют значимость ценностей подростков и особенности рефлексии их деятельности. У нормотипичных подростков в основном преобладает один механизм эмоциональной направленности, состоящий из таких компонентов, как интерес, удивление, радость, гностический тип направленности, ценности существования, ценности организации и проспективная рефлексия (р < 0,05).

Таким образом, часто переживаемые подростками эмоции вносят наиболее существенный вклад в формирование системы эмоциальной саморегуляции в целом, являясь наиболее значимым фактором, тесно связанным со всеми блоками эмоциональной саморегуляции. Они повышают значимость тех или иных ценностей, инициируют процесс развития рефлексии.

При исследовании особенностей эмоциональной саморегуляции поведения социально дезадаптированных подростков был проведен факторный анализ, который охватил 80,9% всей выборки и позволил выделить три группы социально дезадаптированных подростков, объединенных по общим особенностям развития эмоциональной саморегуляции поведения.

Группа 1 охватывает 39,6% выборки, и условно была обозначена нами как «гневно-виноватые». Для подростков, относящихся к этой группе, характерно частое переживание таких эмоций, как горе, гнев, вина. Переживание горя связано с неблагоприятной ситуацией в се-

мье, невозможностью самостоятельно повлиять или изменить ее, что, в свою очередь, вызывает у подростка, с одной стороны, переживание гнева как нежелания принять настоящую действительность, а с другой, переживание вины за случившуюся ситуацию (отрыв от семьи и поступление в приют). Находясь в такой ситуации, они ищут поддержки со стороны сверстников и взрослых, что проявляется в гедонистическом типе направленности, связанном с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте.

Поэтому значимыми для подростков становятся ценности взаимодействия. У них возникает высокая потребность в общении, установлении глубоких и тесных эмоционально насыщенных контактов с людьми, получении максимума положительных эмоций в процессе взаимодействия с окружающими, что обусловливает большое число межличностных отношений. Такое общение позволяет им, с одной стороны, отвлечься от случившейся ситуации, с другой стороны, получить как можно больше сведений от других о том, как самостоятельно ее разрешить.

Об этом свидетельствует и тот факт, что подростки в процессе рефлексии в большей мере размышляют о своей деятельности, имевшей место в прошлом (о несбыв-шихся детских мечтах, разрушенных планах). Хотя иногда задумываются о предстоящей деятельности, но только находящейся на стадии «иллюзорных мечтаний». Например, подросток мечтает стать чемпионом мира по плаванию, но при этом не посещает бассейн, не ведет здоровый образ жизни.

Таким образом, частое переживание подростками эмоций горя, гнева и вины повышает значимость ценностей взаимодействия и инициирует развитие интроспективной рефлексии.

Группа 2 охватывает 21,2% выборки, и была названа «гневно-презирающие». Подросткам данной группы свойственно частое переживание негативных эмоций (гнев, презрение). Переживание гнева обусловлено нежеланием принять ту ситуацию, в которой они оказались (отрыв от семьи и поступление в приют), а переживание презрения по отношению к окружающим обусловлено, по-нашему мнению, скрытой агрессией, желанием «оттолкнуть» других от себя, самому разобраться в случившемся. Однако преодолеть свои переживания подростки пытаются, проявив внешнюю активность. Эта активность направлена не на разрешение проблемы, а на уход от нее. Стремление преодолеть сложившуюся ситуацию (поступление в приют) проявляется в определенных внешних действиях по реализации сиюминутных мотивов. Это могут быть побеги из приюта, путешествия в другие города по железной дороге или автостопом, употребление психоактивных веществ (алкоголь, наркотики) и др. Об этом свидетельствует преобладающий у них пугнический тип направленности, связанный с удовлетворением потребности в преодолении опасности, интересом к борьбе. Поведение подростков характеризуется беспорядочностью и хаотичностью, они постоянно ищут особые чувства и переживания. В общении они замкнуты, недоверчивы, часто погружаются в свой внутренний мир.

В своей деятельности выделяют ценности организации, проявляющиеся в стремлении быть самостоятельными, поступать так, как хочется им, они крайне редко соотносят собственные помыслы и действия с интересами других людей, обеспечивая прежде всего реализацию своих потребностей и интересов, считая свое поведение целесообразным и последовательным, хотя оно таковым не является.

У подростков второй группы преобладает проспективная рефлексия, они живут настоящим, их девиз «здесь и сейчас». При этом они не умеют анализировать свою деятельность, что, в свою очередь, не позволяет им самостоятельно оценить правильность собственных действий, поэтому они часто совершают необдуманные поступки.

Обобщая изложенное, можно сказать, что частое переживание подростками эмоций гнева и презрения делает значимыми ценности организации и проспективную рефлексию.

Группа 3 охватывает 12,1% выборки, и условно названа «горе-заменяющие». Частыми переживаниями для подростков этой группы являются эмоции горя и интереса. Переживание горя в большей мере связано с нежеланием принять подростком ту ситуацию, в которой они оказались (отрыв от семьи и поступление в приют). Это переживание помогает подросткам направить в другое русло ту эмоциональную энергию, которую они раньше вкладывали в отношения с членами своей семьи. В связи с этим переживание эмоции интереса становится основным в их жизнедеятельности. Подростки различными способами пытаются отвлечься от негативных переживаний, находят для себя новые увлечения и интересы, как социально одобряемые (рисование, танцы, учеба), так и неодобряемые (становятся членами асоциальных групп). В связи с этим ведущим типом направленности для них является глорический тип, проявляющийся в постоянной потребности в самоутверждении.

Значимыми для них становятся ценности существования. Поэтому для подростков данной группы характерно тщательное обдумывание и планирование своей деятельности. Их активность направлена на построение будущего. Для них важна возможность реализовать свои уже сформировавшиеся ценности. Они стремятся представить произошедшее в контексте жизнедеятельности, т. е. выделить значение события для жизни в будущем. Например, реализовать желание получить престижную профессию, так как малообеспеченные родители не в состоянии оплатить обучение ребенка, а в статусе «социального сироты» обучение предоставляется подростку бесплатно. Или наоборот: «Можно не учить, учителя пожалеют и поставят “три”».

Третья группа подростков характеризуется высоким, по сравнению с остальными группами, уровнем развития рефлексии общения и взаимодействия с другими людьми, что позволяет им успешно анализировать ситуации межличностного взаимодействия, прогнозировать, предвосхищать поступки других людей и свои собственные на основе анализа реальных ситуаций общения, проявлять дальновидность в отношениях с людьми.

У таких подростков частое переживание эмоций интереса и горя повышает значимость ценностей существования и развивает рефлексию общения и взаимодействия.

Результаты исследования показали следующее.

1. Эмоциональная саморегуляция поведения социально дезадаптированных подростков характеризуется тем, что в ходе негативных переживаний (гнев, горе, презрение, вина) значимыми для подростков становятся ценности взаимодействия и рефлексия общения и взаимодействия.

2. Факторный анализ эмпирических данных позволил выделить три группы социально дезадаптированных подростков, условно названных: «гневно-виноватые», «гневно-презирающие», «горе-заменяющие», различающиеся по эмоциям, часто переживаемым подростками; значимым ценностям; выраженности рефлексии.

3. Полученные в ходе исследования данные могут служить основанием для разработки программ по коррекции и реабилитации поведения социально дезадаптированных подростков, а также использоваться педагогами, психологами, сотрудниками ОВД в профилактической работе с социально дезадаптированными подростками.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аболин Л. М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. - Казань, 1987.

2. ВеккерЛ. М. Психические процессы. - Л., 1981. - Т. 3: Субъект, переживание, действие, сознание.

3. ИзардК. Э. Психология эмоций / пер. с ант. - СПб., 2000.

4. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций / пер. с польск. и вступит, статья В. К. Вилюнаса. - М., 1979.

5. Шаров А. С. О-граниченный человек: значимость, активность, рефлексия: монография. - Омск, 2000.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ СОСТОЯНИЯ СОТРУДНИКОВ И МЕТОДЫ ИХ КОРРЕКЦИИ

А. Ф. Караваев, Т А. Караваева

Рассматриваются некоторые причины, обусловливающие напряженное эмоциональное состояние сотрудников правоохранительных органов; типы и формы их поведения в профессиональной деятельности.

Ключевые слова: обучение, воспитание, эмоциональное состояние, чувства, стресс, типы и формы поведения.

Эмоции и чувства являются особым классом психических процессов и состояний. Они связаны с инстинктами, потребностями, мотивами и отражаются в форме переживания (удовлетворения, радости, страха и т. д.). Они служат одним из главных механизмов внутренней регуляции психической деятельности и поведения сотрудника, направленных на удовлетворение актуальных потребностей (4, 546-549). Многие ситуации профессиональной деятельности сотрудников порождают необходимость контролировать внешние проявления этих переживаний, преодолевать негативные состояния, проявляя упорство в достижении цели. В качестве регулято-

ров конкретных актов поведения сотрудника служат эмоции и чувства.

Отражение действительности в эмоциях и чувствах в процессе деятельности сотрудника зависит от ситуаций служебного процесса, составляющих воздействия, и от субъективных особенностей личности.

Среди актуальных проблем современной психологии проблема регуляции эмоциональных состояний личности в сложных условиях деятельности занимает одно из ведущих мест.

Для обозначения эмоциональных состояний человека в трудных условиях пользуются различными понятиями, среди которых наиболее популярными являются «психическая напряженность» и «стресс» (5; 6).

Эти два понятия отличаются друг от друга по степени выраженности. Именно по этой причине стресс принято рассматривать как крайнюю степень психической напряженности.

Само по себе умеренное психическое напряжение -фактор положительный, отражающий активизацию всех функций и систем организма, гармонично включающихся в деятельность и обеспечивающих ее высокую продуктивность. Этот фактор срабатывает так, что имеет место длительное сохранение работоспособности, отсутствие грубых ошибок, срывов и других аномалий. Со стороны психики умеренное психическое напряжение характеризуется повышенной активностью, хорошим самочувствием, мотивированностью на достижение высоких результатов. Повышенная психическая напряженность, как правило, сопровождает деятельность, протекающую в экстремальных, стрессогенных условиях.

Психологи (Н. И. Наенко, В. Л. Марищук, Е. А. Ми-лерян, К. К. Платонов, В. В. Суворова) установили, что психическая напряженность по-разному влияет на поведение человека. Наиболее часто выделяются четыре формы поведения в напряженных условиях деятельности (7; 8; 10; 12):

1. Напряженный тип поведения. Он проявляется общей заторможенностью, скованностью или, наоборот, напряженностью, эффективностью и импульсивностью движений (7; 9; 10; 12).

2. «Тормозной» тип поведения. Характеризуется почти полной заторможенностью действий сотрудника, возникающих под влиянием необычных, ответственных и эмоциональных ситуаций.

3. «Трусливый» тип поведения. Психическая напряженность может так отразиться в сознании сотрудника, что вынудит его отказаться от выполнения своих функций. Чаще всего в этих случаях наблюдаются апатия, пассивность, стремление оградить себя от всякого вмешательства в ход событий.

4. «Прогрессивный» тип поведения. Воздействие напряженных обстоятельств далеко не всегда оказывает отрицательное влияние на эффективность деятельности. Существует такая категория лиц, которые в экстремальных условиях достигают наибольшей эффективности. Это и есть прогрессивный тип поведения. Он характеризуется оптимизмом, наступательностью, повышенной работоспособностью, мобилизацией физических и психических сил организма.