№ 1, 2001

ДОСТОЕВСКИМ О ВНУТРИЛИЧНОСТНОМ

КОНФЛИКТЕ

К.М. Романов, профессор кафедры психологии МГУ им. Н.П. О

д.психол.н.

Предметом творчества Ф.М. Достоевского был человек. Своё отношение к этой важной проблеме он выразил следующими словами: «Человек есть тайна. Её надо разгадать и ежели

туализации и последующего осознания необходимы особые жизненные обстоятельства, которые можно назвать ситуациями искушения. Подобные ситуации провоцируют человека на

будешь разгадывать её всю жизнь, то не говори, совершение греховных деяний, делая явным то,

что потерял время! Я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком». Произведения Ф. М. Достоевского - это настоящие учебники по психологии личности. Он погружает своих героев в такие жизненные обстоятельства, какие невозможно создать в условиях психологического эксперимента. При этом даётся такое тонкое и тща-

что до настоящего момента таилось в недрах греховного Я. Духовная сила личности определяется не тем, что в ней нет греховного начала, а тем, что она способна удержаться от искушения. Психологические исследования лиц, впервые совершивших преступления, показывают, что они почти всегда являлись им как неожидан-

тельное описание их внутреннего душевного ность. Это лишний раз подтверждает такое важ-

мира, какое невозможно встретить в психологической литературе. Более того, современная пси-

ное свойство греховного Я, как неосознавае-мость. Греховное Я не пассивно, а активно. Оно

хология не располагает соответствующими ме- обладает огромным энергетическим потенциа-

тодами анализа внутреннего душевного мира лом, несущим миру зло и готовым в любой мо-

человека. Существующие методы психологического познания заимствованы из естественных наук и они просто не «схватывают» душевную реальность. Метод познания человека, которым

пользовался Ф.М. Достоевский, просто уникален и потому неповторим. Ему было дано как бы непосредственно видеть и понимать в человеке то, что скрыто и непостижимо для других. Это очень похоже на Божий промысел. А это значит, что устами Ф.М. Достоевского с нами говорит Бог и наша задача-услышать и понять слово Бога.

мент заявить о себе через соответствующие деяния человека. Следующее важное свойство греховного Я - это бездонность и неисчерпаемость. В его глубине могут таиться такие жуткие желания, влечения и страсти, что если им дать волю, то жизнь людей превратится в сущий ад. История знает немало примеров, когда самые обыкновенные люди и даже целые народы в контексте определённых жизненных обстоятельств начинали творить чудовищные грехи: убивать, насиловать, грабить, разрушать церкви, отрекаться от родителей или детей и др. Через греховное

На основе анализа произведений Ф.М. Дос- Я миру является дьявол. Злые и тёмные силы,

существующие в недрах греховного Я, имеют

тоевского можно сконструировать трёхкомпонентную модель личности, включающую в себя три начала (три ипостаси) человека: греховное

Я, духовное Я и реальное Я.

Греховное Я представляет собой систему

дьявольскую природу. Поэтому греховен не только тот, кто совершает греховное деяние, но и тот, кто порождает ситуацию искушения. «Искушения, ведущие людей к греху, придут неизбежно,

потребностей, желаний, намерений, влечений, но горе тому, через кого они придут» (Еванге-

установок, чувств, мыслей и других субъектив- лие от Луки). Следовательно важно не только

ных образований, которые не соответствуют тре- противостоят)

бованиям православной морали. В большинстве

противостоять искушению, но и не создавать его для других. В произведениях Ф. М. Достоевского своём они существуют в скрытом виде. Поэто- показано, что люди могут пользоваться очень

му ни сам человек, ни другие, знающие его люди, не догадываются о их существовании. Они с боль-

Для

изощрёнными и тонкими приемами искушения, угадывая и актуализируя самые потаённые, самые темные, низменные и злые побуждения

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

и желания друг друга. Существуют даже злые гении, обладающие талантом искушения. Следует также подчеркнуть, что технологии искушения широко используются в политике, бизнесе, рекламе, пропаганде и в других сферах жизни. За это должны нести ответственность не только их непосредственные исполнители и заказчики, но и разработчики - профессиональные психологи. Именно по их вине осуществляется актуализация всё более глубинных, совершенно непонятных, тёмных, опасных, злых и непредсказуемых сил, хранящихся в недрах греховного Я.

Духовное Я можно определить через систему нравственных норм, ограничений, запретов и предписаний, усвоенных человеком в процессе воспитания. Для Ф.М. Достоевского, как православного христианина, содержание духовного Я определяется Божьими заповедями. Следовательно - это Божественное начало в человеке, несущее миру добро и противостоящему злу. Оно, хотя бы в зачаточном состоянии, есть в каждом человеке, даже если он самый последний грешник. Духовное Я является носителем нравственного идеала для человека, побуждая его к постоянному духовному росту и препятствуя духовному падению. Оно образует нравственную основу личности, своеобразную высшую инстанцию, без санкции которой не совершается ни одно деяние. От него зависит также содержание и характер внутреннего душевного мира человека: образов, мыслей, переживаний, чувств, желаний, намерений, воспоминаний и т.д. В структуре духовного Я существует особый психологический механизм, называемый совестью. Она представляет собой своеобразный внутренний индикатор, чутко реагирует на совершаемые человеком поступки или даже намерения и мысли. Духовное Я активно. Особенно остро оно заявляет о себе в ситуациях искушения, удерживая человека от греховных действий и помыслов. По своей нравственной сущности и происхождению оно является антиподом по отношению к греховному Я. Оно порождается добром и любовью и аккумулируя их в себе, несёт в мир через поступки человека. В силу определённых жизненных обстоятельств оно может быть изначально слабым или ослабленным у некоторых людей. В произведениях Ф.М. Достоевского приводится целая плеяда таких образов: Иван Карамазов, Смердяков, Раскольников и др. Поэтому они отличаются особой склонностью к греховным действиям. Ф.М. Достоевский считал, что духовное начало в человеке сильнее греховного и, в конечном счёте, должно одержать победу над ним. Оно обладает удивительной способно-

стью многократно усиливаться (или пробуждаться) в определённых жизненных обстоятельствах. В результате этого самые обыкновенные или даже духовно слабые люди (грешники) могут подниматься на необыкновенную нравственную высоту и совершать настоящие подвиги. В качестве примера можно привести Соню Мармела-дову- героиню романа «Преступление и наказание». История России знает немало подобных примеров, подтверждающих невероятные возможности духовного Я. Важно подчеркнуть, что потенциальная духовная мощь человека скрыта как от него самого, так и от окружающих, т.е. представляется неосознаваемой. Поэтому подобные нравственные подвиги воспринимаются совершившими их людьми как что-то неожиданное и невероятное для себя. Они как бы отказываются понимать нравственное величие своих поступков и не допускают даже саму возможность их для себя.

Таким образом сущность человека представляется изначально двойственной и противоречивой, ибо в нём уживается два прямо противоположных начала: Божественное и дьявольское, нравственное и безнравственное, духовное и низменное, доброе и злое. Это и является источником постоянного внутриличностного конфликта. Однако духовное Я и греховное Я представляется больше потенциальными и скрытыми от сознания, нежели актуальными и осознаваемыми личностными подструктурами.

Реальное Я - это то, кем и каким являет себя человек для себя и других через конкретные поступки и бытийные акты. В структуре реального Я содержится в определённой пропорции лишь элементы духовного Я и греховного Я. Потенциально человек может быть и святым и грешником. Реально он не является ни тем, ни другим. Он содержит в себе и осознаёт то и другое лишь в зачаточном состоянии. Внутренний душевный мир человека представляет собой своеобразную арену, на которой разворачивается борьба этих двух начал. Именно таким образом рождается каждый серьёзный поступок, вмещая в себя противоречивую сущность человека. Внутриличностный конфликт сопровождается внутренним диалогом и эмоциональными переживаниями. В него вовлекаются все душевные функции (мышление, память, воображение, воля, эмоции и др.) и даже физиологические процессы. В некоторых случаях он может достигать предельного накала, выводить человека из нормального душевного состояния, вызывать психические и физиологические заболевания. Драматизм внутриличностного конфликта очень

№ 1, 2001

ярко описан в каждом произведении Ф.М. Дос- шись, он сразу же испытал величайшее об-тоевского. Такой конфликт буквально поглотил легчение своих душевных страданий. Челове-

главного героя романа «Преступление и наказание» Р. Раскольникова, лишил его всякого душевного покоя, нарушил сон, спровоцировал приступы психического заболевания, испортил отношения с родными и близкими, коренным образом изменил всю его жизнь.

В структуре реального Я имеются особые механизмы, получившие название защитных.

Их работа направлена на преодоление противоречия между духовным Я и греховным Я.

ку можно и нужно помочь покаяться, но нельзя это сделать за него. Покаяние порождает внутреннее желание искупить свою вину, свой тяжкий грех. Он должен добровольно принять страдание, которое и есть инструмент духовного исцеления личности. Это, пожалуй, один из редких случаев, когда человек должен стремиться к страданию и радоваться возможности искупления греха через страдание. В романе «Преступление и наказание» показа-

По психологической сущности они представ- но, что женщина, которая глубоко и искренне

л я ют собой специальные действия и приёмы любит Р. Раскольникова, просто умоляет его

уменьшения внутриличностного конфликта. В покаяться и отдать себя правосудию, а когда

он решается на такой поступок, откровенно радуется ему. Она сама готова идти на любые страдания ради духовного исцеления близкого человека. Это выглядит довольно парадоксально с точки зрения обыденного сознания. Однако это единственный путь нравственного исцеления и возрождения личности.

Идеи, высказанные Ф.М. Достоевским по-

большинстве случаев они работают в автоматическом режиме и человек почти не осознаёт их и не понимает их нравственный смысл.

В действительности они никогда не устраняют изначального противоречия между духовным Я и греховным Я, что, в принципе, невозможно. Скорее их можно назвать механизмами или приёмами самообмана, порождающими иллюзию собственной безгрешности. разительно актуальны и в наше время. Нрав-

Например, механизм рационализации пред- ственный поступок или греховное деяние - это

ставляет собой целую систему приёмов псев-доразумного оправдания собственных безнравственных деяний. Так Р. Раскольников создал даже целую теорию, оправдывающую возможность убийства. Именно она позволила ему допустить соответствующее намерение в сознание, совершить убийство, а затем упорно оправдывать себя перед своим духовным Я. На самом деле ему так и не удалось

достаточно распространенное явление, которое хорошо знакомо каждому человеку. Особенно часто с ним сталкиваются родители, педагоги, работники правоохранительных органов, священнослужители. Мы живём в мире греха. И в этой связи вполне закономерны следующие вопросы: что делать с людьми, совершившими греховные действия, как им помочь, нужно ли их наказывать? В педагогике до сих пор ведутся

разрешить внутриличностный конфликт та- дискуссии о том, можно ли использовать нака-

ким способом. Ф.М. Достоевский описал всю гамму защитных механизмов за много десятилетий до автора соответствующей психологической теории 3. Фрейда. Он показал также, что движение человека по пути самооправдания и иллюзорного устранения внутриличностного конфликта приводит к духовному падению личности. Нравственное исцеление личности, совершившей греховное деяние, возможно лишь через покаяние и искупление греха. Это означает, что человек должен сам осудить себя, т.е. найти в себе духовные силы фективным при условии, что ему предшествует

глубокое раскаяние и искреннее желание провинившегося принять порождаемое им страдание как единственное средство преодоления внутреннего конфликта и духовного исцеления. В современной педагогике не существует адек-

зание как метод воспитания и перевоспитания. Авторитарная педагогика воспринимает его как важный инструмент воздействия на личность. Гуманистическая педагогика выражает недоверие к методу наказания, полагая, что оно озлобляет человека и не уменьшает его склонности к нарушению социальных норм. В действительности, как это следует из педагогических взглядов Ф.М. Достоевского, наказание является необходимым и неизбежным по отношению к соответствующим лицам. Однако оно может быть эф-

назвать своим именем совершенный им проступок и испытать чувство глубокой вины перед людьми, которым он причинил страдания. Следует подчеркнуть, что он должен покаяться лично и искренне без всякого лукавства

перед самим собой и другими. В романе по- ватной технологии наказания. В реальной прак-

казано, как долго и как трудно Р. Раскольников двигался в этом направлении. Однако покаяв-

тике наказание применяется скорее как инструмент своеобразного расчёта с провинившимся,

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

как способ сорвать зло и осуществить эмоциональную разрядку и т.п. При этом мало кого волнует отношение к нему со стороны наказуемого. Такое наказание воспринимается как несправедливое. Оно ещё больше ожесточает и озлобляет, а не исцеляет его.

Эффективность наказание зависит также от отношения наказующего к наказуемому. Только положительное отношение обеспечи-

вает ему успех. Это важное положение Ф.М.Достоевского также выглядит'довольно

парадоксальным с точки зрения обыденного сознания. Кроме того, его довольно сложно реализовать на практике поскольку очень трудно любить подобного человека: грешника, преступника, негодяя. Однако без соответствующего отношения к человеку нельзя искоренить нравственный порок.

ДОСТОЕВСКИЙ И БАХТИН О ПОСТУПКЕ

Р.И. Александрова, зав. кафедрой философии гуманитарных

факультетов, д.филос.нпрофессор И.В. Гордяскина, соискатель кафедры философии

гуманитарных факультетов

Все герои Ф.М. Достоевского- люди с высокими и низменными страстями, мятущиеся, неуспокоенные за себя, за других. М.М. Бахтин в теченияяжсей жизни был предан изучению творчества выдающегося писателя, мыслителя. Он увидел в его слове поступок. Н. Гумилев писал: «Солнце останавливали Словом, Словом разрушали города». Главная заслуга Бахтина в том, что он выявил основные особенности этического и эстетического видения Достоевского: это признание незавершенности, неисчерпаемости человека. Это, во-первых; диалогичность как особая форма взаимодействия между сознаниями - во-вторых. И в третьих, саморазвивающиеся идеи, неотделимые от личности. «Все эти три открытия. - по словам Бахтина, - в сущности едины, это три грани одного и того же явления» [1].

Думается, что эти грани ведут именно к пониманию проблемы поступка. Бахтин разъясняет, что среди сопряженных смысловых человеческих установок, связанных с выбором смысла жизни, поступлением Достоевский ««ищет высшую авторитетнейшую установку» и в образе идеального человека или в образе Христа представляется ему разрешение идеологических исканий» [2]. Здесь Бахтин выступает союзником швейцарского психолога К.Г. Юнга, у которого есть положение о том, что среди архетипов бессознательного, которые, по мысли этого ученого, в итоге определяют деятельность человека в мире, одно из важнейших мест занимает Христос и, следовательно, проповедуемые им ценности, есть по существу мораль.

Анализ поступков, преступлений героев Достоевского позволили Бахтину сделать ряд выводов. Некоторые из них выглядят так. Во-пер-вых, понятие Другого- важнейшая составляющая философии поступка Ф.М. Достоевского. По

Бахтину, ценностная насыщенность этического и эстетического предполагает анализ триединой категориальной структуры сознания, разработанная им же, - «я - для - себя, я - для - другого и другой - для меня». Весь секрет в том, что эти три категории сознания по-разному проявляются как в реальной жизни, так и в искусстве.

Следует подчеркнуть, что формула жизни: «Я и. Другой» вписывается в социально - нравственный идеал российского мироощущения, мировосприятия, выражающуюся в соборности, софийности.

Во-вторых, поступку свойственны такие черты как ответственность, аксиологичность, единственность, событийность. Отсюда его и целостность, ибо в нем уничтожается (снимается) противоположность онтологии и феноменологии. Неслучайно Достоевский осуществляет познание, ставя человека в экстремальные ситуации, к основным, в частности, относится преступление. В экстремальной ситуации смысл поведения более четкий и определенный, поскольку речь идет о жизни и смерти.

В третьих, Бахтин говорит о необходимости исследования проблемы «бытия - события», тесно связанный с понятием поступка. «Но этот мир, читаем у Бахтина, не есть мир бытия только, данности, ни один предмет, ни одно отношение здесь не дано, как просто данное, просто сплошь наличное, но всегда, дана связанная с ним заданность: должно, желательно» [3].

В четвертых. Бахтин устанавливает метод познания мира поступка. Прежде всего он связывает его не с теоретической философией, а нравственной, называя ее «первой философией». Термин был введен в античности Аристотелем. Бахтин пишет: «Первая философия, пытающаяся вскрыть бытие - событие, как его знает ответственный поступок, не мир, создавае-