УДК 159.923 ДИАЛОГИЗАЦИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ УСТОЙЧИВОСТИ ЛИЧНОСТИ К АДДИКЦИИ

Телепова Н.Н.

Цель статьи - представить авторскую концепцию диалогизации семейных взаимоотношений как определяющий фактор формирования устойчивости личности к аддикции. В статье дается анализ отечественной и зарубежной литературы, в которой парадигма диалога в семье определяется ведущим фактором в развитии личности. Диалогизация отношений в семье, предполагающая обязательное наличие ценностно-смыслового и духовнонравственного аспектов фактора, оказывает существенное влияние на формирования Я-концепции, социализацию личности и осознание ею собственной значимости. Результаты исследования применимы в качестве теоретической базы для психолого-педагогической работы с семьей.

Ключевые слова: диалог; диалогизация; лимбическая система;

зависимость; аддикция; монолог; манипуляция; духовность; взаимодействие.

DIALOGUE IN FAMILY COMMUNICATION AS FACTOR OF DEVELOPMENT OF PERSONAL RESISTANCE TO ADDICTION

Telepova N.N.

The purpose of the article is to introduce the author’s concept of dialogue in family communication as a determining factor of development of personal resistance to addiction. The article gives the analysis of scientific literature on the dialogue paradigm in the family is considered the determining factor of the personal

development. Moral standards and spiritual issues are bound to be part of the dialogue process and is the basis for self-conceptual, social and self-significant development of the personality. The results of the research can be used as a theoretical basis for psychological and educational work with families.

Keywords: dialogue; limbic system; addiction; monologue; manipulation, moral and spiritual issues, cooperation.

Семейная структура является основополагающим компонентом для выстраивания стабильных личностных привязанностей, которые влияют на психологическое здоровье личности и формирование ее психологической устойчивости. К сожалению, в современном обществе наблюдаются

качественно деформированные взаимоотношения детей и взрослых. Проявляя повышенную заботу об одежде, питании, культурных развлечениях детей, некоторые родители не реализуют элементарные возможности общения с детьми, не говоря уже о высоких уровнях общения, о диалоге и сотрудничестве. В результате у детей формируется неадекватная самооценка, приводящая к их духовному краху, одиночеству, цинизму, неприятию мира. Анализ литературы по психологии и нейропсихологии (М.Дай, П.Фэнчер, А.Ю. Егоров, К. Наккен, В.Д. Москаленко, Е. Савина и др.) показал, что установлена прямая корреляция между сформированными нейронными связями в головном мозге и реакциями лимбической системы (отдела головного мозга, который управляет следующими сферами: эмоции, эмпирическое обучение, память, сны, внимание, удовольствие, вознаграждение и возбуждение). Лимбическая система контролирует эмоциональное, мотивационное, сексуальное и социальное поведение, формирование привязанностей, наши базовые потребности (такие, как голод или жажда, тяга к поведению, приносящее удовольствие). Ее называют "мозгом выживания" (М.Дай, П.Фэнчер), отвечающим за секс, безопасность, еду.

Если человек пережил в ранние годы формирования личности и структур головного мозга жестокое обращение, пренебрежение, бедность или другие состояния, связанные с неизбежным стрессом, в будущем он будет переживать проблемы из-за неадекватных реакций лимбической системы (агрессия, бегство, оцепенение), которые препятствуют формированию я-концепции и мешают ее социальной и ценностно-смысловой направленности. В результате не формируется способность адекватно воспринимать себя, доверять людям, формировать привязанности, что приводит к страху, тревожности, чувству вины и стыда, одиночеству, изоляции, самостоятельному восполнению потребностей. Активизируются аддиктивные факторы (негативное влияние круга значимых людей, дисбаланс в химических реакциях головного мозга, нарушения в я-концепции, экзистенциальный вакуум), это вводит лимбическую систему в режим "выживания" и включается зависимое поведение, которое анальгезирует внутренний дискомфорт от негативных переживаний. Анализ зарубежной и отечественной литературы по вопросу о формировании личности человека показывает, что большинство авторов считают бесспорным существование прямой зависимости формирования личности от влияния определенного круга значимых людей (зоны ближайшего развития) на протяжении всей его жизни. Этот фактор считается основополагающим в становлении характера и новообразований в структуре личности (Г.С.Абрамова, Б.С.Братусь, Л.С.Выготский, И.Ю.Кулагина, А.Н.Леонтьев, Л.Ф Обухова, Д,Б.Эльконин, Э.Эриксон и др.). Детство - период, когда предрасположенность к аддиктивному поведению либо наиболее успешно корректируется и устраняется, либо формируется и/или укрепляется.

Стабильные личностные привязанности жизненно необходимы в жизни ребенка. Химические зависимости (алкоголизм, табакокурение, наркомания, аддикция питания (булимия, анорексия) и нехимические зависимости (гемблинг, сексуальные аддикции, трудоголизм, шопоголизм, религиозная аддикция, интернет-аддикции, созависимость и др.) являются

анальгезирующим средством, которое притупляет душевный дискомфорт, но не решает ни психологические, ни социальные, ни духовные проблемы личности. Дисбаланс нейрогуморальных реакций головного мозга передается по наследству, что объясняет наличие генетической предрасположенности среди аддиктивных факторов. Если лимбическая система не научена получать радость естественным сбалансированным путем, и уровень медиаторов снижен, то в работу постепенно включается механизм формирования толерантности и роста дозы:

уровень нейромедиаторов снижен =>

дефицит в позитивных эмоциях (включается стремление к обостренным позитивным чувствам) =>

искусственное высвобождение нейромедиаторов через компульсивно-зависимое поведение =>

лимбическая система снижает выработку нейромедиаторов из-за их избытка в результате искусственного вмешательства =>

позитивные ощущения от искусственного вмешательства проходят => стремление к обостренным позитивным ощущениям включается с большей интенсивностью, так как медиаторы в дисбалансе: их вырабатывается меньше, чем было изначально =>

требуется более интенсивное искусственное вмешательство для ощущения радости. В результате искусственное вмешательство становится более интенсивным.

Таким образом, длительное искусственное вмешательство в процесс решения личностных проблем, приводит к аддикции.

Лимбическая память первичного контакта с родителями или опекунами ассоциируется с теплом или отвержением, безопасностью или равнодушием, близостью или негативными эмоциями, удовлетворением потребностей или страхом. У ребенка существует изначальная потребность контакта с родителем ("поймите меня и мои потребности!"). При условии встречной заботы со

стороны родителей выстраивается позитивный шаблон для будущих отношений. Если же приобретенный в раннем детстве опыт общения с родителями отрицательный, лимбическая система посредством такого опыта коммуникаций и привязанностей вырабатывает нездоровую реакцию на эмоциональную боль: избегание, ступор или агрессию. Эмоциональные состояния, вызванные несформированными здоровыми привязанностями, могут иметь:

- физиологическую выраженность (мускульная напряженность, определенная мимика, изменение сердцебиения, реакции ЖКХ и др.);

- психосоциальные проявления (эмоциональная ригидность, сложность в построении социальных отношений, фобии, интеллектуальная заторможенность);

дисфункциональное поведение (насилие, аддикции, криминальное поведение).

Психологический портрет ребенка с нарушенными привязанностями проявляется во всех сферах его жизни (поведении, эмоциях, мыслях, физиологии, социальном и духовном аспектах):

- поведение: оппозиционное, девиантное, импульсивное, деструктивное, агрессивное, насильственное, гиперактивное, саморазрушительное, безответственное, наблюдаются кражи, ложь, жестокость по отношению к животным;

- эмоции: проявляются через интенсивный гнев, грусть, перепады настроения, нервозность, раздражительность;

- мысли: с преобладанием негатива по отношению к себе, к другим и к жизни, недостаток причинно-следственных связей, как правило, существуют проблемы с обучением и вниманием;

- социальные отношения: в построении отношений с окружающими

людьми прослеживаются недостаток доверия, тяга к контролю, манипуляции,

неумение выражать и принимать любовь, привязанность к чужим людям, нестабильные отношения в социуме, обвинения всех и вся;

- физиологический аспект проявляется в несформированных навыках гигиены, "хроническом невезении", повышенном пороге боли, депрессии, нередко наблюдается энурез;

- нравственная и духовная составляющая личности характеризуется недостатком доверия, веры и сочувствия, сниженным порогом совести, сниженной значимостью просоциальных ценностей, идентификацией себя с силами зла и тьмы.

Исходя из того, что нейронная карта головного мозга, которая впоследствии является своеобразным путеводителем в нашей социальной, эмоциональной, интеллектуальной и духовно-нравственной сфере бытия, формируется главным образом до пяти лет, а ее коррекция проходит наиболее успешно до 10-летнего рубежа, можно со всей уверенностью утверждать, что родители, семейная структура и семейные ценности оказывают решающее воздействие на становление личности человека. Личностные привязанности ребенка к взрослому человеку играют важнейшую роль в становлении его характера. Сенситивные периоды сменяют друг друга, круг значимых людей расширяется, но влияние семейной структуры не теряет своей актуальности..

В возрасте от нуля до года, при наличии близкого эмоционального общения ребенка с определенным взрослым человеком (как правило, мамой), происходит освоение норм общения. Социальная ситуация развития личности в данном случае определена С. Наккеном как "разговор двух лимбических систем", когда новообразованием становится базисное доверие и стремление к общению (умение общаться). Если же данные условия в этом возрасте отсутствуют, впоследствии потребуется коррекция, иначе дисбаланс в лимбической системе даст себя знать, причем этот дисбаланс будет тем явственнее, чем больше проявляются факторы генетической

предрасположенности и экзистенциального вакуума. Кризис одного года

является переходным периодом от младенчества к раннему детству, когда ребенок переходит от сильной психологической связи с мамой к самостоятельности. К этому возрасту ребенок самостоятельно передвигается: ходит или активно ползает, и количество досягаемых для него предметов увеличивается. Слово "нельзя", которое раньше для него было знакомо, сейчас приобретает особую актуальность. Наиболее сильные аффекты (эмоциональные всплески) во время этого кризиса наблюдаются, если в воспитательном процессе присутствуют либо излишнее давление (то есть много разных "нельзя"), либо непоследовательность требований ("то, что сегодня можно, а завтра - нельзя"; или "при бабушке можно, а при папе - нельзя"). Этот возрастной кризис проходит мягко и незаметно, если:

1. В отношении ребенка есть не более трех "нельзя" в определенный промежуток времени. Например: нельзя лазить в розетку, включать газ и выходить одному на балкон. Нарушение этих "нельзя" дисциплинируется каждый раз, независимо от настроения взрослого, причем дисциплинирование всегда предсказуемо и последовательно. Как только эти "нельзя", связанные с обеспечением безопасности ребенка, усваиваются, можно добавлять следующие, например: нельзя выходить одному на проезжую часть, нельзя бить машинкой по голове своего братишку, нельзя замахиваться на маму...

2. Взрослые, окружающие ребенка, последовательны и согласованны в своих требованиях (хотя бы относительно "нельзя").То есть ребенок растет в условиях диалога как между взрослыми, его окружающими, так и в отношении его самого.

Начиная с года, на передний план в воспитании ребенка выходит отец. Ученые из Международного центра детского здоровья в Париже пришли к выводу, что отцы нужны детям гораздо больше, чем матери. По их мнению, общественное и интеллектуальное развитие ребенка напрямую зависит от его отношений с отцом, а матери в воспитании здорового ребенка играют довольно незначительную роль. Клодетт Дюпе, известный психиатр, мать троих детей,

сделала следующее заявление: "Мы установили, что 98 процентов всех знаний и жизненного опыта дети получают именно от отцов. Дети любят своих матерей, привязаны к ним и ищут у них поддержки, но у отцов они черпают знания, которые помогут им во взрослой жизни. Именно отцы формируют волевую составляющую личности". Доктор Дюпе уверена, что именно первые годы жизни ребенка в общении с отцом особенно важны для его развития. Она пришла к такому выводу после 17 лет изучения более 6100 семей в Европе и Америке. Эти исследования и их результаты подтвердили выводы, сделанные Эриком Эрисконом, который, включив отца в круг значимых людей именно с этого возрастного периода, определил волевой компонент в качестве положительного новообразования в противовес импульсивности и

соглашательству. Кризис трех лет представляет собой границу между ранним и дошкольным возрастом, когда происходит разрушение старой системы социальных отношений в жизни ребенка, и он выходит на уровень выделения своего Я. Причем, с одной стороны, ребенок стремится отделить свое Я от Я родителей, но, с другой стороны, пытается установить со взрослыми новые, более глубокие отношения. Серьезные проблемы кризиса 3-х лет возникают тогда, когда конфликты со взрослыми становятся регулярными и перерастают в протест-бунт, в обесценивание всех отношений, его стремление к власти разрушительно сказывается как на формировании личности ребенка, так и на всей семейной структуре в целом. В данном случае без четкой системы дисциплинирования, соблюдаемой всеми членами семьи, а так же без диалогизации отношений в семейной структуре, не обойтись. Иначе

следующий возрастной период не принесет всей потенциальной

конструктивности. Часто причиной проблемного прохождения кризиса 3-х лет является отсутствие должной коррекции новообразования младенческого периода (если не было сформировано базисное доверие и стремление к общению). В данном случае необходимо через формирование волевого компонента корректировать и компонент общения.

В возрасте от трех до шести лет, при условии полного взаимопонимания между взрослыми, а так же при последовательности их действий, ребенку предоставляется возможность сделать выбор в пользу личной инициативности, и тогда в нем сформируется целеустремленность. Ребенок не боится придумывать игры, высказывать оригинальные предложения, практиковать неординарные начинания, что помогает ему достигать своей цели и поставленных социальных задач; целеустремленность становится частью его личности, конструктивным новообразованием. Если же взрослые между собой постоянно конфликтуют, отсутствует четкость установленных границ дозволенного, то ребенок движим осознанием своей вины и страхом порицания, что приводит к формированию пассивности и заторможенности. В этом возрасте начинается активный процесс социализации ребенка, осознания себя частью человеческого рода. Это - период важных вопросов, на которые ребенок стремится найти ответ. Кризис 6 лет характеризуется тем, что ребенок приходит к осознанию своего места в мире общественных отношений. Он начинает овладевать новой социальной позицией, связанной с учебной деятельностью и выполнением учебной работы, которая высоко оценивается взрослыми людьми. Не всегда желание занять новое место в жизни формируется у ребенка в самом начале учебной деятельности. Начинает формироваться новая позиция, которая коренным образом меняет самосознание ребенка: происходит переоценка ценностей, проявляется обобщение

переживаний, актуализируется внутренняя жизнь ребенка, утрачивается детская непосредственность: ребенок внешне уже не такой, как внутренне; он начинает скрывать свои переживания; размышляет, прежде, чем действовать; пытается не показывать другим, когда ему плохо. Хотя открытость еще будет сохраняться на протяжении всего младшего школьного возраста, стремление выплеснуть свои эмоции на близких взрослых и желание во что бы то ни стало сделать то, что очень сильно хочется, наблюдается довольно часто. Диалогизация семейных отношений в данный сенситивный период необходима

ребенку для формирования я-концепции, конструктивных новообразований личности для формирования устойчивости личности ребенка к аддиктивным факторам.

Нередко приходится слышать, что школа должна учить тому, что пригодится в жизни. Эта установка имеет не только сторонников, но и противников. Например, педагог О.В.Ключевский считает, что "...такое мнение подчиняет школу вкусам, господствующим в данную минуту, делает учащегося слугой или жертвой временных потребностей взрослого общества, из учащейся молодежи приготовляется в школе живая, дрессированная сила, предназначенная для известного технического производства, в котором нуждается общество, или организованный инструмент, заменяющий механическую силу". Русский публицист, писатель и философ Василий Васильевич Розанов в начале двадцатого века говорил о проблемах массовых школ: ".всюду установлен способ коллективного обучения. Ученик никогда более не оставался наедине со своим учителем; учитель никогда не говорил лицу, но только толпе. Все индивидуальное, что было в одном и другом, заботливо пряталось, люди соприкасались здесь только общими сторонами своего существа... В отличие от животного человек именно в индивидуальности своей несет свой существенный, особый смысл.".

Дети в этом возрасте продолжают "подпитываться" через каналы общения с взрослыми людьми, значимыми взрослыми, куда теперь включен и педагог. Но семейная структура остается максимально значимой для того, чтобы через поощрение предприимчивости у ребенка формировалась компетентность. Если же ребенок слышит от ближайшего окружения только слова упреков из-за плохого почерка (и ни слова похвалы по поводу отсутствия ошибок в упражнении), из-за неправильно оформленной задачи (и ни слова восхищения по поводу оригинального правильного решения), из-за плохого рисунка (и ни слова поддержки в пользу других его навыков), тогда есть большая доля вероятности, что ребенок выберет для себя не предприимчивость,

а чувство собственной неполноценности, в результате чего по жизни пойдет инертный человек. Родителям необходимо почувствовать разницу между учреждением и личностью педагога, потому что личность ребенка будет формироваться посредством соприкосновения с личностью педагога, а не через инновационные технологии и модернизированные методики. Все в мире, окружающем ребенка, так или иначе, осмысляется им, наполняется смыслом. Человек совершает деятельность, производит вещи, которые отчуждаются от автора и погружаются в среду, наполняя ее новыми смыслами. Информация, поступающая в психику человека, перерабатывается в ней, а результат переработки - новая информация - возвращается в окружающую среду. Культурно-историческая среда, в формировании которой участвует человек, служит источником развития последующих поколений.

Сегодня мы наблюдаем огромное социальное пространство, хаос в потоке информации со стороны телевидения и интернета. По мнению Д.И. Фельдштейна, вице-президента Российской академии образования, ребенок стал другим. Из-за недостатка общения значимых взрослых и ребенка снижается энергичность детей дошкольного возраста, падает уровень развития сюжетной ролевой игры, что вызывает недоразвитие мотивационно-потребностной сферы ребенка. Снижается уровень детской любознательности и воображения. В младшем школьном возрасте наблюдается социальная некомпетентность детей, что проявляется в неумении решать конфликты, а так же в агрессивном характере самостоятельно принятых решений (это наблюдается у 30% детей). Начиная с младенческого возраста дети приобщаются к телеэкрану. Институт физиологии РАН дает такие цифры: 60% родителей проводит досуг перед ТВ с детьми, а каждый десятый ребенок все свободное время проводит у экрана. Потребность в экранной стимуляции блокирует собственную деятельность ребенка, что вызывает неспособность концентрироваться на каком-либо занятии, отсутствие интереса, гиперактивность, повышенную рассеянность, трудность в восприятии

слышимой речи, падение интереса к общению. Наблюдается рост явлений одиночества, отвержения, дети ранимы, обостренно реагируют на отношения к ним окружающих, растет уровень тревожности. Наблюдается тенденция к снижению темпов роста, отставание в приросте мышечной массы, наравне с ростом жировых отложений. Понижается уровень состояния здоровья детей и подростков. С другой стороны, наблюдается интенсивное саморазвитие современного человека, что проявляется в высоких креативных способностях, самодостаточности, независимости мышления, повышенном интеллекте. Но при этом возникает проблема: из-за отсутствия диалогизации отношений между значимыми взрослыми и ребенком (в частности, в семейной структуре) невостребованность интеллекта приводит к задержке интеллектуального развития ребенка, к интеллектуальным ограничениям, что, в свою очередь, ведет к умственному голоду, а это является причиной развития патологических зависимостей (аддикций).

Современные ученые (профессор Рыжов В.В, А.А.Калмыков и др.) всерьез заговорили об экологии души человека, его внутреннего мира и психики. Особенность любого загрязнения состоит в том, что действие загрязнителя ведет к упрощению системы, к ее деградации. Чуждые элементы (загрязнители), попадая в систему, меняют ее. В результате начинают происходить процессы двух видов: ассимиляция (усвоение чуждого элемента и возврат системы в исходное состояние), а так же отчуждение загрязненной части системы. Однако, если количества мусора (например, в лесу), превысит некий допустимый уровень, происходит нарушение баланса, и внутри системы появится более примитивная система - свалка, произойдет повреждение системы. Сказанное относится не только к веществу или энергии, попавших в материальную систему, но и информации, например, в форме знания, поступившей в психику. Роль родителей, педагогов и психологов -ориентироваться не на объем информации, а на раскрытие умений, развитие способности мыслить, поиск новых форм обучения, умение анализировать

информацию и отсекать вредное, на развитие в каждом человеке логического понятийного мышления. Только целостная система воспитания, стоящая на фундаменте культуры и науки, диалогизации отношений в семейной и образовательной среде дает личности свободу мысли, превратит человека из толпы в личность, что значительно снизит влияние аддиктивных факторов на ребенка.

Подростковый возраст связан с половым созреванием, который, в свою очередь, напрямую зависит от эндокринных изменений в организме ребенка. Пубертанный кризис может возникнуть и в 11 лет, и в 13. Активизация и сложное взаимодействие гормонов роста и половых гормонов вызывают интенсивное физиологическое развитие. В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга, и это приводит к перепадам сосудистого и мышечного тонуса, что вызывает быструю смену физического состояния и перепады настроения. Появляются вторичные половые признаки, ребенок вынужден переживать "гормональную бурю". У подростков половых гормонов вырабатывается больше, чем у взрослого человека, они пребывают в условиях постоянно усиленной секреции желез коры надпочечников, они как будто все время находятся в состоянии стресса. Эмоциональную нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, которое сопровождает процесс полового созревания. Мальчики осознают истоки этого возбуждения, у девочек эти ощущения часто неопределенные, связанные с другими потребностями: в любви, принятии, нежности, поддержке, романтике. Родителям необходимо самим иметь жизненный стержень, чтобы помочь в его приобретении юношам и девушкам. В этом возрасте для того, чтобы осуществить выбор в пользу идентичности своего Я для обретения твердости собственной жизненной позиции, подростки ищут ответы на важные вопросы, которые сводятся к трем основным категориям, предполагающими ответы на три важных вопроса: Кто я? Какой я? С кем я?

Категория "кто Я" относится к личностной, профессиональной, полоролевой идентификации человека. Выбор отношений по данной категории личностной идентификации влияет на формирование твердости жизненной позиции. Категория "какой я" относится к жизненным ценностям и мировоззрению, по которым живет человек: честность, доверие, любовь, верность, вера, предназначение, видение, и это так же напрямую оказывает воздействие на новообразование. Категория "с кем я" относится к социальной сфере бытия: по Закону Заслуженного Собеседника, который вывел академик А.А. Ухтомский, нас окружают люди, подобные нам, люди, которых мы заслуживаем. Выбор друзей, единомышленников, влюбленность и любовь -так же определяют то, каким будет новообразование, жизненная позиция. Любая зависимость дает иллюзию личностного становления, и поэтому именно в подростковом возрасте ребенок чаще всего впадает в какую-либо зависимость (будь то наркотик, алкоголь, Интернет или порно). Аддиктивные факторы действуют направленно на все три категории становления субъектности личности в подростковом возрасте.

Зависимое поведение (аддикция) - самый простой способ получить ответ на важные жизненные вопросы, но этот путь деструктивен, потому что удовольствие, полученное без усилий, разрушает личность и приводит к аддикции. Поэтому от семейной структуры, от диалогизации отношений зависит возможность принятия молодыми людьми верной альтернативы. В жизни каждого ребенка в подростковом возрасте каждая из этих альтернатив -реальность, которая приводит либо к взрослению, формированию чувства собственного достоинства и твердости жизненной позиции, либо - к смещению идентичности, что влечет за собой формирование застенчивости, негативизма, застой в личностном развитии. Подросток отчаянно нуждается в водительстве утвержденного в своем мировоззрении взрослого человека. Поэтому в нашей работе мы уделяем большое внимание формированию группы поддержки в

семейной структуре и в образовательном пространстве, в котором находится подросток.

Переход в раннюю зрелость сопряжен с собственной ответственностью за свой выбор, за реальные достижения и неудачи. Адаптироваться к новой ситуации полной ответственности помогают два фактора: поддержка семьи и уверенность в себе. Тяжело переживается этот кризис теми, кто не имеет чуткого водительства со стороны родителей, рядом с кем нет мудрых наставников. Гармоничность этого перехода напрямую зависит от новообразований, которые, подобно кирпичикам здания, определяют стабильность личности. Кроме того, этот переход напрямую связан с готовностью родителей отпустить своего выросшего ребенка в "свободное плавание". Родители, которые не отпускают своих детей, мешают им взрослеть и, следовательно, осложняют процесс перехода от подростковости в раннюю зрелость. Их сверхзабота играет такую же злую шутку с взрослеющим человеком, как и полное отсутствие родительской поддержки: человек не подготовлен к вступлению в следующий возрастной период. Поэтому многие "застревают" на этом периоде и не движутся дальше в своем личностном развитии. При условии затянувшегося кризиса у человека остается очень мало шансов впоследствии сделать правильный выбор в сторону честных близких отношений: с родителями, с супругами (если создалась семья), с самим собой, с партнерами по бизнесу, с окружающими людьми. В результате человек (часто неосознанно) выбирает изоляцию, то есть конструкт личности, определяющий ее социальную направленность, не формируется. В таком случае отношения с людьми строятся либо по "паразитическому" сценарию, либо по сценарию "мне никто не нужен", что приводит к разрушительной собственной исключительности, когда "меня никто не понимает" и "жизнь не удалась".

В следующем возрастном периоде (25-65 лет) круг значимых отношений перемещается в созданную самой личностью семью и трудовой коллектив, в котором личность работает. Выбор отношения к жизни происходит либо в

сторону производительности и полезности, либо - в застой и поглощенность собой. При выборе в пользу застоя и поглощенности люди проявляют нетерпимость к оплошностям и ошибкам окружающих и часто превращаются в домашних деспотов. Формирование способности к любви и преданности (как на работе, так и в семейной структуре) в противовес собственной исключительности, идет на пользу самой личности, потому что проявляются в стремлении к личностному и духовному росту.

По мере приближения к старости личность встает перед вопросом достижения того или иного уровня смысловых сфер и осознания феномена смерти в свете духовно-нравственных и ценностно-смысловых ориентиров.

В случае, когда человек не начнет пересматривать свое отношение к себе, людям и духовности, он обрекает себя на одиночество и пренебрежение со стороны окружающих. Нарушение же межличностных связей оказывают разрушающее воздействие на здоровье человека.

Необходимость специального анализа проблемы общения и диалога как высшего уровня его содержательной организации обусловлено в нашем исследовании тем, что фактор общения, в частности, диалогического, личностно и духовно ориентированного общения членов семьи, рассматривается нами как главнейшее условие здоровой самооценки личности, общего психологического здоровья личности каждого члена семейной структуры, формирования устойчивости личности к аддиктивным факторам.

Если сопоставить все описанные в научной литературе классификации уровней общения, мы увидим, что, несмотря на различные названия, все авторы выделяют вертикаль, на которой располагаются эти виды общения: от низшего к высшему. Такие уровни, как: примитивный, манипулятивный, стандартизированный (А.Б.Добрович); монологический, конформный, псевдодиалогический, манипулятивный (В.А.Кан-Калик, Г.А.Ковалев); авторитарный, манипулятивный, индифферентный, конформный (Л.С.Братченко); конфликтный, авторитарно-монологический, рефлексивно-

манипулятивный, пассивно-индифферентный (С.А.Шеин); времяпровождение и игры (Э.Берн) относятся к низшему уровню общения, на котором партнер общения является объектом воздействия и управления, но не является личностью, потому что первом месте стоит незыблемое Я субъекта. Мы называем этот уровень монологическим.

Второй, высший уровень, оптимальность которого подчеркивается авторами, назовем диалогическим: доверительно-диалогический (С.А.Шеин) диалогический (В.А.Кан-Калик, Г.А.Ковалев, С.А.Братченко), близость (Э.Берн) и духовный (А.Б.Добрович), который характеризуется отношениями равноправных партнеров по общению, признанием неповторимости и уникальности друг друга, верой в позитивное начало в человеке, в его изначальную доброту и моральность. Взаимодействие на принципах диалога и сотрудничества содержит в себе возможность соединения общения с взаимным развитием личности партнеров, способствует взаимораскрытию участников диалогического общения, взаимопроникновению, их личностному и интеллектуальному росту.

Это активный деятельностный процесс, являющийся в одно и то же время условием, фактором и способом бытия и развития каждой личности, в нем участвующей. Диалогическое общение осуществляется диалогическими личностями, которые выступают как носители гуманистических, ценностных установок.

Американский психолог Дж. Пауэлл в своей работе "Почему я боюсь рассказать тебе, кто я есть на самом деле?" рассматривает уровни коммуникации - от поверхностного уровня клише до глубокого уровня личностной доверительности (J. Powell, 1969). Эти уровни общения представлены в таблице 1.

Уровень первый - поверхностный. Клише. Разговор-клише не подразумевает никакого значимого самораскрытия. Этот уровень коммуникации имеет место при отсутствии доверия между людьми, когда нет

ни самораскрытия, ни значимой трансакции.

Таблица 1

Уровни общения членов семьи

Наименование уровня и его № Расположение Число людей Степень открытости доверия

5. Полная открытость 5\ / д у А V

4. Делимся эмоциями 4 \ \ / \

3. Делимся мнением 3 \ \

2. Делимся фактами 2 \ \

1. Уровень клише 1 V / \

Уровень второй. Сообщение фактов о других людях. На этом уровне мы разговариваем о ком-то другом, или о чем-то другом. Степень самораскрытия здесь еще пока очень мала. Личностного общения не происходит, так как уровень доверительности и преданности поверхностный.

Уровень третий. Выражение собственного мнения. Именно на этом уровне начинаются те межличностные трансакции в коммуникации, изучением которых занимается психология. Как правило, на этом уровне общаются коллеги по работе, где присутствует авторитарный метод правления, или члены семьи, если между ними нет достаточной глубины преданности, доверия и дружбы. На этом уровне ни родители, ни дети не позволяют друг другу выражать любые свои чувства такими, какими они являются, то есть самораскрываться.

Уровень четвертый. Выражение чувств и эмоций. На этом уровне члены семьи уже делятся своими чувствами и переживаниями по поводу изложенных фактов или суждений. При этом они дают друг другу право на личностное выражение чувств и эмоций, не прибегая к осуждению друг друга. Степень

открытости и доверия достаточно высоки.

Уровень пятый. Полная эмоциональная и личностная открытость. Максимальное самораскрытие обоих. На этом уровне коммуникации круг людей сужается максимально. Зато растет самораскрытие друг перед другом -на основе глубоких взаимоотношений - преданности, дружбы и доверия. Если члены семьи желают достичь глубины отношений, следует стремиться именно к такому качественному уровню коммуникации, когда каждый готов понять, поддержать и простить друг друга.

Выздоровление от зависимости и формирование устойчивости к аддиктивным факторам включают в себя следующие аспекты: открытость (умение быть собой, признавать ошибки, просить прощения и прощать), верность себе (умение жертвовать сиюминутным желанием ради достижения поставленной цели, сохранять и поддерживать другие виды деятельности, стремиться к ведению здорового образа жизни, самодисциплине), верность людям (стремление к максимальной уязвимости, умение фокусироваться не на эмоциях, а на возникающих проблемных ситуациях, построение позитивного шаблона через личностные привязанности и позитивные коммуникации), подотчетность (умение быть подотчетным в словах, мотивах, поступках), значимое участие в жизни общества (выход за рамки собственной Я-концепции, позитивное влияние на жизнь и Я-концепцию окружающих людей). Всякая аддикция является результатом поврежденных взаимоотношений, выздоровление и освобождение от зависимости - результат налаживающихся отношений: с собой, с ближайшим окружением, с социумом, с миром духовных ценностей (М.М.Бахтин, М.Бубер, В.В.Рыжов В.Франкл,). Названные аспекты выражают диалогическую направленность взаимодействия личности с другими людьми.

Схематическое изображение базовой модели формирования устойчивости личности к аддиктивным факторам через диалогизацию отношений представлено на схеме в виде взаимосвязанных интегральных компонентов

устойчивости и основных личностных конструктов процесса диалогизации.

Подчеркнем еще раз, что большинство исследователей выделяют диалог как высшее и оптимизирующее начало человеческих взаимоотношений. Диалог, с нашей точки зрения, возникает тогда, когда человек реализует “высшее” в себе самом. Опираясь на рассмотренные нами исследования, мы предполагаем, что участие в диалогическом общении должно реализовывать и актуализировать высшее начало в человеке - его духовность как внутреннее качество личности, то, без чего “нет человека”. Именно обращение к духовности в человеке позволяет вскрыть и разрешить личностные проблемы. Можно предположить, что механизмом диалогизации личности является духовность. Мы полагаем, что диалог возможен только при наличии определенного потенциала духовности. Основой диалогического общения, на наш взгляд, должны стать духовные характеристики личности членов семьи.

Выражением духовности человека в материальном мире является модус служения, который описывается параметрами свободы, ответственности, нравственности, любви, творчества, в то время, как модусы обладания и достижений ведут к дефициту в жизни человека пяти необходимых аспектов формирования устойчивости к аддиктивным факторам: открытость и

самопринятие, верность идеалам и мечте, гармоничные отношения с людьми, подотчетность и служение. Модус служения материализует любовь, творчество, свободу, нравственность, трансцендентность и активизирует названные аспекты выздоровления и формирования устойчивости к аддикции. Диалогический климат семейного общения характеризуется доминированием. Обращение к работам представителей русской философии, педагогики, психологии И.А.Ильина, Н.О.Лосского, Н.А.Бердяева, современных отечественных и зарубежных ученых Т.А.Флоренской, В.В.Рыжова, Е.И.Исаева, В.И.Мурашова, К.Роджерса, А.Маслоу, В.Франкла показало, что духовность личности, ее ориентация на ценности добра, любви, красоты, истины лежат в основе общения, ориентированного на эти ценности в другом человеке - диалогического общения.

Мы полагаем, что семья, являясь первоосновой формирования и социализации личности, может оказаться важнейшим условием психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам. Для этого необходима ориентация программ семейного воспитания на актуализацию внутренних ресурсов личности. Ведущими целями таких программ является помощь в осознании жизненных перспектив, свобода от аддикций, приобретение подростками нового субъектного опыта и личностного развития, переходе на диалогический, духовно-ориентированный уровень семейного общения и взаимодействия.

Таким образом, семья может играть ключевую роль на всех этапах развития аддиктивного поведения. Она же является важнейшим фактором формирования психологической устойчивости к аддиктивным воздействиям.

Список литературы

1. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1986.

445 с.

2. Берн Р. Я-концепция и воспитание [Пер. с англ.]. М.: Прогресс, 1987.

169 с.

3. Бодалев А.А. Личность и общение. М.: Международная

педагогическая академия, 1995. 328 с.

4. Добрович А.Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. М.: Просвещение, 1987. 208 с.

5. Межличностный диалог и его основные атрибуты / С.Л. Братченко //

Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в

постсоветской психологии [Под ред. Д.А. Леонтьева] М.: Смысл, 1997. С. 201222.

6. Рыжов В.В. Разработка концепции и типологии психологической культуры общения // Вестник университета (Государственный университет управления). 2011. № 10. С.125-130.

7. Фельдштейн, Д.И. Психолого-педагогические проблемы построения новой школы в условиях значимых изменений ребенка и ситуации его развития [Текст] / Д.И.Фельдштейн // Проблемы современного образования. - 2010,№ 2.

- с. 5-12.

8. Флоренская Т.А. Диалог в практической психологии: Наука о душе. М.: Владос, 2001. 208 с.

9. Фонарев А.Р. Психологические особенности личностного становления профессионала. М.: МОДЭК, 2005. 560 с.

10. Dye M. The Genesis process: a relapse prevention workbook for addictive/compulsive behaviors. Auburn, CA: GAPP, 1998. 167 р.

11. Nakken C. The addictive personality. // Chemical dependency: Opposing viewpoints. San Diego: Greenhaven Press, Inc. 1991. pp 30-37.

12. Powell J. Why I am afraid to tell you who I am? - Argus Communications, NY, 1969. 153 p.

13. Rogers C.R. Becoming partners: Marriage and Its Alternatives

(Psychology/self-help). Constable; New Ed edition. 1975. 247 p.

14. Siegel D.J. Toward an interpersonal neurobiology if the developing mind:

attachment relationships, “mindsights” and neural integration. Infant mental health journal. 2001. № 22 (1-2). pp. 67-69.

References

1. Bakhtin M. Estetika slovesnogo tvorchestva [Esthetics of word creativity]. M.: Iskustvo, 1986. 445 p.

2. Berns. R. Ya-kontseptsiya I vospitaniye [Self-concept and education]. M. Progress, 1987. 169 p.

3. Bodalev A. Lichnost i obshcheniye [Personality and communication]. M.: Mezhdunarodnaya Pedagogicheskaya Academia, 1995. 325 p.

4. Dobrovich A. Vospitatelu o psichologii I psykhogigiyene obshcheniya [About psychology and education for the teacher]. M.: Prosveshchenye, 1987. 208 p.

5. Bratchenko S. Mezhlichnostny dialog I yego osnovnye atributy [Interpersonal dialogue and it’s attributes]. Psykhologia s chelovecheskim litsom: gumanisticheskaya perspective v postsovetskoy psykhologii. M.: Smysl, 1997. pp. 201-222.

6. Ryzhov V.V. Razrabotka kontseptsii i tipologuii psikhologicheskoy kultury

obshcheniya [Psychological culture of communication: Concept and types

development]. Vestnik universiteta, no. 10 (2011): 125-130.

7. Feldshtein D.I. Psikhologo-pedagogicheskiye problemy postroyeniya novoi shkoly v usloviyakh znachimykh izmeneny rebionka I situatsi yego razvitiya [Educational and psychological issues of new school development in the context of drastic changes of the child and situation of their growth]. Problemy sovremenogo obrazovaniya, no. 2 (2010): 5-12.

8. Floreskaya T. Dialogue v prakticheskoy psikhologuii. Nauka o dushe [Dialogue in practical psychology. Science about soul]. M.: Vlados, 2001. 208 p.

9. Fonaryov A. Psikhologuicheskiye osobennosni lichnostnogo stanovleniya professionala. [Psychological features of professional personal development]. M.: MODEK, 2005. 560 p.

10. Dye M. The Genesis process: a relapse prevention workbook for addictive/compulsive behaviors. Auburn, CA: GAPP, 1998. 167 р.

11. Nakken C. The addictive personality. // Chemical dependency: Opposing viewpoints. San Diego: Greenhaven Press, Inc. 1991. pp 30-37.

12. Powell J. Why I am afraid to tell you who I am? - Argus Communications, NY, 1969. 153 p.

13. Rogers C.R. Becoming partners: Marriage and Its Alternatives

(Psychology/self-help). Constable; New Ed edition. 1975. 247 p.

14. Siegel D.J. Toward an interpersonal neurobiology if the developing mind: attachment relationships, “mindsights” and neural integration. Infant mental health journal. 2001. № 22 (1-2). pp. 67-69.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Телепова Надежда Николаевна, доцент кафедры дошкольного образования и психологического сопровождения образовательного процесса, кандидат психологических наук

МОУ ДПО СЦПК «Центр развития Образования» ул. Ново-Вокзальная, д.213, г. Самара, 433030, Россия Telepovs@mail. ru DATA ABOUT THE AUTHOR

Telepova Nadezhda Nikolayevna, professor assistant of pre-school education and psychological provision for education process department, Ph.D. in Psychological Science

Samara Center of Education

213, Novo-Vokzalnaya street, Samara, 443030, Russia.

Telepovs@mail. ru

Рецензент: Рыжов В.В., доктор психологических наук, профессор, кафедра педагогики и психологии ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова».