ЭВОЛЮЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

биологические и социальные факторы ЭВОЛЮЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ*

© В. Л. Толочек

Толочек

Владимир Алексеевич

доктор психологических наук, профессор

ведущий научный сотрудник лаборатории психологии способностей

им. В. Н. Дружинина Институт психологии РАН tolochek@psychol.ras.ru

Обсуждается проблема историзма гуманитарного знания на примере концепции «современного человеко-знания» Б. Г. Ананьева. Ставится вопрос о социальных и биологических факторах эволюции психологических систем. Предлагается вариант моделирования лонги-тюдных исследований посредством квазидиагностики больших гомогенных групп. Приводятся данные изучения роли социальных факторов в эволюции сложных психологических систем (креативности, индивидуального стиля деятельности, стиля руководства, профессионализма) субъектов квалифицированного труда (государственных служащих и частных охранников) в подгруппах: мужчин и женщин; специалистов и руководителей; лиц социально реализованных, не состоящих в браке, не имеющих детей, различающихся по специализации деятельности и ее социальному статусу. Выделяются такие критерии анализа, как средние, средние квадратические отклонения, диапазон оценок, дельта генезиса, синхронизация систем. Вводятся хронологические параметры эволюции систем — точки min, max, XX, NN. Рассматриваются эффекты эволюции психологических систем как следствие влияния социальных и биологических факторов.

Ключевые слова: эволюция, инволюция, динамика, социальные факторы, психологические системы, квазиизмерения, критерии, синхронизация, дельта генезиса, точки min, max, XX, NN.

1 Исследование поддержано грантом РГНФ № 06-06-00713а и № 08-06-00355а.

з

...Человек — не статический центр мира... а ось и вершина эволюции...

... человек как «предмет познания»— это ключ ко всей науке о природе.

П. Тейяр де Шарден

Комплексное изучение развития человека, проведенное в 1960-х годах под руководством Б. Г. Ананьева [2, 3], до настоящего времени сохраняет свою научную фундаментальность. Однако масштаб этих исследований играет двоякую роль. Во-первых, он способствует раскрытию сущностных характеристик эволюции психики, что очевидно для многих. Во-вторых, он же имеет и косвенные эффекты, побуждающие нас неадекватно воспринимать результаты и выводы исследования. На фоне отечественных научных традиций1 масштаб выборок Б. Г. Ананьева завораживает и формирует некритичное восприятие как полученных результатов, так и выводов ученого.

Продолжим начатое в первой статье [21] рассмотрение четырех аспектов историчности научного знания в связи с проблемой эволюции психических функций и психологических систем:

1. Развитие социальных феноменов и хронотопы как «единицы научного знания».

В гуманитарных дисциплинах до настоящего времени не придается должного значения формам фиксации достоверных фрагментов реального поведения, деятельности, взаимодействия людей, их обусловленности конкретными временными, физическими и социальными контекстами [22]. Парадоксально, но чаще мы встречаем образцы неисторичности гуманитарного знания, притом, что все объекты социальной природы развиваются и быстро изменяются [22]. Очевидно, что наша дисциплина должна быть так организована, чтобы каждый научный факт (к слову, нетождественный эмпирическому факту [15, 22]) имел свои исторически относительные и содержательно абсолютные измерения (координаты, оси, вектора). «Современное человекознание» можно и должно рассматривать как хронотоп, т. е. согласовывать его с культурно-исторической ситуацией 1960-х годов, методологией науки, с особенностями социального заказа [20].

2. Внешняя структура научной концепции. В предшествующей статье [21] проведен критический анализ содержания работ Б. Г. Ананьева. В частности отмечено, что изучение онтогенеза не сопрягалось с изменчивыми социально-экономическими условиями жизни людей; ретроспективный анализ обнаруживает некоторое несоответствие выводов исследования его организации, задачам и методам. Внешняя структура научной концепции рассматривалась как вопрос принципов определения (о-предел-ения) развивающейся предметной области научной дисциплины, в границах которой можно корректно рассматривать сложные феномены. Отмечено, что необходим периодический исторический критический анализ сущности, «координат»и функций научной концепции в целом [19], что наиболее эффективной формой такой «коррекции»в интерпретации данных комплексных

1 Так, например, выводы многих работ А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия строятся на анализе единичных случаев; теории А. Г. Асмолова, Б. С. Братуся, В. А. Петровского [4; 7; 12] базируются на собственном эмпирическом материале порядка 20-40 чел.

исследований человека может быть опора на единицы знания (хронотопы и т. п.) и привлечение «форматов»и ресурсов смежных научных дисциплин для «дисциплинарной коррекции» научных знаний. Поиск системных дисциплинарных триад понимается как путь естественной эволюции научного знания, путь постоянного уточнения формата и содержания развивающегося знания, учитываемых и игнорируемых учеными биологических и социальных контекстов.

3. Внутренняя структура научной концепции. В предшествующей работе [21] также излагались результаты исторической реконструкции наследия Б. Г. Ананьева посредством обратного методологического подхода — анализа внутренней структуры человекознания, — в связи с основными положениями концепции, с особенностями выборки испытуемых, программы исследования, полученными результатами и сделанными выводами. Этот анализ привел нас к выделению ряда открытых вопросов, т. е. решенных не вполне убедительно. Результаты исследований Б. Г. Ананьева, взятые в связи с их методологией и методической организацией, ориентированные на изучение исторически определенного типа людей — представителей социально слабодифференцированного общества, мы должны рассматривать исключительно как хронотоп-1960-х.

Вопросы, обсуждаемые Б. Г. Ананьевым в 1960-х годах, не исчерпали своей актуальности и нуждаются в дальнейшем исследовании. Результаты периодического обращения к ним, взятые с учетом методологии исследования и исторического «среза», должны интерпретироваться нами соответственно — как хронотоп-2000-х,хронотоп-2020,хронотоп-2060 и т. д. Организация каждого такого исследования должна учитывать «внешнюю структуру» — области пересечения предметов смежных дисциплин, возможность их анализа и коррекции средствами смежных научных дисциплин (например, дисциплинарных триад). Избранные в качестве научных задач вопросы, понимаемые как «внутренняя структура», должны предполагать учет исторических контекстов, согласованность критериев оценки феноменов, вариативность математического аппарата и др.

4. Социальные и биологические факторы эволюции психологических систем

Проблема изучения эволюции психологических систем понималась нами, прежде всего, как организация исследования, предполагающая возможность решения взаимосвязанных научных задач скромными научными ресурсами2; как получение отличающихся научной новизной данных посредством привлечения новых методов, позволяющих моделировать сложные программы исследований (комплексных, лонгитюдных, срезовых); как разработка ряда критериев, позволяющих разносторонне анализировать и

2 Для сравнения: проект Б. Г. Ананьева вынашивался им около десятилетия, к его реализации были привлечены значительные научные ресурсы, руководил проектом ученый, имеющий высокий официальный статус в науке и занимающий высокие научные должности, но для анализа использовалась часть статистик и ограниченный математический аппарат.

объяснять выявленные феномены.

Все вместе рассматривалось нами как разработка системного метода познания психических явлений, способствующего «объединению психологического знания и синтеза более высокого порядка» [7], а полученные результаты — как хронотоп-2000 [20].

Предмет исследования: социальные и биологические факторы эволюции психологических систем (креативности, индивидуального стиля деятельности, стиля руководства, профессионализма).

Цель исследования: изучение динамики эволюции/ инволюции психологических систем субъектов квалифицированного труда, различающихся по возрасту, полу, должностной позиции, социальной реализации и социальному статусу профессии.

Оптимальной моделью для реализации описанного выше подхода могут быть достаточно большие и представительные гомогенные профессиональные группы, члены которых в одних отношениях близки, в других — полярно различаются.

Методы исследования

Нами моделировались фрагменты исследований Б. Г. Ананьева [2, 3] для уточнения содержания вопросов, бывших предметом его анализа, используя другой методический подход — квазидиагностику.

Сущность квазиизмерений в науке — конструирование «особой приборной ситуации» (Степин В. С.), пространственно выходящей за пределы одной географической точки (лаборатории с измерительными приборами) [15], одной системы измерительных координат, во времени — единичного фрагмента. Под квази-измерениями (квазидиагностикой) будем понимать совокупность принципов, форм и методических приемов организации исследования и получения эмпирических данных (квази-данных) посредством выхода за границы вектора «психолог — метод — испытуемый (пассивный)» в пространство измерения: «психолог — метод — эксперт (активный испытуемый) — время — сферы жизнедеятельности». Квази-измерение как методический подход позволяет выделять фрагменты действительности, представляющие особый научный интерес, выявлять научные лакуны и сканировать проблемное поле научной дисциплины, на основании литературных и квази-данных обоснованно оценивать (принимать или отвергать) рабочие гипотезы, а также выделять новые актуальные научные проблемы [17, 18].

Предположим, что не только гетерохронны эволюционные изменения в разных функциях и системах (Ананьев Б. Г.). Предположим, что также не синхронизованы процессы зарождения, становления, развития и функционирования каждой сложной системы, что эти процессы могут быть многосоставными, «многослойными», интра-гетерохронными. Для уточнения этого предположения нам нужно выделить ряд критериев эволюции систем. Составной частью ква-зи-измерений, ориентированных на анализ больших массивов данных, стало изучение прямых и косвенных критериев эволюции систем.

В русле системного подхода остаются наименее изученными вопросы хронологии функционирования и энергетики психологических систем [8].

Предположим, что в качестве хронологических параметров, позволяющих количественно непосредственно фиксировать гетерохронность эволюции и косвенно — энергетику систем, могут выступать «критические точки» их динамики: тт, тах, XX, NN.

Испытуемые привлекались в качестве экспертов динамики составляющих своего профессионализма. В качестве «зависимых» переменных выступали психологические системы разной общности (отдельные способности, индивидуальные стили деятельности, стили руководства, профессионализм в целом); в качестве «независимых» — уровни развития таких систем за 5-летние интервалы в возрасте от 25 до 55 лет. Экспертам был предложен тезаурус оцениваемых ими психологических феноменов. Диагностика проводилась в процессе учебных занятий в РАГС при Президенте РФ (получение государственными служащими второго высшего образования).

Опираясь на исследования В. А. Барабанщикова, Б. А. Вяткина, В. Н. Дружинина, А. Л. Журавлева, Д. Н. Завалишиной, Е. П. Ильина, Е. А. Климова, В. С. Мерлина, Л. М. Спенсера, Р. Стернберга, М. А. Холодной, М. Р. Щукина и других, мы исходили из посылки следующего соотношения сложности и «объема» психологических систем, составляющих профессионализма субъектов: Профессионализм > Стили руководства > Индивидуальные стили деятельности > Способности.

В серии независимых исследований 1999-2005 годов в качестве испытуемых выступили представители социономических профессий (учителя, врачи скорой медицинской помощи, сотрудники службы охраны, сотрудники РОВД, всего 123 чел.) [14]. Были выявлены феномены нелинейного развития сложных психологических систем, не получившие удовлетворительного объяснения в рамках существующих парадигм и «классических» теорий. Поэтому в последующем предметом исследования стали сложные психологические системы, изучение которых проводилось на более крупных выборках государственных служащих (71, 103, 227 и 222 чел.) [17].

Ниже рассматриваются данные выборки государственных служащих (222 чел.) в возрасте 30-54 лет (х = 40,4), занимающих должности от специалиста до заместителя министра, имеющих стаж от 2 до 37 лет (х = 18,2), семейный стаж от 0 до 34 лет (х = 15,6), имеющих до трех детей (х = 1,6). Выборку можно считать гомогенной и представительной, отражающей типичные социально-демографические особенности работников государственной службы [10, 11, 14]. Исследователи, обстоятельно изучающие вопрос карьеры в органах государственной службы, считают, что именно в этом должностном интервале предъявляются наиболее объективные требования к профессионализму субъектов, что именно этот интервал наиболее адекватно отражает уровень профессионализма субъектов [11, 14].

Результаты исследования

Критериями содержательного анализа полученных данных, как уже отмечалось, были как «прямые» (средние и диапазоны оценок: максимальные и минимальные величины), так и «косвенные«статистики (стандартное отклонение, «дельта генеза»и «синхронизация систем»).

Анализ «средних» статистик отражает возрастную динамику эволюции сложных психологических систем (креативности, индивидуальных стилей деятельности, стилей руководства, профессионализма в целом). Чаще это кривые с выраженной вершиной на рубеже около 35-45 лет и двумя пологими нисходящими ветвями без выраженного промежуточного продолжительного «плато»(табл. 1-7). Стандартные отклонения отражают распределение оценок. Их типичная динамика такова: уменьшение до минимума к 35-45 годам, а затем выраженное увеличение отклонений. Диапазоны субъективных оценок (минимальные — максимальные) также уменьшаются к середине профессиональной карьеры служащих и составляют от 3-4-5 до 8 баллов, а затем монотонно возрастают (табл. 1-5). Другими словами, значительная в начале карьеры межиндивидуальная вариация динамики эволюции психологических систем у разных людей монотонно уменьшается к 35-45 годам, а затем она вновь возрастает.

Средние, стандартные отклонения и размах вариации переменных — традиционно используемые критерии в описательной статистике. Наряду с ними мы использовали производные от них, «вторичные», или «косвенные», статистики. Если не воспринимать полученные нами квази-данные буквально, если допускать их более низкий статус в сравнении с «истинными данными», получаемыми посредством уже принятых в психологии методов, если допускать возможность значительной погрешности экспертного метода, мы должны обратиться к скрытым, внутренним свойствам больших массивов эмпирических данных.

«Дельта генеза» есть величина различия в интенсивности динамики развития и направлении (позитивном или негативном) на оцениваемом возрастном этапе сравнительно с предыдущим этапом. «Дельта»выступает как латентная и интимная характеристика наиболее глубинных процессов эволюции/ инволюции психических функций и психологических систем, а также как наиболее защищенная от субъективных искажений предложенных процедур экспертного оценивания. Согласно эмпирическим данным, полученным на разных выборках, темпы и положительный прирост психологических систем теряются уже к 35-40 годам, а затем набирают силу процессы относительной инволюции, т. е. «дельта» становится величиной с отрицательным знаком.

Пятой характеристикой процессов эволюции была «синхронизация систем» — число и теснота корреляций состояния психологической системы с другими системами в каждом возрастном интервале от 25 до 55 лет. Наиболее тесные корреляции рассматриваемых четырех систем (г = 0,33 - 0,70) между собой имеют все переменные (25, 30, 35, 40, 45, 50, 55 лет) в возрастном диапазоне 35-45 лет. До этого возрастного рубежа корреляционные связи чаще слабы, то есть состояние и динамика развития рассматриваемых систем между собой не согласованы (этот феномен Б. Г. Ананьев назвал гетерохронностью развития). После 45-50-летнего рубежа корреляции также быстро ослабевают (этот феномен следует соответственно назвать гетерохронностью инволюции). Наибольшее число всех корреляций переменных (выше 0,33) приходится на возраст 40-45

лет. Как и «дельта», «синхронизация систем» есть латентная и наиболее защищенная от субъективных искажений экспертов характеристика. За процессами, фиксируемыми как синхронизация, стоят, видимо, энергетические аспекты развития и функционирования психологических систем.

Дифференциальный подход. В процесс анализа материала было произведено несколько делений каждой профессиональной выборки на подгруппы: а) мужчины и женщины; б) специалисты и руководители; в) лица с успешной социальной реализацией, лица, не состоящие в браке (некоторые имеют детей), и лица, не имеющие детей, но состоящие в браке; г) лица, различающиеся по социальному статусу специализации и уровня профессионализма. Представляется важным, что в выборке госслужащих при ее контрастном разделении на подгруппы между испытуемыми, отнесенными к разным подгруппам, не было существенных различий по возрасту, рабочему и семейному стажу, числу детей.

Рассмотрим особенности эволюции четырех психологических систем согласно выделенным выше пяти характеристикам, или критериям, в подгруппах мужчин (132 чел.) и женщин (95 чел.).

Эволюция креативности, согласно средним, у мужчин и женщин различается на всем протяжении их профессиональной карьеры статистически значимо (р < 0,05 и р < 0,01) во всех возрастных срезах, за исключением 55 лет, когда возросшая межиндивидуальная вариативность уже доминирует над межгрупповой (табл. 1 и 2).

Таблица 1

Возрастная динамика составляющих профессионализма государственных служащих-мужчин (п = 132 чел)

Возраст Креативность Индивидуальный стиль деятельности

X 5 ДИО АТ шт X 5 ДИО АТ №N2

До 25 5,72** 1,34 2-8 - 16-5 4,36 1,50 1-8 - 14-9

30 лет 6,19** 1,37 3-8 0,47 13-3 5,36 1,47 1-8 1,00 13-9

35 лет 6,51* 1,47 2-8 0,32 10-5 6,25 1,38 2-8 0,89 12-9

40 лет 6,48* 1,24 3-8 -0,03 12-7 6,81* 1,19 3-8 0,56 16-6

45 лет 6,44* 1,28 3-8 -0,04 13-7 6,95 1,08 4-8 0,06 12-5

50 лет 6,27** 1,34 3-8 -0,15 14-8 6,73 1,25 3-8 -0,22 6-1

55 лет 4,56 1,59 2-8 -1,71 7-1 4,90 2,10 1-8 -1,83 2-2

Продолжение таблицы 1

Возраст Креативность Индивидуальный стиль деятельности

X 8 ДИО ДТ ШШ X 8 ДИО ДТ ШШ

До 25 6,42 73 1-8 - 4-0 4,88 74 1-8 - 10-4

30 лет 6,09 1,77 1-8 0,33 4-0 6,04 1,58 2-8 1,16 13-8

35 лет 6,48 1,19 4-8 0,39 8-0 6,81 1,25 4-8 0,77 13-8

40 лет 7,10 0,97 4-8 0,62 12-5 7,32 0,96 5-8 0,51 10-6

45 лет 6,96 0,95 4-8 -0,14 5-2 7,34 0,94 4-8 0,02 7-3

50 лет 6,56 0,89 4-8 -0,40 2-2 6,99 1,23 3-8 -0,35 4-2

55 лет 4,43 1,55 1-8 -2,13 3-1 4,91 2,13 1-8 -2,08 5-1

Примечание: % — «средние» статистики по выборке; 5 — стандартное отклонение; ДИО — диапазон индивидуальных оценок; АТ — «дельта генеза»; Ы1Ы2

— «синхронизация систем»: число интеркорреляций разных системы в диапазоне от 25 до 55 лет (г > [0,33] и г > [0,50]); * — статистическая значимость различий (р < 0,05) и ** — (р< 0,001). Шрифтом выделены зоны перелома в развитии психологических систем, их эволюции/ инволюции (сдвоенность некоторых числовых значений отражает, видимо, то, что перелом в эволюции приходится где-то на середину двух 5-летних интервалов).

Таблица 2

Возрастная динамика составляющих профессионализма государственных служащих-женщин (п = 96 чел)

Возраст Креативность Индивидуальный стиль деятельности

г 8 ДИО ДУ ШШ г 8 ДИО ДУ ШШ

До 25 6,42 73 1-8 - 4-0 4,88 74 1-8 - 10-4

30 лет 6,09 1,77 1-8 0,33 4-0 6,04 1,58 2-8 1,16 13-8

35 лет 6,48 1,19 4-8 0,39 8-0 6,81 1,25 4-8 0,77 13-8

40 лет 7,10 0,97 4-8 0,62 12-5 7,32 0,96 5-8 0,51 10-6

45 лет 6,96 0,95 4-8 -0,14 5-2 7,34 0,94 4-8 0,02 7-3

50 лет 6,56 0,89 4-8 -0,40 2-2 6,99 1,23 3-8 -0,35 4-2

55 лет 4,43 1,55 1-8 -2,13 3-1 4,91 2,13 1-8 -2,08 5-1

Продолжение таблицы 2

Возраст Стиль руководства Про( юссионализм

г 8 ДИО ДТ ШШ г 8 ДИО ДТ ШШ

До 25 4,29 1,62 1-7 - 9-5 5,10 1,66 1-8 - 8-1

30 лет 5,28 1,53 1-8 0,99 15-7 5,34 1,62 1-8 0,24 7-1

35 лет 6,10 1,39 2-8 0,82 11-7 5,85 1,49 3-8 0,55 5-2

40 лет 6,95 1,11 3-8 0,85 9-6 6,90 1,17 4-8 0,15 10-3

45 лет 7,36 0,94 4-8 0,41 13-7 7,16 1,09 4-8 0,26 5-2

50 лет 7,26 1,13 4-8 -0,10 7-3 7,13 1,13 3-8 -0,03 4-2

55 лет 5,95 1,71 1-8 -1,31 4-0 5,68 1,68 2-8 -1,45 2-0

Примечание: % — «средние» статистики по выборке; 5 — стандартное отклонение; ДИО — диапазон индивидуальных оценок; АТ — «дельта генеза»; Ы1Ы2

— «синхронизация систем»: число интеркорреляций разных системы в диапазоне от 25 до 55 лет ( г > [0,33] и г > [0,50]). Шрифтом выделены зоны перелома в развитии психологических систем, их эволюции/ инволюции (сдвоенность некоторых числовых значений отражает, видимо, то, что перелом в эволюции приходится где-то на середину двух 5-летних интервалов).

В 25 лет женщины заметно превосходят мужчин, но в 30-35 несколько уступают им, в 40-45-50 опять превосходят, в 55 уступают. Кривая эволюции системы у мужчин достигает максимума к 35 годам, затем полого снижается к 50 и резко — после 50 лет. Эволюция креативности у женщин имеет двугорбую кривую с резким снижением на рубеже 30 лет и после 50 лет. Возраст 50-55 лет есть наиболее выраженный период инволюции системы: у мужчин количественная характеристика уменьшается на 1,71 балла (или на 26% от максимальной в подгруппе: (6,27-4,56): 6,51); у женщин — на 2,13 балла (или на 30% от максимальной в подгруппе: (6,56-4,43):

7,34). Диапазоны субъективных оценок у мужчин шире на протяжении всей профессиональной карьеры, чем у женщин. Стандартные отклонения у мужчин меньше, чем у женщин, и достигают минимума в 40 лет, после чего прогрессивно возрастают. У женщин отклонения минимизируются в интервале 40-50 лет и резко возрастают к 55 годам.

«Дельта генеза» у мужчин прогрессивно уменьшается, достигая отрицательной величины к 40 годам. У женщин динамика неравномерна: активный прогресс системы до 40 сменяется быстрым ее угасанием в последующем. Наибольшая синхронизация системы у мужчин отмечена в 50 лет и связана с ее инволюцией (табл. 1). У женщин наибольшая согласованность системы с другими имеет место в 40 лет и отражает максимальные величины и стабильность функционирования.

Эволюция индивидуального стиля деятельности (ИСД), согласно средним,у мужчин и женщин достигает максимума к 45 годам, после чего стиль инволюционирует. До 50 лет эта система количественно у женщин превосходит аналогичную у мужчин, но в интервале 50-55 лет быстро угасает — на 2,09 балла (28%); у мужчин — на 1,83 балла (26%). Стандартные отклонения и диапазоны субъективных оценок у всех субъектов минимизируются к 45 годам, затем возрастают. Дельта генеза у всех субъектов позитивна до 45 лет и становится отрицательной к 50 годам. У женщин инволюция выражена сильнее. Синхронизация системы у всех субъектов наибольшая в 40 лет, причем у мужчин она более выражена и сохраняет стабильность до 45 лет.

Аналогична (по средним, вариативности оценок, дельте и синхронизации) картина эволюция стиля руководства, который инволюционирует после 50 лет у мужчин на 1,19 балла (17%); у женщин — на 1,31 балла (18%).

Эволюция профессионализма, согласно средним,у всех субъектов позитивна до 45 лет с незначительным последующим понижением и резким после 50 лет: у мужчин — на 17%, у женщин — на 20%. Стандартные отклонения и диапазоны субъективных оценок у всех уменьшаются к 40-45 годам. Вариативность у женщин несколько больше. Дельта генеза у мужчин позитивна до 40 лет, у женщин она приближается к нулевому уровню в 40, после чего уменьшается более выраженно, чем у мужчин. Синхронизация системы у всех экспертов наибольшая в 35 лет, после чего последовательно уменьшается. У мужчин она более выражена, чем у женщин, на протяжении всей профессиональной карьеры.

Интервал между пиками развития четырех систем в группе мужчин составляет 5 лет и приходится на возраст 40 и 45 лет, в группе женщин — 10 лет (40 и 50 лет).

Рассмотрим особенности эволюции психологических систем в подгруппах специалистов (199 чел.) и руководителей, лиц, занимающих должности от начальника отдела до заместителя министра (28 чел. — табл. 3 и 4).

Эволюция креативности у всех субъектов отражается в средних оценках монотонной динамикой возрастания до 40-45 лет с последующей инволюцией системы. Первоначально — в 25-30 лет креативность у специалистов выше, чем у тех, кто в последующем составит корпус руководите-

Таблица 3

Возрастная динамика составляющих профессионализма государственных служащих-специалистов (п = 199 чел)

Возраст Креативность Индивидуальный стиль деятельности

X 8 ДИО ДТ шш X 8 ДИО ДТ №N2

До 25 6,15** 1,44 2-8 - 12-1 4,72 1,57 1-8 - 16-5

30 лет 6,24 1,50 2-8 0,09 4-1 5,77 1,51 1-8 1,05 13-6

35 лет 6,47** 1,36 2-8 0,13 10-2 6,56 1,32 2-8 0,79 12-7

40 лет 6,73 1,20 3-8 0,26 14-5 7,06 1,11 3-8 0,50 15-5

45 лет 6,63 1,21 3-8 -0,10 12-2 7,11 1,06 4-8 0,05 9-2

50 лет 6,34** 1,20 3-8 -0,29 10-3 6,77* 1,24 3-8 -0,34 5-1

55 лет 4,35** 1,53 1-8 -1,99 6-1 4,62 2,03 1-8 -2,15 2-1

Продолжение таблицы 3

Стиль руководства Профессионализм

Возраст X 8 ДИО ДТ №N2 X 8 ДИО ДТ №N2

До 25 4,32 1,55 1-7 - 9-5 5,02 1,60 1-8 - 10-2

30 лет 5,42 1,45 2-8 1,10 11-6 5,62 1,52 1-8 0,60 9-2

35 лет 6,29 1,32 3-8 0,87 12-7 6,09* 1,45 3-8 0,53 5-4

40 лет 6,96 1,08 4-8 0,70 13-5 6,81 1,12 4-8 0,72 13-3

45 лет 7,22 0,98 4-8 0,26 17-5 7,08 1,01 4-8 0,27 8-3

50 лет 7,09* 1,20 3-8 -0,13 7-2 7,01** 1,14 3-8 -0,07 2-1

55 лет 5,72** 1,93 1-8 -1,13 1-0 5,60** 1,52 2-8 -1,40 1-0

Таблица 4

Возрастная динамика составляющих профессионализма государственных служащих-руководителей (п = 28 чел)

Возраст Креативность Индивидуальный стиль деятельности

X 5 ДИО ДТ №N2 X 5 ДИО ДТ №N2

До 25 5,00 1,94 1-8 - 12-4 3,54 1,69 1-8 - 15-14

30 лет 5,50 1,75 2-8 0,50 14-6 4,79 1,57 2-8 1,25 16-15

35 лет 6,68 1,34 4-8 1,18 17-7 5,93 1,49 4-8 1,14 16-14

40 лет 6,79 1,00 5-8 0,11 10-5 6,79 1,20 5-8 0,89 12-9

45 лет 6,79 0,92 5-8 -0,0 10-4 7,14 0,89 6-8 0,45 6-1

50 лет 6,75 0,97 5-8 -0,04 9-5 7,29 0,94 4-8 0,15 9-1

55 лет 5,64 1,45 2-8 -1,11 6-3 6,79 1,57 2-8 -0,50 6-3

Продолжение таблицы 4

Возраст Стиль руководства Про( «ссионализм

X 8 ДИО ДТ ЫШ2 X 8 ДИО ДТ №N2

До 25 2,86 1,15 1-7 - 12-7 4,11 1,34 1-8 - 10-5

30 лет 4,21 1,40 1-8 1,35 13-8 5,43 1,26 3-8 1,33 17-7

35 лет 5,36 1,39 2-8 1,15 13-8 6,07 1,05 4-8 0,64 17-6

40 лет 6,54 1,20 3-8 1,18 14-9 6,79 1,07 5-8 0,72 12-5

45 лет 7,21 1,00 4-8 0,67 13-8 7,32 0,77 6-8 0,53 11-5

50 лет 7,46 0,84 5-8 0,25 16-5 7,50 0,75 6-8 0,18 7-3

55 лет 7,14 0,97 5-8 -0,32 5-0 6,86 0,93 5-8 -0,64 5-2

лей, у которых с 35 она количественно превосходит таковую у специалистов. В интервале 50-55 лет инволюция креативности у специалистов составляет 1,99 балла (30% от максимальной в подгруппе), у руководителей меньше

— 1,10 балла (16%). Диапазоны субъективных оценок и стандартные отклонения у специалистов на протяжении всей профессиональной карьеры сохраняют значительную вариативность, у руководителей вариативность минимизируется в период 40-50 лет. Дельта генеза у специалистов становится отрицательной в 45, у руководителей в 50 лет. Наибольшая синхронизация системы у специалистов имеет место в 40, у руководителей в 35 лет. Динамика индивидуального стиля деятельности (ИСД) у всех экспертов позитивна до 45 лет, согласно средним, а, с 50 начинается инволюция системы: у специалистов более выраженная — 2,15 балла (30%), у руководителей она меньше — 0,50 (7%). Первоначально ИСД имеет большие количественные выражения у специалистов, а с 45 — у руководителей. У всех субъектов диапазоны оценок и стандартные отклонения уменьшаются к 40-45 годам, причем у руководителей в большей степени. У специалистов эволюция системы имеет положительные значения до 45 лет, у руководителей — до 50, согласно критерию дельта генеза. У специалистов имеют место два пика синхронизации системы — в 25 и в 40 лет с выраженным рассогласованием системы в период 30-35 лет, у руководителей наибольшая синхронизация системы происходит в 30 лет. После 40 лет у всех синхронизация быстро ослабевает, но у специалистов в большей степени.

Динамика стиля руководства сходна с аналогичной эволюцией ИСД по средним и по вариативности оценок. Дельта генеза у всех экспертов меньше, а синхронизация системы начинается позже: у специалистов в 45, у руководителей — в 50 лет. Инволюция системы выражена меньше у всех: у специалистов — 1,34 балла (19%), у руководителей — 0,30 (4%).

Динамика профессионализма, согласно средним,у специалистов субъектов позитивна до 45 лет, у руководителей до 50 лет. В интервале 50-55 лет инволюция у первых составляет 1,41 балла (20%), у вторых — 0,64 балла (9%). Диапазоны субъективных оценок и стандартные отклонения у руководителей значительно уменьшаются с 35 по 55 лет; в подгруппе специалистов наименьшая вариативность имеет место в 40-45 лет. Дельта генеза у специалистов последовательно уменьшается и становится отрицательной в 50 лет, у руководителей — в 55 лет. Синхронизация системы у специалистов имеет два наибольших значения — в 25 и в 40 лет, у руководителей — в 30-35 лет. После достижения максимума синхронизация у специалистов быстро ослабевает, а у руководителей в меньшей степени.

Интервал между пиками разных систем в группе специалистов составляет 5 лет и приходится на возраст 40 и 45 лет, в группе руководителей

— 10 лет (40 и 50 лет).

Рассмотрим эволюцию четырех систем в подгруппах социально реализованных (201 чел.), не состоящих в браке (10 чел.) и лиц, не имеющих детей (16 чел.). Динамика развития психологических систем у социально реализованных по количественным характеристикам сходна с динамикой систем у специалистов (табл. 5-7).

Таблица 5

Возрастная динамика составляющих профессионализма государственных служащих-социально реализованных (п = 201 чел)

Возраст Креативность Индивидуальный стиль деятельности

X 5 дио АТ №N2 X 5 дио АТ №N2

До 25 6,03 1,58 1-8 - 12-1 4,59 1,66 1-8 - 13-6

30 лет 6,10 1,58 1-8 0,07 5-2 5,63 1,56 1-8 1,04 13-8

35 лет 6,59 1,23 4-8 0,49 11-2 6,45 1,36 2-8 0,82 15-9

40 лет 6,83 1,06 4-8 0,24 15-6 6,99 1,15 3-8 0,54 17-8

45 лет 6,74 1,08 4-8 -0,09 13-2 7,11 1,05 4-8 0,12 11-2

50 лет 6,48 1,11 3-8 -0,26 9-2 6,85 1,25 3-8 -0,26 4-1

55 лет 4,57 1,57 1-8 -1,91 3-1 4,86 2,15 1-8 -1,99 3-2

Продолжение таблицы 5

Возраст Стиль руководства Про( іессионализм

X 8 ДИО ДТ №N2 X 8 ДИО ДТ №N2

До 25 4,09 1,59 1-7 - 10-6 4,95 1,61 1-8 - 11-4

30 лет 5,19 1,47 1-8 1,10 12-7 5,57 1,50 1-8 0,62 9-2

35 лет 6,09 1,36 2-8 0,87 14-8 6,14 1,38 3-8 0,57 4-2

40 лет 6,87 1,12 3-8 0,78 16-7 6,82 1,09 4-8 0,68 13-3

45 лет 7,22 0,97 4-8 0,35 15-6 7,11 0,98 4-8 0,29 7-2

50 лет 7,14 1,18 3-8 -0,08 7-1 7,07 1,08 4-8 -0,04 2-1

55 лет 5,82 1,92 1-8 -1,32 1-1 5,78 1,53 2-8 -1,29 2-0

Таблица 6

Возрастная динамика составляющих профессионализма государственных служащих — не состоящих в браке (п = 10 чел)

Возраст Креативность Индивидуальный стиль деятельности

X 5 Дио АТ N1^ X 5 ДИО АТ

До 25 5,40 1,51 3-8 - 14-9-4 3,80 0,92 2-5 - 7-2-4

30 лет 6,90 1,65 3-8 1,50 8-5-5 5,50 1,27 4-8 1,70 6-5-7

35 лет 4,60 2,49 2-8 -2,30 13-12-7 6,90 1,29 5-8 1,40 7-6-15

40 лет 5,20 2,15 3-8 0,60 13-12-7 7,40 0,70 6-8 0,50 6-2-11

45 лет 5,10 2,08 3-8 -0,10 14-12-6 6,70 1,06 5-8 -0,70 8-4-9

50 лет 4,80 1,69 3-7 -0,30 13-11-7 6,70 1,16 5-8 0 12-9-6

55 лет 3,00 1,16 2-5 -1,80 11-8-11 5,70 1,70 4-8 -1,00 14-14-4

Продолжение таблицы 6

Стиль руководства Профессионализм

Возраст X 8 ДИО ДТ МММ X 8 ДИО ДТ МММ

До 25 4,60 1,42 2-6 - 6-6-15 4,40 0,97 3-5 - 6-4-3

30 лет 6,40 1,78 4-8 1,80 7-5-15 6,20 1,23 5-8 1,80 4-2-2

35 лет 7,00 1,32 5-8 0,60 6-4-15 5,00 1,69 3-7 -1,20 11-9-7

40 лет 7,30 1,06 5-8 0,30 5-4-13 6,30 1,34 5-8 1,30 13-10-7

45 лет 6,50 0,96 5-8 -0,80 5-4-9 6,70 0,95 6-8 0,40 12-10-7

50 лет 6,60 1,08 5-8 0,10 12-9-6 7,30 0,68 6-8 0,60 8-2-3

55 лет 7,30 1,34 4-8 0,70 6-2-8 5,00 0,93 4-6 -2,30 10-9-10

Таблица 7

Возрастная динамика составляющих профессионализма государственных служащих — не имеющих детей (п = 16 чел)

Возраст Креативность Индивидуальный стиль деятельности

X 5 ДИО АТ №N2 1 5 ДИО А'Р №N2

До 25 6,06 1,17 4-8 - 8-3 4,87 1,49 2-7 - 15-8

30 лет 6,25 0,86 5-8 0,20 13-5 5,94 1,47 3-8 1,07 16-7

35 лет 6,50 1,20 4-8 0,25 14-4 6,69 1,25 4-8 0,75 15-6

40 лет 6,62 1,15 4-8 0,12 24-12 7,31 1,00 5-8 0,62 14-7

45 лет 6,56 1,08 4-8 -0,08 24-10 7,37 0,96 5-8 0,06 16-9

50 лет 6,19 1,11 4-8 -0,37 18-9 6,69 1,39 3-8 -0,68 18-7

55 лет 4,69 1,45 3-8 -1,50 10-2 4,81 1,67 2-8 -1,88 17-11

Продолжение таблицы 7

Возраст Стиль руководства Профессионализм

г 8 ДИО ЛЧ' шш г 8 ДИО ЛЧ' шш

До 25 4,38 1,41 2-7 - 11-3 4,69 1,61 2-8 - 16-7

30 лет 5,56 1,25 3-8 1,18 19-8 5,56 1,46 3-8 0,87 18-9

35 лет 6,63 1,03 5-8 1,07 16-10 6,06 1,33 4-8 0,50 22-11

40 лет 7,13 0,89 5-8 0,50 16-7 7,00 1,02 5-8 0,94 27-21

45 лет 7,62 0,72 6-8 0,49 15-6 7,31 0,95 5-8 0,31 25-19

50 лет 7,31 1,08 5-8 -0,31 13-4 6,94 1,60 3-8 -0,37 16-8

55 лет 6,00 1,45 2-8 -0,31 17-7 6,00 1,40 3-8 -0,94 15-9

Примечание: % — «средние» статистики по выборке; 5 — стандартное отклонение; ДИО — диапазон индивидуальных оценок; АТ — «дельта генеза»; ЫШ2

— «синхронизация систем»: число интеркорреляций разных системы в диапазоне от 25 до 55 лет ( г > 0,33 и г > 0,50). Шрифтом выделены зоны перелома в развитии психологических систем, их эволюции/ инволюции (сдвоенность некоторых числовых значений отражает, видимо, то, что перелом в эволюции приходится где-то на середину двух 5-летних интервалов); ЫЫЫ — «синхронизация систем»: число положительных интеркорреляций разных системы в диапазоне от 25 до 55 лет (г > 0,33, число интеркорреляций с г > 0,50; число отрицательных интеркорреляций с г > 0,33).

Эволюция креативности у лиц, не состоящих в браке, неравномерная

— первый пик приходится на 30 лет, второй — на 40 лет с последующей выраженной инволюцией (3,9 балла или 43%). В группе не имеющих детей эволюционные процессы мало выражены в интервале 25-50 лет с последующим понижением на 23%. Наименьшие величины диапазона субъективных оценок и стандартных отклонений у не состоящих в браке приходятся на начало и завершение карьеры; у не имеющих детей индивидуальная вариативность стабильно незначительна. Дельта генеза у не состоящих в браке становится отрицательной дважды — в 35 и в 45 лет, у не имеющих детей — в 45 лет. Наибольшая синхронизация системы у не имеющих детей происходит в 40-45 лет, у не состоящих в браке она стабильная за исключением 30 и 50 лет.

Динамика индивидуального стиля деятельности (ИСД) у всех экспертов позитивна до 40-45 лет, согласно средним, с последующей инволюций системы более выраженной у не состоящих в браке — на 1,88

балла (26%). У не состоящих в браке диапазоны оценок и стандартные отклонения наименьшие в 40, у не имеющих детей — в 45 лет. У первых дельта генеза становится отрицательной в 45, у вторых — в 50 лет. У первых наибольшая синхронизации системы происходит в 55 лет на фоне выраженной инволюции, у вторых она стабильно высока на протяжении всей карьеры.

Пик динамики стиля руководства у не имеющих детей приходится на 45 лет с наибольшей синхронизацией системы в 30-35 лет, у не состоящих в браке — на 40 лет при показательно низкой синхронизации на протяжении всей карьеры. Более показательным и только для этой группы является, однако, множество отрицательных корреляций на протяжении всей карьеры.

Пик профессионализма, согласно средним, у не состоящих в браке приходится на 50 лет с последующей резкой инволюцией — на 2,3 балла (32%), у не имеющих детей — на 45 лет и последующей умеренной инволюцией. Диапазоны субъективных оценок и стандартные отклонения у первых наименьшие в 50 лет при парадоксальной десинхронизации систем, у вторых — в 45 лет при множестве жестких корреляций на протяжении всей карьеры.

Интервал пиков четырех систем в группе социально реализованных составляет 5 лет и приходится на возраст 40 и 45 лет, в группе не состоящих в браке — 20 лет (30 и 50 лет), в группе не имеющих детей — 5 (40 и 45 лет).

Обратимся к хронологическим параметрам — «критическим точкам» min, max, XX, NN. Точка Мах отражает наивысшую стадию развития системы (например, креативности — 6,51 балла у мужчин в 35 лет и 7,11 балла у женщин в 40 лет, профессионализма — 6,95 балла у мужчин в 45 лет и 7,08 балла у женщин в 45 лет). Точка min. — наименьшая величина, отражающая эволюцию системы (например, креативности — 4,35 балла у специалистов в 55 лет и 5,00 у руководителей в 25 лет, профессионализма

— 5,02 балла у специалистов в 25 лет и 4,11 балла у руководителей).

Точка XX отражает момент «пересечения» систем, т. е. сравнительное угасание одной и более активное развитие другой системы, занимающей в данный момент доминирующую позицию (например, превалирование профессионализма над креативностью у мужчин в 37,5 лет и у женщин — в 42,5; креативность у специалистов в 33 года начинает уступать созреванию индивидуального стиля, а в 40 лет — профессионализма, у руководителей

— в 40 лет). Точками XX относительной динамики («дельты генезиса») у специалистов выступает уровень 6,60 балла в 38 лет, когда темпы прироста профессионализма превосходят темпы динамики и креативности, и индивидуального стиля, а у руководителей — 6,68 балла в 35 лет, когда динамика креативности превосходит динамику профессионализма, и 7,00 балла в 43 года, когда динамика стиля уступает динамике профессионализма.

Точка NN есть моменты перехода системы в «негативную» стадию, в состояние «нуль»и «минус», в состояние выраженного регресса (например, креативность у мужчин в 40 и у женщин в 44 года; креативность у специалистов в 42 и у руководителей в 45лет; профессионализм специалистов в

49 и руководителей в 53).

Обсуждение результатов будем рассматривать как возможные ответы на открытые вопросы, поставленные исследованиями под руководством Б. Г. Ананьева [2, 3], и как сопоставление хронотоп- 1960-х и хронотоп-2000-х. В целом подтверждаются сделанные им выводы о возрастной динамике эволюции/ инволюции психики: росте, относительной стабильности функций и систем, о последующем снижении их выраженности, о роли образования и профессионального труда.

Возрастная динамика эволюции психических функций и сложных психологических систем отлична. В отношении рассмотренных нами психологических систем имеет место множество эффектов, порождаемых взаимодействием биологического и социального. Один из них — эффект «масштабности смещения» («принцип вложенных матрешек»)', более сложные системы достигают «пика» позже сравнительно простых систем, а их инволюционная ветвь более полога. Они как бы интегрируют сравнительно простые системы, прошедшие свой эпогей. Менее сложные психологические системы созревают раньше более сложных, как бы передавая им эстафету «доминанты». Если выраженное развитие систем согласуется с началом трудовой активности и карьеры людей, то весомой причиной интенсивности инволюционных процессов выступает ожидание завершения карьеры, вернее, социальные стереотипы выхода на пенсию в 55 лет для женщин и в 60 лет для мужчин.

Все критерии динамики эволюции/ инволюции систем отражают наличие чаще одной выраженной вершины для данной психологической системы. Феномен продолжительного «плато» — более 5-10 лет — в их генезисе не выявлен. Имеющая место в отдельных группах двухвершинная динамика есть следствие очевидных социальных детерминант. Начало инволюции менее сложных систем приходится на фазу стабилизации или подъема более сложных.

Динамика эволюции психологических систем у мужчин и женщин сходна, но имеет ряд отличий. Для мужчин более характерна монотонная эволюция систем с одной вершиной. У женщин встречается двухвершинная динамика (креативность) и быстрое угасание систем, объясняемые типичной профессиональной карьерой (перерывами в связи с беременностью и рождением детей и отстраненностью на время от трудовой деятельности; более близкой перспективой завершения трудовой деятельности). Соответственно, инволюция систем у мужчин протекает более плавно, у женщин — резко в период 50-55 лет. У мужчин встречается другой эффект — два возрастных периода синхронизации систем (креативности, индивидуального стиля деятельности, профессионализма) в 25 и в 40 лет, тогда как у женщин выделяется только одна возрастная зона наибольшей синхронизации. Объяснением могут служить более острые кризисы профессионального становления у мужчин в 30-35 лет, в возрастном периоде, когда женщины более вовлечены в сферу семьи. Синхронизация систем у мужчин более выражена, интервал между пиками больше, а межиндивидуальная вариативность меньше в силу типовой «профессиональной стандартизации», чем у женщин с более

вариативной карьерой (не фиксированные перерывы вследствие беременности, родов, воспитания детей, «карьеры за спиной мужа» и пр.). Таким образом, есть основания говорить о гендерных особенностях динамики эволюции психологических систем.

Должностная позиция и социальный статус людей выступают наиболее весомыми среди изучаемых нами ранее факторов [15, 16]. Средние оценки у всех субъектов монотонно возрастают, но у специалистов до 45, а у руководителей — до 50 лет. В интервале 50-55 у специалистов активно развиваются процессы инволюции систем, которые у руководителей характеризуются большей стабильностью и устойчивостью к угасанию. У специалистов имеют место два пика синхронизации системы — в 25 и в 40 лет с выраженным рассогласованием систем в период 30-35 лет, объяснением которых могут быть кризисы профессионального становления в 30-35 лет (не состоявшиеся должностные продвижения и т. п.) и меньшая социальная защищенность в преддверии отставки по возрасту. У лиц с более высоким социальным статусом (руководители — государственные служащие, элита частной охраны — телохранители, социально реализованные люди) пики эволюции систем приходятся на более поздний возраст, интервалы между пиками более продолжительны, межиндивидуальная вариативность меньше, а инволюционные процессы менее выражены, чем у лиц с более низким статусом. Группы лиц со сравнительно высоким социальным статусом более «монолитны», более гомогенны не только в плане их социаль-но-демографических характеристик, но также и в аспекте эволюции систем, параметры которых более согласованны и оптимальны. У государственных служащих — людей с более высоким социальным статусом и образованием, в сравнении с частными охранниками, стадии развертывания и кульминации систем приходятся на более поздние возрастные периоды.

У лиц с ограниченной социальной самореализацией (не состоящих в браке или не имеющих детей) выявлено несколько эффектов напряженной и неровной динамики развития, характерных только для этих групп. У первых удлиненный интервал пиков созревания (20-25 лет): критерии состояния систем рассогласованы на протяжении всей профессиональной карьеры', интенсивная инволюция в преддверии отставки. Наиболее типичным для не состоящих в браке нам видится множество отрицательных корреляций, указывающих на колоссальное внутреннее напряжение и несогласованность динамики разных психологических систем, надо полагать, имеющих высокую психофизиологическую цену. Десинхронизация систем наряду с другими критериями (двугорбая кривая, асинхронность развития разных систем и разных составляющих каждой из них) отражает также энергетический аспект эволюции систем. Наиболее выраженно эффект рассогласования проявляется в их стиле руководства — психологической системе, обеспечивающей успешность взаимодействия и управление другими людьми, и в профессионализме в целом. Типичной для лиц, не состоящих в браке или не имеющих детей, является жесткость связей систем (т. е. положительных корреляций состояния системы с ее состояниями в другом возрасте и с другими системами — г > + 0,50). Следствием этих эффектов

может быть «жесткий стиль», «жесткий профессионализм» и т.п.

У лиц, не имеющих детей, выявлен нетипичный укороченный интервал пиков созревания систем (5 лет).

Во всех группах выявлена «профессиональная стандартизация» — выраженное уменьшение межиндивидуальной вариативности состояний системы у разных людей от начала карьеры к ее середине с последующим возрастанием вариативности к завершению карьеры.

Выводы

1. Эволюция психологических систем подвержена влиянию социальных и биологических факторов, вызывающих «расщепление» ее траекторий: должностной позиции, социального статуса профессии и специализации, полноты социальной реализации, пола и возраста человека. В биологически и социально разных группах людей динамика эволюционных процессов качественно различна.

2. Возрастная эволюция психологических систем характеризуется более ранним развертыванием, более быстрой и более выраженной инволюцией менее сложных из них в сравнении с отставленным, пролонгированным и слабо выраженным угасанием более сложных психологических систем. Эффекты «плато» в эволюции четырех рассматриваемых систем непродолжительны (5-10 лет).

3. Эволюция психологических систем есть многоаспектный, многогранный и гетерохронный и интра-гетерохронный процесс, разные составляющее которого могут достигать своей кульминации сравнительно независимо от других. «Многослойность», интра-гетерохронность процессов эволюции сложных психологических систем можно фиксировать посредством разных критериев, в частности: средних статистик, средних квадратических отклонений, диапазона вариации, дельты генезиса, синхронизации систем. В качестве хронологических параметров, позволяющих количественно фиксировать гетерохронность эволюции систем, могут выступать «критические точки» их динамики: тт, тах, XX, NN.

4. Дифференциальный подход обнаруживает количественные и качественные различия в развитии психологических систем — их динамике, синхронизации, профессиональной стандартизации, индивидуальной вариативности и др. Более гомогенными не только в плане социально-демографи-ческих характеристик, но и оптимальной эволюции психологических систем являются группы с более высоким социальным статусом (руководители, профессиональная элита, социально реализованные). Межиндивидуальная вариативность процессов эволюции в таких группах меньше, разные критерии развития систем более согласованы между собой, пики их созревания находятся в оптимальном интервале, инволюционные процессы отсрочены и менее выражены.

5. Характерная организация психологических систем для случаев ординарной профессиональной карьеры и благополучной социальной самореализации такова: последовательное, плавное смещение доминирующих систем, синхронизация к середине или ко второй половине карьеры (к 35-

40-45 годам), уменьшение индивидуальной вариативности в этот период.

6. В исследовании выявлены еще не описанные в литературе эффекты эволюции психологических систем: «профессиональная стандартизация» в середине карьеры, «масштабности смещения» (или «принцип вложенных матрешек») как последовательность созревания более сложных систем, «интервал пиков» созревания разных систем, 5-летний «управленческий лаг», интра-гетерохронностъ — гетерохронность в развитии атрибутивных признаков системы, не-идентичность динамики разных ее сущностных свойств, синхронизация/ десинхронизация психологических систем в периоды вероятных жизненных кризисов. Динамика эволюции сложных психологических систем может служить одним из базовых оснований для периодизации развития человека

ЛИТЕРАТУРА

1. Акмеология / под общ. ред. А. А. Деркача. М. : РАГС, 2002. 650 с.

2. Ананьев,Б. Г. Человек как предмет познания. В кн.: Избранные психологические труды. М. : Педагогика, 1980. С. 13—178.

3. Ананьев, Б. Г. О проблемах современного человекознания. СПб. : Питер, 2002. 272 с.

4. Асмолов,А. Г. Психология личности. М. : Изд-во МГУ, 1990. 367 с.

5. Баранцев, Р. Г. Синергетика в современном естествознании. М. : Едиториал УРСС, 2003. 144 с.

6. Большой энциклопедический словарь. М. : Большая российская энциклопедия, 2002. 1456 с.

7. Братусь,Б. С. Аномалии личности. М. : Мысль, 1988.

8. Идея системности в современной психологии / под ред. В. А. Барабанщикова. М. : Институт психологии РАН, 2005. 496 с.

9. Краткий словарь иностранных слов. М. : Русский язык, 1988. 632 с.

10. Марков, В. Н. Личностно-профессиональный потенциал управленца и его оценка. М. : РАГС, 2001. 262 с.

11. Марков,В. Н. Проблемы профессиональной самореализации кадров управления. М. : РАГС, 2004. С. 104.

12. Петровский,В. А. Личность в психологии: парадигма субъектности. Ростов-на-Дону : Феникс, 1996.

13. Синягин,Ю. В. Психологические механизмы формирования руководителем управленческой команды. М., 2001. 272 с.

14. Синягин,Ю. В. Личностно-профессиональный опросник РАГС и его модификация. М. : РАГС, 2004. 49 с.

15. Степин, В. С. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция. М. : Прогресс-традиция, 2000. 634 с.

16. Толочек, В. А. Психологические факторы специализации и успешности в видах охранной деятельности / В. А. Толочек, Н. Г. Краюшенко // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1998. ц 3. С. 52—63.

17. Толочек,В. А. «Квазидиагностика»и проблема целостного изучения человека // Мир психологии. 2004. ц 4. С. 100—111.

18. Толочек,В. А. Социализация в квадрате: локализация феномена «акме»и его вероятные детерминанты // Мир психологии. 2005. ц 4. С. 50—65.

19. Толочек,В. А. Профессиональный отбор и психологические тесты. М. : «Ба-

Биологические и социальные факторы эволюции психологических систем ярд», 2007. 216 с.

20. Толочек,В. А. Современная психология труда. СПб. Питер, 2008. 456 с.

21. Толочек,В. А. «Современное человекознание» Б. Г. Ананьева: состояние и проблемы // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». 2007. ц 2. С. 3—13.

22. Юревич,А. В. Психология и методология. М. : ИП РАН, 2005. 312 с.

BIOLOGICAL AND SOCIAL FACTORS OF EVOLUTION PSYCHOLOGICAL SYSTEMS V. A. Tolochek

The problem of a historicism of humanitarian knowledge on an example of the concept of "Modern research of the person" by B.G.Ananev is discussed. The attention to the question on social and biological factors of evolution of psychological systems is brought. The variant of modeling long researches by means of diagnostic greater homogeneous groups is offered. The given studying a role of social factors in evolution of complex psychological systems (creativity, individual style of activity, style of a management, professionalism) subjects of skilled work (civil servants and private security guards) in subgroups are cited: men and women; experts and heads; persons of socially realized, not married, not having children differing on specialization of activity and its social status. Such criteria of the analysis, as average, average quadratic deviations, a range of estimations, delta of genesis, synchronization of systems are allocated. Chronological parameters of evolution of systems are entered — points min, max, XX, NN. Effects of evolution of psychological systems as consequence of influence of social and biological factors are considered.

Key words: evolution, involution, dynamics, social factors, psychological systems, kvazi-measurements, criteria, synchronization, delta of genesis, a point min, max, XX, NN.