Ю.А. Леонтьева

АНАЛИЗ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ У МУЖЧИН И ЖЕНЩИН

Проблема родительских представлений о воспитании ребенка достаточно разработана. Понятие родительское представление включает в себя субъективно-оценочное, сознательноизбирательное отношение к ребенку, которое определяет особенности родительского восприятия, способ общения с ребенком, характер приемов воздействия на него [1, 2]. В его структуре выделяют эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты [1, 2, 4].

Родительское отношение к ребенку представляет собой культурно-исторический феномен, исторически изменчивое явление, которое находится под влиянием общественных норм и ценностей. Описан ряд теоретических подходов к пониманию роли и содержания детско-родительских отношений, сформулированных разными психологическими школами: психоаналитический, бихевиористский, гуманистический модели [9, 10, 11]. В настоящее время наиболее популярна классификация стилей родительского поведения Д.Бомринд: авторитетный, авторитарный, либеральный, индифферентный стили родительского поведения.

Различным аспектам изучения семьи и семейного воспитания, в том числе психологии родительских представлений о процессе воспитания ребенка, посвящены исследования философов и социологов (Л.П.Буева, В.В.Розанов, Н.Я.Соловьев, В.Я.Титаренко и др.), психологов (А.А.Бодалеев, И.С.Кон, В.Л.Левин, А.М.Прихожан, А.С.Спиваковская, Н.Н.Толстых), психотерапевтов (А.И.Захаров, Б.Д.Карвасарский, А.Е.Личко и др.). Проблемы семьи и семейного воспитания рассматриваются и в трудах зарубежных социологов и психологов (Р.Байярд, Д.Байярд, Д.Лешли, П.Лич и др.), психотерапевтов и психиатров (Р.Кэмпбелл, А.Фрамм), педагогов (Л.Ан-зорг, Я.Корчак, Б.Спок, Л.Перну).

Гендерные различия в представлениях о воспитании детей в настоящее время изучаются представителями различных наук: психологии, медицины, педагогики, социологии и др. [6]. Такой интерес вызван, в первую очередь, социальными изменениями, при которых женщина становится активным участником общественных отношений (например, в сфере труда) [5,6]. Новый взгляд на гендерные роли с ростом феминизации не мог не повлиять на институт отцовства. Появление современной модели отцовства связывают с демократическими, гуманистическими тенденциями в обществе, равноправием супругов в распределении прав и обязанностей в семье [8]. Отец и мать в современной семье представлены как равноправные партнеры. Так, мужчина по современному российскому законодательству имеет право на оформление отпуска по уходу за ребенком.

Нами было проведено исследование с целью выявления различий в представлениях о воспитании детей по гендерному признаку. Сбор эмпирического материала проходил в период с сентября по ноябрь 2008 года в Санкт-Петербурге. Общее число испытуемых 60 человек: 30 мужчин и 30 женщин в возрасте от 20 до 30 лет. В данной выборке нет значительных различий в социально-демографических характеристиках испытуемых. Все участники исследования - жители города Санкт-Петербурга, почти половина из них с высшим образованием.

Психологическая диагностика осуществлялась с использованием следующих методик: анкета, опросник PARY, опросник ОРО.

Сравнительный анализ результатов эмпирического исследования позволил выявить достоверные различия по ряду показателей. Чрезмерная забота более выражена у женщин (р < 0,05), а большей строгостью характеризуются, напротив, мужчины, что, вероятно, объяснимо ошибочным выводом о том, что дисциплина - это самый главный аспект в воспитании и требование ее первостепенно. Также выявлены следующие различия (р < 0,01).

Более выраженная направленность мужчин на установление товарищеских отношений свидетельствует об интересе к собственному ребенку (р < 0,05). Установка на товарищеские

отношения отца в семье, проявляющаяся, прежде всего, в активном вмешательстве в мир ребенка, зависит от ценностной значимости семьи для него, желания увидеть результаты воспитания своего ребенка. Быть компетентным родителем для отца означает передачу своего жизненного опыта с позиции "сверху".

Полученные высокие оценки по шкале "ускорение развития ребенка" подтверждают популярность центров раннего развития ребенка. Обучение детей с раннего возраста иностранным языкам, занятия математикой и другими дисциплинами, активные спортивные упражнения свидетельствует о желании матери ускорить развитие своих детей (р < 0,01).

Выявленные различия по показателю "симбиоз" соответствуют норме. Женщина ощущает себя с маленьким ребенком единым целым, стремится удовлетворить его физиологические потребности в заботе, любви и принятии (р < 0,01). По сути, это физиологический симбиоз, который по мере взросления ребенка утрачивается. Но со временем, если родитель будет стремиться по-прежнему к симбиотическим отношениям, произойдет фрустрация онтогенетически более поздних потребностей ребенка в отделении от матери, определении границ Я, самостоятельном познании мира. Как правило, психологический симбиоз взамен утерянного физиологического устанавливаются по инициативе матери, испытывающей бессознательный страх потери ребенка как части Я. Страх матери рационализируется и проявляется в виде таких воспитательных стилей, как инфантилизация и потворствующая гиперопека.

Результаты исследования по шкале "маленький неудачник" показали, что отцы больше, чем матери стремятся инфантилизироватъ ребенка (р < 0,01). Мужчины видят ребенка младшим по сравнению с реальным возрастом. Ребенок представляется не приспособленным, не успешным, открытым для дурных влияний. Отсутствует достаточное доверие к собственному ребенку и, как результат, отчетливо проявляется желание оградить ребенка от трудностей жизни и строго контролировать его действия.

Результаты корреляционного анализа полученных показателей позволили сделать следующие выводы.

Чрезмерная забота о ребенке предполагает тенденцию к гиперопеке, связанную с восприятием своего ребенка как зависимого и несамостоятельного (р < 0,01). Результаты корреляционного анализа показателей по данной шкале показывают большую выраженность рассматриваемого стремления у женщин, что соответствует результатам сравнительного анализа показателей исследования (р < 0,01).

Однако чрезмерная забота о ребенке свидетельствует о преимуществе установок на демократичность в воспитании детей, о направленности на равное общение с ним, поддерживание его интересов и учете мнений (р < 0,05).

Также выявлена тенденция мужчин к гиперопеке, которая, вероятно, связана с восприятием своего ребенка как зависимого и несамостоятельного, что согласуется с результатами сравнительного анализа (р < 0,01). Высокие показатели по признаку "Жертвенность родителей" предполагают низкий уровень направленности на ускорение развития ребенка, а также на восприятие собственного ребенка не приспособленным, неспособным добиться успеха в жизни из-за низких способностей, небольшого ума, физической непривлекательности (р < 0,05).

Устойчивая взаимосвязь показателей по шкалам "Страх причинить вред" и "Подавление сексуальности ребенка" согласуются с интерпретацией данных признаков методики PARY (р < 0,05). Выраженность стремления максимально удовлетворить потребности ребенка в безопасности вполне естественна, как для мужчин и женщин. Подавление сексуальности, в свою очередь, выступает как один из механизмов защиты ребенка.

Поощрение активности ребенка положительно коррелирует с показателями по шкале "Маленький неудачник". Это означает, что высокие значения по признаку "Поощрение активности ребенка" (PARY) предполагают выраженную направленность родителя оградить ребенка от трудностей жизни и строго контролировать его действия (р < 0,01). Возможно, в данном случае поощрение активности ребенка рассматривается как желание родителя выработать в ребенке волевые качества и деловую самостоятельность, как качества, необходимые для продуктивной жизнедеятельности.

Отрицательная устойчивая взаимосвязь показателей по шкалам "Поощрение активности ребенка" (PARY) с "Симбиоз" (ОРО), свидетельствует о том, что увеличении значений показателей по первой шкале будут уменьшаться значения по второй. Чем выше направленность на активность ребенка, тем ниже выраженность тревоги за него, а также стремление оградить его от трудностей и неприятностей жизни (р < 0,05).

Корреляционный анализ показателей по признаку "Ускорение развития ребенка" PARY позволил выявить устойчивую взаимосвязь с показателями по шкале "Принятие-отвержение" (ОРО). Полученные данные указывают на то, чем больше родителю нравится ребенок, чем больше он уважает его индивидуальность, симпатизирует ему, тем сильнее он направлен на ускорение его развития (р < 0,01). Значимые отрицательные зависимости между признаками "Ускорение развития ребенка" и "Маленький неудачник" свидетельствуют об обратной связи между перечисленными шкалами. А именно, чем выше стремление к ускорению развития ребенка, тем ниже уровень стремления инфантилизировать ребенка, приписать ему личную и социальную несостоятельность (р < 0,01). Результаты корреляционного анализа показателей по данной шкале показывают большую выраженность рассматриваемого стремления у мужчин, чем у женщин (р < 0,01).

Чем больше родителю нравится ребенок, чем больше он уважает его индивидуальность и симпатизирует ему, тем больше ребенок кажется родителю приспособленным к окружающему миру, успешным и наоборот (р < 0,01). Результаты корреляционного анализа показателей по данной шкале показывают большую выраженность рассматриваемого стремления у мужчин, чем у женщин, что соответствует результатам сравнительного анализа показателей исследования (р < 0,01).

Заинтересованность родителя в делах и планах ребенка, желание во всем помогать, поощрение его инициативы и самостоятельности, желание быть с ним на равных предполагает демократичный тип воспитания и адекватный контроль за ребенком (р < 0,05).

Чем сильнее выражено ощущение родителя с ребенком единым целым, стремление удовлетворить все его потребности, оградить от трудностей и неприятностей жизни, тем ниже уровень стремления инфантилизировать ребенка, приписать ему личную и социальную несостоятельность (р < 0,01).

Таким образом, был выявлен ряд гендерных различий в показателях исследования. Полученные в ходе эмпирического исследования данные могут быть рекомендованы к работе по оптимизации детско-родительских отношений, в консультативной и психотерапевтической практике по коррекции формирования представлений о воспитании детей у молодых и будущих родителей, а также при усыновлении.

Литература

1. Авдеева Н.Н. Роль матери и отца в развитии ребенка в раннем детстве// Дошкольное воспитание. 2005. №3.

2. Авдеева Н.Н. Роль матери и отца в развитии ребенка в раннем детстве // Дошкольное воспитание. 2005. №5.

3. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. 1991. № 4.

4. Андреева Т.В. Социальная психология семейных отношений. СПб., 1998.

5. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. СПб, 2001.

6. Ворошнина О. Р. Психологическая коррекция депривированного материнства//Автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1998.

7. Леви В.Л. Как воспитывать родителей или новый нестандартный ребенок. М., 2002.

8. Марновская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. СПб., 2002.

9. Практическая психология для педагогов и родителей /Под ред. М.К. Тутушкиной. СПб., 2000.

10. Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. М., 1996.

11. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи. СПб., 2002.