Сиваша; ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

УДК 316.613.43-053.6

АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ И НАПРАВЛЕНИЯ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

О. Ф. Рогаль-Левицкая (Астраханский государственный университет)

Приводится анализ основных проблем девиантного поведения у подростков. Рассматриваются психологические концепции, выявляющие суть кризисов периода взросления, теоретические модели ко-пинг-поведения подростков, а также способы профилактики аддиктивного поведения.

Ключевыге слова: девиантное поведение; аддикция; подростковый возраст; Я-концепция; копинг; эмоциональный стресс; ресоциализация; эмпирическое исследование.

Возраст 15—16 лет в психологических исследованиях относится к старшему подростковому возрасту, или к ранней юности. Этот возраст характеризуется рядом специфических особенностей, и прежде всего кардинальными преобразованиями в сфере сознания, деятельности и системы взаимоотношений. Данный этап отличается бурным ростом человека, формированием организма в процессе полового созревания, что оказывает заметное влияние на психофизиологические особенности подростка. Естественны для этого возраста стремления к проявлению взрослости, развитию самосознания и самооценки, интерес к своей личности, к своим возможностям и способностям. При отсутствии условий для позитивной реализации своих потенциалов процессы самоутверждения могут происходить в искаженных формах, приводить к неблагоприятным реакциям и последствиям.

Нами было проведено эмпирическое исследование, целями которого стали выявление у подростков с девиантным поведением комплекса специфических личностных особенностей, влияющих на адаптацию к трудовой деятельности, по сравнению с группой «норма»; оптимизация траектории развития личности подростка с девиантным поведением с помощью проведения экспериментального социально-психологического тренинга личностного роста; анализ психодиагностических и опросных материалов, полученных до и после проведения экспериментальных занятий, для подтверждения или опровержения гипотезы исследования.

Гипотеза исследования заключалась в предположении, что психологическим условием девиантного поведения является комплекс психологических характеристик, состоящий из выраженной эгоцентрической направленности и низкого уровня рефлексии. Применение комплексного метода психокоррекционного воздействия на основе положений В. С. Мухиной о развитии личности подростка через присвоение существующих в культуре ценностных ориентаций [2] позволяет предупреждать отклоняющееся поведение и развитие личности подростка по девиантному типу и способствует эффективной адаптации к трудовой деятельности.

Рассмотрим подробнее новообразования и поведенческие реакции, свойственные данному возрастному периоду. Большой вклад в это направление исследований внесли многие известные психологи. Так, Л. С. Выготский считал, что особенности протекания и продолжительность подросткового возраста заметно варьируются в зависимости от уровня развития общества, что именно в подростковом возрасте влияние среды на развитие мышления приобретает особую значимость. Ключом ко всей проблеме психологического развития подростка он назвал проблему интересов. Ученым были выделены несколько основных групп (доминант) наиболее ярких интересов подростков:

— эгоцентрическая (интерес подростка к собственной личности) доминанта;

— доминанта дали (установка подростка на большие масштабы, которые

© Рогаль-Левицкая О. Ф., 2012

111!111Й1И1!Ш № 2,

для него более субъективно приемлемы, чем текущие, сегодняшние);

— доминанта усилия (тяга к сопротивлению, преодолению, волевым напряжениям, которые иногда проявляются в упрямстве, хулиганстве, борьбе против воспитательного авторитета, протесте и других негативных проявлениях);

— доминанта романтики (стремление к неизвестному, рискованному, к приключениям, героизму) [1, с. 297—298].

Центральную задачу периода взросления составляет поиск личностной идентичности — чувства самотожде-ственности, собственной истинности, полноценности, сопричастности миру и другим людям. Э. Эриксон полагает, что каждый человек переживает несколько критических фаз идентичности. Концепция идентичности, разработанная ученым на основе психоаналитических представлений, позволяет подойти к пониманию психических проблем взросления. К важнейшим конфликтам этого возраста относятся диффузия идентичности, диффузия времени, застой в работе, отрицательная идентичность [8, с. 122—123].

X. Ремшмидт среди различных форм кризисов называет следующие: нарушения полового развития; кризисы идентичности и авторитетов; переживания отчуждения: деперсонализация (изменение восприятия самого себя) и дереализация (изменение восприятия окружающей обстановки); нарушение оценки своего физического облика (дисморфофобии); нар-цистические кризисы (кризисы поглощенности самим собой); суицидальные попытки; асоциальность, делинквентность и социальная запущенность [4, с. 290— 304].

Трудности, с которыми сталкиваются подростки, требуют определенных стратегий их преодоления. От того, как отвечает подросток на предъявляемые ему требования среды, зависит дальнейшее развитие личности. Одна из стратегий преодоления препятствий получила название «копинг» (от англ. coping — со-владание). Под копингом понимается «процесс конструктивного приспособления, в результате которого данное лицо

оказывается в состоянии справиться с предъявленными требованиями таким образом, что трудности преодолеваются и возникает чувство роста собственных возможностей, а это, в свою очередь, ведет к положительной самооценке» [3, с. 149].

Н. А. Сирота и В. М. Ялтонский рассматривают копинг как деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям [5, с. 63]. Ими выделяется ряд особенностей преодоления эмоционального стресса подростками [6, с. 56—57]:

— механизмы преодоления эмоционального стресса у подростков определяют развитие и формирование различных вариантов поведения, приводящих к адаптации либо дезадаптации индивида. Эти поведенческие модели могут сменять друг друга, претерпевая определенное прогрессивное развитие, и могут носить ригидный, фиксированный характер с последовательным усложнением, приводящим к возникновению нарушений;

— механизмы преодоления эмоционального стресса представляют собой сложные паттерны личностно-средового взаимодействия, включающие концепцию «Я», контроль, системы вербальной, невербальной коммуникации и другие составляющие;

— реализация механизмов преодоления стресса происходит на различных взаимозависимых уровнях: эмоциональном, когнитивном, соматическом, поведенческом. Наиболее четко измеряемым уровнем реализации механизмов преодоления стресса у подростков является поведенческий;

— преодоление стресса подростками может иметь гетеро- и аутоагрессивную направленность, быть связанным с экстернальной либо интернальной по отношению к среде направленностью контроля, эмпатическими, аффилятивными тенденциями, чувствительностью к отвержению;

— выраженным влиянием на преодоление стресса обладают система соци-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

альной поддержки индивида и способность к ее восприятию;

— в подростковом возрасте механизмы преодоления стресса носят динамический и транзиторный характер, обеспечивают развитие индивида, способствуют или препятствуют включению биологических и социальных факторов риска развития поведенческих, психосоматических и психических нарушений.

Профилактика девиантного поведения особую значимость приобретает в подростковом возрасте. Во-первых, это нелегкий кризисный период развития, отражающий не только субъективные явления процесса становления, но и кризисные явления общества. Во-вторых, именно в подростковом возрасте начинают формироваться очень важные качества личности, обращение к которым могло бы стать одной из важнейших составляющих профилактики аддикции. Это такие качества, как стремление к развитию и самосознанию, интерес к своей личности и ее потенциалам, способность к самонаблюдению. К особенностями данного периода относятся появление рефлексии и формирование нравственных убеждений. Подростки начинают осознавать себя частью общества и обретают новые общественно значимые позиции; делают попытки в самоопределении.

В исследовании, которое проходило в три этапа (в 2008—2009, 2009—2010 и 2010—2011 гг.), принимали участие 316 детей подросткового возраста (13—15 лет). Исследование проводилось на базе Астраханского областного социальнореабилитационного центра для несовершеннолетних.

Подросткам предлагались следующие четыре задания: 1) заполнить бланк ответов психодиагностической методики СОП (А. Н. Орел) по шкалам «склонность к преодолению норм и правил», «склонность к аддиктивному поведению», «волевой контроль эмоциональных реакций»; 2) ответить на вопросы опросника методики определения доминирующей личностной направленности подростка (И. Д. Егорычева) по шкалам гуманистической направленности (Я «+»,

О «+»), эгоцентрической направленности (Я «+», О «-»); 3) ответить на вопросы анкеты методики диагностики агрессивных и враждебных реакций (опросник Басса — Дарки), методики «Диагностика самоактуализации личности» (А. В. Лазукин, адаптация Н. Ф. Калина); 4) ответить на вопросы опросника методики исследования уровня эмпатических способностей В. В. Бойко. Исследование проходило в несколько этапов.

В ходе выполнения заданий велось стандартизированное наблюдение.

Сравнение групп испытуемых по степени выраженности исследуемых показателей осуществлялось на основании средних значений по группе по каждой из исследуемых переменных.

При анализе результатов диагностики по тесту СОП были выявлены 117 подростков (37 %) со склонностью к девиантному поведению (первичная группа риска) и соответственно 199 подростков (63 %) — без нее (группа «норма»).

Для старших подростков характерно стремление к самостоятельности и независимости, самостоятельной постановке жизненных целей, возможности осуществлять профессиональный выбор, что отвечает задачам периода развития подростка. Однако выраженная эгоцентрическая направленность личности, отмеченная у 18 % опрошенных, свидетельствует о недостаточно критичном оценивании ими особенностей своей личности. Свои взгляды, интересы, убеждения, личностные качества подросток считает достойными уважения, однако при этом он может быть убежден, что далеко не каждый из окружающих достоин такого же отношения. Смещение вектора личностной направленности с эгоцентрического к выраженному эгоцентрическому свидетельствует о том, что все интересы, потребности подростка направлены только на самого себя.

Выраженная эгоцентрическая направленность указывает на стремление испытуемых брать как можно больше от общества, игнорируя потребности, интересы других людей. Подросток ведет себя так, как, по его мнению, того за-

№ 2, 2012

служивают окружающие. Личность с выраженной эгоцентрической направленностью находится в центре внимания самой себя, вся ее активность сосредоточена на самой себе, собственных интересах, проблемах, основной ценностью для такого подростка является он сам, его мысли, суждения, интересы и потребности. При этом следует заметить, что среди выявленных нами подростков, склонных к девиантному поведению, существенно преобладает эгоцентрическая направленность личности, в свою очередь, большинство подростков (83 %) с выраженной эгоцентрической направленностью, по данным исследования методики СОП, отнесены нами к первичной группе риска.

Проведенное исследование по методике Басса — Дарки (выявление уровня агрессивности) показало высокую распространенность агрессивности среди подростков. Исходя из полученных результатов, можно утверждать, что уровень агрессивности, раздражения, негативизма, обиды, подозрительности у подростков первичной группы риска выше, чем у подростков группы «норма».

Следующим этапом работы было выявление уровня эмпатических способностей по методике В. В. Бойко. Как оказалось, уровень эмпатических способностей подростков с девиантным поведением (первичная группа риска) отличается от аналогичного у испытуемых группы «норма». Различия прослеживаются в рациональном, эмоциональном и интуитивном каналах эмпатии, в установке, способствующей эмпатии, в проникающей способности к эмпатии, в идентификации к эмпатии. У подростков первичной группы риска уровень эмпатии составляет 15,65 балла, у подростков группы «норма» — 26,7 балла. Таким образом, уровень эмпатических способностей подростков с девиантным поведением значительно ниже, чем у подростков группы «норма».

Результаты подверглись статистической обработке для установления значимых различий между двумя выборками с помощью и-критерия Манна —

Уитни и подтвердили правильность наших предположений (р < 0,05).

Как показывают данные, полученные с помощью методики «Диагностика самоактуализации личности», у подростков с девиантным поведением по сравнению с подростками группы «норма» отмечается снижение среднего индекса по шкалам: 1 — ориентация во времени, 2 — ценности, 5 — креативность, 9 — аутосимпатия, 10 — контактность, а также незначительное снижение по шкалам: взгляд на природу человека, потребность в познании, автономность, спонтанность, самопонимание, гибкость в общении. Это свидетельствует о тенденции девиантных подростков откладывать свою жизнь на потом, о более ретроспективной ориентации, повышенном уровне мнительности и неуверенности в себе, предпочтении гедонистических ценностей и желании манипулировать людьми в своих интересах, плохо осознаваемой позитивной Я-концепции, сниженном уровне предрасположенности к взаимно полезным и приятным контактам с другими людьми и о сниженном уровне показателей стремления к творчеству и креативности.

Задачей следующего этапа нашего исследования стало изучение влияния психологического тренинга личностного роста на оптимизацию траектории развития девиантных подростков и повышение их адаптивных способностей. Для проведения экспериментальных занятий на добровольной основе была набрана группа из 57 подростков, отнесенных в результате проведенной диагностики к первичной группе риска (экспериментальная группа). Контрольную группу составили 60 подростков первичной группы риска, которые не принимали участия в экспериментальных занятиях.

По окончании развивающего эксперимента с помощью методики «Диагностика самоактуализации личности» были получены результаты, свидетельствующие о том, что среди подростков первичной группы риска наметились тенденция к адекватному самоанализу, адекватной самооценке, снижению уровня конфликтности с окружающими и тенденция

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

к переориентации ценностей с гедонистических к гуманистическим. Немного повысились уровень уверенности в себе и осознания позитивной Я-концепции, уровень креативности.

Проведенный анализ результатов диагностики эмпатических способностей по методике В. В. Бойко выявил тенденцию к росту уровня данных способностей у подростков экспериментальной группы.

Повышение уровня проникающей способности в эмпатии подростков экспериментальной группы расценивается нами как усиление тенденции к развитию подростками своих коммуникативных свойств, позволяющих создавать атмосферу открытости и доверительности. Если у подростков контрольной группы общий уровень эмпатии составляет 14,95 балла, то у экспериментальной — 21,1 балла.

Проведенный опрос по методике диагностики личностной направленности выявил изменение вектора личностной направленности подростков экспериментальной группы с выраженного эгоцентрического к эгоцентрическому и гуманистическому.

Полученные результаты подтверждают эффективность экспериментальных занятий с помощью комплексного метода психокоррекционного воздействия для девиантных подростков.

Итак, нами было проведено эмпирическое исследование с целью выявления психологических особенностей девиантных подростков, а также влияния системы психокоррекционного воздействия на повышение уровня адаптивности девиантных подростков к трудовой деятельности. В результате были обнаружены внутренние психологические факторы, влияющие на развитие девиантного поведения в подростковом возрасте.

Обратимся к анализу полученных результатов. По итогам диагностики уровня агрессивности были выделены четыре группы испытуемых: с низким, нормальным, высоким и очень высоким уровнем ее развития. Низкая агрессивность была выявлена у 10,18 % подростков (индекс агрессивности в этой группе варьируется от 1 до 25 из 58 возмож-

ных); нормальная — 29,63 (индекс — от 25 до 33); высокая— 19,44 (индекс — от 34 до 37); очень высокая — у 40,74 % подростков (индекс варьируется от 38 до 58). Как следует из полученных ответов, более половины старших подростков (61,0 %) относятся к высоко или очень высоко агрессивным лицам, число «миролюбиво» настроенных подростков составляет всего 10,18 %.

Установлена довольно высокая степень корреляции между агрессией и эгоцентрической направленностью личности. Так, в первой группе подростков, обладающих высокой и очень высокой агрессивностью (индекс агрессивности — от 34 до 58) у 70,93 % испытуемых установлена умеренная эгоцентрическая направленность личности, а у 29,07 % — выраженная эгоистическая (т. е. общий коэффициент корреляции агрессии и эгоизма составил 58 %). Во второй группе, характеризующейся низкой агрессией, у 63,89 % опрошенных обнаружена гуманистическая, у 22,22 — умеренная эгоцентрическая, а у 13,89 % — выраженная эгоцентрическая направленность личности (коэффициент корреляции 36 %).

Перечислим особенности выявленных нарушений высших психических функций у девиантных подростков:

— восприятие девиантных подростков отличается ограниченным объемом. В воспринимаемом объекте они выделяют гораздо меньше признаков, чем их нормально развивающиеся сверстники. Слабоуспевающие (в учебе) подростки быстро забывают то, что ими было выучено. Основным приемом заучивания является многократное механическое повторение, зазубривание. При запоминании сложного материала, требующего понимания, применения опосредующих приемов и средств (классификация, выделение смысловых опор и т. д.), данная категория подростков значительно отстает от своих сверстников. Слабее у них и непроизвольное запоминание;

— внимание отличается крайней неустойчивостью, слабой распределенностью и концентрацией. Подростки легко отвлекаются, быстро утомляются. Снижение и колебание внимания сочетают-

№ 2, 2012

ся со снижением умственной работоспособности;

— речь и мышление у девиантных подростков существенно отличаются от нормы. Их представления бедны и схематичны. Они с трудом решают мыслительные задачи, особенно в словеснологическом плане, беспомощны в осуществлении достаточно простых логических операций. Их речь скудна и примитивна. Требуется много усилий, чтобы пополнить ее новыми словами и внести их в активный словарь подростка [7].

Этапами профилактической деятельности могут стать следующие:

— диагностический, включающий в себя диагностику личностных особенностей, которые могут оказать влияние на формирование аддиктивного поведения (повышенная тревожность, низкая стрес-соустойчивость, неустойчивая Я-концеп-ция, низкий уровень интернальности, неспособность к эмпатии, некоммуникабельность, повышенный эгоцентризм, низкое восприятие социальной поддержки, стратегия избегания при преодолении стрессовых ситуаций, направленность на поиск ощущений и др.), а также получение информации о положении ребенка в семье, характере семейных взаимоотношений, составе семьи, об увлечениях и способностях подростка, его друзьях и других возможных референтных группах;

— информационно-просветительный, представляющий собой расширение компетенции подростка в таких важных областях, как психосексуальное развитие, культура межличностных отношений, технология общения, способы пре-одолевания стрессовых ситуаций, конфликтология и собственно проблемы ад-диктивного поведения с рассмотрением основных аддиктивных механизмов, видов аддиктивной реализации, динамики развития аддиктивного процесса и последствий;

— тренинги личностного роста с элементами коррекции отдельных личностных особенностей и форм поведения, включающие формирование и развитие навыков работы над собой.

Таким образом, девиантное поведение и дезадаптация являются взаимосвязанными процессами и требуют ресоциализации девиантных подростков. Как показал анализ, наиболее эффективной формой ресоциализации является их адаптация к трудовой деятельности.

Результаты эксперимента доказывают, что все указанные выше негативные моменты не могут рассматриваться как непреодолимые преграды на пути развития девиантного подростка. Своевременно проведенная психодиагностика комплекса личностных черт, предрасполагающих подростка к проявлению отклонений в поведении, их учет при разработке и реализации комплексных планов психо-лого-педагогической и коррекционной работы психологами позволяют выводить большинство подростков с девиантным поведением на оптимальные для них траектории развития, формировать психологические предпосылки и осознанное стремление к профессиональной деятельности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Выгготский, Л. С. Собрание сочинений : в 6 т. / Л. С. Выготский. — Москва : Педагогика, 1984. — Т. 4. — 432 с.

2. Мухина, В. С. Феноменология развития и бытия личности / В. С. Мухина. — Москва : МПСИ ; Воронеж : НПО «МОДЭК», 1999. — 640 с.

3. Поливанова, К. Н. Психология возрастных кризисов / К. Н. Поливанова. — Москва : Академия, 2000. — 184 с.

4. Ремшмидт, X. Подростковый и юношеский возраст. Проблемы становления личности / X. Ремшмидт. — Москва : Мир, 1994. — 294 с.

5. Сирота, Н. А. Копинг-поведение и психопрофилактика психосоциальных расстройств у подростков / Н. А. Сирота, В. М. Ялтонский // Обозреватель психиатрии и медицинской психологии. — 1994. — № 1. — С. 63—74.

6. Сирота, Н. А. Преодоление эмоционального стресса подростками. Модель исследования / Н. А. Сирота, В. М. Ялтонский // Там же. —

1993. — № 1. — С. 53—59.

7. Шпрангер, Э. Психология юношеского возраста / Э. Шпрангер. — Москва : Педагогика,

1994. — 192 с.

8. Эриксон, Э. Идентичность : юность и кризис : пер. с англ. / Э. Эриксон. — Москва : Прогресс, 1996. — 248 с.

Поступила 29.12.11.