ние поставленной задачи имеет особую личностную значимость. Поэтому сотрудники чувствуют повышенную ответственность за результаты своих усилий и деятельность группы в целом. Сотрудники также понимают, что командир, отдавая приказ, учел высказанное или обозначенное иным способом (мимикой, жестами, выражением глаз, звуков) их мнение и то, что он предъявил группе в форме короткого приказа, является конечным, сжатым, но наиболее эффективным результатом анализа всех мнений. Сотрудники не лишены критической оценки по отношению к деятельности командира, как может показаться на первый взгляд. Ими осуществляется внутренняя и внешняя оценка всех приказов и распоряжений командира после их выполнения с учетом полученных результатов, при этом непрерывно происходит сверка путей и целей совместной жизнедеятельности.

Следует подчеркнуть, что властные полномочия командира при лидерском стиле руководства основываются не только на его ответственности перед группой и каждым сотрудником, но и на взаимной ответственности каждого сотрудника и группы в целом. Причем возможный уровень использования командиром как формальной, так и неформальной власти в экстремальных условиях прямо пропорционален уровню его личной ответственности, ответственности функциональной группы и каждого сотрудника за порученное дело. Сотрудники как бы реализуют власть над собой и ситуацией через власть командира. В этом проявляется их свободный выбор. Поэтому уровень реальной власти командира над сотрудниками объективно не может быть выше уровней власти над собой и ситуацией его подчиненных. Отсюда следует, что на должность командира в специальные подразделения следует подбирать и назначать таких кандидатов, которые имеют предпочтения не только по мотивационно-характерологическому профилю личности для реализации лидерского стиля управления, но и с учетом возможностей и ожиданий группы. Кроме того, для повышения профессионального мастерства командиров требуется проводить их постоянное профессиональное экстремально-психологическое обучение, в форме тренингов помогать вырабатывать и развивать индивидуальный, лидерский стиль управления.

АЛГОРИТМ ПОШАГОВОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНТУИЦИИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Д. В. Сакович

Академия МВД Республики Беларусь Интуиции как способу познания уделяли внимание многие выдающиеся мыслители. Платон, Р. Декарт, Б. Спиноза, И. Кант, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, А. Бергсон, Дж. Мур, Л. Э. Я. Брауэр, Н. Лосский, 3. Фрейд,

Н. Бердяев, М. Полани - это далеко не полный перечень ученых, исследовавших интуицию. По этому вопросу

А. А. Ивин справедливо отметил, что «едва ли не у каждого крупного философа и психолога имеется свое собственное понимание интуиции. В большинстве случаев эти понимания не исключают друг друга» (8, 330).

Наиболее часто интуиция определяется как «чутье, тонкое понимание, проникновение в самую суть чего-нибудь» и как специальный термин, означающий «непосредственное, без обоснования доказательствами постижение истины» (14, 250) либо как способность постижения истины путем непосредственного ее усмотрения (13, 477; 19, 166), а также как понимание, приобретенное непосредственно, а не эмпирически или путем размышления (рефлексии) (23, 164; 24, 182; 25, 576).

В словарях интуиция определяется как знание, возникающее без осознания путей и условий его получения, в силу чего субъект имеет его как результат «непосредственного усмотрения» (11, 127; 18, 260) или как мыслительный процесс, состоящий в решении задачи на основе ориентиров поиска, не связанных логически или недостаточных для получения логического вывода (4, 209;

20, 210-213).

Мы разделяем точку зрения, в соответствии с которой интуиция (в широком смысле слова) выступает связующим звеном между бессознательным и сознанием, является неосознаваемой частью процесса осознания бессознательного, моментом в процессе выражения, когда те или иные элементы бессознательного переходят в сознание (12, 115). В узком смысле слова мы считаем интуицию мыслительным процессом, состоящим в решении задачи на основе ориентиров поиска, не связанных логически или недостаточных для получения логического вывода.

Постановка проблемы. Проблема использования интуиции в настоящее время является актуальной и в то же время недостаточно разработанной в юридической психологии.

Впервые вывод о возможности использования интуиции в деятельности следователя был сделан известным ученым А. Р. Ратиновым, опубликовавшим в 1958 г. на страницах журнала «Социалистическая законность» статью «О следственной интуиции». А. Р. Ратинов заключил, что интуиция «дополняет активную деятельность сознания, проверяется логикой, подкрепляется доказательствами и в рамках строжайшей законности может играть положительную роль» (16, 30). Впоследствии это положение, несмотря на резкую критику М. С. Строго-вича, нашло свое подтверждение в трудах таких известных ученых, как Д. П. Котов, Г. Г. Шиханцев, Г. А. Зорин, Р. С. Белкин. Так, в частности, Д. П. Котов и Г. Г. Шиханцев подчеркивали, что интуитивной догадкой процесс доказывания не заканчивается, так как за последней «необходимо должны следовать обоснование и проверка достоверности полученного знания, что невозможно без использования логических средств. Поэтому для доказывания является значимой лишь интуиция, преобразованная в четко сформулированные понятия и положения, когда ее можно анализировать и логически связывать с дальнейшими дискурсивными построениями» (10, 71). Р. С. Белкин в рассматриваемом контексте уточнил, что «в процессе расследования интуиция проверяется

практикой и только в случае своего подтверждения рассматривается как достоверное знание. Здесь нет ничего принципиально отличного от обычного процесса проверки версий, выдвинутых на основе строго последовательного логического объяснения фактов» (2, 652).

Другими словами, использование интуиции и сделанных на ее основе выводов в деятельности следователя возможно и правомерно при условии дальнейшей логической проверки в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством.

Несмотря на определенные теоретические успехи в области исследования интуиции, необходимо констатировать тот факт, что в литературе, посвященной деятельности следователя, отсутствует описание психологических технологий обращения к интуитивному знанию следователя и получения интуитивных выводов лица, производящего предварительное расследование.

Проанализировав современную литературу, в которой затрагиваются вопросы развития и использования интуиции, мы также не смогли выявить технологию, которая позволила бы быстро обучить следователя, а равно иного другого сотрудника правоохранительных органов (далее - сотрудника) использовать интуицию в служебных целях (1; 3; 6; 7; 9; 15; 17; 21; 22; 27).

Опираясь на достигнутые теоретические успехи в области юридической психологии, а также на современные психотехнологии по развитию и использованию интуиции, мы считаем необходимым остановиться на одной, позволяющей задействовать бессознательные ресурсы человека путем выявления и своевременного осознания психофизиологических реакций, могущих быть индикаторами правильного принятия решения в служебных ситуациях, имеющих дефицит исходных данных и требующих принятия однозначного решения типа «да-нет» (далее - служебные ситуации) (5, 270-272; 26, 128-129). Алгоритм исследуемой пошаговой психологической технологии использования интуиции следующий.

1. Определение 5 ситуаций, в которых сотрудником были приняты правильные решения типа «да».

2. Ассоциативное воспоминание каждой ситуации, выявленной в результате выполнения пункта 1, с фиксацией сопутствующих ей психофизиологических реакций.

3. Анализ выявленных реакций организма и тех психофизиологических реакций, сопровождающих все без исключения ситуации, по которым было принято решение типа «да».

4. Определение 5 ситуаций, в которых сотрудником были приняты правильные решения типа «нет».

5. Ассоциативное воспоминание каждой ситуации, выявленной в результате выполнения пункта 4 с фиксацией сопутствующих ей психофизиологических реакций.

6. Анализ выявленных реакций организма и выявление психофизиологических реакций, сопровождающих все без исключения ситуации, по которым было принято решение типа «нет».

7. При возникновении служебной ситуации сотрудник обращает внимание на изменение психофизиологических реакций, сопоставляет их с ранее выявленными

реакциями, соответствующими правильным решениям, и учитывает результаты сопоставления во время принятия решения.

Предмет, гипотеза и цель исследования. Предметом исследования стали психофизиологические реакции организма сотрудника, проявляющиеся при интроспективном изучении имевших место служебных ситуаций.

Г ипотеза: у сотрудников в служебных ситуациях во время процесса принятия правильного решения типа «да-нет» постоянно проявляется ряд уникальных психофизиологических реакций организма.

Целью исследования является эмпирическая проверка пунктов 1-6 предлагаемой пошаговой психологической технологии использования интуиции в практической деятельности.

Методика исследования. В исследовании приняли участие 64 сотрудника. Каждому реципиенту предлагалось вспомнить 10 служебных ситуаций, в которых решался вопрос о целесообразности применения в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. В 5 ситуациях должны были приниматься решения типа «да», т. е. об избрании указанной меры пресечения, а в 5 других случаях - решения типа «нет», т. е. о принятии иного решения. Общее требование ко всем служебным ситуациям заключалось в том, чтобы решения оказались верными. Правильность решения должна была подтверждаться результатами предварительного расследования по уголовному делу.

Далее сотрудники ассоциативно вспоминали свое состояние в момент принятия решения по служебной ситуации, после чего их внимание направлялось на психофизиологические реакции тела. Сотрудникам рекомендовалось обратить внимание на изменение частоты и глубины дыхания, положения частей тела, увеличения или уменьшения частоты моргания, напряжения или расслабления мышц в области лица, шеи, лопаток, предплечий, кистей рук и пальцев, мышц живота.

Психофизиологические изменения в организме сотрудников сообщались экспериментатору и фиксировались последним.

Результаты исследования. Положительные результаты были получены у 49 испытуемых. 15 испытуемых затруднилось определить психофизиологические реакции тела в момент проведения исследования.

Установлено, что во время ассоциативного воспоминания процесса принятия решения типа «да-нет» на каждый тип решения у реципиента имеется постоянно появляющийся набор психофизиологических реакций организма. Набор реакций по каждому типу решений у каждого сотрудника уникален и состоит, как минимум, из 3-4 психофизиологических реакций.

Выводы. Настоящее исследование представляет собой лишь первый шаг по изучению предложенного алгоритма психологической технологии использования интуиции в деятельности следователя. Мы полагаем, что предложенная технология требует дальнейшего специального комплексного изучения в соответствии с гипо-

тезой, которую нам позволили выдвинуть результаты проведенного пилотажного исследования: уникальный, постоянно повторяющийся во время ассоциативного воспоминания процесса принятия решения набор психофизиологических признаков наличествует в момент принятия решения по служебной ситуации и может служить индикатором правильного выбора решения в служебной ситуации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Андреев О. А. Развитие интуиции и сверхчувственного восприятия. - Ростов н/Д, 2003.

2. Белкин Р. С. Курс криминалистики: учебное пособие для вузов. - 3-е изд., доп. - М., 2001.

3. Белявский А., Михальчишин А. Интуиция. - М., 2003.

4. Большой психологический словарь / под ред. Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко. - 3-е изд., доп. и перераб. - СПб., 2006.

5. Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. - М., 2000.

6. Дэй Л. Самоучитель по развитию интуиции. - М., 2005.

7. Иванова Н. М., Иванов Ю. Н. Жизнь по интуиции. -СПб., 1994.

8. Ивин А. А. Интуиция // Философия: энциклопедический словарь / под общ. ред. А. А. Ивина. - М., 204.

9. Ключников С. 14 уроков по развитию интуиции: узнай свое будущее. - М., 2005.

10. Котов Д. П., Шиханцев Г Г. Психология следователя. - Воронеж, 1976.

11. Краткий психологический словарь / сост. Л. А. Карпенко; под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевско-го. - М., 1985.

12. Морозов И. М. Природа интуиции: монография. -Минск, 2005.

13. Новейший энциклопедический словарь: 20 000 статей. - М., 2006.

14. Ожегов С. И., ШведоваН. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. -4-е изд., доп. - М., 1999.

15. Орлова Л. 10 шагов к развитой интуиции. - М., 2005.

16. Ратинов А. Р. О следственной интуиции // Соц. законность. - 1958. - № 4.

17. Робинсон Л. Интуиция может все! - Минск, 2005.

18. Словарь психолога-практика / сост. С. Ю. Головин. -2-е изд., перераб. и доп. - Минск, 2005.

19. Словарь современных понятий и терминов / сост. Н. Т. Бунилович и др.; под общ. ред. В. А. Макаренко. -4-е изд., дораб. и доп. - М., 2002.

20. Современный словарь по психологии / авт.-сост.

В. В. Юрчук. - Минск, 2000.

21. Тоньетти А., Флинн К. Искусство интуиции и здоровье. - Минск, 2006.

22. Тоньетти А., Ленард Л. Искусство интуиции и любовь. - Минск, 2006.

23. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. -6-е изд., перераб. и доп. - М., 1991.

24. Философский словарь: Основан Г. Шмидтом / под ред. Г. Шишкоффа; под общ. ред. В. А. Малинина. - 22-е изд. -М., 2003.

25. Философский энциклопедический словарь / ред.-сост. Е. Ф. Губский, Г. В. Кораблева, В. А. Лутченко. - М., 1999.

26. Цветков Э. Тайные пружины человеческой психики. -2-е изд., перераб. - СПб., 2002.

27. Шульц Л. Язык интуиции. - М., 2005.

ПРОБЛЕМЫ НАРУШЕНИЯ СЛУЖЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ СОТРУДНИКАМИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Н. В. Кожевникова

ОРЛС УК ГУВД по Свердловской области

Несмотря на то что одну из задач деятельности правоохранительных органов составляет борьба с преступностью, сами сотрудники внутренних дел порой нарушают служебную дисциплину и законность. Это требует особого внимания и глубокого социально-психологического изучения, поскольку подобные факты снижают степень доверия граждан к правоохранительным органам, органам власти и негативно влияют на имидж сотрудников правоохранительных органов. И здесь основной задачей является повышение уровня дисциплины и законности, формирование комплекса нравственных, духовных и иных профессионально значимых качеств сотрудника ОВД, обусловленных потребностями и особенностями оперативно-служебной деятельности, в том числе антикоррупционная устойчивость и иммунитет к профессиональным деформациям личности.

Выработка превентивных мер, направленных на профилактику нарушений служебной дисциплины и законности сотрудниками ОВД, возможна только после изучения социально-психологических причин и индивидуально-психологических особенностей сотрудников, допустивших нарушения служебной дисциплины и законности.

Одним из подходов к изучению проблемы соблюдения служебной дисциплины и законности является анализ групповых норм, социальных детерминант поведения. Во взаимодействии с социальной группой, служебным коллективом, сотрудник усваивает групповые нормы поведения, и от того, как он их усвоил, зависит последующее поведение: конформное внешнее - выражение согласия с правилами группы при внутреннем противлении; конформное внутреннее - принятие ценностных ориентаций группы; нонконформное - непринятие установок группы, противостояние групповым мнениям, целям.

Групповые нормы - это не просто способ действия, это подобающая социальная культура. Понятие «культура» может рассматриваться как «конвенциальная норма» коллектива. Так, Редфилд полагал, что культуру можно определить как совокупность конвенциальных представлений, проявляющихся в действиях, которые характеризуют определенные группы (6).

Конвенциальные представления несут в себе образ определенной роли, предписанной шаблоном поведения, который ожидается и требуется от человека в данной ситуации в совместной деятельности (например, милиционер обеспечивает личную безопасность граждан, предупреждает и пресекает преступления и нарушения). То, что делает человек, в значительной мере предписано его пониманием этой роли (1).

Другой подход, концепция социальной дезорганизации, указывает на сложность определения отклоняющего поведения. Согласно ему выделяется три типа отклоняющего поведения: