6. Любой эмоциональный стимул, малозначимый в спокойной жизни (ссора, обида, грубое слово или необычное происшествие), может стать толчком, запускающим общественный взрыв, охватывающий массы.

7. В таких ситуациях женщинам свойственны истерические (конверсионные) припадки, мужчины склонны к бунтам, бессмысленным и беспощадным.

8. В первую очередь индуктивно вовлекаются истерики, затем авантюрные личности, потом прагматики, в надежде получить свои выгоды от общественного кипения.

9. Еще до локальных взрывов (а тем более, когда они начнутся) людской мощью пытаются воспользоваться политики, «общественники» и силовые структуры всех мастей.

10. Не купированные локальные вспышки истерии интенсивными медицинскими и административными мероприятиями могут привести к обширной эпидемии конверсионных заболеваний.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. Пг, 1921.

2. Бич и молот: охота на ведьм в XVI-XVIII вв. СПб., 2005.

3. В Чечне вновь произошло массовое отравление // ИД Коммерсант. 2006. 23 февр. URL: http://www.kommersant.ua/ index-news.html?ext=news&id=95058&id_themes=11&page=1 (дата обращения: 07.07.2009).

4. Вирус страха. Эксперты по-прежнему теряются в причинах загадочной эпидемии в Чечне // Время новостей. 2005. 23 дек. URL: http://www.vremya.ru/2005/240/51/142081.html (дата обращения: 07.07.2009).

5. Гакаев Д. Террористы-смертники - кто они?: интервью // Эхо Москвы. 2003. 16 июля.

6. Гурьева В. А., Гиндикин В. Я., Макушкин Е. В. Психология и патопсихология аффективных расстройств. М., 2005.

7. Дети падают в обморок от запахов // ИА REGNUM.

2005. 23 дек. URL: http://www.regnum.ru/news/565335.html (дата обращения: 05.02.2009).

8. Дозорцева Е. Г., Калачев М. А., Макушкин Е. В. и др. Посттравматическое стрессовое расстройство у подростков с делинквентным поведением // Посттравматическое стрессовое расстройство. М., 2005.

9. Долгова А. И. Социально-психологические аспекты преступности несовершеннолетних. М., 1981.

10. Иванов В. Д. Влияние девиантного поведения на формирование замыслов о совершении преступлений // Преступность и профилактика преступного поведения молодежи. Ростов н/Д, 1996.

11. Идрисов К. А. Распространенность посттравматичес-ких стрессовых расстройств среди населения Чеченской Республики в условиях локальной войны // Актуальные вопросы охраны психического здоровья населения. Краснодар, 1993.

12. Китаев-Смык Л. А. Стресс войны: фронтовые наблюдения врача-психолога. М., 2001.

13. Китаев-Смык Л. А. Гендерный кризис после многолетней войны в Чечне // Мужчина и женщина: Диалог или соперничество? М., 2004. Т. 1.

14. Китаев-Смык Л. А. Загадочная отрава // Труд. 2005. 23 дек.

15. Конверсионный судорожный синдром - диагноз чеченских детей // ИА REGNUM. 2005. 23 дек. URL: http:// www.regnum.ru/news/565414.html (дата обращения: 20.05.2009).

16. Ли Г. Ч. История инквизиции в средние века. СПб., 1911-1912. Т. 1, 2.

17. Маккей Ч. Наиболее распространенные заблуждения и безумства толпы. - М., 2003.

18. Маринин М. Детей душит ужас // Жизнь. 2005. 23 дек.

19. Онищенко Г. О массовом отравлении детей в Чечне // Труд. 2005. 22 дек.

20. Паника передается чеченским детям из одного района в другой без токсичных веществ? // ИА REGNUM. 2005. 22 дек. URL: http://www.regnum.ru/news/564620.html (дата обращения: 20.05.2009).

21. Плотникова А. Н. Подросток в условиях социальной изоляции // Психопедагогика в правоохранительных органах.

2006. № 1(25).

22. Психиатр поставил диагноз жертвам неизвестной болезни // НТВ.га. 2005. 22 дек. URL: http://www.ntv.ru/text/ news/index.jsp?nid=78901 (дата обращения: 20.01.2006).

23. Резко ухудшилось состояние детей, заболевших в Шелковском районе Чечни // Утро.т. 2006. 20 февр. URL: http://www.utro.ru/news/2006/02/20/523854.shtml (дата обращения: 25.02.2006).

24. Решетников М. М. Наброски к психологическому портрету террориста // Психология и психопатология терроризма: Гуманитарные стратегии антитеррора. СПб., 2004.

25. Савельев А. И. Мотивационные особенности преступного поведения несовершеннолетних // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2006. № 1(25).

26. СвядощА. М. Неврозы: руководство для врачей. СПб., 1997.

27. Чечня: больных все больше, диагноз неизвестен // ВВС Russian.com. 2005. 22 дек. URL: http://news.bbc.co.uk/hi/ russian/russia/newsid_4551000/4551616. stm (дата обращения: 26.01.2006).

28. Чечня: власти не верят в версию нервного срыва у детей // РИА «Новый регион». 2005. 26 дек. URL: http:// www.nr2.ru/51007.html/print/ (дата обращения: 26.01.2006).

29. Чечня: число отравившихся достигло 78 человек // РИА «Новый регион». 2005. 22 дек. URL: http://www.nr2.ru/ 50696.html/print/ (дата обращения: 26.01.2006).

30. Это все от нервов // Газета.т. 2005. 22 дек. URL: http:// www.gazeta.ru/2005/12/22/oa_182674.shtml (дата обращения: 25.12.2005).

31. MckKay C. Extraordinary popular delusions & the madness of crowds. London, 1841.

АКТУАЛИЗАЦИЯ СТРЕМЛЕНИЯ К ЗНАЧИМОСТИ СОБСТВЕННОЙ ЛИЧНОСТИ КАК РЕСУРСА СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ПРЕОДОЛЕНИИ ТРУДНЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ

И. В. Кочкарева

С точки зрения рефлексивно-регулятивного подхода рассматривается проблема мобилизации ресурса совпадающего поведения, в качестве которого выступает стремление к значимости собственной личности. На основании факторного анализа выделены и описаны четыре механизма мобилизации ресурсов совпадающего поведения.

Ключевые слова: ресурсы совпадающего поведения, стремление к значимости собственной личности, волевое усилие, механизмы мобилизации ресурсов совпадающего поведения.

В последние годы проблема преодоления человеком трудных жизненных ситуаций занимает значительное место в психологических исследованиях зарубежных и отечественных ученых (Р Лазарус, С. Фолькман, Н. С. Эндлер, Дж. А. Паркер, Л. И. Анцыферова,

В. А. Бодров, С. К. Нартова-Бочавер, Р. М. Грановская, Т. Л. Крюкова и ряд других исследователей). Это объясняется тем, что современное общество, в связи с происходящими социально-экономическими изменениями, ориентировано на самореализующегося человека, эффективно осуществляющего жизнедеятельность в трудных ситуациях. При этом под совладанием обыгчно понимается целенаправленное социальное поведение, позволяющее человеку справиться с трудной жизненной ситуацией через осознанные стратегии действий и привлечение ресурсов совладания (1). Необходимо отметить, многие психологи указытают на связь между со-владающим поведением и регуляцией поведения.

Ресурсы совладающего поведения трактуются как характеристики личности и среды. Их мобилизация помогает человеку справиться с трудной ситуацией. В психологической литературе выщеляются две группы ресурсов личности: внешние (социальная поддержка, материальное благосостояние) и внутренние (локус контроля, оптимизм, самооценка, мотивация и др.), однако процесс их мобилизации не раскрывается.

Следует отметить, что аспекты изучения мобилизации собственных сил встречаются в работах ученых, занимавшихся изучением волевой регуляции, а именно волевого усилия. Волевое усилие - это переживание процесса работы мобилизующего механизма, который рассматривается как особая реальность, с помощью чего преодолеваются трудности в целенаправленном действии, или как импульс, толчок к началу действия (2). В качестве одного из признаков волевого усилия Е. П. Ильин называет ощущение внутреннего напряжения, «концентрация энергии по месту и времени приложения» (3, 109). В то же время механизм этой концентрации (ее увеличение или ослабление) во многом остается открытым.

Для объяснения процесса мобилизации ресурсов человека в преодолении трудных жизненных ситуаций будем опираться на регулятивно-рефлексивный подход. В этом подходе регуляция понимается как направленная на развитие целостности субъектная активность, осуществляемая посредством выборов. Структура регуляции включает три основных подсистемы: ценностно-смысловую, активность и рефлексию (5). Процесс мобилизации ресурсов человека рассматривается как психическая саморегуляция, где ценностно-смысловые образования рефлексивно переоформляются в активности человека для преодоления трудных ситуаций.

Считаем, что в качестве ресурса совладающего поведения выступает личностная мотивация человека -стремление к значимости собственной личности. Оно имеет много проявлений, описание которых зависит от научной позиции автора и его взглядов на сущность человека. Это стремление отражено в таких понятиях, как «воля к власти», «стремление к превосходству», «самоактуализация» «самоутверждение» и др. Понятие «стремление к значимости собственной личности» по объему, с одной стороны, включает основное содержание понятий «стремление к превосходству», «самоутверждение», «притязание», «самореализация», «самоактуализация». С другой стороны, подчеркивает стремление человека к самоценности. Стремление к собственной значимости выступает в мотивах, смыслах, ценностях, установках жизнедеятельности и раскрывается в

стремлении к самореализации, самоутверждению, самопростраиванию.

Процесс мобилизации ресурса совладания начинается при столкновении человека с трудной ситуацией, которая препятствует реализации стремления к значимости собственной личности. В связи с тем, что человек испыпывает сложности в реализации, утверждении себя, такая ситуация в целом или ее отдельные элементы, в силу особенностей ценностно-смысловой сферы, становится важной для человека. Это влечет появление напряженности, беспокойства, поэтому человек для актуализации ресурса совладания переключается на работу во внутреннем мире, в котором стремление к значимости собственной личности в виде ценностно-смысловых образований раскрывается в образах, мыслях, чувствах. Возникшая трудная ситуация обживается, переживается, проигрываются варианты ее разрешения: это могут быть воспоминания о ранее пережитом, предвосхищаемые реакции значимых людей, проживание ролей героев книг, прогнозирование результатов и др. В переживании, обживании субъект чаще представляет себе те чувства, эмоции и ощущения, которые могут у него возникнуть в той или иной ситуации. В такой работе человек обращается в разной степени к прошлому и будущему, приятным и негативным событиям.

В рефлексивных процессах интеграции и дифференциации происходит выбор оптимальных и неприемлемых вариантов поведения. В связи с этим актуализируются, переоформляются, уплотняются ценностно-смысловые образования, человек делает для себя необходимый выбор, детерминирующий его поведение в возникшей ситуации. Другими словами, осуществляется смысловая связь между актуализированными ценностносмысловыми образованиями в обживаемой ситуации с действиями в возникшей трудной ситуации, и человек уже в ином горизонте воспринимает возникшую проблему («смысловое отождествление цели с мотивом»; «градиент цели»). Работая во внутреннем мире, простра-ивая пути выхода в когнитивной, аффективной активности, человек как бы заново «собирает» себя за счет переопределения значимости события.

Таким образом, мобилизация ресурсов совладающего поведения - это психологический механизм, который выфажается в обращении человека к значимости собственной личности в контексте наличной трудной ситуации для простраивания вариантов преодоления такой ситуации в когнитивно-аффективной активности и актуализации необходимых для совладания ценностно-смысловых образований. Получается, что в условиях актуально переживаемой потребности побуждающая сила исходит не от нее самой, а от оформленных и актуализированных ценносно-смысловых образований.

Опираясь на изложенное, предполагаем, что реализация основнык видов значимости собственной личности в трудной ситуации задает специфику механизмов мобилизации ресурсов совладающего поведения.

Для доказательства гипотезы бышо проведено эмпирическое исследование, в котором принимали участие 150 юношей и девушек в возрасте 17-20 лет. Испыггуемыш предлагались следующие методики: «Изучение тенденций человека к повышению значимости собственного “Я”» (А. С. Шаров); «Изучение индивидуальной меры

рефлексивности» (А. В. Карпов); «Изучение рефлексивных механизмов воображения» (А. С. Шаров); «Юношеская копинг-шкала» (Э. Фрайденберг, Р. Льюис, адаптировано Т. Л. Крюковой). Статистические расчеты выполнены с использованием пакета прикладных компьютерных программ универсальной обработки табличных данных Microsoft Excel XP и пакета статистического анализа SPSS 13 for Windows. Полученные результаты методик были подвергнуты процедуре факторного анализа c использованием Варимакс-вращения. Выделенные 4 фактора охватывают 66,1% выборки, у остальных испытуемых, принявших участие в исследовании, механизм мобилизации ресурсов совладающего поведения не сформирован. О сформированности механизмов мобилизации ресурсов совладающего поведения свидетельствуют количественные показатели-взаимосвязи между всеми подсистемами регуляции (ценностно-смысловая сфера, активность и рефлексия) в каждом факторе, которые подкрепляются результатами интервью. Выявленные механизмы условно были названы следующим образом: «ретро-аф-фекгивный», «прогностико-когнитивный», «позитивно-про страивающий», «конативно -проживающий».

Так, «ретро-аффективный» механизм (24,6% общей дисперсии) актуализируется в ситуациях, препятствующих реализации стремления к самоутверждению. Повышенная аффективная активность свидетельствует о важности происходящего. Молодые люди для актуализации ресурса обращаются в воображении к ситуациям прошлого, сопряженным с отрицательными переживаниями. Эти ситуации еще раз проживаются, подвергаются когнитивной «обработке», обдумыванию. В представлении ранее пережитых чувств, проигрывании неприятного события они пытаются найти причины случившегося, отвечая на вопрос «почему». На основании такой рефлексивной работы пережитые в воображении ситуации являются как бы «призмой», через которую молодые люди смотрят на возникшую трудность. В результате устанавливается смысловая связь между прошлым и возникшей трудной ситуацией, происходит как бы переключение актуализированного отношения к ситуации, имевшей место ранее, на ситуацию в настоящем. Возврат факторных нагрузок показал, что такие испытуемые чаще обращаются к социально ориентированному стилю совладания («друзья», «принадлежность», «социальная поддержка» и др.).

Прогностико-когнитивный механизм (20,97% общей дисперсии) функционирует в ситуациях, связанных со сложностями в реализации собственного творческого потенциала, достижении значимого результата. У таких молодых людей преобладает когнитивная активность, и она направлена на простраивание, обоснование будущего. Для того, чтобы актуализировать копинг-ресурс, юноши и девушки когнитивно проигрывают, взвешивают различные варианты совладания с возникшей ситуацией. Представляя конкретные результаты преодоления трудной ситуации, испытуемые соотносят их с тем значением, которое они могут оказать на жизнь в целом. Выход на основания жизнедеятельности высвечивает, актуализирует наиболее значимые ценностно-смысловые образования для жизнедеятельности человека, и уже в этом горизонте, из будущего, человек смотрит на возникшую

трудную ситуацию. Чаще такие испытуемые прибегают к продуктивному стилю совладания («работа, достижения», «решение проблемы», «духовность» и др.).

Позитивно-простраивающий механизм (11,44% общей дисперсии) проявляется в ситуациях, связанных с трудностями в простраивании и понимании себя, и сопровождается возрастанием беспокойства. Пытаясь мобилизовать себя, молодые люди анализируют возникшую трудную ситуацию, не выходя на основания жизнедеятельности, не учитывая прошлый опыт и то значение, которое может оказать их поведение в трудной ситуации на будущую жизнь. При этом юноши и девушки оперируют эмоционально положительными представлениями о результатах собственной жизнедеятельности, отношении других людей к ним, т. е. мнимо реализуют себя. Это отражается и на выборе стратегий совладания, которые относятся к непродуктивному стилю («несов-ладание», «игнорирование», «чудо» и др.).

Конативно-проживающий механизм (9,027% общей дисперсии) актуализируется у молодых людей с тенденцией к самоутверждению. В трудной ситуации возникающее беспокойство такие юноши и девушки пытаются снизить за счет конативной активности: хаотичных движений, совершении сиюминутных поступков и др. Для мобилизации ресурса испытуемые анализируют наличную ситуацию и при этом многократно в воображении возвращаются к подобным ситуациям из прошлого. Юноши и девушки как бы «зациклены» на них, они вновь проживают эти ситуации, однако не обосновывают их значения для жизни в целом, не делают соответствующих выводов, им трудно выстроить непрерывную линию времени между тем, что было раньше, и тем, что происходит сейчас. Это отражается в преобладании социально ориентированного (социальная поддержка, друзья и др.) и непродуктивного (беспокойство, несовлада-ние и др.) стилей совладания.

Подводя итог, необходимо отметить следующее: во-первых, стремление к значимости собственной личности, являясь ведущей тенденцией человека, в трудных жизненных ситуациях выступает в качестве ресурса совладающего поведения, который отражает ценности, смыслы, мотивы. Во-вторых, в трудных ситуациях, препятствующих реализации некоторых аспектов значимости собственной личности, ценностно-смысловые образования рефлексивно переоформляются в обживании, переживании, проигрывании трудной ситуации. В связи с этим актуализируются ценностно-смысловые образования, детерминирующие активность человека для преодоления трудной ситуации. В-третьих, считаем, что рассмотрение поставленной проблемы в рамках рефлексивно-регулятивного подхода является перспективным в изучении внутреннего мира человека.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бодров В. А. Психологический стресс: развитие и преодоление. М., 2006.

2. Иванников В. А. Психологические механизмы волевой регуляции: учебное пособие. СПб., 2006.

3. ИльинЕ. П. Психология воли. СПб., 2002.

4. Селиванов В. И. Психология волевой активности. Рязань, 1974.

5. Шаров А. С. Жизненные кризисы в развитии личности. Омск, 2005.