Р. Р. Додина

ВЗАИМНЫЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ РУССКИХ, ТАТАР И ЧУВАШЕЙ ТАТАРСТАНА

Рассматривается этническая идентичность трёх национальностей, живущих в условиях российской социальной и политической трансформации. Исследование обнаруживает взаимную толерантность наций и устойчивость межэтнических отношений, которые сокращают расстояние между культурами и делают возможным этническое сосуществование без конфликтов.

Трансформация российского социально-политического ландшафта продолжается уже более десяти лет. За это время сменились границы страны, режим, лидеры и цели. Изменения затронули не только политические институты, но и прошли через внутренний мир граждан. Всем поколениям (а не только тем, кто впервые входит в политическую жизнь) пришлось адаптироваться к изменившейся среде. Человек, попавший в такие условия, как правило, теряет ориентировку до тех пор, пока не найдет себя в новой обстановке. Этническая идентичность как элемент более широкой гражданской идентичности нередко служит опорой индивида при потере многих других привычных ориентиров в обществе. Проблемы, связанные с пониманием процессов ресоциализации, уяснением ранее неведомых официальных политических ценностей российскими гражданами, а также с присущим им этническим самосознанием, отраженным в соответствующих стереотипах, нуждаются в эмпирической проверке. Знание особенностей этноменталитета и поведения людей в условиях конкретной географической среды и социально-политической ситуации необходимо для управления многонациональным государством.

Этнические стереотипы выполняют важную функцию, определяя поведение человека в различных социальных ситуациях, составляя непременный атрибут этнокультурной социализации, влияя на этнические симпатии-антипатии, на национальные установки, определяющие межэтническое взаимодействие людей. Содержание этнического стереотипа основано на «знании» общечеловеческих качеств этнофором, который склонен оценивать другие народы через призму ценностей своей этнической группы. На возникающие перцептивные искажения влияют образованность этнофо-ра, род занятий, принадлежность к определенной социальной группе, что видно из результатов опроса русских, чувашей и татар разных социальных слоев Татарстана, проведенного на выборке в 504 человека (204 русских, 200 татар, 100 чувашей) по апробированной анкете. Проведенное исследование осуществлялось посредствам бланковой методики. Была составлена анкета со свободно конструируемым ответом.

1. Напишите столбиком типичные национальные черты русских, чувашей и татар.

2. Расставьте по рангам в убывающем порядке записанные Вами черты русских, чувашей и татар.

При рассмотрении результатов исследования оказалось, что большинство татар в представителях русской национальности указывают доброту, щедрость (хлебосольство) и открытость. У представителей своей национальности во главу угла ставят трудолюбие (33%), чистоплотность (27%) и гостеприимство (36%). К не-предпочитаемым чертам характера татарского народа чуваши и русские относят национализм и хитрость

(38%). Русские, в свою очередь, татар видят трудолюбивыми и гостеприимными, но большинство респондентов указывают на клановость (общинность). В автостереотипах русских приоритетными характеристиками национальных особенностей являются доброта и открытость, хотя упрекают себя за излишнее пристрастие к спиртным напиткам 30% опрошенных; 31% опрошенных указывают на лень. Полученные данные также подтверждаются в гетеростереотипах, указанных представителями чувашской и татарской национальности. Чувашский народ предстает в глазах русских и татар очень трудолюбивым, более 70% этнофоров отмечают данное качество в числе первостепенных. Также подчеркивается упорство, честность, добродушие и неряшливость чувашей, необходимо отметить, что данные согласуются с их автостереотипом.

У татар по числу упоминаний на первом и втором местах встречаются гостеприимство, трудолюбие, чистоплотность, хитрость, общинность (клановость, семейственность), а также национализм, на котором хотелось бы остановиться подробнее. Ретроспективный взгляд на историю позволяет увидеть исторические корни версий татарского национализма, которые находят отражение в этнических стереотипах. Проблемы развития национальной культуры, стоявшие в начале прошлого века перед татарским народом, не были своевременно решены: пришедший на смену монархии большевизм заморозил их, и в 1990-х гг. с падением режима они вновь обрели свое звучание. Прежде всего это вопросы, связанные с религией (исламом), культурой и образованием.

Несколько выделяется из общего списка этнических стереотипов представителей татарской национальности такая черта, как «общинность», «клановость» или «семейственность» (по обозначению в анкетных данных). Объясняется это рядом причин. Во-первых, поволжские татары в большинстве своем выходцы из сельской местности. Как известно, жителям сельской местности присущ общинный уклад жизни. Он складывался как необходимая форма выживания в суровых климатических условиях Евразии. Во-вторых, татары географически намного ближе к своим родным местам и родственникам, чем русские, приехавшие в Татарстан чаще всего издалека.

Фактором «возникновения татарской хитрости» было активное развитие торгово-предпринимательской деятельности, в которой татары опережали многие народы. Причинами подобного положения, на наш взгляд, были традиции Волжской Булгарии, находившейся на географическом перекрестке торговых путей из Европы в Азию; нравственная легитимация торговой деятельности в исламе по линии пророка; отсутствие в российском обществе правовых гарантий для предпринимательской деятельности и, как следствие, ориента-

ция на торгово-посредническую деятельность, которая давала быстрый оборот капитала и была связана с меньшим риском.

Обратимся к этнологическим исследованиям 1989 г. «Представители татарской национальности склонны образовывать в многонациональных коллективах микрогруппы по национальному признаку... Их отличает сильная приверженность к национальной культуре, традициям, быту. Это люди гордые, обладающие высокоразвитым чувством собственного достоинства, не без оттенка самоуверенности, иногда самолюбования. В профессиональной деятельности сметливы, трудолюбивы, но не без хитринки. Как правило, поволжские татары обладают опытом межнационального общения и легко сходятся с представителями любых национальностей...» [1. С. 120-121].

Изо всего спектра качеств человека у представителей чувашской национальности наиболее ярко проступают трудолюбие, высокая работоспособность, характерна выносливость в труде. Ранговые места в этностереотипах чувашей также занимают: упорство, добродушие, скромность, доверчивость и неряшливость. Современные чуваши исповедуют православие, которое в XVI в. зачастую насаждалось насильственным путем, поэтому народы Волго-Камского региона, в том числе и чуваши, принимая православие, продолжали придерживаться своих древних обрядов и верований. Из языческих верований наибольшее распространение имеют аграрные культы, в которых воспитывается особое благоговейное отношение к земле, природе, окружающей среде, которое, безусловно, влияет на формирование национальных особенностей чувашского этноса.

Известный исследователь чувашской нации Г.Б. Матвеев отмечает, что для подавляющего большинства чувашей этнический стереотип - это прежде всего стремление жить своим трудом. Чувашский народ ест хлеб, выращенный им самим, бережно относится к средствам труда, значительное внимание уделяет домашнему хозяйству. Чувашская семья привязана к земле. Она не очень тянется к магазинному продукту, продукты питания стремится заготовить дома, включая даже выпечку хлеба многими селянами, а частично и горожанами.

В гетеростереотипах русских, проживающих в Среднем Поволжье, присутствуют признаки, наиболее часто встречающиеся в других описаниях этого многочисленного этноса: доброжелательность, душевность, радушие, гостеприимство, сердечность, хлебосольство, милосердие. Безусловно, на формирование и функционирование психологии русского и чувашского народов оказало и оказывает влияние православие. Православие всегда воспитывало у людей смирение, повиновение, подчинение, стремление к избавлению от отрицательных привычек в поведении. В православии Господь предстает сострадающим, любящим и милующим. Путь спасения для православного человека состоит прежде всего в любви - к Богу и ближним.

Наряду с положительными оценками характера русского человека упоминаются и не совсем привлекательные черты: леность, несобранность, пьянство. Пьянство русского человека стимулировалось целым

рядом причин, уходящих корнями в историческое прошлое народа. Во-первых, тяжелый, изнурительный труд на осваиваемых землях требовал «продыху» - пауз для расслабления, которые, естественно, дополнялись веселящим и бодрящим вином. Во-вторых, в период господства «натурального хозяйства», спирт, водка, самогон были самыми распространенными средствами платы и отдачи долгов. В-третьих, часто принятия горячительных напитков «требовали» особенности климата - передвижение по дорогам или выполнение некоторых работ в мороз или слякоть «подмывало» на выпивку для «согреву» [2. С. 131].

Многие ученые утверждают, что положительные качества являются как бы оборотной стороной отрицательных, поэтому они не отделимы от последних. Вместе с тем положительные черты психологии русских понимаются не как качества, компенсирующие недостатки, а как их продолжение, что узаконивает место негативных характеристик в структуре русского национального характера и снимает все попытки с ними бороться, т.к. уничтожение их, по логике, является и уничтожением достоинств русских. Наглядным примером данного обстоятельства, отраженного в этнических стереотипах, являются «широта души», щедрость и такая черта, как расчет на «авось», или несобранность, бесшабашность, неумение довести начатое дело до конца. «Широта души» - это как бы другая, оборотная, но светлая сторона русского «авось». Верно сказано, что «...русская душа ушиблена ширью, она не видит границ, и эта безграничность не освобождает, а порабощает ее» [3. С. 58], и поэтому за «широтой души», порожденной необъятными пространствами, подчас скрывается отсутствие глубокого рационального «просчета» житейской или политической ситуации. Когда земли много и она богата, и ее богатства кажутся неисчерпаемыми, ее «не жалко». Не случайно «безалаберность» и «бесшабашность» сопровождают исконное «трудолюбие».

Формирование дружеских связей у русских основывается на общности жизненного пространства и интересов ассимилированных в нем народов. Русские без особого психологического напряжения воспринимают переезды в другие края, веками находясь в состоянии перманентного расселения (дошли даже до Форт-Росса в Калифорнии), быстро привыкают к предъявляемому уровню требований со стороны нового социального окружения, легко адаптируются к непривычному образу жизни коренных народов, к их многовековым традициям и обычаям. Например, праздник наступления весны - Науруз-байрам в Средней Азии представители осевших там славян с удовольствием отмечают вместе с коренным населением, а слово «сабантуй», прочно вошедшее в русскую лексику, давно перестало ассоциироваться лишь с сугубо татарским народным праздником завершения посевной кампании. В процессе взаимодействия с другими народами они «...главным критерием считают индивидуальные качества товарищей по совместной деятельности, а не национальность последних. Более того, их опыт общения и взаимоотношений с лицами других национальностей часто невелик и в значительной мере приобретается во время нахождения в том или ином национальном регионе» [4. С. 91].

При тщательном анализе результатов исследования можно обнаружить сходство авто- и гетеростереотипов каждого из народов. Это сходство свидетельствует, во-первых, о близости оценок и самооценок каждого из титульных народов Татарстана, а во-вторых, о достаточно позитивном взаимном образе своих иноплеменных соседей. В целом не было отмечено случая, чтобы представителям своей национальности давались лишь положительные оценки, а представителям другой -лишь отрицательные.

Наличие большого количества схожих оценок в представлениях о себе с мнением представителей другой национальности позволяет сделать вывод об адекватности образов представлений друг о друге людей трех рассматриваемых национальностей. Различия между автостереотипом и гетеростереотипом отражают уровень взаимопонимания между народами и степень их психологической тождественности. Это очень важное измерение, т.к. чем больше степень этой тождест-

венности, тем меньше возможностей роста этнической нетерпимости, данный факт подтверждается результатами исследования. Более того, подобная согласованность позволяет сделать вывод об истинности существующих этнических стереотипов и об их вполне точном и «корректном» отражении действительности. Некоторые различия в сложившихся стереотипах у разных социальных слоев населения обусловлены разной частотой контактов двух этносов в их общественных отношениях и профессиональной деятельности.

Соотнося взаимные представления трех соседствующих в Татарстане этносов, можно констатировать их комплиментарность, сокращающую этнокультурную дистанцию. События, происходящие в России в последние годы, подтвердили взаимную толерантность народов и устойчивость межэтнических отношений в полиэтничном регионе Среднего Поволжья, которые обусловлены геополитическими факторами и выверены историческими испытаниями.

ЛИТЕРАТУРА

1. Татария: опыт этнопсихологического исследования. Казань: Татар. кн. изд-во, 1989.

2. Винокуров М.А., Карнышев А.Д. Введение в экономическую психологию. Иркутск: ИГЭА, 2000. 304 с.

3. БердяевН.А. Судьба России. М.: Наука, 1990.

4. Саракуев Э.А., Крысько В.Г. Введение в этнопсихологию: Учеб. пособие. М.: Ин-т практической психологии, 1996. 397 с. Статья представлена научной редакцией «Психология и педагогика» 31 января 2008 г.