Социальная жизнь связана с самыми разнообразными феноменами. Адекватное изучение и воспроизведение этих феноменов возможно только в форме науки, представляющей собой «динамическую, быстро развивающуюся систему, рост которой в современных условиях по темпам опережает рост любой другой системы» [1, с. 321].

К числу методологических основ философского анализа разнообразных феноменов можно отнести и методы социальной философии, для которой, также как и для других отраслей философии, характерен динамизм внутреннего развития, сложное, диалектическое сочетание процессов интеграции и дифференциации, составляющих содержание самых разнообразных социальных проявлений. Данное обстоятельство обусловливает необходимость и возможность осуществления социально-философского анализа самых разнообразных феноменов в жизни общества.

В этом контексте можно рассматривать становление, развитие и самые разнообразные проявления военной униформологии как формирующейся военносоциальной отрасли, связанной с форменной одеждой и всем ее окружением. Сложность и динамизм данной сферы подтверждает то обстоятельство, что военная униформология обусловливает становление ряда новых отраслей, формирующихся в ее контексте. Так, с конца XX века зарождаются и начинают активно развиваться такие разделы, тесно связанные с униформологией, как эмблематика, геральдика, вексиллология (отрасль, занимающаяся изучением флагов, знамён, штандартов, вымпелов), фалеристика (отрасль, изучающая знаки отличия) и др. [2, с. 6].

Разнообразные феноменологические проявления военной униформологии вызывают существенно возросший на сегодняшний день общественный и научный интерес. Сейчас уже можно с уверенностью говорить об отечественном «униформологическом Ренессансе». По всей стране создаются военноисторические клубы. Музейные залы, выставки военной формы становятся все более посещаемыми. Получили мощный импульс общественные организации, пропагандирующие славные традиции российской армии, отечественной военной формы и всего, с ней связанного. Научное сообщество и широкие общественные круги все более интересуются военной формой, наградами, символикой, предметами снаряжения, оружием. Активизируются частные коллекционеры и антиквары, которые на законных, а порой и незаконных основаниях осуществляют оборот военной формы, наград, антикварного оружия.

Можно говорить о современной «моде» на унифорлологию, вспомнив слова В.С. Соловьева о «несчастье» моды на идеи: «Несчастье такой моды есть, однако, необходимое отражение во внешности того внутреннего факта, что известная идея действительно стала чем-то в общественном сознании: ведь прежде, чем сделаться предметом рыночного спроса, она, разумеется, дала ответ на какой-нибудь запрос людей мыслящих» [3, с. 610]. Эти и иные обстоятельства, в конечном счете, и обусловливают необходимость постановки философских вопросов, связанных с военной формой одежды и военной униформологией, являющейся феноменом современной военно-социальной жизни.

Актуальность обозначенных проблем связана с рядом обстоятельств. Во-первых, формирование новых, а в отдельных случаях и реанимирование старых отраслей социальной жизни, переживающих бурное развитие, требует их философского осмысления. К числу таких отраслей можно отнести и военную уни-формологию, которая все более внятно и последовательно проявляется в военносоциальной жизни. Исследовать этот феномен с философской точки зрения представляется своевременным и актуальным, ибо эта относительно новая военно-социальная отрасль на сегодняшний день оказалась явно недостаточно рассмотренной как со стороны военной науки, так и с социально-философской точки зрения.

Во-вторых, военно-социальная сфера, связанная с военным форменным костюмом достигла на сегодняшний день в своем развитии такого состояния, когда возникает объективная потребность в переходе от дальнейшего накопления эмпирического материала к его глубокому осмыслению и обобщению. Поэтому данная сфера требует исследования в социально-философском плане, реализация целей которого невозможна без осуществления философского анализа представленного феномена.

В-третьих, потребность в социально-философском анализе феномена военной униформологии в значительной степени детерминирована возросшим общественным и научно-профессиональным интересом к отечественной культуре вообще, а также военной культуре и военной форме одежды в частности. В этом ракурсе представляется, что результаты анализа данного феномена будут востребованы самыми разнообразными социальными кругами современного российского общества, всеми, кто по роду своей деятельности связан с изучением форменного платья и военного костюма. Более того, актуальность исследования фе-

номена военной униформологии связана с резко возросшим, причем не на пустом месте, публичным и любительским интересом к военной форме одежды.

В-четвертых, в российском научном и военно-научном сообществе еще не сложилось четкого понимания того, что сложные и противоречивые процессы, происходящие во всех сферах современного общества, настойчиво требуют формирования четких и ясных, позитивных идей, являющихся основой духовного развития современной России. В этой связи, военная униформология призвана стать фоновой основой формирования любви к Родине, патриотизма, гордости за славную историю России, ее культуру и традиции.

В-пятых, от российских военных ученых в рамках проводимой военной реформы и реформы военного образования требуется создание комплекса специфических общественных дисциплин, включение которых в учебный процесс будет способствовать практическому решению одной из важнейших на сегодняшний день педагогических задач - воспитанию преданных защитников, истинных патриотов своего Отечества. В числе таких учебных дисциплин достойное место могла бы занять и военная униформология, обладающая мощным позитивным воспитательным потенциалом. Одним словом, актуальность исследования феноменологии военной униформологии на сегодняшний день не вызывает сомнений.

Анализ литературы военно-унифорлологического содержания убедительно свидетельствует о том, что большая часть таких работ носит преимущественно описательный характер и не поднимается на уровень теоретических обобщений. Но даже этот, достаточно обильный по количеству изданных трудов, блок источников и литературы не лишен недостатков. Так, если описание отечественного армейского мундира представлено на сегодняшний день сравнительно полно [см.: 4; 6; 7], то, например, морской мундир или женская униформа - требуют более глубокого изучения и по данной тематике написаны лишь отдельные работы [8].

Разнообразные материалы по исследованию военной формы представлены в научном и историко-публицистическом творчестве таких авторов как Бурков В.Г., Висковатов А.В., Глинка В.М., Доценко В.Д., Звегинцов В.В., Зубов Р.Т., Коновалов И.Ф., Мощанский И.Б., Молло Е.К., Охлябинин С.Д., Раков Л. Л. и др.

При этом следует отметить, что подавляющее большинство работ указанных авторов носит узкоспециализированный характер и основное внимание в

них уделяется детальному исследованию обмундирования, его покрою, цветовой гамме материалов, а также связанных с военной формой предметов снаряжения, знаков отличия, эмблем, кокард, форменных пуговиц и других, преимущественно внешних ее атрибутов. Не умаляя ценность работ указанных авторов, необходимо подчеркнуть, что целенаправленного и полного исследования военноуниформологического феномена не проводилось, поэтому можно вести речь о наличии источниковой базы его изучения, отметив при этом определенные пробелы обобщающего и теоретического характера в имеющемся массиве научной литературы по теме.

Осмысление содержания представленной литературы позволяет сформулировать определенные положения-гипотезы относительно обозначенного феномена.

Во-первых, военная униформология представляет собой формирующуюся и активно развивающуюся отрасль, связанную с военной формой одежды, рассматриваемой в качестве источника и объекта научного исследования. Описательный и эмпирический материал, накопленный в достаточном количестве в рамках военного знания, позволяет осуществить научно-теоретический, качественно новый подход к рассмотрению исследуемой отрасли.

Во-вторых, рассмотрение военной униформологии в качестве военносоциального феномена позволяет произвести ее полный социально-философский анализ. При этом отдельные стороны данного предмета исследования, составляя целостный феномен, призваны дать всестороннюю характеристику многообразных проявлений военной униформологии в военно-социальной жизни современного российского общества.

В-третьих, анализ сущностных признаков, связей и разнообразных проявлений в сфере, образовывающейся вокруг военной формы одежды, связан с формированием особого понятийно-категориального аппарата военной униформологии, а также с классификацией знаний в системе данной отрасли. Определение содержания и объема основных понятий военной униформологии, позволяет выстроить родо-видовую иерархию базовых категорий, связанную с рационально-логическими основами исследования военно-униформологического феномена.

В-четвертых, зародившись в качестве вспомогательной дисциплины военно-исторического знания, военная униформология на сегодняшний день все более обретает «сверхнаучные» признаки социального феномена и формируется в

качестве самостоятельной отрасли современной военно-социальной жизни. Складывающиеся теоретические основы военной униформологии находят отражение и обретают все более широкое практическое применение в различных военно-социальных отраслях. Праксиологический аспект теории военной формы одежды находит все более полное выражение в искусствоведении, музейном деле, военно-поисковой работе, работе по созданию новых образцов военной формы одежды, а также в учебной и воспитательной работе с разными социальными категориями по формированию у них патриотических качеств, любви к Родине, ее армии, их славной истории.

Философские проблемы становления и развития военной униформологии требуют глубокого и всестороннего осмысления. Исходная точка в исследовании указанного феномена связана с формированием объектно-предметной сферы, научно-целевого компонента и определением ряда научных задач, решение которых способствует осуществлению социально-философского анализа военной униформологии как социального феномена. При этом в качестве объекта философского анализа военно-униформологического феномена рассматривается общая униформология, функционирующая с конца ХХ века в качестве отрасли, связанной с разнообразными видами форменной одежды. Под предметом исследования военной униформологии как феномена следует понимать разнообразные проявления военной униформологии в качестве социального явления, связанного с военной формой одежды.

Форма одежды военнослужащего представляет собой сложное культурноисторическое образование, более того, по словам Г.Э. Введенского, - «это не просто одежда, это сложное социально-политическое и экономическое явление». Военный костюм в истории мировой материальной культуры занимает очень важное место. Испытывая на себе влияние абсолютно всех проявлений многогранного социального организма, «он является квинтэссенцией общества, выраженной языком символов, доступных пониманию современников» [9, с.4]. Военная форма одежды, как главный источник и основная категория военной униформологии, обладает целым рядом особенностей, обусловливающих многообразие ее феноменологических проявлений.

Вот некоторые из этих особенностей. На форменную одежду военнослужащих и её качественное состояние оказывает влияние ряд факторов. В их числе следует назвать специфику воинской службы, экономический уровень развития страны, господствующую в обществе идеологию, появление новых образцов во-

енной техники и вооружения, совершенствование способов ведения боевых действий, веяния гражданской моды, личностный фактор и др.

Важная особенность военной формы одежды связана с тем, что она имеет ярко выраженный знаково-символический характер [подробнее см.: 10]. Более того, она является комплексным источником. Это означает, что в её состав входит, как правило, достаточно большое количество разнотипных предметов, обладающих, с одной стороны, относительной самостоятельностью, а с другой -стремлению к единству, обусловливающее функциональную, логическую и символическую завершенность формы одежды военнослужащего.

Являясь по своей структуре системным образованием, военная форма одежды, в свою очередь, придает системный характер военно-социальному феномену, качества которого она обусловливает. При этом следует учитывать, что форменное платье военнослужащих, рассматриваемое как комплект строго регламентированных предметов военного обмундирования, снаряжения и знаков различия, является сравнительно молодым историческим источником: его появление связано с созданием постоянных, регулярных армий. Появляясь на весьма высокой стадии развития государства, мундир не остается чем-то неизменным, он развивается, концентрируя в себе все проявления жизни общества - от культуры правящего сословия до экономического состояния государства в целом.

Характерной особенностью военной формы одежды является её полихром-ность, т.е. многоцветность. Это свойство традиционно-исторического характера ярко и выразительно иллюстрирует многообразие цветовой гаммы, определяющее не только высокие эстетические качества военной формы, и ее особенности, но и глубокий символизм разнообразного окраса ее элементов. Многообразие химической природы различных материалов военной формы одежды обусловливает и разную степень сохранности ее элементов, а значит, и различную степень их пригодности для исследования. Менее «живучими», в данном случае, являются ткани природного происхождения. Основным же материалом, из которого изготавливались прежде многие знаки различия военнослужащих, были металлы и их сплавы, а именно: золото, серебро, медь, бронза, латунь и др. Именно эти предметы форменного военного костюма представляют собой наиболее хорошо сохранившиеся образцы, представляющие важность и значимость для научного исследования.

Военная форма во всем многообразии ее отдельных элементов относится к массовым изделиям, производимым значительными «тиражами». Объемы этого

производства возрастают по мере увеличения численности вооруженных сил государства, а также в периоды ведения крупномасштабных или локальных боевых действий. По аналогии с монетами, которые являются, как правило, памятником одновременно и вещным и письменным, отдельные элементы военной формы одежды также можно отнести к разряду материально-информационных источников. Данное утверждение относится, прежде всего, к тем предметам форменного обмундирования, на которых имеются надписи. На военной форме разных исторических эпох можно обнаружить надписи с именами правителей государства, названиями городов, различные девизы, даты, именами самих военнослужащих и др. Среди этих элементов выделяются погоны, эполеты, кокарды, нарукавные нашивки, ременные пряжки, знаки, эмблемы и т.п.

Информация, содержащаяся в форменной одежде военнослужащего, может о многом сказать даже неосведомленному в ее деталях человеку. Так, практически любой взрослый мужчина по форменной одежде может без особого труда определить род войск военнослужащего, его воинское звание, награды, принадлежность к определенной воинской структуре и другие существенные признаки. Специалист, обладая более глубокими познаниями, может определить целый ряд иных, скрытых от взора обывателя признаков, «зашифрованных» в военной форме одежды.

Военный костюм, таким образом, может рассматриваться как одно из средств межличностного общения, как богатый источник информации, средство социокультурного выражения, представляющее собой специфический социально-исторический феномен. Информация, заложенная в униформологическую знаковую систему, в результате её «прочтения» может раскрыть ряд существенных аспектов. В повседневной жизни эта информация носит характер обыденного знания, позволяющего человеку быстро ориентироваться в различных бытовых ситуациях, а для исследователя же эти данные, подвергнутые особой процедуре «раскодирования», приобретают иное значение. И если в процессе обыденного «узнавания» военная форма одежды воспринимается, прежде всего, как целостное образование, как определенная семантическая система, то для научного исследователя представляют интерес и являются источником информации даже единичные элементы военной формы.

В заключение приведем рассуждения о правомерности применения ключевого термина данной работы - «униформология». В настоящее время среди специалистов, связанных с изучением военной формы одежды, сложилось несколь-

ко подходов в определении названия исследуемой нами отрасли военносоциальной жизни. Данную сферу именуют, в частности, мундироведением, формоведением, униформоведением и, наконец, униформологией.

По мнению автора, название любой отрасли научного знания должно с предельно возможной полнотой и точностью отражать характер и специфику изучаемого ею предмета. С этой точки зрения термин «униформология» представляется более удачным. Что же касается подхода к определению названия отрасли по такой категории, как «мундир», то следует подчеркнуть, что в его основе лежит либо принцип слишком широкого обобщения, либо, напротив, зауженный сегмент, охватывающий лишь часть исследуемой сферы. В этой связи следует привести некоторые разъяснения. Во-первых, вошедший в употребление в России в 1700-х годах термин «мундир», вначале имел собирательный характер, обозначая все военное обмундирование и снаряжение, принадлежащее офицеру или солдату. Существовало даже выражение «построить мундир», означавшее приобретение вообще всей формы одежды, обуви, оружия и амуниции.

Однако, уже в первые годы XVIII столетия мундиром стали называть лишь верхнюю форму одежды военнослужащих, а в результате реформы военного обмундирования, ориентированной на его унификацию, мундир, как один из основных элементов форменной одежды военнослужащих, исчез из её конструкции и базовым элементом военного костюма становится китель. Поэтому, говоря о возможности использования термина «мундироведение» в качестве названия формируемой военно-научной отрасли, следует заметить, что ни прежнее значение понятия «мундир», ни его современное прочтение, не способны обозначить истинные смысловые границы исследуемого объекта. В первом случае они необоснованно расширяются, во втором - сводятся к частностям, предполагая рассмотрение лишь одного элемента военной формы. В широком смысле понятие «мундир» объединяет совокупность форменной одежды, обуви, оружия и снаряжения. В узком же смысле данное понятие обозначает лишь верхнюю часть военной формы одежды.

Но если понятию «мундироведение» свойственно значительное расхождение в дифференциации объема термина «мундир», то понятие «формоведение» [5], по мнению автора, характеризуется отсутствием необходимой в данном случае точности в передаче смысла слова «форма», ибо последнее имеет около десятка вариантов своего прочтения, представленных в различных словарях. И только лишь в одном случае под «формой» подразумевается одинаковая по по-

крою и цвету одежда (для военнослужащих, служащих одного ведомства, учащихся и др.).

По мнению автора, в рассматриваемом случае слово «форма» имеет очень емкий и точный аналог во французском языке, а именно - термин «uniforme». Без приставки «uni», слово «форма» теряет важную в данном случае смысловую грань, связанную с ее обобщающими и унифицирующими качествами. Слово же «uniforme» связано как раз с искомой «однообразной», «единообразной» составляющей военной формы одежды. Данный термин, по мнению автора, наиболее удачно указывает на единый и определенный тип одежды, в данном случае -«форменной одежды военнослужащих». Поэтому, обращение к понятию «униформа», даже с учетом мнений, считающих его употребление в рамках современного русского языка устаревшим, с точки зрения удобства его речевого использования является наиболее целесообразным.

Именно слово «униформа...» (uni-forme - от лат. uniformis, unus - одна, единая и forma - форма) в сочетании с добавлением производного от древнегреческого «...логия», традиционно являющимся второй составной частью сложных слов и используемое в значении «слово», «мысль», «учение», образует новое понятие «униформология». Данный термин, по мнению автора, в большей степени соответствует характеру исследуемой отрасли знания, конкретней по содержанию и компактней по форме.

Однако, следует заметить, что в «чистом» виде термин «униформология» используется, прежде всего, для обозначения всего комплекса знаний о форменном костюме. Поэтому название видовой (отраслевой) униформологии, занимающейся исследованием военной формы одежды, будет представлять собой сложное понятие, состоящее из двух слов: «военная» и «униформология», а в общем виде - «военная униформология». При этом «за скобки» выносится вся невоенная форменная одежда - гражданский (ведомственный или отраслевой) форменный костюм, включающий в себя форменную одежду железнодорожников, летчиков гражданской авиации, моряков транспортного и промышленного флотов, работников таможенной системы и метрополитена, школьников и некоторых других социальных категорий.

Таким образом, автору представляется, что в современной военносоциальной жизни формируется и все активней проявляется униформологический феномен, который требует к себе все более пристального внимания. При этом, в ходе осуществления социально-философского анализа военной унифор-

мологии как феномена, на повестку дня встает ряд научно-исследовательских задач, главные их которых связаны с рассмотрением военной формы одежды в качестве основного источника, обусловливающего феномен военной унифор-мологии; определением сущностных признаков и многообразных проявлений военно-униформологического феномена как специфического военно-

социального образования; выявлением оснований классификации и систематизации существенных признаков военно-униформологического феномена; осуществлением анализа особенностей социального функционирования и проявления военной униформологии в социальной жизни современной российской армии; определением роли военной униформологии в военно-социальной жизни; выявлением тенденций развития данного феномена, определением его места теории и практике на современном этапе развития общества и Вооруженных Сил РФ.