УДК 316

И. И. Осипова

ПРИЧИНЫ ВОСПРОИЗВОДСТВА СЕМЕЙНОЙ НЕУСПЕШНОСТИ

В статье рассматривается влияние моделей семейного взаимодействия на социализацию детей-сирот. Основное внимание уделяется механизмам преемственности девиантных форм поведения, а также возможностям компенсации данного явления при помощи биологических и приемных семей и существующих форм социального устройства детей-сирот.

А. И. Антонов и В. М. Медков дают следующее определение семьи: «Семья - это основанная на единой общесемейной деятельности общность людей, связанных узами супружества - родительства - родства, осуществляющая воспроизводство населения и преемственность семейных поколений, а также социализацию детей и поддержание существования членов семьи [1, с. 66].

Будучи первичным институтом социализации, именно семья закладывает те формы поведения, которые будут воспроизводиться подрастающим поколением в течение всей жизни. Особенности ролевого поведения, специфика социально-психологического климата в семье, статус женщины или мужчины - все это оказывается программируемыми элементами будущего семейного взаимодействия, воспроизводимого до мельчайших подробностей во всех положительных и отрицательных проявлениях.

При этом нужно отметить, что понятия успешности и неуспешности являются весьма трудными с точки зрения дефиниции и критериев определения. В современную эпоху проблема определения успешности или неуспешности становится все более актуальной. Понятие «норма» в социальных науках стало примером социологического релятивизма, которое подвергается постоянной критике в рамках социально-конструкционистских и интерпрета-тивистских концепций. В сложившейся ситуации огромную роль начинают играть конвенциональные моменты; при отсутствии четких определений социального благополучия единственным релевантным способом определения является общепринятая научным сообществом точка зрения. Так, для стабильной благополучной семьи характерным является:

1) положительная эмоциональная направленность межличностных отношений всех членов семьи;

2) сплоченность семейного социума, единство его целей и задач;

3) четкая иерархия по полу, возрасту, социальному статусу;

4) постоянные внутрисемейные взаимодействия между супругами, детьми, другими членами семьи.

Все вышеперечисленные компоненты и роли являются в значительной мере постоянными и устойчивыми во времени вне зависимости от исторической эпохи и господствующей системы ценностей. Особенности поведения членов вновь создаваемых семейных союзов напрямую зависят от моделей семейного поведения родителей. Это особенно заметно в семьях, где актуальны проблемы семейного насилия, деформации ролевого поведения и т.п. Нормально функционирующей считается та семья, которая ответственно и дифференцированно выполняет свои функции, вследствие чего удовлетворяется потребность в росте и изменениях каждого ее члена.

В семье закладывается тип структуры будущего поведения, характера интеграции (или адаптации) индивида в общество. Значение межличностных отношений в семейной группе (родители - дети, муж - жена, старшее -младшее поколение) трудно переоценить, т.к. они определяют уровень доверия ребенка к информации, исходящей от членов семьи, которая до определенного возраста служит для ребенка основным каналом коммуникации.

Согласно теории делинквентных культур, девиантные (делинквентные) группы и субкультуры, к которым можно отнести и дисфункциональные семьи, имеют тенденцию к самовоспроизводству. Дети и молодежь, воспитывающиеся в условиях девиантной субкультуры, становятся носителями их норм и признаков, поскольку не могут противостоять их социализирующему воздействию. Например, согласно проведенному в 2005 г. исследованию мотивов отказов от новорожденных детей в родильных домах города Москвы в рамках программы «Профилактика раннего социального сиротства» под руководством А. В. Романовой, получены следующие данные. У большинства опрошенных отказниц не было образца нормальных семейных отношений, которые могли бы впоследствии вызвать желание создать хорошую семью. В большинстве семей наиболее распространенными воспитательными мерами были крик, побои. Таких семей, в соответствии с полученными результатами исследования, 58 %, при этом били детей 1 % отцов и 13 % матерей. Данная модель будет передана и подрастающему поколению, т.к. опрошенные женщины считают, что детей следует бить. Характерно также, что образовательный уровень родительских семей очень низок. Полное среднее образование имели только 50 % матерей. 18 % отказниц долгое время не работали, 6 % злоупотребляли алкоголем (в популяции около 2 %). Около трети рес-понденток отмечают плохие отношения с собственной матерью, что свидетельствует о дефиците у «отказниц» материнского влияния. 50 % респон-денток росли без отца, развод родителей в возрасте до 12 лет пережили 18 % женщин. 23 % оценивают свои отношения с отцами как плохие или очень плохие. Злоупотребляли алкоголем 38 % респонденток.

Среди других мотивов отказа следует выделить давление со стороны родителей, отказ в предоставлении материальной помощи, помощи в воспитании ребенка, что также не вписывается в образ благополучной семьи. Другая группа мотивов отказа, выдвигаемых опрошенными, связана с их материальным положением. Около половины отказниц находятся на иждивении у родственников. Только 15 % считают основным средством своего существования заработную плату на постоянном месте работы. 55 % отказниц считают свое материальное положение ниже среднего уровня в стране. Именно поэтому очень важно влиять на ситуацию в дисфункциональных семьях и мотивировать их на устойчивые изменения.

С этих позиций мы будем анализировать то обстоятельство, что в период с 2000 по 2006 гг. в России ежегодно становились сиротами, вследствие лишения родителей родительских прав, более 120 тыс. детей. Сегодня острота проблемы не изменилась, т.к. нет государственной системы предотвращения социального сиротства, раннего выявления семейного неблагополучия и комплексной помощи семье, воспитывающей детей.

В социально-экономической ситуации современной России четко определяется дисфункциональная (слабо ресурсная, неблагополучная и др.) семья как дезорганизующая среда, не только дающая обществу дезадаптированное

молодое поколение, но и закрепляющая девиантные формы ущербной социализации детей и подростков, что грозит воспроизводством и закреплением девиации как нормы.

Особую значимость в контексте исследования дисфункциональной семьи имеет теория стигматизации, согласно которой определение тех или иных индивидов в качестве девиантов порождает или усиливает отклонение. Это ограничивает жизненные перспективы индивида и приводит его к принятию и развитию девиантной роли. Другими словами, ответ индивида на такую общественную реакцию часто заключается во вторичном отклонении [2].

При внимательном изучении биографии родителей детей-социальных сирот выясняется, что и их детство прошло в алкоголизированных семьях или в семьях с другими формами неблагополучия. Этот факт сыграл в их судьбе определяющую роль. Жизнь в дисфункциональной семье связана с постоянными ожиданиями стресса, оскорблений, боли (физической или психологической), которые постепенно превращаются в привычку, становятся образом жизни. Даже после того, как все заканчивается, человек продолжает жить так, будто это может повториться в любой момент. За время жизни в дисфункциональной семье ребенок вырабатывает свои принципы выживания: «не выражай открыто своих чувств - это могут использовать против тебя»; «не верь никому, даже родным»; «не открывайся, не подпускай никого слишком близко, не рассказывай о своих слабостях и проблемах». С возрастом люди забывают, что эти правила действовали только в родительской семье, и распространяют их на весь мир и навсегда. Повзрослев, они находят таких же израненных партнеров и воспроизводят систему отношений своей родительской семьи.

В социально дезадаптированных семьях формируется непродуктивная (защитная) адаптация к жизни - фиксированное, негибкое построение человеком или семьей отношений с собой, своими близкими (внутри семьи) и с внешним миром; попытки разрешить трудную жизненную ситуацию неадекватными способами. Такой тип адаптации «включает» действие психологического механизма «сопротивления изменениям» [3].

Зарубежные авторы Д. Джексон, Д. Хейли, Г. Бейтсон видят задачу патронажа неблагополучной семьи в ее позитивном изменении (которое рассматривается как процесс), а не в изоляции страдающего члена семьи от ее негативного влияния, что в настоящее время практикуется нашими учреждениями социальной защиты: изъятие детей из семьи и помещение их в приюты, реабилитационные центры, детские дома. Все усилия государства и общества должны быть направлены на сохранение кровной биологической семьи для ребенка, а при утрате родителей приоритетной формой семейного устройства детей-сирот должна стать родственная опека. В этом случае шансы ребенка на позитивную адаптацию и сохранение семейных и социальных связей будут повышаться. Возможность семейного жизнеустройства ребенка в замещающую семью (усыновление, опека, попечительство, приемная семья, семейный детский дом) должна рассматриваться лишь как крайняя мера.

В семье ребенок общается с одними и теми же взрослыми и, соответственно, имеет дело с одними и теми же моделями поведения. В общественном воспитании характерно наличие сменяющихся взрослых с несовпадающими типами поведения и отношения к ребенку. Эмоциональное общение со взрослыми в семье более разнообразно, чем в детском доме. В условиях детского

дома дети более жестко регламентированы в своем поведении, а для семьи характерно относительно мягкое, терпимое отношение к поведению ребенка.

Особенности социального развития детей-сирот достаточно хорошо изучены [4, 5]. Согласно результатам научных исследований, эти особенности обусловлены рядом факторов, таких как условия психического развития, организация жизнедеятельности детей-сирот в учреждениях интернатного типа, обеднение и изменение характера влияния источников социализации. Для воспитанников учреждений интернатного типа характерно отставание в следующих областях психического развития:

- дефицит общения со значимым взрослым. Существенным фактором, искажающим становление личности ребенка-сироты, является дефицит отношений с окружающими его взрослыми. Содержание и форма общения определяются режимными моментами и условиями коллективной жизни детей. В целом, общение со взрослыми смещено из сферы практической деятельности в дисциплинарную, что приводит к формированию повышенной эмоциональной зависимости ребенка от оценок взрослого, что, в свою очередь, блокирует развитие автономности, инициативности;

- в сфере общения со сверстниками. В условиях детского дома ребенок постоянно находится в закрытой группе сверстников, не имея возможности предпочесть ей другую. Такая безусловная отнесенность часто приводит к развитию невротического механизма слияния с группой (феномен детдомовского «мы»);

- в эмоционально-волевой сфере. Эмоционально-волевая сфера ребенка-сироты характеризуется пониженным фоном настроения, бедной гаммой эмоций, однообразием эмоционально-экспрессивных средств общения, склонностью к быстрой смене настроения. Оживление переходит в плач, крик; приподнятое настроение - в угрюмость и агрессию. Также характерны однообразие и стереотипность эмоциональных проявлений, поверхностность, которая сглаживает негативные переживания и способствует их быстрому забыванию, неадекватные формы эмоционального реагирования на одобрение и замечания. У детей-сирот отмечается повышенная склонность к страхам, беспокойству, тревожности, они характеризуются чрезмерной импульсивностью, взрывчатостью, непониманием эмоционального состояния другого человека. Основной направленностью эмоций является получение все новых и новых удовольствий;

- в самосознании. Для детей-сирот характерно ситуативное, «сиюминутное» проживание жизни. Это приводит к отвержению опыта, когда отдельные пережитые эпизоды не становятся событиями жизни, не присваиваются и не входят в личный психологический опыт, что препятствует развитию адекватной самооценки и уровня притязаний. Воспитанникам детских домов свойственно нарушение половой идентификации в виде компенсаторного гипермаскулинного или гиперфемининного поведения. Отсутствуют социально приемлемые образцы для освоения таких социальных ролей, как супруг, родитель, партнер. Осваивая ту или иную социальную роль, ребенок сталкивается с определенными проблемами и затруднениями, которые классифицируются как трудности социализации.

Трудности социализации детей-сирот связаны с редукцией, обеднением основных источников социализации. Отсутствие нормальных для обычного ребенка контактов (семья, друзья, соседи и т.п.) приводит к тому, что образ

роли создается на основе противоречивой информации, получаемой ребенком из различных источников.

Большой интерес для организации процесса ресоциализации детей-сирот представляют исследования А. Б. Холмогоровой, В. К. Зарецкого, В. Н. Ослон и М. А. Чупровой, на основании которых можно сделать интересные выводы о вариативности формирования привязанности у детей, лишенных родительского попечения, вследствие различного семейного опыта или отсутствия такового [6, 7].

Самые грубые нарушения в развитии наблюдаются у детей-сирот, не имевших опыта жизни в семье, т.е. глубина нарушений зависит от опыта, полученного в самые первые годы жизни. Отсутствие матери в младенчестве и раннем возрасте выражается в искажении развития объектных отношений, потребности в привязанности и образа «себя». Невозможность интеграции образа матери нарушает формирование «ядра личности».

У детей-сирот с опытом жизни в семье частично или полностью были сформированы объектные отношения с матерью, т.е. ребенок реагировал на мать, узнавал ее, был привязан к ней, скучал, ждал ее, и, как правило, образ матери детьми-социальными сиротами идеализируется. Развитие этих детей, в силу негативной социализации, осложнено различными эмоциональными и личностными нарушениями. Но в целом, по сравнению с «отказными» детьми, эмоциональная жизнь ребенка-сироты с опытом жизни в семье подчиняется более сложным законам и разворачивается на качественно ином уровне. У них сохраняется способность к построению глубокого контакта со взрослым и возможность «использовать» взрослого в качестве источника развития. У детей без опыта жизни в семье взрослый перестает выполнять эту функцию, т.к. ребенок отказывается от возможности ориентироваться на взрослого на основе своего раннего опыта общения или он не может уже развивать такие отношения из-за несформированности элементарных и сложных способов взаимодействия.

Дети-сироты, которым лучше всего удается адаптироваться в детском доме, отказываются от возможности развивать привязанность к матери и переориентируются на группу сверстников. Это позволяет им достаточно успешно развиваться в условиях институционального воспитания, но резко ограничивает возможность к установлению близких отношений со взрослым. Как показали результаты диагностики, дети этой группы склонны игнорировать детско-родительские отношения. Так, практически в каждом детском доме есть дети, отказывающиеся от возможности воспитываться в замещающих семьях. Согласно нашему исследованию, подростки старше 10 лет имеют следующие установки относительно проживания в замещающей семье: из 100 человек, включенных в выборку, лишь один имеет резко отрицательные установки на этот счет, в то время как отрицательно к этому настроена половина опрошенных. В целом, можно отметить преимущественно негативное или настороженное отношение к данному вопросу. Лишь одна пятая часть опрошенных (19 %) смотрит на это положительно, остальные респонденты согласились бы на новую семью с весьма существенными оговорками. К этой категории также относятся дети, подростки, пережившие вторичный отказ, вернувшиеся в детский дом после отказа опекунов или отмены усыновления.

По данным многих исследователей, причинами отклоняющегося поведения у детей являются холодные, индифферентные или отстраненные взаи-

моотношения с матерью в раннем детстве. Отсутствие или недостаток материнской любви придает жизни ребенка отрицательный смысл, искажая все первоначальные ощущения. Дефицит родительской любви оставляет самые глубокие раны в сознании человека.

Многие специалисты считают, что сам факт расставания ребенка с кровной семьей наносит ему сильнейшую душевную травму. Кроме того, под опеку часто попадают дети, с которыми дома плохо обращались или самоустранились от их содержания и воспитания. Ребенок может плохо понимать или совершенно неправильно представлять себе причины, по которым он оказался вне родной семьи. Все эти вместе взятые факторы могут полностью исказить представление ребенка о себе, что часто негативно сказывается на его поведении.

Вопрос о развернутой государственной кампании по тотальной передаче детей-сирот в семьи на воспитание является в настоящий момент наиболее злободневным. Бесспорно, все дети должны воспитываться только в семье, приоритетно в родной семье или семейном окружении, и лишь в том случае, если такой тип устройства невозможен, необходимо жизнеустройство ребенка в замещающую семью. Но далеко не все семьи могут воспитывать детей-сирот, слишком велика опасность возврата детей без государственной системы тщательного отбора, психолого-педагогического обследования, обучения и социального, медико- и психолого-педагогического сопровождения замещающих семей. В зарубежной практике семьи, принимающие детей на воспитание, проходят ежегодно лицензирование, обязательное обучение и подконтрольны ряду организаций.

Прежде чем говорить о нормальном росте и развитии ребенка в замещающей семье, необходимо помочь ему в преодолении негативных последствий предыдущего жизненного опыта. Эффективность помощи зависит от целого ряда факторов. Необходимо отметить важность изучения мотивации кандидатов в приемные родители (т.е. с какой целью принимается ребенок на воспитание), их качественных характеристик, профессиональной подготовки и нравственных ресурсов. Необходимы согласие и поддержка всех членов семьи, обеспечение качественного сопровождения замещающей семьи.

Задачами семейного патроната, т.е. воспитания сирот в замещающих семьях, являются: воспитание готовности к трудовой деятельности, направленное на развитие разнообразных способностей детей, подготовку их к выбору профессии; формирование умений, позволяющих им самостоятельно реализовывать свои жизненные планы; воспитание семьянина, т.е. формирование необходимых способностей для построения собственной семьи, в которой реализуется зрелое супружество на основе осознанной материнской и отцовской позиции; подготовка детей-сирот к решению социально-экономических задач, способствующая формированию социально-экономической активности личности, зрелой гражданской позиции ребенка; развитие организаторских умений и навыков, обеспечивающих успешное решение задач в сложных жизненных ситуациях. Основой, позволяющей в новых условиях определить пути для эффективного взаимодействия, является гуманизация воспитательного процесса, которая предусматривает реализацию следующих идей:

- идея расширения социальных связей и отношений с окружающим миром. Она предполагает обогащение сферы социального взаимодействия, развитие разнообразных социальных отношений, определение своей роли в этой системе; требует создания поля для самоопределения детей, что означает

возможность вступления ребенка в разнообразные отношения с окружающим миром и при этом сохранение им собственного «Я»;

- идея социального закаливания. Она предполагает формирование у детей готовности к преодолению жизненных трудностей и создание условий для поиска собственных путей компенсации неблагоприятных воздействий социальной среды.

Реализация этих идей предполагает следование принципу педагогического стимулирования социальных проб, который предусматривает создание условий для самооценки воспитанником своих возможностей на основе последовательного выбора способов поведения в процессе освоения различных социальный ролей. Социальные пробы охватывают все сферы жизни человека и большинство его общественных связей. В процессе включения в эти сферы у детей формируется определенная социальная позиция и социальная ответственность, которые и являются основой для их дальнейшего вхождения в социальную среду. Следовательно, для эффективной адаптации приемного ребенка в семье важна особая позиция замещающих родителей, умение с их стороны руководствоваться чувством меры. В противном случае велика опасность серьезных дефектов развития.

Ребенок, лишенный родительского попечения и определенный на воспитание в государственное учреждение, в силу ущербности его воспитательной системы попадает из одной деорганизующей среды в другую. Дисфункциональная семья дает обществу дезадаптированное молодое поколение, дезорганизующая среда государственных учреждений поставляет инфантильных, агрессивных, не приспособленных к самостоятельной жизни молодых людей с комплексом «сироты» и моралью потребителя и иждивенца. К сожалению, следует констатировать, что социальное сиротство как социальная проблема осознана обществом, но шаги, предпринимаемые обществом и государством, далеки от ее разрешения.

Список литератураы

1. Антонов, А. И. Социология семьи / А. И. Антонов, В. М. Медков. - М.,

1996. - 303 с.

2. Ясавеев, И. Г. Конструирование социальных проблем средствами массовой коммуникации / И. Г. Ясавеев. - Казань : Изд-во Казанск. ун-та, 2004. - С. 40.

3. Адресный социальный патронаж семьи и детей : научно-методическое пособие / под ред. Л. С. Алексеевой. - М. : Государственный НИИ семьи и воспитания, 2000. - 160 с.

4. Минкова, Э. А. Особенности личности ребенка, воспитывающегося вне семьи / Э. А. Минкова // Очерки. О развитии детей, оставшихся без родительского попечения. - М. : ТОО «Симе», 1995.

5. Шипицына, Л. М. Развитие личности ребенка в условиях материнской депривации / Л. М. Шипицына, Е. С. Иванов. - СПб., 1997.

6. Зарецкий, В. К. Пути решения проблемы сиротства в России / В. К. Зарецкий, М. О. Дубровская, В. Н. Ослон, А. Б. Холмогорова // Тематическое приложение к журналу «Вопросы психологии». - М., 2002.

7. Чупрова, М. А. Нарушения интерперсональных отношений и эмоционального развития у детей-сирот без опыта жизни в семье : автореф. дис. ... канд. псих. наук / М. А. Чупрова. - М., 2007.