ОСОБЕННОСТИ ПОРАЖЕНИЯ И МЕХАНИЗМЫ ДЕФОРМАЦИИ ЛУЧЕЗАПЯСТНОГО СУСТАВА И КИСТИ ПРИ ЮВЕНИЛЬНОМ ХРОНИЧЕСКОМ АРТРИТЕ. МЕТОДИКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ.

Т. В. Гоголева. 47

УДК: 616.72-002.77-053.3-092-08

ОСОБЕННОСТИ ПОРАЖЕНИЯ И МЕХАНИЗМЫ ДЕФОРМАЦИИ ЛУЧЕЗАПЯСТНОГО СУСТАВА И КИСТИ ПРИ ЮВЕНИЛЬНОМ ХРОНИЧЕСКОМ АРТРИТЕ. МЕТОДИКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ

Т. В. Гоголсва.

ГУ Институт ревматологии РАМН, Москва.

Согласно современным воззрениям ювенильный хронический артрит (ЮХА) представляет собой гетерогенную группу заболевании, протекающих с преимущественным поражением суставов, возникших у пациентов до 16-тн летнего возраста, имеющих тенденцию к хроническому прогрессирующему течению, оказывающих значительное влияние на качество жизни больного ребенка и нередко приводящих к инвалидизацни [3, 8, 41].

Проведенные рядом детских ревматологических центров (Германия, Франция, Индия) ретроспективные исследования по определению прогноза поражения суставов при ЮХА выявили, что поражение суставов кисти стоит па третьем (после коленных и голеностопных) месте (до 77%) среди всех локализаций артрита. При этом по данным рентгенологического исследования выраженные деструктивные изменения зафиксированы у 46-50 % больных [26, 30, 33].

Высокая степень поражения кисти, особенно запястья, обусловлена анатомическим строением данной области, что, в первую очередь, проявляется в наличии хорошо развитой синовиальной мембраны, пролиферация которой приводит к образованию паннуса и в дальнейшем к деструкции структурных элементов стабильности кисти, прежде всего, сухожильио-связочного аппарата [37].

По данным P.Mozziconacci, А.М. Prieur [27] изучение динамики показателей поражения кисти при ЮХА выявило следующие закономерности. В запястье с течением времени регрессируют признаки воспалительного артрита (77% до 3-х лет, 67% после 7 лет течения заболевания). прогрессирует костная деструкция (19% до 3-х лет, 67% после 7 лет), формируется стойкая дефигурацня (56% до 3-х лет, 60% после 7 лет). В итоге развивается фиброзный или костный анкилоз.

Срок вовлечения в патологический процесс суставов кисти играет большую роль в отношении отдаленного прогноза ЮХА. С одной стороны, сам факт раннего поражения суставов кисти, наряду с показателем суставного счета, серопозитнвностыо по ревматоидному фактору и сохраняющейся активностью заболевания в течение ряда лет, является предиктором высокой инвалидизацни [20,26,28,32]. С другой, дебют ЮХА в виде артритов суставов пальцев рук приводит подчас к задержке (до 12-14 мсс) своевременной диагностики заболевания, более позднему назначению адекватной терапии и худшему прогнозу [24, 2S],

Адрес для перетики:

Т. В. Гоголева,

115522, Москва, Каширское шоссе. 34-а Институт ревматологии РА МИ, тел.: (095) 114-44-64.

По данным В.М. Ansell [13], E.Stoeber [35], С.А. Wallace [38] в 17 - 41 % случаев ЮХА приводит к ннвали-дизации ребенка При этом ведущими поражениями, обусловливающими стойкую утрату функциональной способности, наряду со сгибательными контрактурами коленных и тазобедренных суставов, варусной и вальгусной деформацией стоп, являются поражения кисти (подвывих запястья).

Таким образом, частое вовлечение в патологический процесс суставов кисти при ЮХА, приводящее в ряде случаев к инвалидности, а также недостаточная осведомленность о сроках и особенностях повреждений кисти при данной нозологии настоятельно требуют решения проблем ранней диагностики и своевременного лечения заболевания в целом и поражений кисти, в частности.

Особенности поражения лучезапястного сустава и кисти при ЮХА.

Поражения кисти при ЮХА, в отличпе от ревматоидного артрита (РА) у взрослых, имеют ряд особенностей. В первую очередь, это связано с тем, что патологические изменения происходят на фоне продолжающегося роста ребенка. Так, локальное ускорение роста приводит к тому, что самым ранним диагностическим признаком поражения кисти при ЮХА является преждевременное и асимметричное созревание костей запястья [34]. В противоположность этому, при задержке локального роста происходит уменьшение длины запястья, пястья, фаланг пальцев, что клинически проявляется в виде брахидактилии, замедления возрастного увеличения ладоней, особенно демонстративных при одностороннем поражении кисти [8,36,40].

Кроме того, локальное нарушение роста может приводить к деформациям, характерным только для детского возраста. Так, при поражении лучезапястного сустава имеет место замедление роста дистального отдела локтевой кости, что приводит к ее укорочешпо и формированию ульнариой девиации запястья, деформации, которая практически не встречается при дебюте ювенильного ревматоидного артрита (ЮРА) у взрослых [22,23].

Для ЮХА характерны анкилозы в суставах запястья. Запястно-пястный сегмент кисти наиболее часто подвергается анкилозированию. При этом была обнаружена значимая связь между анкилозами в суставах запястья и слиянием апофизарных сочленений шейных позвонков [25].

Другой отличительной чертой поражения запястья при ЮХА является окологоловчатое повреждение (pericapilate involvement), не свойственное РА взрослых. При ЮХА данный вид поражения также часто сочетается с межкостным слиянием в области запястья [18].

Е.А. Bell и M.J. Kauppi [15] в своем сообщении подчеркивают, что раннее слияние костей запястья предохраняет его от дальнейшего укорочения и может уменьшить

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ

РЕВМАТОЛОГИЯ

№ 4, 2002

скорость развития мутилируюгцего артрита в суставах кисти.

Кроме того, особенностью течения артрита у детей, дебютировавшего в возрасте от 5 до 10 лет, является поражение периартикулярных тканей, вследствие чего возникают контрактуры, в том числе и в области пальцев кистей, несмотря на то, что костно-хрящевые элементы суставов остаются неизменными [19,20].

Механизмы развития деформаций лучезапястного сустава и кисти пои ЮХА.

Чтобы обеспечить целенаправленное лечение, надо иметь четкое представление о закономерностях, приводящих к ограничению подвижности и формированию неправильного положения лучезапястного и суставов кисти при ЮХА.

Согласно данным Н. ТгискепЬгосН [6] воспаление сустава, в первую очередь, вызывает болевую реакцию и одновременно влечет за собой ослабление суставной капсулы и связок. Возбуждение болевых рецепторов рефлекторно индуцирует изменение мышечного равновесия, в результате чего обеспечивается положение сустава с меньшим болевым восприятием - щадящее. Те группы мышц, которые сохраняют данное положение, сокращаются и находятся в состоянии гипертонуса. Мышцы-антагоннс-ты расслабляются. Артрит лучезапястного сустава рефлекторно вызывает значительное напряжение сгибательной мускулатуры, особенно локтевого сгибателя кисти, что в сочетании с расслаблением разгибателей кисти, аппарата суставной сумки и связок приводит к формированию уль-иарпой девиации запястья и выраженному ограничению разгибания в лучезапястном суставе. Неправильное положение при неоднократных повторениях фиксируется и усугубляется. В итоге из первоначально безобидной щадящей позиции возникает устойчивая деформация.

Поражение лучезапястного сустава может осложниться сгибательной контрактурой, в результате чего значительно нарушается хватательная функция. В порочный круг при этом вовлекаются соседние суставы, даже если сами они не поражены. Причина здесь - в «эрзац-компен-саторных» движениях. Недостаточное разгибание в лучезапястном суставе компенсируется чрезмерным разгибанием в пястно-фаланговых суставах. Изменяются опорные функции кисти. С лучезапястного сустава они смещаются на чрезмерно разогнутые пястно-фаланговые суставы.

Подобные компенсаторные процессы обусловливают развитие у детей сколиоза кисти. Как уже говорилось выше, артрит лучезапястного сустава вызывает отклонение запястья и пястьяв сторону локтя. Для лучшего хватания длинные пальцы (2-5-ые) руки отклонены в сторону лучевой кости. В результате возникает так называемая зигзагообразная кисть, детский сколиоз кисти.

Характерной деформацией 1 пальца у детей является 2-о6разпая деформация большого пальца, возникающая при артрите первого пястно-фалангового сустава, который приводит к согнутому положению в данном суставе и компенсаторному переразпгбангпо в первом меж-фаланговом суставе.

Две типичные деформации длинных пальцев - это Шея лебедя» и деформация в виде «пуговичной петли». Деформация «шея лебедя» вызывается артритом в пястнофаланговых суставах, где возникает сгибание с компенсаторным переразгибанием в проксимальных и сгибанием в дистальных межфаланговых суставах. По мере прогрессирования подвывиха в пястно-фаланговых суставах усугубляется деформация по типу «лебединой шеи». Дефор-

мация в виде «пуговичной пстлп» («бутоньерки») вызывается артритом проксимальных межфаланговых суставов. Возникает согнутое положение в данных суставах с компенсаторным переразгибанием в дистальных суставах пальцев и возрастающим ограничением разгибания в пястно-фаланговых суставах.

Таким образом, при ЮХА происходит формирование типичных для данного заболевания деформаций лучезапястного сустава гг кисти, которые приводят к существенному уменьшению функциональной способности, снижению самообслуживания, бытовой активности, трудоспособности. Все вышеизложенные процессы снижают интегральный показатель - качество жизни ребенка [4, 12, 19. 20].

Влияние повреждений кисти при ЮХА на качество жизни пациентов проявляется, прежде всего, в том, что именно они приводят к снижению школьной трудоспособности у детей. Анкетирование родителей 135 пациентов с ЮРА согласно исследованию Я. \Vhilehouse и ТТ. БЬоре [40] выявило, что самым частым затруднением у детей с этой патологией было выполнение письменных работ вследствие повреждений кисти. В то же время трудности в передвижении оказывали меньшее влияние на способность обучения ребенка в школе.

В литературном обзоре по проблеме артрита и семьи Б.Т. Неівгпе [31] также отмечает существенное влияние ЮХА на выполнение домашней работы, при этом в большой степени трудности были обусловлены функциональными нарушениями кисти.

Кроме того, поражения кисти сказываются на психологическом состоянии детей. По данным различных авторов у детей с пол партикулярным вариантом заболевания (в том числе с артритами кисти) имели место психические нарушения различной степени тяжести: от психологической дисфункции (22%) до выраженных признаков клинической депрессии (21%) [11,13].

Такігм образом, повреждения лучезапястного сустава и кисти при ЮХА являются важной социальной проблемой, решение которой предполагает проведение эффективных мероприятий по сохранению и максимально возможному восстановлению их функциональной способности.

В литературе описан ряд методик лечения поражений лучезапястного сустава и кисти, основной целью которых является снижение выраженности артрита и сохранение подвижности гг осей суставов; обсуждается необходимость комплексного подхода, основанного на сочетании адекватной антиревматической медикаментозной терапии и реабилитационных средств. Использование последних наиболее показано именно при поражениях кисти. По выражению В.Н. Блохина [2] «нет такой другой части двигательного аппарата, где функциональное лечение было бы столь необходимым гг эффективным, как кисть. Во многих случаях оно определяет результат лечения».

По мнению большинства авторов на первый план в ряду реабилитационных мероприятий выступает кине-зотерапия, а остальные компоненты восстановительного лечения (массаж, физио-, рефлексотерапия, психокоррекция) проводятся с целью обеспечения оптимальных условий для ее полноценного проведения [5,9,12].

Поражение лучезапястного сустава и кисти при ЮХА требует специальной тактики кннезотерапии, которая согласно данным Н. ТгискепЬгосН [6] состоит в следующем: вначале необходимо снять напряжение с мышеч-

ОСОБЕННОСТИ ПОРАЖЕНИЯ И МЕХАНИЗМЫ ДЕФОРМАЦИИ ЛУЧЕЗАПЯСТНОГО СУСТАВА И КИСТИ ПРИ ЮВЕНИЛЬНОМ ХРОНИЧЕСКОМ АРТРИТЕ. МЕТОДИКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ.

Т.В. Гоголева. 49

ных групп, находящихся в состоянии гипертонуса и вызывающих неправильное положение. Это достигается пассивно-вспомогательными движениями. Следующий этап - расширение объема движений, которое достигается через пассивное растяжение укороченной перенапряженной мускулатуры. И, наконец, - активация мышечных антагонистов.

На лучезапястном суставе необходимо растягивать сгибательные мышцы, особенно локтевой сгибатель кисти. Тем самым вначале пассивно обеспечивается разгибание в данном суставе, которое играет на первых порах решающую роль. Последующим шагом является активизация разгибателей с целью закрепления пассивно достигнутой амплитуды движений.

После восстановления подвижности и осп сустава ребенка заново обучают последовательности физиологических движений, например, физиологическому хваташпо или игре маленькими шарами.

Особенностью данного реабилитационного комплекса является крайне редкое использование силовых упражнений, так как по мнению Н, ТгискепЬгосН [6| нх преждевременное подключение лишь усугубляет неправильные положения. С восстановлением физиологической подвижности суставов мышечная сила нарастает самостоятельно.

Вышеперечисленные методы дополняются использованием функционально ориентированной трудотерапией. С помощью мастеровой практики достигается улучшение подвижности лучезапястного сустава и суставов пальцев, закрепляется правильный функциональный стереотип. Наиболее эффективными являются такие виды творчества, как рисование, раскрашивание, лепка из пластилина и глины, бисероплетснне, работа с конструкторами.

Важной областью профилактики неправильных положений кисти И коррекции се деформаций является ор-тезнроваине. С помощью индивидуальных корригирующих устройств (ортезов) осуществляется зашита и разгрузка суставов: уменьшение боли и воспаления за счет создания контролируемого покоя воспаленным суставам; коррекция анатомических осей суставов; предупреждение или замедление развития контрактур, девиации и деформации.

Интересной представляется методика коррекции сгибательной контрактуры лучезапястного сустава с помощью серии гипсовых повязок, используемая в центре ревматологии детского возраста в Тэплоу [12]. Под местной анестезией пораженный сустав в положении максимального разгибания обертывают материей, смоченной в

горячей воде, а затем накладывают цилиндрическую гипсовую повязку. Гипс оставляют в течение 48 часов, затем удаляют и назначают активную лечебную гимнастику, в периоды между которой применяются съемные гипсовые лонгеты. Через 1-2 недели этап повторяют (цилиндрическая гипсовая повязка на 48 часов, активная лечебная гимнастика, съемные гипсовые лонгеты). Таким путем достигается постепенная коррекция деформации лучезапястных суставов. Если с помощью трех таких этапов гипсования заметного улучшения не достигается, ребенка направляют на консультацию к хирургу. В случае получения удовлетворительной коррекции ребенок должен продолжать пользоваться легкими съемными лонгетами, пока не будет полностью восстановлена сила мышц.

W. Barden и D. Brooks [14] разработали протокол лечения подвывиха запястья при ЮХА. В первую очередь с помощью тепловых процедур снимается напряженность сгибателей и увеличивается растяжимость тканей. Затем восстанавливается и фиксируется в течение 72 часов ось кисти. После достижения выравнивания кисти под наблюдением физиотерапевта и в виде домашней программы назначается активная кинезотерапия с акцентом на уве-Л1гчение объема движений и мышечной силы. Положительная динамика у пациентов сохранялась в отдаленные (до 2 лет) сроки.

Важной особенностью восстановительного лечения является то, что проводимые комплексы кинезотерапин не оказывают негативного влияния на активность заболевания, уровень боли в пораженных суставах [17,21,29]. Так, в контролируемом исследовании S.M. Bennett et al [16] в фуппе больных ЮХА 39 % пациентов отмечали боль при первичном выполнении лечебной гимнастики. Однако к концу третьей недели занятий по сравнению с начальным уровнем выявлялась тенденция к уменьшению боли (р= 0.06).

Болес того ряд работ демонстрирует большую эффективность интенсивных программ кинезотерапин, особенно в отношении показателей мышечной силы (в том числе и силы сжатия кисти) [17,21].

Таким образом, многочисленные исследования показали, что поражения лучезапястного сустава и кисти при ЮХА являются для ребенка важной социальной проблемой, решение которой требует своевременной диагностики заболевания и назначения адекватной комплексной терапии. При этом в достижение оптимального результата большой вклад вносят методики функционального лечения.

ЛИТЕРАТУРА.

I Ашкенази А.И. Хирургия кистевого сустава. М., Медицина, 1990, 352.

2. Блохин В.Н. Травма и восстановительная хирургия кисти. Ортопед., граиматол. и протезир., 1973, 6, 63-38.

3. Кузьмина H.H., Воронцов II.М., Никишина И.П. Эволюция взглядов на терминологию и классификацию ювенильных хронических артритов. Научно-практич. ревматол., 2001, 1,41-47.

4. Мелихова Н.И. Ювенильный ревматоидный артрит. М., Медицина, 1991.

5. Полякова А.Г. Общие принципы реабилитации больных ревматоидным полиартритом. В кн. Руководство по реабилитации больных с двигательными нарушениями. Под ред. Беловой А.Н, Щепетовой О.Н, М., АОЗТ«Антидор», 1998, 596-бЗК.

її Трукснбродт X. Развитие и лечение неправильного положения сустава при хроническом артрите на примере кисти. Доклад на III росеийско- германском симпозиуме по проблеме «Ювенильный ревматоидный артрит», I марта 1995.

7. Шайков A.B. Современнный взгляд на терминологию и клас-

сифнкацшо ювенильного ревматоидного артрита. Детская рев-матол., 1995, 2, 73-79.

8. Шайков А.В. Ювенильный ревматоидный артрит. В кн. Ревматические болезни. Под ред. Насоновой В,А. и Бунчука Н.В. М., Медицина, 1997, 295-305.

9. Шелспина Т. А. Реабилитационная терапия в комплексном лечении ЮРА. Детская ревматол., 1995, I, 13-16.

10. Шелспина Т.А., Шайков А.В., Кузьмина Н.Н. Ортечировапне в комплексном функциональном лечении больных ювенильным ревматоидным артритом. Клип, ревматол., 1996, 2,24-26.

11. Aasland A., Vandvic I.H. et al. Psychosocial outcome in children with chronic rheumatic diseases. A nine year follow-up. Clin. Exp. Rheumatol., 1995, 13, 550.

12. Ansell B.M. Rehabilitation in juvenile chronic arthritis. Clin, in Rhcumat. Dis., 1981, 7 , 469-484.

13. Ansell B.M., Wood P.H.N. Prognosis in juvenile chronic polyarthritis. Clin, in Rheunmt. Dis., 1976, 2,397.

14. Barden W.. Brooks D.. Ayling-Campos A. Physical therapy man

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ

РЕВМАТОЛОГИЯ

№ 4. 2002

agement of the subluxated wrist in children with arthritis. Phys. Ther., 1995, 75, 10. 879-85.

15. Belt E.A., Kauppi M.J., Kaareln K. et al. Development rale of mutilans fingers in patients with rheumatic disease. Clin. Ex.p Rheumatol., 2000, 18, 5,601-4.

16. Bennett S.M., Mallcson P.N., Mackinnon M.J. Relationship between physical fitness, pain and self-esteem in children with chronic arthritis. Clin, Exp. Rheumatol,, 1995, 13, 550.

17. Biundo J.J.Jr, Torrcs-Ramos P.M. Rehabilitation and biomechanics. Curr. Opin. Rheumatol., 1991,3,2, 291-9.

18. Bjorkengren A.G., Pathria M.N., Sarloris D.J. Carpal alterations in adult-onset Still disease, juvenile chronic arthritis, and adult-onset rheumatoid arthritis: comparative study. Radiol., 1987, 165, 2, 545-8.

19. Brewer E.J., Giannini E.H. Juvenile rheumatoid arthritis. Clin. Rheum. Dis., 1983,9, 3. 712-719.

20. Cassidy J.T., Petty R.E. Textbook of pediatric rheumatology. Fourth Ed. New York etc., W.B.Saunders Company, 2001.

21. Van den Endc C.H., Vliet Vlieland T.P., Munneke M. Dynamic exercise therapy in rheumatoid arthritis; a systematic review. Br. J. Rheumatol., 1998, 37, 677-87.

22. Granbcrry W.M., Mangum G.L. The hand in the child with juvenile rheumatoid arthritis. J. Hand. Surg. [Am], 1980, 2, 105-13.

23. Van der Hocvcn H„ tc Slaa R.L., Keessen W. et al. Wrist disorders in juvenile chronic arthritis. Ned. Tijdschr. Gcnecskd., 1990, 24, 134,47, 2284-9.

24 Laxer R.M., Clarke H.M. RhcumaLic disorders of the hand and wrist in childhood and adolescence. Hand. Clin., 2000, 16, 4, 65971,

25. Maldonado-Cocco J.A., Garsia-Mortco O. et al. Carpal ankylosis in juvenile rheumatoid arthritis. Arthr. Rheum., 1980,23, II, 1251-

5.

26. Michels H., Hafner R., Morhart R. Five year follow-up of a prospective cohort of juvenile chronic arthritis with recent onset. Clin. Rheumatol., 1987, 6, suppl 2. 87-92.

27. Mozziconacci P., Prieur A.M., Hayem F„ Oury C. Joint prognosis in systemic chronic juvenile arthritis (100 cases). Sent. Hop., 1983, 22. 59,48, 3357-3360.

28. Naidu S.H., Ostrov B.E., Pellegrini V.D. Isolated digital swelling

as the initial presentation ofjuvenilc rheumatoid arthritis. J. Hand. Surg. [Am], 1997, 22, 4, 653-657.

29. Neuberger G.B., Press A.N., Lindsley H.B. et al. Effects of exercise on fatigue, aerobic fitness, and disease activity measures in persons with rheumatoid arthritis. Res Nurs Health, 1997, 20. 3, 195-204.

30. Prieur A.M., Bremard-Oury C„ Griscelli C. Prognosis of the systemic forms ofjuvenilc chronic arthritis. Apropos of 100 cases. Arch. Fr. Pediatr., 1984,41,2,91-97.

31. ReisineS.T. Arthritis and the family. Arthr. Care. Res., 1995, 8,4, 265-271.

32. Rupcrto N.. Ravelli A., Levinson J.E. et al. Long-term health outcomes and quality of life in American and Italian inception cohorts of patients with juvenile rheumatoid arthritis. II. Early predictors of outcome. J. Rheumatol., 1997,24, 5,952-958. Comment in: J. Rheumatol., 1998, 25, 6, 1244.

33. Seth V., Kabra S.K., Semwal O.P. Clinico-immunological profile in juvenile rheumatoid arthritis—an Indian experience. Indian J. Pediatr., 1996, 63,3, 293-300.

34. Skorpik G., Koob E., Grill F. Premature maturation of the carpal bones as an early diagnostic sign of juvenile rheumatoid arthritis. Handchir Mikrochir Plast Chir., 1991, 23, 4, 202-206.

35. Sloebcr E. Prognosis in juvenile chronic arthritis. Follow up of 433 chronic rheumatic children. Eur. J. Pediatr., 1981, 135, 225-228.

36. Truckenbrodl H„ Hafner R. General and local growth disorders in chronic arthritis in childhood. Schweiz Med. Wochenschr, 1991,

27, 121.17,608-620.

37. Tubiana R. Rheumatic lesions of the carpus, Orthop., 1986, 15, 2, 135-149.

38. Wallace C.A. Levinson J.E. Juvenile rheumatoid arthritis outcome and treatment for the 1990s. Rheum. Dis. Clin. North Am., 1991,

17, 891-905.

39. White P.H. Growth abnormalities in children with juvenile rheumatoid arthritis. Clin. Orthop., 1990, 259, 46-50.

40. Whitehouse R., Shope J.T., Sullivan D.B. Children with juvenile rheumatoid arthritis al school. Functional problems, participation in physical education. The implementation of Public Law 94-142. Clin. Pediatr. (Phila), 1989, 28, 11, 509-14.

41. Wood P.H.N. Eular Publishers, Basle, 1978, 47.

Поступила 8.02.02,

ОБМЕН ОПЫТОМ

УДК: 616.7: 615.83 (420)

ФИЗИОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ПАЦИЕНТАМ С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Mi тес Уэиди (Innas Wendy)

Первая областная клиническая больница № I, г.Екатеринбург

Резюме.

Профессия физиотерапевта в Великобритании значительно отличается от таковой в России, поэтому первая часть статьи представляет краткий обзор содержания профессии физиотерапевта в Великобритании. В статье дается программа лечения больных анкнлозирующим спондилитом (АС). Обсуждаются преимущества обучения пациентов и перечисляются компоненты типичного комплекса упражнений. Приводится таблица объема движений суставов больного АС до и после проведения курса физических упражнений, которая демонстрирует его эффективность. Также даются рекомендации по улучшению системы реабилитации пациентов с ревматическими заболева!шями в России.

Ктчечт' му«а; Физиотерапия. Великобритания, обучение пациентов, ппакгика. основанная на доказательствах, анкилозируюшнй спондилит.