У. В. Валькова

ИСТОРИЯ НАРКОТИЗМА ОТ ДРЕВНИХ ВРЕМЕН ДО СОВРЕМЕННОСТИ (социологический анализ)

Статья посвящена анализу отношения общества к проблеме психоактивных веществ от древних времен до современности. На основании изучения археологических, религиозных, юридических и литературных источников представлено описание изменений общественного мнения об опасности употребления наркотических препаратов.

Ключевые слова: наркотики, наркотизм, история наркотизма.

U. Val'kova

THE HISTORY OF NARCOTICS ADDICTION FROM ANCIENT TIMES TO NOWADAYS (a Sociological Analysis)

The article analyses the attitude of society to issue of psycho-active substances from the ancient times to the present. On the basis reviewing archaeological, religious, juridical and literary sources a description of the changes in the public opinion on the danger of taking narcotics is given.

Keywords: narcotics, narcotics addiction, history of narcotics addiction.

Ситуация, связанная с употреблением наркотических препаратов в мире, остается крайне напряженной. По данным отчета Организации Объединенных Наций, в 2008 году во всем мире по меньшей мере один раз наркотические препараты употребляли от 155 до 250 млн человек, т. е. 3,5-5,7 процента населения в возрасте 15-64 лет. Социологический подход к изучению нар-котизма предполагает в том числе и анализ отношения общества к наркотическим препаратам на различных этапах его развития. История доказывает, что наркотизм — это устойчивое явление, и несомненную научную ценность в рамках борьбы с наркотиз-мом имеет исследование истории нарко-тизма на основании различных исторических документов, религиозных культов, юридических документов и фрагментов литературных произведений.

Археологические данные свидетельствуют о знакомстве человечества с психоактивными веществами с древнейших времен. При раскопках первобытных поселе-

ний неоднократно обнаруживались остатки и семена растений, обладающих одурманивающими свойствами.

Об употреблении наркотиков скифами писал еще древнегреческий историк Геродот (2 тыс. лет назад). Геродот, рассказывая о Скифии и ее жителях — воинственных кочевниках, отмечал, что частью их культовых обрядов было сжигание стеблей конопли; дым вызывал опьянение и экстаз [2].

Упоминания об употреблении психоактивных веществ содержатся в литературе древних времен. Так, Гомер пишет о некоем зелье, которым волшебница Кирка опоила спутников Одиссея. Симптомы опьянения, когда путешественники представляли себя животными, а один из них упал с крыши и разбился, дают основание подозревать, что в этом случае было использовано психоактивное вещество.

Описание опьянения как состояния общения с богом мы находим и в европейской культуре. Геката являлась на призывы тех, кто принял волшебное зелье и натерся

волшебной мазью. Также богатый материал дают описания и пластические изображения дионисий в Греции, вакханалий в Риме.

Безусловно, описания использования наркотических препаратов содержатся и в религиозных источниках древних времен. Наиболее распространенный наркотик современности каннабис (гашиш) использовался в индийских религиозных церемониях, причем его употребление разрешалось только высшей касте — брахманам.

Данные об употреблении психоактивных веществ для лечения больных различной симптоматики содержатся в медицинских источниках древности. Гашиш, наряду с опием, использовался Авиценной и другими арабскими врачами. Авиценна говорит о потреблении наркотиков на территории Таджикистана и других среднеазиатских земель. По некоторым версиям, Ибн-Сина умер от злоупотребления опием при самолечении. В Китае в это же время конопля применялась для обезболивания во время операций.

Колумб в своих трудах описывал вдыхание порошка растения «когоба» туземцами Вест-Индии — употребление этого вещества провоцировало неконтролируемое поведение и бессодержательные разговоры. Это производилось для бесед с духами. Индейцы Южной и Северной Америки давали наркотическое питье и семена паслена детям, чтобы получить на основании толкования их видений сведения о неприятеле или местонахождении кладов. Жрецы Перу приводили себя в экстатическое состояние напитком из растения тонка, а в Мексике с этой целью использовали напиток или мазь из семян «ололиуки».

Сведения о потреблении психоактивных веществ в индоевропейской культуре в целом и, следовательно, в древнеславянской культуре содержатся в Ведах, где упоминается напиток «сома», дающий познание, исцеление и бессмертие. Сома описывается как растение или сок растения и, вместе с тем, персонифицируется как божество, ко-

торому поклонялись; следовательно, потребление сомы было регламентировано сакральными нормами.

Традиции употребления галлюциногенов в языческой Руси явственно прослеживаются в мифологии. Так, в русских народных сказках достаточно распространенным является мотив, когда Баба-Яга употребляет сама или предлагает героям особое зелье, приготовленное из грибов, трав, а также змей, ящериц, жаб и пауков, после чего отведавший этого зелья испытывает экстатические переживания, приобретает способность перемещаться в пространстве и времени, читать мысли и т. п.

В Средние века опий как лекарство рекомендовался Парацельсом. Сырье поступало с Ближнего Востока через Византию и торговые города Италии. Психоактивные вещества использовались и средневековыми ведьмами в ритуалах.

С развитием европейской медицины постепенно исчезают средства «магического характера». По существу, практически не было такой болезни, при которой опий не считался бы полезным. Т. Сиддхэм (16241689), называющийся британским Гиппократом, применял этот препарат столь широко, что получил прозвище «Доктор Лау-данум». Широкому распространению опия способствовала колониальная экспансия и захват европейцами мест традиционного выращивания и использования опийного мака. Особенную популярность опий как лечебное средство приобрел в Англии викторианской эпохи. Привезенный из Индии и Турции, он использовался в форме настойки (лауданума).

В конце XIX века в результате «опиумных войн» из Китая наркобизнес стал распространяться на российскую территорию. В российских городах резко возросло потребление опиума, а в Приамурье появились посевы опийного мака. Министерство внутренних дел пыталось противодействовать распространению опия полицейскими мерами, и в 1915 году царь Николай II под-

писал указ о запрещении посевов опийного мака. Однако это не смогло предотвратить эпидемию наркомании, поскольку в это время кроме опия широкое распространение получили кокаин и морфий.

Только в начале прошлого столетия стали осознаваться неизбежные негативные последствия широкого и свободного распространения препаратов опия, что отразилось и в художественной литературе — например, в рассказе Киплинга «Ворота ста печатей». Эти последствия и привели к формированию научного подхода к оценке наркологической ситуации, а также к созданию законодательной базы в сфере урегулирования проблем, связанных с психоактивными веществами. В 1912 году в Гааге была принята первая международная конвенция о наркотиках. Затем принимался еще целый ряд международных актов: Женевское соглашение и конвенция 1925 года, Женевская конвенция 1931 года.

Первые отечественные научные исследования наркотизма проводились в конце Х1Х века. С. Моравицкий провел исследование в Фергане, в котором подробно описал способы употребления, способы выращивания и виды наркотиков.

Большое внимание проблеме наркотиков уделяется Организацией Объединенных Наций. В 1961 году в Нью-Йорке была принята Единая конвенция о наркотических средствах. В 1971 году на конференции, состоявшейся в Вене, в которой участвовало 90 стран, в том числе СССР, была принята Конвенция о психотропных веществах. В соответствии с международными документами начал работу Международный комитет по контролю за наркотиками ООН и другие международные комиссии и комитеты [3].

В России массовый всплеск употребления наркотиков, в том числе среди детей и подростков, наблюдался в 20-е годы прошлого века. Первая мировая война и революция способствовали развитию нарко-тизма. Растет число потребителей наркотиков, развивается рынок наркотических ве-

ществ — наркотизм становится заметной проблемой [5].

В 1926 году М. Н. Гернет проанализировал результаты распространенности нарко-тизма среди беспризорных Москвы. Из 102 опрошенных только двое ответили отрицательно на вопрос об употреблении какого-либо наркотического вещества. 27 августа 1927 года вводится государственная монополия на опий. В уголовных кодексах появились статьи, предусматривающие ответственность за незаконное изготовление и сбыт наркотиков.

Еще одно серьезное изменение в отношении наркотических веществ произошло в декабре 1934 года, когда конопля была признана одурманивающим веществом и за ее посев предусматривалось уголовное наказание.

Таким образом, в 20-30-х годах ХХ века в России сформировалась оценка наркомании как порочной болезни, связанной с условиями жизни, так как она имела широкое распространение среди воров, проституток, бродяг. Поэтому позднее делались предположения, что наркомания исчезнет как следствие улучшения социальных условий в стране.

Однако этого не произошло, и с конца 60-х годов наркомания стала официально признаваться серьезной проблемой. Это получило отражение и в социальной реакции, выразившейся в изменении законодательства. Были приняты указы о принудительном лечении и трудовом перевоспитании больных наркоманией.

Затем наступила эпоха так называемой «ликвидации» в стране наркотизма как социального явления, а следовательно, и ненужности каких-либо исследований. И только в конце 70-х тема наркотизма занимает прочное место в исследовательской деятельности социологов. При этом проявились различные тенденции в оценке изучаемого явления. Основная тенденция определялась жестким идеологическим контролем со стороны партийного руко-

водства. Отрицалась сама возможность наркомании при социалистическом строе, а наркозависимые рассматривались прежде всего как преступники. Затем — по мере развития демократических процессов — все большую роль стал играть научный подход к наркотизму. Одновременно меняется и отношение к наркоманам: их начинают считать прежде всего больными людьми.

Первое крупное социологическое исследование наркотизма на территории СССР было проведено в 1967-1972 годах в Грузии. А. А. Габиани изучил социально-демографический состав и условия жизни потребителей наркотиков, структуру потребляемых средств, возраст приобщения к наркотикам и мотивацию.

В 1980-1990 годах центром социологических исследований наркотизма становится сектор социальных проблем алкоголизма и наркомании ИСИАН СССР и его филиал в Ленинграде. Исследования проводились также медиками (ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского) и психологами.

В 80-е годы внимание исследователей привлекает и такая раньше абсолютно закрытая тема, как распространение наркотиков в армии. Исследование 1987 года, проведенное Госинспекцией вузов СССР, МВД СССР, ЦК комсомола Украины в Москве, Киеве и в Краснодарском крае, свидетельствует об актуальности проблемы. 6% опрошенных признавали, что они приобщились к наркотикам в армии.

Наркотизм в ХХ веке является прежде всего молодежной проблемой. Поэтому не случайно многие работы последних лет посвящены изучению молодежного и подросткового наркотизма. Еще в конце 80-х годов сотрудники ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского изучили социальные характеристики 588 подростков, состоявших на учете в пяти наркологических диспансерах Москвы. Исследование показало, что наркотизм можно рассматривать и как субкультуру. При этом

подростки, злоупотребляющие наркотическими средствами, отличаются от сформировавшихся наркоманов.

В самом конце ХХ века по заказу Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом было проведено исследование, охватившее семь экономических зон России, предметом которого были социальные последствия возможной легализации наркотиков в России. Согласно исследованию, страна на тот момент находилась в состоянии хронического социально-экономического кризиса, что обостряло проблему наркотизма, когда все больше людей приобщалось к потреблению наркотиков.

Таким образом, в истории можно выделить различные подходы отношения общества к проблеме потребления наркотиков. Первый, присущий древним цивилизациям: отношение к наркотикам как к культурно-регулируемому явлению, которое в целом принимается обществом, а в отдельных случаях даже предписывается или поощряется. На втором этапе потребление наркотиков стало восприниматься как нежелательное поведение, но регулирование их потребления рассматривалось только как вопрос личной ответственности. Последствия, возникающие в связи с употреблением наркотических препаратов, привели общество к третьему подходу: потребление наркотиков стало восприниматься как болезнь, нуждающаяся в лечении.

В начале XXI века как в России, так и во всем мире происходит изменение отношения к наркотикам. Наблюдается ужесточение политики в области проблемы потребления психоактивных веществ даже в таких условно либеральных по отношению к наркотикам странах, как Голландия или Испания, и, наоборот, ее смягчение в странах, опирающихся на репрессивные методы в антинаркотической политике, — в Швеции, во Франции. В целом все мировое сообщество в XXI веке нацелено на реализацию мер по охране общественного здоровья.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Всемирный доклад по наркотикам ООН 2009 // unodc.org

2. Габиани А. Наркотизм. Тбилиси: Изд-во Сабчота Сакартвело, 1998.

3. Позднякова М. Социологический анализ наркотизации. М., 1995.

4. Пятницкая И. Н. Развитие наркотизма в прошлом и настоящем // Вопросы наркологии. 1995. № 1, 3.

5. Позднякова М. Особенности наркотизации населения в современной России // Социология и общество: Тезисы Всерос. социол. конгресса «Общество и социология: новые реалии и новые идеи» / Отв. ред. Ю. В. Асочаков. СПб., 2000.

REFERENCES

1. Vsemirnyj doklad po narkotikam OON 2009 // unodc.org

2. Gabiani A. Narkotizm. Tbilisi. Izd-vo Sabchota Sakartvelo, 1998.

3. Pozdnjakova M. Sociologicheskij analiz narkotizacii. M., 1995.

4. PjatnickajaI. N. Razvitie narkotizma v proshlom i nastojaschem // Voprosy narkologii. 1995. № 1, 3.

5. Pozdnjakova M. Osobennosti narkotizacii naselenija v sovremennoj Rossii // Sociologija i obschestvo: Tez. Vseros. Sociol. kongressa «Obschestvo i sociologija: novye realii i novye idei» / Otv. red. Ju. V. Asochakov. SPb., 2000.

А. А. Смелова

ОСНОВНЫЕ ПУТИ ВЛИЯНИЯ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ НА ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ РЫНКОВ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Предпринята попытка объяснить феномен формирования институциональной структуры рынков на микро- и макроуровне при помощи социологического анализа. Структурообразующим фактором в этом процессе выступают транснациональные корпорации. Существуют, по меньшей мере, два пути влияния транснациональных корпораций на формирование институциональной структуры рынков: на микроуровне — это взаимодействие с партнерами своей бизнес-сети, на макроуровне — представление своих институциональных практик в организационном поле легитимными и успешными, с тем чтобы они стали предметом копирования для компаний, находящихся на рынке в структурно эквивалентных позициях.

Ключевые слова: социология рынков, социологический анализ, транснациональные корпорации, символическая власть, институциональный изоморфизм, институциональная структура рынков.

A. Smelova

THE MAIN WAYS OF INFLUENCE OF TRANSNATIONAL CORPORATIONS ON THE FORMATION OF THE INSTITUTIONAL STRUCTURE OF MARKETS:

A SOCIOLOGICAL ANALYSIS

An attempt has been made to explain the phenomenon of the formation of the institutional structure of markets at the micro and macro level with the help of sociological analysis. Structure-factor in this process is transnational corporations. There are at least two ways of influence