Автореферат диссертации по теме "Социально-психологическая концепция жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы"

Российский государственный социальный университет

Нестерова Альбина Александровна

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ МОЛОДЕЖИ В СИТУАЦИИ ПОТЕРИ РАБОТЫ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

19.00.05 - социальная психология

2 О ПИТ 2011

Москва - 2011

4858284

Работа выполнена в Российском государственном социальном университете на кафедре

социальной психологии

Научный консультант доктор психологических наук,

профессор

Ефремова Галина Ивановна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Шульга Татьяна Ивановна

доктор психологических наук, профессор

Вайсеро Константин Иванович

доктор психологических наук, доцент

Володарская Елена Александровна

Ведущая организация Психологический институт Российской

академии образования

Защита состоится «27» декабря 2011 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.341.05 в Российском государственном социальном университете по адресу: 129226, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д.4, корп.2, конференц-зал диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного социального университета по адресу: 129226, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д.4, корп. 3

Автореферат разослан 27 сентября 2011 г.

Автореферат диссертации размещен на сайте ВАК: www.vak.ed.gov.ru «27» сентября 2011г. и на сайте Российского государственного социального университета: www.rgsu.net «27» сентября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук, доцент

И.В. Шаповаленко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В условиях экономических, политических, социокультурных преобразований наиболее востребованной является способность общества к обеспечению социального благополучия, развития и стабильности. Между тем, социальные и экономические перемены зачастую становятся факторами депривации, неустойчивости - возрастает конкуренция, социальная нестабильность, увеличивается безработица. Все эти негативные факторы порождают неадаптивные формы социализации молодых людей, детерминируют снижение жизнеспособности целых поколений и нарушение адаптации к сложным экономическим и политическим условиям.

Обществу, социальным системам необходимо создавать специальные механизмы преодоления барьеров и преград на пути эффективного становления молодого человека, которые независимо от нашего субъективного желания продуцируются самой системой общественно-политических отношений. Тем более, именно молодежь обладает потенциалом будущего, который она накапливает и развивает в пору своего интенсивного развития, и который, в дальнейшем, становится мощным ресурсом для развития любого государства. Социальная психология, как наука, имеет мощный потенциал в раскрытии закономерностей и механизмов жизнеспособности личности, оказавшейся в трудной жизненной ситуации.

Актуальность формирования новой парадигмы и концепции жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы на сегодняшний день приобретает важное научное, управленческое и социально-политическое значение. От своевременности и успешности решения задачи развития жизнеспособных поколений, интеграции молодежи в жизнь общества в качестве равноправного субъекта всех видов социальных отношений, зависит ее готовность к преодолению тех объективных вызовов, которые предстоит пережить России в эпоху глобализации.

На теоретико-методологическом уровне актуальность исследования определяется отсутствием в социальной психологии утвердившихся подходов и концепций к определению понятия жизнеспособность личности, его феноменологической сущности при отмечаемой многими авторами насущной необходимости воспитания и развития жизнеспособных личностей и поколений (П.И. Бабочкин, И.М. Ильинский, Ю.В. Науменко). «Жизнеспособность личности» - понятие сложное и многогранное. Современная наука не определилась однозначно в отношении этого термина. Операционализация этого понятий в новых условиях происходит на фоне тех научных открытий и дискуссий, которые более всего характеризуют развитие социальных наук. Остаются малоизученными личностные особенности, связанные с жизнеспособностью в трудных жизненных ситуациях, недостаточно исследований, посвященных средовым и микросоциальным факторам ее формирования. Ведутся широкие научные дискуссии по поводу определения жизнеспособности как достаточно устойчивой личностной диспозиции.

Для экономического равновесия, сложившегося в условиях переходного периода, существует определённый уровень безработицы, которая является результатом социальных и демографических изменений, барьеров мобильности и других следствий нестабильности рынка. Оказать влияние на уровень безработицы в коротком временном интервале невозможно, но вполне реально за счет социальных и психологических мер повысить уровень конкурентоспособности и жизнеспособности населения в

сложившихся условиях, помогая тем самым человеку реализовывать и развивать свой ресурсный потенциал, а государству разрешать важную задачу регуляторной политики.

В настоящее время для социальной психологии, как науки, в соответствии с практическим запросом общества, в большей степени актуальным является исследование факторов жизнеспособности, ресурсов и потенциала человека, а не его беспомощности и ограниченности. Теория салютогенеза, предложенная израильским ученым Аароном Антоновски еще в 70-е годы двадцатого века, предлагает в меньшей степени обращаться к факторам нарушений, проблем, нестабильности личности, а обратить внимание на ресурсные характеристики человека, на его потенциал и умение выживать даже в ситуации проблем и трудностей. Таким образом, современная социальная психология должна в большей мере ориентироваться на парадигму психологического здоровья личности, социального благополучия и целостности. Именно в парадигме социального благополучия и психологического здоровья необходимо рассмотреть феномен жизнеспособности, как интегрального качества, характеризующего ресурсный потенциал человека и выражающий степень социальной адаптивности человека в трудных жизненных ситуациях. Такой подход способствует выявлению факторов жизнеспособности личности молодого человека, который, попадая в ситуацию потери работы, находит ресурсы преодоления этой ситуации, возможности для активного жизненного позиционирования и конструктивного самовыражения.

На уровне социальной практики актуальность исследования связана с необходимостью выявления детерминант, условий и механизмов формирования и развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, что позволит разработать технологии социально-психологического сопровождения молодых людей в трудной жизненной ситуации. Технологии формирования жизнеспособности личности становятся актуальными в контексте развития ресурсов и возможностей преодоления трудных жизненных ситуаций, принятии ответственных решений, поиска путей продуктивной жизни, реализации молодым человеком своих потребностей и целей, в том числе и в условиях социально-экономической депривации, связанной с потерей работы. Актуальной задачей является разработка критериев позитивной адаптации в ситуации потери работы, методов диагностики жизнеспособности личности, а также инструментов диагностики предикторов ее формирования и развития.

Таким образом, данное исследование инициировано необходимостью разрешить существующее противоречие между активным употреблением термина жизнеспособности в междисциплинарном пространстве социальных наук, как показателе устойчивости и эффективности личности в определенной ситуации, и недостаточно изученными проявлениями этого феномена в реальном поведении человека, в конкретных социальных ситуациях. Одним из наиболее перспективных подходов, в данном отношении, представляется социально-психологический подход, где жизнеспособность будет рассмотрена на макро-, микро- и личностном уровнях. Этот подход предполагает изучение личности, развивающейся и функционирующей в определенную историческую эпоху, в совершенно конкретном социальном контексте, окруженной определенной социальной средой. Предметом исследования в социально-психологическом подходе является личность молодого человека как представителя большой социальной общности в конкретный социально-исторический период, в определенных социальных условиях и ситуациях (ситуация потери работы).

Состояние научной разработанности проблемы.

Термин «жизнеспособность личности» используется в междисциплинарном пространстве разных наук (социологии, антропологии, психологии, педагогики,

политологии). До сих пор нет единства в его понимании, диапазон расхождений во мнениях о феноменологической сущности этого понятия достаточно широк. Жизнеспособность рассматривается и как устойчивое качество личности, и как процесс, пролонгированный во времени, и как результат других процессов, в результате которых происходит позитивная адаптация человека к условиям окружающей среды. В отечественной психологии жизнеспособность рассматривается как ресурс (Б.Г. Ананьев), общесистемное психическое свойство (Э.В. Галажинский, Е.А. Рыльская), интегральная характеристика личности (А.И. Лактионова, Ю.В. Науменко), жизненный принцип (М.П. Гурьянова), как характеристика, отражающая качество некоторых функций, отвечающих за успешное адаптивное поведение (В.Д. Шадриков), активность субъекта, действующая в условиях объективной социальной детерминации, в заданных обстоятельствах (К.А. Абульханова-Славская). Но в целом, в отечественной науке работ, изучающих жизнеспособность недостаточно, и приходится опираться на исследования сходных по смыслу и содержанию конструктов: жизнестойкость (С.А. Богомаз, C.B. Книжникова, Д.А. Леонтьев, М.В. Логинова, Е.И. Рассказова), субъективная витальность (Л.А. Александрова, Д.А. Леонтьев), совладающее поведение в трудной жизненной ситуации (Л.И. Анцыферова, Е.П. Белинская, С.К. Нартова-Бочавер, H.A. Сирота, В.М. Ялтонский), жизненное самоосуществление личности (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Л.А. Анцыферова, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Л.С. Выготский, Э.В. Галажинский, В.В. Знаков, В.Е. Клочко, И.О. Логинова, А.Б. Орлов, С.Л. Рубинштейн, A.A. Ухтомский, В.Э. Чудновский), конкурентоспособность (Л.А. Емельянова, А.Л.Журавлев, Т.Г. Киселева, П.В. Лебедчук, Л.М. Митина, С.А. Подосинников, Е.В. Токарева, P.A. Фатхутдшюв). стилевые особенности саморегуляция (В.И. Моросанова), стресеоустойчивость (К.А. Абульханова-Славская, В.А. Бодров, A.B. Брушлинский, Л.Г. Дикая, Б.В. Зейгарник, O.A. Конопкин, В.И. Моросанова), устойчивость личности (Т.Г. Бохан), надситуативная активность и личностная состоятельность (В.А. Петровский). В зарубежной психологии традиция изучения жизнеспособности имеет более длительную историю, при этом количество противоречий в теоретическом и методологическом осмыслении этого явления также довольно много. В рамках позитивной психологии за рубежом помимо жизнеспособности изучаются релевантные конструкты, такие как чувство связности (the sense of coherence - A. Antonovsky, K. Haynes, P. Lustig, D.A. Rosenthal, D.R. Strauser), жизнестойкость (hardiness - S.C. Kobasa, S.R. Maddi, N. Ramanaiah, M. Tsuang), процветание («разрастание личности», thriving - J.R. Icovich, V.E. O'Leary, C.L. Park), резильентность (resilience - E.L. Cowen, S.S. Luthar, A.S. Masten, M. Rutter, E.E. Werner), жизненная эффективность (life effectiveness - D. Cicchetti, J.D. Coie, A. Hogue, J. Knitzer, I.N. Sandler, R»P. Weissberg, H. Yoshikawa,), выученная изобретательность (находчивость) (learned resourcefulness - N. Palmon, M. Rosenbaum), самоэффективность (self-efficacy - A. Bandura, G. Hackett, R, W. Lent, J. E. Maddux, M. A. Stanley), самодетерминация (self-determination - E.L. Deci, R.M. Ryan), посттравматический рост (posttraumatic grouth - L. Calhoun, P.M. Colby, R.A. Emmons, D. Hartman, H. Kaiser, R.G. Tedescbi, W. Steele, D. Zamirofi).

Существуют подходы к жизнеспособности как характеристике личности, как к результату адаптационного процесса, механизму взаимодействия человека и среды, социально важному качеству, характеризующему отдельную личность и целые социальные группы. Многие современные исследователи используют понятие «жизнеспособность» в рамках различных социальных отраслей науки в качестве определения некоторой сущностной характеристики объекта изучения:

жизнеспособность общества (A.C. Ахиезер), жизнеспособность поколения (И.М. Ильинский, Н.В. Смирнова), жизнеспособность большой социальной группы (П.И. Бабочкин), жизнеспособность социальных институтов (В.И. Жуков, С.И. Григорьев, З.П. Замараева, Е.В. Шатрова), жизнеспособность человека (Е.А. Байер, А.И. Лактионова, A.B. Махнач, Е.А. Рыльская,).

Многообразие дефиниций, представленных в психологической литературе, объясняется разнообразием парадигмальной приверженности авторов различных позиций. Каждое определение жизнеспособности включает в себя выделение разных феноменологических признаков и структурных элементов, связывает с разными факторами детерминации этих подструктур, что осложняет понимание сущности этого явления, инструментария его изучения, механизмов и закономерностей развития. Для осмысления этого феномена с учетом позитивных достижений большого количества школ и направлений мы предлагаем опираться на интегративный подход в социальной психологии и персонологии, который дает возможность объединить продуктивные идеи и знания относительно изучаемого феномена, использовать наиболее адекватные инструменты и технологии в исследовании жизнеспособности, а также углубленно и всесторонне изучить предмет исследования в его экзистенциально-феноменальной и пространственно-временной континуальности.

Перед научным сообществом очень остро стоит задача по разработке методического инструментария исследования жизнеспособности, который на сегодняшний день практически отсутствует. Диагностические методики изучения жизнеспособности представлены в отечественной науке тестом «Жизнеспособность личности» Е.А. Рыльской (2009). Целая плеяда методик изучения жизнеспособности зарубежных авторов (Klohnen Е.С., 1996; Hurtes K.P. & Allen L.R., 2001; Connor K.M, Davidson J.R., Lee L.C., 2003; Donnon & Hammond, 2003; Friborg O, Hjemdal О, Rosenvinge JH, Martinussen М. А, 2003; Cusinato& Corsi, 2005; Hjemdal О., Friborg О., Stiles Т.Сю, Martinussen M., Rosenvinge J., 2006; Bartone P., 2007; Smith B.W., Dalen J., Wiggins K., Tooley E., Christopher P., Bernard J., 2008; D. Mowbray, 2010) не переведена на русский язык и не адаптирована к российской выборке и, к сожалению, большая ее часть не прошла процедуру валидизации в странах, где была разработана.

Также стоит отметить недостаточность концептуально обоснованных практических разработок по развитию жизнеспособности личности в ситуации потери работы. Жизнеспособность изучается в обобщенном контексте, без учета ее проявления в конкретных условиях среды, что не позволяет зачастую выйти на какие-то конкретные практические рекомендации оптимизации этого процесса применительно к решению определенных социально-психологических задач. Существующие программы, методы и технологии развития жизнеспособности, активно практикуемые на сегодняшний день педагогами, психологами, политологами, социологами и другими специалистами, не учитывают спецификации проявления жизнеспособности в определенной ситуации и нуждаются в серьезном научном обосновании и дифференцированной систематизации.

В исследовании ставится научная проблема изучения жизнеспособности с позиции социальной психологии с ее акцентом на осмысление любого феномена с точки зрения социального взаимодействия личности и среды, субъективного и объективного, интрапсихического и ситуационного. Эта проблема обусловлена рядом объективно существующих противоречий:

- необходимостью создания целостной концепции, раскрывающей условия и детерминанты жизнеспособности молодежи в ситуации потери и являющейся основой

для решения насущных проблем развития жизнеспособных поколений, и неразработанностью этой проблемы в социальной психологии;

- осознанием психологической наукой значимости изучения феноменов, характеризующих позитивные и ресурсные проявления личности и недостаточной теоретической и эмпирической разработанностью этих феноменов;

востребованностью в социальных науках знаний о закономерностях и механизмах развития жизнеспособности личности и отсутствием исследований, раскрывающих существенные связи и принципы становления жизнеспособности;

необходимостью разрешения инструментальной задачи исследования жизнеспособности личности в трудной жизненной ситуации и отсутствием необходимых психодиагностических методов;

актуальной потребностью социальной практики в разработке дифференцированных технологий оптимизации жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы и отсутствием концептуальных оснований для создания условий оптимизации.

Несмотря на ряд противоречий, существующих в осмыслении жизнеспособности личности, ее неоднозначного толкования, а также наличие множества противоречий в разрешении некоторых методологических проблем изучения этого феномена, для социальной психологии бесспорным является вопрос актуальности фундаментального разрешении этих проблем. Современное общество заинтересовано в существовании жизнеспособных людей и целых поколений, выражающих себя конструктивно в новых предъявляемых условиях. Исходя из этого, в рамках социальной психологии перед нами стоит задача создания практически ориентированных научных разработок, методических рекомендаций для развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, отвечающих современным потребностям общества, заинтересованного в практическом разрешении актуальных задач. Современные условия жизнедеятельности социума требуют более полного раскрытия самой методологии и технологического обеспечения развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

Цель данного исследования заключается в разработке и научном обосновании социально-психологической концепции жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

Объект исследования: жизнеспособность личности как социально-психологический феномен.

Предмет исследования: социально-психологические механизмы,

закономерности, типы, условия и структурные элементы жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

Гипотеза исследования состоит в том, что развитие жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, на основе разработанной социально-психологической концепции, может обеспечить преодоление негативных последствий социального отчуждения молодого человека от активной жизни в современном обществе, актуализировать и задействовать его ресурсы и потенциалы для достижения персональных целей развития (личностных, профессиональных, социальных), вследствие чего обеспечить достижения стратегических интересов государства (оптимизация социального самочувствия, социальной адаптации и интеграции молодежи в жизнь общества, развитие социальной активности).

Частные гипотезы исследования заключаются в следующих предположениях:

1. Изучение жизнеспособности как социально-психологического феномена позволяет разработать интегративную концепцию жизнеспособности личности в

ситуации потери работы, которая позволит рассмотреть категорию жизнеспособности личности как способности осознавать и использовать свои внутренние и внешние ресурсы, содействующие эффективному сопротивлению трудностям и депривирующим факторам с помощью стратегий, которые детерминируют социальное благополучие, личностный рост и навыки конструктивного преодоления трудных жизненных ситуаций. Компонента жизнеспособности могут быть описаны системой параметров, получаемых на основе социально-психологических эмпирических исследований.

2. Специфика жизнеспособности личности молодого человека в ситуации потери работы определяется рядом факторов социально-психологической детерминации на макроуровне (общественные установки, социальные институты), микроуровне (социальная поддержка, семья и референтные группы) и уровне личности, которые оказывают влияние на ее сформированность, а также степень адаптивности личности в ситуации потери работы.

3. На макроуровне социальные репрезентации о трудовом поведении человека, закрепившиеся в коллективной памяти и трансформировавшиеся в процессе исторического развития общества и трансгенерационной трансляции оказывают влияние на социальные установки молодежи по поводу значимости работы, стратегий эффективного поведения на рынке труда, статуса безработного в обществе.

4. На микроуровне качество социальной поддержки влияет на жизнеспособность человека в ситуации потери работы, а также на становление жизнеспособности как черты личности. Существуют тендерные и возрастные аспекты субъективных предпочтения стратегий социальной поддержки в ситуации преодоления трудной жизненной ситуации.

5. На личностном уровне жизнеспособность молодежи в ситуации потери работы определяется качественным своеобразием динамических, мотивационных, регуляторных, аффективных, когнитивных, поведенческих, установочно-целевых и рефлексивно-оценочных характеристик, которые детерминируют тип жизнеспособности личности и уровень ее развития. Жизнеспособность как диспозиционная черта личности влияет на эффективность поведения молодого человека на рынке труда, на степень его включенности в общественную жизнь и тип социальной адаптации.

6. Социально-психологическое сопровождение молодежи в ситуации потери работы с целью развития жизнеспособности и формирования оптимального типа адаптации, предполагает организацию условий для успешного личностного самоопределения и раскрытия ресурсного потенциала, выступающего в единстве четырех процессов: накопление ресурсов, развитие ресурсов, формирование ресурсов и активизация ресурсов.

Задачи исследования:

1. Провести анализ концептуальных и методологических подходов к изучению жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы и выделить основные структурные элементы этой интегральной характеристики.

2. Разработать и обосновать концептуальный, понятийный и методический аппарат феномена жизнеспособности личности молодого человека в рамках социально-психологического подхода, построить дескриптивную и детерминационную модели жизнеспособности личности, раскрывающие ее структурные, функциональные и сущностные характеристики.

3. На основе выделенных структурных элементов жизнеспособности личности разработать и адаптировать комплекс диагностических методик, изучающих жизнеспособность личности в ситуации потери работы, а также ее предикторов.

4. Эмпирически доказать социально-психологические условия детерминации и развития жизнеспособности молодежи в ситуации безработицы, раскрыть механизмы детерминации на социеталыюм, микросоциальном и личностном уровне.

5. Выделить и описать основные виды жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, критерии социально-психологической дифференциации по признаку жизнеспособности и позитивной социальной адаптации в ситуации потери работы.

6. Рассмотреть жизнеспособность личности как процесс, определить уровни развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

7. Раскрыть механизмы и блокаторы развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

8. Выявить закономерности становления жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

9. Разработать и апробировать технологии социально-психологического сопровождения безработной молодежи с учетом уровня и типа жизнеспособности, стиля адаптации к ситуации потери работы, эмпирически проверить эффективность развития структурных компонентов жизнеспособности в процессе развития ресурсного потенциала молодежи.

Теоретико-методологическим основанием исследования выступают общеметодологические принципы, в том числе принцип детерминизма (A.B. Петровский, Б.Я. Похомов, C.J1. Рубинштейн, М.Г. Ярошевский, ), принцип развития (Л.И. Анцыферова, В.Г. Асеев, A.B. Брушлинский, JI.C. Выготский, А.Р. Лурия), принцип системности (В.А. Барабанщиков, Э.В. Галажинский, В.Е. Клочко, Б.Ф. Ломов, Е.А. Сергиенко, O.K. Тихомиров, Г.П. Щедровицкий), принцип иерархии (Б.Г. Ананьев, B.C. Мерлин), принцип активности (П.К. Анохин, H.A. Бернштейн, П.Я. Гальперин, А.Н. Леонтьев, Д.Н. Узнадзе), принцип субъектности (К.А. Абульханова-Славская, E.H. Волкова, А.В.Захарова, А.К. Осницкий, В.А. Петровский, В.И. Слободчиков, Д.И. Фельдштейн, Г.А. Цукерман).

Теоретико-методологической основой исследования явились интегративный подход, объединяющий современные парадигмы социальной психологии (деятельностную, социально-когнитивно-бихевиоральную, экзистенциально-феноменологическую, социально-конструкционистскую и парадигму экологического реализма) и основные положения методологии отечественной социальной психологии (Г.М. Андреева, А.И. Донцов, В.Н. Дружинин, А.Л. Журавлев, А.Л. Свенцицкий, В.Е. Семенов, В.А. Ядов).

Теоретической основой работы выступают:

-субъектно-деятельностный подход (К. А. Абульханова-Славская,

Л. И. Анцыферова, A.B. Брушлинский, В.В. Знаков, С.Л. Рубинштейн, Е.А. Сергиенко, В.К. Шабельников и др.)

- функционально-генетический подход к исследованию способностей личности В.Д. Шадрикова;

- ситуационно-личностный подход к исследованию психологических феноменов (Л.Ф. Бурлачук, Н.В. Гришина, Ю.В. Коржова, Д. Магнуссон, Н.Г. Осухова, Е.А. Петрова и др.);

- положения ресурсно-потенциального подхода в психологии и социологии (С.Г. Григорьев, В.И. Жуков, З.П. Замараева, Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова и др.);

- концепции жизнеспособности человека, жизнеспособности молодежи, получившие своё развитие в работах П.И.Бабочкина, Э.В. Галажинского, М.В. Гурьяновой, И.М. Ильинского, А.И. Лактионовой, A.B. Махнач, Ю.В. Науменко, Е.А. Рыльской, E.L. Cowen, Е. Grotberg, S.S. Luthar, A.S. Masten, M. Rutter, E.E. Werner и других;

- ведущие положения психологии саморегуляции человека (O.A. Конопкин, В.И. Моросанова, Д.А. Ошанин);

- системно-регулятивная концепция стрессоустойчивости (В.А. Бодров, Л.Г. Дикая, A.A. Обознов);

- теории социально-психологической (А.Г. Маклаков, H.H. Мельникова, С.Т. Посохова, A.A. Реан и др.) и позитивной (L.G. Calhoun, S. Joseph, J.A. Lyons, E.Salter, P. Stallard, R.G.Tedeschi) адаптации человека;

- подходы к совпадающему поведению личности (Г.Г. Аванесян, Л.И. Анцыферова, Е.П. Белинская, К. Муздыбаев, С.К. Нартова-Бочавер, H.A. Сирота, В.М. Ялтонский);

- концепции жизнестойкости, устойчивости личности и сопротивляемости трудностям (Т.Г. Бохан, Д.А. Леонтьев, М.В. Логинова, М.А. Одинцова, S.C. Kobasa, S.R. Maddi);

- теории профессионального и карьерного развития молодежи, а также исследования кризиса безработицы и психологических характеристик безработного (М.А. Бендюков, А.Н. Демин, Г.И. Ефремова, О.Б. Завалишина, С.А. Петунова, Н.В. Посохова, Н.С. Пряжников, P.A. Creed, M.Jahoda, М.А. Machin, J.J. Muller, P.Warr, R. Waters).

Экспериментальная база исследования. Эмпирическое исследование проводилось в период с 2006 по 2011 год в районных и городских Центрах занятости населения, подчиненных Департаменту труда и занятости города Москвы. В исследовании принимали участие безработные молодые люди из следующих регионов РФ: Московская область, Киров, Ульяновск, Тюмень, Пермь, Новгород, Тольятти.

Описание выборки. На разных этапах эмпирического исследования, апробации авторских методик были привлечены молодые люди, потерявшие работу в период от 1 месяца до 2 лет, состоящие на учете в государственной службе занятости (общий объем выборки безработных составил 739 человека), 316 работающих молодых людей, 270 студентов, 15 экспертов психологов и сотрудников государственной службы занятости. Общее количество респондентов; 1340 человек. Возрастной интервал выборки: 18-30 лет. Выборка была стратифицирована по полу и возрасту, а также по критерию трудового статуса.

Методы и методики исследования. Для решения поставленных задач и подтверждения гипотезы применялись методы теоретико-методологического анализа, организационные и эмпирические методы. В исследовании использовались номотетические методы и методы идеографического подхода (феноменологическое интервью, контент-анализ, метод экспертных оценок, фокус-группы и др.). Для изучения социальных репрезентаций применялись психосемантические методы: свободный ассоциативный эксперимент и семантический дифференциал, а также транссимволический метод.

Для диагностики социально-психологических и индивидуально-типических особенностей личности на разных этапа эмпирического исследования использовались стандартизованные опросники и тесты (около 40 методик): 1) авторские апробированные методики: методика «Жизнеспособность личности», методика

«Интерперсональная поддержка» (адаптированная и модифицированная версия методики The Interpersonal Support Evaluation List—General Population (Cohen & Hoberman, 1983; Cohen, Mermelstein, Kamarck, & Hoberman, 1985)), методика «Стратегии социальной поддержки», методика «Факторы социально-экономической депривации».

2) стандартизированные опросники и тесты:

- для анализа зашитно-совладающего стиля поведения использовались следующие методики: опросник структуры психологических защит М.Бонда (адаптация Е.Туник); методика «Психологические защиты» (адаптация J1.P. Гребенникова и Е.С. Романовой); методика диагностики когнитивно-поведенческих стратегий преодоления (И.Г. Сизова, С.И. Филиппченкова); «Опросник способов совладания» (Адаптация методики WCQ), разработанный Р. Лазарусом и С. Фолкманом, адаптированный Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк и М.С. Замышляевой); диагностика стратегий импунитивного поведения в конфликтных ситуациях (Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов);

- для исследования эффективности социальной адаптации и психологического благополучия личности в ситуации потери работы использовался следующий диагностический инструментарий: методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда; многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (МЛО-АМ) А.Г. Маклакова и C.B. Черемянина; «Тест жизнестойкости», представляющий собой адаптацию опросника «Hardiness Survey», разработанного американским психологом Сальваторе Мадди (адаптация Д.А. Леонтьева); Опросник «Удовлетворенность жизнью» (УДЖ) (H.H. Мельникова); опросник «Адаптивные стратегии поведения» (АСП) (H.H. Мельникова); опросник для изучения степени удовлетворенности своим функционированием в различных сферах (И. Колер); опросник удовлетворенности профессиональной самореализации Н.П. Фетискина.

- для исследования когнитивной и ценностно-мотивационной сферы личности использовались: шкала базовых убеждений (Р. Янов-Бульман); 1ВТ Тест иррациональных убеждений (Джонс, адаптация М.А. Гулиной); ценностные ориентации (Ш. Шварц); методика диагностики социально-психологических установок личности в мотивационно-потребностной сфере (О.Ф. Потемкина); тип личности (Дж. Холланд); шкала оценки протяженности субъективной картины будущего Alvos (адаптация Е.И. Головаха); опросник безнадежности Э. Бека; методика изучения временной перспективы Ф. Зимбардо (в адаптации А.Сырцовой); тест на оптимистический атрибутивный стиль (СТОУН) (Т.О. Гордеева).

- эмоционально-волевая сфера и система саморегуляции исследовалась с помощью: опросника «Стиль саморегуляции поведения-98» — ССП-98 (В.И. Моросанова, Е.М. Коноз); методики «Диагностика уровня социальной фрустрированности» (Л.И. Вассерман); шкалы депрессии Э. Бека; методики определения актуального состояния (Л.В. Куликов); опросник «Проявления обиды» (ПОБ) (A.A. Нестерова, Н.Ф. Мозгачева);

- для исследования межличностного взаимодействия и социальной поддержки были применены: шкала социальной поддержки (многомерная шкала восприятия социальной поддержки - MSPSS (Д.Зимет; адаптация В.М.Ялтонский, Н.А.Сирота), опросник межличностной зависимости Гиршфильда, многомерная шкала перфекционизма (адаптация В.А. Ясной, С.Н. Еииколопова); тест «ВРР» (взаимодействие родителя и ребенка, вариант для юношеского возраста) (И.М. Марковская); тест Т. Лири.

Математико-статистическая обработка данных эмпирического исследования осуществлялась на основе статистического пакета 8ТАТ18Т1СА 6.0 с расчетом показателей дескриптивной статистики. Использовались методы корреляционного, факторного, кластерного и регрессионного анализа. Приметались критерии Стьюдента О-тест), Вилкоксона, Н-тест Крускала-Уоллиса и коэффициент корреляции Спирмена.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна

1. Впервые разработана целостная концепция, предлагающая комплексное рассмотрение жизнеспособности личности как социально-психологического феномена, которая раскрывает ее структурные, сущностные и функциональные характеристики, уровни детерминации, механизмы и закономерности развития. Доказана целесообразность социально-психологического подхода для интегрирующей концептуализации исследования жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, позволяющего системно рассматривать социальное взаимодействие личности и среды, субъективное и объективное, интрапсихическое и ситуационное.

2. На основе теоретических и эмпирических исследований дано структурное определение жизнеспособности личности в ситуации потери работы как системного качества личности, характеризующего органическое единство индивидуальных и социально-психологических способностей человека к эффективному применению средств самореализации, оптимистического атрибутирования, саморегуляции, жизненной активности, конструктивного копинга и самодетерминации. Через сущностные характеристики и функции жизнеспособность определена как способность осознавать и использовать свои внутренние и внешние ресурсы, содействующие эффективному сопротивлению трудностям и депривирующим факторам с помощью стратегий, которые детерминируют социальное благополучие, личностный рост и навыки конструктивного преодоления трудных жизненных ситуаций.

3. Определена структура жизнеспособности личности, включающая следующие компоненты: способность к активности и инициативе, способность к самомотивации и достижениям, эмоциональный контроль и саморегуляция, позитивные когнитивные установки и гибкость мышления, социальную компетентность, адаптивные защитно-совладающие стратегии поведения и способность организовывать свое время и планировать будущее. Разработан и апробирован инновационный диагностический инструментарий для выявления особенностей жизнеспособности личности, форм и стратегий социальной поддержки, а также факторов социально-экономической депривации в условиях потери работы. Для реализации эмпирических задач по изучению всех уровней детерминации жизнеспособности личности созданы четыре диагностические методики: «Жизнеспособность личности», «Факторы социально-экономической депривации», «Интерперсональная социальная поддержка», «Стратегии социальной поддержки». Все методики прошли процедуру улучшения психометрических показателей, валидизированы и апробированы.

4. Определена многокомпонентная модель детерминации жизнеспособности, включающая в себя социетальный, микросоциальный и личностный конструкт, каждый из которых имеет свои механизмы формирования и развития, описаны критерии позитивной адаптации в ситуации потери работы, а также типы и уровни развития жизнеспособности. Доказана спецификация жизнеспособности личности молодого человека в ситуации потери работы, которая определяется рядом факторов социально-психологической детерминации на макроуровне (общественные установки, социальные институты), микроуровне (социальные сети, семья, референтные группы) и уровне

личности, оказывающих влияние на ее сформированность и степень адаптивности личности в ситуации потери работы. Установлено, что личностный компонент жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы определяется качественным своеобразием динамических, мотивационных, регуляторных, рефлексивно-оценочных, установочно-целевых, аффективных, когнитивных и поведенческих характеристик.

5. Доказано, что жизнеспособность как диспозиция личности влияет на эффективность поведения молодого человека на рынке труда, на степень его включенности в общественную жизнь и тип социальной адаптации (активно-преобразующий, невротически-пезрелый, агрессивно-нарцисстический). Выявлены типологические стилевые характеристики жизнеспособности молодежи в условиях безработицы.

6. Выделены уровни развития жизнеспособности личности: высокий уровень -жизнеспособность с опорой на интрапсихические и интерпсихические ресурсы; средний уровень - жизнеспособность с опорой на интерпсихические и внешнесредовые ресурсы, низкий уровень - минимальная опора на ресурсы, беспомощность и неравномерный уровень (псевдожизнеспособность) - неравномерное развитие всех структурных компонентов жизнеспособности, удовлетворенность жизнью при низких показателях адаптивности и продуктивности жизни.

7. Изучены механизмы развития жизнеспособности личности в ситуации потери работы, объясняющие особенности этого процесса и определяющие совокупность необходимых ресурсов, обеспечивающих позитивную адаптацию в ситуации потери работы.

8. Выявлены и описаны основные закономерности жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы: закономерность системогенеза и иерархии, согласно которой вышестоящий уровень в структурной иерархии личности, определяющий ее жизнеспособность (социальная адаптивность, самореализация и интеграция личности в жизнь общество) формируется на основе нижестоящего уровня (активация, мотивация и регуляторные процессы) и закономерность метронома, описывающая быстроту и диапазон изменяемых характеристик жизнеспособности, находящихся на разных иерархических уровнях структуры личности.

9. Определены наиболее важные «мишени» для развития ресурсного потенциала и психокоррекционной работы с молодежью с разным уровнем жизнеспособности: система отношений, самооценки и отношения к своей жизни, защитно-совладающее поведение, система саморегуляции, формирование адекватного отношения к ситуации, четкого образа будущего с критической оценкой своих возможностей, развитие смыслообразования и саморефлексии. Предложены технологии социально-психологического сопровождения молодежи в условиях безработицы, предполагающие дифференцированную организацию условий для развития ресурсного потенциала, реализуемые на основе четырех процессов: накопление, развитие, формирование и активизация ресурсов.

1. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что впервые предпринята попытка рассмотрения психологии жизнеспособности личности как нового научного направления социальной психологии, разработана социально-психологическая концепция, позволяющая расширить знания о структуре и сущностных характеристиках жизнеспособности, углубить знания о ее функциональных возможностях. Впервые понятие жизнеспособности рассмотрено в рамках интеграции категориального аппарата нескольких научных парадигм социальной психологии: деятельностной, социально-когнитивно-бихевиоральной, экзистенциально-

феноменологической, социально-конструкционистской и парадигме экологического реализма, что позволило раскрыть эксплицитные и имплицитные механизмы изучаемого феномена и тем самым обогатить теорию социальной психологии. Результаты исследования вносят существенный вклад в развитие социально-психологического знания, наполняя его содержание сведениями о детерминации, механизмах и закономерностях жизнеспособности личности. Определены уровни, типы, критерии классификации жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, что может явиться теоретическим основанием для решения прикладных задач ее оптимизации и развития.

Практическая значимость результатов исследования определяется разработанной системой социально-психологического сопровождения безработной молодежи, направленной на содействие восстановлению трудовой занятости, реализацию личностного и профессионального потенциала в ситуации потери работы. Система включает описание принципов, динамической модели, технологий и алгоритмов деятельности психолога-консультанта в службах занятости. Кроме того, полученные результаты могут быть полезны для совершенствования социальных и трудовых отношений, повышения эффективной адаптации молодых людей к особенностям и требованиям современной экономики, совершенствования процесса профессиональной подготовки психологов, социологов, антропологов, экономистов и социальных работников. Рассчитанные коэффициенты уравнений регрессии могут выполнять прогностическую функцию в предварительной оценки жизнеспособности личности.

Разработанный и апробированный психодиагностический инструментарий может быть использовал для изучения жизнеспособности личности в трудных жизненных ситуациях. Использование авторских диагностических методик изучения социальной поддержки также может быть полезно в контексте научно-исследовательских работ разной тематики. Предложенная в работе методика для определения сфер социально-экономической депривации может быть использована для проведения мониторинговых исследований, позволяющих выявлять факторы и группы риска в плане возможности формирования дезадаптивности и отчужденности личности, связанной с депривацией важных социальных потребностей.

Результаты исследования могут быть использованы для:

разработки социальных мероприятий, реализуемых на разных уровнях государственной власти, в области решения проблем безработицы и социально-экономической депривации молодежи;

обеспечения интеграции молодых людей в жизнь общества, обеспечение возможности их профессиональной и личностной самореализации в условиях экономического кризиса;

- внедрения в систему психосоциальной помощи безработным людям, применения в работе служб занятости и органов социальной защиты населения для составления прогноза успешности поведения молодых людей, потерявших работу и оказания им в необходимых случаях помощи и поддержки.

- повышения квалификации молодых исследователей и преподавателей в области решения проблем безработицы, развития личностного потенциала и адаптационных возможностей, стимулирование к дальнейшему изучению проблем безработицы, разработки новых практических технологий;

- внедрения образовательных программ (ФГОС третьего поколения), курсов повышения квалификации в рамках дисциплин: «Социальная психология», «Кризисная

психология», «Психология социальных рисков и психологической безопасности», «Психология развития карьеры» и др.

Результаты исследования могут быть полезны в междисциплинарном научном пространстве, так как охватывают проблемное поле многих наук (экономики, социологии, политологии, психологии, педагогики, антропологии).

Положения, выносимые на защиту

1. Социально-психологическая концепция жизнеспособности личности включает комплексное рассмотрение жизнеспособности личности как социально-психологического феномена, понимаемого как системное качество личности, характеризующего органическое единство индивидуальных и социально-психологических способностей человека к реализации ресурсного потенциала, использованию конструктивных стратегий поведения в трудных жизненных ситуациях и в условиях социально-психологической депривации, что обеспечивает возвращение личности на докризисный уровень функционирования или определяет носткризисный личностный рост. Социально-психологический подход позволяет соотнести номотетику и идеографию в психологическом исследовании жизнеспособности, позволяет выявить закономерности и механизмы, проявляющиеся в социальном взаимодействии людей, групп, общества и конкретных ситуаций, и, при этом, учитывать феноменальность реального социального бытия каждой отдельной индивидуальности и ее социальной среды.

2. Жизнеспособность в ситуации потери работы определяется как системное качество личности, характеризующее органическое единство индивидуальных и социально-психологических способностей человека к эффективному применению средств самореализации, оптимистического атрибутирования, саморегуляции, жизненной активности, конструктивного копинга и самодетерминации. Становление жизнеспособности как процесс в большей мере представляет собой взаимодействие равноправных сторон (личности и ситуационных факторов), чем простое приспособление личности к среде. Основной целью жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы является не приспособление, а активное преобразующее влияние (на среду и на собственную личность), процесс самореализации и позитивных изменений. На концептуальном уровне жизнеспособность молодежи в ситуации потери работы описывается дескриптивной, детерминационной и динамической моделями, которые включают структурно-содержательные компоненты, критерии и уровни развития, детерминанты и закономерности функционирования, условия и психологические механизмы формирования.

3. Жизнеспособность может быть рассмотрена как достаточно устойчивая диспозиция личности, которая включает следующие компоненты: способность к активности и инициативе, способность к самомотивации и достижениям, эмоциональный контроль и саморегуляция, позитивные когнитивные установки и гибкость мышления, социальную компетентность, адаптивные защитно-совладающие стратегии поведения и способность организовывать свое время и планировать будущее. Дескриптивная и детерминационная модель позволила разработать и адаптировать методики: «Жизнеспособность личности», «Факторы социально-экономической депривации», «Интерперсональная социальная поддержка», «Стратегии социальной поддержки», которые являются валидным и надежным инструментом для психодиагностики жизнеспособности и ее предикторов.

4. Структура жизнеспособности личности в ситуации потери работы иерархична и может быть объяснена многоуровневой детерминацией, включающей в

себя еоциетальный, микросоциальный и личностный уровни, каждый из которых имеет свои механизмы формирования и развития. Социетальный уровень детерминации жизнеспособности подразумевает влияние общества, коллективного разума, социальных представлений и установок на формирование жизнеспособности в ситуации потери работы. Микросоциальный уровень детерминации определяет роль ближайшего социального окружения на жизнеспособность личности в условиях потери работы. Субъективное восприятие социальной поддержки, установки и мнения членов семьи и референтной группы являются важными факторами формирования собственной позиции по отношению к безработице, которая, в свою очередь, определяет жизнеспособность человека в ситуации потери работы. Личностный компонент жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы определяется качественным своеобразием динамических, мотивационных, регуляторных, рефлексивно-оценочных, установочно-целевых, аффективных, когнитивных и поведенческих характеристик.

5. Как диспозиция личности жизнеспособность влияет на эффективность поведения молодого человека на рынке труда, на степень его включенности в общественную жизнь и тип адаптации в ситуации потери работы (активно-преобразующий, невротически-незрелый или агрессивно-нарцисстический). Разработана типология стилевых характеристик проявления жизнеспособности в условиях безработицы: жизнеспособность за счет высокой организованности, структурированности и самодетерминации; жизнеспособность за счет смелости, рискованности, независимости, конкурентоспособности и стресеоустойчивости; жизнеспособность за счет глубокой выраженной рефлексивной функции и позитивного стиля атрибуции; жизнеспособность за счет социальной компетентности и высокой адаптивности к новым ситуациям; низкий уровень жизнеспособности, социальная незрелость с перекладыванием ответственности на других, иждивенческой социальной позицией.

6. Жизнеспособность, как процесс, предполагает динамику развития, что позволяет говорить об ее уровнях: высокий уровень - жизнеспособность с опорой на интрапсихические и интерпсихические ресурсы; средний уровень - жизнеспособность с опорой на интерпсихические и внешнесредовые ресурсы, низкий уровень -минимальная опора на ресурсы, беспомощность и неравномерный уровень (псевдожизнеспособность) - неравномерное развитие всех структурных компонентов жизнеспособности, удовлетворенность жизнью при низких показателях адаптивности и продуктивности жизни.

7. Механизмы становления жизнеспособности личности можно систематизировать в соответствии со структурными компонентами жизнеспособности, а также в соответствии с четырьмя категориями источников жизнеспособности: «Я принадлежу...» (механизмы идентификации), «У меня есть...» (механизмы социальной адаптации), «Я - есть...» (механизмы индивидуализации) и «Я могу...» (механизмы интеграции). Эти механизмы не исключают друг друга, а могут существовать одновременно на каждом из этапов формирования и развития жизнеспособности. Частными механизмами формирования жизнеспособности являются трансгенарционная трансляция, механизм формирования аттитюдов, механизмы атрибуции и аффилиации, механизмы психологических защит, саморегуляции, управления ресурсами, смыслообразования, совладания, вовлеченности, самореализации. Независимо от уровня анализа любой из вышеперечисленных механизмов может включать в себя другие механизмы, а сам включен в какой-либо более общий психологический механизм. Психологические механизмы формирования жизнеспособности структурируются по

компонентам и типам жизнеспособности личности, а их актуализация сопряжена с уровнем социально-психологической детерминации (социетальный, микросоциальный и личностный). Для формирования отдельных компонентов жизнеспособности личности в ситуации потери работы степень активации и вклада различных механизмов неодинакова и имеет свою спецификацию в процессе развития жизнеспособности в зависимости от особенностей ситуации и характеристик личности.

8. В основе становления жизнеспособности личности лежит закономерность системогенеза и иерархии, согласно которой вышестоящий уровень в структурной иерархии личности, определяющий ее жизнеспособность (социальная адаптивность, самореализация и интеграция личности в жизнь общество) формируется на основе нижестоящего уровня (активация, мотивация и регуляторные процессы). Выявленная в процессе формирующего эксперимента закономерность метронома описывает быстроту и диапазон изменяемых характеристик жизнеспособности, находящихся на разных иерархических уровнях структуры личности. Высота иерархического положения того или иного компонента в иерархии структуры жизнеспособности личности прямо пропорциональна величине диапазона изменений данного компонента и обратно пропорциональна быстроте этих изменений. В ситуации потери работы после психокоррекционных мероприятий медленнее всего в структуре жизнеспособности изменяются когнитивные установки и убеждения, но их изменение имеет высокоамплитудную динамику. Быстрее, но с меньшей амплитудой, изменяются эмоциональные состояния и процессы активации поведения.

9. Оптимизация и повышение уровня жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы возможны путем развития ресурсного потенциала молодых людей в рамках социально-психологического сопровождения, где основными «мишенями» психокоррекционной работы будут: система отношений, самооценки и отношения к своей жизни, защитно-совладающее поведение, система саморегуляции, формирование адекватного отношения к ситуации, четкого образа будущего с критической оценкой своих возможностей, развитие смыслообразования и саморефлексии. Социально-психологическое сопровождение безработной молодежи предполагает дифференцированную организацию условий для развития ресурсного потенциала, реализуемые на основе четырех процессов: накопление, развитие, формирование и активизация ресурсов (ресурсонакапливающие, ресурсоразвивающие, ресурсоформирующие и ресурсоактивизирующие технологии).

Достоверность результатов и научная обоснованность выводов, сделанных по результатам эмпирических исследований, обеспечена проработанностью теоретических и методологических основ исследования, применением апробированного методического инструментария, репрезентативностью и большим объемом выборки, применением методов статистической обработки данных. Использованы кластерный анализ (метод Уорда), регрессионный и факторный анализ (метод главных компонент, критерий Кайзера), расчет I- критерия Стьюдента, Н - критерия Крускала - Уоллиса, Т - критерия Вилкоксона, коэффициента корреляции Спирмена.

Апробация работы проведена на международных, российских и региональных конференциях и симпозиумах, на заседании кафедры социальной психологии факультета психологии, социальной медицины и реабилитационных технологий РГСУ. Исследование проводилось при поддержке Гранта № 02.740.11.0419 от 30 сентября 2009 г. Федеральное агентство по науке и инновациям РФ (в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы) «Психосоциальная модель жизнеспособности и позитивной адаптации молодежи в

условиях безработицы» (2009-2011). Результаты отражены в следующих научных проектах: «Технологии интеграции молодежи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации, в полноценную жизнь общества» по аналитической ведомственной целевой программе «Развитии научного потенциала высшей школы (2006 - 2008 годы)» на 2006 - 2007 гг.; в проекте организации и проведении компаративного анализа «Положение молодежи современного московского мегаполиса: потенциал и риски стабильного развития города» (2009 г.), а также в разработке и проведении научно-образовательной лабораторной работы по профориентации и формированию у учащейся молодежи школы, вуза социально-активных копинг-стратешй в построении профессиональной карьеры «Золотые ступени карьеры» (Ассоциация московских ВУЗов) (2010 г.).

Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международных, российских, региональных научных семинарах, конференциях и симпозиумах: IV Всероссийский съезд психологов образования России (Москва, 2008); VIII Международный социальный конгресс «Россия в многополярном мире: новые реалии и перспективы развития» (Москва, 2008); Круглый стол «Социальная психология как учебная дисциплина» (Москва, 2009); III Евроазиатский форум социального обеспечения на тему «Современные технологии работы с населением, нуждающимся в социальной поддержке» (Москва-Клин, 2009); Международная конференция «Психология общения XXI век: 10 лет развития» (Санкт-Петербург, 2009); III Всероссийская научно-практическая конференция «Человек в трудной жизненной ситуации» (Курск, 2009); IX Международный социально-педагогический конгресс «Глобальный кризис и социальная сплоченность российского общества» (Москва, 2009); Круглый стол «Молодежь XXI: проблемы и перспективы (Москва, 2010); V Международная научно-практическая конференция «Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций» (Тамбов, 2010); III Всероссийская научная конференция «Психология индивидуальности» (Москва, 2010), VI Международная научно-практическая конференция «Наука и современность - 2010» (Новосибирск, 2010); XI Всероссийский социально-педагогический конгресс «Социальная работа и социальное образование в контексте инновационного развития России» (Москва, 2011).

Материалы диссертации также были использованы при подготовке и проведении учебных курсов, практических занятий и тренингов в Российском государственном социальном университете, Московском областном учебном центре профессиональной переподготовку и повышения квалификации государственных гражданских и муниципальных служащих Московской области «Нахабино», Центрах занятости населения. На основе материалов диссертации разработаны и внедрены авторские программы курсов, семинаров, мастер-классов. Отдельные выводы диссертации были включены в программы ряда учебных семинаров и курсов повышения квалификации. В их числе: курсы повышения государственных гражданских и муниципальных служащих Московской области (Нахабино, 2009-2011 гг.); курсы профессиональной переподготовки безработных граждан в рамках договора с Департаментом труда и занятости населения города Москвы.

Результаты исследования отражены в 64 научных публикациях общим объемом 98,6 п.л.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, шести глав, списка литературы, включающего 599 наименований (из них 257 - на иностранных языках), приложений. Основной объем диссертации составляет 410 страниц компьютерного текста, иллюстрированного таблицами и рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и раскрывается степень научной разработанности темы диссертационного исследования; определяются его теоретико-методологические основы, научная новизна, научная и практическая значимость; указываются цели, задачи, объект, предмет, гипотезы и методы теоретико-эмпирических исследований; формулируются положения, выносимые на защиту; обосновывается достоверность полученных результатов и приводятся данные об их апробации на региональных, российских, международных научных семинарах и конференциях, при подготовке учебных курсов, практических занятий и тренингов в высшей школе, а также при разработке программ авторских спецкурсов, учебных семинаров, мастер-классов.

Первая глава «Теоретико-методологические основы изучения жизнеспособности личности в психологин» посвящена рассмотрению многообразия научных подходов к феномену жизнеспособности в отечественной и зарубежной науке, раскрытию основной проблематики, описанию категориально-понятийного аппарата, феноменологического поля жизнеспособности личности в трудной жизненной ситуации. В соответствии с постановкой проблемы на основании результатов теоретического анализа в первой главе обосновывается необходимость разработки концептуальных основ жизнеспособности в социальной психологии, обозначаются наиболее значимые перспективы развития социально-психологической концепции жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы на уровне теоретико-эмпирических исследований, развития прикладных направлений.

Рассматриваются основные этапы формирования подходов к изучению жизнеспособности в отечественной науке, которые характеризуются циркуляцией и взаимопроникновением основных идей в междисциплинарном пространстве естественнонаучных, социальных и гуманитарных дисциплин. Для отечественной психологии наиболее характерно трактовать жизнеспособность как интегральную способность целостной системы к устойчивости, к сохранению своих функций в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды (И.М. Ильинский П.И. Бабочкин, 19995). Проблема жизнеспособности человека активно разрабатывается в рамках еще одного направления - психологической антропологии (Слободчиков В.И., Исаев Е.И., 2000; Велик A.A., 2009; Науменко Ю.В., 2008). Стоит отметить, что педагогическая наука использует в своих научных построениях термин «жизнеспособность» в рамках «витагенной педагогики», основанной на жизненном опыте субъекта воспитания и обучения (Белкин A.C., Жукова Н.К., 2001; Вербицкая И.О., 2007; Гурьянова М.П., 2006; Зимина И.П., 2002; Свинина Н.Г., 2002). В рамках этого направления развиваются такие категории как «жизненный опыт субъекта», «витальность», «жизнеспособность».

Рассматривается вклад представителей субъектно-деятельностного подхода в разработку понятия жизнеспособности: Б.Г. Ананьева, C.JI. Рубинштейна, К.А. Абульхановой-Славской. Еще одно направление в психологии, в рамках которого может быть рассмотрена жизнеспособность - это субъектно-деятельностный (А.Г.Ковалев, А.Н.Леонтьев, В.Н.Мясищев, В.Д.Небылицын, А.В.Петровский, К.К.Платонов, С.Л.Рубинштейн, Б.М.Теплов) и функционально-генетический подход (В.Д. Шадриков) к способностям человека. В структуре способностей человека В.Д. Шадриков выделяет духовные способности, как продолжение развития биологических, которые способствуют завершению биологической природы человека. Современные исследователи духовных способностей (Гриник Д.В., 2009; Макарова К.В. , 2001; Пономаренко В.А., 1997 и др.) считают, что развитие и проявление духовных

способностей может осуществляться при вхождении в духовное состояние и при актуализации личностных качеств человека в деятельности и поведении.

В российской науке жизнеспособность используется как междисциплинарное, поливариантное понятие. В отечественной психологии жизнеспособность рассматривается как ресурс (Б.Г. Ананьев), общесистемное психическое свойство (Э.В. Галажинский, Е.А. Рыльская), интегральная характеристика личности (А.И. Лактионова, A.B. Махнач, Ю.В. Науменко), жизненный принцип (М.П. Гурьянова), как характеристика, отражающая качество некоторых функций, отвечающих за успешное адаптивное поведение (В.Д. Шадриков), активность субъекта, действующая в условиях объективной социальной детерминации, в заданных обстоятельствах (К.А. Абульханова-Славская). Методологические подходы к изучению жизнеспособности в отечественной науке представляют собой совокупность различных научных парадигм (субъектно-деятельностной, экзистенциально-феноменологической, акмеологической, синергетической), в которых рассматриваются разные стороны процесса формирования, развития, детерминации ее структурных элементов. Необходимо отметить, что отечественная психология стоит в начале пути научного осмысления конструкта жизнеспособности и исследователям необходимо опираться на конструкции, релевантные по значению или находящиеся на полярной стороне континуума.

В России отсутствует широкий опыт изучения понятий, появившихся в рамках позитивной психологии (жизнеутверждающих, положительных форм поведения и психических состояний человека), отечественная научная школа в большей мере ориентирована на изучение патогенных, дисфункциональных и деструктирующих переменных и разработку технологий их преодоления и нивелирования. Это влечет за собой ограничение количества фундаментальных исследований, характеризующих позитивные стороны человеческих взаимоотношений и поведения, в число которых входит и жизнеспособность. В отечественной научной школе не до конца решенными остаются следующие вопросы, связанные с жизнеспособностью личности: вопрос о структурных компонентах этого конструкта, об условиях и механизмах детерминации жизнеспособности, которая определяет гармоничное и адаптивное поведение личности. Остается не до конца ясным вопрос о том, является ли жизнеспособность некоторым унитарным интегральным свойством личности, которое характеризует человека в его ежедневном существовании, или это качество проявляется в отдельные периоды жизненного пути личности, сопряженное с преодолением трудностей.

Изначально понятие жизнеспособности родилось в рамках психопатологии, но со временем стала широко использоваться во многих областях научного запроса: генетическом, физиологическом, когнитивном, социально-экономическом и культурном (Enoch, 2006; Poteyto& Moriarty, 1976; Sameroff & Rosenblum, 2006; Sroufe, 1979; Werner & Smith, 1982). Учитывая такое широкое и разнообразное внимание к исследованию этого феномена за рубежом, неудивительно, что дефиниций жизнеспособности очень много, так как она является предметом изучения многих научных дисциплин. Отсюда возникает методологическая проблема в разобщенности терминологии, необходимости создания междисциплинарного конструкта этого феномена через призму различных научных областей. Одна из самых распространенных дефиниций определяет жизнеспособность как динамический процесс, обозначающий положительную адаптацию в трудной жизненной ситуации. В этом определении есть два обязательных условия: (1) наличие существенной угрозы или трудной жизненной ситуации; и (2) достижение положительной адаптации, несмотря на влияние тяжелой ситуации на

процесс развития (Garmezy, 1990; Luthar & Zigler, 1991; Masten, Best, & Garmezy, 1990; Rutter, 1990; Werner & Smith, 1982 ,1992).

На сегодняшний день в зарубежной психологии можно выделить четыре основные методологические проблемы в изучении жизнеспособности личности: нечеткость в определении и терминологии; необходимость определения функциональной значимости этого конструкта; неустойчивость конструкта жизнеспособности, его структуры, а также детерминанты этой неустойчивости в различных жизненных ситуациях; значимость конструкта жизнеспособности для социальной науки и практики; проблем диагностического инструментария, позволяющего «измерять» жизнеспособность личности.

В зарубежной психологии есть множество исследований, посвященных факторам риска в развитии молодежи и жизнеспособности, как условии их преодоления, которые в большей своей части выполнены в русле двух подходов: конструктивистском и экологическом. Последние фундаментальные открытия в области изучения этого феномена были сделаны как раз на волне множественных дискуссий представителей этих двух подходов. Экологический подход (Jaffe & Baker, 1999; Johnson, 1993; Lane & Murakami, 1987; Madigan, 2000; Prilleltensky & Nelson, 2000; Fraser & Galinsky, 1997; Kaplan, 1999; Loeber & Farrington, 2000; Masten, 2001) настаивает на рассмотрении жизнеспособности с точки зрения теории систем, взаимосвязей и детерминации, взаимозависимых процессов, а конструктивистский подход (Braverman, 1999; Cross, 1998; Dryden, Johnson, Howard & Mcguire, 1998; Felsman, 1989; Gilgun, 1996; Martineau, 1999; Michell, 1997; Ungar, 2001;Yellin, Quinn & Hoffman, 1998) рассматривает связи между компонентами жизнеспособности, как хаотичные, комплексные, не иерархичные и контекстуальные. Между тем, диалог этих двух доминирующих подходов дал возможность всесторонне рассмотреть жизнеспособность, осмыслить ее через множественное критическое позиционирование и рефлексию, и на этой основе избежать внутренней ограниченности однобокой предвзятости в рассмотрении теоретического вопроса. Зарубежный опыт побуждает нас рассмотреть жизнеспособность с позиции интегративного подхода в раках социальной психологии, который позволяет избежать одномерности критериального поля одной научной парадигмы.

В рамках парадигмы экологического реализма были проведены исследования, которые выявили, что отсутствие навыков поиска работы, длительные периоды безработицы, финансовые трудности, ощущение собственной ненужности являются факторами риска в ситуации потери работы. Диапазон характеристик, ассоциирующихся с жизнеспособностью в ситуации потери работы, включает социальную компетентность, отсутствие проблем в поведении и способность к эмоциональной саморегуляции (Glantz & Sloboda, 1999); личностную компетентность (уверенность в своих силах, независимость, идентичность, мастерство, находчивость, настойчивость) и принятие себя и своей жизни (адаптируемость, гибкость, стабильная жизненная перспектива) (Wagnild & Young, 1993). Есть некоторое эмпирические доказательства защитной функции ресурсов личности, таких как выносливость (Färber, Schwartz, Schaper, Moonen, & McDaniel, 2000), механизмов совладания (Folkman & Tedlie Moskowitz, 2000), социальной поддержки (Neill & Dias, 2001), позитивной атрибуции (McKee-Ryan & Kinicki, 2002) в смягчении эффектов потери работы.

Рассматривая пеструю палитру равнозначных понятий и конструктов, можно констатировать тот факт, что современная наука четко сориентирована на изучение феноменологического поля позитивной психологии. Широта географии научных изысканий: Израиль (A. Antonovsky), США (A. Bandura, S.C. Kobasa, R.G. Tedeschi, L.

Calhoun), Великобретания (M. Rutter), Северная Африка (D. Strumpfer), Россия (Э.В. Галажииский, А.И. Лактионова, Д.А. Леонтьев, A.B. Махнач, М.Ш. Магомед-Эминов, В.А. Петровский, Е.А. Рыльская) свидетельствует об актуальности развития научной идеи жизнеспособного, жизнестойкого поведения в ситуациях риска во всех государствах и сообществах, невзирая на культуральные особенности и социально-политическую ситуацию. Методологический плюрализм в интерпретации понятия жизнеспособности, а также источник появления релевантных конструктов: фортогенез, посттравматический рост (клиническая, социальная психология), салютогенез (социальная медицина), самоэффективность (когнитивная психология), процветание (клиническая психология), жизнестойкость (поведенческие науки), устойчивость (психиатрия), жизнеспособность (философия, антропология, социология, педагогика, психология), - говорят о междисциплинарности этого понятия и возможности многоаспектной и поливариантной его интерпретации.

Жизнеспособность позволяет человеку не просто вернуться на прежний уровень гомеостатичного своего состояния, а выйти на более высокий уровень своего существования, что в большей мере сближает этот конструкт с феноменами «посттравматического роста» и «процветания». При этом жизнеспособность представляет собой интегрирующую совокупность психологических проявлений, которые не просто способствуют выходу человека из трудной жизненной ситуации, но также являются непременными условиями этого выхода, выступая в качестве механизма и предиктора самоорганизации и реинтеграции в кризисной ситуации.

Во второй главе «Социально-психологическая концепция жизнеспособностн личности» раскрываются наиболее существенные характеристики авторской концепции жизнеспособности личности в ситуации потери работы, рассматриваются теоретико-методологические основы жизнеспособности в рамках социальной психологии. В связи с неоднозначностью трактовки термина «жизнеспособность», методологическим фундаментом изучения жизнеспособности личности может стать интегративный подход в социальной психологии и персонологии, который даст возможность интегрировать продуктивные идеи и знания в разных научных парадигмах относительно изучаемого феномена, использовать наиболее адекватные инструменты и технологии в исследовании жизнеспособности, а также углубленно и всесторонне изучить предмет исследования. Построение теоретической модели жизнеспособности происходило с опорой на знания нескольких парадигм: социально-когнитивно-бихевиоральной, экзистенциально-феноменологической, деятельностной, парадигмы социального конструкционизма и экологического реализма. Также предмет исследования проанализирован с точки зрения субъектно-деятельностного, ресурсно-потенциального, личностно-ситуационного, функционально-генетического подходов в психологии. В рамках интегративного общеметодологического подхода в социальной психологии рассмотрена диалектическая взаимосвязь между такими категориями, как личность и ситуация, которые согласно принципу взаимного детерминизма (А. Бандура) явно проявляются в феноменологических характеристиках жизнеспособности личности. Предметом исследования выступила жизнеспособность личности молодого человека в ситуации потери работы, что позволило рассмотреть совокупность важных компонентов базовой триады в социальной психологии: личность (молодого человека), конкретная социальная ситуация и адаптивность субъекта в конкретных условиях.

Жизнеспособность личности в трудной жизненной ситуации детерминированы рядом факторов, функционирующих на макро-, микро- и личностных уровнях, - все эти уровни детерминации способна охватить социальная психология. Социально-

психологический подход позволяет разработать определенные технологии для оптимизации жизнеспособного поведения человека в ситуации потери работы, эффективного поведения молодежи на рынке труда, что определяет исследование как социально значимое и практически ориентированное.

Категория «социальной ситуации» четко определяет роль и место жизнеспособности в механизмах адаптации и социализации. Личностно-ситуационный подход (Л.Ф. Бурлачук, Н.В. Гришина, Е.Е. Данилова, C.B. Духновский, ЕЛО. Коржова, Н.Б. Михайлова, C.B. Ковалев, М.Тышкова, A.B. Филиппов, Argyle, Bern, Colvin, De Raad, Ekehammer, Endler, Frederiksen, Forgas, Funder, Fumham, Magnusson, Pervin, Ten Berge, Van Heck) дает возможность исследовать жизнеспособность и позитивную адаптацию личности в единой системе. Поскольку жизнеспособность человека в ситуации потери работы - это фрагмент социальной ситуации, ее анализ позволяет полнее представить сущностные характеристики жизнеспособного поведения именно в этой ситуации. Так, ситуация потери работы в социально-психологическом аспекте характеризуется целым рядом признаков. Тогда есть возможность учитывать социально-психологические переменные, характеризующие саму ситуацию, оказывающие огромное влияние на поведение личности. Личностно-ситуационный подход позволяет изучить очень сложные по структуре, интегральные феномены посредством использования малопараметрических моделей (В.Д. Шадриков, 2010), которые позволяют описать индивидуальность с позиции множества подходов и с учетом большого количества переменных. В прикладном аспекте данный подход позволяет точнее обозначить конкретную задач}' по формированию и развитию жизнеспособности человека в определенной ситуации (например, утрате близкого, потери работы, профессиональном кризисе и т.д.).

Жизнеспособность целесообразно исследовать в рамках изучения конструктивных адаптационных процессов, которые подразумевают не только сохранение гомеостаза и равновесия, но и приобретение чего-то позитивного в ситуации преодоления трудностей. Наибольший интерес для нашего исследования имеет процесс позитивной адаптации, который с начала 90-х годов активно изучают за рубежом (L. Calhoun, S. Joseph, J.A. Lyons, R.G. Tedeschi). На сегодняшний день в эмпирических исследованиях позитивной адаптации в трудной жизненной ситуации изучаются такие явления, как переоценка ценностей, изменения межличностный отношений, изменение на экзистенциальном уровне, формирование жизненной мудрости (С.М. Aldwin, P.B. Baltes, G.D. Cohen, K.A. Park, U.M. Staudinger). Жизнеспособность формируется под воздействием следующих социально-психологических механизмов: социально-психологическая адаптация, идентификация, индивидуализация и социальная интеграция. Для социально-психологической адаптации характерны выраженная индивидуализированность и уникальность способов адаптации, следовательно, и жизнеспособность человека дифференцируется под влиянием множества социально-психологических переменных.

Теоретический анализ литературы по проблеме жизнеспособности личности в трудной жизненной ситуации позволил выявить социально-психологические критерии и индикаторы позитивной адаптации человека в ситуации потери работы. К ним относятся: позитивное социальное самочувствие; вовлеченность; позитивные межличностные отношения, субъективная удовлетворенность социальной поддержкой; конструктивные стратегии защитно-совладающего поведения; субъективная удовлетворенность качеством жизни; наличие смысла и жизненных перспектив; позитивная самооценка; самореализация.

Трудная жшненн;

потеря работы; ненормативный кризис; аепривиоуюшая социальная

11ш11ШШ11111Ш1в111 Щ111И1111111||

ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ

- яедйфДОфМвф

шштшшшшшш

ШАЭЯеИЬ

аешщямеклщ ' •

тйс'т^лклинз- «гнаи

<т$тмщ.

ШтщшШШтМЖШШ^ шШШШШШШтШШШ^ шшшшшш^ шшшшшш^ ш§шшшшш шшшшшш

8Ш11111111 1Ш1111111§;?

ПОСРЕДСТВОМ^

Процесс реинтеграции, самореализация и позитивной _ааалтаиии_

Факторы летсрлиш.ищ»:

-МакросоцнилыГЬК («Я

принадлежу

-Ми кро с Р ци и л ь) 11 а;

^ »««»фшиив,

ыняя&рхцпи;

ШШ ШШЩт.ШНтм'К йгцкошви

жфЩ&ШйЖфкярсШи-;.-¡¡ненки и

^«¡¡¡■уцяи,

- ЯС1ШЛОГИЧе<;КОЙ зашиты

-^¡фегулинии :Ш*«аейЭобра:«о вания; ::наК:1:«6ЛЦ|1И и вовлеченности; |:йк0:нст|)ула;и вно-со в л аДающе го поведения,

- самореализации

Л»1-5(■:!(■ п.УлИ.Ш:

ПОДХОД« ЛСИМ5 ЛЯ И»

мш&ъшттш»

ШШШШШШШШШШШ;

шшшшшшшшшшшшшш МШШШШШШШШ:

» ано^инНзатучаа-йаная

«Я СПОСОБЕН...

.. ДОСТИЧЬ»

Дескриптивная модель жизнеспособности личности и ситуации потери работы

Условия;

-ОбМФСГВОННЫО

поддержкой, -Констру

Критерии

-Почитияаде социальное самочувствие. -Социальная вовлечевкос'гь: -Позитивные иржли' отношения.

Далее описана детерминапионная модель, в которой выделяется социетальный микросоциальный и личностный уровень. Макросоциальный (социетальный) уровень предполагает рассмотрение отношения не столько между непосредственно контактирующими друг с другом индивидами, сколько их взаимодействия с общественным организмом в целом, внутри функционирующих в масштабах всего общества групп (Г.Г. Дилигенский). Общенациональные интересы предполагают, чтобы государство большое внимание уделяло транслируемым в обществе ценностям и установкам, особенно связанным с трудовым поведением человека, его профессиональным и личностным развитием. Также необходимо учесть еще один макросоциальный фактор, который раскрывает психологические особенности переживания человека в условиях потери работы, а именно, фактор скрытой депривании (М. 1аЬоёа), связанный с потерей тех «привилегий», которые человеку дает трудовая занятость.

Рассмотрены три пространства влияния на жизнеспособность человека в рамках микросоциальной детерминации: социальные сети (наличие социальной поддержки), семья и референтные группы. Особый акцент сделан на значимости социальной поддержки в преодолении трудных жизненных ситуаций, влияние которой мало исследуется в отечественной психологии.

Макросе циальнаи подструктура

- общество, е установки 1 поведение человека;

- институты, евайижи! с профессиональной самореализацией Г я трудовой

Внесубъективные пнтерсубъективныс

ресурсы жизнеспособности

Микросоциальная подструктура:

наличие социальной ло,;л, ... ¡»соцшшпппгс опт)

- влияние семьи на жшяешрсшщжлс. и ¡рудовую идадтацилн

реф^евимкгрут *

« ж .^шшйшШШШШ

Личностная подструктура:

-Динамический: компонент -Мотавадиончыи компонент -УСТИНОВ' компонент ••! .

Калин : п.ан .'•

К ЛИ И И Н ! ; ':

-Регулятараынк«ш10н€ашй>

1 кггаря раопп ] влекущая '¡¡1 сооон сшга-алм'.о-'.жсчюм!' ческуто денрнватот'-

Рис. 2. Структура детерминации жизнеспособности молодежи в условиях безработицы

Обозначена роль сложных механизмов межпоколенной трансляции «моделей жизнеспособности», «семейных» стратегий поведения на рынке труда. По данным многочисленных исследований, семья оказывает огромное влияние на выбор молодым человеком своего профессионального пути. Она иногда просто «подменяет» своим волевым решением естественный процесс профессионального и трудового самоопределения. Ценности, транслируемые в семье, являются предикторами трудовой

мотивации детей. Семья во многом выполняет прогностическую функцию тех жизненных стратегий, которые реализует в последующей жизни молодой человек.

Описана восьмикомпонентная модель личности А.И. Крупнова (2006), которая может послужить основой для создания прогноза личностной детерминации в формировании жизнеспособности в трудных жизненных обстоятельствах. Личностный уровень детерминации включает в себя следующие компоненты: динамический, мотивационный, регуляторный, аффективный, когнитивный, поведенческий, установочно-целевой и рефлексивно-оценочной.

Третья глава «Научно-методические осиовы диагностики жизнеспособности личности» посвящена анализу методического инструментария исследования жизнеспособности и ее компонентов. Делается вывод, что набор диагностических средств измерения жизнеспособности личности, социальной поддержки в трудной жизненной ситуации очень скуден, что побуждает создание базы авторских методик для изучения жизнеспособности.

Анализируется ситуация в междисциплинарном пространстве социальной науки за последние двадцать лет, которая характеризуется тем, что было предпринято изрядное количество попыток создать диагностический инструментарий для исследования жизнеспособности личности, так как общество упрочилось во мнении о влиянии этой характеристики на здоровье и социальное благополучие человека. Некоторые государства, например, Великобритания, включили проблему изучения жизнеспособности личности в перечень приоритетных задач государственной социальной политики. Однако сложность измерения, диагностики конструкта жизнеспособности были широко признаны во всем мире.

Рассматриваются различные подходы к определению жизнеспособности, определению ее структурных элементов, что приводит к несогласованным результатам, фиксирующим противоречивые данные относительно детерминации этого конструкта, его влияния на адаптацию человека, мере выраженности и распространенности среди населения, попадающего в трудные жизненные ситуации. Делается вывод, что в связи с такой методологической и парадигмальной разобщенностью исследователи получают статистически недостоверный разброс данных. Так, исследования одних и тех же групп населения, пребывающих в сходных трудных жизненных ситуациях, получают разброс данных по критериям жизнеспособного поведения, что говорит о низкой валидности измерительных технологий, их малой надежности и достоверности. Стоит отметить, что при наличии большого количества диагностических методик по изучению жизнеспособности за рубежом (Wagnild & Young, 1993; Klohnen, 1996; Block, Kremen, 1996; Hurtes, К. P., & Allen, L. R, 2001; Connor & Davidson, 2003; Donnon & Hammond, 2003; Friborg и другие, 2003; Oshio и другие, 2003; Cusinato& Corsi, 2005; Hjemdal и другие, 2006; Sun & Stewart, 2007; Cusinato& Colesso, 2008; Smith и другие, 2008; Windle, Markland & Woods, 2008; Mowbray, 2010), единицы из их числа проходят процедуру валидизации и стандартизации, процедуру улучшения психометрических показателей. В России психодиагностический инструментарий жизнеспособности представлен тестом «Жизнеспособность человека» Е.А. Рыльской (2009), включающий четыре измерительных шкалы: шкалы способностей к адаптации, к саморегуляции, к саморазвитию и шкала осмысленности жизни. Нами сделан вывод, что концептуальная поливариативность понимания жизнеспособности рождает разнообразие измерительных инструментов, каждый из которых репрезентирует теоретические построения автора методики.

Описаны этапы создания авторской методики по изучению жизнеспособности личности. Представлена общая схема научного метода познания и построения научной теории с точки зрения интегративного подхода, предложенная S.F. Mayer и К. Sutton (1996). Она включает три процесса, осуществляемых обычно ученым: процесс индукции, процесс дедукции и процесс верификации. Раскрываются этапы создания методики: на этапе индукции проводилось обобщение теоретических представлений отечественных и зарубежных авторов и выстраивание социально-психологической концепции жизнеспособности личности, находящейся в трудной жизненной ситуации (потери работы). Далее представлен дедуктивный процесс научного познания, который предполагает опору на теоретические положения, а не эмпирически выявленные конструкты жизнеспособности. Эмпирически структурные элементы жизнеспособности проверяются на этапе верификации в процессе валидизации и проверки методики на надежность.

Показана большая вариативность в определении структурных компонентов жизнеспособности разными авторами: умение находить значение в происходящих событиях, саморегуляция, умение привлекать социальную поддержку, социальная компетентность, наличие личных или коллективных целей, самоэффективность, стрессоустойчивость, опора на прошлый опыт, реалистичность, чувство юмора, оптимизм, конструктивный копинг, толерантность к неопределенности, адаптивность, вера, духовность, личностная компетентность, позитивные представления о будущем, саморефлексия, ценностные ориентации и мн.др. (S. Kobasa, М. Rutter).

Обозначается важность системно-функционального подхода в классической психологии, который подчеркивает системную природу качеств личности, описание их как некоторой системы мыслей, чувств, действий отдельного субъекта в единстве и взаимопроникновении с объективным течением и результатом его деятельности (C.JI. Рубинштейн). A.A. Бодалев полагает, что свойства личности представляют собой единство знания, переживания, поведения. А.И. Крупнов предложил системно-диспозиционный подход к изучению свойств личности, который плодотворно развивается в работах самого автора и его учеников на протяжении 30 лет. Восьмикомгюнентная модель строения свойств личности А.И. Крупнова содержит восемь основных компонентов: установочно-целевой, мотивационный, когнитивный, продуктивный, динамический, эмоциональный, регуляторный и рефлексивно-оценочный, которые могут тесно переплетаться в структуре такой сложной характеристики личности как жизнеспособность. Далее описана процедура кластеризации характеристик жизнеспособности с привлечением метода экспертной оценки для выявления основных структурных компонентов жизнеспособности (на основе анализа отечественных и зарубежных моделей жизнеспособности), которые в дальнейшем будут представлены отдельными шкалами опросника. Таким образом, структурными компонентами жизнеспособности личности явились: способность к активности и инициативе; способность к самомотивации и достижениям; эмоциональный контроль и саморегуляция; позитивные когнитивные установки; самоуважение и самоэффективность; социальная компетентность и наличие социальной поддержки; адаптивные защитно-совладающие стили поведения; способность организовывать свое время и планировать будущее.

Опросник «Жизнеспособность личности» прошел процедуру апробации и валидизации, имеет хорошую внутреннюю согласованность, надежность и способен измерять изучаемое качество на разных выборках испытуемых. Были уточнены тестовые нормы методики для мужской и женской выборки испытуемых. Методика

предназначена для исследования жизнеспособности взрослых людей (от 17 лет и старше). Общее количество баллов, набранное по восьми шкалам методики, будет свидетельствовать об уровне жизнеспособности личности. Каждая из шкал характеризует структурный компонент жизнеспособности. В целом, высокий уровень жизнеспособности соотносится с высоким уровнем самомотивации, активности, развитой системой целеполагания в отношении собственной жизни. Высокая жизнеспособность предопределяет инициативную позиции в отношении своей жизни, в принятии повседневных решений, в попытке разрешить трудную жизненную ситуацию. В эмоциональном плане жизнеспособность связана с чувством удовлетворенности жизнью, наполненности и реализованное™. Наблюдается высокий уровень позитивности мышления, оптимистичность восприятие всего происходящего, возможность найги даже в негативных событиях какой-то смысл и значение. Жизнеспособность также связана и с социальной компетентностью человека, его умением выстраивать позитивные отношения с окружающими людьми, искать и находить социальную поддержку в кризисные моменты своей жизни. В ситуации преодоления человек пользуется конструктивными адаптивно-совладаюшими стратегиями преодоления, сохраняет самоуважение и проявляет способность к антиципации и конструированию своей жизни.

Рассматривается теория, объясняющая нарушения в психологическом благополучии безработных, - теория скрытой депривации Мари Джакоды (M. Jahoda, 1982). Центральное понятие в модели Джакоды - то, что безработные люди испытывают психологические трудности, потому что они лишены определенных привилегий занятости, которые обычно поддерживают психологическое благополучие личности. По мнению автора, работая, человек получает пять важных латентных привилегий, а именно социальные контакты, структурированность времени, статус (идентичность), коллективную цель, и востребованную деятельность. При потере всех этих пяти привилегий, человек испытывает психологические трудности, вызывающие определенные переживания у безработных. Теория М. Джакоды почти за 30 лет своего существования получила множество косвенных эмпирических доказательств и в России, и за рубежом (Donovan & Oddy, 1982; Evans & Haworth, 1991; Haworth & Paterson, 1995; Hepworth, 1980; Kilpatrick & Trew, 1985; Patterson, 1997; Creed & Evans, 2002; Creed & Macintyre, 2001; Creed, Muller, & Machin, 2001; Ефремова Г.И., 2002; Иванова Т.И., 2002; Черепанова Н.Е., 2003; Овчинникова Е.В., 2005; Боцмановская М.Б., 2006; Михайлова Е.В., 2006; Степанова С.С., 2008; Завалишина О.Б., 2007; Бендюков В.А., 2009).

Отмечается, что в попытке расширить и углубить идею Мари Джакоды наиболее продуктивной оказалась так называемая «витаминная модель» Ворра (1987). Есть девять важных особенностей, которые влияют на психологическое состояние работающих и безработных людей. Эти девять особенностей включают: физическую безопасность; оценку своего положения; доступность денежного вознаграждения; цели, данные извне, которые определяют личностные смыслы и ценноста; разнообразие и возможность получить доступ к новостям; предсказуемость, включая ясные роли и доступ к обратной связи; возможности осуществить личный контроль над действиями и событиями; межличностные контакты; возможности использовать навыки (то есть, развить и осуществить компетентности и навыки). На основе «витаминной модели» Ворра, предлагается авторская методика изучения факторов социально-экономической депривации. Далее описана процедура разработки опросника, включающая оценку следующих психометрических параметров: валидности (содержательной, критериальной, конструктной); ретестовой и консистентной надежности, надежности

методом расщепления; дискриминативности отдельных пунктов методики. Авторская методика предназначена для исследования факторов скрытой социально-психологической депривации, связанной с такими изменениями как потеря работы, экономический кризис, события внешней локализации, вносящие перемены в жизнь субъекта. Методика предназначена для взрослых людей и нуждается в дальнейшей проверке на предмет пригодности изучения других социально-экономических изменений и их влияния на жизнь индивида. Методика «Факторы социально-экономической депривации» может применяться как в исследовательских, так и диагностических целях. Общее количество баллов, набранное по девяти шкалам методики, будет свидетельствовать об уровне социально-экономической депривированности личности. Апробация методики показала, что ее результаты могут быть индикаторами основных социально-психологических проблем, с которыми сталкивается человек в ситуации безработицы, а также факторные компоненты методики могут быть критериями эффективности социальной и институциональной поддержки и психологической помощи, оказываемых безработным.

Позитивные межличностные отношения, а также наличие стабильной социальной поддержки являются важным критерием и показателем жизнеспособности. Социальная поддержка обеспечивает личности чувство принадлежности к группе, идентификацию с этой группой, являя собой очень мощный социальный, материальный и психоэмоциональный ресурс. На основе анализа определений и классификаций социальной поддержки были созданы и апробированы две авторские методики, которые позволяют изучить вопросы наиболее эффективных поддерживающих взаимоотношений в ситуации преодоления трудной жизненной ситуации.

Первая методика - это адаптированная и модифицированная автором англоязычная версия теста The Interpersonal Support Evaluation List (Cohen & Hoberman, 1983; Cohen, Mermelstein, Kamarck, & Hoberman, 1985). Русскоязычная версию методики называется «Интерперсоналъная поддержка». Опросник состоит из 40 вопросов, в которых содержатся высказывания о человеке, образе жизни: переживаниях, мыслях, привычках, стиле поведения. Включает в себя четыре шкалы: «Наличие социальной поддержки в виде совета и понимания»; «Материальная поддержка и поддержка действием»; «Поддержка самог/енности и самоуважения»; «Чувство принадлежности и общности с другими людьми». Вторая методика - «Стратегии социачьной поддержка», включающая шесть шкал (надежный союз, эмоциональная привязанность, подчиненность и опора на авторитет, опека и покровительство, социальная интеграция, поддержка самооценки), выделенных на основе шестикомпонентной модели Daniel W. Russell и Carolyn Cutrona (1987), позволяет изучить специфику социальной поддержки, оказываемую окружением, выявить стилевые особенности получения помощи от значимых других, меру ответственности и деятельного вклада в решение проблемы в ситуации сложностей и ограничений.

Четвертая глава «Эмпирические исследования механизмов и социальных детерминант жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы» посвящена анализу результатов эмпирических исследований, которые были направлены на выявление и описание механизмов формирования жизнеспособности в ситуации потери работы, доказательства детерминации жизнеспособности на социетальном и микросоциальном уровнях.

Жизнеспособность как процесс отражает динамику развития личности, изменение ее во времени и пространстве ее состояний в ситуации трудностей и препятствий. Ее формирует вся совокупность социально-психологических механизмов по обеспечению

формирования, изменения, преобразования и функционирования личности в ситуации преодоления. Механизмы, задействованные в процессе формирования жизнеспособности можно условно разделить на четыре группы в зависимости от соотнесения и близости к ядру личности, а также в зависимости от функции, который этот механизм выполняет в процессе становления жизнеспособности личности. Далее анализируется концепция Эдит Гротберг, которая выделяет три источника жизнеспособности и устойчивости детей: I have (У меня есть), I am (Я есть..), I сап (Я могу) (Grotberg. Е., 1998). В работе предлагается авторское расширение перечня источников жизнеспособностей важной категорией, характеризующий процессы идентификации личности - «Я принадлежу». На основе выделенных источников жизнеспособности предлагается авторская модель механизмов ее формирования.

Механизмы, которые формируют ощущение принадлежности личности к определенной группе, обществу («Я принадлежу...»), со свойственными этим социальным образованиям установками и социальными представлениями, включают механизмы социальной идентификации, механизмы формирования аттитюдов, механизмы трансгенерационной трансляции. Механизмы, которые определяют взаимодействие человека с другими людьми («У меня есть...»), степень его удовлетворенности отношениями с близким окружением, уровень социальной компетентности и умение получать социальную поддержку можно отнести к блоку механизмов социальной адаптации, так как сам термин «социальная адаптация» подразумевает приспособление субъекта к социальной действительности, которая изобилует актами взаимодействия с Другими. В этом блоке можно выделить механизмы межличностной аттракции и аффилиации. Третий блок механизмов можно обозначить под единой объединяющей позицией - «Я - есть...». Этот блок механизмов формирования жизнеспособности обращается к интрасубъективным ресурсам человека и подразумевает процесс становления внутренних сил и истоков жизнеспособности для преодоления трудной жизненной ситуации. Позитивное прохождение процесса индивидуализации, нахождения собственного эффективного способа преодоления трудностей предопределяет субъективное благополучие человека, его самоэффективность осуществляется за счет частных механизмов: управления ресурсами, психологических защит, рефлексивной оценки и системы атрибуции, саморегуляции и смыслообразования. И, наконец, четвертый блок механизмов можно обозначить как блок действенной активности и ингегрированности субъекта в системе жизнеспособности и обозначить позицией субъекта «Я моту...». На наш взгляд, этот блок представлен интегрирующими механизмами. Механизмы интеграции включают в себя механизм активации и вовлеченности, механизм действенного совладания с ситуацией и механизм самореализации. Отмечено, что психологические механизмы структурируются по компонентам и типам жизнеспособности личности, а также их развитие сопряжено с уровнем социально-психологической детерминации (социетальным, микросоциальным и личностным).

Делается вывод, что механизмы идентификации, адаптации, индивидуализации и интеграции взаимосвязаны, не исключают друг друга, а могут существовать одновременно на каждом из этапов формирования и развития жизнеспособности. Все выделенные механизмы перекликаются между собой, имеют массу взаимосвязей, и деструктивные процессы, затрагивающие одни из механизмов, способны блокировать и нарушать качественные характеристики других механизмов.

Механизмы: -социальной идентификации; -МС МШМ> Л.ННИП

)СЛ И1101 ^)

Механизмы -межличностной аттракции;

Механизмы:

- управления ресурсами:

- рефлексивной оценки и атрибуции;

- пеичологичаской Шцичы;:

Механизмы: активации и вовлеченности;

СОВЛЙЯШШЯ' :С1 рь;а;! ;! 1 ;

I оциа и^т-н^пущцичикне чгьачй мы ниншфиьлвш ..■имнмн нч. лип л. шм>и<н п интеграции

1к шшиные

ра-Сочу

■ ■: ■ ■

- ' ,' : Ш

ч- ч* \ н» и' 11. ь V: гь п; ?

\ чне и

1С1Впр(.1ШЛ.1Ь

<.а\ю 'ффскчиии'сгь

Негативные установки на труд и работу

Социальная изоляция и социальная депривированность

Неудовлетворенность, деструктивные защиты, выученная беспомощность

Барьеры позитивной адаптации в трудной жизненной ситуации (при потере работы)

Неадаптивное поведение, социальная аномия, дезинтеграция

Рис.3 Механизмы формирования и развития жизнеспособности в ситуации потери работы

Результаты исследований, направленных на выяснение транслируемых в обществе ценностей и установок, связанных с оценкой жизнеспособного, эффективного поведения человека в ситуации потери работы подтверждают положения о том, что социальные репрезентации о трудовом поведении человека, закрепившиеся и в коллективной памяти, и трансформировавшиеся в процессе исторического развития общества, оказывают влияние на социальные установки молодежи о значимости работы, о стратегиях эффективного поведения на рынке труда, о статусе безработного в обществе. Установлено, что также как и в коллективной памяти русской ментальности, концепт «безработицы» наполнен ассоциациями и понятиями «безделия», «лени», «праздности», «стагнации», «длительности». Выявлено, что жизнеспособность представляется молодым людям как то, что способно в трудных ситуациях «помогать», «спасать», «преодолевать», «возвращать». Это качество личности, которое обеспечивает успех, достижения, богатство, счастье, полноту жизни. Выборка этого этапа исследования составила 550 человек. Методы исследования: индивидуальное интервью для уточнения формулировок и содержания, выбранных респондентами характеристик безработного человека и человека, жизнеспособного в ситуации потери работы, психосемантические методы (свободный ассоциативный эксперимент и семантический дифференциал, а также транссимволический метод). Установлено, что переменные, характеризующие безработного, в обыденном сознании связываются преимущественно со свойствами социального окружения (нестабильная государственная политика, наличие или отсутствие связей, увольнение, несправедливость), факторы же жизнеспособности в ситуации потери работы связаны с достижениями личности и ее позитивными диспозициями (сила, настойчивость, трудолюбие, выносливость). Транссимволический анализ показал, что преобладающее восприятие безработицы в молодежной среде в подавляющей массе негативное. Среди основных качеств выделены те, которые характеризуют безработицу как жестокую и длительную, пролонгированную во времени, бесконечную.

В результате факторного анализа можно выделить пять образов безработных людей в социальных репрезентациях молодежи, которые соответствуют разным типовым стратегиям поведения человека, оказавшегося в условиях безработицы: «Личностно некомпетентный, неуспешный» (53% объясняемой дисперсии); «Творческий тип, эстетствующий оригинал» (12%); «Патронируемый извне, беспомощный, несамостоятельный» (9%); «Ленивый, стремящийся к удовольствиям» (3%); «Безответственный, эгоистичныгт(1,5%).

В структуре социальных репрезентаций о жизнеспособности было выделено восемь факторов: конструктивная адаптация (14% объясняемой дисперсии), ответственность перед другими (12%), позитивные отношения с окружающими (8%), самоэффективность (7%), эмоциональная стабильность (7%), активность (6%), организованность и целеустремленность (5%). Все они отражают в ментальной картине молодых людей представления о жизнеспособности в ситуации потери работы. Можно отметить, что шесть факторов из восьми полностью соответствуют восьмикомпонентной модели жизнеспособности, построенной нами на основе изучения отечественных и зарубежных исследований этого конструкта и кластерного анализа (способность к активности, способность к достижениям, самоэффективность, позитивные установки, конструктивное адаптивно-совладающее поведение, эмоциональная регуляция, социальная компетентность, умение управлять временем). Компонент «социальной компетентности, социальная поддержка» представлен в факторной структуре двумя факторами - «ответственность перед другими» и

«позитивные отношения с другими людьми», а гипотетический компонент авторской структурно-дескриптивной модели «позитивные установки и гибкость мышления» отдельным фактором в структуре представлений не выделен, но качества, его наполняющие, содержатся в каждом из выделенных факторов, как значимые переменные.

Констатируется факт подтверждения гипотезы о трансгенерационной трансляции от родителей к детям социальных репрезентаций о трудовом поведении посредством механизмов идентификации себя с определенным типом социального поведения, транслируемого в семье, а также путем социального научения. Выявлено, что если один из родителей долгое время находился без работы, чувствовал себя неуспешным и невостребованным на рынке труда, то репрезентации детей о безработном человеке становились более категоричными и непримиримыми, а вот представления о жизнеспособности становились более размытыми и разрозненными.

Далее подчеркивается, что социальная поддержка во многом определяет жизнеспособность личности в ситуации потери работы. Субъективно воспринимаемая социальная поддержка действует как буфер между человеком и трудностями, которые встречаются на его пути. Юноши предпочитают создание прочных взаимодействий, основанных на взаимной поддержке и сотрудничестве (t=2,16, р<0,05), а девушки выбирают стратегии опеки и покровительства (t=2,19, р<0,05), а также эмоциональной зависимости (t=3,77, р<0,01). Социальная поддержка как социально-средовой ресурс очень важен и для мужчин, и для женщин, но в женской выборке влияние социальной поддержки и социальной интеграции с рефератными группами играет более значимую роль в определении жизнеспособности в ситуации преодоления трудностей.

В зависимости от возраста молодых людей была выявлена следующая закономерность: чем выше возраст муж-чин, тем в большей мере они нуждаются в социальной поддержке (i=0,29, р<0,01), в женской выборке, наоборот, с возрастом приобретаются способности опираться на собственные внутриличностные ресурсы, не полагаясь на других (г=0,34, р<0,01). Помощь от общественных организаций не воспринимается ни мужчинами, ни женщинами, как источник социальной поддержки в ситуации потери работы, что может свидетельствовать о недостаточной организованности и эффективности помощи центров занятости населения и других организаций, оказывающим помощь человеку в ситуации потери работы. И в группе мужчин, и в группе женщин наиболее часто поддержка бывает получена не от семьи, и не от друзей, а от «значимых других людей». Это подтверждает теорию важности «слабых связей» в ситуации социальной поддержки Марка Грановеттера (Granovetter, M. S., 1973).

Исследование различных семейно-средовых факторов (благополучие детско-родительских отношений, трудовой статус родителей) выявило их влияние на трудовое поведение молодежи, на жизнеспособность молодежи в ситуации потери работы. Родительское эмоциональное принятие, стили взаимодействия с молодым человеком в семье, собственная активность родителей на рынке труда играют значительную роль в объяснении безработицы среди молодежи. Выявлена связь между отсутствием работы у отца и низким уровнем жизнеспособности сына (г=0,64, при р<0,01). Полученные данные согласуются с некоторыми результатами зарубежных исследователей, которые отмечают, что социализация ребенка в семье, где родители не работают, связана с эмоциональным неблагополучием, увеличением числа психических расстройств, увеличением тревожности ребенка, наличием депрессии и т.д. (Bynner J.,1996; Derks A., Elchardus M., Glorieux I., & Pelleriaux K.,1996; Eraery R. E., 1988). В отношении девушек

была найдена другая корреляционная зависимость: низкая жизнеспособность девушки в ситуации потери работы связана с низкой эмоциональной включенностью родителей в построение детско-родительских отношений. Были обнаружены корреляционные связи между эмоциональной холодностью родителей и длительным статусом безработицы в выборке молодых девушек (г=0,43, при р<0,01).

В целом, можно сказать, что опыт позитивных взаимоотношений с матерью влияет на такие характеристики жизнеспособности молодых людей, как самоуважение(г=0,38 при р<0,01), способность планировать свое будущее самостоятельно (г=0,33 при р<0,01), позитивные когнитивные установки (г=0,18 при р<0,05) и социальная компетентность, умение находить социальную поддержку (г=0,34 при р<0,01). Большее количество зависимостей дают такие родительские стратегии матери, как согласие, низкий уровень строгости, последовательность. Позитивные отношения с отцом позволяют проследить влияния этих отношений на самоуважение (г=0,19 при р<0,05), социальную компетентность (г=0,24 при р<0,05), адаптивные стратегии совладания (г=0,23 при р<0,05) и способность организовывать свое время (1=0,29 при р<0,01). Наиболее важными характеристиками взаимодействия для становления жизнеспособности личности является требовательность отца, умение его сотрудничать с ребенком, авторитетность и последовательность в воспитании.

Показано, что стратегии поведения в трудной жизненной ситуации, в том числе при потере работы, зависят от инвариантности выбора молодых поколений - повторить социальный опыт прошлых поколений или сформировать собственный инновационный стиль поведения, который будет способствовать позитивной адаптации в новых условиях. В становлении жизнеспособности личности в трудной жизненной ситуации представители старшего поколения являются средовым трансгенерационным ресурсом, объектом идентификации, а также источником социальной поддержки. Социальная интеграция молодежи в современное общество происходит посредством механизма тренсгенерационной трансляции. Социокультурная функция межпоколенной трансляции заключается в фиксировании в социальных репрезентациях и передачи в межпоколенном взаимодействии основных форм и эталонов социального поведения. Сделан вывод о том, что механизмы идентификации и трансгенарционной трансляции позволяют формировать формы жизнеспособного поведения в условиях трудных жизненных ситуаций, в том числе и при потере работы.

В пятой главе «Личностная детерминация жизнеспособности и интрасубъективные ресурсы молодого человека в ситуации потери работы» подтверждаются положения авторской социально-психологической концепции о личностной детерминации жизнеспособности; определяется мера влияния различных личностных переменных в становление жизнеспособности, выделяются личностные предикторы и барьеры жизнеспособности, выявляются уровни и типы жизнеспособности в ситуации потери работы.

Сформулированы сущностные характеристики жизнеспособности личности молодых людей в ситуации потери работы, выделены социально-значимые тенденции и закономерности, характеризующие поведение молодежи на рынке труда (совокупная выборка разных серий поисковых исследований - 726 человек). Даны характеристики степени жизнеспособности молодежи в конкурентных условиях поиска работы, особенностям профессиональной и личностной самореализации, включающих определение когнитивного, эмоционального, мотивационного, установочно-целевого, регуляторного, рефлексивно-оценочного, динамического и поведенческого компонентов. Выявлена степень совпадения желаемого и действительного в жизни

молодых людей, а также определены ситуации, которые молодой человек воспринимает как трудные в структуре своего жизненного пути. Оценена возрастная и тендерная специфика поведения молодежи на рынке труда. Отмечена низкая социальная активность современной молодежи на рынке труда, низкая степень интеграции в жизнь общества. При том, что молодые люди сегодня понимают значимость и необходимость работы, они не являются активными созидателями своей профессиональной биографии. Они, скорее, лишь наблюдатели, которые понимают требования, предъявляемые к ним обществом, но не разделяют тех позиций и направлений, которые это общество им предлагает. Исследование показало превалирование двух позиций взаимоотношений труда, общества и молодого индивида: утилитарную позицию и позицию полного отчуждения. На первый план в иерархии ценностей безработной молодежи выходят такие позиции, как материально обеспеченная жизнь, свобода, активная жизнь, что зачастую противоречит требованиям рынка труда, который выдвигает на первое место активность, развитие, конкурентоспособность. Безработная молодежь ориентирована на под держку извне, на опору в лице друзей, близких и знакомых, что ослабляет потенциал их собственных личностных ресурсов.

Отношение к безработице у молодежи амбивалентное. С одной стороны оно наполнено страхом, презрением, осуждением, неприязнью, а с другой стороны безработный человек имеют больше свободы, возможности творчества, отдыха, что стоит в приоритетных ценностях молодых людей. В ответах безработных часто звучит мнение, что отсутствие работы дает возможность отдохнуть, иметь больше свободного времени, возможность получить дополнительное образование или повысить квалификацию. Причем, юноши чаще эту ситуацию используют как возможность отдыха, а девушки как возможность получить дополнительное образование. 7% юношей считают, что безработица дает возможность не работать, а получать пособие по безработице. Работающая молодежь в большинстве своем считает, что безработица - это возможность расширить границы свободного времени.

Определены три основных фактора, определяющие социальное самочувствие современной молодежи - это «возможность самореализации» (59% дисперсии), «межличностные отношения» (18%) и «социальный статус» (13%). Наблюдается некоторая нехватка волевых качеств при поиске работы, низкая инициативность при наличии высоких амбиций и не достаточно сформированных коммуникативных навыках. Отмечено, что важно обратить внимание на потенциал внутренних ресурсов, не используемых должным образом молодым человеком, изыскать и привлечь внешние ресурсы, которыми обладает общество, и которыми молодежь сегодня просто не имеет возможности воспользоваться. Процесс эффективной интеграции человека в общество может быть лишь тогда, когда имеет место баланс между внутренними ресурсами интегрируемого индивида, с одной стороны, и внешними ресурсами и особенностями ситуации, в которой живет молодой человек, с другой.

Представлены результаты нескольких серий сравнительных эмпирических исследований по выявлению наиболее устойчивых во времени и обнаруживающих кросс-ситуативную стабильность индивидуально-личностных детерминант успешного поведения на рынке труда, адаптивности и жизнеспособности молодежи. Рассмотрена спецификация таких индивидуально-личностных особенностей безработной молодежи как базовые убеждения, особенности мотивационно-ценностной сферы, эмоциональная стабильность, субъективная картина жизненного пути, адаптивность и жизнестойкость, защитные механизмы и стратегии совладания. Определена взаимосвязь этих особенностей и структурных компонентов жизнеспособности. Выявлено, что

безработные в меньшей степени принимают и чувствуют окружающих людей. У них в большей степени, в сравнении с работающими людьми, выражен эскапизм (1=2,18, р<0,05), желание бежать от окружающей их действительности. Они испытывают эмоциональный дискомфорт, связанный с отсутствием работы.

Группа безработных характеризуется следующими особенностями базовых убеждений и установок: они в большей мере ориентированы на одобрение окружающих людей 0=1,97, р<0,05), поддержка людей дает им стимул на дальнейшие действия; у безработных высокий показатель по шкале самоожиданий (1=2,40, р<0,05), они стремятся изменить к лучшему что-то в своей жизни и ставят для себя высокие перспективы, порой неадекватные с точки зрения их реального осуществления; в группе безработных больше выражена тревожная сверхозабоченность (1=2,61, р<0,01) и эмоциональная безответственность (1=2,08, р<0,05), а также установка на избегание трудностей и проблем (1=2,01, р<0,05).

Рассмотрена картина мира безработных, в которой преобладают следующие убеждения: склонность все происходящие события считать случайными и не подвластными личному контролю 0=2,57, р<0,01); низкая оценка своих шансов на успех, в том числе на поиск работы. Для подгруппы безработных респондентов характерна реципрокная и утилитарная система ценностей, внутренняя конфликтность системы ценностей, в то время как в подгруппе работающих молодых людей ценности в большей мере ориентированы на деятельность и результат. Безработные молодые люди в системе ценностей ориентированы на гедонизм (1=1,98, р<0,05), деньги (1=2,44, р<0,05), власть 0=2,05, р<0,05), межличностные отношения 0=2,30, р<0,05), которые имеют для них большое значение и являются доминирующими в процессе смыслообразования.

Описана зависимость характеристик когнитивной и эмоциональной сферы от объективных особенностей самой ситуации потери работы (добровольное увольнение или сокращение). У безработной молодежи, уволенной в связи с сокращением, более высокий уровень фрустрации 0=3,38, р<0,01). Они чувствуют непреодолимые препятствия в своей жизни, недовольны своим социальным статусом и самочувствием.

Субъективная картина жизненного пути личности молодого человека может служить значимым фактором жизнеспособности в условиях безработицы. Безработные, в отличие от работающих молодых людей, больше сконцентрированы на чувстве безнадежности всего происходящего 0=3,80, р<0,01). Это можно объяснить стрессом, связанным с их положением безработного, а так же невыгодным сравнением себя с другими людьми, которые имеют работу. Безработные верят, что все в их жизни будет идти не так; что они никогда ни в чем не преуспеют; не достигнут своих целей; что их худшие проблемы никогда не будут разрешены. Протяженность субъективной картины будущего длиннее в группе безработной молодежи 0=2,17, р<0,05). Корреляционный анализ показал, что компоненты субъективной картины жизненного пути статистически значимо взаимосвязаны со всеми структурными элементами жизнеспособности.

В группе безработных практически все компоненты жизнеспособности ниже, чем в группе работающей молодежи. Особенно низкими являются показатели способности управлять своим временем, планировать будущее и способность к самомотивации. В группе безработных гораздо меньше выражены позитивные установки и гибкость этих установок, уровень их социальной компетентности и способности к позитивной адаптации ниже.

Установлено, что одним из самых неадаптивных защитных механизмов, встречающихся у безработных, является реакция избегания, активный уход от нежелательных, тревожащих мыслей и чувств. Безработным свойственно в трудных жизненных ситуациях «идентифицироваться со счастливчиками» (1=3,52, р<0,01), стремиться к общению с успешными, удачливыми людьми, которые могут являться залогом их будущего благополучия. Неконструктивные стратегии выражены у безработных более значимо (1=2,39, р<0,05). Они чаще фиксируются на эмоциях 0=2,22, р=0,05), что нивелирует возможность адекватно оценить трудную жизненную ситуацию, а также избегают разрешения проблемы (1=1,99, р<0,05).

Определены переменные, вносящие наибольший вклад в процесс жизнеспособности молодежи. Для этой цели использован метод линейной множественной регрессии. Делается вывод, что значительный вклад в жизнеспособность личности вносят конструктивные преобразующие стратегии. Таким образом, механизмы защитно-совладающего поведения срабатывают для жизнеспособного поведения, когда копинг-поведение направлено не на приспособление, эмоциональную фиксацию и сравнение себя с другими, а на активное преобразование, адаптивные защиты, а также искажающие образ защиты и подавление. При этом можно выделить стратегии, которые препятствуют адаптации и жизнеспособности и вносят отрицательный вклад в этот процесс. Это - «идущее вниз сравнение», когда человек, потеряв работу, начинает тешить себя мыслью, что кто-то оказался в еще более бедственном положении. К этой группе можно отнести «позитивное истолкование ситуации», которое по своей сути очень похоже на рационализацию и постоянное оправдание своих неудач «весомыми» обстоятельствами. Препятствует жизнеспособности «фиксированная на эмоциях стратегия», которая является неконструктивной и фиксирует человека на неадекватных эмоциях (злости, обиде).

Регрессионный анализ позволяет описать процесс влияния механизма рефлексивной оценки и стиля атрибуции на жизнеспособность личности. Позитивная оценка прошлого, гедонистическое отношение к настоящему, позитивная рефлексивная оценка себя, нахождение смысла для себя в происходящих событиях влияют на формирование жизнеспособности. Также важными компонентами процесса формирования жизнеспособности личности являются умение человека оценить себя по достоинству в ситуации успеха, а также оптимистическая атрибуция в межличностных отношениях.

Система ценностных ориентации как психологический механизм регуляции жизнедеятельности человека имеют иерархическую структуру, а уровень жизнеспособности определяется структурной иерархии этой ценностей. Так, ценности саморегулирования, стимулирования и достижения повышают жизнеспособность личности, а ценности традиционализма, гедонизма и конформности снижают. Целеполагание оказывает значимое влияние на жизнеспособность. Молодые люди, у которых развита система целеполагания и задействованы механизмы саморегуляции на ггути к достижению цели, чувствуют себя более самоэффективными. Жизненная включенность, установка на самореализацию определяет направленность активности человека и трактуется именно как готовность к определенным способам адаптации.

2. Механизмы рефлексивной оцеггки и саморегуляции, смыслообразования и психологических защит выступают в качестве механизмов индивидуализации, в процессе которой происходит переструктурирование компонентов личности с целью позитивной адаптации к трудностям на основе реализации осмысленного ценностного отношения к себе и своей жизни. Механизмы активации и вовлеченности,

самореализации, а также активные преобразующие совладающие стратегии составляют группу механизмов интеграции, которая представляет собой процесс личностных изменений, направленный в сторону достижения большей целостности, единства с другими субъектами и обществом в целом. С помощью рассчитанных коэффициентов уравнения регрессии возможно предсказать уровень жизнеспособности, имея информацию о выраженности у испытуемого ряда качеств и свойств личности.

Анализ корреляционных связей позволяет обнаружить закономерность системогенеза и иерархии, согласно которой вышестоящий уровень в структурной иерархии личности, определяющий ее жизнеспособность (социальная адаптивность, самореализация и интеграция личности в жизнь общество) формируется на основе нижестоящего уровня (активация, мотивация и регуляторные процессы).

1 - тонус, 2 - эмоциональная устойчивость, 3 - самомотивация, 4 - целеполагание, 5 - активность, 6 -позитивные установки, 7 - самоуважение, 8 - адаптивность, 9 - жизненная включенность, 10 - активное трудовое поведение, 11 - удовлетворенность жизнью

Рис.4 Корреляционные взаимосвязи различных уровней структурной иерархии личности, определяющей ее жизнеспособность в ситуации потери работы (закономерность

системогенеза и иерархии) Описаны результаты серии процедур факторизации, которые позволили выявить виды адаптации молодежи в ситуации безработицы, типологию жизнеспособности личности и факторы, способствующие удовлетворенности безработных своим статусом. Выделено три типа адаптации молодежи в ситуации потери работы: активно-преобразующая адаптация, невротически-незрелая адаптация и агрессивно-нарцисстическая дезадаптация.

В результате факторного анализа установлено четыре типа жизнеспособности в ситуации потери работы: 1) жизнеспособность за счет высокой организованности, структурированности и самодетерминации; 2) жизнеспособность за счет смелости, рискованности, независимости, конкурентоспособности и стрессоустойчивосги; 3) жизнеспособность за счет глубокой выраженной рефлексивной функции и позитивного стиля атрибуции; 4) жизнеспособность за счет социальной компетентности и высокой адаптивности к новым ситуациям; 5) низкий уровень жизнеспособности, социальная

незрелость с перекладыванием ответственности на других, иждивенческой социальной позицией.

Таблица 1. Факторная структура типов жизнеспособности

Жизнеспособность за счет высокой организованности, структурированности и самодетерминации (14% дисперсии). Жизнеспособность за счет смелости, рискованности, независимости, конкурентоспособно cm и и стрессоустойчивос ти (10% дисперсии). Жизнеспособность за счет глубокой выраженной рефлексивной функции и позитивного стиля атрибуции (12 % дисперсии) Жизнеспособность за счет социальной компетентности и высокой адаптивности к новым ситуациям (7% дисперсии) Низкий уровень жизнеспособности, ехпрмльная незрелость с перекладыванием ответственности на других, иждивенческой социальной позицией (7% дисперсии)

саморегуляция (0,782) наличие четких целей (0,735) саморегуляция (0,557) компетентность в общении (0,606) бегство от проблем (0.601)

моделирование (0,660), желание рисковать (0.616) самоуважение (0,615) умение разрешать проблемы (0,599) поиск социальной поддержки (0,552)

способностью к активности и инициативе (0,748) независимость (0,752) четкая система жизненных целей (0.607) адаптивные стратегии поведения (0,629) негативная оценка прошлого (0,573)

эмоциональный контроль (0,665) лидерство (0,664) позитивный стиль атрибуции, ориентированный на будущее (0,687) удовл етворенность социальной поддержкой (0,739) самоуважение (-0,588)

способность организовывать свое время (0,757) конкурентоспос обно сть (0,718) позитивная оценка прошлого (0,712) гибкость (0,566) принятие ответственности (-0,701)

самоуважение (0,632) стрессоустойчивость (0,739) гедонистическая оценка настоящего (0,643) бегство и избегание проблем (-0,572) трудолюбие (-0,514)

социальная компетентность (0,615) планирование (-0,724) копинг положительная переоценка ситуации (0,534) дистанцирование от людей (-0,681) с амостоятельность (-0,623)

адаптивность (0,728) способностью организовывать свое время (0,550) активная жизненная позиция (0,665) фатализм (-0,632) вовлеченность (-0,557)

Жизнеспособность как диспозиционное качество личности предполагает динамику развития, которое можно диагностировать, как четыре уровня развития жизнеспособности: высокий уровень - жизнеспособность с опорой на интрапсихические и интерпсихические ресурсы; средний уровень - жизнеспособность с опорой на интерпсихические и внешнесредовые ресурсы, низкий уровень - минимальная опора на ресурсы, беспомощность и, наконец, неравномерный уровень

(псевдожизнеспособность) - неравномерное развитие всех структурных компонентов жизнеспособности, удовлетворенность жизнью при низких показателях адаптивности и продуктивности жизни. Выделенные типы позволяют говорить о различии в проявлении жизнеспособности в ситуации потери работы, а также определить своеобразие детерминации каждого типа жизнеспособности социетальными, социально-средовыми и индивидуально-личностными факторами.

Факторный анализ позволил сгруппировать переменные таким образом, чтобы каждый тип представлял собой картину позитивно реализованных механизмов становления жизнеспособности и заблокированных механизмов. Полученные на основе процедуры факторизации данные легли в основу дифференциального подхода к развитию жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, а также позволили определить основные «мишени» коррекции.

Шестая глава «Социально-психологические условия развития и оптимизации жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы» посвящена обсуждению основных видов социально-психологического сопровождения безработной молодежи с учетом выявленных механизмов и закономерностей формирования жизнеспособности.

Отмечается, что наиболее перспективным в практической социальной психологии сопровождения молодежи в трудной жизненной ситуации может стать ресурсно-потенциальный подход. Обобщены теоретические и эмпирические исследования, посвященные ресурсному потенциалу человека, и сделан вывод о том, что это интегральная переменная, характеризующая совокупность индивидуально-психологических признаков, обусловливающих эффективность психической адаптации и жизнеспособности человека. Отмечено, что ресурсный потенциал имеет свойства сложной системы и, соответственно, системный анализ выступает основным подходом к его исследованию способов, механизмов его реализации. В процессе теоретического анализа обнаружено, что ресурсы и потенциал человека включают в себя не только эксплицитные конструкции, наличные проявления адаптационных способностей, но и латентные свойства, которые могут проявиться при изменении содержания, силы и направления воздействия ситуационных факторов. Обозначено, что ресурсный потенциал определяет границы адаптационных возможностей, жизнеспособности личности и устойчивости к воздействующим факторам среды, содержит предпосылки к некоторому диапазону ответных реакций (проявленных или резервных). По классификационному признаку уровня организации можно выделить личностный, социально-средовой и общественный ресурсный потенциал. Также можно говорить о внесубъективных, итрасубъективных и интерсубъективных ресурсах личности. Механизмы формирования, накопления и реализации ресурсного потенциала связаны с социально-психологическими особенностями личности, где собственная активность, энергичность и гибкость выступает в качестве условия, регулирующего меру реализации потенциальных возможностей. Установлено, что накопление ресурсов (общественных, социально-средовых, личностных) прямо или опосредованно связаны с жизнеспособностью личности. Выделено несколько механизмов, задействованных в обеспечении жизнеспособности с помощью ресурсов: (1) инвестирование и развитие ресурсов; (2) активизация ресурса; (3) накопление ресурса; (4) компенсация ресурса (5) замена ресурса.

Излагается авторская позиция по формированию и развитию жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы с привлечением концептуальных разработок ресурсно-потенциального подхода. Определено, что динамическая модель оптимизации жизнеспособности и ресурсного потенциала состоит из четырех блоков (мотивационно-целевой, организационно-технологический, процессуальный, рефлексивно-оценочный). Эта модель раскрывает этапы развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы и сущностные характеристики технологий развития ресурсного потенциала, который является основным условием эффективности данного процесса. Отражены наиболее важные «мишени» для развития ресурсного потенциала и психокоррекционной работы с молодежью с разным уровнем жизнеспособности: система отношений, самооценки и отношения к своей жизни, защитно-совладающее поведение, система саморегуляции, формирование адекватного отношения к ситуации, четкого образа будущего с критической оценкой своих возможностей, развитие смыслообразования и смыслотворчества. Для различных уровней развития жизнеспособности предлагаются наиболее релевантные технологии развития ресурсного потенциала. Для высокого уровня жизнеспособности - ресурсонакапливающие и ресурсосберегающие технологии, для молодых людей со средним уровнем жизнеспособности ресурсоразвивающие технологии, с низким - ресурсоформирующие технологии и с неравномерным уровнем - ресурсоактивизирующие технологии.

создание мотива- формирование реализация рефлексивная

ционно- стимули- активности и ресурсного самооргани-зация

рующего фона готовности к потенциала грудового

трудовой поведения

деятельности

I !стгорш1я длягностиш с учетом кригериев ишшигт-ц адншшщк

результативны!! блок

Оценочно-

рефлексивная

функция

Рисунок 5. Динамическая модель формирования жизнеспособности личности Экспериментально подтверждена целесообразность индивидуальной и групповой

психокоррекционнои ресурсонакапливающих. ресурсоактивизирующих позитивной адаптации I использующие методы

работы с молодыми людьми с использованием ресурсоразвивающих, ресурсоформирующих и технологий для развития жизнеспособности личности и ситуации потери работы. Ресурсообразующие технологии, социально-психологического тренинга и индивидуального

консультирования потенцируют интрасубъективные ресурсы, способствуют большей

доступности для личности интерсубъективных и внесубъективных ресурсов развития, являются условиями развития жизнеспособности субъекта в ситуации потери работы, предикторами личностных изменений в целях позитивной адаптации к изменившимся условиям среды. Предложенная психокоррекционная программа активизирует механизмы адаптации, идентификации, индивидуализации и интеграции, определяет реориентацию процесса смыслообразования, ценностных позиций, способствует повышению уровня рефлексии и саморегуляции, а также актуализирует навыки управления ресурсами. Конкретизация используемых в программе технологий происходит с учетом уровня развития жизнеспособности, ее типа и стиля адаптации к условиям потери работы и определяется спецификой целей психокоррекции.

Определена эффективность технологий работы с каждой из экспериментальных групп, отмечены основные сложности и закономерности процесса оптимизации жизнеспособности. Выявленная в процессе формирующего эксперимента закономерность метронома описывает быстроту и диапазон изменяемых свойств, находящихся на разных иерархических уровнях структуры личности. Согласно этой закономерности высота иерархического положения того или иного свойства прямо пропорциональна величине диапазона изменений данного свойства и обратно пропорциональна быстроте этих изменений. Чем на более высоком иерархическом уровне находится данное свойство, тем медленнее оно изменяется, но тем больше диапазон (амплитуда) этих изменений. Поскольку социально-психологические свойства занимают высший иерархический уровень, они отличаются наибольшим диапазоном и наименьшей быстротой изменений. Поэтому, в ситуации потери работы после психокоррекционных мероприятий медленнее всего в структуре жизнеспособности изменяются когнитивные установки и убеждения, но их изменение имеет высокоамплитудную динамику. Быстрее, но с меньшей динамикой изменяются эмоциональные состояния и процессы активации поведения.

гт,г11-г,;:,нг.'.т> уамомошвации сшхоЬносп50,00000 ■

управлять

своим вр ш«&Б-,00000, и планировало ц1 -будущее / Шу : Чй*

45,00».--. Т

адаптивны« .'.■¿¿г '■■

завдитно-соагад ;--4||ЩЮСЮ -• -стратегии \ >..].

соц компетенгн '"■"^е^.л,. и наличие соц поддсрэгаад

спосоЬностъ к

• активности и '.инициативе

\ ямоц контроль

■•;.....и

.. саморегуляция

, позитив

КОШИТИВ

установки и гибкость

сиосоСни<лъ к г самомотивации

ишсиомосгь 60.00000 :• управлять своим

временми 5.5,00000,Ж

планировать будущее

адаптивные защшно-совлад' стратегии

50,000.р0.? 1Й0ООО

способность к акгавности и инициативе

эмоц контроль и саморегуляции

соцкомпетентни;:; наличие соц поддержи-!

.позитив Щ когнитив

установки и

«первый замер

опорой замер (через 2 недели)

самоэффективно

первый замер ••••••#•••••• третий замер (через 6 месяцев)

Рисунок 6. Динамика характеристик жизнеспособности

Отсроченные эффекты изменения социального мышления, изменения самооценки являются вполне объяснимыми и требуют более глубокой индивидуально-психологической проработки.

Авторская психокоррекционная программа с дифференцированным использованием технологий была успешно внедрена в психологическую практику и может считаться эффективным инструментом для развития ресурсного потенциала и жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы. Даны методические рекомендации для оптимизации жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы с конкретными адресатами их воплощения и реализации на уровне общества, на уровне референтных групп и на уровне общества.

В заключении подводятся общие итоги исследования и намечаются перспективы дальнейшей работы. Обобщены результаты исследования, констатируется факт подтверждения гипотезы и основных положений, выносимых на защиту. Даны сведения о внедрении и апробации.

В качестве перспективных направлений дальнейшего развития намечено: во-первых, совершенствование и детализация концептуальной модели жизнеспособности; во-вторых, проверка возможности экстраполировать полученные выводы и закономерности на изучение жизнеспособности в других трудных жизненных ситуациях; в-третьих, обогащение и расширение научно-практических разработок, связанных с профилактикой, превенцией и психокоррекцией низкой жизнеспособности и социальной аномии личности. Сформулированы основные выводы по диссертационному исследованию:

Обоснована необходимость развития нового направления в социальной психологии - психологии жизнеспособности личности в трудных жизненных ситуациях. Предложена социально-психологическая концепция жизнеспособности личности в ситуации потери работы, которая включает описание структуры, детерминант, условий, механизмов формирования и развития, критериев и типов, в совокупности образующих феноменологическое поле этого конструкта. Жизнеспособность проявляется в ситуациях трудностей и изменений и представляет собой способность осознавать и использовать свои внутренние и внешние ресурсы, содействующие эффективному сопротивлению изменениям, трудностям и депривирующим факторам с помощью стратегий, которые детерминируют благополучие, социальное здоровье, личностный рост и навыки в будущем еще более конструктивно преодолевать трудные жизненные ситуации.

Л- В рамках социально-психологического подхода дано определение жизнеспособности личности, отражающее его функциональное, сущностное и содержательное наполнение. Исследование жизнеспособности личности молодого человека в конкретной ситуации (при потере работы) позволяет рассмотреть совокупность важных компонентов базовой триады в социальной психологии: личность молодого человека, конкретная социальная ситуация и адаптивность человека в заданных условиях.

■3. Выделенная структура позволила разработать шкалы для диагностических методик исследования жизнеспособности, факторов социально-экономической депривации, характеристики социальной поддержки. Социально-психологическими критериями и индикаторами жизнеспособного поведения человека в ситуации потери работы являются позитивное социальное самочувствие; вовлеченность; позитивные межличностные отношения, субъективная удовлетворенность социальной поддержкой; конструктивные стратегии защитно-совладающего поведения; субъективная

удовлетворенность качеством жизнью; наличие смысла и жизненных перспектив; позитивная самооценка; возможность самореализации.

£ Специфика жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы определяется условиями ее детерминации на социетальном, микросоциальном и личностном уровнях.

#1. На социетальном уровне жизнеспособность в ситуации потери работы детерминирована социальными репрезентациями о трудовом поведении человека, закрепившимися в коллективной памяти и трансформировавшимися в процессе исторического развития общества. В социальных представлениях жизнеспособность представлена восьмью факторами: конструктивная адаптация, ответственность перед другими, позитивные отношения с окружающими, самоэффективность, эмоциональная стабильность, активность, организованность и целеустремленность. Все они отражают в ментальной картине молодых людей представления о жизнеспособном поведении в ситуации потери работы. Социокультурная функция межпоколенной трансляции заключается в фиксировании в социальных репрезентациях и передачи в межпоколенном взаимодействии основных форм и эталонов социального поведения. Сделан вывод о том, что механизмы идентификации и трансгенарционной трансляции позволяют формировать формы жизнеспособного поведения в условиях трудных жизненных ситуаций, в том числе и при потере работы.

£2. На микросоциальном уровне на становление жизнеспособности оказывает влияние семья, референтные группы и социальные сети. Социальная поддержка, ее стратегии оказывают влияние на жизнеспособность личности в ситуации потери работы. Было также выделено 5 факторов, способствующих субъективной удовлетворенности безработного: социальная поддержка (12% объясняемой дисперсии), жизнеспособность как интегральная характеристика личности (18%); отсутствие ощущения депривированности и отчуждения, компенсация отсутствия работы за счет активного включения в другие сферы жизни (семьи, творчества, хобби, благотворительности и др.) (16%); возможность иждивенчества, чьего-то покровительства и опеки (8%) и, наконец, переключение внимания в сферу социальных контактов, общения, а также отсутствие собственных амбиций на карьерное продвижение (6%).

4,3. Личностными предикторами, опосредующими жизнеспособность в ситуации потери работы и позитивную адаптацию, выступают: позитивные базовые убеждения, оптимистический атрибутивный стиль, осмысленность жизни, значимость ценностей социальных контактов, самостимулирования и достижений, установка на позитивное отношение к прошлому и настоящему, активные стратегии адаптации, низкий уровень выраженности неконструктивных эго-защитных механизмов. Личностными барьерами жизнеспособности могут служить нарушения в процессах адаптации, индивидуализации, идентификации и интеграции или наличие внутренних психологических противоречий между этими процессами.

¿Г. Установлено четыре типа жизнеспособности в ситуации потери работы: жизнеспособность за счет высокой организованности, структурированности и самодетерминации; жизнеспособность за счет смелости, рискованности, независимости, конкурентоспособности и стрессоустойчивости; жизнеспособность за счет глубокой выраженной рефлексивной функции и позитивного стиля атрибуции; жизнеспособность за счет социальной компетентности и высокой адаптивности к новым ситуациям; низкий уровень жизнеспособности, социальная незрелость с перекладыванием ответственности на других, иждивенческой социальной позицией.

Уровень жизнеспособности личности в ситуации определяется комплексом его индивидуально-личностных особенностей, которые можно рассматривать с точки зрения прогнозирования жизнеспособного поведения в ситуации потери работы. В исследовании эмпирически подтверждаются гипотезы о детерминации проявления жизнеспособности на уровне психических процессов, психологических свойств и состояний, а также - о взаимозависимости жизнеспособности и социальных отношений, социального познания и социального поведения.

Механизмы становления жизнеспособности личности можно систематизировать в соответствии со структурными компонентами жизнеспособности, а также в соответствии с четырьмя категориями источников жизнеспособности: «Я принадлежу...» (механизмы идентификации), «У меня есть...» (механизмы адаптации), «Я - есть...» (механизмы индивидуализации) и «Я могу...» (механизмы интеграции). Все выделенные механизмы перекликаются между собой, имеют массу взаимосвязей, и деструктивные процессы, затрагивающие одни из механизмов, способны блокировать и нарушать качественные характеристики других механизмов. При нарушении процесса идентификации наблюдается нарушения снижение мотивации и активности, появляются внутренние ценностные конфликты, наблюдается проблемы в социально-ролевом поведении. Барьерами адаптации являются негативные коммуникативные установки, эгоизм, обидчивость. Блокировкой в действии механизма индивидуализации могут стать установка на конформность, негативное отношение к себе, эмоциональная неустойчивость, низкий уровень саморегуляции, низкая осмысленность жизни и утилитарная система ценностей, пессимистический атрибутивный стиль, неконструктивные защиты (регрессия, реактивные образования), низкий уровень рефлексии. Барьерами интеграции могут стать низкий уровень жизненной включенности, низкий уровень готовности к самореализации, пассивные жизненные стратегии.

Закономерности развития жизнеспособности, выявленные в процессе эмпирического исследования, подтверждают иерархичность структуры жизнеспособности, определяют ее как системное качество и дают направления для разработки практических технологий оптимизации этого процесса.

ф. Актуализирована необходимость целенаправленной социально-психологической работы по оптимизации процессов развития жизнеспособности и социальной адаптации молодых людей в ситуации потери работы. Отмечено, что важно обратить внимание на потенциал внутренних ресурсов, не используемых должным образом молодым человеком, изыскать и привлечь внешние ресурсы, которыми обладает общество, и которыми молодежь сегодня просто не имеет возможности воспользоваться. Процесс эффективной интеграции молодого человека в общество детерминирован созданием условий равновесия между внутренними ресурсами интегрируемого индивида, с одной стороны, и внешними ресурсами и особенностями ситуации, в которой живет молодой человек, с другой.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ А) Издания, рекомендованные ВАК РФ:

1. Нестерова A.A. Инновационные технологии обучения безработной молодежи // Человеческий капитал. - 2010. - №6 (18). - С.254-257. (0,2 пл.)

2. Нестерова A.A. Жизнеспособность и ресурсы совладания молодежи в ситуации безработицы // Человеческий капитал. - 2010. - №6 (18). - С.78-80. (0,26 пл.)

3. Нестерова A.A. Проблема безработицы в России: социальный вызов психологическому благополучию населения // Человеческий капитал. - 2010. - №9 (21) - С.137-139. (0,34 п.л.)

4. Нестерова A.A. Защитные механизмы в структуре жизнеспособности личности безработного // Человеческий капитал - 2010. - №10 (22) - С.157-159. (0,38 пл.)

5. Нестерова A.A. Факторы жизнеспособности личности // Вестник Университета. - 2010. -№25. -С.99-102. (0,54 п.л.)

6. Нестерова A.A. Влияние базовых убеждений личности на адаптацию и жизнеспособность в ситуации потери работы // Ученые записки Российского государственного социального университета.- 2010. - №11 (87). - С.150-154.(0,38 п.л.)

7. Нестерова A.A. Взаимосвязь жизнеспособности и успешности адаптации молодежи в ситуации потери работы //Человеческий капитал. -2010. - №10 (22) - С. 163-165. (0,27 п.л.)

8. Нестерова A.A. Истоки изучения жизнеспособности личности в российской психологии II Вестник Университета. - 2011. - №8. - С.77-80. (0,54 п.л.)

9. Нестерова A.A. Мотивация к работе в структуре жизнеспособности личности безработной молодежи // Вестник Тверского государственного университета. Серия «Педагогика и психология». - 2011. - Выпуск 3 (№16). - С.64-75. (0,54 п.л.)

10. Нестерова A.A. Методологические трудности в исследовании жизнеспособности личности // Человеческий капитал. - 2011. - № 3 (27). - С. 46-49. (0,49 п.л.)

11. Нестерова A.A. Интегративно-эклектический подход в построении концептуальной модели жизнеспособности в социальной психологии // Человеческий капитал. - 2011. - № 3 (27).-С. 11-14.(0,47 пл.)

12. Нестерова А. А. Ресурсные технологии оптимизации процесса адаптации и развития жизнеспособности безработной молодежи // European Social Science Journal. - 2011. - № 7. - С. 342-349. (0,68 пл.)

13. Нестерова A.A. Макросоциальный уровень детерминации жизнеспособности личности в ситуации потери работы // Вестник Университета. -2011. -№16. -С.110-117 (0,59п.л.)

14. Нестерова A.A. Основные источники жизнеспособности индивида: зарубежные и отечественные концепции// Социальная политика и социология. - 2011. - №7. - С. 210-220 (0,67 п.л.)

15. Нестерова A.A. Мотивация и ценности в структуре жизнеспособности личности безработного / Нестерова A.A., Денежко Т.Н. // Социальная политика и социология. - 2011. №7. - С. 299-302. (0,37 пл./0,25 пл.)

Б) Монографии:

16. Нестерова A.A. Вовлечение молодежи в жизнь общества. Презентация гипотезы российского научного исследования: коллективная монография / Под ред. С.С. Гиля - М.: РГСУ, 2007. Т.1. - 429 с. (54 п.л. / 2,20 пл.)

17. Нестерова A.A. Социально-психологические технолопш в решении актуальных проблем современности: коллективная монография / Под ред. Е.А. Петровой. - М.: РИД «АПМ», 2009. -113 с. (6,5 пл./1,9 пл.)

18. Нестерова A.A. Психосоциальные проблемы трудоустройства молодежи в России: особенности и пути решения: коллективная монография / Под редакцией Г.И. Ефремовой, М.А. Ковалевой. - М.: Изд-во РГСУ, 2009. - 176 с. (10,2 п.л./1 п.л.)

19. Нестерова A.A. Психосоциальная модель оптимизации жизнеспособности и совпадающего поведения молодежи в условиях безработицы: монография / Нестерова A.A., Ефремова Г.И. - М.: РГСУ, 2011. - 261 с. (15,75 п.л./10,71 пл.)

20. Нестерова A.A. Социально-психологический подход к изучению жизнеспособности личности, находящейся в трудной жизненной ситуации. - Монография. - М.: РГСУ, 2011 г. -243 с. (14,75 п.л.)

В) Научные публикации в других изданиях:

21. Нестерова A.A. Проблема социальной вовлеченности молодежи в жизнь общества // Материалы IV Всероссийского съезда психологического образования России. - М.: ФПОР, 2008.-С.488-489 (0,25 п.л.)

22. Нестерова A.A. Повышение социального самочувствия как путь первичной профилактики алкоголизма у молодежи // Трезвость и будущее России. Материалы XVII Международных Рождественских чтений / Под ред. В.И. Жукова - М.: РГСУ, 2009. - С.5-9. (0,31 пл.)

23. Нестерова A.A. Курс «Кризисная психология» как условие формирования профессиональной позиции специалиста, оказывающего помощь в трудных жизненных ситуащих / Нестерова A.A., Суслова Т.Ф. // Актуальные проблемы преподавания дисциплин социально-психологического профиля: сборник учебно-методических статей. - М.: РИЦ «АИМ», 2009. - С. 84-90. (0,4 п.л./0,2 пл.)

24. Нестерова A.A. Субъективное восприятие молодежью трудной жизненной ситуации, связанной с потерей работы // Человек в трудной жизненной ситуации: выпуск 3 (сборник научньк статей к III Всероссийской конференции). - М.- Курск: Изд-во КИСО, 2009. - С. 27-31. (0,2 пл.)

25. Нестерова A.A., Пугаева H.A. Специфика жизненных ориентации представителей молодежных субкультур (на примере субкультуры готов) // На пути к профессиональной самореализации студентов вуза: сборник научных трудов - Вып.2,- М.: РИЦ «АИМ», 2009. -С.34-37 (0,25 и.л./0,2 пл.)

26. Нестерова A.A. О формировании успешной профессиональной самореализации будущих социальных психологов в период вузовского обучения // Преподавание дисциплин социально-психологического профиля в современном вузе: проблемы и пути решения. // Материалы I круглого стола «Социальная психология как учебная дисциплина» / Под ред. Е.А. Петровой. -М„ 2009.- С.22-24 (0,19 пл.)

27. Нестерова A.A. Условия и факторы позитивной социальной адаптации молодежи в ситуации безработицы // Психология социальности: сборник научных трудов - Т.З / Под ред. Е.А. Петровой. - М.: РИЦ «АИМ», 2009. - С.55-57 (0,21 пл.)

28. Нестерова A.A. К вопросу о сущности экстремизма и экстремистского поведения в молодежной среде // Психология социальности: сборник научных трудов - Т.З / Под ред. Е.А. Петровой. - М.: РИЦ «АИМ», 2009.- С.57-59 (0,2 пл.)

29. Нестерова A.A. Психологические технологии в социальной работе с семьями в ситуации бедности // Современные технологии работы с населением, нуждающимся в социальной поддержке. III Евроазиатский форум социального обеспечения. 22-23 октября 2009 года / Нестерова A.A., Петрова Е.А., Суслова Т.Ф.. - М.: Изд-во РГСУ, 2010. - С.ЗОО - 303. (0,38 пл. /0,25 пл.)

30. Нестерова A.A. Психологическое обеспечение жизнеспособности семьи при различных моделях проявления семейного алкоголизма // Социальная ортобиотика против алкогольной угрозы / Под ред. В.И. Жукова, Е.А. Петровой. - М.: РГСУ, 2010. - С. 48-51. (0,25 пл.)

31. Нестерова A.A. Жизнеспособность и ресурсы семьи как основное условие семейного ортобиоза в преодолении трудной жизненной ситуации // Социальная ортобиотика семьи. - М., 2010.-С. 7-20. (0,81 пл.)

32. Нестерова A.A. Ресурсы обеспечения жизнеспособности и информационно-психологической безопасности студентов в процессе обучения в вузе // Вопросы преподавания дисциплин социально-психологического профиля: сборник учебно-метод. материалов / Под ред. Е.А. Петровой. - М.: РИУ АИМ, 2010. - С. 13-16. (0,23 пл.)

33. Нестерова A.A. Осмысленность жизни и смысложизненные ориентации молодежи // Нестерова A.A., Овчинникова Е.В. // На пути к профессиональной самореализации студентов социального вуза: сборник научных трудов- вып.З. - М., 2010. - С.54-56. (0,4 п.л./0,2 пл.)

34. Нестерова A.A. Совпадающее поведение супругов в трудных жизненных ситуащих / Нестерова A.A., Томчик К.А. // На пути к профессиональной самореализации студентов социального вуза: сборник научных трудов. - вып.З. - М,, 2010. - С.57-61. (0,48 п.л./0,3 пл.)

35. Нестерова A.A. Взаимосвязь социального интеллекта и структурных компонентов социальной вовлеченности современной молодежи / Нестерова A.A., Шелест В.И. // На пути к профессиональной самореализации студентов социального вуза: сборник научных трудов. -вып.З. - М., 2010. - С.61-65. (0,5 пл. /0,25 пл.)

36. Нестерова A.A. Жизнеспособность и ресурсный потенциал личности: феноменологический подход //Психология индивидуальности: материалы III Всероссийской научной конференции. 4.2. - М.: Изд. дом Гос. унт-та - Высшей школы экономики, 2010.- С.79-80.(0,1 пл.)

37. Нестерова A.A. Особенности психокоррекционной работы с безработными по формированию жизнеспособного поведегам // Молодежь XXI века: проблемы и перспективы. 4.2. - М.: Ваш полиграфический партнер, 2010. - С.71-83. (0,75 п.л.)

38. Нестерова A.A. Внутренние и внешние ресурсы жизнеспособности личности // Молодежь XXI века: проблемы и перспективы. 4.2. - М.: Ваш полиграфический партнер, 2010. - С.83-99. (1п.л.)

39. Нестерова A.A. Влияние личностных ресурсов на процесс адаптации в ситуации потери работы // Наука и современность - 2010: сборник материалов VI международной научно-практической конференции в 2-х частях. Часть 1. / Под обще ред. С.С. Чернова. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010. - С.397-401. (0,25 п.л.)

40. Нестерова A.A. Разработка программы психокоррекционных мероприятий по формированию жизнеспособности молодежи в рамках обучения в вузе // Социальная ортобиотика: на пути формирования инновационного знания / Под ред. JI.B. Федякиной, Е.А. Петровой. - М.: РИЦ АИМ. - 2010. - С.32-39. (0,43 пл.)

41. Нестерова A.A. Салютогенетический подход к пониманию жизнеспособности человека: от патологии к здоровью и ресурсам // Социальная ортобиотика: на пути формирования инновационного знания - коллективная монография / Под ред. Л.В. Федякиной, Е.А. Петровой. - М. : РИЦ АИМ. - 2010. - С.69-78. (0,67 п.л.)

42. Нестерова A.A. Теоретические основы изучения жизнеспособности личности в трудных жизненных ситуациях // Психология человека в трудной жизненной ситуации: Вып.4 (сборник научных статей) / Под ред. Е.А. Петровой. - М.: РИД АИМ, 2010. - С.35-46. (0,61 п.л.)

43. Нестерова A.A. Особенности жизнеспособности и социальной адаптации человека при потере работы // Психология человека в трудной жизненной ситуации: Вып.4 (сборник научных статей)/Под ред. Е.А. Петровой. -М.: РИЦ АИМ, 2010. - С.98-106. (0,53 пл.)

44. Нестерова A.A. Разработка методических рекомендаций по организации и проведению занятий, развивающих жизнеспособность студентов и молодых специалистов // Труды кафедры социальной психологии РГСУ: Вып.1 / Под ред. Е.А. Петровой. - М.: РИЦ АИМ, 2010. - С.99-103. (0,26 п.л.)

45. Нестерова A.A. Копинг-поведение в структуре жизнеспособности личности женщин, страдающих раком молочной железы / Нестерова A.A., Огольцова Т.А. // Труды кафедры социальной психологии РГСУ: Вып.1 / Под ред. Е.А. Петровой. - М.: РИЦ АИМ, 2010. - С.240-245. (0,41 п.л. / 0,2 п.л.)

46. Нестерова A.A. Жизнеспособность и социальная адаптация военнослужащих, уволенных из Вооруженных сил Российской Федерации / Нестерова A.A., Черная A.B. // Труды кафедры социальной психологии РГСУ: Вып.1 / Под ред. Е.А. Петровой. - М.: РИЦ АИМ, 2010. - С.245-253. (0,53 пл. / 0,3 ил.)

47. Нестерова A.A. Соотношение конструкта жизнеспособности личности с жизнестойкостью и самоэффективностыо в современной психологии // Социальная психология в условиях инновационного обновления России. - М.: РИЦ АИМ, 2011. - С.54-62. (0,5 пл.)

48. Нестерова A.A. Условия формирования жизнеспособности и развития личностных ресурсов детей-сирот // Эффективные технологии преодоления социального сиротства: Материалы ежегодной научно-практической конференции / Под редакцией Г.И. Ефремовой, A.A. Серегиной. - М.: Изд-во РГСУ, 2010. - С.69-75. (0,26 пл.)

49. Нестерова A.A. Жизнеспособность личности как фактор позитивной адаптации человека в ситуации потери работы // Психология. Социология. Педагогика - 2011. - №3(4). - С.47-51. (0,47 пл.)

50. Нестерова A.A. Основные методологические проблемы изучения феномена жизнеспособности в современной психологин // От теории к практике преподавания и

консультирования- сб. научных и научно-метод. статей /Под ред. Е.А. Петровой.- М.: РИЦ АИМ. - 2011,- С.19-25. (0,38 п.л.)

51. Нестерова A.A. Психология трудной жизненной ситуации и ее развитие на кафедре социальной психологии РГСУ // Социальная психология в РГСУ: итоги и перспективы / Плод ред д. псх.н., проф. Е.А. Петровой-М.: РИЦ АИМ, 2011. - С. 84-116. (1,53 п.л.)

52. Нестерова A.A. Совпадающее поведение супругов в ситуации кризиса рождения первого ребенка / Нестерова A.A., Томчик К.А. // На пути к профессиональной самореализации студентов вуза: сборник научных трудов - Вып.5 /Под ред. д. психол. п., проф. Е. А. Петровой -М„ РИЦ АИМ, 2011. - С. 11-12. (0,2 п.л./ОЛ пл.)

53. Нестерова A.A. Тренинг целеполагания как фактор развития жизнеспособности безработных (на примере педагогов дошкольного образования) / Нестерова A.A., Дубовнцкая Н.В. // На пути к профессиональной самореализации студентов вуза: сборник научных трудов - Выи.5 /Под ред. д. психол. н., проф. Е. А. Петровой - M., РИЦ АИМ, 2011.-С.12-15. (0,30 п.л./0,15 п.л.)

54. Нестерова A.A. Особенности мотивационно - ценностной сферы безработных и ее влияние на эффективное поведение на рынке труда / Нестерова A.A., Ярошснко Ю.И. // На пути к профессиональной самореализации студентов вуза: сборник научных трудов - Вып.5 /Под ред. д. психол. н„ проф. Е. А. Петровой - М., РИЦ АИМ, 2011. С.15-19. (0,31 пл. / 0,2 п.л.)

55. Нестерова, А. А. Жизнеспособность и жизнестойкость личности как фактор психологической адаптации ВИЧ-инфицированных / Нестерова А. А. // Уровень жизни населения регионов России. - 2011. - N 1. - С. 20-24. (0,46 пл.)

56. Нестерова A.A. Влияние социальной поддержки на жизнеспособность и совладшше безработных / Нестерова A.A., Кононенко С.С. // На пути к профессиональной самореализации студентов вуза: сборник научных трудов - Вып.5 /Под ред. д. психол. н., проф. Е. А. Петровой -м", РИЦ АИМ, 2011. - С. 19-24. (0,38 п.л. /0,25 пл.)

В) Учебно-методические издания:

57. Нестерова A.A. Социально-психологические технологии работы с бедттепшиии семьями: Методическое пособие / Нестерова A.A., Серегина A.A., Суслова Т.Ф. - М.: РГСУ, 2007. - 109 с. (6,75 п.л. / 2 п.л.)

58. Нестерова A.A. Совремешпле подходы в семейной психотерапии и консультировании: Учебное пособие / Нестерова A.A., Петрова Е.А., Суслова Т.Ф. - М.: РИЦ «АИМ», 2007. - 59 с. (3,75 пл./1,75 пл.)

59. Нестерова A.A. Технологии работы психолога с семьей, находящейся в социально опасном положении: Учебное пособие / Нестерова A.A., Петрова Е.А., Суслова Т.Ф. - М.: РИЦ «АИМ», 2007. - 65 с. (4 пл./ 2,12 п.л.)

60. Нестерова A.A. Инновационные технологии социальной работы с различными категориями семей: Учебное пособие / Авторский коллектив. - M.: РГСУ, 2009. - 180 с.( 11,25 п.л./2,5 п.л.)

61. Нестерова A.A. Профессиональная помощь детям, подвергающимся жестокому обращению в семье. Учебное пособие. - M.: РГСУ, 2010. - 176 с. (6 п.л.)

62. Нестерова A.A. Пособие по способам реализации потенциала особого ребенка и интеграции его в обществе: Справочник для родителей / Ефремова Г.И., Федякина ОЛ.В., Нестерова A.A., Колотилова И.В. - М.: Изд-во РГСУ, 2010. - 122 с. (10 п.л. / 8 пл.)

63. Нестерова A.A. Психокоррекционная работа с молодыми специалистами на этапе поиска работы: учебно-методическое пособие. — M: ООО «еТест», 2010. - 200 с. (12,5 пл.)

64. Нестерова A.A. Развитие жизнеспособности и ресурсного потенциала молодежи в ситуации потери работы: учебно-методическое пособие. - M.: Изд-во РГСУ, 2011,- 216 с. (13 п.л.)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Нестерова Альбина Александровна

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ МОЛОДЕЖИ В СИТУАЦИИ ПОТЕРИ РАБОТЫ

Специальность: 19.00.05 - социальная психология

Изготовление оригинал-макета: Нестерова Альбина Александровна

Формат 60x84 1/16 Бумага офсетная. Печать офсетная. Тираж 100 экз. Заказ № 265 Усл. печ. л. 2,5

Отпечатано в типографии Российского государственного социального университета 107150, ул. Лосиноостровская, 24.

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Нестерова, Альбина Александровна, 2011 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ.

1.1. Истоки изучения жизнеспособности в отечественной психологии.

1.2. Жизнеспособность как категория изучения в зарубежной психологии.

1.3. Проблема соотношения жизнеспособности личности с другими интегральными качествами личности.

ВЫВОДЫ ПО ПЕРВОЙ ГЛАВЕ.

ГЛАВА 2. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ ЛИЧНОСТИ.

2.1. Обоснование построения дескриптивной модели жизнеспособности личности в рамках социальной психологии.

2.2. Жизнеспособность личности как условие позитивной адаптации в трудной жизненной ситуации: социально-психологические критерии и показатели.

2.3. Социально-психологическая детерминация жизнеспособности личности в ситуации потери работы.

ВЫВОДЫ ПО ВТОРОЙ ГЛАВЕ.

ГЛАВА 3. НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ДИАГНОСТИКИ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ ЛИЧНОСТИ.

3.1. Методологические особенности исследования жизнеспособности личности.

3.2. Разработка и валидизация методики «Жизнеспособность личности».

3.3. Факторы социально-экономической депривации в результате потери работы и их диагностика.

3.4. Разработка методик исследования социальной поддержки в трудной жизненной ситуации.

ВЫВОДЫ ПО ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ.

ГЛАВА 4. ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕХАНИЗМОВ И СОЦИАЛЬНЫХ ДЕТЕРМИНАНТ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ МОЛОДЕЖИ В СИТУАЦИИ ПОТЕРИ РАБОТЫ.

4.1. Социально-психологические механизмы формирования жизнеспособности личности в ситуации потери работы.

4.2. Социетальный уровень детерминации и идентификационные механизмы жизнеспособности личности в ситуации потери работы.

4.3. Влияние близкого социального окружения и семьи на становление жизнеспособности молодых людей: трансгенерационная трансляция и механизмы социальной поддержки.

ВЫВОДЫ ПО ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЕ.

ГЛАВА 5. ЛИЧНОСТНАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ И ИНТРАСУБЪЕКТИВНЫЕ РЕСУРСЫ МОЛОДОГО ЧЕЛОВЕКА В СИТУАЦИИ ПОТЕРИ РАБОТЫ.

5.1. Поведение современной молодежи в ситуации потери работы: модель личностной детерминации жизнеспособности.

5.2. Индивиду ально-личностные предикторы жизнеспособности личности безработной и работающей молодежи.

5.3. Регрессионный анализ предикторов жизнеспособности личности: механизмы и барьеры позитивной адаптации в ситуации потери работы.

5.4. Типы и уровни жизнеспособности личности в ситуации потери работы.

ВЫВОДЫ ПО ПЯТОЙ ГЛАВЕ.

ГЛАВА 6. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ И ОПТИМИЗАЦИИ ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ МОЛОДЕЖИ В СИТУАЦИИ ПОТЕРИ РАБОТЫ.

6.1. Ресурсно-потенциальный подход к социально-психологическим условиям развития жизнеспособности личности в ситуации потери работы.

6.2. Динамическая модель развития и активации ресурсного потенциала и жизнеспособности молодежи.

6.3. Апробация психокоррекционной программы в рамках формирующего эксперимента и методические рекомендации по формированию жизнеспособной личности в ситуации потери работы.

ВЫВОДЫ ПО ШЕСТОЙ ГЛАВЕ.

Введение диссертации по психологии, на тему "Социально-психологическая концепция жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы"

Актуальность темы исследования. В условиях экономических, политических, социокультурных преобразований наиболее востребованной является способность общества к обеспечению социального благополучия, развития и стабильности. Между тем, социальные и экономические перемены зачастую приводят к неустойчивости общества - возрастает конкуренция, социальная нестабильность, увеличивается безработица. Все эти негативные факторы порождают неадаптивные формы социализации молодых людей, детерминируют снижение жизнеспособности и нарушение адаптации целых поколений к сложным экономическим и политическим условиям.

Обществу, социальным системам необходимо создавать специальные механизмы преодоления барьеров и преград на пути эффективного становления молодого человека, которые независимо от нашего субъективного желания продуцируются самой системой общественно-политических отношений. Тем более, именно молодежь обладает потенциалом будущего, который она накапливает и развивает в пору своего интенсивного развития, и который, в дальнейшем, становится мощным ресурсом для развития любого государства.

Социальная психология, как наука, имеет мощный ресурс в раскрытии закономерностей и механизмов жизнеспособности личности, оказавшейся в трудной жизненной ситуации. Актуальность формирования новой концепции жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы на сегодняшний день приобретает важное научное, управленческое и социально-политическое значение. От своевременности и успешности решения задачи развития жизнеспособных поколений, интеграции молодежи в жизнь общества в качестве равноправного субъекта всех видов социальных отношений, зависит ее готовность к преодолению тех объективных вызовов, которые предстоит пережить России в эпоху глобализации.

На теоретико-методологическом уровне актуальность исследования определяется отсутствием в социальной психологии утвердившихся подходов и концепций к определению понятия «жизнеспособность личности», его 4 феноменологической сущности при отмечаемой многими авторами насущной необходимости воспитания и развития жизнеспособных личностей и поколений (П.И. Бабочкин, И.М. Ильинский, Ю.В. Науменко). Жизнеспособность личности - понятие сложное и многогранное. Современная наука не определилась однозначно в отношении этого термина. Операционализация этого понятия в новых условиях происходит на фоне тех научных открытий и дискуссий, которые более всего характеризуют развитие социальных наук. Остаются малоизученными личностные особенности, связанные с жизнеспособностью в трудных жизненных ситуациях. Недостаточно исследований, посвященных средовым и микросоциальным факторам ее формирования, ведутся широкие научные дискуссии по поводу определения жизнеспособности как достаточно устойчивой личностной диспозиции.

Для экономического равновесия, сложившегося в условиях переходного периода, существует определённый уровень безработицы, которая является результатом социальных и демографических изменений, барьеров мобильности и других следствий нестабильности рынка. Оказать влияние на уровень безработицы в коротком временном интервале невозможно, но вполне реально за счет социальных и психологических мер повысить уровень конкурентоспособности и жизнеспособности населения в сложившихся условиях, помогая тем самым человеку реализовывать и развивать свой ресурсный потенциал, а государству разрешать важную задачу регуляторной политики.

В настоящее время для социальной психологии, как науки, в соответствии с практическим запросом общества, в большей степени актуальным является исследование факторов жизнеспособности, ресурсов и потенциала человека, а не его беспомощности и ограниченности. Теория салютогенеза, предложенная израильским ученым Аароном Антоновски еще в 70-е годы двадцатого века, предлагает в меньшей степени обращаться к факторам нарушений, проблем, нестабильности личности, а обратить внимание на ресурсные характеристики человека, на его потенциал и умение выживать даже в ситуации проблем и трудностей. Таким образом, современная социальная психология должна в 5 большей мере ориентироваться на парадигму психологического здоровья личности, социального благополучия и целостности. Именно в парадигме социального благополучия и психологического здоровья необходимо рассмотреть феномен жизнеспособности, как интегрального качества, характеризующего ресурсный потенциал человека и выражающий степень социальной адаптивности человека в трудных жизненных ситуациях. Такой подход способствует выявлению факторов жизнеспособности личности молодого человека, который, попадая в ситуацию потери работы, находит ресурсы преодоления этой ситуации, возможности для активного жизненного позиционирования и конструктивного самовыражения.

На уровне социальной практики актуальность исследования связана с необходимостью выявления детерминант, условий и механизмов формирования и развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, что позволит разработать технологии социально-психологического сопровождения молодых людей в трудной жизненной ситуации. Технологии формирования жизнеспособности личности становятся актуальными в контексте развития ресурсов и возможностей преодоления трудных жизненных ситуаций, принятии ответственных решений, поиска путей продуктивной жизни, реализации молодым человеком своих потребностей и целей, в том числе и в условиях социально-экономической депривации, связанной с потерей работы. Актуальной задачей является разработка критериев позитивной адаптации в ситуации потери работы, методов диагностики жизнеспособности личности, а также инструментов диагностики предикторов ее формирования и развития.

Таким образом, данное исследование инициировано необходимостью разрешить существующее противоречие между активным употреблением термина жизнеспособность» в междисциплинарном пространстве социальных наук, как показателе устойчивости и эффективности личности в определенной ситуации, и недостаточно изученными проявлениями этого феномена в реальном поведении человека, в конкретных социальных ситуациях. Одним из наиболее перспективных подходов, в данном отношении, представляется социально6 психологический подход, где жизнеспособность будет рассмотрена на макро-, микро- и личностном уровнях. Этот подход предполагает изучение личности, развивающейся и функционирующей в определенную историческую эпоху, в совершенно конкретном социальном контексте, окруженной определенной социальной средой. Предметом исследования в социально-психологическом подходе является личность молодого человека как представителя большой социальной общности в конкретный социально-исторический период, в определенных социальных условиях и ситуациях (ситуации потери работы).

Состояние научной разработанности проблемы.

Термин «жизнеспособность личности» используется в междисциплинарном пространстве разных наук (социологии, антропологии, психологии, педагогики, политологии). До сих пор нет единства в его понимании, диапазон расхождений во мнениях о феноменологической сущности этого понятия достаточно широк.

Жизнеспособность рассматривается и как устойчивое качество личности, и как процесс, пролонгированный во времени, и как результат других процессов, определяющих позитивную адаптацию человека к условиям окружающей среды.

В отечественной психологии жизнеспособность рассматривается как ресурс (Б.Г.

Ананьев), общесистемное психическое свойство (Э.В. Галажинский, Е.А.

Рыльская), интегральная характеристика личности (А.И. Лактионова, Ю.В.

Науменко), жизненный принцип (М.П. Гурьянова), как характеристика, отражающая качество некоторых функций, отвечающих за успешное адаптивное поведение (В.Д. Шадриков), активность субъекта, действующая в условиях объективной социальной детерминации, в заданных обстоятельствах (К.А.

Абульханова-Славская). Но в целом, в отечественной науке работ, изучающих жизнеспособность, недостаточно, и приходится опираться на исследования сходных по смыслу и содержанию конструктов: жизнестойкость (С.А. Богомаз,

C.B. Книжникова, Д.А. Леонтьев, М.В. Логинова, Е.И. Рассказова), субъективная витальность (Л.А. Александрова, Д.А. Леонтьев), совладающее поведение в трудной жизненной ситуации (Л.И. Анцыферова, Е.П. Белинская, С.К. Нартова

Бочавер, H.A. Сирота, В.М. Ялтонский), жизненное самоосуществление личности 7

К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, JI.A. Анцыферова, А.Г. Асмолов, Б.С.

Братусь, J1.C. Выготский, Э.В. Галажинский, В.В. Знаков, В.Е. Клочко, И.О.

Логинова, А.Б. Орлов, C.JI. Рубинштейн, А.А. Ухтомский, В.Э. Чудновский), конкурентоспособность (JI.A. Емельянова, А.Л.Журавлев, Т.Г. Киселева, П.В.

Лебедчук, Л.М. Митина, С.А. Подосинников, Е.В. Токарева, Р.А. Фатхутдинов), стилевые особенности саморегуляции (В.И. Моросанова), стрессоустойчивость

К.А. Абульханова-Славская, В.А. Бодров, А.В. Брушлинский, Л.Г. Дикая, Б.В.

Зейгарник, О.А. Конопкин, В.И. Моросанова), устойчивость личности (Т.Г.

Бохан), надситуативная активность и личностная состоятельность (В. А.

Петровский). В зарубежной психологии традиция изучения жизнеспособности имеет более длительную историю, при этом количество противоречий в теоретическом и методологическом осмыслении этого явления также довольно много. В рамках позитивной психологии за рубежом помимо жизнеспособности изучаются релевантные конструкты, такие как чувство связности (the sense of coherence - A. Antonovsky, K. Haynes, P. Lustig, D.A. Rosenthal, D.R. Strauser), жизнестойкость (hardiness - S.C. Kobasa, S.R. Maddi, N. Ramanaiah, M. Tsuang), процветание («разрастание личности», thriving - J.R. Icovich, V.E. O'Leary, C.L.

Park), резильентность (resilience - E.L. Cowen, S.S. Luthar, A.S. Masten, M. Rutter,

E.E. Werner), жизненная эффективность (life effectiveness - D. Cicchetti, J.D. Coie,

A. Hogue, J. Knitzer, I.N. Sandler, R.P. Weissberg, H. Yoshikawa), выученная изобретательность (находчивость) (learned resourcefulness - N. Palmon, M.

Rosenbaum), самоэффективность (self-efficacy - A. Bandura, G. Hackett, R. W. Lent,

J. E. Maddux, M. A. Stanley), самодетерминация (self-determination - E.L. Deci,

R.M. Ryan), посттравматический рост (posttraumatic grouth - L. Calhoun, P.M.

Colby, R.A. Emmons, D. Hartman, H. Kaiser, R.G. Tedeschi, W. Steele, D. Zamiroff).

Существуют подходы к жизнеспособности как характеристике личности, как к результату адаптационного процесса, механизму взаимодействия человека и среды, социально важному качеству, характеризующему отдельную личность и целые социальные группы. Многие современные исследователи используют понятие «жизнеспособность» в рамках различных социальных отраслей науки в 8 качестве определения некоторой сущностной характеристики объекта изучения: жизнеспособность общества (A.C. Ахиезер), жизнеспособность поколения (И.М. Ильинский, Н.В. Смирнова), жизнеспособность большой социальной группы (П.И. Бабочкин), жизнеспособность социальных институтов (В.И. Жуков, С.И. Григорьев, З.П. Замараева, Е.В. Шатрова), жизнеспособность человека (Е.А. Байер, А.И. Лактионова, A.B. Махнач, Е.А. Рыльская).

Многообразие дефиниций, представленных в психологической литературе, объясняется разнообразием парадигмальной приверженности авторов различным научным традициям. Каждое определение жизнеспособности включает в себя выделение разных феноменологических признаков и структурных элементов, связывает с разными факторами детерминации этих подструктур, что осложняет понимание сущности этого явления, инструментария его изучения, механизмов и закономерностей развития. Для осмысления этого феномена с учетом позитивных достижений большого количества школ и направлений мы предлагаем опираться на интегративный подход в социальной психологии и персонологии, который дает возможность объединить продуктивные идеи и знания относительно изучаемого феномена, использовать наиболее адекватные инструменты и технологии в исследовании жизнеспособности, а также углубленно и всесторонне изучить предмет исследования в его экзистенциально-феноменальной и пространственно-временной континуальности.

Перед научным сообществом остро стоит задача по разработке методического инструментария исследования жизнеспособности, который на сегодняшний день практически отсутствует. Диагностические методики изучения жизнеспособности представлены в отечественной науке тестом

Жизнеспособность человека» Е.А. Рыльской (2009). Целая плеяда методик изучения жизнеспособности зарубежных авторов (Klohnen Е.С., 1996; Hurtes K.P. Allen L.R., 2001; Connor K.M, Davidson J.R., Lee L.C., 2003; Donnon &

Hammond, 2003; Friborg O, Hjemdal О, Rosenvinge JH, Martinussen M. A, 2003;

Cusinato& Corsi, 2005; Hjemdal O., Friborg O., Stiles T.C., Martinussen M.,

Rosenvinge J., 2006; Bartone P., 2007; Smith B.W., Dalen J., Wiggins K., Tooley E., 9

Christopher P., Bernard J., 2008; Mowbray D., 2010) не переведена на русский язык и не адаптирована к российской выборке и, к сожалению, большая ее часть не прошла процедуру валидизации в странах, где была разработана.

Также стоит отметить недостаточность концептуально обоснованных практических разработок по развитию жизнеспособности личности в ситуации потери работы. Жизнеспособность изучается в обобщенном контексте, без учета ее проявления в определенных условиях среды, что не позволяет зачастую выйти на какие-то конкретные практические рекомендации оптимизации этого процесса применительно к решению актуальных социально-психологических задач. Существующие программы, методы и технологии развития жизнеспособности, активно практикуемые на сегодняшний день педагогами, психологами, политологами, социологами и другими специалистами, не учитывают спецификации проявления жизнеспособности в определенной ситуации и нуждаются в серьезном научном обосновании и дифференцированной систематизации.

В исследовании ставится научная проблема изучения жизнеспособности с позиции социальной психологии с ее акцентом на осмысление любого феномена с точки зрения социального взаимодействия личности и среды, субъективного и объективного, интрапсихического и ситуационного. Эта проблема обусловлена рядом объективно существующих противоречий:

- необходимостью создания целостной концепции, раскрывающей условия и детерминанты жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы и являющейся основой для решения насущных проблем развития жизнеспособных поколений, и неразработанностью этой проблемы в социальной психологии;

- осознанием психологической наукой значимости изучения феноменов, характеризующих позитивные и ресурсные проявления личности, и недостаточной изученностью природы этих феноменов;

- востребованностью в социальных науках знаний о закономерностях и механизмах развития жизнеспособности личности и отсутствием исследований, раскрывающих существенные связи и принципы становления жизнеспособности;

- необходимостью разрешения инструментальной задачи исследования жизнеспособности личности в трудной жизненной ситуации и отсутствием необходимых психодиагностических методик; актуальной потребностью социальной практики в разработке дифференцированных технологий оптимизации жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы и отсутствием концептуальных оснований для создания условий этой оптимизации.

Несмотря на ряд противоречий, существующих в осмыслении жизнеспособности личности, ее неоднозначного толкования, а также наличие множества противоречий в разрешении некоторых методологических трудностей изучения этого феномена, для социальной психологии бесспорным является вопрос актуальности фундаментального разрешения этих проблем. Современное общество заинтересовано в существовании жизнеспособных людей и целых поколений, выражающих себя конструктивно в новых предъявляемых условиях. Исходя из этого, в рамках социальной психологии перед нами стоит задача создания практически ориентированных научных разработок, методических рекомендаций для развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, отвечающих современным потребностям общества, заинтересованного в практическом разрешении актуальных задач. Современные условия жизнедеятельности социума требуют более полного раскрытия самой методологии и технологического обеспечения развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

Цель данного исследования заключается в разработке и научном обосновании социально-психологической концепции жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

Объект исследования: жизнеспособность личности как социально-психологический феномен.

Предмет исследования: социально-психологические механизмы, закономерности, типы, условия и структурные элементы жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

Гипотеза исследования состоит в том, что развитие жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, на основе разработанной социально-психологической концепции, может обеспечить преодоление негативных последствий социального отчуждения молодого человека от активной жизни в современном обществе, актуализировать и задействовать его ресурсы и потенциалы для достижения персональных целей развития (личностных, профессиональных, социальных), вследствие чего обеспечить достижения стратегических интересов государства (оптимизация социального самочувствия, социальной адаптации и интеграции молодежи в жизнь общества, развитие социальной активности).

Частные гипотезы исследования заключаются в следующих предположениях:

1. Изучение жизнеспособности как социально-психологического феномена позволяет разработать интегративную концепцию жизнеспособности личности в ситуации потери работы, определяющую категорию жизнеспособности личности как способности осознавать и использовать свои внутренние и внешние ресурсы, содействующие эффективному сопротивлению трудностям и депривирующим факторам с помощью стратегий, которые детерминируют социальное благополучие, личностный рост и навыки конструктивного преодоления трудных жизненных ситуаций. Компоненты жизнеспособности могут быть описаны системой параметров, получаемых на основе социально-психологических эмпирических исследований.

2. Специфика жизнеспособности личности молодого человека в ситуации потери работы определяется рядом факторов социально-психологической детерминации на макроуровне (общественные установки, социальные институты), микроуровне (социальная поддержка, семья и референтные группы) и уровне личности, которые оказывают влияние на ее сформированность, а также степень адаптивности личности в ситуации потери работы.

3. На макроуровне социальные репрезентации о трудовом поведении человека, закрепившиеся в коллективной памяти и трансформировавшиеся в

12 процессе исторического развития общества и трансгенерационной трансляции, оказывают влияние на социальные установки молодежи по поводу значимости работы, стратегий эффективного поведения на рынке труда, статуса безработного в обществе.

4. На микроуровне качество социальной поддержки влияет на жизнеспособность человека в ситуации потери работы, а также на становление жизнеспособности как черты личности. Существуют тендерные и возрастные аспекты субъективного предпочтения стратегий социальной поддержки в ситуации преодоления трудной жизненной ситуации.

5. На личностном уровне жизнеспособность молодежи в ситуации потери работы определяется качественным своеобразием динамических, мотивационных, регуляторных, аффективных, когнитивных, продуктивных, установочно-целевых и рефлексивно-оценочных характеристик, которые детерминируют тип жизнеспособности личности и уровень ее развития. Жизнеспособность как диспозиционная черта личности влияет на эффективность поведения молодого человека на рынке труда, на степень его включенности в общественную жизнь и тип социальной адаптации.

6. Социально-психологическое сопровождение молодежи в ситуации потери работы с целью развития жизнеспособности и формирования оптимального типа адаптации, предполагает организацию условий для успешного личностного самоопределения и раскрытия ресурсного потенциала, выступающего в единстве четырех процессов: накопление ресурсов, развитие ресурсов, формирование ресурсов и активизация ресурсов.

Задачи исследования:

1. Провести анализ концептуальных и методологических подходов к изучению жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы и выделить основные структурные элементы этой интегральной характеристики.

2. Разработать и обосновать концептуальный, понятийный и методический аппарат феномена жизнеспособности личности молодого человека в рамках социально-психологического подхода, построить дескриптивную и

13 детерминационную модели жизнеспособности личности, раскрывающие ее структурные, функциональные и сущностные характеристики.

3. На основе выделенных структурных элементов жизнеспособности личности разработать и адаптировать комплекс диагностических методик, изучающих жизнеспособность личности в ситуации потери работы, а также ее предикторов.

4. Эмпирически доказать социально-психологические условия детерминации и развития жизнеспособности молодежи в ситуации безработицы, раскрыть механизмы детерминации на социетальном, микросоциальном и личностном уровне.

5. Выделить и описать основные типы жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, критерии социально-психологической дифференциации по признаку жизнеспособности и позитивной социальной адаптации в ситуации потери работы.

6. Рассмотреть жизнеспособность личности как процесс, определить уровни развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

7. Раскрыть механизмы и б локаторы развития жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

8. Выявить закономерности становления жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы.

9. Разработать и апробировать технологии социально-психологического сопровождения безработной молодежи с учетом уровня и типа жизнеспособности, стиля адаптации в ситуации потери работы, эмпирически проверить эффективность развития структурных компонентов жизнеспособности в процессе актуализации ресурсного потенциала молодежи.

Теоретико-методологическим основанием исследования выступают общеметодологические принципы, в том числе принцип детерминизма (A.B.

Петровский, Б.Я. Похомов, C.JI. Рубинштейн, М.Г. Ярошевский), который ляжет в основу описания механизмов детерминации становления жизнеспособности личности в определенных условиях, а также описания круга детерминационных

14 воздействий самой жизнеспособности, влияющей на эффективность поведения в заданных условиях среды; принцип развития (Л.И. Анцыферова, В.Г. Асеев, A.B. Брушлинский, JI.C. Выготский, А.Р. Лурия), раскрывающий проблемы стадиальности в формировании и становлении жизнеспособности, а также уровня развития жизнеспособности; принцип системности (В.А. Барабанщиков, Э.В. Галажинский, В.Е. Клочко, Б.Ф. Ломов, Е.А. Сергиенко, O.K. Тихомиров, Т.П. Щедровицкий), согласно которому жизнеспособность может быть исследована как система, анализируемая в терминах элементов и структуры, части и целого, развития, иерархии, измерений и уровней; принцип иерархии (Б.Г. Ананьев, B.C. Мерлин), сообразно которому, возможно выявить механизмы объединения системы жизнеспособности, состоящей из отдельных элементов в единое целое; принцип активности (П.К. Анохин, H.A. Бернштейн, П.Я. Гальперин, А.Н. Леонтьев, Д.Н. Узнадзе), связанный с изучением динамического компонента жизнеспособности; принцип субъектности (К.А. Абульханова-Славская, E.H. Волкова, А.В.Захарова, А.К. Осницкий, В.А. Петровский, В.И. Слободчиков, Д.И. Фельдштейн, Г.А. Цукерман), который позволит рассмотреть субъекта как интегрирующую, координирующую инстанцию в разрешении противоречия между способностями человека к адаптации в ситуации потери работы и требованиями, критериями, предъявляемыми обществом.

Теоретико-методологической базой исследования явились интегративный подход, объединяющий современные парадигмы социальной психологии (деятельностную, социально-когнитивно-бихевиоральную, экзистенциально-феноменологическую, социально-конструкционистскую и парадигму экологического реализма) и основные положения методологии отечественной социальной психологии (Г.М. Андреева, А.И. Донцов, В.Н. Дружинин, А.Л. Журавлев, А.Л. Свенцицкий, В.Е. Семенов, В.А. Янчук).

Теоретической основой работы выступают: субъектно-деятельностный подход (К.А. Абульханова-Славская, Л. И. Анцыферова, A.B. Брушлинский,

В.В. Знаков, С.Л. Рубинштейн, Е.А. Сергиенко, В.К. Шабельников и др.); функционально-генетический подход к исследованию способностей личности

В. Д. Шадрикова; ситуационно-личностный подход к исследованию психологических феноменов в социальной психологии (Л.Ф. Бурлачук, Н.В. Гришина, Ю.В. Коржова, Д. Магнуссон, Н.Г. Осухова, Е.А. Петрова и др.); положения ресурсно-потенциального подхода в психологии и социологии (С.Г. Григорьев, В.И. Жуков, З.П. Замараева, Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова и др.); концепции жизнеспособности человека, жизнеспособности молодежи, получившие своё развитие в работах П.И.Бабочкина, Э.В. Галажинского, М.В. Гурьяновой, И.М. Ильинского, А.И. Лактионовой, A.B. Махнач, Ю.В. Науменко, E.À. Рыльской, E.L. Cowen, Е. Grotberg, S.S. Luthar, A.S. Masten, M. Rutter, E.E. Werner и других; ведущие положения психологии саморегуляции человека (O.A. Конопкин, В.И. Моросанова, Д.А. Ошанин); системно-регулятивная концепция стрессоустойчивости (В.А. Бодров, Л.Г. Дикая, A.A. Обознов); теории социально-психологической (А.Г. Маклаков, H.H. Мельникова, С.Т. Посохова, A.A. Реан и др.) и позитивной (L.G. Calhoun, S. Joseph, J.A. Lyons, E.Salter, P. Stallard, R.G.Tedeschi) адаптации человека; подходы к совладающему поведению личности (Г.Г. Аванесян, Л.И. Анцыферова, Е.П. Белинская, К. Муздыбаев, С.К. Нартова-Бочавер, H.A. Сирота, В.М. Ялтонский); концепции жизнестойкости, устойчивости личности и сопротивляемости трудностям (Т.Г. Бохан, Д.А. Леонтьев, М.В. Логинова, М.А. Одинцова, S.C. Kobasa, S.R. Maddi); теории профессионального и карьерного развития молодежи, а также исследования кризиса безработицы и психологических характеристик безработного (М.А. Бендюков, С.С. Гиль, А.Н. Демин, Г.И. Ефремова, О.Б. Завалишина, С.А. Петунова, Н.В. Посохова, Н.С. Пряжников, P.A. Creed, M.Jahoda, М.А. Machin, J.J. Muller, P.Warr, R. Waters).

Экспериментальная база исследования. Эмпирическое исследование проводилось в период с 2006 по 2011 год в районных и городских Центрах занятости населения, подчиненных Департаменту труда и занятости города Москвы. В исследовании принимали участие безработные молодые люди из следующих регионов РФ: Московская область, Киров, Ульяновск, Тюмень, Пермь, Новгород, Тольятти.

Описание выборки. На разных этапах эмпирического исследования, апробации авторских методик были привлечены молодые люди, потерявшие работу в период от 1 месяца до 2 лет, состоящие на учете в государственной службе занятости (общий объем выборки безработных составил 739 человек), 316 работающих молодых людей, 270 студентов, 15 экспертов психологов и сотрудников государственной службы занятости. Общее количество респондентов: 1340 человек. Возрастной интервал выборки: 18-30 лет. Выборка была стратифицирована по полу и возрасту, а также по критерию трудового статуса.

Методы и методики исследования. Для решения поставленных задач и подтверждения гипотезы применялись методы теоретико-методологического анализа, организационные и эмпирические методы. В исследовании использовались номотетические методы и методы идеографического подхода (феноменологическое интервью, контент-анализ, метод экспертных оценок, фокус-группы и др.). Для изучения социальных репрезентаций применялись психосемантические методы: свободный ассоциативный эксперимент и семантический дифференциал, а также транссимволический метод.

Для диагностики социально-психологических и индивидуально-типических особенностей личности на разных этапа эмпирического исследования использовались стандартизованные опросники и тесты (35 методик): 1) авторские апробированные методики: методика «Жизнеспособность личности», методика «Интерперсональная поддержка» (адаптированная и модифицированная версия методики The Interpersonal Support Evaluation List—General Population (Cohen & ЙоЬегтап, 1983; Cohen, Mermelstein, Kamarck, & Hoberman, 1985)), методика «Стратегии социальной поддержки», методика «Факторы социально-экономической депривации».

2) стандартизированные опросники и тесты:

- для анализа защитно-совладающего стиля поведения использовались следующие методики: опросник структуры психологических защит М.Бонда адаптация Е.Туник); методика «Психологические защиты» (адаптация JI.P.

Гребенникова и Е.С. Романовой); методика диагностики когнитивно-поведенческих стратегий преодоления (И.Г. Сизова, С.И. Филиппченкова); «Опросник способов совладания» (Адаптация методики WCQ), разработанный Р. Лазарусом и С. Фолкманом, адаптированный Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк и М.С. Замышляевой); диагностика стратегий импунитивного поведения в конфликтных ситуациях (Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов); для исследования эффективности социальной адаптации и психологического благополучия личности в ситуации потери работы использовался следующий диагностический инструментарий: методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда; многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (МЛО-АМ) А.Г. Маклакова и C.B. Черемянина; «Тест жизнестойкости», представляющий собой адаптацию опросника «Hardiness Survey», разработанного американским психологом Сальваторе Мадди (адаптация Д.А. Леонтьева); Опросник «Удовлетворенность жизнью» (УДЖ) (H.H. Мельникова); опросник «Адаптивные стратегии поведения» (АСП) (H.H. Мельникова); опросник для изучения степени удовлетворенности своим функционированием в различных сферах (И. Колер); опросник удовлетворенности профессиональной самореализации Н.П. Фетискина. для исследования когнитивной и ценностно-мотивационной сферы личности использовались: шкала базовых убеждений (Р. Янов-Бульман); IBT Тест иррациональных убеждений (Джонс, адаптация М.А. Гулиной); тест ценностных ориентаций (Ш. Шварц); методика диагностики социально-психологических установок личности в мотивационно-потребностной сфере (О.Ф. Потемкина); тип личности (Дж. Холланд); шкала оценки протяженности субъективной картины будущего Alvos (адаптация Е.И. Головаха); опросник безнадежности Э. Бека; методика изучения временной перспективы Ф. Зимбардо (в адаптации А.Сырцовой); тест на оптимистический атрибутивный стиль (СТОУН) (Т.О. Гордеева).

- эмоционально-волевая сфера и система саморегуляции исследовалась с помощью: опросника «Стиль саморегуляции поведения-98» — ССП-98 (В.И.

Моросанова, Е.М. Коноз); методики «Диагностика уровня социальной фрустрированности» (Л.И. Вассерман); шкалы депрессии Э. Бека; методики определения актуального состояния (Л.В. Куликов); опросник «Проявления обиды» (ПОБ) (A.A. Нестерова, Н.Ф. Мозгачева);

- для исследования межличностного взаимодействия и социальной поддержки были применены: шкала социальной поддержки (многомерная шкала восприятия социальной поддержки - MSPSS (Д.Зимет; адаптация В.М.Ялтонский, Н.А.Сирота), опросник межличностной зависимости Гиршфильда, многомерная шкала перфекционизма (адаптация В.А. Ясной, С.Н. Ениколопова); тест «ВРР» (взаимодействие родителя и ребенка, вариант для юношеского возраста) (И.М. Марковская); тест Т. Лири.

Математико-статистическая обработка данных эмпирического исследования осуществлялась на основе статистического пакета STATISTICA 6.0 с расчетом показателей дескриптивной статистики, использованием статистических критериев и методов многомерного анализа.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна:

1. Впервые разработана целостная концепция, предлагающая комплексное рассмотрение жизнеспособности личности как социально-психологического феномена, раскрывающая ее структурные, сущностные и функциональные характеристики, уровни детерминации, механизмы и закономерности развития. Доказана целесообразность социально-психологического подхода для интегрирующей концептуализации исследования жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, позволяющего системно рассматривать социальное взаимодействие личности и среды, субъективное и объективное, интрапсихическое и ситуационное.

2. На основе теоретических и эмпирических исследований дано структурное определение жизнеспособности личности в ситуации потери работы как системного качества личности, характеризующего органическое единство индивидуальных и социально-психологических способностей человека к

19 эффективному применению средств самореализации, оптимистического атрибутирования, саморегуляции, активности, конструктивного копинга и самодетерминации. Через сущностные характеристики и функции жизнеспособность определена как способность осознавать и использовать свои внутренние и внешние ресурсы, содействующие эффективному сопротивлению трудностям и депривирующим факторам с помощью стратегий, которые детерминируют социальное благополучие, личностный рост и навыки конструктивного преодоления трудных жизненных ситуаций.

3. Определена структура жизнеспособности личности, включающая следующие компоненты: способность к активности и инициативе, способность к самомотивации и достижениям, эмоциональный контроль и саморегуляция, позитивные когнитивные установки и гибкость мышления, самоуважение, социальная компетентность, адаптивные защитно-совладающие стратегии поведения и способность организовывать свое время и планировать будущее. Разработан и апробирован инновационный диагностический инструментарий для выявления особенностей жизнеспособности личности, форм и стратегий социальной поддержки, а также факторов социально-экономической депривации в условиях потери работы. Для реализации эмпирических задач по изучению всех уровней детерминации жизнеспособности личности созданы четыре диагностические методики: «Жизнеспособность личности», «Факторы социально-экономической депривации», «Интерперсональная социальная поддержка», «Стратегии социальной поддержки». Все методики прошли процедуру улучшения психометрических показателей, валидизированы и апробированы.

4. Определена многокомпонентная модель детерминации жизнеспособности, включающая в себя социетальный, микросоциальный и личностный конструкты, каждый из которых имеет свои механизмы формирования и развития, описаны критерии позитивной адаптации в ситуации потери работы, а также типы и уровни развития жизнеспособности. Доказана спецификация жизнеспособности личности молодого человека в ситуации потери работы, которая определяется рядом факторов социально-психологической

20 детерминации на макроуровне (общественные установки, социальные институты), микроуровне (социальные сети, семья, референтные группы) и уровне личности, оказывающих влияние на ее сформированность и степень адаптивности личности в ситуации потери работы. Установлено, что личностный компонент жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы определяется качественным своеобразием динамических, мотивационных, регуляторных, рефлексивно-оценочных, установочно-целевых, аффективных, когнитивных и продуктивных характеристик.

5. Доказано, что жизнеспособность как диспозиция личности влияет на эффективность поведения молодого человека на рынке труда, на степень его включенности в общественную жизнь и тип социальной адаптации (активно-преобразующий, невротически-незрелый, агрессивно-нарцисстический). Выявлены типологические стилевые характеристики жизнеспособности молодежи в условиях безработицы.

6. Выделены уровни развития жизнеспособности личности: высокий уровень - жизнеспособность с опорой на интрапсихические и интерпсихические ресурсы; средний уровень - жизнеспособность с опорой на интерпсихические и внешнесредовые ресурсы, низкий уровень - минимальная опора на ресурсы, беспомощность и неравномерный уровень (псевдожизнеспособность) -неравномерное развитие всех структурных компонентов жизнеспособности, удовлетворенность жизнью при низких показателях адаптивности и продуктивности жизни.

7. Изучены механизмы развития жизнеспособности личности в ситуации потери работы, объясняющие особенности этого процесса и определяющие совокупность необходимых ресурсов, обеспечивающих позитивную адаптацию в ситуации потери работы.

8. Выявлены и описаны основные закономерности жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы: закономерность системогенеза и иерархии, согласно которой вышестоящий уровень в структурной иерархии личности, определяющий ее жизнеспособность (социальная адаптивность, самореализация и

21 жизненная вовлеченность) формируется на основе нижестоящего уровня (активность, самомотивация и регуляторные процессы) и закономерность метронома, описывающая быстроту и диапазон изменяемых характеристик жизнеспособности, находящихся на разных иерархических уровнях структуры личности.

9. Определены наиболее важные «мишени» для развития ресурсного потенциала и психокоррекционной работы с молодежью с разным уровнем жизнеспособности: система отношений, самооценки и отношения к своей жизни, защитно-совладающее поведение, система саморегуляции, формирование адекватного отношения к ситуации, четкого образа будущего с критической оценкой своих возможностей, развитие смыслообразования и саморефлексии. Предложены технологии социально-психологического сопровождения молодежи в условиях безработицы, предполагающие дифференцированную организацию условий для развития ресурсного потенциала, реализуемые на основе четырех процессов: накопление, развитие, формирование и активизация ресурсов.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что впервые предпринята попытка рассмотрения психологии жизнеспособности личности как нового научного направления социальной психологии, разработана социальнопсихологическая концепция, позволяющая расширить знания о структуре и сущностных характеристиках жизнеспособности, углубить знания о ее функциональных возможностях. Впервые понятие жизнеспособности личности рассмотрено в рамках интеграции категориального аппарата нескольких научных парадигм социальной психологии: деятельностной, социально-когнитивнобихевиоральной, экзистенциально-феноменологической, социальноконструкционистской и парадигме экологического реализма, что позволило раскрыть эксплицитные и имплицитные механизмы изучаемого феномена и тем самым обогатить теорию социальной психологии. Результаты исследования вносят существенный вклад в развитие социально-психологического знания, наполняя его содержание сведениями о детерминации, механизмах и закономерностях жизнеспособности личности. Определены уровни, типы,

22 критерии классификации жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, что может явиться теоретическим основанием для решения прикладных задач ее оптимизации и развития.

Практическая значимость результатов исследования определяется разработанной системой социально-психологического сопровождения безработной молодежи, направленной на содействие восстановлению трудовой занятости, реализацию личностного и профессионального потенциала в ситуации потери работы. Система включает описание принципов, динамической модели, технологий и алгоритмов деятельности психолога-консультанта в службах занятости. Кроме того, полученные результаты могут быть полезны для совершенствования социальных и трудовых отношений, повышения эффективной адаптации молодых людей к особенностям и требованиям современной экономики, совершенствования процесса профессиональной подготовки психологов, социологов, антропологов, экономистов и социальных работников. Рассчитанные коэффициенты уравнений регрессии могут выполнять прогностическую функцию в предварительной оценке жизнеспособности личности.

Разработанный и апробированный психодиагностический инструментарий может быть использован для изучения жизнеспособности личности в трудных жизненных ситуациях. Использование авторских диагностических методик изучения социальной поддержки также может быть полезно в контексте научно-исследовательских работ разной тематики. Предложенная в работе методика для определения сфер социально-экономической депривации может быть использована для проведения мониторинговых исследований, превентивно позволяющих выявлять факторы и группы риска для прогноза дезадаптивности и отчужденности личности, связанной с депривацией важных социальных потребностей.

Результаты исследования могут быть использованы для: разработки социальных мероприятий, реализуемых на разных уровнях государственной власти, в области решения проблем безработицы и социально-экономической депривации молодежи;

- обеспечения интеграции молодых людей в жизнь общества, обеспечение возможности их профессиональной и личностной самореализации в условиях экономического кризиса;

- внедрения в систему психосоциальной помощи безработным людям, применения в работе служб занятости и органов социальной защиты населения для составления прогноза успешности поведения молодых людей, потерявших работу и оказания им в необходимых случаях помощи и поддержки; повышения квалификации молодых исследователей и преподавателей в области решения проблем безработицы, развития личностного потенциала и адаптационных возможностей, стимулирование к дальнейшему изучению проблем безработицы, разработки новых практических технологий;

- внедрения образовательных программ (ФГОС третьего поколения), курсов повышения квалификации в рамках дисциплин: «Социальная психология», «Кризисная психология», «Психология социальных рисков и психологической безопасности», «Психология развития карьеры» и др.

Результаты исследования могут быть полезны в междисциплинарном научном пространстве, так как охватывают проблемное поле многих наук (экономики, социологии, политологии, психологии, педагогики, антропологии).

Положения, выносимые на защиту:

1. Социально-психологическая концепция включает комплексное рассмотрение жизнеспособности личности как социально-психологического феномена, понимаемого как системное качество личности, характеризующего органическое единство индивидуальных и социально-психологических способностей человека к реализации ресурсного потенциала, использованию конструктивных стратегий поведения в трудных жизненных ситуациях и в условиях социально-экономической депривации, что обеспечивает возвращение личности на докризисный уровень функционирования или определяет

24 посткризисный личностный рост. Социально-психологический подход позволяет соотнести номотетику и идеографию в психологическом исследовании жизнеспособности, позволяет выявить закономерности и механизмы, проявляющиеся в социальном взаимодействии людей, групп, общества и конкретных ситуаций, и, при этом, учитывать феноменальность реального социального бытия каждой отдельной индивидуальности и ее социальной среды.

2. Жизнеспособность в ситуации потери работы определяется как системное качество личности, характеризующее органическое единство индивидуальных и социально-психологических способностей человека к эффективному применению средств самореализации, оптимистического атрибутирования, саморегуляции, активности, конструктивного копинга и самодетерминации. Становление жизнеспособности как процесс в большей мере представляет собой взаимодействие равнозначных сторон (личности и ситуационных факторов), чем простое приспособление личности к среде. Основной целью жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы является не приспособление, а активное преобразующее влияние (на среду и на собственную личность), процесс самореализации и позитивных изменений. На концептуальном уровне жизнеспособность молодежи в ситуации потери работы описывается дескриптивной, детерминационной и динамической моделями, которые включают структурно-содержательные компоненты, критерии и уровни развития, детерминанты и закономерности функционирования, условия и психологические механизмы формирования.

3. Жизнеспособность может быть рассмотрена как достаточно устойчивая диспозиция личности, которая включает следующие компоненты: способность к активности и инициативе, способность к самомотивации и достижениям, эмоциональный контроль и саморегуляция, позитивные когнитивные установки и гибкость мышления, самоуважение, социальная компетентность, адаптивные защитно-совладающие стратегии поведения и способность организовывать свое время и планировать будущее. Дескриптивная и детерминационная модель позволила разработать и адаптировать методики:

Жизнеспособность личности», «Факторы социально-экономической депривации», «Интерперсональная социальная поддержка», «Стратегии социальной поддержки», которые являются валидным и надежным инструментом для психодиагностики жизнеспособности и ее предикторов.

4. Структура жизнеспособности личности в ситуации потери работы иерархична и может быть объяснена многоуровневой детерминацией, включающей в себя социетальный, микросоциальный и личностный уровни, каждый из которых имеет свои механизмы формирования и развития. Социетальный уровень детерминации жизнеспособности подразумевает влияние общества, коллективного разума, социальных представлений и установок на формирование жизнеспособности в ситуации потери работы. Микросоциальный уровень детерминации определяет роль ближайшего социального окружения на жизнеспособность личности в условиях потери работы. Субъективное восприятие социальной поддержки, установки и мнения членов семьи и референтной группы являются важными факторами формирования собственной позиции по отношению к безработице, которая, в свою очередь, определяет жизнеспособность человека в ситуации потери работы. Личностный компонент жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы определяется качественным своеобразием динамических, мотивационных, регуляторных, рефлексивно-оценочных, установочно-целевых, аффективных, когнитивных и продуктивных характеристик.

5. Как диспозиция личности жизнеспособность влияет на эффективность поведения молодого человека на рынке труда, на степень его включенности в общественную жизнь и тип адаптации в ситуации потери работы активно-преобразующий, невротически-незрелый или агрессивнонарцисстический). Разработана типология стилевых характеристик проявления жизнеспособности в условиях безработицы: жизнеспособность за счет высокой организованности, структурированности и самодетерминации; жизнеспособность за счет смелости, рискованности, независимости, конкурентоспособности и стрессоустойчивости; жизнеспособность за счет глубокой выраженной

26 рефлексивной функции и позитивного стиля атрибуции; жизнеспособность за счет социальной компетентности и высокой адаптивности к новым ситуациям; низкий уровень жизнеспособности, социальная незрелость с перекладыванием ответственности на других, иждивенческой социальной позицией.

6. Жизнеспособность, как процесс, предполагает динамику развития, что позволяет говорить об ее уровнях: высокий уровень - жизнеспособность с опорой на интрапсихические и интерпсихические ресурсы; средний уровень -жизнеспособность с опорой на интерпсихические и внешнесредовые ресурсы, низкий уровень - минимальная опора на ресурсы, беспомощность и неравномерный уровень (псевдожизнеспособность) - неравномерное развитие всех структурных компонентов жизнеспособности, удовлетворенность жизнью при низких показателях адаптивности и продуктивности жизни.

7. Механизмы становления жизнеспособности личности можно систематизировать в соответствии со структурными компонентами жизнеспособности, а также в соответствии с четырьмя категориями источников жизнеспособности: «Я принадлежу.» (механизмы идентификации), «У меня есть.» (механизмы социальной адаптации), «Я - есть.» (механизмы индивидуализации) и «Я могу.» (механизмы интеграции). Эти механизмы не исключают друг друга, а могут существовать одновременно на каждом из этапов формирования и развития жизнеспособности. Частными механизмами формирования жизнеспособности являются трансгенерационная трансляция, механизм формирования аттитюдов, механизмы атрибуции и аффилиации, механизмы психологических защит, саморегуляции, управления ресурсами, смыслообразования, совладания, вовлеченности, самореализации. Независимо от уровня анализа любой из вышеперечисленных механизмов может включать в себя другие механизмы, а сам включен в какой-либо более общий психологический механизм. Психологические механизмы формирования жизнеспособности структурируются по компонентам и типам жизнеспособности личности, а их актуализация сопряжена с уровнем социально-психологической детерминации (социетальный, микросоциальный и личностный). Для

27 формирования отдельных компонентов жизнеспособности личности в ситуации потери работы степень активации и вклада различных механизмов неодинакова и имеет свою спецификацию в процессе развития жизнеспособности в зависимости от особенностей ситуации и характеристик личности.

8. В основе становления жизнеспособности личности лежит закономерность системогенеза и иерархии, согласно которой вышестоящий уровень в структурной иерархии личности, определяющий ее жизнеспособность (социальная адаптивность, самореализация и жизненная включенность) формируется на основе нижестоящего уровня (активация, самомотивация и регуляторные процессы). Выявленная в процессе формирующего эксперимента закономерность метронома описывает быстроту и диапазон изменяемых характеристик жизнеспособности, находящихся на разных иерархических уровнях структуры личности. Высота иерархического положения того или иного компонента в иерархии структуры жизнеспособности личности прямо пропорциональна величине диапазона изменений данного компонента и обратно пропорциональна быстроте этих изменений. В ситуации потери работы после психокоррекционных мероприятий медленнее всего в структуре жизнеспособности изменяются когнитивные установки и убеждения, но их изменение имеет высокоамплитудную динамику. Быстрее, но с меньшей амплитудой, изменяются эмоциональные состояния и процессы активации поведения.

9. Оптимизация и повышение уровня жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы возможны путем развития ресурсного потенциала молодых людей в рамках социально-психологического сопровождения, где основными «мишенями» психокоррекционной работы будут: система отношений, самооценки и отношения к своей жизни, защитно-совладающее поведение, система саморегуляции, формирование адекватного отношения к ситуации, четкого образа будущего с критической оценкой своих возможностей, развитие смыслообразования и саморефлексии. Социально-психологическое сопровождение безработной молодежи предполагает дифференцированную

28 организацию условий для развития ресурсного потенциала, реализуемых на основе четырех процессов: накопление, развитие, формирование и активизация ресурсов (ресурсонакапливающие, ресурсоразвивающие, ресурсоформирующие и ресурсоактивизирующие технологии).

Достоверность результатов и научная обоснованность выводов, сделанных по результатам эмпирических исследований, обеспечена проработанностью теоретических и методологических основ исследования, применением апробированного методического инструментария, репрезентативностью и большим объемом выборки, применением методов статистической обработки данных. Использовались методы корреляционного, факторного, кластерного и регрессионного анализа. Применялись критерии Стьюдента (1>тест), Вилкоксона, Н-тест Крускала-Уоллиса, углового преобразования Фишера и коэффициенты корреляции Пирсона и Спирмена.

Апробация работы проведена на международных, российских и региональных конференциях и симпозиумах, на заседании кафедры социальной психологии факультета психологии, социальной медицины и реабилитационных технологий РГСУ. Исследование проводилось при поддержке Гранта №

02.740.11.0419 от 30 сентября 2009 г. Федеральное агентство по науке и инновациям РФ (в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы) «Психосоциальная модель жизнеспособности и позитивной адаптации молодежи в условиях безработицы»

2009-2011). Результаты отражены в следующих научных проектах: «Технологии интеграции молодежи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации, в полноценную жизнь общества» по аналитической ведомственной целевой программе «Развитии научного потенциала высшей школы (2006 - 2008 годы)» на 2006 - 2007 гг.; в проекте организации и проведении компаративного анализа

Положение молодежи современного московского мегаполиса: потенциал и риски стабильного развития города» (2009 г.), а также в разработке и проведении научно-образовательной лабораторной работы по профориентации и формированию у учащейся молодежи школы, вуза социально-активных копинг

29 стратегий в построении профессиональной карьеры «Золотые ступени карьеры» (Ассоциация московских ВУЗов) (2010 г.).

Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международных, российских, региональных научных конференциях, симпозиумах и конгрессах: IV Всероссийском съезде психологов образования России (Москва, 2008); VIII Международном социальном конгрессе «Россия в многополярном мире: новые реалии и перспективы развития» (Москва, 2008); III Евроазиатском форуме социального обеспечения на тему «Современные технологии работы с населением, нуждающимся в социальной поддержке» (Москва-Клин, 2009); III Всероссийской научно-практической конференции «Человек в трудной жизненной ситуации» (Курск, 2009); IX Международном социально-педагогическом конгрессе «Глобальный кризис и социальная сплоченность российского общества» (Москва, 2009); Круглом столе «Молодежь XXI: проблемы и перспективы (Москва, 2010); V Международной научно-практической конференции «Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций» (Тамбов, 2010); III Всероссийской научной конференции «Психология индивидуальности» (Москва, 2010), VI Международной научно-практической конференции «Наука и современность -2010» (Новосибирск, 2010); XI Всероссийском социально-педагогическом конгрессе «Социальная работа и социальное образование в контексте инновационного развития России» (Москва, 2011).

Материалы диссертации были использованы при подготовке и проведении учебных курсов, практических занятий и тренингов в Российском государственном социальном университете, Московском областном учебном центре профессиональной переподготовки и повышения квалификации государственных гражданских и муниципальных служащих Московской области

Нахабино», центрах занятости населения. На основе материалов диссертации разработаны и внедрены авторские программы курсов, семинаров, мастерклассов. Отдельные выводы диссертации были включены в программы ряда учебных семинаров и курсов повышения квалификации. В их числе: курсы

30 повышения государственных гражданских и муниципальных служащих Московской области (Нахабино, 2009-2011 гг.); курсы профессиональной переподготовки безработных граждан в рамках договора с Департаментом труда и занятости населения города Москвы.

Результаты исследования отражены в 64 научных публикациях общим объемом 98,6 п.л.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, шести глав, списка литературы, включающего 599 наименований (из них 257 - на иностранных языках), приложений. Основной объем диссертации составляет 410 страниц компьютерного текста, иллюстрированного таблицами и рисунками.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Обоснована необходимость развития нового направления в социальной психологии - психологии жизнеспособности личности в трудных жизненных ситуациях. Предложена социально-психологическая концепция жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы, которая включает описание структуры, детерминант, условий, механизмов формирования и развития, критериев и типов, в совокупности образующих феноменологическое поле этого конструкта. Жизнеспособность проявляется в ситуациях трудностей и изменений и представляет собой способность осознавать и использовать свой внутренние и внешние ресурсы, содействующие эффективному сопротивлению изменениям, трудностям и депривирующим факторам с помощью стратегий, которые детерминируют благополучие, социальное здоровье, личностный рост и навыки конструктивно преодолевать трудные жизненные ситуации.

2. В рамках социально-психологического подхода дано определение жизнеспособности личности, отражающее его функциональное, сущностное и содержательное наполнение. Исследование жизнеспособности личности молодого человека в конкретной ситуации (при потере работы) позволяет рассмотреть совокупность важных компонентов базовой триады в социальной психологии: личность молодого человека, конкретная социальная ситуация и адаптивность человека в заданных условиях.

3. Выделенная структура позволила разработать шкалы для диагностических методик исследования жизнеспособности, факторов социальноэкономической депривации, характеристик социальной поддержки. Социально-психологическими критериями и индикаторами жизнеспособного поведения человека в ситуации потери работы являются позитивное социальное самочувствие; жизненная включенность; позитивные межличностные отношения; субъективная удовлетворенность социальной поддержкой; конструктивные стратегии защитно-совладающего поведения; субъективная удовлетворенность качеством жизни; наличие смысла и жизненных перспектив; позитивная самооценка; возможность самореализации.

4. Специфика жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы определяется условиями ее детерминации на социетальном, микросоциальном и личностном уровнях.

4.1. На социетальном уровне жизнеспособность в ситуации потери работы детерминирована социальными репрезентациями о трудовом поведении человека, закрепившимися в коллективной памяти и трансформировавшимися в процессе исторического развития общества. В социальных представлениях жизнеспособность представлена восемью факторами: конструктивная адаптация, ответственность перед другими, позитивные отношения с окружающими, самоэффективность, эмоциональная стабильность, активность, организованность и целеустремленность. Все они отражают в ментальной картине молодых людей представления о жизнеспособном поведении в ситуации потери работы. Социокультурная функция межпоколенной трансляции заключается в фиксировании в социальных репрезентациях и передачи в межпоколенном взаимодействии основных форм и эталонов социального поведения. Сделан вывод о том, что механизмы идентификации и трансгенерационной трансляции позволяют формировать жизнеспособность молодежи в условиях трудных жизненных ситуаций, в том числе и при потере работы.

4.2. На микросоциальном уровне на становление жизнеспособности оказывает влияние семья, референтные группы и социальные сети. Социальная поддержка, ее стратегии оказывают влияние на жизнеспособность личности в ситуации потери работы. Было также выделено пять факторов, способствующих

407 субъективной удовлетворенности безработного: социальная поддержка (12% объясняемой дисперсии); жизнеспособность как интегральная характеристика личности (18%); отсутствие ощущения депривированности и отчуждения; компенсация отсутствия работы за счет активного включения в другие сферы жизни (семьи, творчества, хобби, благотворительности и др.) (16%); возможность иждивенчества, покровительства и опеки со стороны (8%) и переключение внимания в сферу социальных контактов, общения, а также отсутствие собственных амбиций на карьерное продвижение (6%).

4.3. Личностными предикторами, опосредующими жизнеспособность в ситуации потери работы и позитивную адаптацию, выступают: позитивные базовые убеждения, оптимистический атрибутивный стиль, осмысленность жизни, значимость ценностей социальных контактов, самостимулирование и достижения, установка на позитивное отношение к прошлому и настоящему, активные стратегии адаптации, низкий уровень выраженности неконструктивных эго-защитных механизмов. Личностными барьерами жизнеспособности могут служить нарушения в процессах социальной адаптации, индивидуализации, идентификации и интеграции или наличие внутренних психологических противоречий между этими процессами.

5. Установлено пять типов жизнеспособности в ситуации потери работы: жизнеспособность за счет высокой организованности, структурированности и самодетерминации; жизнеспособность за счет смелости, рискованности, независимости, конкурентоспособности и стрессоустойчивости; жизнеспособность за счет глубокой выраженной рефлексивной функции и позитивного стиля атрибуции; жизнеспособность за счет социальной компетентности и высокой адаптивности к новым ситуациям; низкий уровень жизнеспособности, социальная незрелость с перекладыванием ответственности на других, иждивенческой социальной позицией.

6. Уровень жизнеспособности личности определяется комплексом его индивидуально-личностных особенностей, которые можно рассматривать с точки зрения прогнозирования жизнеспособности в ситуации потери работы. В

408 исследовании эмпирически подтверждаются гипотезы о детерминации проявления жизнеспособности на уровне психических процессов, психологических свойств и состояний, а также - о взаимозависимости жизнеспособности и социальных отношений, социального познания и социального поведения.

7. Механизмы становления жизнеспособности личности можно систематизировать в соответствии с ее структурными компонентами, а также в соответствии с четырьмя категориями источников жизнеспособности: «Я принадлежу.» (механизмы идентификации), «У меня есть.» (механизмы адаптации), «Я - есть.» (механизмы индивидуализации) и «Я могу.» (механизмы интеграции). Все выделенные механизмы перекликаются между собой, имеют массу взаимосвязей, и деструктивные процессы, затрагивающие одни из механизмов, способны блокировать и нарушать качественные характеристики других механизмов. При нарушении процесса идентификации наблюдается снижение мотивации и активности, появляются внутренние ценностные конфликты, наблюдается проблемы в социально-ролевом поведении. Барьерами адаптации являются негативные коммуникативные установки, эгоизм, обидчивость. Блокировкой в действии механизма индивидуализации могут стать установка на конформность, негативное отношение к себе, эмоциональная неустойчивость, низкий уровень саморегуляции, низкая осмысленность жизни и утилитарная система ценностей, пессимистический атрибутивный стиль, неконструктивные защиты (регрессия, реактивные образования), низкий уровень рефлексии. Барьерами интеграции могут стать низкий уровень жизненной включенности, низкий уровень готовности к самореализации, пассивные жизненные стратегии.

8. Закономерности развития жизнеспособности, выявленные в процессе эмпирического исследования, подтверждают иерархичность структуры жизнеспособности, определяют ее как системное качество и дают направления для разработки и реализации практических технологий оптимизации этого процесса.

9. Актуализирована необходимость целенаправленной социально-психологической работы по оптимизации процессов развития жизнеспособности и позитивной адаптации молодых людей в ситуации потери работы. Отмечено, что важно обратить внимание на потенциал внутренних ресурсов, не используемых должным образом молодым человеком, изыскать и привлечь внешние ресурсы, которыми обладает общество, и которыми молодежь сегодня просто не имеет возможности воспользоваться. Процесс эффективной интеграции молодого человека в общество детерминирован созданием условий равновесия между внутренними ресурсами интегрируемого индивида, с одной стороны, и внешними ресурсами и особенностями ситуации, в которой живет молодой человек, с другой.

В качестве перспективных направлений дальнейшего развития социальной психологии жизнеспособности личности можно выделить: во-первых, совершенствование и детализация концептуальной модели жизнеспособности; во-вторых, проверка возможности экстраполировать полученные выводы и закономерности на изучение жизнеспособности в других трудных жизненных ситуациях (в ситуации утрат, личностных кризисов, конфликтов и др.); в-третьих, обогащение и расширение научно-практических разработок, связанных с профилактикой, превенцией и психокоррекцией низкого уровня жизнеспособности и социальной аномии личности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема жизнеспособности, позитивной адаптации человека, его конструктивного поведения в трудных жизненных ситуациях уже не одно десятилетие является предметом пристального внимания науки. В последнее время этот вопрос приобрел характер острой проблемы, которую необходимо решать уже в ближайшее время, потому что такие понятия как «дезадаптивность», «инфантилизм», «социальная аномия», «нормативная дезориентация», «социальная изоляция», прочно вошло в ассоциативный ряд, который характеризует современного человека, притом человека молодого, обладающего здоровьем, силой и огромным потенциалом. В рамках реализованного теоретико-эмпирического исследования были определены модели жизнеспособности личности, выделены предикторы ее становления, условия развития, а также факторы, блокирующие у современного молодого поколения активную личностную и социальную позицию, препятствующие в ситуации потери работы успешной самореализации во всех сферах жизнедеятельности. В диссертации рассмотрены теоретические и методологические предпосылки разработки проблемы жизнеспособности с позиции социальной психологии, так как именно социально-психологический подход позволяет интегрировано рассмотреть этот феномен в единстве взаимовлияния множества переменных и связей: социетальных, микросоциальных, личностных. Социальная психология дает основание для рассмотрения жизнеспособности не только как некой статичной характеристики личности, но и как процесса, разворачивающегося в ходе социализации человека, как феномена, имеющего определенную ситуативную специфику.

Таким образом, с позиции социально-психологических концептуальных оснований, показана структура конструкта «жизнеспособности личности», его сущностные характеристики; представлены компоненты жизнеспособности и характер их связи в виде системной детерминации; выявлены разные уровни детерминации жизнеспособности; определены функции жизнеспособности личности в ситуации потери работы; разработаны технологии развития

405 жизнеспособности, учитывающие ее дифференцированные типологические проявления у различных групп молодежи.

В результате эмпирической верификации концептуальных оснований, предложенных в рамках социально-психологического подхода, были подтверждены выдвинутые эмпирические гипотезы и выявлены наиболее значимые закономерности становления жизнеспособности личности молодых людей в ситуации потери работы.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Нестерова, Альбина Александровна, Москва

1. Абитов И.Р. Антиципационная состоятельность в структуре совладающего поведения: в норме и при психосоматических и невротических расстройствах: Автореф. дис. . канд. психол. наук. Казань, 2007. - 21 с.

2. Абулъханова К.А. Психология и сознание личности (проблемы методологии, теории и исследования реальной личности): Избранные психологические труды. -Москва — Воронеж: Изд-во «МОДЭК», 1999. 224 с.

3. Абулъханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М., 1980. -335 с.

4. Абулъханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Психологический журнал 1994. - Т. 14 (№3) - С. 3951.

5. Абулъханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. - 299 с.

6. Абулъханова-Славская К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. -СПб.: Алетейя, 2001. 340 с.

7. Адаптация человека. / Под ред. З.И. Барбашовой. СПб.: СПбГУ, 2002. - 268 с.

8. Адлер А. Очерки по индивидуальной психологии. М.: Когито-Центр, 2002. -220 с.

9. Айтуганова Ж. И. Формирование конкурентоспособного специалиста средствами иностранного языка в ССУЗ нефтехимического профиля: Автореферат дис. . кандидата пед. наук: 13.00.01 / Ин-т сред. проф. образования Рос. акад. образования. Казань, 2003. - 19 с.

10. Александрова Л.А. Психологические ресурсы в адаптации личности к условиям повышенного риска природных катастроф: Автореферат дис. канд. психол. наук: 19.00.01 / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Москва, 2004. -22 с.

11. Александровский Ю.А. Социально-стрессовые расстройства // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В.М. Бехтерева С. Петербург. 1992. - № 2. -С. 3-12.

12. Ананьев Б.Г. Развитие детей в процессе начального обучения и воспитания // Проблемы обучения и воспитания в начальной школе. М., 1960. - С. 3-28.

13. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001. - 288 с.

14. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1999. - 375 с.

15. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. М.: Эксмо, 1999. - 296 с.

16. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование жизненных ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. - Т. 15 (№ 1). - С. 3 - 18.

17. Апчел В.Я., Цыган В.Н. Стресс и стрессоустойчивость человека. СПб., 1999. -86с.

18. Аргайл М. Психология счастья. СПб.: Питер, 2004. - 272 с.

19. Асмолов А.Г. Психология личности: Учебник. М.: Изд-во МГУ, 1990. - 367 с.

20. Ахиезер A.C. Жизнеспособность российского общества // Общественные науки и современность. 1996. - № 6. - С. 58-66.

21. Бабочкин П.И. Становление жизнеспособной молодежи в динамично изменяющемся обществе. М.: Социум, 2000. - 176 с.

22. Байер Е.А. Жизнеспособность воспитанников детского дома // Физическая культура в школе. 2010. - №1. - С. 40-42.

23. Бандура А. Теория социального научения. СПб.: Евразия, 1998. - 320 с.

24. Банников В.В. Влияние социально-психологических компонентов стрессоустойчивости на эффективность деятельности персонала организации: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.05. / Моск. гуманитар, ун-т Москва, 2003. - 18 с.

25. Барабанщиков В.А. Системная организация и развитие психики // Психологический журнал. 2003. - Т. 24 (№ 1). - С. 29—46.

26. Баранов A.A. Психология стрессоустойчивости педагога: теоретические и прикладные аспекты: Автореф. дис . д-ра психол. наук : 19.00.07 / С.-Петерб. гос. ун-т СПб., 2002. - 46 с.

27. Басова JI.B. Концепт ТРУД в русском языке (на материале пословиц и поговорок): Автореф. дисс. . канд. филолог, наук: 10.02.01/ ТюмГУ Тюмень, 2004. - 19 с.

28. Бассин Ф.В., Бурлакова М.К., Волков В.Н. Проблема психологической защиты // Психологический журнал. 1988. - №3. - С. 30-41.

29. Белик A.A. Культурная (социальная) антропология: Учебное пособие. М.: РГГУ, 2009.-613 с.

30. Белинская Е. П. Совладание как социально-психологическая проблема Электронный ресурс. // Психологические исследования: электронный журнал. -2009. № 1(3). URL: http://psystudy.ru.

31. Белкин A.C., Вербицкая Н.О. Витагенное образование в системе педагогического знания: витагенная концепция личности / A.C. Белкин, Н.О. Вербицкая // Педагогическое образование в России. 2007. - №1. - С.27-32.

32. Белкин A.C., Жукова Н.К. Витагенное образование: многомерно-голографический подход. Екатеринбург, 2001. - 136 с.

33. Бендюков М. А. Эмоциональное переживание кризиса занятости // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2006. - Вып. 2. - С. 88-99.

34. Березин Ф.В. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л., 1988.-270 с.

35. Бовина И.Б. Представления о здоровье и болезни в молодежной среде // Вопросы психологии. 2005. -№3. - С.90-97.

36. Богданов A.A. Тектология: Всеобщая организационная наука. Т.1. М.: Экономика, 1989. - 350 с.

37. Богомаз С.А. Жизнестойкость как компонент инновационного потенциала человека / С. А. Богомаз, Д. Ю. Баланев // Сибирский психологический журнал. -2009.-Вып. 32.-С. 23-28.

38. Бодалев А. А. Психология о личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. - 188 с.

39. Бодалев A.A. Смысл жизни и акме человека: соотношение «будничного» ивысшего Я» // Психолого-педагогические и философские аспекты проблемысмысла жизни. М.: ПИ РАО, 1997. - С. 29-32.413

40. Бодров В.А. Психология профессиональной деятельности. Теоретические и прикладные проблемы. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. - 623 с.

41. Боковиков А.К. Механизмы формирования стрессоустойчивости операторов при моделировании экстремальных условий деятельности: Автореф. дис. . канд. психол. наук : 19.00.03 / Ярослав, гос. ун-т им. П.Г. Демидова: Ярославль, 2003. -29 с.

42. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия (энциклопедические статьи). -М., 2004.

43. Бороздина JI.B. Что такое самооценка // Психологический журнал. -1992. -Т. 13 (№4).-С. 99-101.

44. Бохан Т.Г. Проблема стресса в психологии: трансспективный анализ. -Томск: Изд-во Иван Федоров, 2008. 156 с.

45. Брук Е. Потеря работы: мужчины и женщины // Управление персоналом. -2000.-№ 12.-С. 42-45.

46. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке (статья первая) // Психологический журнал. 1991. - Т. 12 (№6). - С. 3-10.

47. Бурдъе 77. Социология политики / Пер. фр. /Общ. ред. и пред. Шматко Н.А. -M.: Socio-Logos. 1993. - 334 с.

48. Бурлачук Л.Ф., Михайлова Н.Б. К психологической теории ситуации // Психологический журнал. 2002. - №1. - С.5-17.

49. Вайсеро К.И. Средства культуры и искусства как фактор социально-культурной идентификации студенческой молодежи // Инновации в образовании, 2008,-№9.-С. 63-68.

50. Ваништендалъ С. «Резильентность» или оправданные надежды. Раненный, но не побежденный:перевод А.М.Герцик // Международное Католическое Бюро Ребенка. Женева, 3-е издание, 1998. - 79 с.

51. Васильев Н.И. Направленность и потенциал кадров государственного управления: Автореферат дис . канд. социол. наук: 19.00.05 /Рос. акад. управления. М.: 1994. -23 с.

52. Васильева Т.Н. Динамика профессиональной самоэффективности будущего педагога-психолога: Автореф. дисс. канд. психол. наук: 19.00.07 / Моск. пед. гос. ун-т. Москва, 2008. - 25 с.

53. Василъченко А.А. Психология понимания жизненного пути личности православной молодежью: Автореф. дисс. канд. психол. наук.: 19.00.01 / Моск. пед. гос. ун-т. Москва, 2007. - 26 с.

54. Василюк Ф.Е. Психология переживания (Анализ преодоления критических ситуаций) М.: Издательство Московского Университета, 1984. - 200 с.

55. Ватолина А.И. Особенности взаимосвязи доверия к себе, жизнестойкости и самоорганизации деятельности у инновационно-ориентированных молодых людей // Сибирский психологический журнал. 2009. - № 34. - С. 45-47.

56. Веденеева Е.В. Взаимосвязь мотивационного компонента личностной беспомощности и ведущей деятельности на разных возрастных этапах // Вестник Томского государственного университета. 2009. - № 322. - С. 186-189.

57. Величковский Б.Б. Многомерная оценка индивидуальной устойчивости к стрессу // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». 2007. -№3. - С. 105-112.

58. Вершинина Т.Н. Производственная адаптация рабочих кадров // Социально-экономические проблемы труда на промышленном предприятии. Новосибирск: НГУ, 1979.-422 с.

59. Весна Е.Б. Социализация и индивидуализация. Закономерности и механизмы. Москва - Петропавловск-Камчасткий, 1997. - 200с.

60. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика ипрофилактика. СПб.: Питер, 2005. - 336 с.415

61. Володарская ЕЛ. Социально-психологическая концепция имиджа науки в обществе: Дис. . доктора психол. наук: 19.00.05/ Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Москва, 2009. - 366 с.

62. Володина Т.В. Исследование жизнестойкости как интегральной характеристики личности педагога // Педагопчш науки. 2009. - №9. - С.49-55.

63. Всемирная Энциклопедия: Философия / Глав. ред. A.A. Грицанов. М.: ACT, МН.: Современный литератор, 2001. - 1312 с.

64. Выготский JI.C. Проблема возраста // Собр. Соч. в 6 т.; Т.4. М.: педагогика, 1984.-С. 244-268.

65. Выготский JI.C. Развитие высших психических функций. М.: Педагогика, 1960.- 198 с.

66. Гайдар М.И. Развитие личностной самоэффективности студентов-психологов на этапе вузовского обучения: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.07 / Кур. гос. ун-т. Курск, 2008. - 24 с.

67. Галажинский Э.В. Системная детерминация самореализации личности: Автореф. дис. д-ра психол. наук: 19.00.01 / Барнаул, гос. пед. ун-т. Барнаул, 2002.-43 с.

68. Гидденс Э. Социология. М. Эдиториал УРСС, 1999. - 704 с.

69. Гиль С. С. Вовлечение молодежи в жизнь общества. Презентация гипотезы российского научного исследования: Коллективная монография / Под ред. д-ра пед. н., проф. С. С. Гиля. М., 2007. - 314 с.

70. Голбит A.C. Социально-экономическая адаптация россиян: факторы успешности-неуспешности // Социс. 2001. -№ 7. - С. 51-57.

71. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Трудовая занятость и социальноструктурные процессы // Россия реформирующаяся / Под редакцией Л.М.

72. Дробижевой. М.: Academia, 2002. - С. 104-129.416

73. Головаха Е.И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. Киев: Наукова думка, 1988. - 144 с.

74. Голубович И.В. Ситуационный подход в контексте современного гуманитарного знания // Ситуационные исследования. Вып. 1. Ситуационный подход: Материалы Всерос. семинара. Казань, 2005. - С. 18-19.

75. Гончарова О.Л. Взаимосвязь особенностей Я-концепции и антиципационной состоятельности у подростков с ограниченными физическими возможностями: Автореферат дис . канд. психол. наук: 19.00.01, 19.00.04 / Казан, гос. ун-т. -Казань, 2003. 22 с.

76. Гордеева Т.О., Осин E.H., Шевяхова В.Ю. Диагностика оптимизма как стиля объяснения успехов и неудач: Опросник СТОУН. М.: Смысл, 2009. - 152 с.

77. Горностай П.П. Готовность личности к саморазвитию как психологическая проблема // Проблемы саморазвития личности: методология и практика: Сб. науч. трудов. / Депонировано в ИНИОН АН СССР № 42525 от 27.07.1990. С. 126-138.

78. Грановская P.M. Психологические защиты. СПб.: Речь, 2007. - 476 с.

79. Григорьев С.И. Социологическая концепция жизненные силы человека: контекст развития социальной культуры на пороге XXI века. / Социология на пороге XXI века: основные направления исследований. М., 1999. - С. 76-108.

80. Гришина Н.В. Психология жизненного пути // Психологический журнал. -2007. Т. 28 (№ 5). - С. 81-88.

81. Гришина Н.В. Психология социальных ситуаций // Вопросы психологии. -1997.-№1.-С.121-132.

82. Гурьянова М.П. Жизнеспособность личности как педагогический феномен // Педагогика. 2006. - № 10. - С. 43-49.

83. Данилова Е.Е. Психологический анализ трудных ситуаций и способов овладения ими у детей 9-11 лет: Автореф. дис . канд. психол. наук: 19.00.07 / АПН СССР. НИИ общей и пед. психологии. М., 1990. - 20с.

84. Данилова H.H. Психофизиологическая диагностика функциональных состояний: Учеб. пособие. М.: Изд-во МГУ, 1992. - 192 с.

85. Дарманская И.В. Формирование конкурентоспособности учащихся профессионального училища средствами дополнительного образования: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.01, 13.00.08/Ярослав, гос. пед. ун-т им. К. Д. Ушинского Ярославль, 2003. - 25 с.

86. Деева H.A. Рефлексивные механизмы переживания кризиса и изменение ценностно-смысловой сферы: Автореф. дис. . канд. психол. наук. 19.00.01 / Перм. гос. пед. ун-т Пермь, 2005. - 21 с.

87. Демин А.Н. Теоретические подходы к проблеме безработицы в зарубежной психологии // Психологический журнал. 2005. - № 4. - С. 20 - 29.

88. Денисов М.Ю. Зависимость опыта переживания психических состояний от личностных особенностей: Автореф. дис. канд. наук: 19.00.01. СПб., 1992. - 20 с.

89. Дергачева O.E. Автономия и самодетерминация в психологии мотивации: теория Э. Деси и Р. Райана // Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. М., 2002. - С. 103-121.

90. Джидарьян И. А. Представление о счастье в российском менталитете. СПб.: Алетейя, 2001.-240 с.

91. Дикая Л.Г. Психическая саморегуляция функционального состояния человека (системно-деятельностный подход). М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2003. - 318 с.

92. Дикая Л.Г., Ермолаева E.H. Направление психологической адаптации профессионала в условиях глобализации // Вестник РГНФ. 2005. - № 4. - С. 138 -150.

93. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология: Учеб. пособие длявысш. учеб.заведений. М.: Новая школа, 1996. - 351 с.418

94. Добряк С.Ю. Динамика психологической адаптации курсантов на первом и втором году обучения в военном вузе: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.07 / С.-Петерб. гос. ун-т. СПб., 2004. - 20 с.

95. Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии. Изд-во Московского университета, 1987. 128 с.

96. Доценко Е.В. Социальная задача как ядро социальной ситуации // Фундаментальные вопросы психологии: Сб. науч. статей. М., 2008. - С. 131-133.

97. Духновский C.B. Психологическое сопровождение подростков в критических ситуациях: Учебное пособие. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2003. - 124 с.

98. Емельянова Т.П. Конструирование социальных представлений в условиях трансформации российского общества М.: Изд-во «Институт психологии РАН», - 2006. - 400с.

99. Ермакова И.В., Кондаков И.М. Эффективные стратегии обучения (часть 2) // Вестник практической психологии образования. 2008. - №3. - С. 80-84.

100. Ермолаева Л.И. Фрустрация как социально-психологический феномен: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.05 / Рос. академия управления. -Москва, 1993.-22 с.

101. Ефремова Г.И. Психологическое обеспечение профессиональной поддержки безработных женщин: Дисс. . д-ра психол. наук: 19.00.03. Тверь, 2002. - 361 с.

102. Ефремова Т.Ф. Современный толковый словарь русского языка. В 3-х томах. Т.1.-М.: ACT, Астрель, Харвест. 2006,- 1168 с.

103. Жуков В.И. Потенциал человека: индекс социального развития россиян. М.": Союз. 1995. - 53 с.

104. Забелина Е.В. Результаты исследования феномена беспомощности в структуре интегральной индивидуальности подростка // Вестник Томского государственного университета. 2008. - № 312. - С. 165-169.

105. Завалишина О.Б. Психологические особенности профессионального самоопределения женщин-безработных // Вестник Тамбовского гос. ун-та. -Серия «Гуманитарные науки». 2007. - Вып. 1 (45). - С.284-288.

106. Замараева З.П. Концептуальные основы ресурсно-потенциального подхода в системе защиты населения // Социальная политика и социология. 2011. - № 1. -с. 27- 39.

107. Зилъберман П.Б. Эмоциональная устойчивость оператора. // Очерки психологии труда оператора. / Под ред. Е.А. Милеряна М.: Наука, 1974. - С. 138 -172.

108. Ъ. Зубок Ю.А. Социальная интеграция молодежи в условиях нестабильного общества. М.: Социум, 1998. - 142 с.

109. Иванова В.И. Управление занятостью населения на местном уровне: Учебное пособие / В.Н. Иванова, Т.Н. Безденежных. М.: Финансы и статистика, 2002. -190 с.

110. Иванъко Л.И. Личностный потенциал работника: методологические проблемы исследования // Личностный потенциал работника в условиях интенсификации производства (опыт социологического исследования). Свердловск, 1986. С. 52-76.

111. Ильева Н.С. Формирование стрессоустойчивости в профессиональной деятельности руководителей средних специальных учебных заведений: Автореферат дис. . канд. психол. наук: 19.00.13 / Твер. гос. ун-т. Тверь, 2009. -24 с.

112. Истюфеева Ж.Н. Субъективные ресурсы достижения успешности личности: на примере профессионально-педагогической деятельности: Дис. . канд. психол. наук: 19.00.01 / Новосиб. гос. пед. ун-т. Новосибирск, 2008. - 202 с.

113. Калашникова М.М. Изучение стрессоустойчивости личности как средства ее совершенствования и развития // Образование и саморазвитие. 2007. - №4. -С. 129-134.

114. Калинина Н.В. Психологический взгляд на развитие жизнестойкости личности школьников. / Симбирский научный вестник: научный журнал. 2010. -№ 1. - с. 79-91.

115. Кармадонов O.A. Социология символа. М.: Academia, 2004. - С. 227-233.

116. Карпинский КВ. Опросник смысложизненного кризиса: монография. -Гродно: ГрГУ, 2008. 126 с.

117. Карпинский К.В. Психология жизненного пути личности: Учебное пособие. Гродно: ГрГУ, 2002. - 167 с.

118. Карпинский К.В. Человек как субъект жизни. Гродно: ГрГУ, 2003. - 280 с.

119. Карпов A.B. Психология рефлексивных механизмов деятельности. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. - 428 с.

120. Карпов A.B. Психология рефлексии / A.B. Карпов, И.М. Скитяева. М: Изд-во «Институт психологии РАН», 2002. - 304 с.

121. Касавин И.Т. Ситуационные исследования и специальный эпистемологический статус социальной философии // Социемы. 2002. - № 8. -Екат., Издат-во Уральского ун-та. - С.53-61.

122. Кинелев C.B. Адаптация личности как социальное явление: Автореф. дисс. . канд. филос. наук. Д., 1978. - 20 с.

123. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. М.: Смысл, 2000.- 181 с.

124. Климов Е.А., Носкова О.Г. История психологии труда в России: Учебное пособие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. - 221 с.

125. Книжникова C.B. Педагогическая профилактика суицидального поведения на основе формирования жизнестойкости подростков в условиях общеобразовательной школы: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.01 / Кубан. гос. ун-т. Краснодар, 2005. - 26 с.

126. Кобзев М.В. Связь жизнестойкости будущих специалистов водного транспорта со стратегиями совладения и защитными механизмами личности // Сибирский педагогический журнал. 2009. - № 5. - С. 291-298.

127. Ковалев А.Г., Мясищев В.Н. Психологические особенности человека. Д.: Изд-во ЛГУ, 1960. - Т.2. - 221 с.

128. Ковалев А.Д. Формирование теории действия Толкотта Парсонса // История теоретической социологии. В 4-х тт. Т.З. - М.: Канон, 1997. - С. 150-179.

129. Кожевникова Е.Ю. Личностные ресурсы преодоления ситуации социально-экономической депривации: Дис. . канд. психол. наук: 19.00.01 / Кубан. гос. ун-т- Краснодар, 2006. 247 с.

130. Кожевникова Е.Ю. О ресурсах совладающего поведения // Человек. Сообщество. Управление: науч.- инф. журн. Краснодар: Кубанский гос. ун-т. -2001. №2. - С. 107-117.

131. Компоненты адаптивного процесса / Отв. ред. В.И. Медведев. М.: Наука, 1984.- 111 с.141 .Коновалова Н.Л. Предупреждение нарушений в развитии личности при психологическом сопровождении школьников. СПб.: Изд-во С.-Петерб.ун-та, 2000. - 232 с.

132. Конопкин O.A. Стилевые особенности саморегуляции деятельности / O.A. Конопкин, В.И. Моросанова // Вопросы психологии. — 1989. №5. - С. 18-26.

133. Константиновский Д.Л. Динамика неравенства: российская молодежь в меняющемся обществе: ориентации и пути в сфере образования (от 1960-х гг. к 2000-му) / Научный ред. В.Н. Шубкин; Рос. акад. наук. Институт социологии. -М., 1999.-344 с.

134. Кораблин Ю.А. Социальная безопасность личности как важнейший аспект модернизации России. / Социальная модернизация России: итоги, уроки, перспективы. V Международный социальный конгресс. Т.1. М., 2005 - 411 с.

135. Корелъ Л.В. Адаптация в меняющемся мире: от традиции к рациональности // Россия и россияне в новом столетии: вызовы времени и горизонты развития: Исследования. 1998.-№ 1. - С. 101-108.

136. Коржова Е.Ю. Психология жизненных ориентаций человека. СПб.: Изд-во РХГА, 2006.-384 с.

137. Коростылева Л.А. Психология самореализации: затруднения в профессиональной сфере. СПб.: Речь, 2005. - 222 с.

138. Косых Г.В. Психолого-акмеологические технологии оптимизации управленческих воздействий: Автореф. дисс. канд. психол. наук: 19.00.13 / Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. Москва, 2007. - 25 с.

139. Красилыцикова Е.А. Особенности жизненных ориентаций наркозависимых с различными сроками трезвости / Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена: научный журнал- 2010. -№136. С.65-73.

140. Криулина A.A. Идеи ресурсного подхода в трудах классиков и их реализацияв трудах отечественных психологов // Психология человека в современном мире.

141. Крупное А.И. Системно-диспозиционный подход к изучению личности и ее свойств // Вестник Российского университета дружбы народов. М.: РУДН. -2006. - № 1 (3). - С.63-74.

142. Крысько В.Г., Сыманович Н.Е. Психологические основы изучения социального самочувствия людей в современном российском обществе // Вестник Университета (ГУУ). 2001. -№ 1 (3). - С. 163-176.

143. Кузнецова Е.П. Психофизиологические корреляты стрессоустойчивости оператора: Автореф. дисс. . канд. биолог, наук: 14.00.32, 19.00.03 Ин-т мед.-биол. проблем Москва, 2009. 24 с.

144. Куликов Л.В. Психология настроения личности: Дис. . д-ра психол. наук: 19.00.01 СПб., 1997.-429 с.

145. Куприн A.A. Специфика понимания адаптации в современной социальной психологии // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2009. - №1 (41). - С.188-193.

146. Кутузова Д.А. Психосоциальная реабилитация пострадавших от насилия и произвола. М.: Фонд «Общественный вердикт», 2008. - 80 с.

147. Ладенко И.С. Модели рефлексии. Новосибирск.: Изд-во «Институт философии и права СО РАН», 1992. - 80 с.

148. Лактионова А.И. Взаимосвязь жизнеспособности и социальной адаптации подростков: Автореф. дисс. канд. психол. наук: 19.00.13/ Ин-т психологии РАН. -Москва, 2010.-27 с.

149. Лактионова А.И., Махнач A.B. Факторы жизнеспособности девиантных подростков. // Психологический журнал 2008. - Т. 29. (№ 6). - С. 39-47. 161 .Леана К., Фельдман Д. Как справиться с потерей работы. - М.: Нива России, 1995.- 176 с.

150. Левитов НД. Фрустрация как один из видов психических состояний // Вопросы психологии. 1967. - №6. - С. 118-129.

151. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. -304 с.

152. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М., 2007. - 511 с.

153. Леонтьев Д. А. Тест смысложизненных ориентации. М., 1992. - 18 с.

154. Леонтьев Д.А. Факторная структура теста смысложизненных ориентаций / Д.А.Леонтьев, М.О.Калашников, О Э.Калашникова // Психологический журнал. -1993. Т. 14. - №1. - С. 150- 155.

155. Леонтьев Д.А., Осин E.H. Личностный потенциал как объект психодиагностики // Психологическая диагностика. 2007. - №3. - С.4-8.

156. Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости. М.: Смысл, 2006. -164 с.

157. ПО.Либин A.B. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. М.: Смысл, 1999. - 532 с. МХ.Либина A.B. Совладающий интеллект: человек в сложной жизненной ситуации. - М.: Эксмо, 2008. - 400с.

158. Лигинчук Г.Г. Психология профессиональной деятельности М.: Московский институт экономики, менеджмента и права, 2009. - 173 с.

159. Ли Канг Хи. Социально-психологические технологии формирования стрессоустойчивости человека: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.05 / Моск. гос. соц. ун-т. Москва, 2005. - 29 с.

160. Лисовский В. Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России. -СПб.: СПбГУП, 2000. 519 с.

161. Личностный потенциал: структура и диагностика / Под ред. Д.А. Леонтьева.- М.: Смысл, 2011. 680 с.

162. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.-444 с.

163. Лыкова Н.М. Развитие коммуникативных ресурсов младших подростков: Учебно-методическое пособие М.: МОСУ, 2004. - 13 с.

164. Магомед-Эминов М.Ш. Феномен посттравматического роста / М.Ш. Магомед-Эминов // Вестник Тамбовского университета. Гуманитарные науки. -2009. Вып.З (71). - С. 111-117.

165. Магомед-Эминов М.Ш. Экстремальная психология. Т.2. / М.Ш. Магомед-Эминов. М.: Психоаналитическая ассоциация, 2006. - 576 с.

166. Магун B.C., Энговатов М.В. Динамика притязаний и изменение ресурсных стратегий молодежи (1985-2005 гг.) // Отечественные записки. 2006. -№ 3. - С. 76-96.

167. Макарова К.В. Актуализация творческого потенциала личности: монография.- М.: Изд-во УРАО, 2000. 168 с.

168. Маклаков А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях // Психологический журнал. 2001. -Т. 22(№1). - С. 16-24.

169. Максимова Е.В. Развитие конкурентоспособности студента в образовательном процессе университета: Автореф. дис. . канд.пед.наук: 13.00.01 / Оренб.гос.ун-т. Оренбург, 2005. - 19 с.

170. Мандрикова Е.Ю. Особенности психологического времени безработных // Вопросы психологии. 2005. - №6. - С.55-62.

171. Марищук B.JJ. Методы оценки функциональных состояний и работоспособности // Психические состояния: сб. науч. статей. СПб.: Питер, 2000.-С. 105- 109.

172. Маркова А.К. Психология профессионализма. М.: Знание, 1996. - 312 с.

173. Маркова И. Социальные репрезентации демократии в обыденном и рефлексивном мышлении // Психологический журнал. 1996. - №5. - С.56-68.

174. Мартюшов В.Ф. Социальная релевантность адаптации. Тверь: ТГТУ, 2005. - 104 с.

175. Марцинковская Т.Д., Богатырева О. О. Профессиональная самореализация в пространстве личностного развития. // Психологические исследования: электронный журнал. 2009. - № 1. URL: http://psystudy.ru

176. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999. - 478 с.

177. Меерсон Ф.З. Адаптация, стресс и профилактика. М.: Наука, 1981. - 278 с.

178. Милославова И. А. Социальная адаптация: анализ понятия. / Сборник научных трудов «Понятия, принципы, категории. Опыт философского и социально-психологического исследования» / Под ред. Б.Д. Парыгина JL, 1975. - С. 139— 146.

179. Мильман В.Э. Стресс и личностные факторы регуляции деятельности // Стресс и тревога в спорте. М.: ФиС, 1983. - 480 с.

180. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции. М: Наука, 2001. -192 с.

181. Мухина B.C. Возрастная психология. Феноменология развития. М., 2006. -608 с.

182. Мэй Р. Смысл тревоги. М.: Класс, 2001. - 379 с.

183. Мясищев В.И Личность и неврозы. Л.: Изд-во Ленинград. Ун-та, 1960. -426 с.

184. Надирашвили Ш.А. Понятие установки в общей и социальной психологии. -Тбилиси: Мецниереба, 1974. 194 с.

185. Налчаджян A.A. Социально-психическая адаптация. Ереван, 1988. - 263 с.

186. Нартова-Бочавер С.К. «Coping behavior» в системе понятий психологии личности / С.К. Нартова-Бочавер // Психологический журнал. 1997. - Т. 18 (№ 5). - С.20-29.

187. Науменко Ю.В. Здоровьеформирующая функция образовательного процесса в школе: монография. Волгоград: Изд-во ВГИПК РО, 2008. - 368 с.

188. Некрасова Ю.Б. О психических состояниях, их диагностике, управлении и направленном формировании // Вопросы психологии. 1994. - №6. - С.37- 41.

189. Непомнящая Н. И. Опыт системного исследования психики ребенка. М., 1975.-232 с.

190. Норакидзе В.Г. Методы исследования характера личности. -Тбилиси, 1975.-243 с.

191. Носс H.H., Васина Н.В. Введение в практику психологического исследования. М.:Изд-во Инс-та психотерапии, 2004. - 348 с.

192. Овчинникова Е.В. Уровень жизни и социальная адаптация безработных: пути оптимизации в условиях реформирования общества: Автореф. дис. . канд. социол. наук: 22.00.04 / Бурят, гос. ун-т. Улан-Удэ, 2005. - 21 с.

193. Оганесов В.А. Подготовка конкурентоспособного специалиста в условиях диверсификации высшего образования: Автореф. дис. . канд. пед. наук. 13.00.08 / Ставроп. гос. ун-т. Ставрополь, 2003. - 22 с.

194. Олпорт Г. Становление личности: Избранные труды. М.: Смысл, 2002. -462 с.

195. Ольшанникова А.Е. О некоторых физиологических коррелятах эмоциональных состояний // Проблемы дифференциальной психофизиологии: сб. науч. статей. М.: Просвещение, 1969. - Т.6. - С. 98-122.

196. Осин E.H. Чувство связности как показатель психологического здоровья и его диагностика // Психологическая диагностика. 2007. - №3. - С. 22 - 40.

197. Осницкий А.К. Саморегуляция деятельности школьника и формирование активной личности. М.: Знание, 1986. - 80 с.

198. Осницкий А.К., Чуйкова Т.С. Саморегуляция активности субъекта в ситуации потери работы // Вопросы психологии. 1991. - № 1. - С. 92-104.

199. Осухова Н.Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях: Учебное пособие. М.: Академия, 2005. - 284 с.

200. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М., 1971. - 352 с.

201. Паутова J1.A. Комплексный подход к исследованию социального представления о стабильности // Социология. 2004. - № 4. - С. 32-65.

202. Петленко В.П. Основы валеологии. Киев.: Олимпийская литература, 1998. -433 с.

203. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. СПб.: Питер, 2005.

204. Петрова Е.А. Трудные жизненные ситуации в предметном поле социальной психологии // Человек в трудной жизненнойситуации: мат. I и II науч.-практ. конф. (24 декабря 2003 г. и 8 декабря 2004 г.). М.: Изд-во РГСУ, 2004. - С. 1315.

205. Петровский A.B. Личность, деятельность, коллектив. М., 1982. - 255 с.

206. Петровский В.А. Человек над ситуацией. М.: Смысл, 2010. - 559 с.

207. Писарева Е.А. Образ «Я» и образ сверстника у подростков с высоким и низким уровнями восприятия социальной поддержки / H.A. Рождественская, Е.А. Писарева // Вестник МГУ. Серия «Психология». 2006. -№4. - С. 52-56.

208. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М.: Наука, 1986. - 255

209. Плахтиенко В.А., Блудов Ю.М. Надежность в спорте М. : Физкультура и спорт, 1983,- 176 с.

210. Подшивалкина В.И. Социальные технологии: проблемы методологии и практики. Кишинёв: Центральная типография, 2007. - 326 с.

211. Пономаренко В.А. Психология духовности профессионала. М.: Рос. акад. образов., 1997. - 289 с.

212. Попова Р.Э. Становление профессиональной стрессоустойчивости будущего специалиста по адаптивной физической культуре: монография / К.Г.Эрдынеева, Р.Э.Попова // Чита: ЧитГУ, 2009. 215 с.

213. Посохова С.Т. Психология адаптирующейся личности: монография. СПб.: Нева, 2001.-253 с.

214. Постылякова Ю.В. Ресурсный подход в изучении семейного стресса. / Материалы Всероссийской научной конференции «Психологические проблемы современной российской семьи». 4.2. М.: 2003. - С.69-72.

215. Прохоров А.О. Предпосылки и история проблемы психических состояний в психологии // Психология состояний / Под ред. А.О. Прохорова. Минск: Современное слово, 1998. - 768 с.

216. Пряжников Н.С. Методы активизации духовного потенциала личности: Учебное пособие. М.: Изд-во Московоского психолого-социального института; Воронеж: «МОДЭК», 2008. - 168 с.

217. Пряжников Н.С., Пряжникова Е.Ю. Психология труда: Учебное пособие для вузов. М.: Academia, 2009. - 480 с.

218. Пухняк Д.В., Дельянов КВ. Мингалев А.Н., Патахов П.П. Уровень стрессоустойчивости студентов как один из показателей обеспечения их биобезопасности // Современные наукоемкие технологии. 2010. - № 2. - С. 110111.

219. Разумовский О.С, Хазов М.Ю. Проблемы оптимизации в теории жизнеспособности бихевиоральных систем // Полигнозис. 1999. - №1. - С. 32 -45.

220. Распопин Е.В. Опросник психологической устойчивости к стрессу (ОПУС) // Психологическая диагностика. 2009. - №3. - С. 104-122.

221. Рассказова Е.И. Жизнестойкость и выбор будущего в процессе реабилитации // Гуманитарные проблемы современной психологии. Известия Таганрогского радиотехнического университета. 2005. - № 7. - С. 124-126.

222. Рахимова Г.И. Когнитивно-волевые особенности совладающего поведения безработных (на примере людей 20-30 летнего возраста, потерявших работу): Дис. . канд.психол.наук: 19.00.01 / Рос. гос. социал. ун-т-Москва, 2009. -204 с.

223. Реан A.A., Кудашев А.Р., Баранов A.A. Психология адаптации личности. М.: Издательство: Прайм-Еврознак, 2008. - 480 с.

224. Рикель A.M. Профессиональная Я-концепция и профессиональная идентичность в структуре самосознания личности. Часть 1 Электронный ресурс. // Психологические исследования: электрон, науч. журн. 2011.- № 2(16). URL: http://psystudy.ru

225. Роджерс K.P. Взгляд на психотерапию. Становление человека. -М.: Прогресс, Универс. 1994. - 480 с.

226. Рокицкая Ю.А. Развитие адаптационного потенциала эмоциональной устойчивости в профессиональном самоопределении студентов: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.07 / Ур. гос. пед. ун-т. Екатеринбург, 2010. - 25 с.

227. Романова Е.С., Гребенников JI.P. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика. Мытищи: Изд-во «Талант», 1996. -144 с.

228. Романова Н.Р. Социально-психологические детерминанты внушающего воздействия фольклора: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.05 / Ярослав, гос. ун-т им. П. Г. Демидова. Ярославль, 2003. - 21 с.

229. Ромм М.В. Философия и психология адаптивных процессов: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Изд-во МПСИ; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2006. - 296 с.

230. Росс П., Нисбет Р. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии. М.: Аспект Пресс, 1999. - 429 с.

231. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2000. - 712 с.

232. Рудаков А.Л. Анализ изменения стрессоустойчивости у спортсменов в результате обучения саногенной рефлексии // Среднее профессиональное образование. М., 2009. - № 10. - С. 43 - 45

233. Руденко Г.Г., Савелов А.Р. Специфика положения молодежи на рынке труда // Социологические исследования. 2002. - № 5. - С.101-107.

234. Руткевич М.Н. Социология образования и молодежи: избранное (1965 -2002) / М. Н. Руткевич; предисл. акад. РАН JI. Н. Митрохина. М.: Гардарики, 2002. -541 с.

235. Рыльская Е.А. Психология жизнеспособности человека: монография. -Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2009.

236. Рыльская Е.А. Типы жизнеспособности человека. Вестник ЮУрГУ: Серия «Психология», выпуск 6. - 2009. - №30 - С.24-30.

237. Рыжова И.В. Адаптационные стратегии как фактор обеспечения будущей продуктивной трудовой деятельности выпускников системы НПО // Среднее профессиональное образование. 2008. - № 10. - С. 7-8.

238. Рябова Т.В. Взаимосвязь антиципационной состоятельности и креативности у психически здоровых и больных шизофренией: Автореф. . дисс. канд. психол. наук.: 19.00.01, 19.00.04 /Казан, гос. ун-т- Казань, 2002. 24 с.

239. Самбуева С.Б. Этнопсихологические факторы развития стрессоустойчивости личности: (на этнич. материале учителей бурят, национальности): Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.01 Новосибирск, 1999. - 26 с.

240. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В. А. Ядова: Л.: Наука, 1979. - 264 с.

241. Сапоровская М.В. Теория и практика исследования межпоколенной связи в семейном контексте // Психологические исследования: электрон, науч. журн. -2010. № 1(9). URL: http://psystudy.ru

242. Свинина Н.Г. История становления понятия «Витагенный опыт» // Образование и наука. 2002. - № 4. - С. 154 - 168.

243. Селигман М. В поисках счастья. Как получать удовольствие от жизни каждый день. Изд-во Манн, Иванов и Фербер, 2011. - 320 с.

244. Селигман М. Новая позитивная психология. М.: София, 2006. - 368 с.

245. Семенов И.Н. Тенденции развития психологии мышления, рефлексии и познавательной активности. Учебное пособие. М.: Моск. психолого-социальный институт; Воронеж: НПО «Модэк», 2000. - 64 с.

246. Сергиенко Е.А. Природа субъекта: онтогенетический аспект // Проблема субъекта в психологической науке / Под ред. A.B. Брушлинского, М.И. Воловиковой, В.Н. Дружинина. М.: Изд-во «Академический проект», 2000. - С. 184-202.

247. Сирота Н.А. Копинг-поведение и психопрофилактика психосоциальных расстройств у подростков / Н. А. Сирота, В. М. Ялтонский // Обозр. психиат. и мед. психологии. 1994. - № 1. С. - 63-74.

248. Слободчиков В.И., Исаев ЕМ. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: Развитие субъективной реальности в онтогенезе: Учебное пособие для вузов. М.: Школьная Пресса, 2000. - 416 с.

249. Смирнова Н.В. Образование для жизнеспособных поколений // Вестник ОГУ. -№1(4).-2000.-С.22-25.

250. Сова Ю.И. Смысловая саморегуляция жизнестойкого отношения студента к кризисным ситуациям: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.13 / Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина Тамбов, 2009. - 21 с.

251. Соколова Е.Т. Феномен психологической защиты // Вопросы психологии. -2007. № 4. - С. 66-79.

252. Состояние рынка труда Москвы в общественном мнении // Материалы социологического исследования, проведенного в рамках проекта «Социальный мониторинг Москвы». М., 1999.

253. Сотниченко Д-М. Жизнестойкость как психологический феномен. Его значение в современных условиях службы в армии // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2009. - № 8 (86). - С. 104-107

254. Степанов С.Ю., Семенов И.Н. Рефлексия в организации творческого мышления и саморазвития личности // Вопросы психологии. 1983. - №2. - С. 35^2.

255. Степанова С. С. Личностные особенности безработных как фактор, препятствующий их трудоустройству // Вестник поморского университета. Серия «Физиологические и психолого-педагогические науки». 2007. - № 3. - С. 117 -120.

256. Стефаненко Т.Г. Адаптация к новой культурной среде и пути её оптимизации // Введение в практическую социальную психологию. Под ред. Жукова Ю.М., Петровской Л.А., Соловьевой О.В. -М.: Смысл, 1996. С. 167-185.

257. Стецишин Р.И. Личностно-психологические ресурсы жизнестойкости (на примере личности врача-клинициста): Автореф. дисс. . канд. психол. наук: 19.00.01 / Кубан. гос. ун-т. Краснодар, 2008. - 27 с.

258. Столин В.В. Самосознание личности М.: Изд-во МГУ, 1983. - 284 с.

259. Субботин C.B. Устойчивость к психическому стрессу как характеристика метаиндивидуальности учителя: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.01. -Пермь, 1992.-21 с.

260. Суворов B.C., Осипов П.Н. Как формировать конкурентоспособного специалиста. Казань: ИСПО РАО, 2000. - 100 с.

261. Сумина Н.Е. Взаимосвязь антиципационной состоятельности и личностных свойств: Автореф. дис. . канд. псих, наук: 19.00.01. / Казан, гос. ун-т. Казань, 2008.-23 с.

262. Сурикова Я.А. Взаимосвязь ценностных ориентаций и значимых событий субъективной картины жизненного пути личности: Автореферат дис. . канд. психол. наук: 19.00.01 / Дальневост. гос. ун-т путей сообщ. Хабаровск, 2009. -26 с.

263. Суслова Т.Ф. Специфика взаимоотношения прародителей и внуков // От теории к практике преподавания и консультирования сб. научных и научно-методических статей / Под ред. Е. А. Петровой. - М.: РИЦ АИМ, 2011. - С.48-52.

264. Таишыков В.А. Психологическая защита у больных неврозами и с психосоматическими расстройствами. СПб. : МАПО, 1997. - 23 с.

265. Теплое Б.М. Психология музыкальных способностей // Избр. труды: В 2 т. -Т. 1 М.: Педагогика, 1985. - 329 с.

266. Тихомирова Т. С. Стрессоустойчивость школьника: знания х здоровье = успех. -М.: Издательство ЗАО «ПСТМ», 2009. 124 с.

267. Токарева Е.В. Индивидуально-психологические особенности развития конкурентоспособности личности: Дис. . канд. психол. наук: 19.00.13. -Москва, 2007.- 180 с.

268. Толочек В.А. Общий подход и частные результаты комплексныхисследований феномена «человек» в научной школе Б. Г. Ананьева: к 100-летию435со дня рождения Б. Г. Ананьева // Вопросы психологии. 2007. - №5. - С. 161169.

269. Томас У. Определение ситуации // Человек и общество. Хрестоматия / Под. ред. С.А. Макеева. К.: Ин-т социологии Украины, 1999. - С. 24 - 29.

270. Тышкова М. Исследование устойчивости личности детей и подростков в трудных ситуациях // Вопросы психологии. 1987. - №1. - С 27-33.

271. Тюгашев Е.А. Ситуация как категория социокультурного анализа: Парсонс -Ясперс Гегель // Социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Вып. XI / Под ред. М.В. Удальцовой. - Новосибирск, 2009. - С. 23-32.

272. Фатхутдинов P.A. Конкурентоспособность: экономика, стратегия, управление. М.:ИНФА- 2000.-312 с.

273. Федотова H.H. Социально-профессиональный статус поствузовской молодежи на рынке труда. Саратов: ПМУЦ, 2000. - 60 с.

274. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. СПб.: Речь, 2001. - 318 с.

275. Филиппов A.B., Ковалев C.B. Ситуация как элемент психологического тезауруса // Психологический журнал. -1986. №1. - С. 14-21.

276. Филиппов Ф.Р. От поколения к поколению: социальная подвижность. М.: Мысль, 1989.-239 с.

277. Фирсов М.В. Введение в специальность и основы профессиональной этики социального работника. М.: Изд-во Международной педагогической академии, 1993.-90 с.

278. Франкл В. Воля к смыслу. М.: Апрель-пресс, изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. -368 с.

279. Фрейд А. Введение в детский психоанализ. М.: Поппури, 2004. - 448 с.

280. Фролов С.С. Социология организаций. М.: Гардарики, 2001. - 384 с.

281. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2000.-380 с.

282. Худышева М.К. Условия становления личностной состоятельности будущего профессионала: Автореферат дис. . канд психол. наук: 19.00.07 /Ин-т психологии гос. ун-та гуманитар, наук. Москва - 2004. - 24 с.

283. Хуторная M.JI. Формирование стрессоустойчивости в пубертатном периоде // Проблемы профессионального становления и личностного развития студентов: Сборник науч. Трудов. Вып 2 - Воронеж, 2007. - С 108-113.

284. Цагарелли Ю.А. Системная диагностика человека и развитие психических функций: Учеб. Пособие. Казань: Изд-во «Познание» Института экономики, управления и права, 2009. - 492 с.

285. Циринг Д.А. Психология личностной беспомощности: исследование уровней субъектности. М.: Академия, 2010. - 410 с.

286. Циринг Д.А., Дубровина A.A. Тендерный аспект личностной беспомощности // Экономика. Психология. Бизнес. 2006. - № 10-11. - С. 217-223.

287. Циринг Д.А., Мухаметова Ю.К. Социально-психологические составляющие беспомощности у младших подростков /7 Вестн. Перм. гос. пед. ун-та. Сер. 1, Психология. 2003. - № 2. - С. 65-69.

288. Чеботарев С.С. Мотивационные ресурсы профессионально-личностного развития практического психолога в процессе обучения в вузе: Дис. . анд. психол. наук: 19.00.07 / Кур. гос. пед. ун-т. Курск, 2002. - 18с.

289. Чередниченко Г.А. Молодежь России: социальные ориентации и жизненные пути (Опыт социологического исследования). СПб.: Изда-во Русского Христианского гуманитарного института, 2004. - 503 с.

290. Черепанова Н. Е. Социально-психологическая адаптация безработных в трансформационный период россиийской экономики Автореф. дис.канд. социол. наук: 22.00.03 / Санкт-Пет. гос. ун-т экономики и финансов. СПб., 2003. - 21 с.

291. Черникова O.A. Исследование эмоциональной устойчивости, как важнейшего показателя психологической подготовленности спортсмена к соревнованиям //

292. Психологические вопросы спортивной тренировки. М.: Физкультура и спорт, 1967.-C.3-13.

293. Чернова С. А. Педагогические условия для развития саморегуляции у учащихся средствами художественного творчества // Вестник калининградского юридического института МВД России: научно-теоретический журнал. / Калининград, 2009. Вып.2 (18) - С. 140-144.

294. Чудновский В.Э. Актуальные проблемы психологии становления убеждений // Вопросы психологии. 1990. - № 5. - С. 40-48.

295. Чудновский В.Э. Смысл жизни: проблема относительной эмансипированности от «внешнего» и «внутреннего» // Психологический журнал. Т.16(№2). - 1995. - С. 15-26.

296. Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильяме К. Молодежь в обществе риска. М., Наука, 2001.-203 с.

297. Шабанова М.А. Массовые адаптационные стратегии в период институциональных трансформаций. / Мир России. 2001. - №3. -С.78-104.

298. Шагарова И.В. Личностные детерминанты и типы копинг-поведения в ситуации потери работы: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.05 / Ярослав, гос. ун-т им. П.Г. Демидова Ярославль, 2008. - 23 с.

299. Шагиев P.M. Зависимость стрессоустойчивости спортсменов от уровня квалификации // Ярославский психологический вестник. Вып. 24. - М.Ярославль: Российское психологическое общество, 2008. - С. 155-156.

300. Шадриков В.Д. Ментальное развитие человека. М., 2007. - 288 с.

301. Шадриков В.Д. Некоторые методологичеекие вопросы индивидуальности // Психология индивидуальности: Материалы III Всероссийской научной конференции, г. Москва, 1-3 декабря, 4.2. М.: Изд. Дом Гос. Ун-та - Высшей школы экономики, 2010. - С.330-334.

302. Шадриков В.Д. О структуре познавательных способностей // Психологичсекий журнал. 1985. - Т.6 (№ 3). - С. 38-47.

303. Шакурова A.B. Формирование самоэффективности субъекта трудового поведения в образовательном процессе // Научное обозрение. 2010. - № 2. - С. 93-99.

304. Шакурова З.А., Наливайко Т.В., Наливайко Е.И. О смысловых составляющих понятия жизнестойкость // Теоретическая, экспериментальная и прикладная психология: Сборник научных трудов I / Под ред. Н-А.Батурина. Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2003. - С. 160-164.

305. Шаров A.C. Ограниченный человек: значимость, активность, рефлексия. -Омск: Изд-во ОмГТУ, 2005. 358 с.

306. Шатрова Е.В. Жизнеспособность хозяйственных систем: Монография / Е.В.Шатрова. СПб. : Изд-во С.-Петербург, гос. ун-та экономики и финансов, 1998.-212 с.

307. Шевандрин Н.И. Психодиагностика, коррекция и развитие личности: Учеб. для студентов вузов. М.: ВЛАДОС, 2001. - 507 с.

308. Шепелева Е.А. Особенности учебной и социальной самоэффективности школьников: Автореф. дис. . канд. псих, наук: 19.00.07. / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова Москва, 2008. - 26 с.

309. Щедровщкий Г.П. Мышление. Понимание. Рефлексия. М.: Наследие ММК, 2005. - 800 с.

310. Шульга Т.Н. Работа с неблагополучной семьей: Учебное пособие. М.: Дрофа, 2005.-256 с.

311. Шульга Т.И. Смысл жизни и ценности детей группы риска // Социальная педагогика. 2005. - № 2. - С. 35-39.

312. Шушарш В.Ф., Шмазова Л.В. Конечные результаты деятельности сельскохозяйственного предприятия: направления совершенствования //

313. Жизнеспособность экономики (предприятий и регионов России) Пермь, 1993. -С.53-55.

314. ЪЪ%.Юревич А. В. Методологический плюрализм в психологии // Вопросы психологии. 2001. - № 5. - С. 5-18.

315. Юревич А.В. Социальная психология науки. СПб.: Изд-во РХГИ, 2001. -352 с.

316. Ядов В.А. Теоретическая социология в России: проблемы и решения // Общество и экономика. 1999. -№3-4. - С. 312-322.

317. Янчук В.А. Методология, теория и метод в современной социальной психологии и персонологии: интегративно-эклектичсекий подход: Монография. -Минск.: Бестпринт, 2000. 416 с.

318. Affleck, G., & Теппеп, Н. (1996). Construing benefit from adversity: Adaptational significance and dispositional underpinnings. Journal of Personality, 64, pp. 899-922.

319. Anthony, E.J., & Cohler, B.J. (Eds.). (1987). The invulnerable child. New York: Guilford.

320. Argyle, M., Furnham, A. & Graham, J. (1981). Social Situations. Cambridge: CUP.

321. Bandura, A. (1997). Self-efficacy: The exercise of control. New York: Freeman.

322. Barerra, M., Jr. (1986). Distinctions between social support concepts, measures, and models. American Journal of Community Psychology, 14, pp. 413-445.

323. Barnard, C.P. (1994). Resiliency: A shift in our perception? American Journal of Family Therapy, 22(2), pp. 135-144.

324. Barrett, L.F., & Barrett, D. J. (2001). Computerized experience-sampling: How technology facilitates the study of conscious experience. Social Science Computer Review, 19, 175-185.

325. Bartone P. (2007) Test-retest reliability of the dispositional resilience scale- 15, a brief hardiness scale. Psycholpgical Reports, 101, pp. 943-944.

326. Baumeister, R.F. (1991). Meaning of life. New York: Guilford. Berry J.W. Immigration, Acculturation and Adaptation. Ontario.

327. Baumeister, R. F., Campbell, J. D., Krueger, J. I., & Vohs, K. D. (2003). Does high self-esteem cause better performance, interpersonal success, happiness, or healthier lifestyles? Psychological Science in the Public Interest, 4, pp. 1-44.

328. Blaney, P. H. & Ganellen, R. J. (1990). Hardiness and social support. In B. R. Sarason, G. Sarason, & G. R. Pierce (Eds.), Social support: An interactional view. New York: John Wiley and Sons, pp. 297-318.

329. Blauner, R. (1964) Alienation and Freedom, University of Chicago Press, Chicago.

330. Block, J.H., & Block, J. (1980) The role of ego-control and ego resiliency in the organization of behavior. In: Collins WA, editor. Minnesota Symposium on Child Psychology. Vol. 13. Erlbaum; Hillsdale, NJ, pp. 39-101.

331. Block J., & Kremen A.M. (1996) IQ and ego-resiliency: Conceptual and empirical connections and separateness. Journal of Personal Social Psychoogy. 1996,70, pp. 349-361.

332. Bogenschneider, K. (1996). An ecological risk/protective theory for building prevention programs, policies, and community capacity to support youth. Family Relations, 45(2), pp. 127-138.

333. Bonanno, G.A. (2004). Resilience in the face of potential trauma. American Psychologist, 59(1), pp. 20-28.

334. Boss, P. (1987). Family stress. In M. B. Sussman & S. K. Steinmetz (Eds.), Handbook of marriage and the family. New York: Plenum, pp. 695-723.

335. Branden, N. (1994). The Six Pillars of Self-Esteem. New York: Bantam Books.

336. Branje, S.J.T., van Aken, M.A.G., & van Lieshout, C.F.M. (2002). Relational support in families with adolescents, Journal of Family Psychology, 16, pp. 351-362.

337. Braverman, M. T. (1999). Research on resilience and its implications for tobacco prevention. Nicotine & Tobacco Research, l(Suppl. 1), pp. 67-72.

338. Brissette, I., Cohen, S., & Seeman, T. E. (2000). Measuring social integration and social networks. In S. Cohen, L. G. Underwood, & B. H. Gottlieb (Eds.), Social support measurement and intervention. New York: Oxford University Press, pp. 53-85.

339. Bromley, E., Johnson, J.G., & Cohen, P. (2006) Personality strengths in adolescence and decreased risk of developing mental health problems in early adulthood. Comprehensive Psychiatry, 47(4), pp. 317-326.

340. Bronfenbrenner, U. (1977). Toward an experimental ecology of human development. American Psychologist, 32, pp. 513-531.

341. Bruni, L., & Porta, P. L. (2007). Economics and Happiness: Framing the Analysis. Oxford; New York: Oxford University Press.

342. Bumpass, L. L., Martin, T. C., & Sweet, J. A. (1991). The impact of family background and early marital factors on marital disruption. Journal of Family Issues, 12, pp. 22-42.

343. Butler, K. (1997). The anatomy of resilience. Networker, pp. 22-31.442

344. Bynner, J. (1996). Resisting youth unemployment: The role of education and training. In M.P.M. de Goede, P. M. de Klaver, J.A.C. Van Ophem, C.H.A. Verhaar, & A. de Vries (Eds.), Youth: Unemployment, identity and policy. Aldershot: Avebury, pp. 13-29.

345. Calhoun, L., & Tedeshi, R. (2006) Handbook of posttraumatic growth. Research and practice. Mahwah: Lawrence Erlbaum.

346. Carstens, J., & Spangenberg, J. (1997). Major depression: A breakdown in sense of coherence? Psychological Reports, 80, pp. 1211-1220.

347. Carver, C.S. (1998). Resilience and thriving: Issues, models, and linkages. Journal of Social Issues, 54(2), pp. 245-266.

348. Carver, C.S. & Scheier, M.F. (1998). On the Self-regulation of Behavior. New York: Cambridge University Press.

349. Cazals, M.P., Almudever, B., & Fraccaroli, F. (1997). Social support, coping strategies and psychological well-being among young people awaiting employment. The European Work and Organizational Psychologist, 3 (3), pp. 205-216.

350. Christiansen, M., Vik, P. W., & Jarchow, A. (2002). College student heavy drinking in social contexts versus alone. Addictive Behaviors, 27, pp. 393-404.

351. Cicchetti, D., & Garmezy, N. (1993) Milestones in the development of resilience. Development and Psychopathology, 5(4), pp. 497-774.

352. Cicchetti, D., & Lynch, M. (1993). Toward an ecological/transactional model of community violence and child maltreatment: Consequences for children's development. Psychiatry: Interpersonal and Biological Processes, 56, pp. 96-118.

353. Cobb, S. (1976) Social support as moderator of life stress. Psychosomatic Medicine, 38, pp. 300-314.

354. Cohen, S., Doyle, W. J., Skoner, D. P., Rabin, B. S., & Gwaltnery, J. M. (1997). Social ties and suspectibility to the common cold. Journal of the American Medical Association, 277, pp. 1940-1944.

355. Collins, W.A., Maccoby, E.E., Steinberg L., Hetherington, E. M., & Bornstein, M. H. (2000). Contemporary research on parenting: The case for nature and nurture. American Psychologist, 55(2), pp. 218-232.

356. Connell, J.P, Spencer, M.B, & Aber, J.L. (1994) Educational risk and resilience in African-American youth: Context, self, action, and outcomes in school. Child Development, 65, pp. 493-506.

357. Connor, K.M., & Davidson, J.R.T. (2003). Development of a new resilience scale: The Connor-Davidson resilience scale (CD-RISC). Depression and Anxiety, 18, pp. 7682.

358. Cooper, S. H. (1998). Changing notions of defense within psychoanalytic theory. Journal of Personality, 66, pp. 947-964

359. Cramer, P. (1998). Coping and defense mechanisms. Journal of Personality, 66, pp. 919-946

360. Creed, P. A., & Evans, B. M. (2002). Personality, wellbeing and deprivation theory. Personality and Individual Differences, 33, pp. 1045-1054.

361. Creed, P.A., & Macintyre, S. R. (2001). The relative effects of deprivation of the latent and manifest benefits of employment on the well-being of unemployed people. Journal of Occupational Health Psychology, 6, pp. 324-331.

362. Cross, W.E. (2003). Tracing historical origins of youth delinquency & violence: Myths& realities about Black culture. Journal of Social Issues, 59(1), pp. 67-82.

363. Csikszentmihalyi, M. (1990) Flow: The Psychology of Optimal Experience. New York: Harper and Row.

364. Cutrona, C.E., & Russell, D.W. (1987). The provisions of social relationships and adaptation to stress. Advances in Personal Relationships, 1, pp. 37-67.

365. Deci E.L. (1980) The psychology of self-determination. Noronto: Lexington books.

366. DeVellis, B.M., & DeVellis, R.F. (2000). Self-efficacy and health. In: A. Baum, T. A. Revenson, & J. E. Singer (Eds.), Handbook of Health Psychology. Mahwah, NJ: Erlbaum, pp. 235-247.

367. Diener, E., Suh, E.M., Lucas, R.E., & Smith, H.L. (1999). Subjective well-being:

368. Three decades of progress. Psychological Bulletin, 125, pp. 276-302.445

369. DiRago, A.C., & Vaillant, G.E. (2007). Resilience in inner city youth: Childhood predictors of occupational status across the lifespan. Journal of Youth Adolescence, 36, pp. 61-70.

370. Donovan, A., & Oddy, M. (1982). Psychological aspects of unemployment: An investigation into the emotional and social adjustment of school leavers. Journal of Adolescence, 5, pp. 15-30.

371. Dumont, M., & Provost, M.A. (1999). Resilience in adolescents: Protective role of social support, coping strategies, self-esteem, and social activities on experience of stress and depression. Journal of Youth and Adolescence, 28, pp. 343-363.

372. Dunkel-Schetter, C., & Bennett, T. L. (1990). Differentiating the cognitive and behavioral aspects of social support. In B. R. Sarason, I. G. Sarason, & G. R. Pierce (Eds.), Social support: an interactional view. NY: Wiley, pp. 267-296.

373. Donnon, T., Hammond, W., & Charles, G. (2003) Youth resiliency: assessing students' capacity for success at school. Teaching and Learning, Winter 2003, pp. 2328.

374. Dzewaltowski, D. A. (1989). Toward a model of exercise motivation. Journal of Sport and Exercise Psychology, 11, pp. 251 -269.

375. Emmons, R.A., Colby, P.M., & Kaiser, H.A. (1998). When losses lead to gains: Personal goals and the recovery of meaning. In P. T. P. Wong & P. S. Fry (Eds.), The Human Quest for Meaning, Mahwah, NJ: Erlbaum, pp. 163-178.

376. Evans, S.T., & Haworth, J T. (1991). Variations in personal activity, access to categories of experience and psychological well-being in unemployed young adults. Leisure Studies, 10, pp. 249- 264.

377. Farber, E., Schwartz, J., Schaper, P., Moonen, D., & McDaniel, J. (2000). Resilience factors associated with adaptation to HIV disease. Psychosomatics, 41, pp. 140-146.

378. Fein, S., & Spencer, S. J. (1997). Prejudice as self-image maintenance: Affirming the self through derogating others. Journal of Personality and Social Psychology,73, pp. 31—44.

379. Felsman, J.K. (1989). Risk and resiliency in childhood: The lives of street children. In Dugan, T. and Coles, R. (Eds) The Child in Our Times: Studies in the Development of Resiliency. New York: Brunner/Mazel, pp.56-80.

380. Fergusson, D.M., Horwood, L.J., & Lynskey, M.T. (1994) The childhoods of multiple problem adolescents: A 15-year longitudinal study. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 35, pp.1123-1140.

381. Flannery, K., & Flannery, G. (1990). Sense of coherence, life stress, and psychological distress: A prospective methodological inquiry. Journal of Clinical Psychology, 46, pp. 415-420.

382. Flannery, R., Perry, C., Penk, W., & Flannery, G. (1994). Validating Antonovsky's Sense of Coherence Scale. Journal of Clinical Psychology, 50, pp. 575-577.

383. Flett, G.L., Hewitt, P. ., Shapiro, B., & Rayman, J. (2001). Perfectionism, beliefs, and adjustment in dating relationships. Current Psychology, 20, pp. 289-311.

384. Flores, K.E., Cicchetti, D., & Rogosch, F. A. (2005). Predictors of resilience in maltreated and nonmaltreated Latino children. Developmental Psychology, 41, pp. 338-351.

385. Folkman, S., & Tedlie Moskowitz, J. (2000). Positive affect and the other side of coping. American Psychologist, 55, pp. 647-654.

386. Fonagy, P., Steele, M., Steele, H., Higgit, A., & Target, M. (1994). The Emanuel Miller Memorial Lecture 1992. The theory and practice of resilience. Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines, 35, pp. 231-257.

387. Eraser, M.W., & Galinsky, M.J. (1997). Toward a resilience-based model ofpractice. In M.W. Fraser (Ed.), Risk and resilience in childhood: An ecologicalperspective. Washington, DC: NASW Press, pp. 265-276.447

388. Furnham, A., & Argyle, M. (1981). The psychology of social situations: Selected readings. Oxford, UK: Pergamon Press.

389. Garmezy, N.A. (1974). The study of competence in children at risk for severe psychopathology. In: Anthony E.J., Koupernik C., editors. The child in his family: Children at Psychiatric risk: III. Wiley; New York, pp. 547-562.

390. Garmezy N.A. (1971). Vulnerability research and the issue of primary prevention. American Journal of Orthopsychiatry ,41, pp. 101-116.

391. Garmezy, N., Masten, A.S., & Tellegen, A. (1984). The study of stress and competence in children: A building block for developmental psychopathology. Child Development, 55, pp. 97-111.

392. Garvey, C.A. (2000). Intergenerational transmission of discipline. Dissertation abstract international, 60, pp. 1027.

393. Gilgun, J. F. (1996).Humandevelopment and adversity in ecological perspective, Part 1: Aconceptual framework. Families in Society, 77(7), pp. 395-402.

394. Glantz, M.D., & Johnson, J. (1999) Resilience and development: Positive life adaptations. Plenum; New York.

395. Glantz, M.D., & Sloboda, Z. (1999). Analysis and reconceptualization of resilience. In M. D. Glantz & J. L. Johnson (Eds.), Resilience and development: Positive life adaptations New York: Kluwer Academic/Plenum, pp. 109-126.

396. Glenn, N., & Kramer, KB. (1987). The marriages and divorces of the children ofdivorce. Journal of Marriage and the Family, 49, pp. 811-825.448

397. Goldstein, H. (1997). Victors or victims? In D. Saleebey (Ed.), The strengths perspective in social work practice (2nd ed., pp. 21-36). New York City, NY: Longman.

398. Gordon, E.W.,& Wang, M.C. (1994). Epilogue: Educational resilience— Challenges and prospects. In: Wang, M.C., Gordon, E.W., editors. Educational resilience in inner-city America: Challenges and prospects. Erlbaum; Hillsdale, NJ, pp. 191-194.

399. Gowan, M. A., Riordan, C. M. & Gatewood, R.D. (1999) Test of a model of coping with involuntary job loss following a company closing. Journal of Applied Psychology 84 , pp. 75-86.

400. Granovetter, M.S. (1973) The Strength of the Weak Tie: Revisited. Sociological Theory, 1, pp. 201-233.

401. Grotberg, E.H. (1995). A guide to promoting resilience in children: Strengthening the human spirit. The Hague, Netherlands: The Bernard van Leer Foundation.

402. Grotberg, E. (1998). I AM. I HAVE, I CAN: What families worldwide taught us about resilience. Reaching Today's Youth: The Community Circle of Caring, 1(3), pp. 36-39.

403. Grotberg, E. (1999). Countering depression with the five building blocks of resilience. Reaching Today's Youth, 4(1, Fall), pp. 66-72.

404. Hammen, C. (1990). Cognitive approaches to depression in children: Current findings and new directions. In B. B. Lahey & A. E. Kazdin (Eds.), Advances in clinical child psychology. Vol. 13, pp. 139-173.

405. Hanisch, K.A. (1999). Job loss and unemployment research from 1994 to 1998: A review and recommendations for research and intervention. Journal of Vocational Behavior, 55, pp. 188-220.

406. Hansson, K., Cederblad, M., Lichtenstein, P., Reiss, D., Pedersen, N., Belderhiser, et al. (2008). Individual resiliency factors from a genetic perspective: Results from a twin study. Family Process, 47(4), pp.537-552.

407. Haworth, J.T., & Paterson, F. (1995). Access to categories of experience and mental health in a sample of managers. Journal of Applied Social Psychology, 25 (8), pp. 712-724.

408. Hesketh, B., Shouksmith, G., & Kang, J. (1987). A case study and balance sheet approach to unemployment. Journal of Counseling and Development, 66, pp. 175-179.

409. Hobfoll, S.E. (1991). Trauma stress: A theory based on rapid loss of resources. Anxiety Research, A, pp. 187-197.

410. Hobfoll, S.E., & Lilly, R.S. (1993). Resource conservation as a strategy for community psychology. Journal of Community Psychology, 21, pp. 128-148.

411. Horowitz, F.D. (1987). Exploring developmental theories: Toward a structural/behavioral model of development. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

412. Hull, J.G., Van Treuren, R.R., & Virnelli, S. (1987). Hardiness and health: A critique and alternative approach. Journal of Personality and Social Psychology, 53(3), pp. 518-530.

413. Hurtes, K.P.,& Allen, L.R. (2001) Measuring resiliency in youth: The resiliency attitudes and skills profile. Therapeutic Recreation Journal, 35(4), p.333-347.

414. Ickovics, JR., & Park, C.L. (1998). Paradigm shift: Why a focus on health is important. Journal of Social Issues, 54(2), pp. 237-244.

415. Jaffe, P. G., & Baker, L. L. (1999). Why changing the YOA does not impact youth crime: Developing effective prevention programs for children and adolescents. Canadian Psychology, 40(1), pp. 22-29.

416. Jahoda, M. (1982). Employment and unemployment: A social-psychological analysis. London: Cambridge University Press.

417. Jenkins, J.M. (2000). Marital conflict and children's emotions: The development of an anger orientation. Journal of Marriage and the Family, 62, pp. 723-736.

418. Johnson, H.W. (1993). Rural crime, delinquency, substance abuse, and corrections. In L. H. Ginsberg (Ed.), Social work in rural communities. Alexandria, VA: Counsel on Social Work Education, pp. 203-217.

419. Joseph, S., Williams, R., & Yule, W. (1997). Understanding posttraumatic stress: A psychosocial perspective on PTSD and treatment. Chichester, England: Wiley.

420. Jost, J.T., Glaser, J., Kruglanski, A.W., & Sulloway, F.J. (2003). Political conservatism as motivated social cognition. Psychological Bulletin, 129, pp. 339-375.

421. Kahn, W.A. (1990). Psychological conditions of personal engagement and disengagement at work. Academy of Management Journal, 33, pp. 692-724.

422. Kalimo, R., & Vuori, J. (1990). Work and sense of coherence: Resources for competence and life satisfaction. Behavioral Medicine, 16, pp. 76-89.

423. Kaplan, H.B. (1999). Toward an understanding of resilience: A critical review of definitions and models. In: Glantz, M.D., Johnson, J.R., editors. Resilience and development: Positive life adaptations. Plenum; New York, pp. 17-83.

424. Kaplan, C.P., Turner, S., Norman, E., & Stillson, K. (1996). Promoting resilience strategies: A modified consultation model. Social Work in Education, 18(3), pp. 158168.

425. Kernis, M.H. (2003). Optimal self-esteem and authenticity: Separating fantasy from reality. Psychological Inquiry, 14, pp. 83-89.

426. Kieselbach, T. (2000) Youth Unemployment and Health A Comparison of Six European Countries. Leske + Budrich. Opla-den.

427. Kilpatrick, R., & Trew, K. (1985). Life styles and psychological wellbeing among unemployed men in Northern Ireland. Journal of Occupational Psychology, 58, pp. 207216.

428. Klohnen, E.C. (1996) Conceptual analysis and measurement of the construct of ego-resiliency. Journal of Personal Social Psychology. 1996, 70(5), pp. 1067-1079.

429. Kobasa, S.C. (1979). Stressful life events, personality, and health: An inquiry into hardiness. Journal of Personality and Social Psychology, 37(1), p. 1-11.

430. All. Kobasa, S.C., Maddi, S.R., & Courington, S. (1981). Personality and constitution as mediators in the stress-illness relationship. Journal of Health and Social Behavior, 22, pp. 368-378.

431. Kobau, R., & Dilorio, C. (2003). Epilepsy self-management: A comparison of self-efficacy and outcome expectancy for medication adherence and lifestyle behaviors among people with epilepsy. Epilepsy & Behavior, 4, pp. 217-225.

432. Korotokov, D. (1998). The sense of coherence: Making sense out of chaos. In P. T. Wong & P. S. Fey (Eds.), The human quest for meaning: A handbook of psychological research and clinical applications. Mahwah, NJ: Erlbaum, pp. 51-70.

433. Krishnakumar, A. & Buehler, C. (2000). Interparental conflict and parenting behaviors: A meta-analytic review. Family Relations, 49, pp. 25-44.

434. L 'abate, A. (2009). Resilience: a construct in search of a Theory. Rivistadi Studi Familari, Franco Angeli Editore, 2, pp. 7-25.

435. Ml. La Guardia, J.G., & Patrick, H. (2008). Self-determination theory as a fundamental theory of close relationships. Canadian Psychology, 49, pp. 201-209.

436. Lakey, B., & Drew, J. B. (1997). A social-cognitive perspective on social support. In: G. Pierce, B. Lakey, I. Sarason & B. Sarason (Eds.) Sourcebook of Theory and Research on Social Support and Personality. New York: Plenum, pp. 107-140

437. Lakey, B., McCabe, K.M., Fisicaro, S.A., & Drew, J.B. (1996). Environmental and personal determinants of support perceptions: Three generalizability studies. Journal of Personality and Social Psychology, 70, pp. 1270-1280.

438. Latack, J.C., Kinicki, A. J., & Prussia, G. E. (1995). An integrative process model of coping with job loss. Academy of Management Review, 20, pp. 311-342.

439. Lazarus, R.S., DeLongis, A., Folkman, S., & Gruen, R. (1985). Stress and adaptational outcomes: The problem of confounded measures. American Psychology, 40, pp. 770-779.

440. Lazarus, R., & Folkman, S. (1984). Stress, appraisal, and coping. New York: Springer.

441. Leadbeder, B., & Bishop, A. (1994) Predictors of behavior problems in preschool children of inner-city Afro-American and Puerto Rican adolescent mothers. Child Development,65, pp. 638-648.

442. Leary, M.R. (2004). The function of self-esteem in Terror Management Theory and Sociometer Theory: Comment on Pyszczynski et al. (2004). Psychological Bulletin, 130, pp. 478-482.

443. Lent, R. W., & Hackett, G. (1987). Career self-efficacy: Empirical status and future directions. Journal of Vocational Behavior, 30, pp. 347-382.

444. Liddle, H.A. (1994). Contextualizing resiliency. In: Wang, M.C., Gordon, E.W., editors. Educational resilience in inner-city America: Challenges and prospects. Erlbaum; Hillsdale, pp. 167-177.

445. Linley, P.A. (2003) Positive adaptation to trauma: Wisdom as both process and outcome. Journal of Traumatic Stress, 16 (6), pp. 601-610.

446. Loeber, R., & Farrington, D.P. (2000).Young children who commit crime: Epidemiology, developmental origins, risk factors, early interventions, and policy implications. Development and Psychopathology, 12, pp. 737-762.

447. Lucas, R.E., Diener, E., & Suh, E. (1996). Discriminant validity of well-being measures. Journal of Personality and Social Psychology, 71, pp. 616-628.

448. Lustig, D., Rosenthal, D., Strauser, D., & Haynes, K. (2000). The relationship of sense of coherence to life satisfaction for students with disabilities. Rehabilitation Counseling Bulletin, 43, pp. 134-141.

449. Luthar, S.S. (1991) Vulnerability and resilience: A study of high-risk adolescents. Child Development, 62, pp. 600-616.

450. Luthar, S.S. & Cicchetti, D. (2000). The construct of resilience: implications forinterventions and social policies. Developmental Psychopathology, 12, pp. 857-885.453

451. Luthar, S.S., & Cicchetti, D., & Becker, B. (2000). The construct of resilience: A critical evaluation and guidelines for future work. Child Development, 71(3), pp. 543562.

452. Luthar, S.S., & Zigler, E. (1991) Vulnerability and competence: A review of research on resilience in childhood. American Journal of Orthopsychiatry, 61, pp. 6-22.

453. Lyons, J.A. (1991). Strategies for assessing the potential for positive adjustment following trauma. Journal of Traumatic Stress, 4, pp. 93-111.

454. Lyubomirsky, S., Tkach, C., & DiMatteo, M.R. (2006). What are the differences between happiness and self-esteem? Social Indicators Research, 78, pp. 363^404.

455. Maddi, S.R. (2002). The story of hardiness: Twenty years of theorizing, research, and practice. Consulting Psychology Journal, 54, pp. 173-185.

456. Madigan, J. (2000). Health status of Canadian high-risk youth. Paper presented at Symposium 2000: Perspectives in Child Protection, Memorial University of Newfoundland, St. John's, Newfoundland.

457. Maddux, J.E., & Stanley, M. A. (1986). Special issue on self-efficacy theory. Journal of Social and Clinical Psychology, 4 (3), pp. 150-162.

458. Madge, N. (1983). Unemployment and its effects on children. Journal of Child Psychology and Psychiatry and Allied Disciplines, 2, pp. 311-319.

459. Martineau, S. (1999). Rewriting resilience: A critical discourse analysis of childhood resilience and the politics of teaching resilience to "kids at risk." University of British Columbia, Vancouver, BC.

460. Masten, A.S. (2006). Developmental psychopathology: Pathways to the future. International Journal of Behavioral Development, 31, pp. 46-53.

461. Masten, A.S. (2001). Ordinary magic: Resilience processes in development. American Psychologist, 56(3), pp. 227-238.

462. Masten, A.S. (2007). Resilience in developing systems: Progress and promise as the fourth wave rises. Development and Psychopathology, 19(3), pp. 921-930.

463. Masten, A., Best, K., & Garmezy, N. (1990) Resilience and development: Contributions from the study of children who overcome adversity. Development and Psychopathology, 2, pp.425^444.

464. Masten, A.S., & Garmezy, N. (1985). Risk, vulnerability, and protective factors in developmental psychopathology. In: Lahey, B.B. & Kazdin, A.E. (Eds.), Advances in Clinical Child Psychology, Vol. 8, New York: Plenum, pp. 1-52.

465. Masten, A.S., & Reed, M.J. (2002). Resilience in development. In C.R., Synder, & S.J. Lopez (Eds.), Handbook of Positive Psychology. Oxford: Oxford University Press, pp. 74-88.

466. Matthews, S.,& Stansjield, S. (1999). Social Support at Age 33: The Influence of Gender, Employment Status and Social Class. Social Science and Medicine, 49, pp. 133 142.

467. Mayer, F.S., & Sutton, K. (1996) Personality: An integrative approach. London.

468. McAuley, E. (1992). The role of efficacy cognitions in the prediction of exercise behavior in middle-aged adults. Journal of Behavioral Medicine, 15, pp. 65-88.

469. McCubbin, H.L., & Patterson, J.M. (1983). The family stress process: The Double ABCX model of adjustment and adaptation. Marriage and Family Review, 6, pp. 7-37. '

470. McGillivray, M. & Clarke M. (2006). Human Well-being: Concepts and Measures. In Mark McGillivray and Matthew Clarke, eds. Understanding Human Weil-Being. Basingstoke: Palgrave MacMillan.

471. McKee-Ryan, F.M., Song, Z., Wanberg, C., & Kinicki, A. (2005). Psychological and physical well-being during unemployment: A meta-analytic study. Journal of Applied Psychology, 90, pp. 53-76.

472. Merriam-Webster's Medical Dictionary (2009). Merriam-webster.

473. Miceli, M., & Castelfranchi, C. (2001). Further Distinctions Between Coping and Defense Mechanisms? Journal of Personality, 69, pp. 287-296.

474. Michell, L. (1997). Loud, sad or bad: Youth people's perceptions of peer groups and smoking. Health Education Research, 12(1), pp. 1-14.

475. Mischel, W. (1968). Personality and assessment. New York: Wiley.455

476. Mischel,W., Cantor, N. & Feldman, S. (1996). Principles of self-regulation: The nature of willpower and self-control. In E.T. Higgins & A.W. Kruglanski (Eds), Social Psychology. Handbook of Principles. New York: Guilford, pp. 329-360.

477. Mikulincer, M., Florian, V., & Hirschberger, G. (2003). The existential function of close relationships Introducing death into the science of love. Personality and Social Psychology Review, 7, pp. 20-40.

478. Molassiotis, A., Nahas-Lopez, V., Chung, W. Y., Lam, S. W., Li, C. K., & Lau, T. F. (2002). Factors associated with adherence to antiretroviral medication in HIV-infected patients. International Journal of STD & AIDS, 13, pp. 301-310.

479. Motzer, S., & Stewart, B. (1996). Sense of coherence as a predictor of quality of life in persons with coronary heart disease surviving cardiac arrest. Research in Nursing and Health, 19, pp. 287-298.

480. Muller, J.J., Creed, P. A., Waters, L., & Machin, M.A. (2003). Introducing the latent and manifest benefits of employment (LAMB) scale. Australian Journal of Psychology, 55, pp. 138.

481. Murphy, D.A., Greenwell, L., & Hoffman, D. (2002). Factors associated with antiretroviral adherence among HIV-infected women with children. Women & Health, 36, pp. 97-111.

482. Murray, H.A. (1951) Toward a classification of interaction. Toward a General Theory of Action. Cambridge, Mass.

483. Myers, J.K., Lindenthal, J.J., & Pepper, M.P. (1975) Life events, social integration and psychiatric symptomatology. Journal of Health and Social Behavior, 16, pp. 421-427.

484. Neiger, B. (1991). Resilient Reintegration: Use of structural equations modeling. Unpublished doctoral dissertation, University of Utah, Salt Lake City.

485. Neill, J.T., & Dias, K.L. (2001). Adventure education and resilience: The double-edged sword. Journal of Adventure Education and Outdoor Learning, 1, pp. 35-42.

486. O'Leary, V.E., & Ickovics, J.R. (1995). Resilience and thriving in response tochallenge: An opportunity for a paradigm shift in women's health. Women ' s Health:

487. Research on Gender, Behavior, and Policy, 1, pp. 121-142.456

488. Olsson, C.A., Bond, L., Burns, J.M., Vella-Brodrick, D.A., & Sawyer, S. (2003). Adolescent resilience: a concept analysis. Journal of Adolescence, 26, pp. 1-11.

489. Oshio, A., Kaneko, H., Nagamine, S., & Nakaya, M. (2003) Construct validity of the adolescent resilience scale. Psychological Reports, 93, pp. 1217-1222.

490. Parker, G.R., Cowen, E.L., Work, W.C., & Wyman, P.A. (1990). Test correlates of stress resilience among urban school children. Journal of Primary Prevention, 11(1), pp. 19-35.

491. Pearlin, L.I., & Schooler, C. (1982). The structure of coping. In H. I. McCubbin, A. E. Cauble, & J. M. Patterson (Eds.), Family stress, coping, and social support. Springfield, IL: Charles C Thomas, pp. 109-135.

492. Pierce G.R, Lakey B, Sarason I.G, Sarason B.R, & Joseph H.J. (1997) Personality and social support processes. A conceptual overview. Sourcebook of Social Support and Personality. New York Plenum Press, pp. 3-18.

493. Prilleltensky, L, & Nelson, G. (2000). Promoting child and family wellness: Priorities for psychological and social interventions. Journal of Community&Applied Social Psychology, 10, pp. 85-105.

494. Prochaska, J.O., Norcross, J.C., Fowler, J, Follick, M.J., & Abrams, D.B. (1992). Attendance and outcome in a worksite weight control program: Processes and stages of change as process and predictor variables. Addictive Behaviors, 17, pp. 35-45.

495. Pyszczynski, T., Greenberg, J., Solomon, S., Arndt, J., & Schimel, J. (2004). Why do people need self-esteem? A theoretical and empirical review. Psychological Bulletin, 190(3), pp. 435-468.

496. Rak, C., & Patterson, L. (1996). Promoting resilience in at-risk children. Journal of Counseling and Development, 74(4), pp. 368-373.

497. Reis, H.T., Sheldon, K.M., Gable, S.L., Roscoe, J., & Ryan, R.M. (2000). Daily well-being: The role of autonomy, competence, and relatedness. Personality and Social Psychology Bulletin, 26, pp. 419-435.

498. Reker, G.T., & Champerlain, K. (1999). Exploring existential meaning Optimizing human development across the life span. Thousand Oaks, CA: Sage.

499. Richardson, G.E. (2002). The metatheory of resilience and resiliency. Journal of Clinical Psychology, 58, pp. 307-321.

500. Robertson, T.S., Zielinski, J. & Ward, S. (1984) Consumer Behaviour, Glenview: Scott Foresman.

501. Rosenbaum, M., & Palmon, N. (1984). Helplessness and resourcefulness in coping with epilepsy. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 52, pp. 244-253.

502. Rutter, M. (2006). Implications of Resilience Concepts for Scientific Understanding. In B. M. Lester, A.S. Masten, & B. McEwen (Eds.), Resilience in children. Maiden, MA: Blackwell Publishing, pp. 1-11.

503. Rutter, M. (1987). Psychosocial resilience and protective mechanisms. American Journal of Orthopsychiatry, 57, pp. 316-331.551 .Rutter, M. (2007). Resilience, competence, and coping. Child Abuse & Neglect, 31(3), pp. 205-09.

504. Rychtarik, R.G., Prue, D. M., Rapp, S.R., & King, A.C. (1992). Self-efficacy, aftercare and relapse in a treatment program from alcoholics. Journal of Studies on Alcohol, 53, pp. 435-440.

505. Saakvitne, K. W., Tennen, H., & Affleck, G. (1998). Exploring thriving in the context of clinical trauma theory: constructivist self development theory. Journal of Social Issues, 54, pp. 279-292.

506. Salter, E., & Stallard, P. (2004). Posttraumatic Growth in Child Survivors of a Road Traffic Accident. Journal of Traumatic Stress, 17(4), pp. 335-340.

507. Sanders, M.R., Halford, W.K. & Behrens, B.C. (1999). Parental divorce and premarital couple communication. Journal of Family Psychology, 13, pp. 60-74.

508. Sarason, B.R., Sarason, I.G., & Peirce, G.R. (1990) Social support: an interactive view. N.Y.: Wiley.

509. Saranson, I.G. et al. (1983) Assessing social support: The Social Support Questionnaire. Journal of Personality and Social Psychology, 44, pp. 127-139.

510. Scheier, M.F., & Carver, C.S. (1985). Optimism, coping, and health: Assessment and impli cations of generalized outcome expectancies. Health Psychology, 4, pp. 219247.

511. Schwarzer, R. (Ed.). (1992). Self-efficacy: Thought control of action. Washington, DC: Hemisphere.

512. Sedikides, C. (1993). Assessment, enhancement, and verification determinants of the self-evaluation process. Journal of Personality and Social Psychology, 65, pp. 317338.

513. Seligman, M. E. (2004). Authentic happiness. (Paperback) New York: Free Press.

514. Shaw, J.M., Dzewaltowski, D.A., & McElroy, M. (1992). Self-efficacy and causal attributions as mediators of perceptions of psychological momentum. Journal of Sport & Exercise Psychology, 14, pp. 134-147.

515. Silliker, S.A. (1993). The Role of Social Contacts in the Successful Job Search. The Journal of Employment Counselling, 30, pp. 25-34.

516. Smith, B.W, Dalen, J., Wiggins, K., Tooley, E., Christopher, P., & Bernard, J. (2008) The brief resilience scale: assessing the ability to bounce back. International Journal of Behavioural Medicine, 15, pp. 194-200.

517. Snyder, C.R. (2002). Hope theory: Rainbows in the mind. Psychological Inquiry, 13, pp. 249-275.

518. Soderberg, S., Lundman, B., & Norberg, A. (1997). Living with fibromyalgia: Sense of coherence, perception of well-being, and stress in daily life. Research in Nursing and Health, 20, pp. 495-503.

519. Stam, H. (1990). Rebuilding the ship at sea: The historical and theoretical problems of constructionist epistemologies in psychology. Canadian Psychology, 31, pp. 239253.

520. Stinnett, N., & DeFrain,J. (1985). Secrets of strong families. Boston: Little, Brown and Company.

521. Stocker, C.M., & Youngblade, L. (1999). Marital conflict and parental hostility: Links with children's sibling and peer relationships. Journal of Family Psychology, 13, pp. 598-609.

522. Striimpfer, D. J. W. (1990). Salutogenesis: A new paradigm. South African Journal of Psychology, 20(4), pp. 264-276.

523. Sun, J., & Stewart, D. (2007) Development of population-based resilience measures in the primary school setting. Health Education, 7(6), pp. 575-599.

524. Taris, T.W. (2000). Dispositional need for cognitive closure and self-enhancing beliefs. Journal of Social Psychology, 140, pp. 35-50.

525. Tarter, R.E.,& Vanyukov, M. (1999) Re-visiting the validity of the construct of resilience. In: Glantz, M.D., Johnson, J.L., editors. Resiliency and development: Positive life adaptations. Plenum; New York, pp. 85-100.

526. Tedeschi, R.G., & Calhoun, L.G. (2004). Posttraumatic growth: Conceptual foundations and empirical evidence. Psychological Inquiry, 15(1), pp. 1-18.

527. Tedeschi, R.G., Park, C.L. & Calhoun, L.G. (Eds.). (1998). Posttraumatic growth: Positive changes in the aftermath of crisis. Mahwah, NJ: Erlbaum.

528. Tolan, P.T. (1996). How resilient is the concept of resilience? The Community Psychologist, 29, pp. 12-15.

529. Ungar, M. (2001). The social construction of resilience among problem youth in out-of-home placement: A study of health-enhancing deviance. Child and Youth Care Forum, 30(3), pp. 137-154.

530. Uchino, B.N. (2004). Social support and physical health outcomes: Understanding the health consequences of our relationships. New Haven, CT: Yale University Press.

531. Wagnild, G.M., & Young, H.M. (1993). Development and psychometric evaluation of the Resilience Scale. Journal of Nursing Measurement, 1, pp. 165-178.

532. Walker, R.J. (1996). Resilient reintegration of adult children of perceived alcoholic parents.Unpublished doctoral dissertation, University of Utah, Salt Lake City.

533. Walsh, F. (1996). The concept of family resilience: Crisis and challenge. Family Process, 35(3), pp. 261-281.

534. Wanberg, C.R., Glomb, T.M., Song, Z., & Sorenson, S. (2005). Job-search persistence during unemployment: A 10-wave longitudinal study. Journal of Applied Psychology, 90, pp. 411-430.

535. Wang, M.C., Haertel, G.D., & Wahlberg, H.J. (1994). Educational resilience in inner cities. In: Wang MC, Gordon EW, editors. Educational resilience in inner-city America: Challenges and prospects. Erlbaum; Hillsdale, pp. 45-72.

536. Warr, P. (1987). Work, unemployment, and mental health. Oxford: Clarendon.

537. Wenzel, S.L. (1992) Length of Time Spent Homeless: Implications for

538. Employment of Homeless Persons. Journal of Community Psychology, 20, pp.57-71.461

539. Werner, E. (1995) Resilience in development. Current Directions in Psychological Science, 4(3), pp. 81-85.

540. Werner, E.E., & Smith, R.S. (1992) Overcoming the odds: High risk children from birth to adulthood. Cornell University Press; Ithaca.

541. Wills, T.A., & Filer, M. (2001). Social networks and social support. In A. Baum, T. A. Revenson, &J. E. Singer (Eds.), Handbook of health psychology. Mahwah, NJ: Erlbaum, pp. 209-234.

542. Windle, G., Bennett, K., & Noyes, J. (2011). A methodological review of resilience measurement scales. Health Qual Life Outcomes, 9 (1), pp. 8-18.

543. Windle, G., Markland, D.A., & Woods, B. (2008). Examination of a theoretical model of psychological resilience in older age. Aging & Mental Health, 12(3), pp. 285292.

544. Wolfinger, N. (1999). Trends in the intergenerational transmission of divorce. Demography, 33, pp. 415-420.

545. Wolin, S. J., & Wolin, S. (1993). The resilient self. New York: Villard Books.

546. Yakin, J. A., & McMahon, S. D. (2003). Risk and resiliency: A test of a theoretical model for urban, African-American youth. Journal of Prevention & Intervention in the Community, 26, pp. 5-19.

547. Yellin, E.M., Quinn, M.M., & Hoffman, C.C. (1998). Heavy mettle: Stories of transition for delinquent youth. Reaching Today's Youth, 2 (4), pp. 4-8.

548. Ying, Y., & Akutsu, P. (1997). Psychological adjustment of Southeast Asian refugees: The contribution of sense of coherence. Journal of Community Psychology, 25, pp. 125-139.

549. Young, R.M., Oei, P.S., & Crook, G.M. (1991). Development of a drinking self-efficacy questionnaire. Journal of Psychopathology and Behavioral Assessment, 13, pp. 1-15.