Автореферат диссертации по теме "Соотношение уровневых характеристик процесса мышления субъекта и особенностей осознания смысловых связей"

На правах рукописи

ПЕРСИЯНЦЕВ СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

СООТНОШЕНИЕ УРОВНЕВЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ПРОЦЕС СА МЫШЛЕНИЯ СУБЪЕКТА И ОСОБЕННОСТЕЙ ОСОЗНАНИЯ СМЫСЛОВЫХ СВЯЗЕЙ

Специальность 19.00 01 - общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

ООЗ162784

Москва 2007

003162784

Работа выполнена на кафедре общей психологии Смоленского гуманитарного университета и в лаборатории системных исследований Института психологии РАН

Научный руководитель:

доктор психологических наук

Селиванов Владимир Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук

Темнова Лариса Витальевна доктор психологических наук

Воловикова Маргарита Иосифовна

Ведущая организация:

кафедра теории и истории психологии Института психологии им Л С Выготского РГГУ

Защита состоится «^"ноября 2007 г в насов_ на заседании

диссертационного совета Д 002 016 02 при Институте психологии РАН по адресу 129366, г Москва, ул Ярославская, 13

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии РАН

Автореферат разослан ^^7^2007 г

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук

Т Н Савченко

ОБШАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность В условиях современной России идея субъекта жизни получает все больше возможностей для широкой реализации на практике Эта идея, нравственное значение которой заключается в признании за каждым человеком права активно, самостоятельно и ответственно выстраивать свою жизнь, выступает в качестве одной из ведущих как в психологии, педагогике, так и в других сферах общественной и политической жизни страны Множество предлагаемых обществом путей развития требует от человека особого умения осуществлять эффективную и постоянную ориентировку в пространстве социальной реальности Для этого субъекту необходимо осознанно формировать систему основных жизненных отношений (по С Л Рубинштейну) - отношение к предметному миру, к другим людям и к самому себе, и, рефлексируя свои ведущие мотивы, жизненные ценности и т д (акт анализа), реализовывать их в конкретных и всегда меняющихся условиях (синтетический акт)

Детерминация адаптации человека в социальной действительности и развития в ней носит системный характер, что фиксируется исследователями в таких понятиях различной степени обобщенности как «социально-психологическая компетентность», «социальный интеллект», «интеллект» (Д Векслер, В Н Дружинин, Ж Пиаже, К Спирмен, Л Терстоун, М А Холодная, Д В Ушаков и др ), «социальное мышление личности» (К А Абульханова) и др. В то же время, в основе этих структурных и операциональных образований лежит наиболее глубокий процессуальный уровень функционирования психического, последовательно исследующийся в школе С Л Рубинштейна (К А Абульханова, Л И Анцыферова, А В Брушлинский, М И Воловикова, Б О Есенгазиева, А.М Матюшкин, В А Поликарпов, С В Радченко, В В Селиванов, Л.В Темноваидр.) Одним из основных направлений раскрытия процессуальной природы психического в субъектно-деятельностном подходе является исследование мыслительных процессов субъекта

Наша работа является продолжением ряда кандидатских исследований в этой области Данные исследования процессуального пласта мышления реализуются в изучении формирования специфически познавательной мотивации по ходу мыслительного процесса (М И. Воловикова), взаимосвязи процессуальных (психологических) и результативных (логических) характеристик мышления (Б О Есенгазиева), взаимосвязей между когнитивным стилем и мышлением как непрерывным процессом (В В Селиванов), взаимосвязи процессуального аспекта мышления с самооценочным компонентом личностного плана мышления (С В Радченко), в исследовании мыслительных процессов на

материале нравственных задач (Л В Темнова), процессуальных характеристик решения тестовых задач (Т В Павлюченкова), соотношения сознательного и бессознательного компонентов при решении мыслительных задач (Н Н Плетеневская) и др

Существенный потенциал для объяснения механизмов формирования у субъекта ответственного и осознанного отношения к жизни, восприятия ее как целостного процесса, содержится в исследованиях смысловой сферы личности, которые традиционно наиболее широко осуществляются представителями деятельностного подхода в отечественной психологии (А Г Асмолов, Б С Братусь, И А Васильев, О К Тихомиров, А Н Леонтьев, Д А Леонтьев, Е В Субботский и др ) Функционирование человека как субъекта жизни предполагает адекватное осознание места, занимаемого теми или иными объектами, явлениями и т д в его жизнедеятельности, то есть решение задач на смысл как их наиболее обобщенно понимает Д А Леонтьев Само же решение задачи на смысл происходит посредством осознания субъектом смысловых связей

Раскрытие процессуального аспекта решения субъектом задачи на смысл составляет специфику собственно психологического исследования (например, результат решения субъектом задачи на смысл может быть предметом исследования этики) Процессуальный аспект мышления, в отличие от операционального, изучает, как указывал А В Брушлинский, только психология (Брушлинский, 2006)

Проблема, интересующая нас, заключается в том, каким образом соотносится функционирование мыслительных процессов (составляющих наиболее глубокую, динамичную основу процесса осознания) и осознание субъектом смысловых связей Такая постановка проблемы позволяет сделать еще один шаг в соотнесении результатов исследований, проводимых в субъектно-деятельностном и деятельностном подходах отечественной психологии

Таким образом, тема нашего диссертационного исследования была сформулирована исходя из запросов к психологии со стороны современного общества и в соответствии с внутренней логикой развития психологической науки, требующей продолжения всестороннего изучения явлений психической сферы субъекта

Цель исследования состоит в изучении соотношения уровня функционирования мыслительного процесса и особенностей осознания субъектом смысловых связей

Объектом исследования является мыслительный процесс субъекта при решении задачи на смысл, предметом - соотношение уровня функционирования мыслительного процесса субъекта и особенностей осознания им смысловых связей

Гипотезы исследования

1 Уровень функционирования мыслительного процесса, совершающегося в ходе решения задачи на смысл, влияет на специфику обобщения субъектом условий и требования задачи

2 Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта.

3 Уровень протекания мыслительных процессов в значительной степени определяет особенности осознания субъектом смысловых связей- уровень функционирования мыслительного процесса влияет на

раскрытие субъектом контекстуального аспекта смысла,

- уровень функционирования мыслительного процесса влияет на раскрытие субъектом интенционапьного аспекта смысла

Задачи исследования

1) провести теоретический анализ проблем соотношения процессуального и операционального компонентов мышления, роли формирования смысла компонентов задачи в протекании мыслительного процесса субъекта, связи смыслоосознания и процессов мышления субъекта,

2) выявить в ходе эксперимента специфику протекания мыслительных процессов субъекта при решении задачи на смысл,

3) экспериментально определить влияние мыслительного процесса, направленного на решение задачи на смысл, на трансформацию семантического пространства испытуемых,

4) в ходе эмпирического исследования изучить особенности осознания смысловых связей при решении субъектом задачи на смысл,

5) на экспериментальном материале установить соотношение процессуальных характеристик мышления и особенностей осознания субъектом смысловых связей

Теоретико-методологической основой исследования выступают основные положения субъекгно-деятельностного подхода в психологии (К А Абульханова, А В Брушлинский, С Л Рубинштейн); континуально-генетического, процессуального подхода к исследованию мышления субъекта (К А Абульханова, А В Брушлинский, МИ Воловикова, С.Л. Рубинштейн, В.В Селиванов и др.), системного подхода в психологии (В А Барабанщиков, В А. Ганзен, Д Н Завалишина, Б Ф Ломов, В Н Носуленко и др ); смысловой теории мышления (И А Васильев, Ю Е Виноградов, О К Тихомиров и др ), деятельностного и смыслового подходов к пониманию смысловой сферы личности (А Г. Асмолов, Б.С Братусь, Л С Выготский, А Н Леонтьев, Д А Леонтьев, Е В Субботский и др ), психосемантического подхода к исследованию сознания (Е Ю Артемьева, В Ф Петренко, А Г Шмелев и др.)

Методы исследования Достижение поставленной цели исследования, решение задач и проверка гипотезы осуществлялись следующими методами 1) лабораторный эксперимент, в ходе которого использовался метод «подсказок» и метод микросемантического анализа протоколов решения испытуемыми мыслительных задач (по А В Брушлинскому), 2) метод семантического дифференциала (СД), 3) формы А (модифицированная) и В 3-го субтеста теста структуры интеллекта Р Амтхауэра (IST), 4) качественно-феноменологический и психометрический методы исследования смысловой сферы личности Были использованы следующие методы математической обработки данных- расчет описательных статистик (среднее, медиана), метод ранговой корреляции rs Спирмена, U-критерий Манна-Уитни, факторный анализ Обработка данных проводилась с помощью редактора электронных таблиц Excel и статистического пакета STATISTICA 6 О

Достоверность и обоснованность результатов проведенного исследования обеспечиваются опорой на положения субъектно-деятельностного, процессуального, системного и деятельностного подходов, проведением пилотажного исследования, репрезентативностью выборки, наличием экспериментальной и контрольной групп испытуемых; адекватностью используемых методов предмету исследования, применением качественных и количественных методов анализа эмпирических данных, использованием методов статистической обработки данных

Теоретическая значимость и научная новизна состоят 1) в применении процессуального подхода к исследованию решения субъектом задачи на смысл, 2) в соотнесении уровня функционирования мыслительного процесса субъекта и особенностей осознания им смысловых связей, 3) в расширении представлений о роли мыслительных процессов в развитии смысловой сферы личности, 4) в рассмотрении задач на смысл как имплицитных составляющих ряда других мыслительных задач (нравственных задач, задач, требующих решения социальных ситуаций), 5) в установлении специфики детерминации мыслительного процесса субъекта при решении им задач на смысл по сравнению с физическими, перцептивными и другими задачами

Практическая значимость исследования Результаты исследования соотношения уровня функционирования мыслительных процессов субъекта и особенностей осознания им смысловых связей могут быть использованы в системе дошкольного, школьного и вузовского образования при разработке программ, направленных на формирование человека как субъекта жизни, в сфере психологического консультирования с целью более эффективного учета психологом-консультантом внутренних условий субъекта, в значительной степени детерминирующих осознание клиентом собственной проблемы, переосмысление сложившейся ситуации и построение новой - более адекватной - системы отношений с другими

людьми, окружающим миром и самим собой Данные, полученные в результате теоретического и экспериментального исследования, применялись нами в процессе ведения групп личностного развития в Смоленском гуманитарном университете и Калужском государственном педагогическом университете им К Э Циолковского, на выездных психологических школах (Смоленск, Калуга), а также в практике индивидуального психологического консультирования в Смоленском гуманитарном университете Результаты диссертационного исследования внедрены в систему подготовки врачей-психотерапевтов в Смоленской государственной медицинской академии, использованы при разработке учебно-методических комплексов и в преподавании на факультете психологии и права Смоленского гуманитарного университета следующих учебных курсов' «Общая психология», «Методологические основы психологии», «Общая психотерапия» «Практикум по ММР1», «Психология измененных состояний сознания» и «Психология искусства».

Положения, выносимые на защиту

1. При решении субъектом задачи на смысл уровень функционирования мыслительного процесса определяет качественную специфику обобщения условий и требования задачи Чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более сложные и существенные операционные схемы он использует в процессе прогнозирования искомого, тем больше переменных активно включается им в процесс мыслительного поиска, и раскрывается в системе существенных свойств и отношений, тем эффективнее включает субъект в процесс решения основной задачи результаты, полученные при работе с задачей-подсказкой

2. Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта

- чем выше у субъектов уровень функционирования мыслительного процесса, тем более дифференцировано они воспринимают данную содержательную область, и тем более существенные основания используют при ее категоризации,

- наиболее значительные изменения семантического пространства в ходе решения задачи на смысл происходят у субъектов с высоким уровнем функционирования процесса мышления

3. Уровень функционирования процесса мышления влияет на особенности осознания субъектом смысловых связей Направленный анализ через синтез, высокий уровень обобщения условий и требований задачи, сформированная операционная схема анализа определяют успешное раскрытие субъектом контекстуального и интенционапьного аспектов смысла

Апробация результатов исследования Результаты исследования докладывались и обсуждены на заседании лаборатории системных исследований психики Института психологии РАН (2007), на заседаниях кафедры общей психологии СГУ (2004, 2005, 2006, 2007), на научно-практической конференции «X Кирилло-Мефодиевские чтения» (2004), на научно-практической конференции «Вторые Авраамиевские чтения» (2004), на 4-ой международной конференции «Индивидуальность в современном мире» (2005), на научно-практической конференции «XI Кирилло-Мефодиевские чтения» (2005), на научно-практической конференции «Третьи Авраамиевские чтения» (2005), на научно-практической конференции «Высшая школа в стратегии развития Смоленской области» (2006), на всероссийской научно-практической конференции «Психология когнитивных процессов» (2007)

Структура диссертации Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность темы исследования, обозначаются его объект, предмет, цель и задачи Раскрывается теоретико-методологическая основа, методы, теоретическая и практическая значимость, и новизна исследования Формулируются положения, выносимые на защиту

В первой главе - «Психология мышления и процесс смыслоосознания» -рассматриваются вопросы- соотношения процессуального и операционального пластов мышления при решении задачи (п 11), роли формирования смысла компонентов задачи в процессе мыслительного поиска (п 12), взаимосвязи процессов мышления и смыслоосознания (п. 1 3 )

Прежде всего, обозначается специфика мышления как одной из составляющих целостного процесса психического функционирования субъекта, многоуровневой системы психических явлений Специфика мышления, выделяющая его из других психических процессов, состоит в выявлении в предмете познания новых существенных свойств и отношений (Брушлинский, 2003, Рубинштейн, 1958, 2003)

Вопрос соотношения процессуального и операционального компонентов мышления является конкретизацией более общей проблемы о соотношении недизъюнктивного психического процесса с продуктами, образованиями, формирующимися в ходе его развертывания В теории психического как процесса, процессуальный пласт признается изначальным и наиболее глубоким в психическом функционировании индивида, более стабильные и завершенные психические образования формируются внутри этого процесса, включаясь в его дальнейшую детерминацию в качестве внутренних условий (Брушлинский, 2003, Рубинштейн, 1958, 2003; Селиванов, 2003)

Процессуальный пласт мышления (мышление как процесс) составляют процессы анализа, синтеза, обобщения и т д Операциональный пласт мышления (мышление как деятельность) характеризует познавательную мотивацию, цели, мыслительные операции (действия) субъекта и т д Именно в процессуальном контексте происходит определение тех мыслительных операций (умственных действий), которые должны быть сформированы субъектом, использованы и развиты для решения той или иной мыслительной задачи (Брушлинский, 2003, 2006, Гальперин, 2002, Давыдов, 1972, Пиаже, 2001, Матюшкин, 2003, Рубинштейн, 1958, 2003, Селиванов, 2003, Славская, 1968 и др )

Исследование процессуального уровня мышления субъекта, относящееся, в основном, к микрогенетическому плану анализа (Завапишина, 2005), должно проводиться специальным методом, который позволяет анализировать функционирование мыслительных процессов субъекта Таким методом является микросемантический анализ процесса мышления, с помощью которого выделяются этапы, уровни протекания и другие особенности мыслительного процесса (Брушлинский, 2003, 2006, Воловикова, 2003, 2004, Павлюченкова, 2002, Селиванов, 2003).

Благодаря раскрытию в различных значениях - посредством анализа через синтез - членов основного отношения задачи происходит формирование смысла ее компонентов Такое изменение отражения субъектом переменной в соотношении с его мотивационной сферой фиксируется в понятии операционального смысла Развитие системы операциональных смыслов компонентов задачи во многом детерминирует эмоциональную регуляцию мыслительного процесса, процесс целеобразования в ходе решения задачи и др (Брушлинский, 2003, 2006, Васильев, Поплужный, Тихомиров, 1980, Тихомиров, Бабаева и др , 1999 и др )

Саморегуляция мышления осуществляется путем прогнозирования критериев искомого в самом процессе решения задачи, что, наряду с недизъюнктивностью мыслительного процесса, необратимостью результатов его развития, эмоциональной регуляцией и др , определяет специфику функционирования живого мыслительного процесса по сравнению с работой систем искусственного интеллекта (Брушлинский, 2003, 2006 и др )

Функционирование процессов мышления, лежащих в основе процесса осознания, выступает одним из условий успешности осуществления субъектом смыслоосознания (которое, в свою очередь является одним из механизмов развития смысловой сферы личности) (Асмолов, Братусь и др, 1979, Леонтьев, 2003) В нашей работе исследуется такой процесс смыслоосознания как осознание смысловых связей, представляющий собой решение субъектом задачи на смысл, то есть решение задачи на определение места того или иного объекта или явления в собственной

жизнедеятельности Решение задачи на смысл, очевидно, связано с социальным мышлением личности (Абульханова, 1999) - функциональным механизмом сознания, позволяющим субъекту адекватно соотносить себя с постоянно меняющейся действительностью (то есть, в том числе, решать задачи на смысл) Развитие социального мышления личности является одним из способов формирования ее способности разрешать существующие в жизни противоречия, проявлять высокий уровень активности, ответственное отношение к происходящему, что характеризуют человека как субъекта жизни (Абульханова, 1973,1991,2001, Рубинштейн, 2003) Вторая глава диссертации - «Соотношение мышления как процесса и специфики осознания смысловых связей при решении субъектом задачи» -посвящена эмпирическому изучению процесса мышления и особенностей осознания субъектом смысловых связей, и содержит описание общей схемы экспериментального исследования (п 2 1), функционирования мыслительных процессов при решении субъектом задачи на смысл (п 2 2), изменения семантического пространства испытуемых в ходе решения задачи на смысл (п 2 3), влияния уровня функционирования мыслительных процессов на особенности осознания субъектом смысловых связей (п 2 4.)

Общую выборку исследования составили 177 человек в возрасте от 19 до 42 лет (средний возраст - 23 года), 83 испытуемых мужского пола и 94 -женского пола, студенты-психологи 3 - 5-го курсов ВУЗа и специалисты-психологи Состав выборки - психологи - обусловлен тем, что это дает возможность при решении экспериментальной задачи максимально проявиться именно процессу мышления субъекта, а не наличию/отсутствию у него знаний из области экзистенциальной психологии, философии и т д (Данный способ формирования выборки применялся в экспериментах А В Брушлинским и М И Воловиковой ) (Брушлинский, 2003)

Первоначально был разработан специализированный семантический дифференциал (СД) (участвовало 34 человека), использовавшийся затем в экспериментальном исследовании Объектом оценивания выступал предмет рассуждения испытуемых в ходе решения задачи на смысл -«один день моей жизни», шкалами были характеристики, описывающие один день жизни человека Основное исследование проходило в 2 этапа Испытуемые, принявшие участие в данном исследовании, - 143 человека -были разделены на экспериментальную (93 человека) и контрольную (50 человек)группы

На первом этапе исследования испытуемым экспериментальной группы предлагалось 1) выполнить тест смысложизненных ориентаций (СЖО), 2) заполнить бланк семантического дифференциала (СД), 3) выполнить форму А субтеста №3 (AN) «Понятийное логическое мышление» из теста структуры интеллекта Р Амтхауэра (IST)

С помощью теста СЖО были получены показатели, характеризующие осмысленность жизни (ОЖ) и конкретные смысложизненные ориентации субъекта (цели в жизни, процесс жизни, результативность жизни)

Использование на первом этапе исследования СД давало возможность построить семантическое пространство для группы испытуемых, отражающее категоризацию ими данной предметной области - один день жизни человека - до решения задачи на смысл, которое осуществлялось на втором этапе эксперимента

Субтест №3 теста Р Амтхауэра направлен на диагностику умения выделять объективные закономерности, связи между явлениями окружающего мира и др (Ясюкова, 2002) Перед выполнением методики испытуемому дается инструкция понять правило, которым связаны первые два слова, и использовать его, чтобы к третьему слову подобрать подходящее

В работе с формой А 3-го субтеста теста Р Амтхауэра мы использовали прием, примененный в диссертационном исследовании Т В Павлюченковой, (Павлюченкова, 2002) с целью получения процессуальной характеристики мышления, протекающего на материале тестовых задач, испытуемым было предложено самостоятельно - рассуждая вслух - найти слово-ответ в каждом задании субтеста, а не выбирать из уже готовых вариантов ответа (как это делается в классической процедуре тестирования) В дальнейшем, протоколы решения тестовых задач подвергались процедуре микросемантического анализа процесса мышления выявлялся уровень функционирования мыслительного процесса испытуемых на материале тестовых задач

Для дифференциации качественного уровня протекания мыслительного процесса - низкого, среднего или высокого - мы руководствовались критериями, предложенными Т В Павлюченковой. осознание проблемы задачи, уверенность в правильности ответа, достижение объективно верного или неверного решения, количество прогнозов и их опора на анализ существенных или несущественных условий задачи (Павлюченкова, 2002). Как указывает В В Селиванов, данная дифференциация качественного уровня протекания мыслительного процесса является способом операционализации понятий «ненаправленный анализ через синтез», «направленный анализ через синтез» и «смешанный анализ через синтез», традиционно используемых в школе С Л Рубинштейна Так, низкий уровень функционирования процесса мышления соотносится с фазой ненаправленного анализа через синтез, средний уровень функционирования процесса мышления - с фазой смешанного анализа через синтез, а высокий уровень - с фазой направленного анализа через синтез

Испытуемые контрольной группы на первом этапе исследования 1) выполняли методику СЖО и 2) заполняли бланк СД

На втором этапе исследования испытуемым экспериментальной группы было предложено 1) решить параллельную форму В субтеста N93 теста Р Амтхауэра, 2) решить экспериментальную задачу «Чем является для Вас сегодняшний день9», 3) повторно заполнить бланк СД

Параллельную форму В 3-го субтеста Р Амтхауэра испытуемые выполняли по классической процедуре тестирования (Ясюкова, 2002) В результате была получена оценка уровня развития понятийного логического мышления каждого испытуемого, выраженная в тестовых баллах

Для реализации цели нашего исследования была разработана экспериментальная задача, на материале которой может быть проведено изучение как особенностей осознания субъектом смысловых связей {особенностей полученного результата), так и уровня функционирования мыслительных процессов субъекта Для этого задача должна соответствовать двум условиям 1) быть задачей на смысл, то есть требовать от субъекта определить место того или иного объекта или явления в собственной жизнедеятельности (Леонтьев, 2003), 2) не давать возможности испытуемому ответить уже готовой (ранее сформированной) формулировкой, инициировать поиск и открытие человеком существенно нового (по отношению к предыдущим стадиям его познавательной деятельности), что является критерием протекания мыслительного процесса (Брушлинский, 2003)

Таким требованиям в полной мере удовлетворяет разработанная нами экспериментальная задача «Чем является для Вас сегодняшний день9» (Испытуемому давалась инструкция «Подумайте и скажите, пожалуйста, чем является для Вас сегодняшний день» ) Кроме того, задача «идеально» подходит каждому испытуемому, так как она является не искусственной и чуждой экспериментальной задачей, а реальной - в которой испытуемый имеет возможность полноценно учитывать все существующие условия собственной жизни

Уровень функционирования мыслительных процессов субъекта на материале решения задачи на смысл - низкий, средний или высокий -выявлялся при помощи метода микросемантического анализа

По ходу решения основной задачи, испытуемым предъявлялись две задачи-подсказки, призванные выявить стадию развертывания мыслительной активности субъекта и уровень функционирования его мыслительных процессов В качестве задач-подсказок выступали метафоричные высказывания, смысл которых испытуемому предлагалось раскрыть Высказывания содержали в себе в качестве ключевых идеи о цели и направлении жизни человека, об осознанном движении человека по своему пути

Результат решения субъектом задачи на смысл - в котором проявляются особенности осознания субъектом смысловых связей - анализировался с

позиции двух наиболее общих инвариантных характеристик смысла (Леонтьев, 2003) 1) контекстуальность - смысл чего-либо определяется всегда через отнесение к более широкому контексту (А А Брудный, Ж Гийом, Д А Леонтьев, Д Мальдидье, Дж Ричлак), 2) интенциональность - смысл чего-либо указывает на предназначение, целевую направленность или направление движения (А А Брудный, Д.А. Леонтьев, Н Д Павлова, Дж Ричлак, Т Н Ушакова) Также учитывались особенности вербализации смысла. В зависимости от ответа испытуемого, степень раскрытия им интенционального и контекстуального аспектов смысла определялась как низкая, средняя или высокая (для каждого аспекта отдельно)

Сразу после решения экспериментальной задачи испытуемые получали бланк СД. Таким образом фиксировались изменения происходящие в семантическом пространстве испытуемых под влиянием решения ими задачи

Испытуемые из контрольной группы на втором этапе исследования

1) выполняли параллельную форму В субтеста №3 теста Р Амтхауэра и

2) повторно заполняли бланк СД

С помощью метода микросемантического анализа было установлено, что уровень функционирования мыслительного процесса при решении задачи на смысл определяет качественную специфику обобщения субъектом условий и требования задачи.

1) Субъекты с низким уровнем функционирования процесса мышления (группа _1) вскрывают очевидные, ситуативно обусловленные свойства и отношения познаваемого объекта Широко используется операционная схема соотнесения сегодняшнего дня с событиями и переживаниями его наполняющими Переменная «сегодняшний день» выступает в значениях временного отрезка, совокупности сегодняшних планов и дел и т. п. Переменная «Я» не включается активно в процесс мыслительного поиска, раскрываясь лишь в значениях переживаемых эмоций, состояний и т п. Подсказки, в основном, не принимаются, не оказывают в большинстве случаев существенного влияния на дальнейший ход решения основной задачи,

2) Субъекты со средним уровнем функционирования процесса мышления (группа 2) производят обобщение и существенных, и несущественных переменных задачи, не осознавая, однако, их дифференциации В основном, реализуется операционная схема соотнесения сегодняшнего дня с другими днями своей жизни Переменная «сегодняшний день», таким образом, раскрывается в значении одного из дней Значение переменной «Я» раскрывается через определение для субъекта ценности сегодняшнего дня в ряду других, а также собственных эмоций, переживаний, состояний У некоторых испытуемых подсказки

влияют на дальнейшее протекание мыслительного процесса, однако, данное влияние не рефлексируется субъектом, не получает значительного развития, которое могло бы привести к существенному углублению уровня обобщения условий и требования задачи

3) Субъекты с высоким уровнем функционирования процесса мышления (группа 3) реализуют, в основном, операционную схему соотнесения одного дня своей жизни (и сегодняшнего, как более частного случая) с целостным процессом собственной жизни, с ее существенными направлениями Вычленяются свойства переменной «сегодняшний день» как части жизни, обладающей всеми ее характеристиками и, в то же время, собственной спецификой Переменная «Я» анализируется при раскрытии свойств жизни (одного дня жизни, как более частного случая) по отношению к живущему (субъекту) и раскрывается в значениях собственных ведущих мотивов, целей, ценностей и т д Вскрывается основное отношение задачи Подсказки в большом количестве случаев принимаются и результаты, полученные при решении задачи-подсказки, активно включаются (часто осознанно) в детерминацию мыслительного поиска при работе с основной задачей

Метод семантического дифференциала (СД) также дал возможность изучить характер обобщения, выраженный в особенностях семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл у испытуемых с разным уровнем функционирования мыслительного процесса Оказалось, что, чем выше уровень протекания мыслительных процессов демонстрирует группа испытуемых, тем более дифференцировано они воспринимают объект оценивания Так, например, семантическое пространство, построенное после решения задачи на смысл для группы 1, не содержит ни одного независимого основания категоризации (все три выделенных фактора значимо коррелируют друг с другом), а, семантическое пространство, построенное после решения задачи на смысл для группы 3, содержит пять независимых оснований категоризации

Уровень протекания мыслительных процессов в группе испытуемых определяет и существенность оснований категоризации данной предметной области Только в группе с высоким уровнем функционирования процесса мышления решение задачи на смысл приводит к увеличению количества независимых факторов в семантическом пространстве (то есть, к увеличению когнитивной сложности испытуемых), а также к формированию более существенных оснований категоризации данной предметной области

В качестве примера на рис 1 демонстрируется распределение характеристик, которые описывают один день жизни человека, в пространстве двух факторов (Фактора 1 «Однообразие» и Фактора 2 «Неприятности»), обладающих наибольшей различительной силой признака, после решения задачи на смысл испытуемыми из группы 1

) 2 10 0,8 06 0,4 02 00 0? 04 -0« 08 1 0

Является исте«нкш мсях проблей Не ш(!вг дпя иеня знаивий%*

Производит изменения so мне

Не по?адается никакому контролю

Яьпяетея частью чего та Зольше^

Является чем то неповторимым

Делает меня «динс|им

Вызывает ? меня сфв Остается неизиеи^м Пз^дает меня ¡с действию Ограничивает моя ео?цржиесга

зштш« ж^Г™' " "«»«»«««»"Hi

Я изменяв его

Таит всеОе менте новое

Приносят мне пспь*.

Делает меня счастливым

Дарит мне чуйстео inngor.fu сдоугши людьми заставляет маня почувствовать ответственность .___,__

-12 1 0 0,8 0,6 04 -0,2 00 02 04 0,0 0,8 10 1,2

Factor 1

Рис 1 Семантическое пространство испытуемых с низким уровнем функционирования процесса мышления после решения задачи на смысл (Факторы 1, 2) (Выделение главные компоненты Вращение Варимакс норм)

На рис 2 демонстрируется распределение характеристик, которые описывают один день жизни человека, в пространстве двух факторов (Фактора 1 «Возможности самореализации» и Фактора 2 «Уникальность»), обладающих наибольшей различительной силой признака, после решения задачи на смысл испытуемыми из группы 3

10 08 06 04

г о,о -0 2 -0 4 -06 -0,8

Дарит мне чувство близости с другими людьми Влияет на мою жизсь •

Таит в себе нечто новое ♦

Производит изменения во мне

Является чем-то неповторимым

Не поддается никакому контролю Побуреет меня к действию е Зависит or окр/жающил иът людей

заставляет меня любиг. жизнь • «Делает меня счастливый .

Является частьо чего-то «льшего Ограничивает мои возможности

Является источником мсюптроблем Вызывает у меня стрех

Принесет мне nfhbsy Заставляет меня почувствовать ответственность ДепЗет меня одиноким

изменяю его

Остается неизменным

Не имеет для меня значения

-0,8 -0,6 -04 -0 2 0,0 0,2 0,4 06 Factor 1

Рис 2 Семантическое пространство испытуемых с высоким уровнем функционирования процесса мышления после решения задачи на смысл (Факторы 1, 2)(Выделение главные компоненты Вращение Варимакс норм)

Несмотря на очевидные различия в расположении объектов семантического пространства друг относительно друга на рис 1 и рис 2, обращает на себя внимание общая для обоих пространств близость характеристик «Вызывает у меня страх» и «Делает меня одиноким», а также «Я изменяю его» и «Заставляет меня любить жизнь» Это говорит о том, что в сознании испытуемых и с низким, и с высоким уровнем функционирования мыслительных процессов такое явление как одиночество имеет резко негативную оценку, а переживание любви к жизни тесно связано с активной, деятельной позицией, занимаемой субъектом по отношению к происходящему При этом следует учитывать, что факторы, обладающие наибольшей различительной силой признака в семантическом пространстве субъектов с высоким уровнем функционирования мыслительных процессов, отражают более существенные свойства оцениваемого объекта (одного дня жизни), нежели факторы, обладающие наибольшей различительной силой признака в семантическом пространстве субъектов с низким уровнем функционирования мыслительных процессов

Обусловленность изменений семантического пространства участников эксперимента процессом решения задачи на смысл подтверждена данными, полученными в сформированной нами контрольной группе испытуемых (50 человек), которые заполняли бланк СД дважды - с тем же временным интервалом, что и испытуемые экспериментальной группы, не решая, однако, задачу на смысл

Таким образом, субъекты с высоким уровнем функционирования мыслительного процесса, проводя более тонкую дифференциацию данной содержательной области и обобщая по более существенным основаниям, оказываются способны глубже раскрыть смысл того или иного явления, события в своей жизни

Как показало исследование, при решении задачи на смысл значительную роль в детерминации мыслительного процесса, в определении того, что будет выступать в качестве сильных свойств познаваемого объекта (в терминологии С Л Рубинштейна) играют не только ситуативные, познавательные, но и ведущие мотивы, цели, ценности личности, и эмоции, вызываемые при их актуализации в ходе мыслительного поиска

Также в ходе экспериментов было обнаружено, что форма, в которой субъект отражает познаваемый объект, детерминирует протекание мыслительного процесса и, в то же время, сама зависит от стадии, уровня протекания процесса мышления и наличия/отсутствия у испытуемого затруднений в прогнозировании искомого Это особо существенно, когда субъект работает с переменными задачи, не имеющими однозначной, строго фиксированной предметной отнесенности (что и происходит при решении задачи на смысл) Оказалось, что при решении субъектом задачи

на смысл, переход к преимущественному отражению познаваемого объекта а метафорической, образной форме, является одним из индикаторов того, что субъект испытывает затруднения в ходе решения экспериментальной задачи, В то же время, данная форма отражения познаваемого объекта характерна для начальных этапоа мыслительного процесса, а также может сознательно использоваться субъектом уже после формирования ответа в понятийной форме с целью донесения своей точки зрения до собеседника.

Испытуемые (всего - 93 человека) из групп с низким {группа 1: 18 человек), средним 39 человек) и высоким (группа 3: 36 человек)

уровнем функционирования мыслительного процесса на материале задачи на смысл демонстрировали в ходе её решения различную степень раскрытия контекстуального и интенсионального аспектов смысла. В целом высокий уровень функционирования мышления как процесса связан с более глубокой степенью раскрытия испытуемыми контекстуального аспекта смысла (рис. 3).

□ Низкая степень раскрытия данного аспекта смысла

а Средняя степень раскрытия данного аспекта смысла

у Высокая степень раскрытия данного аспекта смысла

группа 1 группа 2 группа 3

Рис. 3 Процентное соотношение степени раскрытия контекстуального аспекта смысла испытуемыми группы 1, группы 2 и группы 3

Диаграмма на рис. 4 показывает процентное соотношение степени раскрытия интенционального аспекта смысла испытуемыми групп 1, 2 и 3. Наблюдается ещё более выраженная обобщённая тенденция, отражающая связь высокого уровня функционирования процесса мышления с более высокой степенью раскрытия интенционального аспекта смысла.

Статистическая значимость различий в степени раскрытия данных аспектов смысла испытуемыми групп 1, 2 и 3 подтверждается с помощью

и-критерия Манна-Уитни (р $ 0,001). Исходя из того, что различия между группами испытуемых являются значимыми, в работе описываются особенности осознания смысловых связей характерные для каждой из них. В целом же, при любом уровне функционирования процесса мышления, более доступным субъекту для осознания является контекстуальный аспект смысла. Это, очевидно, обусловлено сложностью познаваемого объекта, в качестве которого для себя должен выступить сам субъект, для того, чтобы, активно включив себя в качестве переменной в структуру мыслительной задачи, наиболее глубоко раскрыть интенциональный аспект смысла.

зочь 70% 60<*о

группа 1 группа 2 группе 3

а Низкая степень раскрытия данного аспекта смысла

□ Средняя степень раскрытия данного аспекта смысла

□ Высокая степень раскрытия данного аспекта смысла

Рис. 4. Процентное соотношение степени раскрытия интенционального аспекта смысла испытуемыми группы 1, группы 2 и группы 3

Наличие связи между уровнем функционирования мыслительного процесса субъекта и глубиной осознания им смысловых связей подтверждается также и результатами корреляционного анализа, проведённого методом ранговой корреляции га Спирмена. Уровень функционирования процесса мышления субъекта на материале задачи на смысл значимо положительно коррелирует со степенью раскрытия испытуемыми как контекстуального (г = 0,69; р = 0,000000). так и интенционального (Г8 = 0,82; р = 0,000000) аспектов смысла. Таким образом, учитывая полученные данные, можно говорить о соотношении функционирования мыслительного процесса субъекта на материале задачи на смысл с особенностями осознания им смысловых связей как об отношении процесса и результата.

Принятие подсказки значимо положительно коррелирует с уровнем функционирования процесса мышления субъекта при решении им задачи на смысл (г5 = 0,48, р = 0,000001) При этом зафиксированы статистически значимые различия в принятии подсказки между группами испытуемых с высоким и низким (р = 0,0009), и высоким и средним (р = 0,00009) уровнем функционирования мыслительного процесса. Принятие подсказки в ходе решения задачи на смысл также положительно коррелирует со степенью раскрытия испытуемыми контекстуального (г5 = 0,40, р = 0,000079) и интенционального (г$ = 0,44, р = 0,000012) аспектов смысла

Сопоставление уровня функционирования процесса мышления субъектов на материале задачи на смысл с уровнем функционирования процесса мышления на материале тестовых задач обнаружило, с одной стороны, общий характер закономерностей протекания мыслительного процесса субъекта (уровень которого проявляется в ходе работы с задачами различного типа), и, с другой стороны, подтвердило специфику функционирования мыслительного процесса на материале задачи на смысл, по отношению к таковому на материале тестовых задач Наибольшие различия в протекании мыслительного процесса на материале тестовых задач зафиксированы между группами 1 и 2, и группами 1 и 3. В то время как различия между группами 2 и 3 оказываются сглаженными (использован и-критерий Манна-Уитни)

Выявлена положительная корреляция уровня функционирования мыслительного процесса испытуемых на материале решения тестовых задач формы А 3-го субтеста теста Р Амтхауэра с уровнем функционирования процессов мышления испытуемых на материале решения задачи на смысл (гв = 0,49, р = 0,000000), а также со степенью раскрытия контекстуального (гз = 0,46; р = 0,000004) и интенционального (г$ = 0,36, р = 0,000351) аспектов смысла. Однако таких корреляций не наблюдается между обсуждаемыми показателями и уровнем понятийного логического мышления субъекта, выраженного в тестовых баллах, и определяемого по результатам решения формы В 3-го субтеста теста Р Амтхауэра

Такие данные указывают на сложный и неоднозначный характер взаимосвязи между этими показателями, и подтверждают выводы, сделанные в диссертационном исследовании Т В Павлюченковой (Павлюченкова, 2002), о существовании целого ряда сфер, где содержательный анализ протекания мыслительных процессов субъекта не может быть заменен тестовыми баллами, полученными в результате решения субъектом тестов интеллекта

В результате обработки данных, полученных по тесту СЖО, с помощью метода ранговой корреляции г6Спирмена и 11-критерия Манна-Уитни, можно констатировать отсутствие однозначной связи между уровнем

функционирования мыслительного процесса и показателями, характеризующими осмысленность жизни (ОЖ) и конкретные смысложизненные ориентации субъекта (цели в жизни, процесс жизни, результативность жизни) Подчеркнем, что осмысленность жизни понимается в методике СЖО не как ее осознанность, а как направленность жизнедеятельности субъекта на какой-либо смысл (Бурлачук, Морозов, 1999, Леонтьев, 2000) Это говорит о том, что указанные результаты не противоречат приводимым выше данным о наличии связи между уровнем функционирования мыслительного процесса субъекта и успешностью осознания им смысловых связей Очевидно, особенности общей осмысленности жизни субъекта и его конкретных смысложизненных ориентаций детерминированы системой других переменных (например, мотивами и ценностями личности) Такое понимание соответствует трактовке проблемы детерминизма в системном подходе, который отвергает «единичную» каузальность, утверждая системную детерминацию явлений психической сферы человека (Барабанщиков, Носуленко, 2004, Завалишина, 2005, Ломов, 1984)

В заключении формулируются выводы, сделанные на основании теоретического и экспериментального изучения функционирования мыслительных процессов и особенностей осознания субъектом смысловых связей, обсуждаются возможности применения на практике полученных результатов и перспективы исследования

1. Уровень функционирования мыслительного процесса, совершающегося в ходе решения задачи на смысл, влияет на специфику обобщения субъектом условий и требования задачи Чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более сложные и существенные операционные схемы он использует в процессе прогнозирования искомого, тем больше переменных активно включается им в процесс мыслительного поиска и раскрывается в системе существенных свойств и отношений, тем эффективнее включает субъект в процесс решения основной задачи результаты, полученные при работе с задачей-подсказкой

2. Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта

1) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъектов, тем более дифференцировано они воспринимают данную содержательную область,

2) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъектов, тем более существенными являются основания категоризации ими данной содержательной области,

3) наиболее значительные изменения семантического пространства в ходе решения задачи на смысл происходят у субъектов с высоким уровнем функционирования процесса мышления

3 При решении задачи на смысл значительную роль в детерминации мыслительного процесса играют не только ситуативные, познавательные, но и ведущие мотивы, цели, ценности личности, и эмоции, вызываемые при их актуализации в ходе мыслительного поиска Данные психологические переменные включаются - наряду с регуляцией текущей познавательной активности - в структуру регуляции дальнейшего поведения субъекта вне ситуации эксперимента

4 Уровень функционирования процесса мышления влияет на особенности осознания субъектом смысловых связей

1) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более успешно он раскрывает контекстуальный аспект смысла.

2) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более успешно он раскрывает интенционапьный аспект смысла

3) принятие субъектом подсказки в ходе решения задачи на смысл способствует более глубокому раскрытию контекстуального и интенционального аспектов смысла

5 Форма, в которой субъект отражает познаваемый объект, детерминирует протекание мыслительного процесса и, в то же время, сама зависит от стадии, уровня протекания процесса мышления и наличия/ отсутствия у испытуемого затруднений в прогнозировании искомого.

6 Сопоставление уровня функционирования процесса мышления субъектов на материале задачи на смысл с уровнем функционирования процесса мышления на материале тестовых задач обнаружило, с одной стороны, общий характер закономерностей протекания мыслительного процесса субъекта (уровень которого проявляется в ходе работы с задачами различного типа), и, с другой стороны, подтвердило специфику функционирования мыслительного процесса на материале задачи на смысл, по отношению к таковому на материале тестовых задач

При решении субъектом задачи на смысл проявляются общие закономерности, свойственные функционированию мыслительного процесса человека В то же время, особенности решения задачи на смысл более походят на таковые в нравственных задачах и задачах, требующих разрешения социальных ситуаций, нежели на особенности решения физических или перцептивных задач Это, очевидно, обусловлено наличием в структуре сложных нравственных и социальных задач нескольких имплицитных задач на смысл, требующих своего решения для успешной работы с основной задачей

Практическое значение проведенного исследования заключается в возможности использования его результатов для создания программ, направленных на формирование человека как субъекта жизни, а также

в психологическом консультировании для построения системы более эффективных - учитывающих внутренние условия психического функционирования клиента - воздействий консультанта Потенциал дальнейшего развития данной темы мы видим в проведении исследований, направленных на более последовательное соотнесение полученных нами результатов с концепцией социального мышления личности (К А Абульханова), а также в изучении зависимости протекания мыслительных процессов субъекта и осознания им смысловых связей при решении творческих и других типов задач

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1) Персиянцев С А Функционирование мыслительных процессов и специфика осознания субъектом смысловых связей // Вестник Тамб унта Сер Гуманитарные науки - Тамбов, 2007 - Вып 9 (53) - С 33-41

Статьи в научных сборниках и тезисы докладов:

1) Персиянцев С А Процесс мышления как одна из детерминант смыслоосознания // X Кирилло-Мефодиевские чтения Материалы научно-практической конференции - Смоленск «Универсум», 2004 - С 78-80

2) Персиянцев С А Акт нравственного выбора и процесс мышления субъекта // Вторые Авраамиевские чтения Материалы научно-практической конференции - Смоленск «Универсум», 2004 - С 216-219

3) Персиянцев С А Клиент-центрированная психотерапия и экспериментальное исследование процесса мышления субъекта // Индивидуальность в современном мире Материалы 4-ой международной научно-практической конференции - Смоленск «Универсум», 2005 - С 61-69

4) Персиянцев С А Формы отражения действительности в качестве познаваемого объекта как условие и результат мышления субъекта // XI Кирилло-Мефодиевские чтения Материалы научно-практической конференции - Смоленск «Универсум», 2005 - С 94-98

5) Персиянцев С А Особые состояния сознания Вопросы психического отражения и регуляции Мыслительные процессы субъекта // Третьи Авраамиевские чтения Материалы научно-практической конференции -Смоленск «Универсум», 2005 - С 322-326

6) Персиянцев С А Развитие мышления субъекта в процессе профессионального становления психолога // Высшая школа в стратегии развития Смоленской области сборник научных статей - Смоленск «Универсум», 2006 - С 256-260

7) Персиянцев С А Особенности решения задачи на смысл и уровень функционирования мыслительных процессов субъекта // Психология когнитивных процессов Материалы всероссийской научно-практической конференции - Смоленск «Универсум», 2007. - С 95-98

Подписано в печать 10 10 2007 Формат 60 х 841/16 Бумага писчая Гарнитура Times New Roman Тираж ЮОэкз

Издательство «Универсум» Смоленского гуманитарного университета 214014, г Смоленск, ул Герцена, д 2 Тел (4812)64-70-49,68-34-79 E-mail unm@shu ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Персиянцев, Сергей Алексеевич, 2007 год

Введение.

Глава 1. Психология мышления и процесс смыслоосознання.

1.1. Соотношение процессуального и операционального пластов мышления при решении задачи.

1.2. Формирование смысла компонентов задачи как условие и содержание мыслительной активности.

1.3. Взаимосвязь процессов смыслоосознання и процессов мышления.

Глава 2. Соотношение мышления как процесса и специфики осознания смысловых связей при решении субъектом задачи.

2.1. Схема экспериментального исследования соотношения уровня функционирования мыслительного процесса и особенностей осознания субъектом смысловых связей.

2.1.1. Цель, гипотеза и задачи исследования.

2.1.2. Методика исследования.

2.2. Функционирование мыслительных процессов при решении субъектом задачи на смысл.

2.3. Изменение семантического пространства испытуемых в ходе решения задачи на смысл.

2.4. Влияние уровня функционирования процесса мышления на особенности осознания субъектом смысловых связей.

Введение диссертации по психологии, на тему "Соотношение уровневых характеристик процесса мышления субъекта и особенностей осознания смысловых связей"

Актуальность. В условиях современной России идея субъекта жизни получает все больше возможностей для широкой реализации на практике. Эта идея, нравственное значение которой заключается в признании за каждым человеком права активно, самостоятельно и ответственно выстраивать свою жизнь, выступает в качестве одной из ведущих как в психологии, педагогике, так и в других сферах общественной и политической жизни страны. Множество предлагаемых обществом путей развития требует от человека особого умения осуществлять эффективную и постоянную ориентировку в пространстве социальной реальности. Для этого субъекту необходимо осознанно формировать систему основных жизненных отношений (по C.JI. Рубинштейну) - отношение к предметному миру, к другим людям и к самому себе; и, рефлексируя свои ведущие мотивы, жизненные ценности и т.д. (акт анализа), реализовывать их в конкретных и всегда меняющихся условиях (синтетический акт).

Детерминация адаптации человека в социальной действительности и развития в ней носит системный характер, что фиксируется исследователями в таких понятиях различной степени обобщённости как «социально-психологическая компетентность», «социальный интеллект», «интеллект» (Д. Векслер, В.Н. Дружинин, Ж. Пиаже, К. Спирмен, JI. Терстоун, М.А. Холодная, Д.В. Ушаков и др.), «социальное мышление личности» (К.А. Абульханова) и др. В то же время, в основе этих структурных и операциональных образований лежит наиболее глубокий процессуальный уровень функционирования психического, последовательно исследующийся в школе C.J1. Рубинштейна (К.А. Абульханова, Л.И. Анцыферова, А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, Б.О. Есенгазиева, A.M. Матюшкин, В.А. Поликарпов, С.В. Радченко, В.В. Селиванов, JI.B. Темнова и др.). Одним из основных направлений раскрытия процессуальной природы психического в субъектно-деятельностном подходе является исследование мыслительных процессов субъекта.

Наша работа является продолжением ряда кандидатских исследований в этой области. Данные исследования процессуального пласта мышления реализуются в изучении формирования специфически познавательной мотивации по ходу мыслительного процесса (М.И. Воловикова); взаимосвязи процессуальных (психологических) и результативных (логических) характеристик мышления (Б.О. Есенгазиева); взаимосвязей между когнитивным стилем и мышлением как непрерывным процессом (В.В. Селиванов); взаимосвязи процессуального аспекта мышления с самооценочным компонентом личностного плана мышления (С.В. Радченко); в исследовании мыслительных процессов на материале нравственных задач (JI.B. Темнова); процессуальных характеристик решения тестовых задач (Т.В. Павлюченкова); соотношения сознательного и бессознательного компонентов при решении мыслительных задач (Н.Н. Плетеневская) и др.

Существенный потенциал для объяснения механизмов формирования у субъекта ответственного и осознанного отношения к жизни, восприятия её как целостного процесса, содержится в исследованиях смысловой сферы личности, которые традиционно наиболее широко осуществляются представителями деятельностного подхода в отечественной психологии (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, И.А. Васильев, O.K. Тихомиров, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, Е.В. Субботский и др.). Функционирование человека как субъекта жизни предполагает адекватное осознание места, занимаемого теми или иными объектами, явлениями и т.д. в его жизнедеятельности, то есть решение задач на смысл как их наиболее обобщённо понимает Д.А. Леонтьев. Само же решение задачи на смысл происходит посредством осознания субъектом смысловых связей.

Проблема, интересующая нас, заключается в том, каким образом соотносится функционирование мыслительных процессов (составляющих наиболее глубокую, динамичную основу процесса осознания) и осознание субъектом смысловых связей. Такая постановка проблемы позволяет сделать ещё один шаг в соотнесении результатов исследований, проводимых в субъектно-деятельностном и деятелыюстном подходах отечественной психологии.

Таким образом, тема нашего диссертационного исследования была сформулирована исходя из запросов к психологии со стороны современного общества и в соответствии с внутренней логикой развития психологической науки, требующей продолжения всестороннего изучения явлений психической сферы субъекта.

Цель исследования состоит в изучении соотношения уровня функционирования мыслительного процесса и особенностей осознания субъектом смысловых связей.

Объектом исследования является мыслительный процесс субъекта при решении задачи на смысл; предметом - соотношение уровня функционирования мыслительного процесса субъекта и особенностей осознания им смысловых связей.

Гипотезы исследования:

1. Уровень функционирования мыслительного процесса, совершающегося в ходе решения задачи на смысл, влияет на специфику обобщения субъектом условий и требования задачи.

2. Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта.

3. Уровень протекания мыслительных процессов в значительной степени определяет особенности осознания субъектом смысловых связей:

- уровень функционирования мыслительного процесса влияет на раскрытие субъектом контекстуального аспекта смысла;

- уровень функционирования мыслительного процесса влияет на раскрытие субъектом интенционального аспекта смысла.

Задачи исследования:

1) провести теоретический анализ проблем соотношения процессуального и операционального компонентов мышления; роли формирования смысла компонентов задачи в протекании мыслительного процесса субъекта; связи смыслоосознания и процессов мышления субъекта;

2) выявить в ходе эксперимента специфику протекания мыслительных процессов субъекта при решении задачи на смысл;

3) экспериментально определить влияние мыслительного процесса, направленного на решение задачи на смысл, на трансформацию семантического пространства испытуемых;

4) в ходе эмпирического исследования изучить особенности осознания смысловых связей при решении субъектом задачи на смысл;

5) на экспериментальном материале установить соотношение процессуальных характеристик мышления и особенностей осознания субъектом смысловых связей.

Теоретико-методологической основой исследования выступают основные положения субъектно-деятельностного подхода в психологии (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, C.JI. Рубинштейн); континуально-генетического, процессуального подхода к исследованию мышления субъекта (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, C.JI. Рубинштейн, В.В. Селиванов и др.); системного подхода в психологии (В.А. Барабанщиков, В.А. Ганзен, Д.Н. Завалишина, Б.Ф. Ломов, В.Н. Носуленко и др.); смысловой теории мышления (И.А. Васильев, Ю.Е. Виноградов, O.K. Тихомиров и др.); деятельностного и смыслового подходов к пониманию смысловой сферы личности (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, JI.C. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, Е.В. Субботский и др.); психосемантического подхода к исследованию сознания (ЕЛО. Артемьева, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелёв и др.).

Методы исследования. Достижение поставленной цели исследования, решение задач и проверка гипотезы осуществлялись следующими методами:

1) лабораторный эксперимент, в ходе которого использовался метод «подсказок» и метод микросемантического анализа протоколов решения испытуемыми мыслительных задач (по А.В. Брушлинскому); 2) метод семантического дифференциала (СД); 3) формы А (модифицированная) и В 3-го субтеста теста структуры интеллекта Р. Амтхауэра (1ST); 4) качественно-феноменологический и психометрический методы исследования смысловой сферы личности. Были использованы следующие методы математической обработки данных: расчёт описательных статистик (среднее, медиана); метод ранговой корреляции rs Спирмена; U-критерий Манна-Уитни; факторный анализ. Обработка данных проводилась с помощью редактора электронных таблиц Excel и статистического пакета STATISTICA 6.0.

Достоверность и обоснованность результатов проведённого исследования обеспечиваются опорой на положения субъектно-деятельностного, процессуального, системного и деятельностного подходов; проведением пилотажного исследования; репрезентативностью выборки, наличием экспериментальной и контрольной групп испытуемых; адекватностью используемых методов предмету исследования; применением качественных и количественных методов анализа эмпирических данных; использованием методов статистической обработки данных.

Теоретическая значимость и научная новизна состоят 1) в применении процессуального подхода к исследованию решения субъектом задачи на смысл; 2) в соотнесении уровня функционирования мыслительного процесса субъекта и особенностей осознания им смысловых связей; 3) в расширении представлений о роли мыслительных процессов в развитии смысловой сферы личности; 4) в рассмотрении задач на смысл как имплицитных составляющих ряда других мыслительных задач (нравственных задач; задач, требующих решения социальных ситуаций); 5) в установлении специфики детерминации мыслительного процесса субъекта при решении им задач на смысл по сравнению с физическими, перцептивными и другими задачами.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования соотношения уровня функционирования мыслительных процессов субъекта и особенностей осознания им смысловых связей могут быть использованы в системе дошкольного, школьного и вузовского образования при разработке программ, направленных на формирование человека как субъекта жизни; в сфере психологического консультирования с целью более эффективного учёта психологом-консультантом внутренних условий субъекта, в значительной степени детерминирующих осознание клиентом собственной проблемы, переосмысление сложившейся ситуации и построение новой -более адекватной - системы отношений с другими людьми, окружающим миром и самим собой. Данные, полученные в результате теоретического и экспериментального исследования, применялись нами в процессе ведения групп личностного развития в Смоленском гуманитарном университете и Калужском государственном педагогическом университете им. К.Э. Циолковского, на выездных психологических школах (Смоленск, Калуга), а также в практике индивидуального психологического консультирования в Смоленском гуманитарном университете. Результаты диссертационного исследования внедрены в систему подготовки врачей-психотерапевтов в Смоленской государственной медицинской академии; использованы при разработке учебно-методических комплексов и в преподавании на факультете психологии и права Смоленского гуманитарного университета следующих учебных курсов: «Общая психология», «Методологические основы психологии», «Общая психотерапия» «Практикум по ММР1», «Психология изменённых состояний сознания» и «Психология искусства».

Положения, выносимые на защиту:

1. При решении субъектом задачи на смысл уровень функционирования мыслительного процесса определяет качественную специфику обобщения условий и требования задачи. Чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более сложные и существенные операционные схемы он использует в процессе прогнозирования искомого; тем больше переменных активно включается им в процесс мыслительного поиска, и раскрывается в системе существенных свойств и отношений; тем эффективнее включает субъект в процесс решения основной задачи результаты, полученные при работе с задачей-подсказкой.

2. Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта:

- чем выше у субъектов уровень функционирования мыслительного процесса, тем более дифференцировано они воспринимают данную содержательную область, и тем более существенные основания используют при её категоризации;

- наиболее значительные изменения семантического пространства в ходе решения задачи на смысл происходят у субъектов с высоким уровнем функционирования процесса мышления.

3. Уровень функционирования процесса мышления влияет на особенности осознания субъектом смысловых связей. Направленный анализ через синтез, высокий уровень обобщения условий и требований задачи, сформированная операционная схема анализа определяют успешное раскрытие субъектом контекстуального и интенционального аспектов смысла.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования докладывались и обсуждены на заседании лаборатории системных исследований психики Института психологии РАН (2007); на заседаниях кафедры общей психологии СГУ (2004, 2005, 2006, 2007); на научно-практической конференции «X Кирилло-Мефодиевские чтения» (2004); на научно-практической конференции «Вторые Авраамиевские чтения» (2004); на 4-ой международной конференции «Индивидуальность в современном мире» (2005); на научно-практической конференции «XI Кирилло-Мефодиевские чтения» (2005); на научно-практической конференции «Третьи Авраамиевские чтения» (2005); на научно-практической конференции «Высшая школа в стратегии развития Смоленской области» (2006); на всероссийской научно-практической конференции «Психология когнитивных процессов» (2007).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проведённого теоретического и экспериментального исследования подтверждают наличие связи между функционированием мыслительных процессов и особенностями осознания субъектом смысловых связей. Установлено существование зависимости особенностей осознания субъектом смысловых связей от характера протекания его мыслительного процесса. Итоги проделанной нами работы могут быть отражены в следующих выводах:

1. Уровень функционирования мыслительного процесса, совершающегося в ходе решения задачи на смысл, влияет на специфику обобщения субъектом условий и требования задачи. Чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более сложные и существенные операционные схемы он использует в процессе прогнозирования искомого; тем больше переменных активно включается им в процесс мыслительного поиска и раскрывается в системе существенных свойств и отношений; тем эффективнее включает субъект в процесс решения основной задачи результаты, полученные при работе с задачей-подсказкой.

2. Особенности семантического пространства, а также его трансформации в ходе решения задачи на смысл зависят от уровня функционирования мыслительного процесса субъекта:

1) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъектов, тем более дифференцировано они воспринимают данную содержательную область;

2) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъектов, тем более существенными являются основания категоризации ими данной содержательной области;

3) наиболее значительные изменения семантического пространства в ходе решения задачи на смысл происходят у субъектов с высоким уровнем функционирования процесса мышления.

Всё это свидетельствует о том, что субъекты с высоким уровнем функционирования мыслительного процесса, проводя более тонкую дифференциацию данной содержательной области и обобщая по более существенным основаниям, оказываются способны глубже раскрыть смысл того или иного явления, события в своей жизни.

3. При решении задачи на смысл значительную роль в детерминации мыслительного процесса играют не только ситуативные, познавательные, но и ведущие мотивы, цели, ценности личности, и эмоции, вызываемые при их актуализации в ходе мыслительного поиска. Данные психологические переменные включаются - наряду с регуляцией текущей познавательной активности - в структуру регуляции дальнейшего поведения субъекта вне ситуации эксперимента.

Ведущие мотивы, цели, ценности личности, и эмоции, вызываемые при их актуализации в ходе мыслительного поиска, во многом определяют, какая характеристика (группа характеристик) познаваемого объекта будет выступать в качестве его сильного свойства (в терминологии C.JI. Рубинштейна).

4. Уровень функционирования процесса мышления влияет на особенности осознания субъектом смысловых связей:

1) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более успешно он раскрывает контекстуальный аспект смысла.

2) чем выше уровень функционирования мыслительного процесса субъекта, тем более успешно он раскрывает интенциональный аспект смысла.

В целом же, при любом уровне функционирования процесса мышления, более доступным субъекту для осознания является контекстуальный аспект смысла. Это, очевидно, обусловлено сложностью познаваемого объекта, в качестве которого для себя должен выступить сам субъект, для того, чтобы, активно включив себя в качестве переменной в структуру мыслительной задачи, наиболее глубоко раскрыть интенциональный аспект смысла.

3) принятие субъектом подсказки в ходе решения задачи на смысл способствует более глубокому раскрытию контекстуального и интенционального аспектов смысла. Следуя принципу единства теории, эксперимента и практики (Барабанщиков, Носуленко, 2004; Ломов, 1980, 1984), реализация которого, как указывал Б.Ф. Ломов, является необходимым условием развития всей системы психологических наук (Ломов, 1980, с. 20), мы уделим данному факту особое внимание.

Влияние принятия подсказки на успешность осознания субъектом смысловых связей говорит о необходимости использования данного приёма в психологическом консультировании, а также указывает на критерии, которым должно соответствовать оказываемое консультантом воздействие для достижения наибольшей эффективности процесса консультирования. Как показано в нашем исследовании, решение субъектом задачи на смысл, реализуемое посредством осознания им смысловых связей, входит, в том числе, и в структуру ситуации психологического консультирования. По отношению к процессу мышления субъекта, ситуация психологического консультирования является решением мыслительной задачи; по отношению к динамике смысловой сферы человека - во многом, осознанием смысловых связей. И успешность решения мыслительной задачи, и успешность осознания смысловых связей связаны со способностью субъекта принять «подсказку», имплицитно содержащую принцип решения основной задачи. При этом уровень протекания мыслительных процессов субъекта играет здесь ведущую роль. Следовательно, психолог-консультант должен предъявлять клиенту такие «подсказки» и в такой форме, которые тот будет способен принять, исходя из уже достигнутого прогресса в обобщении условий и требования задачи - прогресса в процессе решения своей «задачи-проблемы». Именно такой подход при работе с клиентом реализует клиент-центрированный подход в психологическом консультировании К. Роджерса

Роджерс, 2000, 2002), где постулируется ответственная и активная позиция клиента в ходе психотерапевтического процесса, отказ консультанта от директивной позиции, а также реакция специалиста на малейшие изменения во внутреннем мире клиента, постоянный учёт его внутренних условий.

Так обнаруживается, что результаты экспериментального исследования процесса мышления в субъектно-деятельностном подходе теоретически обосновывают выводы, которые К. Роджерс сделал из многолетней практики психологического консультирования; а практика клиент-цеитрированного подхода еще раз подтверждает правоту и жизненность обобщений, сформулированных при экспериментальном исследовании процесса мышления субъекта, особенностей осознания им смысловых связей. Подобные сопоставления теоретических, экспериментальных исследований и наработок в сфере практической психологии являются движением в направлении преодоления парадоксальности современной познавательной ситуации, которая, как отмечают В.А. Барабанщиков и В.Н. Носуленко, заключается в том, что «психологические практики и практические технологии, построенные на основе конкурирующих теорий и призванные, казалось бы, подтвердить их научную состоятельность, спокойно уживаются друг с другом». (Барабанщиков, Носуленко, 2004, с. 25). Адекватное, научно обоснованное понимание психологом-консультантом механизмов воздействия конкретных практических технологий - даже разработанных в разных направлениях - позволит специалисту осмысленно и эффективно применять их в работе с клиентом, не будучи при этом скованным той или иной психотерапевтической метафорой (которые составляют фундамент большинства современных концепций психотерапии).

5. Форма, в которой субъект отражает познаваемый объект, детерминирует протекание мыслительного процесса и, в то же время, сама зависит от стадии, уровня протекания процесса мышления и наличия/отсутствия у испытуемого затруднений в прогнозировании искомого. Это особо существенно, когда субъект работает с переменными задачи, не имеющими однозначной, строго фиксированной предметной отнесённости (что и происходит при решении задачи на смысл). Оказалось, что при решении субъектом задачи на смысл, переход к преимущественному отражению познаваемого объекта в метафорической, образной форме, является одним из индикаторов того, что субъект испытывает затруднения в ходе решения экспериментальной задачи. В то же время, данная форма отражения познаваемого объекта характерна для начальных этапов мыслительного процесса, а также может сознательно использоваться субъектом уже после формирования ответа в понятийной форме с целью донесения своей точки зрения до собеседника.

6. Сопоставление уровня функционирования процесса мышления субъектов на материале задачи на смысл с уровнем функционирования процесса мышления на материале тестовых задач обнаружило, с одной стороны, общий характер закономерностей протекания мыслительного процесса субъекта (уровень которого проявляется в ходе работы с задачами различного типа); и, с другой стороны, подтвердило специфику функционирования мыслительного процесса на материале задачи на смысл, по отношению к таковому на материале тестовых задач. Наибольшие различия в протекании мыслительного процесса на материале тестовых задач зафиксированы между группами испытуемых с низким и средним, и низким и высоким уровнями функционирования процесса мышления на материале задачи на смысл. В то время как различия между группами испытуемых со средним и высоким уровнями оказываются сглаженными.

Подобная картина наблюдается и при сопоставлении групп с низким, средним и высоким уровнем функционирования процесса мышления на материале задачи на смысл по уровню понятийного логического мышления, определяемому результатами решения формы В 3-го субтеста 1ST, и выраженному в тестовых баллах.

Эти и другие данные указывают на сложный и неоднозначный характер взаимосвязи между этими показателями, и подтверждают выводы, сделанные в диссертационном исследовании Т.В. Павлюченковой, о существовании целого ряда сфер, где содержательный анализ протекания мыслительных процессов субъекта не может быть заменён тестовыми баллами, полученными в результате решения субъектом тестов интеллекта.

Таким образом, при решении субъектом задачи на смысл проявляются все общие закономерности, свойственные функционированию мыслительного процесса человека. В то же время, особенности решения задачи на смысл более походят на таковые в нравственных задачах и задачах, требующих разрешения социальных ситуаций, нежели на особенности решения физических или перцептивных задач. Это, очевидно, обусловлено наличием в структуре сложных нравственных и социальных задач нескольких имплицитных задач на смысл, требующих своего решения для успешной работы с основной задачей. То есть, как в ситуации, когда задача на смысл является основной, так и в случае решения нравственной или социальной задачи, субъекту требуется соотносить требование задачи и другие её условия с такими переменными как собственные мотивы, цели и ценности, раскрываемые, в свою очередь, в различных значениях. В то время как физические и перцептивные задачи, имея в своей основе предметные, объективные (в противоположность субъективным - принадлежащим субъекту) условия, не предполагают использование подобных операционных схем.

Раскрытие процессуального аспекта решения субъектом задачи на смысл составляет специфику собственно психологического исследования (например, результат решения субъектом задачи на смысл может быть предметом исследования этики). Как указывал А.В. Брушлинский: «Если процессуальный аспект мышления . изучает только психология, то операциональный его аспект исследуют помимо психологии ещё и другие науки: кибернетика, математическая логика, теория игр и т.д.» (Брушлинский, 2006 а, с. 287).

Практическое значение проведённого исследования заключается в возможности использования его результатов для создания программ, направленных на формирование человека как субъекта жизни; а также в психологическом консультировании для построения системы более эффективных - учитывающих внутренние условия психического функционирования клиента - воздействий консультанта. Потенциал дальнейшего развития данной темы мы видим в проведении исследований, направленных на более последовательное соотнесение полученных нами результатов с концепцией социального мышления личности (К.А. Абульханова), а также в изучении зависимости протекания мыслительных процессов субъекта и осознания им смысловых связей при решении творческих и других типов задач.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Персиянцев, Сергей Алексеевич, Москва

1. Абульханова К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб.: Алетейя, 2001.-304 с.

2. Абульханова К.А. О субъекте психической деятельности. М.: Наука, 1973.-288 с.

3. Абульханова К.А. Психология и сознание личности (Проблемы методологии, теории и исследования реальной личности): Избранные психологические труды. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1999. - 224 с.

4. Абульханова К.А. Рубинштейновская категория субъекта и её различные методологические значения // Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002.-С. 34-50.

5. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991.-299 с.

6. Агафонов АЛО. Основы смысловой теории сознания. СПб.: Речь, 2003. -296 с.

7. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1968. - 338 с.

8. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: Переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. -№ 1. - С. 3-16.

9. Ю.Арестова О.Н. Мотивация как негативный фактор мышления // Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2002. - С. 233-243.

10. П.Артемьева ЕЛО. Основы психологии субъективной семантики. М.: Смысл, 1999.-352 с.

11. Асмолов А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. М.: Смысл, 2002. - 480 с.

12. Асмолов А.Г., Братусь Б.С., Зейгарник Б.В., Петровский В.А., Субботский Е.В., Хараш А.У., Цветкова J1.C. О некоторых перспективах исследований смысловых образований личности / // Вопросы психологии. 1979. - № 4. -С. 35-45.

13. М.Ахмеров Р.А. Биографические кризисы личности: автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.01.-М., 1994-28 с.

14. Ахмеров Р.А. Субъективная картина жизненного пути у представителей религиозной секты Иеговы // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск «Актуальные проблемы гуманитарных наук».-2005.-№ 1.-С. 126-137.

15. Базылевич Т.Ф. Введение в психологию целостной индивидуальности. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1997. 248 с.

16. Барабанщиков В.A. C.JI. Рубинштейн и Б.Ф. Ломов: преемственность научных традиций // Проблема субъекта в психологической науке / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой, В.Н. Дружинина. М.: Изд-во «Академический проект», 2000. - С. 43-52.

17. Барабанщиков В.А., Носуленко В.Н. Системность. Восприятие. Общение. М.: Институт психологии РАН, - 2004. - 480 с.

18. Богданович Н.В. Субъект как категория отечественной психологии: дис. . канд. психол. наук.: 19.00.01.-М.: 2004.- 170 с.

19. Болыпая Советская энциклопедия Электронный ресурс., 2003. 3 электрон, опт. диска (CD-ROM).

20. Боровиков В.П. STATISTICA. Искусство анализа данных на компьютере: Для профессионалов (+CD). СПб.: Питер, 2003. - 688 с.

21. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988. - 304 с.

22. Брушлинский А.В. Деятельность, действие и психическое как процесс // Избранные психологические труды. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006 а.-С. 274-296.

23. Брушлинский А.В. Избранные психологические труды. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006 б. - 623 с.

24. Брушлинский А.В., Темнова JI.B. Интеллектуальный потенциал личности и решение нравственных задач // Брушлинский А.В. Избранные психологические труды. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006 в.-С. 29-125.

25. Брушлинский А.В. Культурно-историческая теория мышления // Избранные психологические труды. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006 г.-С. 29-125.

26. Брушлинский А.В. Психология субъекта. М.: Институт психологии РАН; СПб.: Алетейя, 2003 а. - 272 с.

27. Брушлинский А.В. Психология субъекта и его деятельности // Психология XXI века / Под ред. В.Н. Дружинина. -М.: ПЕР СЭ, 2003 б. С. 441-459.

28. Брушлинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение: Избранные психологические труды. М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: «МОДЭК», 2003 в. - 408 с.

29. Бурлачук JI. Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб.: Питер Ком, 1999. - 528 с.

30. Васильев И.А. Мотивация и смысловая регуляция мыслительной деятельности // Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. -М.: Смысл, 2002. С. 214-232.

31. Васильев И.А. Роль интеллектуальных эмоций в регуляции мыслительной деятельности // Психологический журнал. 1998. -№ 4. - С. 49-60.

32. Васильев И.А., Поплужный В.Л., Тихомиров O.K. Эмоции и мышление. -М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. 192 с.

33. Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. М.: МГППУ, Смысл 2003.-240 с.

34. Василюк Ф.Е. Психология переживания. -М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. -200 с.

35. Веккер JI.M. Психика и реальность: Единая теория психических процессов. М.: Смысл; Per Se, 2000. - 685 с.

36. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. М.: Изд-во МГУ, 1990.-288 с.

37. Воловикова М.И. Микросемантический анализ как метод исследования мышления и личности // Вопросы психологии. 2003. - № 1. - С. 90-98.

38. Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. - 312 с.

39. Выгодская Г.Л., Лифанова Т.М. Лев Семёнович Выготский. Жизнь. Деятельность. Штрихи к портрету. М.: Смысл, 1996. - 424 с.

40. Выготский Л.С. Исторический смысл психологического кризиса // Психология.-М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000а.-С. 14-121.

41. Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000 б. - С. 512-755.

42. Выготский Л.С. Мышление и речь // Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000 в. - С. 262-509.

43. Выготский Л.С. Орудие и знак в развитии ребёнка // Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000 г. - С. 828-892.

44. Гальперин П.Я. Лекции по психологии. М.: Книжный дом «Университет»: Высшая школа, 2002. - 400 с.

45. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л.: Изд-во Ленингр. унта, 1984.- 176 с.

46. Гордеев М.Н. Классический и эриксоновский гипноз: Практическое руководство. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2001. - 240 с.

47. Гостев А.А. Образная сфера человека в познании и переживании духовных смыслов. М.: Институт психологии РАН, 2001.

48. Гостев А.А. Психология вторичного образа (субъект, феноменология, функции): автореф. дис. доктора, психол. наук: 19.00.01. СПб., 2001. -40 с.

49. Давыдов В.В. Виды обобщения в обучении. М.: Педагогика, 1972. - 423 с.

50. Давыдов В.В. Жан Пиаже о роли действий в мышлении // Жан Пиаже: теория, эксперименты, дискуссии / Под ред. Л.Ф. Обуховой, Г.В. Бурменской. М.: Гардарики, 2001. - С. 333- 352.

51. Давыдов В.В. Проблемы развивающего обучения. М.: Педагогика, 1986. -240 с.

52. Данилова Н.Н., Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности. Ростов н/Д: «Феникс», 2002 - 480 с.

53. Дикевич Л.Л. Обыденные представления о порядочном человеке: дис. . канд. психол. наук: 19.00.11. -М., 1999. 170 с.

54. Дружинин В.Н. Варианты жизни: Очерки экзистенциальной психологии. -М: ПЕР СЭ, 2005.-135 с.

55. Дружинин В.Н. Онтология психической реальности // Проблема субъекта в психологической науке / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой, В.Н. Дружинина. М.: Изд-во «Академический проект», 2000.-С. 64-75.

56. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. СПб.: Питер, 1999. -368 с.

57. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. СПб.: Питер, 2000. -320 с.

58. Дудорова Е.В. Интеллект как процесс и знание в области культуры: когнитивные, личностно-мотивационные и продуктивные аспекты: дис. канд. психол. наук: 19.00.01. Пермь, 2005. - 153 с.

59. Есенгазиева Б.О. Взаимосвязь психологических и логических характеристик мышления // Мышление: процесс, деятельность, общение / Отв. ред. А.В. Брушлинский. М.: Наука, 1982. - С. 80-139.

60. Жан Пиаже: теория, эксперименты, дискуссии / Под ред. Л.Ф. Обуховой, Г.В. Бурменской. М.: Гардарики, 2001. - 624 с.

61. Иванова Т.А. История и современное состояние системного подхода в отечественной психологии: дис. . канд. психол. наук: 19.00.01. Пермь, 2005.-223 с.

62. Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. - 424 с.

63. Когнитивная психология / Под ред. В.Н. Дружинина, Д.В. Ушакова. М.: ПЕР СЭ, 2002.-480 с.

64. Краткий философский словарь / Под ред. А.П. Алексеева. М.: «ТК Велби», 2002,-496 с.

65. Кроник А.А., Ахмеров Р.А. Каузометрия: Методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути. М.: Смысл, 2003.-284 с.

66. Куликов J1.B. Психологическое исследование: методические рекомендации по проведению. СПб.: Речь, 2002. - 184 с.

67. Кучеренко В.В. Индивидуальные различия в измененных состояниях сознания // Индивидуальность как субъект и объект современной жизни / Под ред. Н.Е. Мажара. Смоленск: Изд-во СГУ, 1996. Т. 1. С. 214—221.

68. Леонтьев А.А. Деятельный ум (Деятельность, Знак, Личность). М.: Смысл, 2001.-392 с.

69. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Смысл; Издательский центр «Академия», 2004. - С. 6-177 с.

70. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. М.: Смысл, 2001. - 511 с.

71. Леонтьев А.Н. Методологические тетради // Деятельность. Сознание. Личность. М.: Смысл; Издательский центр «Академия», 2004. - С. 178253 с.

72. Леонтьев А.Н. Эволюция психики. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1999.-416 с.

73. Леонтьев Д.А. О времени: иллюзия ответов // Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия. 2004. -№ 1 (4). - С. 113-118.

74. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 2003. - 487 с.

75. Леонтьев Д.А. Методика предельных смыслов (МПС): Методическое руководство. М.: Смысл, 1999. - 36 с.

76. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). М.: Смысл, 2000.-18 с.

77. Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. М.: АПРЕЛЬ ПРЕСС, ЭКСМО-Пресс, 1999. - 416 с.

78. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М.: Наука, 1984.-444 с.

79. Ломов Б.Ф. Системность в психологии / Под ред. В.А. Барабанщикова, Д.Н. Завалишиной и В.А. Пономаренко. М.: Издательство «Институт практической психологии»; Воронеж: «МОДЭК», 1996. - 384 с.

80. Ломов Б.Ф. Теория, эксперимент и практика в психологии // Психологический журнал. 1980. - № 1. - С. 8-20.

81. Лурия А.Р. Культурные различия и интеллектуальная деятельность // Этапы пройденного пути: Научная автобиография М.: Изд-во Моск. унта, 1982.-С. 47-69.

82. Лурия А.Р. Психологическое наследие: Избранные труды по общей психологии / Под ред. Ж.М. Глозман, Д.А. Леонтьева, Е.Г. Радковской. -М.: Смысл, 2003.-431 с.

83. Лурия А.Р. Язык и сознание. М.: Изд-во МГУ, 1979. - 320 с.

84. Магнуссон Д. Требуется: психология ситуаций // Психология социальных ситуаций / Сост. и ред. Н.В. Гришиной. СПб.: Питер, 2001. - С. 153-159.

85. Мануилова Е.Н., Мануйлов Н.Ф. Основы теории вероятностей и математической статистики. Алгоритмы решения задач в системе STATISTICA. Смоленск: «Универсум», 2002. - 316 с.

86. Матюшкин A.M. Мышление, обучение, творчество. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2003. - 720 с.

87. Мещеряков Б.Г., Зинченко В.П. Большой психологический словарь. -СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2005. 672 с.

88. Митькин А.А., Корж Н.Н. Сенсорно-перцептивные процессы в структуре психики // Психологический журнал. 1992. - № 4. - С. 3-14.

89. Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. -М.: Прогресс, 1981.-232 с.

90. Павлова Н.Д. Психология дискурса // Психология XXI века / Под ред. В.Н. Дружинина. М.: ПЕР СЭ, 2003. - С. 396-414.

91. Павлюченкова Т.В. Процессуальные характеристики решения тестовых задач: дис. канд. психол. наук: 19.00.01. -М., 2002. 158 с.

92. Персиянцев С.А. Формы отражения действительности в качестве познаваемого объекта как условие и результат мышления субъекта // XI Кирилло-Мефодиевские чтения: Материалы научно-практической конференции. Смоленск: «Универсум», 2005 б. - С. 94-98.

93. Персиянцев С.А. Функционирование мыслительных процессов и специфика осознания субъектом смысловых связей // Вестник Тамб. ун-та. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2007. - Вып. 9 (53). - С. 33-41.

94. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. Смоленск: Изд-во СГУ, 1997.-400 с.

95. Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания (на материале политического менталитета). -Смоленск: Изд-во СГУ, 1997. 214 с.

96. Петренко В.Ф., Кучеренко В.В., Вяльба Ю.А. Психосемантика изменённых состояний сознания (на материале гипнотерапии алкоголизма) // Психологический журнал. 2006. - № 5. - С. 16-27.

97. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Теоретическая психология. М.: «Академия», 2001. - 496 с.

98. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: МПА, 1994. - 672 с.

99. Плетеневская Н.Н. Соотношение сознательного и бессознательного компонентов при решении мыслительных задач: дис. . канд. психол. наук: 19.00.01. М., 2006. - 127 с.

100. Пономарёв Я.А. Психология творения. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1999. - 480 с.

101. Проблема субъекта в психологической науке / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой, В.Н. Дружинина. М.: Издательство «Академический проект», 2000. - 320 с.

102. Психология XXI века / Под ред. В.Н. Дружинина. М.: ПЕР СЭ, 2003.- 863 с.

103. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и практики / Под ред. А.В. Брушлинского. М.: Издательство «Институт психологии РАН», 1997. - 576 с.

104. Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002. - 368 с.

105. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. -СПб.: Питер, 2002.-1024 с.

106. Регуш JI.A. Психология прогнозирования: успехи в познании будущего. СПб.: Речь, 2003. - 352 с.

107. Роджерс К. Искусство консультирования и терапии. М.: Апрель Пресс, Изд-во Эксмо, 2002. - 976 с.

108. Роджерс К.Р. Консультирование и психотерапия. Новейшие подходы в области практической работы. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 464 с.

109. Россохин А.В., Измагурова B.JI. Личность в изменённых состояниях сознания в психоанализе и психотерапии. М.: Смысл, 2004. - 544 с.

110. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание // Бытие и сознание. Человек и мир.- СПб.: Питер, 2003 а. С. 43-280.

111. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер Ком, 1999. -720 с.

112. Рубинштейн С.Jl. О мышлении и путях его исследования. М.: АН СССР, 1958.-147 с.

113. Рубинштейн С.Л. Тактика и стратегия этики // Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003 б. С. 489-^92.

114. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Бытие и сознание. Человек и мир. -СПб.: Питер, 2003 е. С. 282-^26.

115. Селиванов В.В. Мышление в личностном развитии субъекта. -Смоленск: Универсум, 2003.-312 с.

116. Селиванов В.В. Мышление и личность. Смоленск: Изд-во СГУ, 1998. -240 с.

117. Селиванов В.В. Мышление как личностный процесс. Смоленск, 1995. -50 с.

118. Селиванов В.В. Мыслительные процессы как фактор и механизм творчества // Творчество: взгляд с разных сторон Электронный ресурс. -М., 2005. 1 электрон, опт. диск (CD-ROM).

119. Селиванов В.В. Психология сознания. Смоленск: Изд-во СГУ, 1999. -144 с.

120. Селиванов В.В., Плетеневская Н.Н. Психология мышления: соотношение осознанного и неосознанного. Смоленск: Универсум, 2003. -132 с.

121. Сергиенко Е.А. Когнитивное развитие // Психология XXI века / Под ред. В.Н. Дружинина. М.: ПЕР СЭ, 2003. - С. 526-370.

122. Серкин В.П. Методы психосемантики. М.: Аспект Пресс, 2004. - 207 с.

123. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. -СПб.: «Речь», 2002. 350 с.

124. Славская А.Н. Личность как субъект интерпретации. Дубна: Феникс+,2002.-240 с.

125. Славская К.А. Мысль в действии. М.: Полит, лит-ра, 1968. - 208 с.

126. Слово в действии. Интент-анализ политического дискурса / Под ред. Т.Н Ушаковой, Н.Д. Павловой. СПб.: Алетейя, 2000. - 316 с.

127. Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2002. - 343 с.

128. Столин В.В. Самосознание личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. -284 с.

129. Суходольский Г.В. Основы математической статистики для психологов. Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1972. - 429 с.

130. Суходольский Г.В. Математическая психология. СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 1997. - 324 с.

131. Темнова Л.В. Специфика мыслительного процесса решения нравственных задач: автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.01. М., 1991.-20 с.

132. Тихомиров O.K., Терехов В.А. Значение и смысл в процессе решения мыслительной задачи // Вопросы психологии. 1969. - № 4. - С. 66-85.

133. Тихомиров O.K. Психология мышления. М.: «Академия», 2002. - 288 с.

134. Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А. Н. Леонтьева / Под ред. А. Е. Войскунского, А.Н. Ждан, O.K. Тихомирова. М.: Смысл, 1999. - 429 с.

135. Узнадзе Д.Н. Психология установки. СПб.: Питер, 2001.-416 с.

136. Улановский A.M. Феноменологический подход как качественная исследовательская методология: автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.01.-М., 2005.-28 с.

137. Ушаков Д.В. Интеллект: структурно-динамическая теория. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2003 а. - 264 с.

138. Ушаков Д.В. Мышление и интеллект // Психология XXI века / Под ред. В.Н. Дружинина. -М.: ПЕР СЭ, 2003 б. С. 291-353.

139. Ушаков Д.В. Психология одарённости и проблема субъекта // Проблема субъекта в психологической науке / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой, В.Н. Дружинина. М.: Издательство «Академический проект», 2000. - С. 212-227.

140. Ушаков Д.В. Структура и динамика интеллектуальных способностей: автореф. дис. доктора, психол. наук: 19.00.01. -М., 2004.-48 с.

141. Ушакова Т.Н. Психология речи и языка. Психолингвистика // Психология XXI века / Под ред. В.Н. Дружинина. М.: ПЕР СЭ, 2003. - С. 353-395.

142. Фабри К.Э. Основы зоопсихологии. М.: УМК «Психология», 2004. -464 с.

143. Филиппова Г.Г. Зоопсихология и сравнительная психология. М.: Изд. центр «Академия», 2004. - 544 с.

144. Фестингер JI. Теория когнитивного диссонанса. СПб.: «Речь», 2000. -320 с.

145. Фромм Э. Бегство от свободы // Догмат о Христе. М.: Олимп, «Издательство АСТ-ЛТД», 1998. С. 176-414.

146. Харламенкова Н.Е. Структура и динамика интеллектуальных способностей: автореф. дис. доктора, психол. наук: 19.00.13. -М., 2004. -44 с.

147. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. СПб.: Питер; М.: Смысл, 2003. - 860 с.

148. Холодная М.А. Когнитивные стили: О природе индивидуального ума. -М.: ПЕР СЭ, 2002.-304 с.

149. Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. -СПб.: Питер, 2003. 272 с.

150. Холодная М.А. Существует ли интеллект как психическая реальность? //Вопросы психологии. 1990.-№5.-С. 121-128.

151. Хорни К. Невротическая личность нашего времени // Самоанализ. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. С. 237 - 446.

152. Эриксон М., Росси Э., Росси Ш. Гипнотические реальности: Наведение клинического гипноза и формы косвенного внушения. М.: Независимая фирма «Класс», 2003. - 352 с.

153. Эриксон М. Стратегия психотерапии. СПб.: «Речь», 2002. - 544 с.

154. Ясюкова Л.А. Тест структуры интеллекта Р. Амтхауэра (1ST). СПб.: ГП «ИМАТОН», 2002. - 80 с.

155. Allport G.W. Personality: A psychological interpretation. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1937.

156. Crutchfield R.S. Conformity and creative thinking // Contemporary Approaches to Creative Thinking / Gruber H.E. and others (Ed.). N.Y., Appleton, 1962.-P. 120-140.

157. Csikszentmihalyi M. Beyond boredom and anxiety: experiencing flow in work and play. San Francisco: Jossey-Bass, 2000.

158. Erickson M. Possible detrimental effects of experimental hypnosis // Journal of abnormal and Social Psychology, 1932. 27. - P. 321-327.

159. Erickson M., Rossi E. Two level communication and microdynamics of trance // American Journal of Clinical Hypnosis, 1976. 18. - P. 153-171.

160. Eysenk H.J. Relationship between intelligence and personality // Perceptual and Motor Skills, 1971. -№32. P. 637-638.

161. Frankl V. Psychotherapy and existentialism. New York: Simon and Schuster, 1967.-246 p.

162. Kelly G.A. A theory of personality. The psychology of personal constructs. -New York, 1963 p.

163. Leuner H. Guided affective imagery (GAD: A method of intensive psychotherapy) // American Journal of Psychotherapy, 1969. 23. - P. 4-22.

164. Lewin K. A dynamic theory of personality: selected papers. New York: McGraw-Hill, 1935.-286 p.

165. Mc Mullin R., Giles T. Cognitive-behavior therapy: A restructuring approach. New York: Grune & Stratton, 1981.

166. Neisser U. The imitation of man by machine // Science, 1963. 139. - P. 193-197.

167. Osgood Ch.E., Suci Z., Tannenbaum P. The measurement of meaning. -Urbans Univer. Press, 1957.

168. Sarlofski D.M., Kostura D.D. Extraversion-introversion and intelligence // Personality and Individual Differences, 1990. -№11. P. 547-551.