Автореферат диссертации по теме "Соотношение структуры целостной индивидуальности и принятия решения"

На правах рукописи

Новосёлова Татьяна Владимировна

СООТНОШЕНИЕ СТРУКТУРЫ ЦЕЛОСТНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ И ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ (В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ВЫБОРОВ)

19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2003

Работа выполнена на кафедре общей психологии Московского государственного социального университета

Научный руководитель

д.пс.н., проф. Базылевич Татьяна Федоровна

Официальные оппоненты

д.пс.н., проф. Нагибина Наталья Львовна к.пс.н., доц. Штыков Никита Гениевич

Ведущая организация

Институт Психологии РАН

Защита состоится 23 июня 2003 г. в 14:00 на заседании Диссертационного совета Д 224.002.05 в Московском государственном социальном университете по адресу: 129256 Москва, ул. Вильгельма Пика, д. 4, к. 2, зал диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного социального университета.

Автореферат разослан 23 мая 2003 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета

И.В. Шаповаленко

\ О I Jo ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Постановка проблемы теоретической и экспериментальной реконструкции индивидуальности в единстве и многообразии ее разноуровневых — организменных, индивидных и общеличностных - свойств соответствует логике развития современного человекознания, тенденции которого показывают «постепенный переход от ишуигавного постижения и принятия целостности человеческого бьггия к «трансдисциплинарной унификации нашего понимания физических, биологических и психологических явлений»1.

Фундаментальной задачей психологии, из числа сложно поддающихся решению, является выработка концепции, которая содержала бы, с одной стороны, теоретические представления о сложноорганизованной системе индивидуальности, а с другой - возможности верификации подобных представлений, т.е. системотехнику эмпирического исследования индивидуальности в контексте реальной деятельности.

Современные тенденции изучения индивидуальности отражают переход от построения структурной иерархии индивидуальных свойств (как набора индивидуальных различий) к структурно-системному представлению целостной индивидуальности, понимаемой как «неповторимость, уникальность и - вместе с тем - типичное своеобразие системы свойств и качеств организма, индивида и личности, наиболее полно проявляющееся в деятельности»2. Целостнообразующим фактором, скрепляющим разноуровневые свойства индивидуальности, выступает (по данным Б.Ф. Ломова и В.Б. Швыркова) вектор «мотив-цель». Целевая детерминация поведения делает отражение действительности у человека опережающим, что проявляется в предцеятельностных феноменах - таких как предна-стройка (ИМ. Фейгенберг, Э.М. Рутман), готовность (Komhuber Н.Н., Deecke L.), антиципация (Б.Ф. Ломов, Е.Н. Сурков, Т.Ф. Базылевич), установка (ДН. Узнадзе), акцептор результатов действия (ГШ. Анохин, КВ. Судаков), ожидание (Walter G.W.) и др. При этом регуляция жизнедеятельности обеспечивается посредством оценивания субъектом вероятности достижения цели, соответствующей (по терминологии НА. Берннггейна) образу «потребною будущего».

1 Ласло Э Основания трансдисциплинарной единой теории//Вопр. филос. - 1997.—J&.3—dC^Sir-—---

2 Базылевич Т.Ф. (в соавт.) Безработица: новые принципы и технологии психод0г№сМЛЦМЙИ|АД fr ботных граждан и незанятого населения. - М, 2002. - С. 17. J & И БЛ И0Т ЕКА . I

Логика диссертационного исследования основана на рассмотрении слрукгуры целостной индивидуальности в аспекте типологических особенностей и гармоничности сопряжения ее разноуровневых свойств. Сложноорганизованные признаки целостной индивидуальности трудно выводить на уровень вербализации и рефлексии, но можно фиксировать в «эмоциональных метках» событий, при стабилизации жизнедеятельности в надси-туативных координатах, таких как: 1) степень сформированное™ стратегии поведения, 2) субъективная вероятность успеха (как достижения желаемой цели).

Моделирование принятая решения в надсшуатавных координатах - как решения задачи вероятностного прогнозирования - предоставляет возможность соотнесения индивидуализированной стратегии принятия решения с типологической организацией структуры целостной индивидуальности в рамках «идеальной модели» сопряжения индивидных и общеличностных свойств.

Междисциплинарный характер диссертационного исследования позволяет подойти к рассмотрению ряда актуальных методологических проблем современной психологии. Так, общепсихалогический ракурс исследования принятая решения в аспекте индивидуально-типологических системообразующих оснований вносит вклад в интеграцию психологической теории решений (изучающей регулятивные процессы) и когнитивной психологии (изучающей познавательные процессы, механизмы и закономерности психики)3. Использование модели принятия решения позволяет верифицировать теоретические представления об индивидуально-типологических предпосылках саморегуляции субъекта и ее активном, творческом характере. Исследование принятия решения в контексте политических выборов предоставляет возможности: 1) перевода теоретических представлений о структуре индивидуальности (Б.Г. Ананьев, B.C. Мерлин, К.К. Платонов и др.) в плоскость прикладных исследований; 2) реализации основных принципов исследования целостной иг гдивидуальносги (Т.Ф. Базылевич, 1993,1998,2002) как дополнения к методологии дея-тельносгного подхода в исследовании политического поведения (О.С. Дейнека, JUL Гоз-ман, Д.В. Ольшанский, Е.Б. Шестопал и др.).

Объект исследования: целостная индивидуальность субъекта.

5 Карпов A.B. Когнитивные и регулятивные механизмы в структуре процесса принятия реше-ния//Психологические проблемы принятия решения. - Ярославль, 2001. - С. 6,7.

Предмет исследования: соотношение структуры целостной индивидуальности и принятия решения в контексте политических выборов.

Цель исследования: выявить и обосновать закономерности соотношения структуры целостной индивидуальности (в аспекте типологических особенностей и гармоничности сопряжения ее свойств) и прогностических параметров решения, которое принимает субъект при выборе политического кандидата на основании высокой или низкой определенности прогноза его будущей деятел ьности.

Гипотеза исследования. Типологические особенности и гармоничность структуры целостной индивидуальности сказываются в целевой детерминации поведения субъекта и оказывают стилеобразуюшее влияние на стратегию принятая решения. Принятие решения предстает как реализация высшей формы адаптации субъекта в ходе реализации индивидуальной программы деятельности, которая разворачивается, прежде всего, во внутреннем плане. Активный творческий характер принятия решения - как выбора из ряда заданных альтернатив - выражается в «пристрастном» анализе альтернатив через призму внутренних условий деятельности, предвосхищении последствий выбора, формировании образа «потребного будущего» и предпочтении соответствующих ему альтернатив. Моделирование принятая решения как формально-динамического процесса по надситуаггивным параметрам позволяет фиксировать имеющиеся у субъекта типологические предпочтения ситуаций с высокой или низкой определенностью прогноза будущего. Исследование принятая решения в кипе кете политических выборов предполагает анализ индивидуальной стратегии политического выбора избирателя, которая основана на соответствии между субъективной оценкой образа политического кандидата (по критерию «определенность прогноза») и степенно его предпочтения.

Задачи исследования: 1. Провести обзор литературы, посвященной изучению индивидуальности в отечественной психологии и отметить методологически продуктивные подходы к теоретико-экспериментальной реконструкции индивидуальности. Раскрыть теоретические положения концепции целостной индивидуальности и отметить современные тенденции ее развития, которые позволяют реализовывать теоретические представления об индивидуальности в прикладных исследованиях.

2. Раскрыть особенности принятия решения как прогностической деятельности субъекта в аспекте саморегуляции. Определить специфику теоретико-экспериментальной реконструкции принятия решения по формально-динамическим параметрам (в контексте политических выборов).

3. Эмпирически обосновал, закономерности соотношения между типологическими основаниями и гармоничностью струюуры целостной индивидуальности и принятием решения в контексте политических выборов (с включением в анализ политических установок как содержательных аспектов структурирования внутрисубьекгаого пространства политического выбора).

Методологическую основу исследования составляют фундаментальные философские и общепсихшогические принципы научною познания: целостности, системности, детерминизма, развития, единства сознания и деятельности. Данные принципы получают развитие в аспекте типологического, субьектно-деятельносгного и эвопюционно-системного подходов к реконструкции индивидуальности в единстве и своеобразии индивидных и личностных свойств.

Теоретической основой исследования служат фундаментальные работы, внесшие вклад в развитие комплексных представлений о человеке как индивидуальности и субъекте деятельности. В частности, в диссертации нашли отражение клютевые идеи психологических исследований, раскрывающих различные аспекты системного изучения индивида, личности и индивидуальности (Б.Г. Ананьев, Т.Ф. Базылевич, A.B. Брушлинский, А.И. Крупнов, Б.Ф. Ломов, B.C. Мерлин, НЛ. Нагибина, В.Д Небылицын, E.H. Петрова, К.К. Платонов, Я.А. Пономарев, Б.М. Теплов, В.Б. Швырков и др.); исследования стилеобра-зующего влияния свойств нервной системы и темперамента как «ниже» лежащих, типологических уровней индивидуальности (K.M. Гуревич, СЛ. Изюмова, ЕА Климов, Н.С. Лейгес, В.И. Рождественская, В.М. Русалов, Я. Сгреляу, В.А. Тапочек и др.); анализ системной природы психического через механизмы прогностической деятельности (П.К. Анохин, О.Н. Арестова, Т.Ф. Базылевич, Б.Ф. Ломов, С.Б. Малых, Т.Ф. Марюпша, Э.М. Рутман, КВ. Судаков, E.H. Сурков, И.М. Фейгенберг и др.); исследования процессов мышления и принятия решения (A.B. Брушлинский, Л.М. Веккер, В.В. Голубинов, Ю.М. Забродин, A.B. Карпов, Ю. Козелецкий, СЛ. Рубинштейн, O.K. Тихомиров, М.А. Холодная и др.).

Методы исследования. Эмпирическое исследование основывается на анализе статистических показателей корреляционного и факторною анализа данных, полученных по результатам: 1) опроса по методике «Оценки структуры целостной индивидуальности» (Т.Ф. Базылевич, 2002); 2) диагностики типологических особенностей установки по количественному измерению Иллюзии Шарпашье (методика в модификации ТФ. Базылевич, 1983); 3) субъективного ранжирования на модели политических выборов; 4) диагностики индивидуальных политических ашгаодов (на основе пяти специально сконструированных шкал).

Эмпирическую базу исследования составили данные обследования 110 студентов психологических факультетов Московского Государственного Социального Университета, Московского Независимого Эколого-Политологического Университета и Социально-Технологического Института МГУС. Сбор данных проводился в период осени-зимы 19992000 гп, накануне выборов президента РФ.

Научная новизна исследования главным образом состоит в том, что:

1. Осуществлен анализ основных теоретических моделей индивидуальности в отечественной психологии, который позволяет обозначить ряд методологических проблем и отметить продуктивные подходы к теоретико-экспериментальной реконструкции индивидуальности.

2. Предложена формулировка целостности индивидуальности как функционального единства ее разноуровневых - организменных, индивидных и личностных - свойств.

3. Представлено описание структурных уровней целостной индивидуальности и сформулированы принципы построения типологии целостной индивидуальности по системному психофизиологическому критерию.

4. Обоснованы возможности исследования структуры целостной индивидуальности в надсшуативных координатах развивающейся деятельности.

5. Предложено рассмотрение структуры целостной индивидуальности в катесгве предиктора (предопределяющего системного фактора) принятия решения.

6. Представлена модель эмпирического исследования принятия решения по формально-динамическим параметрам, в контексте политических выборов.

7. Получены статистически значимые данные, которые подтверждают предположение о формировании индивидуализированных стратегий принятия решения, в котором сказывается активная творческая природа психического отражения и саморегуляции субъекта, при вкладе типологических оснований и гармоничности структуры целостной индивидуальности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Анализ вопроса теоретико-экспериментальной реконструкции индивидуальности показывает его связь с рядом фундаментальных методологических проблем современной психологии: отображение активной, динамической природы субъекта в статичных схемах и моделях индивидуальности; соотношение индивидного и личностного (как типичного и уникального, формально-динамического и содержательного) в структуре индивидуальности; реализация основных принципов системного подхода в психологических исследованиях. Степень проработанности данных проблем в теориях индивидуальности во многом характеризует возможности реализации их теоретических положений в исследовании реального поведения в контексте социальной практики.

2. Контекстуальное определение индивидуальности в современной психологии целесообразно дополнять акцентом на целостность индивидуальности, как функциональное единство ее разноуровневых - организменных, индивидных и личностных - свойств, которое закрепляется в структуре индивидуальности в механизмах психического отражения и регуляции при участии процессов целеполагания и прогнозирования вероятности достижения цели.

3. Структура целостной индивидуальности может быть представлена в аспекте ее формально-динамической организации, как функциональное единство уровней «гапов», «синдромов» и «симптомов» индивидуальности. Типология целостной индивидуальности позволяет описывать организацию структуры индивидуальности в ключе «высокоатоиви-рованного» либо «низкоакгивированного» типа. Типология позволяет анализировать содержательное многообразие поведенческих проявлений субъекта по системному психофизиологическому критерию, с выделением в каждом таком проявлении («симптоме») инвариантных формально-динамических составляющих.

4. Особенности структуры целостной индивидуальности - типологические основания и гармоничность сопряжения индивидных и личностных свойств (в сравнении с «идеальной моделью») - можно исследовал» при стабилизации развитая деятельности, т.е. при моделировании условий деятельности по надситуативным параметрам (готовность стратегии поведения и вероятность успеха в процессе достижения цели). Названные особенности сказываются в «эмоциональных метках» событий и типологически обусловленном предпочтении субъектом ситуаций с высокой или низкой определенностью будущего.

5. Структура целостной индивидуальности выступает в качестве предиктора (предопределяющего системного фактора) принятия решения: 1) при формировании образа «потребного будущего» и определении ключевых параметров цели; 2) в процессе формирования индивидуализированной стратегии выбора, который разворачивается в определенном надситуативном квадранте развивающейся деятельности.

6. Формально-динамическое моделирование принятия решения в контексте политических выборов предполагает переход от качественного многообразия политических установок к типологическим предпочтениям избирателями ситуаций с высокой или низкой определенностью будущего; данные предпочтения отражаются в оценке политических кандидатов по критерию «определенность прогноза» и определят субъективную вероятность голосования за того или иного кандидата

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в нем обобщены и систематизированы научные представления о сущности феномена индивидуальности, ее целостной природе, типологических основаниях и гармоничном сопряжении разноуровневых свойств в структуре целостной индивидуальности как системообразующих факторах регуляции жизнедеятельности и принятия решения. Отмечается универсальный характер феноменологии целостной индивидуальности и «экологических ниш» индивидуальности с существующими вариантами интерпретации в психологии и смежных областях человеюз-нания. Междисциплинарный характер исследования способствует взаимному обогащению теоретических представлений о психологических детерминантах деятельности в контексте общей психологии и психологии личности, теории принятия решения и когнитивной психологии, а также политической психологии.

Прикладная значимость исследования. Изучение соотношения инвариантных типологических особенностей структуры индивидуальности и факторов принятия решения представляется значимым для социальной практики, т.к. раскрывает один из вероятных механизмов индивидуального и группового поведения. Учет фундаментальных общепсихологических закономерностей повышает объяснительный потенциал моделей общественных процессов. Теоретические положения диссертации могут быть использованы: а) для методологического обоснования научно-исследовательской работы по изучению психологических механизмов принятия решения и политического выбора; в) при разработке специальных программ обучения и повышения специалистов в области управленческого консультирования, политических технологий и связей с общественностью; б) при чтении курсов лекций, спецкурсов, проведении практических занягай по общей и когнитивной психологии, политической психологии.

Достоверность результатов и обоснованность выводов исследования обеспечивается исходными методологическими принципами, анализом психологической литературы по проблеме, применением апробированного инструментария исследования, подбором адекватных методов исследования в соответствии с поставленными целями и задачами, а также использованием методов математической статистики (вычисления коэффициента ранговой корреляции Спирмена и факторного анализа методом главных компонент, с вращением факторных нагрузок методом варимакс).

Апробация результатов исследования. Материалы и результаты исследования обсуждались и получили одобрение на заседаниях кафедры общей психологии МГСУ и заседании научно-исследовательских лабораторий Института Психологии РАН. Основные положения и результаты исследования нашли отражение в статьях и тезисах выступлений на ночных конференциях и симпозиумах. Методология и системотехника исследования структуры целостной индивидуальности в контексте реальной деятельности изложена в коллективной монографии (Москва, 2002).

Структура диссертации соответствует логике научного исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений. Работа иллюстрирована схемами и таблицами.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, показано состояние рассматриваемой проблемы, определяется методологическая и теоретическая база, формулируются цель, задани, гипотезы исследования, определены объект и предмет исследования, раскрываются научная новизна и практическая значимость работы, указываются положения, выносимые на защиту.

Решение первой задачи исследования получило отражение в первой главе диссертации «Воссоздание индивидуальности в теориях и моделях современной психологии», ще рассматриваются возможности теоретической и экспериментальной реконструкции индивидуальности в единстве и многообразии ее разноуровневых организменных, индивидных и личностных свойств.

Анализируются источники трудностей, с которыми сталкивались ученые в попытках описать индивидуальность как одновременно естественнонгг/чный, психологический и общекультурный феномен. Противоречивые данные психофизиологических исследований были результатом сведения проблематики индивидуальности к индивидуальным различиям, а также естественных ограничений применявшихся аналитических технологий, среди которых отмечались: транссшуативная вариативность психологических характеристик, парциальносгь основных свойств нервной системы, неоднозначность соотнесения индивидных и личностных проявлений. Альтернативой психофизиологическим исследованиям было изучение психических процессов в их системной организации (П.К. Анохин, АА. Ухтомский, Н.П. Бехтерева, В.Б. Швырков и до.). Наиболее известные в психологии личности концепции, связанные с воссозданием целостной картины индивидуальности (Б.Г. Ананьев, B.C. Мерлин, К.К. Платонов) оставались в рамках описательного подхода, поэтому стремление охватить все многообразие разноуровневых индивидуальных свойств и заключил. их в целостную структуру сводилось к построению «многомерных теоретических моделей»4.

Современное контекстуальное определение индивидуальности основывается на материалах теоретических и экспериментальных исследований отечественной дифференциальной психологии и психофизиологии (Б.М. Теплов, В.Д Небылицын, K.M. Гуревич, ЕА.

4 Петровский А В , Ярошевский М Г. История и теория психологии - Ростов-на-Дону, 1996. Т. 2. - С. 319

Климов, В.И. Рождественская и др.), общей психологии и психологии личности (Б.Г. Ананьев, Л.С. Выготский, А.И. Крупное, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В.С, Мерлин, ВД Петровский, Я.А. Пономарев, СЛ. Рубинштейн и др.), психогенегики (Т.Ф. Марютина, И.В. Равич-Щербо, И.И. Шмальгаузен и др.), основ экологической психологии индивидуальности (ЕЛ. Петрова, Т.Ф. Базылевич и др.).

Последние десятилетия в отечественной психологии разрабатывается концепция целостной индивидуальности (далее - КЦИ), созвучная современной направленности психологической нфтси на реализацию фунд аментальных представлений об индивидуальности в социальной практике. КЦИ основана на типологический поход к изучению индивидуальности, базовые принципы которого были заложены в отечественной типологической школе И.П. Павлова и получили развитие в трудах Б.М. Теплова и В. Д. Небылицына

В диссертационном исследовании предпринята попытка переосмысления и интерпретации ряда положений КЦИ, изложенных в работах последних лет (Т.Ф. Базылевич, 1994,1998, Т.Ф. Базылевич с соавт., 2002). Понимание комплексной природы индивидуальности и феноменологического многообразия ее психологических проявлений дополняется в КЦИ акцентом на ее целостность, которая «наиболее полно раскрывается в единстве свойств организма, индивида и личности»5. Обозначенное единство свойств индивидуальности означает функциональную целостностью ее уровней, которое складывается за счет целевой детерминации поведения (вектор «мотив-цель»6). Целеполагающий характер деятельности обеспечивает «высший уровень интегральносги нервной системы и всех вообще систем», как неразрывную связь психического с физиологическим и физико-химическим)7. Цель формируется как идеальный образ «потребного будущего» (НА. Бернштейн) и включает информационные эквиваленты вероятности ее достижения в процессе деятельности. Саморегуляция субъект через механизмы целеполагания носит сознательный, активный и творческий характер: «Человек может в большей или меньшей степени прогнозировать последствия своих действий и, значит, определяться во взаимодействии с действительностью, данной ему лишь мысленно, идеально, еще до того, как она

5 Там же. - С. 33.

6 Леонтьев А.Н Деятельность, сознание, личность. - М, 1975. - 304 с.

7 Бруптинский АВ Субьеетно-лгягелыюсшая юнцгпция и теория функциотпьньк(жгем'/Вопрошпсзмтогии-1999.-№5.-С114,11а

предстанет перед ним в своей материальной форме»8. Исследование жизнедеятельности с опорой на формально-динамические параметры (степень сформированное™ стратегии и вероятность достижения цели) объективизирует индивидуально-стабильные, конституциональные параметры индивидуальных программ целеполагания и прогнозирования.

Структура целостной индивидуальности может бьтгь представлена в аспекте ее формально-динамической организации, как функциональное единство уровней (описание которых имплицитно содержится в КЦИ):

1) Формально-динамический уровень: «типы» целостной индивидуальности (их дифференциация связана с «ниже» лежащим уровнем психофизиологических особенностей индивидуальности и неспецифическим влиянием ретикулярной формации на головной мозг). Условно различают «низкоактивированный» и «высокоактивированный» типы (связанные с «сильной» и «слабой» нервной системой соответственно). Типологическая принадлежность субъекта определяет наиболее общие сгилеобразующие закономерности выбора при различной определенности прогноза

2) Конкретизация формально-динамического уровня: «синдромы» целостной индивидуальности, зафиксированные в шкалах методики ОСЦИ (интегральный индекс индивидуальности, лабильность, планирование жизнедеятельности, импульсивность, функциональная выносливость в сфере предметной деятельности и общения). Синдромы целостной индивидуальности аккумулируют психофизиологические особенности полиморфных, «много-многозютных» (по B.C. Мерлину) связей свойств нервной системы и темперамента. Сочетание синдромов внутри определенного типа (в сравнении с «идеальной моделью») характеризует надситуативные параметры жизнедеятельности и определяет гармоничность соотношения типологического и личностного уровней целостной индивидуальности.

3) Личностный уровень: «симптомы» целостной индивидуальности. Данный уровень закреплен в отдельных вопросах («симптомах») методики ОСЦИ и отражает реализацию формально-динамических особенностей целостной индивидуальности в конкретных поведенческих проявлениях, содержание шгорых определяется мотивационно-личностными предпочтениями субъекта.

8 Там же - С. 14.

Закономерным представляется вопрос о наличии собственно топологии целостной индивидуальности в концепции ЦИ. При ответе на этот вопрос мы сталкиваемся с определенным - кажущимся - противоречием. Выделение типов ЦИ происходит по системообразующему психофизиологическому критерию, что означает дифференциации людей с опорой на нижележащие индивидные свойства. В соответствии с положением об уникальности, неповторимости индивидуальности такая типология не могла бы напрямую распространяться на личностный уровень и задавать конкретный набор свойств и определенных способов поведения. Подобный «психофизиологический редукционизм» исключается благодаря наличию полиморфных связей между различными уровнями индивидуальности и опосредованного влияния нижележащих уровней индивидуальности на вышележащие (на существование которых указывали С JI Рубинштейн, B.C. Мерлин и др.). Психофизиологический уровень индивидуальности рассматривается в качестве уровня, опосредующего влияние индивидных, высокогенотипических свойств на личностные подструктуры индивидуальности. При этом закономерности формально-динамической организации жизнедеятельности, характерные для субъекта при определенных индивидуально-типологических особенностях выступают, цитируя СЛ. Рубинштейна, как более обшие закономерности «ниже» лежащей сферы по отношению к специальным закономерностям «выше» лежащей сферы - они сохраняют свое действие, но изменяют свою форму проявления, и «частным выражением этого общего положения является распространение физиологических закономерностей нейродинамики на психические явления»9.

Анализ компенсаторных отношений между психофизиологическими и вышележащими свойствами позволяет воссоздавать «идеальную модель» сопряжения разноуровневых свойств целостной индивидуальности, которая обрисовывает наиболее благоприятные, комфортные для индивида стили жизнедеятельности (H.A. Аминов, K.M. Гуревич, ЕА. Климов, Н.С. Лейтес, В Д Небылицын, В.М. Рождественская, Я. Стреляу и др.). «Идеальная модель» представляет собой своего рода «шаблон», базовый критерий оценки индивидуальных особенностей в процессе формирования синдрома общего свойства силы-чувствительности:

'Руб1Ш11т^СЛ.Бьшкисаз1ШИйЧеповекимир.-Шб:П11гср,2003 -G278-279.

• «Низкоактивированный тип»: низкий уровень неспецифических активационных влияний (призванных поддерживать оптимальный психофизиологический тонус) и высокие абсолютные пороги чувствительности компенсируются в поведении за счет широких контактов в общении, предпочтения сгамульно насыщенной среда и избегания тщательного планирования жизнедеятельности.

• «Высокоактивированный тип»: мощное акгавирующее влияние ретикулярных формаций на мозговые структуры повышает вероятность выхода за пределы максимума работоспособности в периоды продолжительных или интенсивных функциональных нагрузок. Лица данного типа хорошо переносят состояние монотонии, быстро реагируют на слабые сигналы, повышают эффективность деятельности за счет тщательного планирования и развернутости ориентировочных операций.

КЦИ вводит специальное понятие «экологические ниши индивидуальности» для обозначения гармоничности структуры целостной индивидуальности в рамках определенного типа, которая оценивается по наличию синергических и компенсаторных связей между ее типологическим и вышележащими уровнями. Здесь находит отклик аюуальный ракурс изучения психики через раскрытие ее пределов и потенциалов с сохранением нормы функционирования10. Активный характер саморегуляции субъекта проявляется в поиске типологически комфортных «экологических ниш», способствующих гармонизации структуры целостной индивидуальности, что проявляется уже в раннем онтогенезе: «При одинаково успешном овладении несколькими различными системами операций, ребенок выбирает ту из них, которая наиболее соответствует его типологическим свойствам. Следовательно, он выбирает ее не только потому, что она целесообразнее, эффективнее, но и потому, что она приносит большее эмоциональное удовлетворение, снимает излишнюю психическую напряженность»11.

Представления об «экологических нишах индивидуальности» созвучны современному пониманию природы человеческого «Я» в психологии, философии, естествознании (в работах И.И. Шмальг^зена, А.О. Прохорова, К Левина, АА. Малиновского, Ю. Хаберма-

10 Абульханова-Славская К. А. Особенности типологического подхода и метода исследования лично-сти//Принцип системности в психологических исследованиях. - М, 1990. - С. 19.

" Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. - М, 1986. - С. 179.

ca, H. Thomae и др.). Подобная трансдициплинарность многогранной феноменологии индивидуальности свидетельствует о ее универсальном характере.

Решение второй задяи исследования отражено во второй главе диссертации «Принятие решения и политический выбор в русле современной психологии индивидуальности» обосновывается возможность рассмотрения психологического феномена принятия решения в качестве адекватной продуктивной модели теоретию-экспериментального исследования структуры целостной индивидуальности. Отметается ряд объективных сложностей рассмотрения психологической проблемы принятия решения: комплексная междисциплинарная природа вопроса; разнообразие методологических подходов, которое порождает несоответствия в понятийном аппарате, теоретических схемах и их интерпретациях; проблема «репрезентативности» моделей, адекватности фиксируемой психологической реальности и, как следствие, их прогностического потенциала.

Рассматривается ряд известных направлений психологического исследования принятия решения: «когнитивное» направление и исследование в терминах «информационных процессов» (Ю. Козелецкий, С. Плаус, H. Rachlin, D. Kahneman, A. Tversky, A. Newell, H. А. Simon и др.); принятие решения в контексте социальной психологии и психологии управления (Д. Майрес, М. Ляйпе, Ф. Зимбардо, С. Т\щс, Р. Чалдини, Г. Саймон, Г. Эйнхорн, Р. Хогарт и др.); принятие решения как мыслительный и, шире, психический процесс (A.B. Брушлинский, Б.В. Бирюков, O.K. Тихомиров и др.); теория обнаружения сигнала (В.Е. Субботин и др.); теории, изучающие так называемые процессы вероятностного прогнозирования и вероятностного научения (Т.Е. Журавлев, MA. Цискаридзе, RJ. Hermstein, Р. Slovic&S.Lichtenstien и др.); принятие решения в процессе вероятностно-прогностической деятельности (Т.Ф. Базьшевич, A.B. Карпов, С.Б. Малых, Т.Ф. Марюгина, В.М. Русалов, В.А. Толочек, ДА. Ширяев и др.). Отмечается, что объяснительные и прогностические возможности теорий принятая решения во многом определяются пониманием целостной, активной природы человека, действующего в мире субъективных оценок и прогноза, а также иррациональных компонентов деятельности субъекта.

Модель принятия решения, представленная в диссертационном исследовании, основывается на рассмотрении субъекта принятая решения с позиций его «системной уникальности» - как целостного, активного, развивающегося субъекта, который взаимодействует

со сложноорганизованной средой (внешними условиями принятая решения) с опорой на «жесткие звенья» (типологический уровень) структуры целостной индивидуальности.

Надсшуативное моделирование принятия решения в контексте политических выборов возможно в по следующим формально-динамическим параметрам, безотносительно к конкретным политическим персоналиям: 1) субъективная определенность прогноза относительно будущей деятельности кандидата, в случае ею избрания на руководящий пост (оценка кандидата как «темной лошадки» юти «открытой книги»); 2) структурированность субъективной иерархии политических предпочтений, которая определяет для избирателя вероятность голосования за того или иного кандидата.

Наши предположения о репрезентативности данной модели основываются на ряде допущений:

1) Принятие решения аккумулирует в себе глубинные процессы самоопределения субъект в действительности, и с этих позиций, строго говоря, не является собственно функцией мышления. Выход за рамки когнитивных процессов влечет попадание «в сферу <.. > онтологической природы субъекта, охватывающую закономерности внутренней организации его собственного бьпия»12. Даже формальное наличие альтернатив, предлагаемых для сравнения и выбора, подразумевает их «пристрастный» анализ со стороны субъекта через призму внутренних условий деятельности.

2) Особенности структуры целостной индивидуальности, оказывающие стилеобра-зующее влияние на жизнедеятельность в целом, закономерным образом преломляются через специфические условия политического выбора;

3) Специфика предвыборных кампаний (неопределенная или противоречивая информация о кандидатах, их политических предпочтениях и планах, «война рейтингов» и др.13) позволяет расценивать ситуацию политических выборов как стрессогенную, слабоструктурированную ситуацию с высокой неопределенностью будущего. При этом существенно усиливаются иррациональные факторы принятия решения, и индивидуальные политические предпочтения избирателей формируются с опорой на типологически значимые критерии.

12 Веккер Л М. Психика и реальность: Единая теория психических процессов - М., 2000. - С. 641.

13 См. работы Л Я. Гозмана, A.A. Джабасова, В.Г. Заводюка, С Г. Кара-Мурзы, С. А. Маничева, Д Ф. Мезенцева, Г.Г. Почепцова, Е.Я. Сергеевой, Е.Б. Шестопала и др.

4) Ключевым типологически значимым критерием выбора кандидата служит субъективная определенность прогноза его действий в случае избрания на руководящий пост. Предпочтения избирателя основываются на том, какую степень определенности прогноза будущей деятельности он атрибутирует кандидату. Необходимо подчеркнуть, что «определенность прогноза» - формально-динамический, надсшуаягивный критерий принятия решения, за которым может скрываться различное содержание: от человеческой симпатии к политику, рождающей доверие, до реального знания политической платформы. Исследование механизмов субъективного подтверждают, что при решении задач вероятностного прогнозирования человек не склонен оперировать вероятностными мерами на осознаваемом уровне, т.к. «вербализуемые вероятности- это не реальный способ «считывания», переработки и хранения вероятностной информации, а цивилизованно выработанная схема сообщения другому субъекту степени своей уверенности»14.

Решение третьей задами исследования получило отражение в третьей главе диссертации «Эмпирическое исследование соотношения структуры целостной индивидуальности и принятия решения в контексте политических выборов» подробно описывается организация и проведение экспериментального исследования, предоставляются анализ и интерпретация полученных данных. Описывается процесс подбора и конструирования методик эмпирического исследования, адеквагаых целям и задачам диссертации.

В эмпирическом исследовании на добровольной основе приняло участие 110 человек (22 мужчины, 88 женщин) - студентов 2-4 курсов московских вузов, в возрасте от 18 до 26 лет, проходивших обучение по гуманитарным специальностям. Среди испытуемых не было профессиональных политологов, что позволяет говорить об относительно непредвзятом отношении к политике, не подвергшемся «профессиональной деформации» и приближенном таким образом к взглядам рядовых граждан. Сбор эмпирических данных проводился в период осени-зимы 1999-2000 гг, фактически - накануне выборов президента Российской Федерации, состоявшихся в марте 2000 г. Таким образом, испытуемые демонстрировали индивидуальные политические установки и предпочтения, формировавшиеся в процессе реальной предвыборной кампании.

14 Карпов А В, Сухих H А. Феномен вероятностной избыточности в процессах принятия реше-ния//Психологические проблемы принятия решения/Под ред А.В. Карпова/Яросл roc ун-т. - Ярославль, 2001. -С. 28.

Для решения поставленных задач были подобраны методики и специально сконструирован дополнительный диагностический инструментарий для оценки индивидуальной стратегии политического выбора и политических предпочтений:

1. Методика «Оценки структуры целостной индивидуальности» - ОСЦИ (Т.Ф. Базьшевич, 1993,1998,2002). ОСЦИ позволяет: 1) фиксировать складывающуюся «здесь и сейчас» структуру целостной индивидуальности; 2) соотносил, выявленную структуру с «идеальной моделью» организации свойств индивидуальности; 3) выявлять синергические, компенсаторные и дисгармоничные связи между типологическими свойствами индивидуальности. Таким образом, функциональная целостность разноуровневых свойств не просто констатируется как атрибут целостной индивидуальности, а вводится в системотехнику эмпирического исследования.

2. Модификация методики измерения иллюзии Шарпантье (Д.Н. Узнадзе, 1997, Т.Ф. Базьшевич, 1983) - позволяет выявлять типологические особенности установки, связанные с синдромом «силы-чувствительности»15. Индекс количественных показателей иллюзии Шарпантье важен в качестве объективного экспериментального показателя, подтверждающего интерпретацию структуры целостной индивидуальности в определенном типологическом ключе.

3. Изучение индивидуальных особенностей политического выбора методом субъективного ранжирования. Модель политического выбора предположительно объективизирует два типологически обусловленных параметра принятия решения: 1) ясность прогноза относительно будущей деятельности кандидата, в случае его избрания («Прогноз»); 2) степень субъективного предпочтения кандидата, т.е. вероятность того, что избиратель проголосует за данного претендента («Вероятность выбора»). Процедура заключается в оценке списка из 10 известных российских политиков с присвоением каждому политику ранга от 1 до 10 по критериям «Прогноз» и «Политический выбор».

4. Диагностика политических атпгподов методом субъективного шкалирования. Анализ содержательных параметров политического выбора позволяет выделить из них те, что со значительной вероятностью сопрягаются с гармоничностью структуры целостной индивидуальности. На их основе сконструированы 5 оценочных шкал субъективных

" Базылевич Т.Ф. Моторные вызванные потенциалы в дифференциальной психофизиологии. - М, 1983. - С. 102.

политических предпочтений для диагностики самооценки в области политической информированности и активности, оценки роли «человеческого фактора» в полигаке, удовлетворенности от политической сшуации и предпочитаемого стиля политического руководства (как «оптимального для современной России»),

Статистическая обработка данных строилась на вычислении коэффициента ранговой корреляции Спирмена rs и факторном анализе методом главных компонент с последующей ротацией методом варимаке и нормализацией по Кайзеру. Сгагастические расчеты проводились в среде SPSS 8.0.

Обработка эмпирических данных состояла из несколько этапов. На первом этапе был проведен статистический анализ данных субъективного ранжирования (при оценке полшиков). Это позволило выделить четыре различные стратегии политического выбора и сформировать на их основании четыре группы испытуемых по двум критериям: 1) наличие или отсутствие прямой статистически значимой корреляции между «Прогнозом» и «Вероятностью выбора» (критерий Спирмена rs); 2) степень определенности прогноза для «главного» кандидата (с максимальным рангом 10 по шкале «Вероятность выбора»): высокая (ранг 7-10) или низкая (ранг 1-6). На д анном этапе была конкретизирована гипотеза исследования и сформулирована эмпирическая гипотеза

На втором этапе был произведен факторный анализ данных раздельно для четырех выделенных групп испытуемых, каждая объемом около 30 человек (при общем количестве испытуемых 110 человек), что отвечает требованиям факторного анализа. Каждая матрица интермзрреляций16 содержала статистические показатели результатов обследования испытуемых в группе с определенными параметрами политического выбора. Анализ структуры целостной индивидуальности по матрицам интеркорреляций осуществлялся по принципу «сверху - вниз», те. от конкретных поведенческих проявлений (симптомов) - к установлению объединяющего их фактора (синдрома) и определению типологического основания структуры целостной индивидуальности. Анализ сопряжения синдромов в рамках полученной факторной модели (в сравнении с «идеальной моделью») позволял определять общее типологическое основание структуры целостной индивидуальности и фиксировать тенденции ее формирования по компенсаторному, синергичесюму или дисгармоничному

16 «Матрицы интеркорреляций свойств целостной индивидуальности и политических предпочтений»

типу. Рассмотрим основное содержание факторных структур индивидуальности, которое зафиксировали матрицы интеркорреляций.

Так, в 1-й ГРУППЕ (31 чел.) испытуемые продемонстрировали прямую статистически зняимую корреляцию между «Прогнозом» и «Вероятностью выбора» (диаграмма 1).

Диаграмма 1. Схема стратегии

политического выбора в 1-й группе

--------—

• Место кандидата в субъективной политической иерархии (в соответствии с определенностью прогноза его деятельности

"Аг Главный кандидат в субъективной политической иерархии (10 баллов по шкале «Вероятность выбора»)

4 6 8 "Протез"

Анализ 5-факгорной модели показал гармоничное формирование структуры целостной индивидуальности в ключе «высокоактивированного» типа. Испытуемые отличаются: выраженной психофизиологической и эмоциональной реакцией на субъективно стрессовые ситуации («Томительное ожидание важного известия вызывает у меня сухость во рту» (+680)17, «Во время ответственного разговора у меня «сосет под ложечкой» (+5(57) и др.); повышенной чувствительностью к средовым раздражителям («Когда я смотрю телевизор, то настраиваю его на такую яркость, что другим людям она не под ходит» {-591), «У мата повышенная чувствительность к боли» (+570) и др.); тщательным, развернутым планированием деятельности, представляющим высокоге-нетичный признак данной типологической организации («Любую работу я стараюсь спланировать заранее» (+785), «Я предпочитаю не помнил, и заботиться о многих поручениях одновременно, а исполнять задания последовательно, по плану» (+647) и др.); индивидуальный стиль организации труда И отдыха («Я обычно тщательно подготавливаюсь к работе» (+629), «После занятой мне необходим специальный стдах» (+650) И др.).

Во 2-й ГРУППЕ испытуемых (25 чел.) предпочтение определенного политика не зависит от ясности прогноза, за исключением основного кандидата (10 по шкале «Вероят-

17 Формулировка показателя дается с учетом знака после вращения. В скобках указана факторная нагрузка симптома. Нули и запятые опущены. Курсивом отмечены факторные нагрузки показателей, выраженных на уровне тенденции (менее 0,600).

носгь выбора»), для которого делается максимально ясный субъективный прогноз будущей деятельности (диаграмма 2).

♦ Место кандидата в субъективной политической иерархии (в соответствии с определенностью прогноза его деятельности

Главный кандидат в субъективной политической иерархии (10 баллов по шкале «Вероятность выбора»)

Анализ 4-факгорной модели выявил наличие гармоничной структуры целостной индивидуальности в «низкгактивированном» типологическом клкяе. Испытуемые демонстрируют: предпочтение информационно и событийно насыщенной среды, причем напряженные стпуации связаны, в отличие от 1-й группы, с психоэмоциональным комфортом («Я стремлюсь к разнообразным контактам с людьми» (+821), <Делая продолжительный доклад, я не прерываюсь, чтобы выпить пкжж воды» (+779), «Я способен расслабиться и вовсю повеселиться в компании» (+658Х «Мне хотелось бы бьпъ членом нескольких клубов по интересам» (+610) и др.); своеобразное восприятие, моделирование и разрешение потенциально стрессогенных ситуаций («Я не всегда беру билет в общественном транспорте» (-753), «Иногда, разозлившись, я выхожу из себя» (+753), «Неверно, что никогда в жизни я ничего не путался» (-753); и др.); выраженную «функциональной выносливость» в сфере общения и предметной деятельности («Я не устаю от длительного общения с людьми» (-749), (Долгий разговор с собеседником мне не acopo надоедает» (-778), «Мне нравится выполнять разноплановые задания» (+778), «Музыка не мешает мне сосредоточиться на работе» (-764) И др.).

Факторная структура включает показатели иллюзии Шарпантье (-732), что подтверждает определение типологического уровня целостной индивидуальности. Низкие количественные показатели иллюзии являются психофизиологическим коррелятом синдрома высокой функциональной выносливости - низкой чувствительности (Т.Ф. Базылевич, 1983) и включаются в фактор наряду с соответствующими симптомами («У меня нет повышенной чувствительности к боли» (-842), «Выступая перед аудиторий!, я не вытираю время от времени руки и лоб» (842), «Выполняя работу, требующую повышенного внимания, я не замедляю дыхания» (-665)).

Диаграмма 2. Схема стратегии политического выбора во 2-й группе

».. ■ "У у,

"Прогноз"

Испытуемые 3-й ГРУППЫ (24 чел.), по аналогии с 1-й группой, выбрали стратегию политического выбора с прямым соотношением между определенностью прогноза деятельности политика и его местом в субъективной иерархии политических предпочтений избирателя (диаграмма 3). Исключение составляет главный кандидат, относительно которого формируется неопределенный прогноз будущего, что может свидетельствовать о выраженном предпочтении ситуаций субъективной неопределенности и риска.

Диаграмма 3. Схема стратегии политического выбора в 3-й группе

0 2 4 6 8 10 12 "Прогноз"

▲ Место кандидата в субъективной политической иерархии (в соответствии с определенностью прогноза его деятельности

Главный кандидат в субъективной политической иерархии (10 баллов по шкале «Вероятность выбора»)

Анализ 4-факгорной модели позволяет определить структуру целостной индивидуальности «низкоактивированного» типа при большом вкладе импульсивности, что на поведенческом уровне проявляется в склонности к разнообразию в общении и неприятии заранее установленных норм и правил поведения. Испытуемые демонстрируют: признаки экстраверсии в аспекте импульсивности, т.е. природную, высоюгенегичную потребность в общении («Я способен внести оживление в довольно скучную компанию» (+696), «Мне свойственна инициативность в завязывании знакомств» (+655), «Я стремлюсь к разнообразным контактам с людьми» (+632) и лр.); устойчивость ко внешним раздражителям и стрессовым ситуациям («Во время предэкзаменационной «лихорадки» я хорошо запоминаю» (-706), «Я люблю длительное время слушать громкую музыку» (+561) и др.); склонность отвергать социально одобряемые поведенческие установки, особенно при их несовпадении с личными мотивами («Иногда я не сдерживаю свои обещания, если мне это невыгодно» (-59/) и др.); тенденцию избегать ситуаций общения, предполагающих продолжительное сосредоточение на собеседнике в ущерб собственному психоэмоциональному комфорту («Я устао от длительного общения с людьми» (+623), <Долгий разговор с собеседником мне быстро надоедает» (+563) и др.).

Испытуемые 4-й ГРУППЫ (30 чел.) демонстрируют стратегию политического выбора, при шторой. Отсутствует статистически значимое соотношение меищу определенностью прогноза деятельности кандидата и степенью его предпочтения, причем для главного кандидата субъективно комфортным является неопределенный прогноз будущего (диаграмма 4).

■ Место кандидата в субъективной политической иерархии (в соответствии с определенностью прогноза его деятельности

"к Главный кандидат в субъективной политической иерархии (10 баллов по шкале «Вероятность выбора»)

Анализ 6-факторной модели указывает на нарушение компенсаторных механизмов в структуре целостной индивидуальности. Испытуемые демонстрируют тщательное, развернутое планированию жизнедеятельности и нормальную работоспособность в состоянии монофонии, что является отличительными признаками самоорганизации «высокоактивированного» типа («Я обычно тщательно подготакливаось к работе» (+637), «Монотонная работа май не раздражает» (-573), «Любую работу я стараюсь спланировав заранее» (+667) и др.). В ТО же время, наг блюдается: экетравергная ориентация, в противовес самоуглублению («Я не люблю длительное время размышлял»» (-576), «Я чувствовал бы себя несчастным человеком, если бы на длительное время был лишен общения с людьми» (+676) и др.); выраженная импульсивность в сфере общения и предметной деятельности, что также отличает экстенсивное взаимодействие с миром («Обычно я говорю и поступаю быстро, не задумываясь» (+614), «Я предпочитаю больше говорил., чем слушагь» (+615), «У меня широкий »руг общения» (+602) и др.); признаки социальной желательности в .

межличностном взаимодействия: «Я склонен поддерживал, длительные кошжгы с людьми, с которыми обшаюсь» (+609), «Я всегда сдерживаю свои обещания, даже если мне это невыгод но» (+591) и др.). На фоне экстравертных тенденций фиксируются дисгармоничные признаки ригидности в общении («Я не способен расслабится и вовао повеситься в компании», «Мне не свойственна инициативность в завязывании знакомств» - ф. с 3-м фактором), склонность к вегетососудистым реакциям на стресс («От испуга у мам холодеют пальцы рук и ног», (+572)).

Диаграмма 4. Схема стратегии политического выбора в 4-й группе

"Прогноз"

Можно предположить, что дисбаланс в компенсаторных механизмах структуры целостной индивидуальности приводит к необходимости перестраивать стратегию выбора в любом из надситуативных квадрантов жизнедеятельности, из-за чего человек испытывает одинаковый дискомфорт как в ситуации с высокими степенями свободы, так и при макеи-мальной определенности прогноза Вследствие этого прогностическая стратегия оказывается неэффективной при формировании политических предпочтений.

Основные результаты эмпирического исследования:

1. Выявлены статистические и содержательные различия между факторными структурами целостной индивидуальности в 4-х группах испытуемых с разными прогностическими стратегиями выбора. Различия заключаются в принадлежности испытуемых к «высокоактивированному» или «низюакгивированному» типу целостной индивидуальности, что проявляется на уровне «симптомов» в тщательности планирования деятельности, в представлениях о комфортном стиле и пространстве жизнедеятельности (в аспектах предметного и социального взаимодействия) и др. Правильность диагностики типологической принадлежности испытуемых подтверждается включением в факторную структуру целостной индивидуальности валидных психофизиологических показателей. Так, во 2-й группе испытуемых статистически установленная связь между показателями иллюзии Шарпантье и свойствами целостной индивидуальности подтверждает формирование ее структуры в ключе «низкоактивированного» типа

2. Установлено закономерное соответствие между типологическими уровнями факторных структур индивидуальности и прогностической стратегией политического выбора, которая объективизировала два типологически обусловленных параметра принятая решения. Соответствие оценивалось надситуативными параметрами политического выбора, которое оценивалось по «идеальной» модельной организации свойств индивидуальности.

3. Получено эмпирическое подтверждение творческого характера политического выбора, основанного на активной реконструкции субъективно-комфортных представлений о кандидатах и последствиях их избрания. Так, большинство испытуемых 1 и 3-й групп одинаково присваивают В.В. Путину первое место в субъективной иерархии политических предпочтений. Однако в 1-й группе, ще структура ЦИ сформирована в ключе «высокоактивированного» типа, выбор данного кандидата происходит при максимально ясном, опреде-

ленном прогнозе его будущей деятельности. В 3-й группе, ще структура ЦИ представлена в ключе «низкоактивированного» типа, кандидату отдается предпочтение при субъективно неопределенном прогнозе будущего.

4. Прослеживается закономерность в соотношении гармоничности структуры ЦИ с политическими установками и предпочтениями. В 1-й группе гармоничность структуры ЦИ, предположительно, задает типологическую обусловленность политического выбора, основанного на прогнозировании и отличающегося «ингернальным» характером, с верой в значимость личного участия в политических процессах (шкала «Человеческий фактор в полшике»), В 4-й группе дисгармония в структуре ЦИ соотносится с политическим выбором без прогнозирования его последствий, но с ориентацией на «жесткий», «авторитарный» стиль государственного управления (шкала «Сталь политического руководства»).

В заключении сформулированы основные выводы по результатам исследования:

1. Анализ литературы по проблемам индивидуальности показывает трансдисциплинарный характер феноменологии индивидуальности в ее структурно-функциональной целостности, гармоничном единстве разноуровневых свойств и стилеобразующем влиянии типологических аспектов внутреннего плана деятельности (определенности прогноза будущего, «эмоциональных меток» событий и др.) на реализацию конкретных поведенческих актов.

2. Системотехника исследования индивидуальности в контексте реальной деятельности должна основываться на ряде методологических приемов: а) учет абстрактного характера типологизированного описания индивидуальности; б) эволюционно-системный подход к анализу субъекта при стабилизации развитая деятельности на этапах прогнозирования; в) признание активной позиции субъекта в процессе саморегуляции при прогнозировании и построении комфортного психодинамического кошура деятельности.

3. Анализ типологического уровня и гармоничности структуры целостной индивидуальности позволяет воссоздавать причинную картину поведения субъекта в надсигуатив-ных координатах развивающейся деятельности. Принадлежность субъекта к «высокоактивированному» или «низкоактивированному» типу предполагает комплексное опосредствованное влияние психофизиологического уровня целостной индивидуальности на организацию ее вышележащих свойств и предопределяет субъективное предпочтение различных

надситуативньгх квадрантов жизнедеятельности (от монофонии до ситуаций экстратворчества и риска). Построение жизнедеятельности в типологически комфортных надси-туагивных координатах позволяет аюуализировать индивидуально-приемлемые способы организации психофизиологических и психологических ресурсов, с оформлением их в некоторые модели и способы принятия решения.

4. Моделирование принятия решения по формально-динамическим параметрам (наличие стратегии и субъективная вероятность достижения цели, соответствующей образу «потребного будущего») формализует реальную картину жизнедеятельности субъекта Однако в подобной формализации можно усматривать не столько ограничение, сколько возможности для структурирования и исследования сложноорганизованных процессов в контексте реальной деятельности, к примеру - в процессе принятия избирателями решения о голосовании за политического кандидата. Стрессовый характер ситуации политических выборов усиливает у избирателя роль эмоциональной оценки событий, что способствует актуализации типологических составляющих программы принятия решения на этапах субъективной оценки кандидатов (по критерию высокой или низкой определенности прогноза их будущей деятельности) и формирования индивидуальной иерархии политических предпочтений.

5. Выводы эмпирического исследования позволяют подтвердить и конкретизировать основные положения гипотезы исследования о стилеобразующем надстпуативном характере индивидуально-типологических предпочтений, которые сказываются в предпочтении типологически комфортных надсигуативных координат жизнедеятельности и могут быть объективизированы на модели принятия решения в контексте политических выборов.

а) Под тверждается роль механизмов прогнозирования в формировании стратегии политического выбора, которая позволяет испытуемым структурировать внутрисубьектное пространство политических представлений в надсигуативных координатах развивающейся деятельности в соответствии с типологическими предпочтениями.

б) Принцип творческой активности субъекта как обладателя структуры целостной индивидуальности подтверждается тем фактом, что испытуемые в роли избирателей активно формируют, моделируют субъективно комфортные представления об альтернативах и последствиях политического выбора Этим, в частности, могут быть объяснено предпочтение

кандидатуры В.В. Путина в группах «высокоакгавированного» и «низкоакгавированного» типа, при разной - типологически комфортной - определенности прогноза

в) На модели политического выбора экспериментально подтверждается стилеобра-зующее влияние гармоничности структуры целостной индивидуальности на формально-динамические параметры жизнедеятельности. Сравнительный анализ результатов 1 -й и 4-й групп показывает, что наличие синергических и компенсаторных взаимосвязей в структуре целостной инд ивидуальности не только сказывается на прогностической стратегии выбора, но также оказывает фундаментальное влияние на мироощущение и самооценку, вплоть до признания способности влиять на социальные процессы либо желания перепоручить это «сильному» государству.

6. Результаты исследования дают основания предполагать, что основой принятая решения выступают, преимущественно, не рационализированные критерии выбора (которые осознаются и вербализуются испытуемыми при сравнении альтернатив и формировании предпочтений), а внутренним планом, типологическими предпосылками формирования этих предпочтений, которые связаны со спецификой организации структуры целостной индивидуальности.

Перспективным направлением исследований по диссертационной проблематике может стать поиск содержательных (образных, лингвистических и др.) коррелятов д ля формально-динамических параметров принятая решения. В контексте политических исследований это позволило бы наметить перспективу расширения существующих представлений о субъективных факторах политических предпочтений (наряду с деятельностным подходом, нейро-лингвисгическим программированием, исследованием архетипов и т.д.) с возможным поиском альтернативных способов формирования адресных политических сообщений, которые находили бы отклик у избирателей с разной типологией структуры целостной индивидуальности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

1. Новосёлова ТВ. «Экологические ниши» индивидуальности - новое измерение безопасности жизнедеятельности. // Психология безопасности профессиональной деятельно-

ста. Тезисы докладов Первой межрегиональной научно-практической конференции. - М.: Изд. «Когиго-Центр», 1999.-ОД пл.

2. Новосёлова Т.В. Психологическая оценка кадров на базе представлений об «экологических нишах» индивидуальности. // Индустрия сервиса в XXI веке: социально-гуманитарный сервис. - М.: Социально-технологический институт МГУ С, 2000. -0,3 пл.

3. Новосёлова ТВ. Экологическая психология целостной индивидуальности как методологическая основа междисциплинарных исследований. // 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.) - Москва: Экопси-цешр РОСС, 2000. - ОД пл.

4. Новосёлова ТВ. Перспективы психалого-социального сервиса в политике: избиратель - личность ли «электорат»? // Правовые, социальные и гуманитарные проблемы развития сферы сервиса/Материалы секции 3-й Международной конференции «Индустрия сервиса в XXI веке», 17-18дек.2001 г, Москва. - М.: Социально-технологический институт МГУС, 2001.-0,3 пл.

5. Базылевич ТФ., Новосёлова Т.В., Суханова И.М. Безработица: новые принципы и технологии психологической поддержки безработных граждан и незанятого населения. -М.: СТО, 2002. - 5,9 пл. (авторские 2,1 пл.).

6. Новосёлова ТВ. Проблема соотнесения характеристик целостной индивидуальности и стратегии принятия решения на модели политическою выбора. // Материалы Психологических чтений, посвященных памяти Б.М. Теплова и В.Д Небылицына. - М.: ПИ РАО. -ОД пл. (в печати)

7. Новосёлова ТВ. Роль индивидуально-типологических предпочтений субъекта в процессе принятия решения (на модели политических выборов). // Материалы Второй конференции Всероссийского общества психологов. - СПб, 2003. - ОД пл. (в печати)

8. Новосёлова ТВ. Психологические аспекты формирования имиджа политика в восприятии избирателей. // Имиджелогия: современное состояние и перспективы развития. Материалы Первого Международного симпозиума «ИМИДЖЕЛОГИЯ - 2003» / Под ред. ЕЛ. Петровой. - М, РИЦ «Альфа» МГОПУ им. МЛ. Шолохова, 2003. -0,3 пл.

Общий объем публикаций - 3,8 пл.

2ооЗ -А ¡017 о

Отпечатано в ЗАО «Копи Центр» Б. Златоустинский пер. 7; 933-0900 Тираж 100 экземпляров

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Новосёлова, Татьяна Владимировна, 2003 год

Введение.

Глава 1. Воссоздание индивидуальности в теориях и моделях современной психологии.

1.1. История теоретико-экспериментального изучения индивидуальности.

1.2. Концепция целостной индивидуальности как реализация типологического подхода к исследованию индивидуальности.

1.3. Развитие основных положений концепции целостной индивидуальности.

Глава 2. Принятие решения и политический выбор как контекст исследования индивидуальности.

2.1. Особенности принятия решения как прогностической деятельности субъекта.

2.1. Формально-динамический аспект принятия решения в контексте политических выборов.

Глава 3. Эмпирическое исследование соотношения структуры целостной индивидуальности и принятия решения в контексте политических выборов.

3.1. Методики и планирование эмпирического исследования.

3.2. Результаты соотнесения структуры целостной индивидуальности и принятия решения в контексте политических выборов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Соотношение структуры целостной индивидуальности и принятия решения"

Актуальность исследования. Постановка проблемы теоретической и экспериментальной реконструкции индивидуальности в единстве и многообразии ее разноуровневых - организменных, индивидных и общеличностных - свойств соответствует логике развития современного человекознания, тенденции которого показывают «постепенный переход от интуитивного постижения и принятия целостности человеческого бытия к «трансдисциплинарной унификации нашего понимания физических, биологических и психологических явлений»1.

Фундаментальной задачей психологии, из числа сложно поддающихся решению, является выработка концепции, которая содержала бы, с одной стороны, теоретические представления о сложноорганизованной системе индивидуальности, а с другой -возможности верификации подобных представлений, т.е. системотехнику эмпирического исследования индивидуальности в контексте реальной деятельности.

Современные тенденции изучения индивидуальности отражают переход от построения структурной иерархии индивидуальных свойств (как набора индивидуальных различий) к структурно-системному представлению целостной индивидуальности, понимаемой как «неповторимость, уникальность и - вместе с тем - типичное своеобразие системы свойств и качеств организма, индивида и личности, наиболее полно проявляющееся в деятельности»2. Целостнообразующим фактором, скрепляющим разноуровневые свойства индивидуальности, выступает (по данным Б.Ф. Ломова и В.Б. Швыркова) вектор «мотив-цель». Целевая детерминация поведения делает отражение

1 Ласло Э. Основания трансдисцишшнареой единой теории//Вопр. филос. - 1997. - № 3. - С. 83.

Базылевич Т.Ф. (в соавт.) Безработица: новые принципы и технологии психологической поддержки безработных граждан и незанятого населения. - М., 2002. - С. 17. действительности у человека опережающим, что проявляется в преддеятельностных феноменах - таких как преднастройка (И.М. Фейгенберг, Э.М. Рутман), готовность (Kornhuber H.H., Deecke L.), антиципация (Б.Ф. Ломов, E.H. Сурков, Т.Ф. Базылевич), установка (Д.Н. Узнадзе), акцептор результатов действия (П.К. Анохин, К.В. Судаков), ожидание (Walter G.W.) и др. При этом регуляция жизнедеятельности обеспечивается посредством оценивания субъектом вероятности достижения цели, соответствующей (по терминологии H.A. Бернштейна) образу «потребного будущего».

Логика диссертационного исследования основана на рассмотрении структуры целостной индивидуальности в аспекте типологических особенностей и гармоничности сопряжения ее разноуровневых свойств. Сложноорганизованные признаки целостной индивидуальности трудно выводить на уровень вербализации и рефлексии, но можно фиксировать в «эмоциональных метках» событий, при стабилизации жизнедеятельности в надситуативных координатах, таких как: 1) степень сформированности стратегии поведения, 2) субъективная вероятность успеха (как достижения желаемой цели).

Моделирование принятия решения в надситуативных координатах - как решения задачи вероятностного прогнозирования - предоставляет возможность соотнесения индивидуализированной стратегии принятия решения с типологической организацией структуры целостной индивидуальности в рамках «идеальной модели» сопряжения индивидных и общеличностных свойств.

Междисциплинарный характер диссертационного исследования позволяет подойти к рассмотрению ряда актуальных методологических проблем современной психологии. Так, общепсихологический ракурс исследования принятия решения в аспекте индивидуально-типологических системообразующих оснований вносит вклад в интеграцию психологической теории решений (изучающей регулятивные процессы) и когнитивной психологии (изучающей познавательные процессы, механизмы и закономерности психики)3. Использование модели принятия решения позволяет верифицировать теоретические представления об индивидуально-типологических предпосылках саморегуляции субъекта и ее активном, творческом характере. Исследование принятия решения в контексте политических выборов предоставляет возможности: 1) перевода теоретических представлений о структуре индивидуальности (Б.Г. Ананьев, B.C. Мерлин, К.К. Платонов и др.) в плоскость прикладных исследований; 2) реализации основных принципов исследования целостной индивидуальности (Т.Ф. Базылевич, 1993, 1998, 2002) как дополнения к методологии деятельностного подхода в исследовании политического поведения (О.С. Дейнека, Л.Я. Гозман, Д.В. Ольшанский, Е.Б. Шестопал и др.).

Объект исследования: целостная индивидуальность субъекта.

Предмет исследования: соотношение структуры целостной индивидуальности и принятия решения в контексте политических выборов.

Цель исследования: выявить и обосновать закономерности соотношения структуры целостной индивидуальности (в аспекте типологических особенностей и гармоничности сопряжения ее свойств) и прогностических параметров решения, которое принимает субъект при выборе политического кандидата на основании высокой или низкой определенности прогноза его будущей деятельности.

Гипотеза исследования. Типологические особенности и гармоничность структуры целостной индивидуальности сказываются в целевой детерминации поведения субъекта и оказывают стилеобразующее влияние на стратегию принятия решения. Принятие решения предстает как реализация высшей формы адаптации субъекта в

3 Карпов A.B. Когнитивные и регулятивные механизмы в структуре процесса принятия решения//Психологические проблемы принятия решения. - Ярославль, 2001. - С. 6, 7. ходе реализации индивидуальной программы деятельности, которая разворачивается, прежде всего, во внутреннем плане. Активный творческий характер принятия решения - как выбора из ряда заданных альтернатив - выражается в «пристрастном» анализе альтернатив через призму внутренних условий деятельности, предвосхищении последствий выбора, формировании образа «потребного будущего» и предпочтении соответствующих ему альтернатив. Моделирование принятия решения как формально-динамического процесса по надситуативным параметрам позволяет фиксировать имеющиеся у субъекта типологические предпочтения ситуаций с высокой или низкой определенностью прогноза будущего. Исследование принятия решения в контексте политических выборов предполагает анализ индивидуальной стратегии политического выбора избирателя, которая основана на соответствии между субъективной оценкой образа политического кандидата (по критерию «определенность прогноза») и степенью его предпочтения.

Задачи исследования:

1. Провести обзор литературы, посвященной изучению индивидуальности в отечественной психологии и отметить методологически продуктивные подходы к теоретико-экспериментальной реконструкции индивидуальности. Раскрыть теоретические положения концепции целостной индивидуальности и отметить современные тенденции ее развития, которые позволяют реализовывать теоретические представления об индивидуальности в прикладных исследованиях.

2. Раскрыть особенности принятия решения как прогностической деятельности субъекта в аспекте саморегуляции. Определить специфику теоретико-экспериментальной реконструкции принятия решения по формально-динамическим параметрам (в контексте политических выборов).

3. Эмпирически обосновать закономерности соотношения между типологическими основаниями и гармоничностью структуры целостной индивидуальности и принятием решения в контексте политических выборов (с включением в анализ политических установок как содержательных аспектов структурирования внутрисубъектного пространства политического выбора).

Методологическую основу исследования составляют фундаментальные философские и общепсихологические принципы научного познания: целостности, системности, детерминизма, развития, единства сознания и деятельности. Данные принципы получают развитие в аспекте типологического, субъектно-деятельностного и эволюционно-системного подходов к реконструкции индивидуальности в единстве и своеобразии индивидных и личностных свойств.

Теоретической основой исследования служат фундаментальные работы, внесшие вклад в развитие комплексных представлений о человеке как индивидуальности и субъекте деятельности. В частности, в диссертации нашли отражение ключевые идеи психологических исследований, раскрывающих различные аспекты системного изучения индивида, личности и индивидуальности (Б.Г. Ананьев, Т.Ф. Базылевич,

A.B. Брушлинский, А.И. Крупнов, Б.Ф. Ломов, B.C. Мерлин, Н.Л. Нагибина, В.Д. Небылицын, E.H. Петрова, К.К. Платонов, Я.А. Пономарев, Б.М. Теплов, В.Б. Швырков и др.); исследования стилеобразующего влияния свойств нервной системы и темперамента как «ниже» лежащих, типологических уровней индивидуальности (K.M. Гуревич, С.А. Изюмова, Е.А. Климов, Н.С. Лейтес, В.И. Рождественская,

B.М. Русалов, Я. Стреляу, В.А. Толочек и др.); анализ системной природы психического через механизмы прогностической деятельности (П.К. Анохин, О.Н. Арестова, Т.Ф. Базылевич, Б.Ф. Ломов, С.Б. Малых, Т.Ф. Марютина, Э.М. Рутман, К.В. Судаков, E.H. Сурков, И.М. Фейгенберг и др.); исследования процессов мышления и принятия решения (A.B. Брушлинский, Л.М. Веккер, В.В. Голубиное, Ю.М. Забродин, A.B. Карпов, Ю. Козелецкий, C.JI. Рубинштейн, O.K. Тихомиров, М.А. Холодная и др.).

Методы исследования. Эмпирическое исследование основывается на анализе статистических показателей корреляционного и факторного анализа данных, полученных по результатам: 1) опроса по методике «Оценки структуры целостной индивидуальности» (Т.Ф. Базылевич, 2002); 2) диагностики типологических особенностей установки по количественному измерению Иллюзии Шарпантье (методика в модификации Т.Ф. Базылевич, 1983); 3) субъективного ранжирования на модели политических выборов; 4) диагностики индивидуальных политических аттитюдов (на основе пяти специально сконструированных шкал).

Эмпирическую базу исследования составили данные обследования 110 студентов психологических факультетов Московского Государственного Социального Университета, Московского Независимого Эколого-Политологического Университета и Социально-Технологического Института МГУС. Сбор данных проводился в период осени-зимы 1999-2000 гг., накануне выборов президента РФ.

Научная новизна исследования главным образом состоит в том, что:

1. Осуществлен анализ основных теоретических моделей индивидуальности в отечественной психологии, который позволяет обозначить ряд методологических проблем и отметить продуктивные подходы к теоретико-экспериментальной реконструкции индивидуальности.

2. Предложена формулировка целостности индивидуальности как функционального единства ее разноуровневых - организменных, индивидных и личностных - свойств.

3. Представлено описание структурных уровней целостной индивидуальности и сформулированы принципы построения типологии целостной индивидуальности по системному психофизиологическому критерию.

4. Обоснованы возможности исследования структуры целостной индивидуальности в надситуативных координатах развивающейся деятельности.

5. Предложено рассмотрение структуры целостной индивидуальности в качестве предиктора (предопределяющего системного фактора) принятия решения.

6. Представлена модель эмпирического исследования принятия решения по формально-динамическим параметрам, в контексте политических выборов.

7. Получены статистически значимые данные, которые подтверждают предположение о формировании индивидуализированных стратегий принятия решения, в котором сказывается активная творческая природа психического отражения и саморегуляции субъекта, при вкладе типологических оснований и гармоничности структуры целостной индивидуальности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Анализ вопроса теоретико-экспериментальной реконструкции индивидуальности показывает его связь с рядом фундаментальных методологических проблем современной психологии: отображение активной, динамической природы субъекта в статичных схемах и моделях индивидуальности; соотношение индивидного и личностного (как типичного и уникального, формально-динамического и содержательного) в структуре индивидуальности; реализация основных принципов системного подхода в психологических исследованиях. Степень проработанности данных проблем в теориях индивидуальности во многом характеризует возможности реализации их теоретических положений в исследовании реального поведения в контексте социальной практики.

2. Контекстуальное определение индивидуальности в современной психологии целесообразно дополнять акцентом на целостность индивидуальности, как функциональное единство ее разноуровневых - организменных, индивидных и личностных - свойств, которое закрепляется в структуре индивидуальности в механизмах психического отражения и регуляции при участии процессов целеполагания и прогнозирования вероятности достижения цели.

3. Структура целостной индивидуальности может быть представлена в аспекте ее формально-динамической организации, как функциональное единство уровней «типов», «синдромов» и «симптомов» индивидуальности. Типология целостной индивидуальности позволяет описывать организацию структуры индивидуальности в ключе «высокоактивированного» либо «низкоактивированного» типа. Типология позволяет анализировать содержательное многообразие поведенческих проявлений субъекта по системному психофизиологическому критерию, с выделением в каждом таком проявлении («симптоме») инвариантных формально-динамических составляющих.

4. Особенности структуры целостной индивидуальности -типологические основания и гармоничность сопряжения индивидных и личностных свойств (в сравнении с «идеальной моделью») - можно исследовать при стабилизации развития деятельности, т.е. при моделировании условий деятельности по надситуативным параметрам (готовность стратегии поведения и вероятность успеха в процессе достижения цели). Названные особенности сказываются в «эмоциональных метках» событий и типологически обусловленном предпочтении субъектом ситуаций с высокой или низкой определенностью будущего.

5. Структура целостной индивидуальности выступает в качестве предиктора (предопределяющего системного фактора) принятия решения: 1) при формировании образа «потребного будущего» и определении ключевых параметров цели; 2) в процессе формирования индивидуализированной стратегии выбора, который разворачивается в определенном надситуативном квадранте развивающейся деятельности.

6. Формально-динамическое моделирование принятия решения в контексте политических выборов предполагает переход от качественного многообразия политических установок к типологическим предпочтениям избирателями ситуаций с высокой или низкой определенностью будущего; данные предпочтения отражаются в оценке политических кандидатов по критерию «определенность прогноза» и определят субъективную вероятность голосования за того или иного кандидата.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в нем обобщены и систематизированы научные представления о сущности феномена индивидуальности, ее целостной природе, типологических основаниях и гармоничном сопряжении разноуровневых свойств в структуре целостной индивидуальности как системообразующих факторах регуляции жизнедеятельности и принятия решения. Отмечается универсальный характер феноменологии целостной индивидуальности и «экологических ниш» индивидуальности с существующими вариантами интерпретации в психологии и смежных областях человекознания. Междисциплинарный характер исследования способствует взаимному обогащению теоретических представлений о психологических детерминантах деятельности в контексте общей психологии и психологии личности, теории принятия решения и когнитивной психологии, а также политической психологии.

Прикладная значимость исследования. Изучение соотношения инвариантных типологических особенностей структуры индивидуальности и факторов принятия решения представляется значимым для социальной практики, т.к. раскрывает один из вероятных механизмов индивидуального и группового поведения. Учет фундаментальных общепсихологических закономерностей повышает объяснительный потенциал моделей общественных процессов. Теоретические положения диссертации могут быть использованы: а) для методологического обоснования научно-исследовательской работы по изучению психологических механизмов принятия решения и политического выбора; в) при разработке специальных программ обучения и повышения специалистов в области управленческого консультирования, политических технологий и связей с общественностью; б) при чтении курсов лекций, спецкурсов, проведении практических занятий по общей и когнитивной психологии, политической психологии.

Достоверность результатов и обоснованность выводов исследования обеспечивается исходными методологическими принципами, анализом психологической литературы по проблеме, применением апробированного инструментария исследования, подбором адекватных методов исследования в соответствии с поставленными целями и задачами, а также использованием методов математической статистики (вычисления коэффициента ранговой корреляции Спирмена и факторного анализа методом главных компонент, с вращением факторных нагрузок методом варимакс).

Апробация результатов исследования. Материалы и результаты исследования обсуждались и получили одобрение на заседаниях кафедры общей психологии МГСУ и заседании научно-исследовательских лабораторий Института Психологии РАН. Основные положения и результаты исследования нашли отражение в статьях и тезисах выступлений на научных конференциях и симпозиумах. Методология и системотехника исследования структуры целостной индивидуальности в контексте реальной деятельности изложена в коллективной монографии (Москва, 2002).

Структура диссертации соответствует логике научного исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений. Работа иллюстрирована схемами и таблицами.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

6. Результаты исследования дают основания предполагать, что основой принятия решения выступают, преимущественно, не

V« рационализированные критерии выбора (которые осознаются и вербализуются испытуемыми при сравнении альтернатив и формировании предпочтений), а внутренним планом, типологическими предпосылками формирования этих предпочтений, которые связаны со спецификой организации структуры целостной индивидуальности.

Перспективным направлением исследований по диссертационной проблематике может стать поиск содержательных (образных, лингвистических и др.) коррелятов для формально-динамических параметров принятия решения. В контексте политических исследований это позволило бы наметить перспективу расширения существующих представлений о субъективных факторах политических предпочтений (наряду с деятельностным подходом, нейро-лингвистическим программированием, исследованием архетипов и т.д.) с возможным поиском альтернативных способов формирования адресных политических сообщений, которые находили бы отклик у избирателей с разной типологией структуры целостной индивидуальности.

Политический выбор совершается в ситуации высокой неопределенности прогноза (дефицит информации, неопределенность ожиданий, низкая мотивация выбора), что усиливает роль иррациональных факторов принятия решения. Результаты диссертационного исследования позволяют предположить, что ситуации, подобные политическому голосованию, «обнажают», актуализируют конституционально-типологические особенности субъекта (менее подверженные влиянию со стороны разнообразных ситуативных факторов) на этапах целеполагания и прогнозирования. Типологически обусловленные предпочтения ситуаций с высокой или низкой определенностью будущего проявляются в качестве системообразующего фактора при формировании индивидуализированных стратегий принятия решения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении сформулированы основные выводы по результатам исследования:

1. Анализ литературы по проблемам индивидуальности показывает трансдисциплинарный характер феноменологии индивидуальности в ее структурно-функциональной целостности, гармоничном единстве разноуровневых свойств и стилеобразующем влиянии типологических аспектов внутреннего плана деятельности (определенности прогноза будущего, «эмоциональных меток» событий и др.) на реализацию конкретных поведенческих актов.

2. Системотехника исследования индивидуальности в контексте реальной деятельности должна основываться на ряде методологических приемов: а) учет абстрактного характера типологизированного описания индивидуальности; б) эволюционно-системный подход к анализу субъекта при стабилизации развития деятельности на этапах прогнозирования; в) признание активной позиции субъекта в процессе саморегуляции при прогнозировании и построении комфортного психодинамического контура деятельности.

3. Анализ типологического уровня и гармоничности структуры целостной индивидуальности позволяет воссоздавать причинную картину поведения субъекта в надситуативных координатах развивающейся деятельности. Принадлежность субъекта к «высокоактивированному» или «низкоактивированному» типу предполагает комплексное опосредствованное влияние психофизиологического уровня целостной индивидуальности на организацию ее вышележащих свойств и предопределяет субъективное предпочтение различных надситуативных квадрантов жизнедеятельности (от монотонии до ситуаций экстра-творчества и риска). Построение жизнедеятельности в типологически комфортных надситуативных координатах позволяет актуализировать индивидуально-приемлемые способы организации психофизиологических и психологических ресурсов, с оформлением их в некоторые модели и способы принятия решения.

4. Моделирование принятия решения по формально-динамическим параметрам (наличие стратегии и субъективная вероятность достижения цели, соответствующей образу «потребного будущего») формализует реальную картину жизнедеятельности субъекта. Однако в подобной формализации можно усматривать не столько ограничение, сколько возможности для структурирования и исследования сложноорганизованных процессов в контексте реальной деятельности, к примеру - в процессе принятия избирателями решения о голосовании за политического кандидата. Стрессовый характер ситуации политических выборов усиливает у избирателя роль эмоциональной оценки событий, что способствует актуализации типологических составляющих программы принятия решения на этапах субъективной оценки кандидатов (по критерию высокой или низкой определенности прогноза их будущей деятельности) и формирования индивидуальной иерархии политических предпочтений.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Новосёлова, Татьяна Владимировна, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. -М.: Наука, 1980. - 335 с.

2. Абульханова-Славская К.А. Особенности типологического подхода и метода исследования личности//Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990. - С. 18-25.

3. Аминев Г.А. Новые направления в изучении нейроструктурных основ индивидуальных различий//Вопр. психол. 1999. -№ 2.-С.114-115.

4. Аминов H.A. Когнитивные стили и их физиологическая обусловленность//Экспериментальные исследования по проблемам общей и социальной психологии и дифференциальной психофизиологии. М.: НИИ ОПП, 1979. - С.69-78.

5. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. СПб.: Питер, 2001. - 272 с.

6. Ананьев Б.Г. Психологическая структура личности и ее становление в процессе индивидуального развития человека/УПсихология личности в трудах отечественных психологов. СПб: Издательство «Питер», 2000. - С. 48-55.

7. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб: Питер, 2001. - 288 с.

8. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. СПб.: Питер, 2001. - 688 с.

9. Андреев A.JI. Политическая психология. М.: Весь Мир, 2002. - 240 с.

10. Анохин П.К. Представление о функциональной системе и результате//Синергетика и психология. Тексты. Выпуск 1. «Методологические вопросы». М.: Изд-во МГСУ «Союз», 1997. -С.134-143.

11. Анцыферова JI.И. Системный подход в психологии личности// Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990. - С. 61-77.

12. Арестова О.Н. Операциональные аспекты временной перспективы личности//Вопр. психологии. 2000. - №4. - С. 61-73.

13. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд. Моск. Ун-та, 1990. -367 с.

14. Асмолов А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. М.: Смысл, 2002. - 480 с.

15. Базылевич Т.Ф. Антиципация в структуре действий разного смысла//Психол. журнал. 1988. - Т.9. - № 3. - С.121-131.

16. Базылевич Т.Ф. Введение в экологическую психологию индивидуальности. М.: Союз, 1996. - 127 с.

17. Базылевич Т.Ф. Введение в психологию целостной индивидуальности. М.: ИП РАН, 1998. - 248 с.

18. Базылевич Т.Ф. Индивидуально-типологические факторы антиципации в ходе развития деятельности человека//Индивидуально-психологические различия и биоэлектрическая активность мозга человека. -М: Наука, 1988. С.92-115.

19. Базылевич Т.Ф. Интегративные биоэлектрические характеристики мозга в системной детерминации стратегии поведения//Психол. журнал. 1990. - № 1. - С.82-92.

20. Базылевич Т.Ф. Моторные вызванные потенциалы в дифференциальной психофизиологии. -М.: Наука, 1983. 143 с.

21. Базылевич Т.Ф. Особенности психологических основ антиципации/ЯТсихол. журнал. 1986. - Т.7. - № 5. - С. 137-147.

22. Базылевич Т.Ф. Развитие концепции целостной индивидуальности//В.Д. Небылицын. Жизнь и научное творчество. Отв. ред.: A.B. Брушлинский, Т.Н. Ушакова. М.: ИП РАН, 1996. -С.293-303.

23. Базылевич Т.Ф. Системные исследования антиципации в структуре индивидуальности//Вопр. психол. 1988. - №4.-С.121-131.

24. Базылевич Т.Ф., Асеев В Г., Бодунов Н.В., Гусева О.В., Кобазев И.В. О целостности индивидуальности и влиянии радиации на активированность мозга // Психол. журнал. 1993. - Т.14. - № 2. -С.25-34.

25. Базылевич Т.Ф., Ломов Б.Ф. В.Д. Небылицын и развитие дифференциальной психофизиологии//В.Д. Небылицын. Избранные труды. М.: Педагогика, 1990. - С.45-56.

26. Белоус В.В. Опыт разработки иерархической модели индивидуальности//Вопр. психол. 2000. - № 2. - С. 100-109.

27. Беляева О.С. Личностные особенности избирателей как фактор политического поведения. М.: Политиздат, 1997. - 78 с.

28. Бехтерев В.М. Предмет и задачи общественной психологии как объективной науки. СПб.: тип. «Т-во худож. печати», 1911. - 20с.

29. Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология. Пг.: Колос, 1921. - 432 с.

30. Бехтерева Н.П. Нейрофизиологические аспекты психической деятельности человека. Л.: Медицина, 1971. - 119 с.

31. Бирюков Б.В., Тихомиров В.К. Принятие решений как предмет методологических и психологических исследований. Послесловие//Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М.: Прогресс, 1979. - С.464-500.

32. Брушлинский A.B. О природных предпосылках психического развития человека. М.: Знание, 1977. - 61 с.

33. Брушлинский A.B. Проблемы психологии субъекта. М.: Изд-во ИП РАН, 1994. - 109 с.

34. Брушлинский A.B. Субъектно-деятельностная концепция и теория функциональных систем//Вопросы психологии. 1999. - № 5. -С.110-121.

35. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике СПб.: Питер, 2000. - 528 с.

36. Варламова Е.П. Психология творческой уникальности человека: Рефлексивно-гуманистический подход. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Институт Психологии РАН, 2002. - 253 с.

37. Веккер Л.М. Психика и реальность: Единая теория психических процессов. М.: Смысл; Per Se, 2000. - 658 с.

38. Выготский Л.С. Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. -1008 с. (Серия «Мир психологии»)

39. Гальперин П.Я. Основные результаты исследований по проблеме «формирования умственных действий и понятий». Докл. на соиск. учен. степ, доктора пед. наук (по психологии) по совокупности работ. -М., 1965.- 51 с.

40. Генетика, мозг и психика человека: тенденции и перспективы исследований. М.: ВИНИТИ, 1988. - 67 с.

41. Гильбо Е.В. Итоги перестройки и радикальных реформ и их отражение в статистике: Проблемы сопоставимости показателей. М.: Эльбрус, 1995. - 56 с.

42. Гозман Л. Психологические аспекты торможения социальных изменений//Вопр. психол. 1988. - № 6. - С.5-14.

43. Гозман Л.Я. Психология в политике от объяснений к воздействию//Введение в практическую социальную психологию/Подред. Ю.М. Жукова, JI.A. Петровской, О.В. Соловьевой. М.: Смысл, 1996.-С.129-150.

44. Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. - 448 с.

45. Голубева Э.А. Способности и индивидуальность. М.: Прометей, 1993.- 59 с.

46. Голубинов В.В., Забродин Ю.М. Образ психофизической задачи и субъективные критерии оптимальности решения // Психол. журн. 1991. -Т. 12. -Jfel.-C. 96-107.

47. Гуревич K.M. Проблемы дифференциальной психологии. М.: Ин-т практ. психол., Воронеж. НПО «МОДЕК», 1998. - 384 с.

48. Гуревич K.M., Акимова Н.К. Зависимость индивидуальных достижений от динамических особенностей психической деятельности и поведения//Психология и психофизиология индивидуальных различий. М.: Педагогика, 1977. - С. 164-172.

49. Дейнека О.С. Экономико-психологические последствия политики переходного периода. В кн.: Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций/Под ред. В.Ю. Большакова. СПб.: СПбУ, 2000. - С.442-476.

50. Джабасов A.A. Политические технологии избирательных кампаний: проблема категориального осмысления//Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. - 2000. - № 2. - С.47-56.

51. Егорова В.Н. Единство индивидных и личностных свойств в психическом развитии подростков. Автореф. .канд.пс.н. М., 1999. -25 с.

52. Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. М.: Планета детей, 1997. - 328 с.

53. Журавлев Г.Е., Цискаридзе М.А. Прогнозирование в «игре с природой» и в конфликте//Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М.: Наука, 1977. - С. 134-154.

54. Завалишина Д.H. Принцип иерархии в психологии/Шринцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990. -С.25-33.

55. Завалишина Д.Н. Полисистемный подход к исследованию решения мыслительных задач // Психол. журн. 1995. - Т. 16, - № 6. - С. 32-42.

56. Завалова Д.Н., Ломов Б.Ф. Образ в системе психологической регуляции деятельности. М.: Наука, 1986. - 172 с.

57. Заводюк В.Г. Политический миф: инвариант и процессы трансформации: Автореф. дис. канд. филос. наук. Саратов, 1996. -17 с.

58. Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние. СПб.: Питер, 2000. -448 с.

59. Изюмова С.А. Природа мнемических способностей и дифференциация обучения/Российская академия образования, Психологический институт. -М.: Наука, 1995.-381 с.

60. Индивидуальный мозг: структурные особенности индивидуальных особенностей поведения. М.: Наука, 1993. - 127 с.

61. Кант И. О темпераменте//Психология индивидуальных различий. Тексты/Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - С.148-153.

62. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. - 832 с.

63. Карпов A.B. Когнитивные и регулятивные механизмы в структуре процесса принятия решения//Психологические проблемы принятия решения/Под ред. A.B. Карпова/Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2001. - С. 620.

64. Карпов A.B. Психология принятия решения в профессиональной деятельности. Ярославль: ЯрГУ, 1991. - 152 с.

65. Карпов A.B., Сухих H.A. Феномен вероятностной избыточности в процессах принятия решения//Психологические проблемы принятиярешения/Под ред. А.В. Карпова/Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2001. - С. 2132.

66. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань: Казан, ун-т, 1969. -278 с.

67. Климов Е.А. Использование идей Б.М. Теплова в тропономике//Психология и психофизиология индивидуальных различий. М.: Наука. - 1977. - С. 76-94.

68. Когнитивная психология. Учебник для вузов/Под ред. В.Н. Дружинина, Д.В. Ушакова. М.: ПЕР СЭ, 2002. - 480 с.

69. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М.: Прогресс, 1979. - 504 с.

70. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности. -М., 1980.-248 с.

71. Корнилова Т.В. Экспериментальная психология: Теория и методы: Учебник для вузов. М.: Аспект Пресс, 2002. - 381 с.

72. Кречмер Э. Строение тела и характер//Психология индивидуальных различий. Тексты/Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - С. 219-248.

73. Кузьмин В.П. Исторические предпосылки и гносеологические основания системного подхода//Психол. журнал. 1982. - Т.З. - № 3. - С.3-14.

74. Купер К. Индивидуальные различия/Пер. с англ. Т.М. Марютиной под ред. И.В. Равич-Щербо М.: Аспект Пресс, 2000. - 527с.

75. Ласло Э. Основания транс дисциплинарной единой теории//Вопр. филос. 1997. - № 3. - С. 83-94.

76. Левин К. Теория поля в социальных науках. СПб. Речь, 2000. - 364

77. Лейнбок А.П. Анализ стиля деятельности на основе характеристик психической регуляции.: Автореф. дис. канд. психол. наук. Тарту,1974. 38 с.

78. Лейтес Н.С. Одаренные детиУ/Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б, Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - С. 140-148.

79. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Политиздат,1975.- 304 с.

80. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. М.: Смысл, 2000. - 511 с.

81. Ломов Б.Ф., Сурков E.H. Антиципация в структуре деятельности. -М.: Наука, 1980. 182с.

82. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1989. - 444 с.

83. Ломов Б.Ф. Системность в психологии/Под ред. В.А. Барабанщикова, Д.Н. Завалишиной, В.А. Пономаренко. М.: Ин-т практ. психол., Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996.- 384 с.

84. Ломов Б.Ф. Проблемы и стратегия психологического исследования. -М.: Наука, 1999.-204 с.

85. Лурия А.Р. Основы нейрологии. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1973. - 374 с.

86. Люютинен X. Психофизиология антиципации: результаты экспериментов, проведенных на человеке. В кн.: Мозг и психическая деятельность. - М.: Наука, 1984. - С.68-92.

87. Майерс Д. Социальная психология. СПб: ЗАО «Издательство «Питер», 1999. - 688 с.

88. Малиновский A.A. Тектология. Теория систем. Теоретическая биология. М.: Эдиториал УРСС, 2000. - 448 с.

89. Малых С.Б. Исследования генетической детерминации ЭЭГ человека//Вопр. психол. 1997. - № 6. - С. 109-128.

90. Маничев С.А. Мифология в политических технологиях. В кн.: Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций/Под ред. В.Ю. Большакова. СПб.: Изд-во СПбУ, 2000. -С. 144-192.

91. Марютина Т.Ф. Роль генотипа и среды в формировании психофизиологических механизмов информации.: Автореф. докт. дисс. -М., 1993. 47 с.

92. Мезенцев Д.Ф. Психология влияния С.М.И. на формирование политической установки личности: Дис. .к.психол.н. СПб, 1998. -165 с.

93. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. -М.: Педагогика, 1986. 256 с.

94. Мерлин B.C. Равноценность свойств общего типа нервной системы и принцип компенсации/Шсихология и психофизиология индивидуальных различий. М., 1977. - С. 127-135.

95. Мясищев В.Н. Личность и отношения человека//Психология личности в трудах отечественных психологов/Составитель Куликов Л.В. СПб: Питер, 2000. - С. 95-105.

96. На службе монополий. Информационно-пропагандистский комплекс стран капитала/Под ред. Я.Н. Засурского. М.: Мысль, 1977. - 335 с.

97. Нагибина Н.Л. Александр Ростоцкий/Нагибина Н.Л. М.: ИП РАН, 2000. -76с. - (Мастера российского джаза. Психологические портреты/Российская академия наук. Институт Психологии.)

98. Надирашвили Ш.А. Психологическая теория восприятия (с позиций теории установки). Тбилиси, 1976. - 256 с.

99. Назаретян А.П. Психология стихийного массового поведения. Лекции. М.: ПЕР СЭ, 2001. - 112 с.

100. Небылицын В.Д. Изучение основных свойств нервной системы и их значение для психологии индивидуальных различий//В.Д. Небылицын.

101. Жизнь и научное творчество/Отв. ред. A.B. Брушлинский, Т.Н. Ушакова. М.: ИП РАН, 1996. - С. 68-79.

102. Небылицын В.Д. Проблемы психологии индивидуальности/Под ред. A.B. Брушлинского, Т.Н. Ушаковой. М.: Моск. психол.-социал. ин-т; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2000. - 688 с.

103. Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М.: Наука, 1976. - 336 с.

104. Небылицын В.Д. Теория основных свойств нервной системы на современном этапе ее развития//В.Д. Небылицын. Жизнь и научное творчество/Отв. ред. A.B. Брушлинский, Т.Н. Ушакова. М.: Изд-во ИП РАН, 1996. -С.114-119.

105. Норакидзе В.Г. Типы характера и фиксированная установка. -Тбилиси: Мецниереба, 1966. 127 с.

106. Ольшанский Д.В. Психология современной российской политики. Хрестоматия по политической психологии. Екатеринбург: Деловая книга, М.: Академический Проект, 2001. - 656 с.

107. Ольшанский Д.В. Политико-психологический словарь. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2002. - 567 с.

108. Павлов В.Н. Психологическая структура политических ориентаций.: Дисс. канд. психол. наук. СПб., 2000. - 170 с.

109. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. Т.З. Кн.2. M.-JL: Изд-во АН СССР. - 1951.-438 с.

110. Парфенов А.И. Миф в структуре политического сознания современного общества: Автореф. дисс. канд. филос. наук. Саратов, 1997. - 16 с.

111. Петрова E.H. Экология индивидуальности: философско-социологический аспект. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та,1992. 160 с.

112. Петровский A.B., Ярошевский М.Г. История и теория психологии. -Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1996. Т. 1. 416 с.

113. Петровский A.B., Ярошевский М.Г. История и теория психологии. -Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1996. Т. 2. 416 с.

114. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности/РОУ М.: ТОО «Горбунок», 1992. - 224 с.

115. Платонов К.К. Индивидуальность человека как иерархия его системных качеств//Индивидуальные особенности психического и соматического развития и их роль в управлении деятельностью человека. Пермь, 1982. -С. 106-108.

116. Плаус С. Психология оценки и принятия решений/Пер. с англ. М.: Филинъ, 1998. - 368 с.

117. Политология: Энциклопедический словарь/Общ. ред. и сост.: Ю.И. Аверьянов. М.: Изд-во Моск. коммерч. ун-та, 1993. - 431 с.

118. Политология на российском фоне/Под ред. П.И. Симуш. М.: Луч,1993. -426 с.

119. Пономарев Я.А. Психология творения. М.: Моск. психолого-социал. ин-т; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 1999. - 480 с.

120. Попов Э.А. Управление электоральным поведением как фактор конкурирования и воспроизводства социального порядка: Дис. канд. социол. наук. Владивосток, 1998. - 139 с.

121. Почепцов Г.Г. Информационные войны. М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2000. - 576 с.

122. Почепцов Г.Г. Паблик рилейшнз для професионалов. М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2001. - 624 с.

123. Прангишивили И.В., Абрамова Н.А, Спиридонов В.Ф., Коврига C.B., Разбегин В.П. Поиск подходов к решению проблем. Серия

124. Информатизация в России на пороге XXI века». М.: СИНГЕТ, 1999.- 284 с.

125. Проблемы генетической психофизиологии человека. М.: Наука, 1978.-89 с.

126. Прохоров А.О. Психология неравновесных состояний. М.: Изд-во ИПРАН, 1998. - 152 с.

127. Психогенетика. Учебник / И.В. Равич-Щербо, Т.М. Марютина, E.JI. Григоренко. Под ред. И.В. Равич-Щербо М.: Аспект Пресс, 2000. -447 с.

128. Психологические проблемы принятия решения/под ред. Проф. A.B. Карпова. Ярославль: Яросл. Гос. ун-т., 2001. - 92 с.

129. Психологический словарь/под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова.- 2-е изд., перераб. и доп. М.: Педагогика-Пресс, 1996. - 440 е.: ил.

130. Психология XXI века: пророчества и прогнозы/«Круглый стол»//Вопр. психол. 2000. - № 1. - С. 3-35.

131. Психология XXI века: пророчества и прогнозы/«Круглый стол »(Продол жение)//Вопр. психол. 2000. - № 2. - С. 3-41.

132. Рождественская В.И. Индивидуальные различия работоспособности.- М.: Педагогика, 1980. 152 с.

133. Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека/Под ред. И.В. Равич-Щербо, НИИ общей и пед. психол. АПН СССР. -М.: Педагогика, 1988. 336 с.

134. Рубинштейн C.JI. О мышлении и путях его исследования. М.: Изд-во АН СССР, 1958.- 147с.

135. Рубинштейн C.JI. Онтология человеческой жизни//Проблемы общей психологии. 2-е изд. М., 1976. - 242 с.

136. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 1999. -720 с.

137. Рубинштейн C.JI. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003. - 512 с.

138. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М.: Наука, 1979. - 352 с.

139. Русалов В.М. Природные предпосылки и индивидуально-психофизиологические особенности личности//Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб: Издательство «Питер», 2000. - С. 66-75.

140. Рутман Э.М. Исследование вызванных потенциалов у человека//Вопр. психол. 1969. - №1. - С. 140-149.

141. Садовский В.Н. Основания общей теории систем. Логико-методологический анализ. М: Наука, 1974. - 279 с.

142. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности/Под ред. В.А. Ядова. JL: Наука, 1979. - 264 с.

143. Свешникова Н.О. Психологические состояния человека в политической жизни: Дис. канд. психол. наук. СПб, 1998. - 171 (192) с.

144. Селега Ж. Национальные особенности охоты за голосами. М.: Вагриус, 1999. - 263 с.

145. Сергеева Е.Я. Российский электорат: проблема выбора и участия. -М.: Юридическая литература, 1996. 239с.

146. Сергиенко Е.А. Антиципация в раннем онтогенезе человека. М.: Наука, 1992. - 138 с.

147. Сеченов И.М. Избранные произведения. М.: Изд-во АН СССР, 1952. Т.1 «Физиология и психология». 772 с.

148. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. -СПб.: Социально-психологический Центр, 1996. 350 с.

149. Симонов П.В. Потребностно-информационная теория эмоций//Вопр. психол. 1982. - № 6. - С.44-56.

150. Системное исследование индивидуальности (тезисы докладов Всесоюзной конференции 19-22 июня 1991 г.). Пермь: ПГПИ, 1991. -224 с.

151. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира//М.: Вестник МГУ. 1981. - №2. - С.15-29.

152. Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. М.: Прогресс, 1982. - 232 с.

153. Субботин В.Е. Динамика принятия решения наблюдателем в нестационарной случайной среде.: Дисс. канд. психол. наук. М., 1989. - 140 с.

154. Судаков К.В. Цель поведения как объект системного анализа//Психол. журнал. 1980. -Т.1.-№2.-С. 77-98.

155. Таланов В.Л. Психологический портрет Владимира Путина. СПб.: Б&К., 2000. - 63 с.

156. Теплов Б.М. Новые данные по изучению свойств нервной системы человека//Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. T.III. М., 1963. - С. 3-47.

157. Теплов Б.М. Избранные труды: В 2-х т. Том I. М.: Педагогика, 1985. - 328 с.

158. Теплов Б.М. Психология и психофизиология индивидуальных различий. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1998. - 544 с.

159. Теплов Б.М. К вопросу о психологических проявлениях основных свойств нервной системы/УПсихология личности в трудах отечественных психологов. СПб: Издательство «Питер», 2000. - С. 32-34.

160. Техника дезинформации и обмана/Под ред. Я.Н. Засурского. М.: Мысль, 1978. -246 с.

161. Тихомиров O.K. Психология мышления: Учебное пособие. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1984. - 272 с.

162. Тихомирова И.В. Формы активации и особенности стиля познавательной деятельности//Психология и психофизиологияиндивидуальных различий в активности и саморегуляции поведения человека. Свердловск: Свердловск. ГПИ, 1985. - С. 49-54.

163. Толочек В.А. Индивидуальный стиль деятельности устойчивость и изменчивость//Вопр. психол. - 1987. -№4. - С. 100-108.

164. Толочек В.А. Стили профессиональной деятельности. М.: Смысл, 2000. - 199 с.

165. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М.: Наука, 1966. -451 с.

166. Узнадзе Д.Н. Теория установки/Под ред. Ш.А. Надирашвили, В.К. Цаава. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЕК», 1997. - 448 с.

167. Уманский Л.И., Шапиро С.И. Экспериментальное изучение сенсомоторных реакций в вероятностной ситуации в связи с силой и подвижностью нервной системы/УВопр. психол. 1965. - № 5. - С. 1835.

168. Ухтомский A.A. Доминанта. M.-JI.: Наука, 1966. - 273 с.

169. Ушакова Т.Н. Принцип целостности в исследовании психических объектов (на материале психологии речи)//Принцип системности в психологических исследованиях. -М.: Наука, 1990. С. 49-60.

170. Фейгенберг И.М., Иванников В.А. Вероятностное прогнозирование и преднастройка к движениям. М.: Изд-во МГУ, 1978. - 107 с.

171. Хабермас Ю. Понятие индивидуальности//Вопр. филос. 1989. - № 2. - С.35-40.

172. Хвостов A.A. Психологические и логические основы политического мышления.: Дис. канд. психол. наук,- М., 1996. 154 с.

173. Холодная М.А. Когнитивные стили и интеллектуальные способности//Психол. журн. 1992. - №3. - С. 84-93.

174. Чалдини Р. Психология влияния. СПб: Издательство «Питер», 1999.-272 с.

175. Человек, политика, психология (Материалы круглого стола)//Вопр. филос. 1995. - № 4. - С. 3-23.

176. Шадриков В.Д. Психологический анализ деятельности (системогенетический подход). Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 1979. - 92 с.

177. Шадриков В.Д., Дружинин В.Н. Системный подход к измерению способностей//Диагностика познавательных и профессиональных способностей. Сбор. науч. трудов. М.: ИП АН СССР, 1988. - 261 с.

178. Швырков В.Б. Нейрофизиологическое изучение системных механизмов поведения. М.: Наука, 1978. - 214с.

179. Швырков В.Б. Системные механизмы целевой детерминации поведения//Психол. журнал. 1980. - Т.1. - № 2. - С. 133-138.

180. Швырков В.Б. О единстве физиологического и психологического в поведении//Психол. журнал. 1981- Т.2. - № 2. - С. 19-32.

181. Шелдон У. Анализ конституциональных различий по биографическим данным//Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б, Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - С. 252-262.

182. Шестопал Е.Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. -М.: «Рос. политич. энцикл.» (РОССПЭН), 2000. 421 с.

183. Шестопал Е.Б. Политическая психология: Учебник для вузов. М.: ИНФРА-М, 2002. - 448 с. - (Серия «Высшее образование»).

184. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием/Науч. ред. Я.Н. Засурский. -М.: Мысль, 1980. 326 с.

185. Широков Е.В. Массовое политическое сознание в современной России: его состояние и особенности.: Автореф. дисс. канд. полит. наук.-М., 1996. 22 с.

186. Шмальгаузен И.И. Избр. труды. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии. М.: Наука, 1982. - 383 с.

187. Шорохова Е.В. Принципы детерминизма в психологии/В сб.: Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1969. - С.9-56.

188. Шорохова Е.В. О естественной природе и социальной сущности человека/В кн.: Соотношение биологического и социального в человеке. М.: Наука, 1975. - С.65-81.

189. Шпрангер Э. Основные идеальные типы индивидуальности/Шсихология личности. Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - С.55-60.

190. Юнг К.Г. Психологические типы/Пер. с нем./Под общ. ред. В. Зеленского. М.: «Университетская книга» ACT, 1996. - 716 с.

191. Юрьев А.И. Может ли общество одновременно думать и чувствовать ?//Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций/Под ред. В.Ю. Большакова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. - С.420-442.

192. Berelson B.R., Lazarsfeld P.F., McPhee W.N. Voting. Chicago, 1954.

193. Carturight D. Surface and deep structures in individual differences. -Ann. Theor. Psychol., Vol. 1. New York, London, 1984. P. 297-304.

194. Decision making: Descriptive normative, a perspective interactions / Cambridge etc: Cambridge Univ. Press, 1991. X, 623 p.

195. Eyesenck H.J. Human typology, higher nervous activity and factor analysis. In biological bases of individual behavior. Ed. V.D. Nebylitsin, J.A. Gray. N.Y.-L., 1972. - P. 165-181.

196. Eysenck H.J. Politics and Personality Chapt. In: Sense and Nonsense in Psychology. Penguin Books, 1979.

197. Gale, A. 1983: Electroencephalographic studies of extraversionintroversion: a case study in the psychophysiology of individual differences//Personality and Individual Differences 4. 1983. P. 371-80.

198. Godard O. Social decision-making under conditions of scientific controversy, expertise and the precautionary principle. Florence: EUJ, 1996. -42 p.

199. Gray J.A. The psychophyological nature of introversion-extraversion: a modification of Eysenck's theory. In Nebylitsyn, V.D. and Gray, J.A. (eds.^ Biological bases of individual behavior. London: Academic Press. 1972. P. 151-188.

200. Herrnstein R.J. Derivatives of matching. // Psychol. Rev. 1979. Vol. 86(5). P. 486-495.

201. Himmelweit H. How Voters Decide? L., Academic Press, 1981.

202. Kahneman D., Tversky A. Choices, values and frames. // Amer. Psychol. 1984. Vol. 39-P. 341-350.

203. Kruglanski, A. W., and Mayseless, O. (1987). Motivational effects in the social comparison of opinions. // Journal of Personality and Social Psychology, 1987. Vol. 55. P. 834-842.

204. Lazarsfeld P.F., Berelson B.R., Gauden H. The peoples choice. N.Y., 1944.

205. Lerner A.W. The Manipulators: Personality and Politics in Multiple Perspectives. London, 1990.

206. Lumsden Ch. J., Wilson E.O. Genes, mind and culture. The revolutionary process. Harvard University Press, 1981, Oil. - 428 p.

207. Masters R. Human nature and political thought. // Human nature in politics. N.Y., 1977. P. 69-110.

208. Newell A., Simon H. A. Human problem solving. New-Jersey 1972. (Prentice-Hall).

209. Rachlin H., Logue A.W., Libbon J., Frankel M. Cognition and behavior in studies of choice. // Psychol. Rev. 1986. Vol. 93(1) P. 33-45.

210. Simon, H.A. Rational choice and the structure of environment.//Psychological Review, 63. 1956. P. 129-138.

211. Slovic S., Lichtenstein S. Comparison of . and repression approaches to the study of information processing in judgment. // Org. Beh. and Hum. Perf. 1971. Vol. 6. P. 649-744.

212. Vallone, R. P., Ross, L., & Lepper, M. R. (1985). The hostile media phenomenon: Biased perception and perceptions of media bias in coverage of the Beirut massacre. / Journal of Behavioral Decision Making, 1985. -P. 131-147.

213. Walter G.W. The living brain. London, 1963. - 300 p.

214. Witkin H.A., Goodenaugh D.R. Cognitive styles: Essence and origins. Field dependence and field independence. Psychol. Iss., 1982, Mon., 51. - 141 p.

215. Zuckerman, M. Sensation seeking. London: Wiley, 1979.

216. Zuckerman, M. Psychobiology of personality. Cambridge: Cambridge University Press, 1991.