Автореферат диссертации по теме "Роль когнитивных факторов в распознавании эмоциональных состояний"

На правах рукописи

Овсянникова Виктория Владимировна

РОЛЬ КОГНИТИВНЫХ ФАКТОРОВ В РАСПОЗНАВАНИИ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ

19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

«-ч_ииВ5Ю1

Москва - 2007

003065101

Работа выполнена в лаборатории психологии и психофизиологии творчеств; Института психологии РАН

Научный руководитель:

кандидат педагогических наук Д.В. Люсин

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор М.А. Холодная кандидат психологических наук, доцент Ю.Д. Бабаева

Ведущая организация: Психологический институт РАО

Защита состоится « ^ » РЖ^&ЁриР 2007 года в ^^ ч. на заседаний Диссертационного Совета Д 002.016.02 в Институте психологии РАН по адресу 129366, г. Москва, ул. Ярославская, д.13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии РАН. Автореферат разослан « <3 » сентября 2007 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета

кандидат психологических наук

Т.Н. Савченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Эмоциональные явления - давний предмет философских жаний и неиссякающая тема психологических исследований. Значительная ь работ касается проблемы распознавания эмоциональных состояний, которая настоящий момент выступает полем для дискуссий в обсуждении как даментальных вопросов психологии эмоций, так и методических аспектов шизации эмпирических исследований. Отдельные вопросы, связанные с юзнаванием эмоций, получают разработку в других областях психологического шя, в частности, в социальной, дифференциальной психологии, психологии штия.

Ключевой вопрос настоящего исследования заключается в том, каким образом Ш распознают эмоциональные состояния других людей и какие характеристики навательной сферы определяют содержание и эффективность этих оценок.

На сегодняшний день изучение распознавания эмоциональных состояний [равляется, как минимум, тремя современными тенденциями, обобщающими [ученные ранее эмпирические факты.

Первая тенденция заключается в констатации рядом авторов слабости и юстаточности идущей от Дарвина парадигмы в изучении распознавания эмоций I объяснения эмпирически полученных данных (Russell, Bachorowski, Fernändez-ls, 2003). В рамках предлагаемого подхода пересматриваются функции рпрессии, которая традиционно считается наиболее информативным признаком оций. Представление об экспрессии как о средстве выражения вовне внутреннего гтояния (Изард, 1980; Ekman, 1979) противопоставляется идее об отсутствии нозначной связи между эмоцией и экспрессией (Rüssel, 1994). Следовательно, оцесс распознавания эмоций понимается не как непосредственный и мгновенный, добный рефлекторному декодированию сообщения (Ekman, 1997), но как более эжный, поэтапный, основанный на интерпретации реципиентом всей доступной у информации.

Первостепенность роли экспрессии в распознавании эмоций и ее социальная ачимость подчеркиваются в отечественных исследованиях, которые ководствуются тезисом о том, что «... выражение и воздействие взаимосвязаны и шмообусловлены» (Рубинштейн, 2001, с. 567). В контексте проблематики жличностного познания разработаны глубокие идеи и проведены югочисленные исследования, раскрывающие особенности формирования первого ечатления; роль эталонов в социальном восприятии; интерпретации экспрессии ца; социально-психологические факторы, детерминирующие эти процессы бульханова, 2002; Андреева, 1998; Барабанщиков, 2003; Бодалев, 1982; Бодалев, сина, 2005; Лабунская, 1999; Шкуратова, 1994).

Вторая тенденция является современной реализацией исторически ожившегося представления о том, что люди способны понимать эмоциональные стояния с разной степенью успешности. Изучение индивидуальных различий в особностях понимания, описания и контроля эмоций получило интенсивное звитие в начале 90-х гг. в связи с появлением конструкта эмоционального теллекта (Mayer, Salovey, Caruso, 2004). В качестве факторов, выступающих точниками этих различий, исследуются тендерные, профессиональные, чностные характеристики. В теоретическом поиске возможных детерминант

способностей в распознавании эмоциональных состояний значительная отводится когнитивным характеристикам, которые, однако, практически исследованы в эмпирическом ключе (Роберте с соавт., 2004).

Третья тенденция современных исследований в области распознавания эме связана с отмечаемой исследователями необходимостью повышения экологича валидности экспериментов (Russell, Bachorowski, Fernández-Dols, 2003). Типи1 экспериментальная ситуация распознавания эмоционального состояния значите; упрощена по сравнению с реальной, так как в ней ограничено количе< источников информации об эмоциях.

В настоящей работе материалом для оценивания выступают естествен эмоциональные состояния, что обеспечивает более высокую экологичес! валидность процедуры. Такой подход к организации эмпирического исследова мало представлен среди многочисленных работ, в которых для распознава эмоций используются отдельные признаки (например, экспрессия лица) (Rus 1996). Проводимый в исследовании анализ связей когнитивных характерис стороннего наблюдателя (в частности, интеллекта, когнитивных сти; эмоционального интеллекта) с особенностями распознавания им эмоций восполн пробел в понимании роли когнитивных факторов в этом процессе.

Объект исследования: распознавание эмоционального состояния друг человека.

Предмет исследования: когнитивные характеристики, связанные распознаванием эмоционального состояния другого человека. I

Целью диссертационной работы является выявление и исследова! взаимосвязей между особенностями распознавания наблюдателем эмоциональн состояний и его когнитивными характеристиками.

Для достижения цели были сформулированы следующие задачи:

1. Провести анализ современного состояния и тенденций развит исследований распознавания эмоциональных состояний и факторов, определяюш индивидуально-психологические различия в этой области.

2. На основании данных научной литературы и теоретического анал! определить когнитивные характеристики, предположительно связанные распознаванием эмоциональных состояний, а также выбрать или разработг методики для их измерения.

3. Разработать экспериментальную методику для получения оцеп наблюдателем эмоциональных состояний другого человека.

4. По результатам эмпирического исследования разработать структурн; модель распознавания эмоциональных состояний.

Методологической основой работы является работы является системн подход (Б.Ф. Ломов, A.A. Митькин, Д.Н. Завалишина, В.А. Барабанщико социально-конструктивистский подход к описанию организации эмоциональн сферы (Дж. Рассел).

Общая гипотеза исследования. В распознавании эмоциональных состоян другого человека выделяются два аспекта - результативный и процессуальнь которые образуют связи с когнитивными характеристиками наблюдателя.

Методы и методики исследования. По схеме организации исследован является корреляционным, включает ряд методов статистической обработки данн (корреляционный анализ, факторный анализ, дисперсионный анализ, регрессионн] 2

1з). Обработка результатов выполнена при помощи статистического пакета и приложения MS Excel.

В работе использовались методики, позволяющие получить: а) оценки одателем эмоциональных состояний других людей; б) когнитивные стеристики наблюдателя. Положения, выносимые на защиту:

1. В распознавании эмоциональных состояний выделяются два аспекта — 1ьтативный и процессуальный. Результативный аспект проявляется в точности ознавания эмоциональных состояний другого человека; процессуальный аспект ставлен стратегиями распознавания эмоций.

2. Существуют индивидуально-психологические различия в результативном и [сссуальном аспектах распознавания эмоциональных состояний. По отношению езультативному компоненту они проявляются в степени эффективности ознавания эмоций. Специфику индивидуальных различий в процессуальном тоненте образует содержание когнитивных стратегий распознавания эмоций.

3. С индивидуально-психологическими различиями в распознавании ишнальных состояний связаны две группы факторов:

1) индивидуальные особенности организации когнитивной сферы наблюдателя;

2) особенности информации, доступной для распознавания эмоциональных ояний.

Научная новизна исследования заключается в расширении представлений о юзнавании эмоциональных состояний - выявлении не только конечных /льтатов распознавания, но и когнитивных переменных, которые определяют [актер выносимой человеком оценки. Новизну эмпирического плана работы тавляет разработка оригинальной экспериментальной методики, позволяющей :учить оценку наблюдателя естественных эмоциональных состояний другого овека.

Теоретическое значение работы состоит в анализе роли когнитивных актеристик в распознавании эмоциональных состояний, что обогащает ретические основы исследований индивидуально-психологических различий в й области. Обращение к процессуальному аспекту распознавания эмоциональных тояний является предпосылкой для изучения лежащих в основании механизмов, основании обобщения результатов исследований распознавания эмоциональных тояний и эмпирического анализа связей когнитивных характеристик человека с бенностями распознавания им эмоций выделены два аспекта распознавания, по-ному проявляющиеся в зависимости от организации когнитивной сферы и уации распознавания.

Практическая значимость полученных результатов заключается в можности их использования для разработки рекомендаций по повышению эективности оценивания эмоциональных состояний других людей, «назначенных для широкого круга специалистов (социальных работников, еров, педагогов, психологов и др.). Результаты также могут быть использованы [ разработке внешнего вида интерфейсов для он-лайн взаимодействия (например, [ дистанционном обучении) с целью повышения сходства представленных в них бражений эмоций с естественными.

Достоверность и обоснованность результатов исследования достигается за т проведения содержательного анализа работ по теме диссертации, адекватности

методов эмпирического исследования, использования современных мет статистической обработки данных.

Апробация результатов исследования проводилась на междунаро; конференциях: «Культурно-исторический подход и исследование проце социализации: 5 чтения памяти JI.C. Выготского» (Москва, 2005), «Понимаш коммуникации - 2007. Язык. Человек. Концепция. Текст» (Москва, 2007), семинаре «Теоретические проблемы психологии» Института психологии им. . Выготского РГГУ (2007).

Публикации. По теме диссертации опубликованы 7 работ.

Структура диссертации. Представляемая работа состоит из введения, т глав, заключения, списка литературы и приложений. Текст сопровожда( таблицами и рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы исследования, ее науч новизна, теоретическая и практическая значимость. Формулируются цель, зада общая гипотеза исследования. Указываются методологическая основа рабо объект, предмет, методы и методики исследования. Формулируются положен выносимые на защиту.

Глава 1 «Распознавание эмоциональных состояний как обы психологического исследования» представляет аналитический обзор теоретичен позиций, которые на настоящий момент являются основополагающими / исследований распознавания эмоций, обсуждает ключевые вопросы методическо характера и освещает спектр эмпирических работ по этой тематике.

В разделе 1.1 рассматриваются теоретические предпосылки существующих сегодняшний день исследований распознавания эмоций - подходы к описан! организации эмоциональной сферы и альтернативные позиции, касающис функций эмоциональной экспрессии. Приверженность той или иной позиц определяет основные моменты в экспериментальной процедуре распознавай эмоций - набор эмоций, который предъявляется для распознавания, формат ответ испытуемого, способ интерпретации результатов.

Охарактеризованы два подхода к описанию организации эмоциональн сферы: выделение измерений, по которым характеризуются эмоции (dimensioi approach - дименсиональный подход) (Г. Шлосберг, Дж. Рассел, А. Телледжен, Уотсон, Ч. Осгуд, О.С. Архипкина); выделение базовых эмоций, сочетания котор порождают разнообразие эмоциональных явлений (К. Изард, П. Экман, С. Томкш О. Моурер, Н. Фрейда). В обзоре отражены критические положения в ад{ подходов. По отношению к дименсиональному подходу - это обсужден количества измерений, включение в модель неэмоциональных категор! возможность проведения только общих различий между эмоциями и пр. (Luc Diener, Larsen, 2003; Russell, 2003). Идея базовых эмоций вызывает полемику поводу того, какие эмоции следует относить к базовым, что делает эмоцию базов< и сколько существует базовых эмоций (Ortony, Turner, 1990).

Другой фундаментальной предпосылкой исследований распознавания эмоц является существование разных подходов к пониманию функций экспрессии и cbj экспрессивных признаков с эмоциями. Эволюционное понимание значен 4

^рессии, реализованное в подходе базовых эмоций, подчеркивает ее врожденный ктер и универсальность распознавания, независимо от половых, расовых и •их характеристик распознающего. Экспрессия - это внешнее выражение греннего состояния, ее декодирование - врожденный, непосредственный, овенный процесс (Ekman, 1997). В рамках социально-конструктивистского хода распознавание эмоций, в первую очередь, определяется особенностями ;ржания концептов эмоций, а не биологически заданными механизмами юзнавания (Widen, Russell, 2004). Подвергается критике тезис об однозначности ?и между экспрессивными выражениями и эмоциями. Функция экспрессии с ки зрения этого подхода - осуществить социальное влияние, поэтому процесс познавания эмоций рассматривается как более сложный, чем подобное рефлексу одирование сообщения, предполагает этапы, интерпретацию воспринимающим й доступной, помимо экспрессии, информации (Russell, Bachorowski, Fernändez-ls, 2003).

Эмпирическим путем выявлено, что процесс восприятия лицевой экспрессии овых эмоций имеет форму викарного общения; для него характерны этапность, 1рерывность, реконструирование опорных единиц; отдельные мимические ражения воспринимаются не изолированно, а как определенная система изнаков, в которой существуют связи между элементами (Барабанщиков, 2002; рабанщиков, Носуленко, 2004; Барабанщиков, Самойленко (ред.), 2007; Майкова, 81). Таким образом, показано, что существенные положения системного подхода iryT быть раскрыты по отношению к распознаванию эмоций по выражению лица, иная работа также апеллирует к системным представлениям, в первую очередь, я решения задачи построения структурной модели распознавания эмоций.

Раздел 1.2 посвящен обзору работ, в которых эмоциональные состояния спознаются по отдельным признакам - выражению лица (п. 1.2.1), жестам и лосу (п. 1.2.2), контексту ситуации (п. 1.2.3). Основные методические проблемы, язанные с исследованием распознавания эмоций, подробно анализируются в п. 2.4. Вопросы, касающиеся экологической валидности процедуры, определения >авильности ответов в заданиях и пр., обсуждаются в контексте дискуссии между >едставителями эволюционного (С. Томкинс, П. Экман, К. Изард) и социально-мструктивистского (Дж. Рассел) подходов. Описаны основные аспекты типичной спериментальной схемы распознавания эмоций и направления ее модификации с >зиции альтернативного подхода. Приведены соответствующие эмпирические иные.

В целом обзор исследований распознавания эмоций показывает, что на [стоящий момент эта область представлена в основном работами, [ализирующими отдельные источники информации об эмоциях. Их ;тодологические и методические трудности осложняют изучение спонтанных |Стояний и снижают валидность лабораторных экспериментов. Переживания, 1зникающие у людей в естественных ситуациях повседневной жизни - это гогокомпонентные феномены, распознавание которых является более сложным, :м предполагалось ранее, процессом, в основе которого - интерпретация человеком ех доступных ему для вывода об эмоциональном состоянии источников формации.

Глава 2 «Индивидуально-психологические различия в распознавании юциональных состояний» посвящена анализу факторов, определяющих

индивидуально-психологические различия в распознавании эмоциональ состояний. Обзор исследований, проведенный в разделе 2.1, показывает, значительную эмпирическую разработку получили некогнитивные факт успешности распознавания эмоциональных состояний (пол, возр профессиональная и культурная принадлежность, некоторые личностные черт пр.) (Гаврилова, 1975; Hall, Matsumoto, 2004; Mufson, Nowicki, 1992). В разделе обсуждаются когнитивные факторы распознавания эмоций. Среди них наибо широко исследуется эмоциональный интеллект - способность понимать и управл эмоциями (Андреева, 2006; Бабаева с соавт., 1999; Люсин, 2006; Роберте с coa 2004; Roberts et al, 2001). В п. 2.2.1 описаны основные модели эмоциональн интеллекта, подходы и методики его измерения, связи с другими конструктами. I 2.2.2 в качестве когнитивного фактора, определяющего успешность распознава! эмоций, анализируется понятие когнитивного стиля. Приведены результ; исследований трех когнитивных стилей - полезависимости-поленезависимос диапазона эквивалентности, ригидного-гибкого познавательного контроля. Указа методики их диагностики, характеристики представителей разных полюсов стил особенности их поведения в социальном контексте.

П. 2.2.3 преимущественно посвящен исследованиям, выходящим за рам только анализа успешности распознавания эмоциональных состояний. В цент внимания таких работ оказываются индивидуальные способы выполнения задан на распознавание эмоций (на разном материале), а также особенности поведен! похожие на стилевые - например, «чувствительность» к определенным признак^ при восприятии эмоций (Малкова, 1981; Сысоева, 2005; Feldman Barrett, Niedenthl 2004; Schnall et al., 2002). Раздел подводит к выводу о том, что, хотя теоретическом анализе когнитивным характеристикам отводится значительная ро. (эмоциональные знания и навыки, особенности переработки эмоциональнс информации), данная группа факторов практически не исследована в эмпирическс ключе. На сегодняшний день исследователи говорят о необходимости выявлен: психологических процессов, обуславливающих индивидуальные различия переработке эмоционально окрашенных стимулов, и только начинают обращаться анализу характерных для тех или иных групп людей способов обращения эмоциональным содержанием (Роберте с соавт., 2004; Carroll, Russell, 1996).

Программа, результаты, обсуждение результатов и выводы настояще исследования изложены в главе 3 «Эмпирическое исследование роли когнитивнь факторов в распознавании эмоциональных состояний других людей».

В разделе 3.1 уточняются используемые автором термины, раскрывают основные направления анализа данных. Формулируются следующие принцип] определяющие планирование эмпирического исследования:

1) Распознавание эмоций должно происходить в контексте естественнс коммуникации: наблюдатель не просто декодирует эмоции по экспрессии, интерпретирует всю доступную для вывода об эмоциях информацию.

2) Стремление к экологической валидности процедуры распознавания эмоций.

3) Использование для описания эмоциональных состояний не дискретнь категорий, характерных для формата «вынужденного ответа», а континуальнь шкал, предполагающих разные градации оценки.

Для обозначения процесса, в результате которого человек (наблюдател выносит суждение об эмоциональных состояниях других людей, использует! 6

|1.1ин «распознавание». В современной литературе по эмоциональной тематике г термин употребляется наряду с такими понятиями, как «идентификация», [ознание», «восприятие» эмоций (Барабанщиков, 2003; Лабунская, 1999; ыкин, 1991; Russell, Bachorowski, Fernändez-Dols, 2003).

Под эмоциональным состоянием, как правило, понимают эмоцию в широком 1сле - целостную реакцию, которая включает не только субъективный компонент эеживание), но и специфические физиологические и поведенческие изменения, утствующие этому переживанию (Дружинин (ред.), 2003).

Общая гипотеза исследования предполагает наличие связей между нитивными характеристиками наблюдателя и двумя аспектами распознавания им щионального состояния другого человека. В качестве аспектов распознавания щий рассматриваются:

1) Точность оценки наблюдателем состояния другого человека.

Этот аспект можно обозначить как «результативный», подчеркивая его юшение к результату распознавания: наблюдатели могут оценивать оциональное состояние с большей или меньшей точностью. Согласно замыслу 5оты, проводятся статистические расчеты для анализа связей точности оценки оций наблюдателем с его когнитивными характеристиками.

2) Использование наблюдателем тех или иных когнитивных стратегий для спознавания эмоций другого человека.

Данный аспект определяется как «процессуальный» и подчеркивает зможность достижения одного и того же результата распознавания разными юсобами (например, один наблюдатель склонен обращать внимание на выражение [ца других людей, а другой - на то, что они говорят). Тем самым предпринимается шытка выявить те переменные, которые определяют характер выносимой ¡пытуемым оценки; исследуется, как люди оперируют информацией, чтобы понять стояние другого человека. В данном случае когнитивные стратегии распознавания юций - это способы переработки информации, которые могут быть использованы !ловеком для того, чтобы сделать вывод об эмоциональном состоянии другого :ловека. Когнитивные стратегии могут состоять из отдельных приемов, 1гласованно применяемых человеком для понимания эмоций других людей в »нкретных ситуациях. В работе проводится анализ связей между стратегиями опознавания эмоций и когнитивными характеристиками наблюдателя, а также с 1Чностью оценки им эмоционального состояния.

Еще одно направление анализа данных касается индивидуальных различий в юприятии эмоционального содержания стимульного материала. В литературе •мечается, что факторный анализ данных, полученных путем самоотчета об юциях, и многомерное шкалирование эмоциональных категорий и оценок ямической и вокальной экспрессии эмоций, как правило, выявляют два общих ¡мерения - валентности и активации (Russell, Feldman Barrett, 1999). Для ответа на шрос о паттернах эмоциональных категорий, которые люди склонны приписывать )угим в результате просмотра фрагмента их поведения, используется метод акторного анализа. Согласно общей гипотезе исследования, анализируются связи мученных факторов с точностью распознавания эмоционального состояния и )гнитивными характеристиками наблюдателя.

В разделе 3.2 сформулированы экспериментальные гипотезы, описана эоцедура проведения исследования, методики, их основные показатели, выборка.

Экспериментальные гипотезы исследования:

1. Точность распознавания эмоциональных состояний наблюдателем связан следующими его характеристиками:

1.1. когнитивными стилями;

1.2. интеллектом;

1.3 эмоциональным интеллектом.

2. Существуют индивидуальные различия в использовании наблюдате когнитивных стратегий распознавания эмоций, связанные с характеристиками когнитивной сферы (интеллектом, когнитивными стилями, эмоциональ! интеллектом, представлениями об эмоциях).

3. Стратегии распознавания эмоций различны по эффективности: одш большей степени связаны с точностью распознавания эмоционального состоя! чем другие.

Процедура и методики исследования состояли в следующем. Испытуемс предлагалось оценить эмоциональное состояние персонажа в видеосюжете, котор представлял фрагмент его поведения в естественной ситуации. Для оцеь состояния персонажа предъявлялась методика, специально разработанная для це: исследования. Методика представляет собой набор из 18-ти униполярных шк обозначающих эмоциональные состояния (возбуждение, радость, спокойств удивление и др.) с вариантами ответа от 0 (категория не характеризует состоян персонажа в данном сюжете) до 5 баллов (категория максимально точно описывг состояние героя данного сюжета).

После выполнения этого задания наблюдателям предлагался специаль разработанный опросник для определения стратегий распознавания эмощ Опросник представляет собой перечень приемов, которые можно использовать д распознавания эмоционального состояния другого человека. Составление спис осуществлялось на основании литературных данных о признаках, которые да1 информацию об эмоциях (Бреслав, 2004; Рейковский, 1979; Carroll, Russell, 1996) с учетом более ранних работ по этой теме (Сысоева, 2005). Перечень из 16 прием охватывает как приемы ориентации на разнообразные параметры экспрессии (« то, что герой сюжета говорил», на «выражения лица»), так и прием предполагающие внимание к противоречиям в поведении, использован механизмов идентификации, интуиции («Вы пытались поставить себя на мес участника сюжета, чтобы почувствовать переживаемое им состояние»). Соглас инструкции, испытуемые отмечали те приемы из списка, которые, на их взгляд, о задействовали для распознавания эмоционального состояния персонажа сюжета.

«Эталоном», с которым сопоставлялись ответы наблюдателей для определен их точности, выступили экспертные оценки. Подсчет точности распознавай эмоций персонажа заключается в определении степени близости / отдаленное оценок наблюдателей от оценок экспертов.

В литературе к профессиям, оперирующим эмоциональными феноменал-относят актеров, психологов, представителей сферы искусства (Лабунская, 19S Нэпп, Холл, 2006). В данном исследовании в качестве экспертов по пониманг эмоциональных состояний других людей приняли участие семь консультирующ психологов с опытом практической работы свыше 10 лет. Эксперты оценива сюжеты по тому же набору из 18-ти шкал, что и впоследствии испытуемые. 8

Для использования в исследовании были отобраны 8 сюжетов со значением ффициента согласованности экспертных оценок больше 0,8. В сюжетах показаны гменты поведения людей в естественных ситуациях (например, публичное тупление с докладом, получение подарка). Длительность варьирует в диапазоне 0 сек. до 60 сек. Сюжеты предъявлялись испытуемым в случайном порядке.

Были подсчитаны медианы оценок экспертов по каждой из 18-ти оцениваемых ш в каждом из восьми сюжетов. В итоге было получено восемь эталонов, тоящих из 18-ти медиан экспертных оценок. Эти средние значения оценок пертов рассматриваются как «правильные ответы».

Для того, чтобы определить, насколько близки / далеки оценки наблюдателей экспертных, в данной работе использовались два показателя точности оценки эциональных состояний:

1. Коэффициент ранговой корреляции Спирмена между эталонными оценками ;пертов по 18-ти категориям эмоций и оценками наблюдателя по этим же гегориям в каждом сюжете (показатель «К»). Чем более похожа форма профилей енок эксперта и наблюдателя, тем выше коэффициент корреляции и, едовательно, тем более точными являются оценки испытуемого.

2. Сумма абсолютных разностей между значениями оценок экспертов по 18-ти тегориям эмоций и наблюдателя по этим же категориям в каждом сюжете оказатель «Р»), По смыслу этого показателя, чем он ниже, тем выше точность (енки испытуемого: чем более похожи оценки эксперта и наблюдателя по дельным шкалам, тем меньше их суммарная разность и, следовательно, тем гньше значение показателя «Р». Поэтому для того, чтобы этот показатель ¡йствовал в одном направлении с показателем «К», его значения были умножены i(-l).

Оба показателя, хотя и используются, как показатели точности оценивания, в отестве таковых имеют свои ограничения (Ким с соавт., 1989). Показатель «К» увствителен к схожести профилей оценок экспертов и испытуемых, но не увствителен к общему уровню профиля, то есть не отражает завышение ¡анижение) оценок испытуемого по отношению к экспертным. Показатель «Р», аоборот, чувствителен к завышению (занижению) испытуемым оценок по эавнению с оценками экспертов по отдельным шкалам. Таким образом, оба оказателя точности в некоторой степени отличаются друг от друга, поэтому можно жидать разные паттерны их связей с индивидуальными характеристиками спытуемых. В дальнейших расчетах использовались средние значения обоих оказателей, вычисленные для каждого испытуемого по всем сюжетам. Для этого ыла подсчитана медиана значений показателя точности «К», также как и медиана «чений показателя точности «Р» для каждого испытуемого в восьми сюжетах.

Описанные выше особенности методики для оценки эмоционального состояния характеристики шкал, сюжетов, показателей точности) призваны обеспечить «логическую валидность процедуры распознавания эмоций и индивидуальные азличия в оценках наблюдателей.

Для диагностики когнитивных характеристик наблюдателя в работе спользовались следующие методики:

1). «Включенные фигуры», индивидуальная форма (Witkin et al., 1971) -змерение когнитивного стиля полезависимость-поленезависимость. Показатели: эеднее время нахождения простой фигуры в сложной; коэффициент имплицитной

обучаемости - разность времени выполнения первой и второй половин теста, деле! на время выполнения первой части (Холодная, 2000).

2). «Свободная сортировка объектов» (Gardner et а!., 1959) - измере когнитивного стиля диапазон эквивалентности. В качестве объектов использовш 35 карточек со словами, обозначающими различные эмоциональные катего (например: радость, удивление, интерес). Показатели: количество выделен групп; количество объектов в наибольшей по объему группе; количество гр\ состоящих из одного объекта.

3). Тест словесно-цветовой интерференции (Stroop, 1935) - измере когнитивного стиля ригидность-гибкость познавательного контроля. Метод предъявлялась в компьютерном варианте. Показатели: разность врем выполнения карты цветных слов и карты цветов (Тз-Т2); отношение врем(

' выполнения карты цвета и черно-белой карты слов (Т2/Т]) (Broverman D.M., 1960)

4). Для измерения общего интеллекта были использованы Продвину' Прогрессивные Матрицы Дж. Равена, вариант с 40-минутным ограничен! времени (Равен, 2002). Показатель - количество правильных ответов.

5). Для диагностики эмоционального интеллекта использовался опрось «ЭмИн» (Люсин, 2006). Опросник включает шкалы межличностного ЭИ внутриличностного ЭИ; понимания эмоций, управления эмоциями, каждая которых представлена несколькими субшкалами.

7). Опросник, разработанный для диагностики представлений об эмоци Состоит из 6 пунктов, проверяющих наличие у испытуемых следуюш представлений: о контролируемости эмоций (пункты 1, 4); о важности эмоц (пункты 2, 6); о том, что можно понять эмоцию по внешним выражениям (пункты 5). Участник оценивает степень своего согласия с каждым утверждением ; четырехбалльной шкале: от 0 - «совсем не согласен» до 3 - «полностью согласен».

На разных этапах исследования в нем приняло участие 126 челове Испытуемыми основного этапа исследования выступили 64 человека (из них 60 % женского пола) в возрасте от 18 до 32 лет (М= 22,2, S= 3,4); представители разнь профессий (39 %) и студенты (61 %). Исследование проводилось индивидуально ш небольшими группами (по 2-4 человека). Работа с каждым испытуемым занима. около трех часов, в большинстве случаев проводилась в два этапа.

В разделах 3.3, 3.4 представлены результаты проведенного исследования и i обсуждение.

1). Точность распознавания эмоциональных состояний и ее связи когнитивными характеристиками наблюдателей

Были подсчитаны коэффициенты корреляции1 между показателями точное распознавания эмоциональных состояний и когнитивными характеристикаи наблюдателя. Получена связь между показателем точности «Р» и показателе «Время нахождения простой фигуры» когнитивного стиля «полезависимость

1 Распределения значений показателей когнитивных характеристик наблюдателей отличны нормального. Поэтому здесь и в дальнейших расчетах используется непараметрическ коэффициент корреляции Спирмена.

енезависимость»: г = 0,292, р = 0,025. Следовательно, точность оценивания ожительно коррелирует с полезависимостью.

Точность распознавания наблюдателем эмоциональных состояний >сонажен в сюжетах, различающихся своими характеристиками

Так как предъявляемые испытуемым сюжеты не уравнивались по уровню жности, то оценка чувств персонажа в одних сюжетах может представлять собой [ее сложную задачу, чем понимание его состояний в других сюжетах. Для терки предположения о наличии сюжетов с разным уровнем сложности для :познавания эмоционального состояния был проведен дисперсионный анализ с ггорными измерениями. В качестве группового фактора рассматривался сазатель точности оценивания («К», «Р»), его 8 уровней - это значения показателя шости в восьми сюжетах.

В результате по показателю «К» по сравнению с другими сюжетами значимо лее точно было оценено состояние персонажа в сюжете 3 (М = 0,77, р < 0,037), ачимо менее точно - в сюжете 4 (М = 0,53, р < 0,045). Соответственно, это -ростой» и «сложный» сюжеты.

По показателю «Р» наиболее точной по сравнению с другими сюжетами азалась оценка состояния персонажа в сюжете 3 (М= 0,-13,2, р < 0,04) и сюжете 7 Í = -13,4, р < 0,05); между ними нет значимых различий в точности (р < 0,8), >этому была вычислена медиана их значений. Значимо менее точно испытуемые ценили эмоции персонажа в сюжете 8 (М = -17,5, р < 0,03). Соответственно, в шном случае «простыми» сюжетами являются сюжеты 3 и 7, «сложным» - сюжет Полученные взаимосвязи между показателями точности и когнитивными фактеристиками наблюдателя в сюжетах разной сложности представлены в 1блице 1.

Таблица 1. Корреляции между показателями точности и когнитивными фактеристиками в «простых» и «сложных» сюжетах

По показателю точности «К» По показателю точности «Р»

«Сложный» сюжет (№4) «Простой» сюжет (№3) «Сложный» сюжет (№8) «Простые» сюжеты (№ 3, 7)

Показатель координации (Т2/ Т[, тест Струпа) -0,284*

Показатель интерференции (Т3 - Т2, тест Струпа) -0,344**

Примечание: * - р < 0,05, ** - р < 0,01

В «простом» сюжете значение показателя точности «К» отрицательно зррелирует с показателем интерференции, то есть чем легче наблюдатель травляется с вербально - перцептивным конфликтом в стимульном материале, тем

более точно он распознает эмоциональные состояния. Таким образом, в дар случае точность оценки эмоций связана с полюсом гибкого познаватель контроля.

Другая значимая связь показывает, что чем более скоординированы слове речевая и сенсорно-перцептивная формы опыта наблюдателя, тем точнее распознает эмоциональные состояния. Нужно отметить, что в сюжете 8 не б представлены экспрессивные речевые характеристики персонажа - ни вербалы ни паралингвистические особенности. То есть люди, у которых две раз модальности опыта работают более согласованно, в условиях отсутствия вербаль информации являются более успешными в распознавании эмоций другого челове

Таким образом, определение сюжетов разного уровня сложности д возможность получить связи с такой когнитивной характеристикой наблюдав как когнитивный стиль «ригидный - гибкий познавательный контроль», кото отсутствовали при расчете корреляций по совокупности всех сюжетов.

Для ответа на вопрос о том, зависят ли значения показателей точности оце эмоциональных состояний от характеристик стимульного материала, был прове, однофакторный дисперсионный анализ отдельно для двух показателей точное Зависимая переменная - среднее значение одного или другого показателя точное вычисляемое как медиана значений данного показателя всей выборки испытуем по каждому сюжету. Таким образом, получено 8 средних значений точности оце! по показателю «К», и 8 - по показателю «Р».

В качестве независимой переменной рассматривалась та или ш характеристика сюжетов. Характеристики:

1). Пол персонажа (женский, мужской);

2). Длина сюжета (короткий сюжет (0 - 30 сек.), длинный сюжет (30 - 60 сек)

3). Наличие / отсутствие в сюжете вербальной и / или паравербальн экспрессии персонажа. В данном стимульном наборе таких сюжетов два (4 и 8).

Результаты однофакторного дисперсионного анализа:

1) Не выявлено значимого влияния факторов пола персонажа и длины сюже на точность оценки наблюдателя.

2) Обнаружено значимое влияние фактора наличия / отсутствия речев информации в сюжете на точность оценки наблюдателя, выражаемую показател «Р»: точность оценки в сюжетах с вербальной экспрессией, составила -14,3, сюжетах без нее-16,8 (р < 0,038).

Таким образом, предъявление в сюжете вербальных и / или паравербальн проявлений речи персонажа способствует повышению точности распознавания е эмоциональных состояний наблюдателем. Точность оценки оказалась независим от пола персонажа и продолжительности сюжета. Результаты дополня: представленные в литературе данные о связи точности восприятия эмоций времени предъявления стимульного материала (Малкова, 1981; Carney, Colvin, Hi 2004).

В обсуждении этого блока результатов важно отметить, что точность ответ наблюдателей оказалась достаточно высокой и составила 73 % (показатель «К»), литературе отмечается, что распознавание состояний, возникающих у людей естественных ситуациях, является гораздо более сложной задачей для наблюдате. чем декодирование эмоций по различным экспрессивным признакам и, как правш 12

Сраженных актерами (Carney, Colvin, Hall, 2004). Полученный в настоящем ледовании результат сопоставим по величине с данными исследований дознавания эмоций по отдельным каналам экспрессии: по мимике - выше 75 %, голосу - около 60 - 74 % (Elfenbein et al., 2004; Scherer, Banse, Wallbott, 2001; mstone, Scherer, 2004). В качестве причин высокой точности наблюдателей в нем исследовании могут выступать следующие:

1) Особенности выборки испытуемых - преимущественно гомогенная по новому, возрастному и профессиональному признакам (две трети наблюдателей -некого пола, 56 % - психологи, в возрасте до 32 л.).

2) Особенности видеосюжетов. Дисперсионный анализ показал, что большая сть сюжетов значимо не отличается по степени трудности «прочтения» состояний

героев для наблюдателей. Возможно, это связано с тем, что предъявляемые в >жетах ситуации являются типичными для повседневной жизни и наблюдатели 1еют возможность зачастую сталкиваться с ними (например, публичное ютупление с докладом; получение неожиданного подарка).

Гипотеза о связи точности распознавания эмоций наблюдателем с его >гнитивно-стилевыми характеристиками подтвердилась относительно двух »гнитивных стилей - полезависимости-поленезависимости и ригидности-гибкости )знавательного контроля. Полученная связь точности с полезависимостью »растеризует полезависимых испытуемых как более успешных в распознавании лоций других людей. Этот эмпирический факт согласуется с интерпретацией Г. иткина полюса полезависимости как свидетельствующего о социальной эмпетентности (в отличие от интеллектуальной компетентности в случае оленезависимости) (Холодная, 2002). Результаты современных исследований мастую также представляют свидетельства большей коммуникативной ензитивности полезависимых лиц по сравнению с поленезависимыми, более ибкого контроля выражения своих чувств, податливости экспериментальным ганипуляциям их экспрессией (Шкуратова, 1994; Pithers, 2002; Schnall et al., 2002).

При анализе простых и сложных сюжетов были обнаружены значимые связи очности распознавания эмоций с низкой интерференцией в тесте Струпа и высокой координированностью вербальной и перцептивной форм опыта наблюдателя. 1оследний показатель «сработал» в «немом» сюжете, в котором не была редставлена речевая информация. Более точное распознавание эмоций аблюдателями с гибким познавательным контролем может быть следствием бъективации ими информации, получаемой при восприятии окружающей ействительности. У лиц с ригидным контролем, наоборот, содержание восприятия .ополняется субъективными представлениями, абстрактными и предполагаемыми спектами ситуации (Холодная, 2002). В целом полученные связи показателей этого тиля с точностью оценивания эмоций показывают, что в распознавании моциональных состояний других людей играет роль механизм интегрированности вух форм опыта.

Исследование не выявило связей между точностью распознавания моциональных состояний и диапазоном эквивалентности, что указывает на тсутствие индивидуальных различий по данному стилевому параметру при оценке моциональных состояний.

Также оказалось, что с точностью не коррелирует интеллект, то есть ыдвинутая гипотеза об их связи не подтвердилась. Тем не менее, этот результат

соответствует данным об отсутствии корреляций между показателями те( эмоционального интеллекта и флюидным интеллектом по Равену и наличии связей с кристаллизованным интеллектом.

Если рассматривать задачу распознавания эмоций персонажа в сюжете объективное задание (то есть, имеющее правильный ответ) для определе эмоционального интеллекта, то для объяснения отсутствия связи точности оце со шкалами ЭмИна можно привести данные о корреляциях между результат выполнения тестов способностей и опросников. В случае как интеллекта, та эмоционального интеллекта связи обычно слабые - от 0,00 до 0,35 (Mayer, Salo^ Caruso, 2004); корреляция теста MSCEIT с опросником Бар-Она составляет 0,2 методикой Шутте - 0,18 (р < 0,01) (Brackett, Mayer, 2003).

Таким образом, гипотеза о связи точности распознавания эмоций когнитивными характеристиками наблюдателя подтвердилась в отношении д] когнитивных стилей (полезависимости и гибкости познавательного контроля), но нашла подтверждения в случае когнитивного стиля диапазон эквивалентное общего интеллекта и эмоционального интеллекта.

2). Приемы и стратегии, которые наблюдатели используют д распознавания эмоционального состояния персонажа

На основании данных наблюдателей об использовании / неиспользовании тс или иного приема для понимания эмоциональных состояний персонажей в восы сюжетах была вычислена частота использования наблюдателями каждого приема всех сюжетах. Эта величина показывает, в скольких сюжетах испытуемый отмеч; что использует прием; ее максимально возможное значение равно 8.

Для проверки предположения о связи приемов с точностью распознавай! эмоциональных состояний были вычислены коэффициенты корреляции меяц показателями точности оценки эмоционального состояния и частотс использования наблюдателями приемов во всех сюжетах по всей выбор испытуемых (п = 64).

Получены две значимые отрицательные корреляции показателя точности «Р» приемами: с ориентацией наблюдателя на противоречия во внутреннем состояш персонажа и его внешнем выражении (Прием 8; г = -0,321, р = 0,010); с ориентацш на последующие действия персонажа (Прием 11; г = -0,355, р = 0,004). В o6oi случаях, исходя из смысла связей, использование приема снижает точное распознавания эмоций персонажа наблюдателем. Возможное объяснен) заключается в том, что происходит завышение (или занижение) оценок наблюдате. по отдельным категориям эмоций, что отдаляет его ответы от ответов эксперте Действительно, с помощью критерия Манна-Уитни было выявлено статистичес) достоверное занижение оценок испытуемыми по шкале «Интерес», к чему, по во видимости, привело использование ими этих приемов.

Основной вопрос в работе с приемами - можно ли сократить количест; приемов, объединив некоторые из них между собой в более крупные переменны« стратегии? Сколько стратегий можно выделить?

Для проверки предположения о возможности объединения отдельных приеме которые люди используют для распознавания эмоций, в стратегии провед' факторный анализ частоты использования наблюдателями приемов. Факторнь 14

таз проводился по методу главных компонент, вращение факторов - по методу имакс. Мера адекватности выборки Кайзера-Мейера-Олкина (КМО) составила 5, что свидетельствует о высокой адекватности факторной модели матрице реляций данного набора переменных (Гусев, Измайлов, Михайлевская, 1987).

В структуре данных было выделено два фактора. В сумме факторы объясняют 5% дисперсии, их собственные значения больше единицы. Результаты ^торного анализа представлены в таблице 2.

Таблица 2. Факторные нагрузки для переменных (приемы распознавания ций), 2-факторное решение

Прием Фактор 1 Фактор 2

Ориентация на выражения лица 0,076 0,842

Ориентация на движения и жесты 0,076 0,805

Ориентация на взгляд, выражение глаз 0,252 0,625

Ориентация на реакции других людей на поведение персонажа 0,460 0,321

Ориентация на ситуацию, в которой находился персонаж 0,381 0,657

Ориентация на содержание высказываний 0,154 0,553

Ориентация на то, как персонаж говорил 0,382 0,607

Ориентация на противоречия между чувствами персонажа и их ражением 0,738 0,028

Ориентация на то, что вообще могут испытывать люди в иной ситуации 0,682 0,316

. Ориентация на индивидуальные особенности выражения реживаний 0,803 0,017

. Ориентация на возможные последующие действия, реакции рсонажа 0,717 -0,055

. Ориентация на соответствие разных признаков эмоций ному и тому же состоянию персонажа 0,703 0,267

. Ориентация на свое общее впечатление от сюжета 0,539 0,226

. Подстановка себя на место персонажа 0,667 0,172

. Интуитивное понимание чувств персонажа 0,014 -0,135

. Воспоминание о собственных чувствах в подобной ситуации 0,688 0,219

% объясняемой дисперсии 27,96 20,5

Примечание: в таблице переменные, включаемые в интерпретацию фактора, ¡означены жирным шрифтом (их факторные нагрузки выше 0,6)

Можно отметить, что первый фактор образовали приемы, которые не >едполагают учета испытуемым информации, почерпнутой непосредственно из 1блюдения за поведением человека в определенной ситуации. Скорее, они ражают некоторые представления людей об особенностях выражения эмоций, следствиях переживания тех или иных эмоций, а также умение использовать |бственный эмоциональный опыт.

Второй фактор, за исключением одного приема (ориентации на ситуацию), >едставлен приемами ориентации на различные экспрессивные признаки, гожиданно, что прием ориентации на ситуацию входит с ними в один фактор. В

литературе контекст, в котором наблюдается эмоциональная реак рассматривается как отдельный, несводимый к экспрессии, источник информа об эмоциях (Carrol, Rüssel, 1996).

Исходя из содержания приемов, образовавших факторы, первый фа! получил название «Целостная стратегия», второй - «Аналитическая стратег Выявленные стратегии не являются разными полюсами одного континуум; каждая из них имеет собственные измерения. Например, высокие значения «аналитической» стратегии означают, что люди, делая вывод об эмоциях дру часто используют приемы ориентации на экспрессию и ситуацию; низкие значе говорят о малой частоте использования данных приемов.

После того, как были определены приемы, относящиеся к двум факторам, каждого наблюдателя были подсчитаны частоты использования «целостной) «аналитической» стратегий (или показатели выраженности стратегий).

Связи стратегий с точностью оценки наблюдателя эмоциональн состояний

Пересчет коэффициентов корреляции частоты использования целостной аналитической стратегий с двумя показателями точности оценки наблюдателя выявил значимых связей между ними. То есть, стратегии наблюдателей не связан: точностью их оценки эмоционального состояния персонажа.

Связи стратегий с когнитивными характеристиками наблюдателя |

Были вычислены коэффициенты корреляции между частотой использован стратегий и когнитивными стилями, общим интеллектом, эмоциональш интеллектом. Результаты представлены в таблице 3.

Таблица 3. Связи между стратегиями и когнитивными характеристика! наблюдателен

Переменные Целостная стратегия Аналитическая стратегия

Интеллект 0,253*

Поленезависимость (показатель: время нахождения простой фигуры) -0,376**

Эмоциональный интеллект: управление эмоциями других людей -0,269*

Эмоциональный интеллект: управление эмоциями -0,327**

Примечание: * - р < 0,05, ** - р < 0,01

Таблица показывает, что получены значимые отрицательные корреляции меж целостной стратегией и способностью управлять эмоциями, в частности, эмоция: других людей. То есть, люди с высоко развитой способностью управлять эмоция] в меньшей степени используют целостную стратегию для распознавания эмоц других людей.

Частота использования аналитической стратегии положительно коррелирует с гллектом наблюдателя и отрицательно - с полезависимостью. То есть, высоко зллектуальные, как и поленезависимые, наблюдатели при оценке ционального состояния персонажа обращали внимание на его экспрессивные явления и ситуацию, в которой разворачивалось его поведение.

Результаты немногочисленных исследований показывают, что стратегии юзнавания эмоций, операционализируются ли они как совокупность приемов [соева, 2005) или как способы выполнения задания на распознавание эмоций рабанщиков, Самойленко (ред.), 2007; Малкова, 1981), поддаются выявлению на ном стимульном материале (изображения экспрессии лица, фрагменты фильмов), жеденное исследование позволяет констатировать факт выявления шрическим путем двух когнитивных стратегий, которые наблюдатели гользовали для распознавания эмоциональных состояний персонажей в сюжетах, вставляющих естественные ситуации.

Отсутствие связей обеих стратегий с точностью распознавания эмоциональных :тояний свидетельствует о том, что использование той или другой стратегии не гает оценку эмоций другого человека более точной. Таким образом, гипотеза о ¡личной эффективности стратегий не подтвердилась. В то же время показано, что дествует связь между отдельными приемами распознавания эмоций и точностью енивания.

Полученные значимые корреляции между выраженностью стратегий и гнитивными характеристиками наблюдателей показывают, что каждая из ратегий образует связи с разными конструктами. Выраженность аналитической 'ратегии положительно коррелирует с интеллектом наблюдателя, шезаневисимостью. Использование целостной стратегии отрицательно связано со особпостыо управлять эмоциями (как своими, так и других людей). То есть, потеза о наличии индивидуальных различий в использовании наблюдателями с [ределенными когнитивными характеристиками той или иной стратегии щтвердилась.

3). Анализ оценок эмоциональных состояний по шкалам эмоций

Факторный анализ оценок наблюдателей по 17-ти категориям эмоций во всех У/кетах показал, что структура данных наилучшим образом может быть описана •емя факторами (метод главных компонент, вращение факторов - по методу римакс; показатель КМО составил 0,78). В совокупности полученные факторы »ъясняют 64 % дисперсии; собственные значения факторов больше единицы. В 1терпретацию фактора включались переменные с факторными нагрузками выше 5. Из обработки были исключены испытуемые, просмотревшие не все сюжеты, в зультате чего число наблюдателей составило 57 человек.

В первый фактор вошли следующие категории эмоций: гнев, презрение, стыд, вращение, недовольство, страдание, вина.

Второй фактор составили: тревога, интерес, возбуждение, напряжение.

Третий фактор образовали следующие категории эмоций: удовольствие, сслабленность, радость, спокойствие

В данном случае испытуемые оценивали эмоции других людей, поэтому факт швления трех групп (факторов) эмоциональных состояний можно ггерпретировать как выявление разных типов чувствительности наблюдателей к

эмоциональному содержанию стимулов. Исходя из категорий, образовав факторы, первый фактор получил название «Сензитивность к отрицатель валентности», второй - «Сензитивность к высокой активации», трети} «Сензитивность к положительной валентности».

Важно, что полученные типы чувствительности не являются разш полюсами одного континуума, а отдельными измерениями, один полюс кото; отражает высокую степень выраженности типа, другой - низкую. Напри-высокие значения по фактору сензитивности к положительной валентнс означают, что наблюдатели, делая вывод об эмоциях других, склонны «видеть» г состояниях в первую очередь эмоции, входящие в данный фактор (радо удовольствие и пр.), то есть интерпретировать состояния в терминах катего положительной валентности. Низкие значения фактора, наоборот, говорят о ма степени задействования данных категорий в распознавании эмоций.

После того, как были определены категории, относящиеся к трем фактор для каждого наблюдателя вычислялись значения каждого фактора. Сумми оценки по категориям эмоций, входящим в фактор, получены три но! переменные.

Для ответа на вопрос о том, связаны ли полученные типы сензитивност! показателями точности оценивания, стратегиями распознавания эмоций когнитивными характеристиками наблюдателей, подсчитаны коэффициен корреляции. Результаты представлены в таблице 4.

Таблица 4. Корреляции между типами сензитивности и когнитивны характеристиками наблюдателен

Сензитивность к отрицательной валентности Сензитивность к высокой активации Сензитивность к положительной валентности

Интеллект 0,318*

Поленезависимость (время нахождения фигуры) -0,350**

МЭИ: управление эмоциями других людей 0,263*

МЭИ 0,263*

Точность («К») 0,348** 0,413**

Точность («Р») -0,384**

Целостная стратегия 0,490** 0,292* 0,289*

Примечание: * - р < 0,05, ** - р < 0,01

Три полученных фактора, интерпретируемые как типы эмоциональн сензитивности, частично соответствуют отмечаемым в литературе основт измерениям эмоций - измерению валентности и измерению активации (наприм< 18

:el, 2003). В данном случае валентность оказалась представленной двумя льными факторами, не коррелирующими друг с другом. В контексте дискуссии личии - отсутствии связи между положительными и отрицательными эмоциями ример: Горбатков, 2001; Schímmack, 2005) этот результат можно трактовать в >зу подтверждения положения об их независимости.

Третий фактор образован состояниями с высокой активацией и разной :нтностью и представляет собой только один полюс традиционного измерения шации (состояния с низкой активацией не внесли весомого вклада в этот фактор, как их факторных нагрузки близки к нулю). Это означает, что состояния героев сетов наблюдатели оценивали с точки зрения выраженности в них тревоги, ереса, возбуждения и напряжения. Получены статистически достоверные связи типов сензитивности, в частности, точностью оценивания эмоциональных состояний: с чувствительностью к ожительным и высоко активационным состояниям точность состоит в прямой лсимости, а с чувствительностью к негативным - в обратной. Этот результат тично согласуется с единичными данными о роли подобной чувствительности в познавании эмоций по экспрессии (Feldman, Niedenthai, 2004). В работе :азано, что испытуемые с высоким значением чувствительности к валентности 1ьше обнаруживают появление экспрессии эмоций отрицательной валентности, не демонстрируют такого эффекта в случае восприятия признаков рожительной валентности. Фактически, этот результат можно интерпретировать к связь этой переменной с точностью распознавания негативных эмоций.

Половые различия в точности оценивания эмоций

В качестве дополнительного результата, выходящего за рамки основных ставленных в работе вопросов, анализировались половые различия в точности опознавания эмоциональных состояния (критерий Манна-Уитни). Результаты едставлены в таблице 5.

Таблица 5. Точность оценки эмоциональных состояний в подгруппах женщин и жчин

Группы наблюдателей Показатель точности

«К» «Р»

'жчины (п= 23) 0,67 -14,76

нщииы (п= 41) 0,74 -14,50

1чение и уровень значимости ггерия Манна-Уитни U = 285,00, р = 0,009 U = 466,00, р = 0,938

Обнаружено статистически достоверное преимущество женщин в точности гнки эмоциональных состояний персонажей по показателю «К» во всех сюжетах, есть, профили оценок женщин оказались более близки к экспертным оценкам, л профили оценок мужчин. Данные о большей успешности женщин в понимании эций других людей неоднократно демонстрировались в исследованиях (Hall, itsumoto, 2004), и также были получены в данной работе.

Обработка данных методом обратного множественного регрессионного анализа зволила выделить среди исследуемых когнитивных характеристик наблюдателя

несколько статистически достоверных предикторов точности оценив; Шйционального состояния (показатель «К»). Отдельно была проведена регр« фактора пола наблюдателя на точность оценивания эмоций (показатель « Результаты представлены н таблице 6.

Таблица 6, Значимые предикторы точности оценки люшюиялышп) состоя (метол обратной множестве ни о К регрессии; простая линейная регрессия)

Независимые переменные Значения бега-коэ^фиииснгов Р Коэффициент 1 детерминации (R ;

Севдитивность к отрицательной -0,465 0,00! j

валентности J

СснЗИТИВНОСТЕ. к высокой активации 0,485 0,00 i , 0,3 76 1

Сензитивность к положительной валентности 0,345 0,004

11ол наблюдателя -0,338 0,006 0,114

Из таблицы видно, что еензитивность к отрицательной валентно« отрицательно связана с точностью распознавания эмоциональных состояний, в ирсмя как сешитивноеть к высокой активации и к положительной валентнос'п положительно. Знак бета-коэффициента фактора пола наблюдателя показывает, I мужчины менее успешны в распознавании эмоций, чем женщины. Количестве!,"^ соотношение значимых предикторов точности оценки эмоциональных состоян показано на рис. 1.

Рис. 1. Процентное соотношение детерминаций точности оценивай эмоциональных состояний когнитивными характеристиками и полом наблюдателя

П L :J ЁгШ!ОД15гтЩ1Ч

неооънснсиигит к дисперсия

сенэ кттквноегь

Обобщение полученных результатов позволяет заключить, что общая гипоте,; исследования подтвердилась. выли получены эмпирические данные, к ас аю щи с: двух изначально предполагаемых аспектов распознаеании эмбционалыг состояний - результативного (точность оценивания эмоций) и процессуальна, (стратегии распознавания эмоций). Обнаруженные записи мости между эти:.: переменными, а также их связи с когнитивными характеристик«ми наблюдите.; |

взывают, что когнитивные факторы вносят вклад в оба аспекта распознавания шй. С помощью регрессионного анализа было показано, что типы итивности к эмоциональному содержанию стимулов объясняют 38 % дисперсии юсти распознавания эмоций, однако большая часть дисперсии не объясняется равными для исследования когнитивными характеристиками наблюдателя -:ллектом, когнитивными стилями, эмоциональным интеллектом. Несмотря на то, теоретические предпосылки давали основания ожидать наличие большего ичества связей, характерных для всех испытуемых при оценке всех сюжетов, ш связь была получена только одна (с полезависимостью). Поэтому можно статировать, что связи когнитивных характеристик наблюдателя с точностью познавания эмоциональных состояний носят парциальный характер и в чительной степени зависят от ситуации распознавания.

Не удалось исследовать связи успешности распознавания эмоций с дставлениями об эмоциях, так как ответы испытуемых на сформулированные ерждения, касающиеся представлений, не сформировали интерпретируемую сторную структуру.

В исследовании показано, что точность распознавания эмоциональных :тояний варьирует в зависимости от ряда характеристик сюжетов, предъявляемых 5людателю: при анализе сюжетов по уровню сложности выявлена связь между шостью распознавания и когнитивным стилем ригидный-гибкий познавательный гтроль; наличие в сюжете вербальной информации повышает точность дознавания эмоции персонажа.

¡ Таким образом, по результатам проведенного исследования выделяются две уппы факторов, определяющих особенности распознавания эмоциональных стояний: индивидуально-психологические характеристики наблюдателя и обенности стимульного материала, который предъявляется испытуемому для спознавания эмоций. Среди характеристик наблюдателя различаются когнитивные (например, пол, личностные черты, профессия) и когнитивные, торые находились в центре внимания в данной работе. Взаимодействие этих исгоров привело к появлению связей между когнитивными характеристиками и чностью распознавания эмоций в одних сюжетах и отсутствию таких связей в угих.

Полученные результаты представлены графически в виде структурной модели спознавания эмоциональных состояний (Рис. 2). В модель включены следующие оки:

1) Два аспекта распознавания эмоций: результативный (точность) и оцессуальный (стратегии распознавания эмоций).

2) Две группы факторов, определяющие различные аспекты распознавания ониональных состояний: особенности информации, доступной для вывода об ;оциях, и когнитивные характеристики наблюдателя.

В модели представлены как факторы, анализируемые в данном исследовании Зозначены красным цветом), так и наиболее важные факторы, изучавшиеся в угих работах (обозначены желтым цветом) (Барабанщиков, Самойленко (ред.), 07; Лабунская, 1999; Малкова, 1981; Carney, Colvin, Hall, 2004; Mayer, Salovey, iruso, 2004). В настоящем исследовании выделены следующие особенности [формации, доступной для вывода об эмоциях: уровень сложности сюжета для спознавания в нем эмоций персонажа; наличие / отсутствие вербальной

информации в сюжете. Когнитивные характеристики наблюдателя - оби интеллект, эмоциональный интеллект, когнитивные стили, типы сензитивност валентности и активации эмоционального содержания стимульного материала.

Рис. 2. Структурная модель распознавания эмоций

Обозначения:

О - аспекты распознавания эмоций;

□ - факторы, определяющие аспекты распознавания эмоций;

□ - переменные данного исследования;

□ - переменные, анализируемые в других работах;

—• - связи между переменными, полученные в исследовании; —► - связи между переменными, полученные в других работах.

Распознавание эмоций - сложный процесс переработки информации, который щает высокой специфичностью и не сводится к базовым когнитивным {ессам (что подтверждается отсутствием связи с интеллектом). Результат юзнавания достигается за счет привлечения стилевых когнитивных >енностей наблюдателя, которые проявляются или не проявляются в симости от условий, а также от особенностей использования им когнитивных [тегий распознавания эмоций. В исследовании выявлены и охарактеризованы две штивные стратегии, которые наблюдатели использовали для распознавания циональных состояний персонажа.

Результаты дают основания предполагать, что не существует единого версального когнитивного механизма, лежащего в основании распознавания ций. По-видимому, целесообразно исследование локальных механизмов, еделяющих процесс распознавания эмоций людьми с определенными нитивными характеристиками в конкретных условиях.

В заключении работы сформулированы следующие выводы:

1. В распознавании эмоциональных состояний эмпирически выделяются два екта - результативный (точность) и процессуальный (стратегии).

2. Оба аспекта распознавания эмоций образуют связи с когнитивными )актеристиками наблюдателя.

3. Результат распознавания эмоций зависит от материала, который рользуется для распознавания.

4. Эмоциональные состояния другого человека оцениваются с точки зрения 1ентности и уровня активации.

5. Женщины более точны в распознавании эмоциональных состояний, чем жчины.

Содержание диссертационной работы отражено в следующих публикациях гора.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

Овсянникова В.В. Когнитивные стратегии распознавания эмоциональных стояний // Сибирский психологический журнал № 25, 2007. С. 40-46 Работы, опубликованные в других научных изданиях:

Овсянникова В.В., Серкин В.П. Исследование переживания десинхроноза, званного авиационным перелетом со сменой часовых поясов // Ученые записки })едры психологии Северного междунар. ун-та. Вып. 4. / Под ред. В.П. Серкина. 1гадан: Кордис, 2003. С. 67-75

Овсянникова В.В., Люсин Д.В. Когнитивные характеристики, связанные с эеработкой эмоциональной информации // Культурно-исторический подход и :ледование процессов социализации: Материалы 5 чтений памяти Л.С. [готского. М., 2005. С. 279-292

Овсянникова В.В. Когнитивная сложность как стилевая характеристика и ее 13и с пониманием эмоций // Записки Филиала РГГУ в г. Великий Новгород / Под I. Е.М. Краснопевцев. В. Новгород, 2006. С. 104-112

Люсин Д.В., Овсянникова В.В. Стилевые аспекты идентификации оциональных состояний // Понимание в коммуникации. 2007. Язык. Человек.

Концепция. Текст. Тезисы докладов Международной научной конференции. НИВЦМГУ, 2007. С. 71-73

5. Овсянникова В.В. Стилевые аспекты распознавания эмоций // Ученые заш кафедры психологии. Вып. 6 / Под ред. В.П. Серкина. Магадан: Изд-во Сев междунар. ун-та, 2007. С. 71-79

6. Овсянникова В.В. Переработка эмоциональной информации: когнитивные ci и стратегии // Вестник Новосиб. Гос. Ун-та, серия «Психология». Т. 1. Вып. 1. 2007. С. 138-142

Заказ № 126/08/07 Подписано в печать 30.08.2007 Тираж 100 экз. Усл. п.л. 1,5

ООО "Цифровичок", тел. (495) 797-75-76; (495) 778-22-20 www.cfr.ru; е-таИ:ггф@ф,.ги

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Овсянникова, Виктория Владимировна, 2007 год

Введение.

Глава 1. Распознавание эмоциональных состояний как объект психологического исследования.

1.1. Основные теоретические подходы к исследованию распознавания эмоций.

1.2. Признаки, по которым можно распознать эмоциональное состояние человека.

1.2.1. Распознавание эмоций по выражению лица

1.2.2. Роль «нелицевых» экспрессивных признаков в распознавании эмоций.

1.2.3. Ситуационный контекст как источник информации об эмоциях.

1.3. Методические проблемы, связанные с исследованием распознавания эмоциональных состояний.

Глава 2. Индивидуально-психологические различия в распознавании эмоциональных состояний.

2.1. Некогнитивные характеристики наблюдателя, определяющие индивидуальные

1 различия в распознавании эмоций.

2.2. Когнитивные характеристики наблюдателя, определяющие индивидуальные различия в распознавании эмоций.

2.2.1. Эмоциональный интеллект.

2.2.2. Когнитивные стили.

2.2.3. «Нестилевые» когнитивные характеристики наблюдателя, связанные с индивидуальными различиями в распознавании эмоций.

Глава 3. Эмпирическое исследование роли когнитивных характеристик наблюдателя в распознавании эмоциональных состояний других людей.

3.1. Общая характеристика эмпирического исследования.

3.2. Методика.

3.3. Результаты.

3.4. Обсуждение результатов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Роль когнитивных факторов в распознавании эмоциональных состояний"

Актуальность темы. Эмоциональные явления - давний предмет философских изысканий и неиссякающая тема психологических исследований. Значительная часть работ касается проблемы распознавания эмоциональных состояний, которая на настоящий момент выступает полем для дискуссий в обсуждении как фундаментальных вопросов психологии эмоций, так и методических аспектов организации эмпирических исследований. Отдельные вопросы, связанные с распознаванием эмоций, получают разработку в других областях психологического знания, в частности, в социальной, дифференциальной психологии, психологии развития.

Ключевой вопрос настоящего исследования заключается в том, каким образом люди распознают эмоциональные состояния других людей, и какие характеристики познавательной сферы определяют содержание и эффективность этих оценок.

На сегодняшний день изучение распознавания эмоциональных состояний направляется, как минимум, тремя современными тенденциями, обобщающими полученные ранее эмпирические факты.

Первая тенденция заключается в констатации рядом авторов слабости и недостаточности идущей от Дарвина парадигмы в изучении распознавания эмоций для объяснения эмпирически полученных данных (Russell, Bachorowski, Fernandez-Dols, 2003). В рамках предлагаемого подхода пересматриваются функции экспрессии, которая традиционно считается наиболее информативным признаком эмоций. Представление об экспрессии как о средстве выражения вовне внутреннего состояния (Изард, 1980; Ekman, 1979) противопоставляется идее об отсутствии однозначной связи между эмоцией и экспрессией (Russel, 1994). Следовательно, процесс распознавания эмоций понимается не как непосредственный и мгновенный, подобный рефлекторному декодированию сообщения (Ekman, 1997), но как более сложный, поэтапный, основанный на интерпретации реципиентом всей доступной ему информации.

Первостепенность роли экспрессии в распознавании эмоций и ее социальная значимость подчеркиваются в отечественных исследованиях, которые руководствуются тезисом о том, что «. выражение и воздействие взаимосвязаны и взаимообусловлены» (Рубинштейн, 2001, с. 567). В контексте проблематики межличностного познания разработаны глубокие идеи и проведены многочисленные исследования, раскрывающие особенности формирования первого впечатления; роль эталонов в социальном восприятии; интерпретации экспрессии лица; социально-психологические факторы, детерминирующие эти процессы (Абульханова, 2002; Андреева, 1998; Барабанщиков, 2003; Бодалев, 1982; Бодалев, Васина, 2005; Лабунская, 1999; Шкуратова, 1994).

Вторая тенденция является современной реализацией исторически сложившегося представления о том, что люди способны понимать эмоциональные состояния с разной степенью успешности. Изучение индивидуальных различий в способностях понимания, описания и контроля эмоций получило интенсивное развитие в начале 90-х гг. в связи с появлением конструкта эмоционального интеллекта (Бабаева с соавт., 1999; Mayer, Salovey, Caruso, 2004). В качестве факторов, выступающих источниками этих различий, исследуются тендерные, профессиональные, личностные характеристики. В теоретическом поиске возможных детерминант способностей в распознавании эмоциональных состояний значительная роль отводится когнитивным характеристикам, которые, однако, практически не исследованы в эмпирическом ключе (Роберте с соавт., 2004).

Третья тенденция современных исследований в области распознавания эмоций связана с отмечаемой исследователями необходимостью повышения экологической валидности экспериментов (Russell, Bachorowski, Fernandez-Dols, 2003). Типичная экспериментальная ситуация распознавания эмоционального состояния значительно упрощена по сравнению с реальной, так как в ней ограничено количество источников информации об эмоциях.

В настоящей работе материалом для оценивания выступают естественные эмоциональные состояния, что обеспечивает более высокую экологическую валидность процедуры. Такой подход к организации эмпирического исследования мало представлен среди многочисленных работ, в которых для распознавания эмоций используются отдельные признаки (например, экспрессия лица) (Russel, 1996). Проводимый в исследовании анализ связей когнитивных характеристик стороннего наблюдателя (в частности, интеллекта, когнитивных стилей, эмоционального интеллекта) с особенностями распознавания им эмоций восполняет пробел в понимании роли когнитивных факторов в этом процессе.

Объект исследования: распознавание эмоционального состояния другого человека.

Предмет исследования: когнитивные характеристики, связанные с распознаванием эмоционального состояния другого человека.

Целью диссертационной работы является выявление и исследование взаимосвязей между особенностями распознавания наблюдателем эмоциональных состояний и его когнитивными характеристиками.

Для достижения цели были сформулированы следующие задачи:

1. Провести анализ современного состояния и тенденций развития исследований распознавания эмоциональных состояний и факторов, определяющих индивидуально-психологические различия в этой области.

2. На основании данных научной литературы и теоретического анализа определить когнитивные характеристики, предположительно связанные с распознаванием эмоциональных состояний, а также выбрать или разработать методики для их измерения.

3. Разработать экспериментальную методику для получения оценок наблюдателем эмоциональных состояний другого человека.

4. По результатам эмпирического исследования разработать структурную модель распознавания эмоциональных состояний.

Методологической основой работы является работы является системный подход (Б.Ф. Ломов, А.А. Митькин, Д.Н. Завалишина, В.А. Барабанщиков), социально-конструктивистский подход к описанию организации эмоциональной сферы (Дж. Рассел).

Общая гипотеза исследования. В распознавании эмоциональных состояний другого человека выделяются два аспекта - результативный и процессуальный, которые образуют связи с когнитивными характеристиками наблюдателя.

Методы и методики исследования. По схеме организации исследование является корреляционным, включает ряд методов статистической обработки данных (корреляционный анализ, факторный анализ, дисперсионный анализ, регрессионный анализ). Обработка результатов выполнена при помощи статистического пакета SPSS и приложения MS Excel.

В работе использовались как традиционные, так и авторские методики, позволяющие получить: а) оценки наблюдателем эмоциональных состояний других людей; б) когнитивные характеристики наблюдателя (когнитивные стили, общий интеллект, эмоциональный интеллект, стратегии распознавания эмоциональных состояний, представления об эмоциях).

Положения, выносимые на защиту.

1. В распознавании эмоциональных состояний выделяются два аспекта -результативный и процессуальный. Результативный аспект проявляется в точности распознавания эмоциональных состояний другого человека; процессуальный аспект представлен стратегиями распознавания эмоций.

2. Существуют индивидуально-психологические различия в результативном и процессуальном аспектах распознавания эмоциональных состояний. По отношению к результативному компоненту они проявляются в степени эффективности распознавания эмоций. Специфику индивидуальных различий в процессуальном компоненте образует содержание когнитивных стратегий распознавания эмоций.

3. С индивидуально-психологическими различиями в распознавании эмоциональных состояний связаны две группы факторов:

1) индивидуальные особенности организации когнитивной сферы наблюдателя;

2) особенности информации, доступной для распознавания эмоциональных состояний.

Научная новизна исследования заключается в расширении представлений о распознавании эмоциональных состояний - выявлении не только конечных результатов распознавания, но и когнитивных переменных, которые определяют характер выносимой человеком оценки. Новизну эмпирического плана работы составляет разработка оригинальной экспериментальной методики, позволяющей получить оценку наблюдателя естественных эмоциональных состояний другого человека.

Теоретическое значение работы состоит в анализе роли когнитивных характеристик в распознавании эмоциональных состояний, что обогащает теоретические основы исследований индивидуально-психологических различий в этой области. Обращение к процессуальному аспекту распознавания эмоциональных состояний является предпосылкой для изучения лежащих в основании механизмов. На основании обобщения результатов исследований распознавания эмоциональных состояний и эмпирического анализа связей когнитивных характеристик человека с особенностями распознавания им эмоций выделены два аспекта распознавания, по-разному проявляющиеся в зависимости от организации когнитивной сферы и ситуации распознавания.

Практическая значимость полученных результатов заключается в возможности их использования для разработки рекомендаций по повышению эффективности оценивания эмоциональных состояний других людей, предназначенных для широкого круга специалистов (социальных работников, актеров, педагогов, психологов и др.). Результаты также могут быть использованы при разработке внешнего вида интерфейсов для он-лайн взаимодействия (например, при дистанционном обучении) с целью повышения сходства представленных в них изображений эмоций с естественными.

Достоверность и обоснованность результатов исследования достигается за счет проведения содержательного анализа работ по теме диссертации, адекватности методов эмпирического исследования, использования современных методов статистической обработки данных.

Апробация результатов исследования проводилась на международных конференциях: «Культурно-исторический подход и исследование процессов социализации: 5 чтения памяти J1.C. Выготского» (Москва, 2005), «Понимание в коммуникации - 2007. Язык. Человек. Концепция. Текст» (Москва, 2007), на семинаре «Теоретические проблемы психологии» Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ (2007).

Публикации. По теме диссертации опубликованы 7 работ.

Структура диссертации. Представляемая работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. Текст сопровождается таблицами и рисунками.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Выводы из экспериментов состоят в том, что есть индивидуальные различия в склонности к определенному типу информации, опора на которую порождает эмоциональные переживания; эти различия являются стойкими в широком диапазоне признаков и состояний и стабильны во времени. Отмечается, что испытуемые, которые более чувствительны к личностным признакам, реагируют на экспериментальные манипуляции экспрессивным поведением, с большей вероятностью следуют правилам, полезависимы.

В данном направлении исследований авторы не относят различия в опоре на разные типы признаков к стилевым, а говорят скорее о «чувствительности» к одному из двух типов признаков. Этот факт предпочтения одних признаков другим отражает то, каким образом, посредством каких механизмов человек выносит суждение о собственном состоянии. Эксперименты показали, что эти типы «чувствительности» являются стабильными во времени и в отношении

2 Параллель между позицией «внешнего» и «внутреннего» наблюдателя в понимании эмоций проводил еще Хекхаузен (Хекхаузен, 1986). разнообразных состояний, что делает подобную ориентацию похожей в этом отношении на стилевую характеристику.

В другом исследовании речь также идет об определенном типе «чувствительности» людей, данные о котором получены на основании их самоотчетов о своих эмоциональных состояниях. JL Фелдман Баррет и П. Ниденталь провели исследование, в котором испытуемые выполняли несколько заданий: оценивали интенсивность своих переживаний в течение месяца по набору шкал (эмоциональных категорий); оценивали сходство эмоциональных терминов; выполняли задание на восприятие эмоциональной экспрессии лица (Feldman Barrett, Niedenthal, 2004). В последнем задании стимульный материал был представлен в виде «фильма», в котором экспрессия лица постепенно изменялась от нейтрального выражения до отчетливой экспрессии радости, печали или гнева. То есть, с каждым кадром (всего было 100 кадров) увеличивалось количество информации о валентности эмоции и уменьшалось -о нейтральном выражении. В инструкции испытуемым говорилось, что им будет показан фильм, в котором лицо изначально не выражает никакой эмоции (нейтральное состояние), но выражение будет меняться. Им нужно остановить фильм на кадре, в котором они первый раз «увидят» на лице какое-либо эмоциональное состояние. Иначе говоря, заданием было обнаружить самое раннее появление признаков эмоции. На момент выполнения участником этого задания измерялось его эмоциональное состояние. Также испытуемые заполняли батарею личностных опросников (среди прочих - шкалы «Большой пятерки»).

Для объяснения полученных в этом (и более ранних исследованиях) индивидуальных различий в оценке людьми своих эмоций авторы вводят специальный термин - «фокус валентности» (valence focus) (Feldman Barrett, 1998). Фокус валентности определяется как степень, с которой испытуемые делают акцент на ощущении удовольствия или неудовольствия в своих вербальных самоотчетах о переживаемых эмоциях. Человек, имеющий высокий показатель фокуса валентности, использует эмоциональные термины в первую очередь для того, чтобы выразить удовольствие - неудовольствие, в то время как человек с низким показателем фокуса валентности - чтобы сообщить другие аспекты переживания. Например, слово «уставший» в рамках дименсиональной модели характеризуется как неприятное состояние с низким значением по шкале возбуждения. Оно может быть использовано, чтобы сообщить о сонливости (подчеркивается низкое возбуждение), раздраженности и несчастности (подчеркивается неудовольствие), или утомленности (подчеркивается одновременно низкое возбуждение и неудовольствие).

В приведенном выше исследовании проверялась гипотеза о том, что фокус валентности проявляется в восприятии эмоциональной экспрессии. Полученные результаты говорят о том, что фокус валентности связан с повышенной эффективностью в перцептивной переработке аффективных стимулов. Испытуемые с высоким показателем этой переменной, по сравнению с участниками с низким показателем, раньше обнаруживали появление эмоциональной экспрессии гнева и печали в выражении лица, то есть демонстрировали большую сензитивность к отрицательной валентности. При этом фокус валентности оказался не связанным с более ранним обнаружением экспрессии радости. Этот эффект не был объяснен текущим аффективным состоянием или другими личностными характеристиками.

Авторы объясняют эти данные тем, что большая сензитивность к признакам отрицательной валентности приводит к большей интенсивности и частоте переживания негативных эмоций, которые, в свою очередь, обуславливают выбор людьми определенных эмоциональных слов для сообщения о своих чувствах (т.е. акцентирующих валентность состояния).

Подчеркивается, что эти связи нельзя демонстрировать напрямую, так как нет способа напрямую измерить то, что человек «на самом деле» чувствует, и сравнить это с его самоотчетом. В таком случае, следует исключить альтернативные объяснения наблюдаемых паттернов поведения. В данном исследовании показано, что перцептивная сензитивность к выражениям эмоций на лице не зависит от ряда личностных характеристик и текущего настроения.

Нужно отметить, что авторы выдвигают гипотезу о том, что подобная дифференциация признаков эмоций проявляется и при вынесении суждения об эмоциональном состоянии другого человека. Они предполагают, что те испытуемые, которые раньше воспринимают появление экспрессивных признаков в лабораторных условиях, могут иметь более разнообразные аффективные переживания в повседневной жизни, а также воспринимать выражения лиц других людей с большей частотой и разнообразием.

Есть исследования, в которых метод самоотчета об индивидуальных способах работы со стимульным материалом (включающим эмоциональное содержание) используется для изучения распознавания эмоций других людей.

В диссертационной работе Т.Н. Малковой испытуемым предъявлялись фотографии экспрессии базовых эмоций из набора П. Экмана и комбинаций эмоций, а также несколько графических схем-эталонов мимических выражений. Испытуемый должен был выбрать схему, соответствующую выражению лица на предъявленной фотографии. Помимо других существенных результатов, касающихся эффективности оценки экспрессии эмоций разной модальности и роли отдельных зон лица в восприятии выражения, были получены данные об индивидуальных различиях в подходах к выбору схемы. В устной беседе после эксперимента испытуемый отвечал на два вопроса: понял ли он принцип организации групп схем; каким образом он выполнял задание - на основе общего впечатления от фотографии и схемы или анализировал и сопоставлял отдельные экспрессивные признаки. В результате по способу подбора схем выделено две группы испытуемых: «синтетики» и «аналитики». «Синтетики» не выделяли отдельные части лица и воспринимали экспрессию как целостность, а также не смогли понять принцип предъявления схем. «Аналитики», наоборот, отметили признак группировки схем и при подборе схемы ориентировались на отдельные экспрессивные признаки. При этом между группами не было различий по способу оценки фотографии и схемы - по памяти / путем непосредственного сличения. Синтетики составили значительное численное преимущество по сравнению с аналитиками - 81% и 19%, соответственно. Этим подтверждается представление о том, что экспрессия лица воспринимается как система мимических проявлений, элементы которой взаимосвязаны. Поэтому изменение какого-либо элемента может привести к изменению оценки целостного выражения (Малкова, 1981).

В другом исследовании предпринята попытка выявить когнитивные стратегии, используемые людьми при распознавании эмоций других людей, а также связи этих стратегий с точностью оценки эмоционального состояния

Сысоева, 2005). В данном случае стратегии - это приемы или способы переработки информации, которые могут использоваться субъектом для вывода о переживаниях наблюдаемого человека. Испытуемые смотрели несколько видеосюжетов и отмечали те приемы, которые они, на их взгляд, использовали для оценки эмоций персонажа в каждом сюжете. Факторный анализ исходного списка стратегий показал наличие четырех факторов, которые были интерпретированы как стратегии более высокого порядка. Это стратегии ориентации на экспрессию, ориентации на ситуацию, идентификации с наблюдателем и стратегия интуитивной оценки. Каждая состоит из более частных стратегий (например, ориентация на экспрессию включает ориентации на лицо, на жесты, на высказывания и пр.). Показано, что стратегии различаются по эффективности: с точностью оценки эмоционального состояния оказалась связана стратегия ориентации на экспрессию. Важным является то, что в данной работе процесс распознавания эмоций исследуется в условиях, приближенных к естественным ситуациям взаимодействий людей.

Нужно отметить, что в литературе есть некоторая путаница в использовании понятий «стиль» и «стратегия»: зачастую их используют как синонимы, иногда-предлагают различать (Messick, 1994). В ряде исследований изучали, как соотносятся отдельные когнитивные стили и стратегии. В частности, на материале перцептивных и сенсомоторных заданий получены данные об использования разных стратегий людьми, находящимися на разных полюсах некоторых стилей. Например, поленезависимые и полезависимые при научении зрительному различению используют разные стратегии. Стратегии поленезависимых более активны, рациональны и поэтому более эффективны. Когда, согласно инструкции, полезависимые используют стратегии поленезависимых, то эти стратегии используются непродуктивно. В диагностике импульсивного-рефлективного стиля у разных групп индивидов наблюдаются различные стратегии зрительного сканирования при выполнении ими теста Дж. Кагана. В частности, рефлективные перебирают все альтернативы, имеют большее количество фиксаций на стимуле, их поиск более продолжителен по сравнению с поиском импульсивных, который менее систематичен и более неточен (Кочетков, Скотникова, 1993; Холодная, 2002). Таким образом, стратегии оказывают влияние на результативность решения конкретной задачи, причем это влияние различно: одни стратегии являются более эффективными, чем другие.

На наш взгляд, в отличие от стратегий, стили - более обобщенное (по сфере влияния на поведение) и более устойчивое (по степени подверженности изменениям) образование. Стратегии используются для организации деятельности в конкретной ситуации и в большей степени обусловлены ее содержанием, а также требованиями задачи; в разных ситуациях могут быть использованы разные стратегии. Стили спонтанно проявляются в широком диапазоне ситуаций и в большей степени обусловлены устойчивыми индивидуально-психологическими характеристиками, чем особенностями наличной ситуации. Еще одно основание для различения - возможность осознавания. Человек может осознавать стратегии (по крайней мере, часть стратегий), и поэтому его можно обучить использовать ту или иную стратегию в определенной ситуации. Стратегии формируются с опытом человека, зависят от его индивидуальных характеристик. Стили же практически не поддаются осознанию.

Подводя итог обзору, можно отметить, что исследователи настойчиво говорят о повышении экологической валидности исследований за счет усложнения традиционной схемы процедуры распознавания эмоциональных состояний. Среди факторов, оказывающих влияние на распознавание эмоций, наибольшую эмпирическую разработку получили культурные, тендерные и профессиональные характеристики людей. Обзор источников по данной проблематике обнаруживает интерес авторов, работающих в разных теоретических направлениях, к когнитивным механизмам, лежащим в основании индивидуальных различий в понимании и описании людьми собственных переживаний и эмоций других. В анализе конструктов, на которых предположительно основывается способность к распознаванию эмоций, исследователи отводят значительную роль когнитивным характеристикам (эмоциональные знания и навыки, особенности переработки информации) (Роберте с соавт., 2004). Однако данная группа факторов практически не исследована в эмпирическом ключе.

Говоря о перспективах будущих исследований, Д. Кэрролл и Д. Рассел отмечают: «Настало время обратиться к другим исследовательским схемам. Мы особенно нуждаемся в схемах с большей экологической валидностью. Нам очень нужна информация о тех динамических выражениях лица, которые действительно существуют в повседневной жизни, о тех ситуациях, в которых они происходят, и тех способах, которыми наблюдатели спонтанно интерпретируют подобную информацию» (Carroll, Russell, 1996, с. 216).

Наряду с необходимостью модификации процедуры распознавания, анализ характерных для разных групп людей способов и стилей обращения с эмоционально окрашенной информацией может привести к интересным фактам. С целью выяснения роли когнитивных характеристик человека в распознавании эмоций проведено данное эмпирическое исследование.

Глава 3. Эмпирическое исследование роли когнитивных характеристик наблюдателя в распознавании эмоциональных состояний других людей

3.1. Общая характеристика эмпирического исследования

Работа посвящена изучению нескольких аспектов распознавания наблюдателем эмоционального состояния другого человека по фрагменту его поведения в естественной ситуации. Планирование эмпирического исследования определялось следующими принципами, сформулированными на основании обзора исследований распознавания эмоций:

1) Распознавание эмоций должно происходить в контексте естественной коммуникации: наблюдатель не просто декодирует эмоции по экспрессии, а интерпретирует всю доступную для вывода об эмоциях информацию.

2) Стремление к экологической валидности процедуры распознавания эмоций.

3) Использование для описания эмоциональных состояний не дискретных категорий, характерных для формата «вынужденного ответа», а континуальных шкал, предполагающих разные градации оценки.

Для обозначения процесса, в результате которого человек (наблюдатель) выносит суждение об эмоциональных состояниях других людей, используется термин «распознавание». В современной литературе по эмоциональной тематике этот термин употребляется наряду с такими понятиями, как «идентификация», «опознание», «восприятие» эмоций (Барабанщиков, 2003; Лабунская, 1999; Чебыкин, 1991; Russell, Bachorowski, Fernandez-Dols, 2003).

Под эмоциональным состоянием, как правило, понимают эмоцию в широком смысле - целостную реакцию, которая включает не только субъективный компонент (переживание), но и специфические физиологические и поведенческие изменения, сопутствующие этому переживанию (Дружинин (ред.), 2003). В связи с тем, что в литературе в целом не проводится различий между этими психологическими категориями, в данной работе они используются как взаимозаменяемые, эквивалентные.

В большинстве работ по распознаванию эмоциональных состояний центральный вопрос заключается в том, чтобы определить, насколько точны суждения и выводы, которые испытуемые делают об эмоциональном содержании определенного стимульного материала (например, о какой эмоции, по мнению участника, «говорит» выражение лица на предъявляемой фотографии). Для этого авторы вычисляют разные показатели точности ответов и обсуждают подходы, которые дают основания выбрать «эталон» для определения точности.

Этот эмпирический ход реализован и в данной работе. Общая гипотеза исследования предполагает наличие связей между когнитивными характеристиками наблюдателя и двумя аспектами распознавания им эмоционального состояния другого человека. В качестве аспектов распознавания эмоций рассматриваются:

1) Точность оценки наблюдателем состояния другого человека.

Этот аспект можно обозначить как «результативный», подчеркивая его отношение к результату распознавания: наблюдатели могут оценивать эмоциональное состояние с большей или меньшей точностью. Согласно замыслу работы, проводятся статистические расчеты для анализа связей точности оценки эмоций наблюдателем с его когнитивными характеристиками.

2) Использование наблюдателем тех или иных когнитивных стратегий для распознавания эмоций другого человека.

Данный аспект определяется как «процессуальный» и подчеркивает возможность достижения одного и того же результата распознавания разными способами (например, один наблюдатель склонен обращать внимание на выражение лица других людей, а другой - на то, что они говорят). Тем самым предпринимается попытка выявить те переменные, которые определяют характер выносимой испытуемым оценки; исследуется, как люди оперируют информацией, чтобы понять состояние другого человека. В других исследовательских областях индивидуальные способы работы с информацией, приводящие к определенному результату, операционализируются в понятии «стратегия». В литературе встречаются примеры анализа стратегий ведения компьютерных игр, зрительного поиска, решения задач, понимания текста, регуляции состояний и пр. (например: Кочетков, Скотникова, 1993; Singer, Chen, 1994; Tkach, Lyubomirsky, 2006). По аналогии, в данном случае когнитивные стратегии распознавания эмоций - это способы переработки информации, которые могут быть использованы человеком для того, чтобы сделать вывод об эмоциональном состоянии другого человека. Когнитивные стратегии могут состоять из отдельных приемов, согласованно применяемых человеком для понимания эмоций других людей в конкретных ситуациях. В работе проводится анализ связей между стратегиями распознавания эмоций и когнитивными характеристиками наблюдателя, а также с точностью распознавания им эмоционального состояния.

Еще одно направление анализа данных касается индивидуальных различий в восприятии эмоционального содержания стимульного материала. В литературе отмечается, что факторный анализ данных, полученных путем самоотчета об эмоциях, и многомерное шкалирование эмоциональных категорий и оценок мимической и вокальной экспрессии эмоций, как правило, выявляют два общих измерения - валентности и активации (Russell, Feldman Barrett, 1999). Присутствуют ли эти измерения в оценках наблюдателей, когда те распознают эмоции других людей? Для ответа на вопрос о паттернах эмоциональных категорий, которые люди склонны приписывать другим в результате просмотра фрагмента их поведения, используется метод факторного анализа. Согласно общей гипотезе исследования, анализируются связи полученных факторов с точностью распознавания эмоционального состояния и когнитивными характеристиками наблюдателя.

Таким образом, в данной работе проводится эмпирическая проверка гипотез о связях характеристик когнитивной сферы наблюдателя с результативным и процессуальным аспектами распознавания им эмоционального состояния другого человека.

3.2. Методика

Эмпирическое исследование стремится ответить на следующие вопросы: 1) Насколько точной является оценка наблюдателем эмоционального состояния другого человека после просмотра фрагмента его поведения в естественной ситуации?

2) С какими когнитивными характеристиками наблюдателя связана точность выносимой им оценки эмоционального состояния?

3) Каковы когнитивные стратегии распознавания эмоций?

4) С какими когнитивными характеристиками наблюдателя связаны когнитивные стратегии распознавания эмоций?

5) Можно ли выделить стратегии, обладающие разной эффективностью?

6) Каковы типы «чувствительности» наблюдателей к эмоциональному содержанию стимульного материала?

Цель исследования состоит в выявлении и исследовании взаимосвязей между особенностями распознавания наблюдателем эмоциональных состояний и его когнитивными характеристиками.

Экспериментальные гипотезы исследования:

1. Точность распознавания эмоциональных состояний наблюдателем связана со следующими его характеристиками:

1.1. когнитивными стилями;

1.2. интеллектом;

1.3. эмоциональным интеллектом.

2. Существуют индивидуальные различия в использовании наблюдателем когнитивных стратегий распознавания эмоций, связанные с характеристиками его когнитивной сферы (интеллектом, когнитивными стилями, эмоциональным интеллектом, представлениями об эмоциях).

3. Стратегии распознавания эмоций различны по эффективности: одни в большей степени связаны с точностью распознавания эмоционального состояния, чем другие.

Методики исследования

С целью получения оценки наблюдателем эмоционального состояния другого человека, а также для измерения ряда когнитивных характеристик в исследовании использовались как традиционные, так и авторские методики.

1. Методика оценки эмоционального состояния

Испытуемому предлагалось оценить эмоциональное состояние персонажа в видеосюжете, который представлял фрагмент его поведения в естественной ситуации. Для оценки состояния предъявлялась методика, специально разработанная для целей исследования. Методика представляет собой набор из 18 названий эмоциональных состояний, которые включают: а) категории эмоций, относимые разными авторами к базовым (например, гнев, радость, удивление); б) основные измерения эмоциональной сферы (например, возбуждение, спокойствие). В инструкции испытуемому предлагается оценить эмоциональное состояние героя сюжета по этим шкалам, согласно нескольким возможным вариантам ответа - от 0 (эмоция не характеризует состояние персонажа в данном сюжете) до 5 баллов (эмоция максимально точно описывает состояние героя данного сюжета). Шкалы являются униполярными, и их список не содержит синонимов, что отмечается в литературе как важные характеристики методик для оценки эмоций (Купер, 2000). Бланк методики приведен в Приложении 1.

Сюжеты подбирались экспериментатором на основании их соответствия следующим критериям:

• В сюжете должен быть представлен фрагмент поведения человека в естественной жизненной ситуации.

• Сюжет должен указывать на то, что герой сюжета находится в состоянии, отличном от нейтрального, то есть испытывает какие-либо эмоции. При этом модальность эмоционального состояния героя сюжета не имеет значения

• В сюжете должна быть представлена информация различного характера (экспрессия, словесное сопровождение, наличие других людей, контекст и пр.).

В результате обработки большого количества сюжетов с точки зрения их формальных и содержательных характеристик, а также степени согласованности их оценок экспертами, для исследования были выбраны 8 сюжетов. Краткое описание представленных в них ситуаций приведено в Приложении 2. По продолжительности показа, полу персонажа, объему информации в сюжете и сложности сюжета для вывода об эмоциях героя сюжеты не уравнивались. Длительность видеофрагментов от 10 сек. до 60 сек.; персонажами трех сюжетов выступали женщины, пяти - мужчины; два сюжета не содержали вербальной информации, один из них включал только интонационную характеристику речи. В связи с этим оценка эмоционального состояния персонажей данных сюжетов может представлять для наблюдателя задачу разного уровня сложности - в одних сюжетах идентифицировать эмоции героя легче, чем в других. Это, с одной стороны, способствует вариативности результатов оценивания, с другой -может привести к выделению сюжетов разной сложности.

Вычисление точности оценивания эмоционального состояния. Экспертные оценки

Типичным ходом анализа данных в исследованиях распознавания эмоций является вычисление того, насколько точно наблюдатели распознавали эмоции в предъявляемых стимулах. Для этого нужно иметь «эталон», относительно которого оценки испытуемых могут быть более или менее точными. В данном исследовании в качестве такой «точки отсчета» используются экспертные оценки. Соответственно, подсчет точности заключается в определении степени близости / отдаленности оценок наблюдателей от оценок экспертов.

При выборе экспертов возникает вопрос, чьи суждения правомерно считать эталонными в области понимания эмоций других людей? В литературе к профессиям, оперирующим эмоциональными феноменами, относят актеров, психологов, представителей сферы искусства (Лабунская, 1999; Нэпп, Холл, 2006). В данном исследовании в качестве экспертов по пониманию эмоциональных состояний других людей приняли участие специалисты, чья работа непосредственно связана с анализом внутренних состояний и переживаний людей - квалифицированные практические психологи, психотерапевты.

Семь консультирующих психологов с опытом практической работы свыше 10 лет, представители разных направлений (в частности, психоаналитическое, гештальт-психология, телесно-ориентированная терапия) оценивали 13 сюжетов по тому же набору из 18-ти шкал, что и впоследствии испытуемые. Согласованность экспертных оценок подсчитывалась путем вычисления значений коэффициента согласованности а Кронбаха для каждого из сюжетов. Был получен некоторый разброс значений а - от 0,73 до 0,95. Для использования в исследовании были отобраны сюжеты со значением коэффициента согласованности больше 0,8. Исключением является сюжет № 4, значение а семи экспертов для которого составило 0,78. При этом оценки шести экспертов были достаточно высоко согласованны, в отличие от оценки одного эксперта, которая снижала общую согласованность оценок по данному сюжету. В итоге оценка этого эксперта была исключена из анализа согласованности, а показатель а вычислялся по оценкам шести экспертов и составил 0,87. Нужно отметить, что по смыслу коэффициента согласованности, даже если «отличившийся» эксперт был единственным, кто «правильно» оценил эмоции персонажа в этом сюжете, он должен быть исключен. В дальнейших расчетах используются оценки тех экспертов, которые дали более однородные, даже если предположить, что «неточные», оценки. Таким образом, было отобрано восемь сюжетов. Значения показателя согласованности экспертных оценок по всем сюжетам представлены в таблице 3.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Овсянникова, Виктория Владимировна, Москва

1. Абульханова К.А. Социальное мышление личности// Современная психология: состояние и перспективы исследований. Часть

2. Социальные представления и мышление личности. М.: Изд-во "Институт психологии РАН", 2002. 88 -103.

3. Анастази А., Урбина Психологическое тестирование. СПб.: Питер, 2007

4. Андреева Г.М. Социальная психология. М Аспект Пресс, 1998.

5. Андреева И.Н. Эмоциональный интеллект: исследования феномена Вопросы психологии. -2006. 3 78-86.

6. Андреева И.П. Взаимосвязь эмоционального интеллекта и индивидуальных проявлений самоактуализации материалы III Международной научной конференции «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы онтогенеза морального сознания и поведения» науч. ред. А.А. Сильченко.-Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2006. 128-

7. Архипкина О.С. Реконструкция субъективного семантического пространства, означивающего эмоциональные состояния Вестник МГУ. Серия

8. Психология. 1981. 2 4 0 4 6

9. Бабаева Ю.Д., Васильев И.А., Войскунский А.Е., Тихомиров O.K. Эмоции и проблемы классификации видов мышления Вестн. Моск. Ун-та. Сер.

10. Психология. 1999.№3. 4 2 5 5

11. Барабанщиков В.А. Принцип системности в психологии Психология. Журнал Высшей щколы экономики. 2004. 3. 3 18.

12. Барабанщиков В.А. Системная организация и развитие психики Психологический журнал. 2003, том 24. J a 1. 29-46. V

13. Барабанщиков В.А. Восприятие и событие. СПб.: Алетейя, 2002.

14. Барабанщиков В.А., Малкова Т.П. Зависимость точности идентификации экспрессии лица от локализации мимических проявлений Вопросы психологии. 1988. 5 131-140.

15. Барабанщиков В.А., Самойленко Е.С. (ред.). Общение и познание. М.: Издво «Институт психологии РАП», 2007

16. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М, 1982.

17. Бодалев А.А. Психология общения. М.: Изд-во Института практич. психологии; Воронеж: НПО МОДЭК, 1996.

18. Бодалев А.А., Васина Н.В. (ред.) Познание человека человеком (возрастной, геидерный, этнический и профессиональный аспекты). СПб.: Речь, 2005. 131

19. Вундт В. Психология душевных волнений Психология эмоций. Тексты Под ред. В.К Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. 47 63.

20. Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. М.: Педагогика, 1983. Т. 5.

21. Гаврилова Т.П. Понятие эмнатии в психологии. (Исторический обзор и современное состояние проблемы) Вопросы психологии. 1975. J 9 2. N

22. Горбатков зависимость А.А. Позитивные и негативные эмоции: взаимосвязь и ее субъективного 61-71. развития индивида Психологический от уровня журнал.2001,т.22,№1.С.

23. Грапская Ю.В. Распознавание эмоций по выражению лица. Автореф. дис. канд. наук. Спб, 1998.

24. Гусев А. Н., Измайлов Ч. А., Михалевская М. Б. Измерение в психологии: общий психологический практикум. М., 1987.

25. Дарвин Ч. О выражении эмоций у человека и животных. СПб.: Питер, 2001.

26. Дружинин В.П. (ред.). Психология: Учебник для гуманитарных вузов.- СПб.: Питер, 2003.

27. Егорова М.С. Проблема зависимости независимости от поля и возможность ее исследования в генетике поведения Вопросы психологии. 1981,34. 161 168.

28. Есин И.Б. Специфика эмоционального слуха и эмоциональной экспрессивности речи у представителей различных профессий. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. М., 2006.

29. Изард К.Э. Психология эмоций. СПб.: Питер, 2006.

30. Изард К.Э. Эмоции человека. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980.

31. Измайлов Ч.А., Черпоризов A.M. Психофизиологические основы эмоций. М.: Московский психолого-социальный институт, 2004. 30. Ким Дж.-О., Мьюллер Ч.У., Клекка У.Р. и др. (ред.) Факторный, дискриминантный и кластерный анализ М., 1989.

32. Колга В.А. Дифференциально-психологическое исследование когнитивного стиля и обучаемости. Дис. на соиск. уч. степ. канд. психол. наук. Л.: ЛГУ, 1976.

33. Колга В.А. (ред.) Когнитивные стили: Тезисы научно практического семинара. Таллин, 1986.

34. Корнилова Т. В., Парамей Г. В. Подходы к изучению когнитивных стилей: двадцать лет спустя Вопросы психологии. 1989, 6. 140 147.

35. Кочетков В.В., Скотникова И.Г. Индивидуально-психологические проблемы принятия решения. М., Наука, 1993. 132

36. Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов н/Д: Феникс, 1999.

37. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.; Наука, 1984.

38. Люсин Д. В. Новая методика для измерения эмоционального интеллекта: опросник ЭмИн Нсиходиагностика, 2006, 4. (В печати)

39. Люсин Д. В., Марютина О.О., Степанова А.С. Структура эмоционального интеллекта и связь его компонентов с индивидуальными особенностями: эмпирический анализ Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования Под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. 29 36.

40. Люсин Д.В. Современные представления об эмоциональном интеллекте Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования Под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. М.: Изд-во «Институт психологии РАП», 2004. 29 36.

41. Малкова Т.Н. Восприятие экспрессии человеческого лица: Автореф. канд. дис. М, 1981.

42. Морозов В.П. Невербальная коммуникация в системе речевого обшения. Психофизиологические и психоакустические основы. М.: Изд-во ИПРАН, 1998.

43. Наследов А.Д. Математические методы психологического Анализ и интерпретация данных. СПб.: Речь, 2004.

44. Носкович Н. Связь точности идентификации эмоций с когнитивными стилями Дипломная работа, ИН РГГУ. М., 2005.

45. Нэпп М., Холл Д. (ред.) Невербальное обшение. Полное руководство. СПб.: исследования. прайм ЕВРОЗПАК, 2006.

46. Овсянникова В.В., Люсин Д.В. Когнитивные характеристики, связанные с переработкой эмоциональной информации Культурно-исторический подход и исследование процессов социализации: Материалы 5 чтений памяти Л. Выготского. -М.:2005.

47. Палей А.И. Модальностная структура эмоциональности и когнитивный стиль Вопросы психологии. 1982. М 1. 118-126.

48. Равен Дж.К. Продвинутые прогрессивные матрицы: Серия I, П. М.: КогитоЦентр, 2002.

49. Равен Дж.К., Курт Дж.Х., Равен Дж. Руководство к прогрессивным матрицам Равенна и словарным шкалам. Разд.

50. Обшая часть руководства. М.: Когито-Центр, 1997. 133

51. Продвинутые Прогрессивные Матрицы. М.: Когито-Центр, 1997.

52. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М Прогресс, 1979.

53. Роберте Р.Д., Мэттьюс Дж., Зайднер М., Люсин Д.В. Эмоциональный интеллект: нроблемы теории, измерения, применения на нрактике Психология. Журнал высшей школы экономики. 2004, }(i 4. 3 26.

54. Сысоева Т.А. Стратегии идентификации эмоций Дипломная работа, ИП РГГУ. М., 2005.

55. Тоом А.И. О восприятии эмоций по лицевой экспрессии ПЖ, 1981, т. 2 М 4. 150-151.

56. Трусов Н.П. Выражение эмоций на лице (по материалам работ П. Экмана) Вопросы психологии. 1982. 5. 144-147.

57. Форгас Дж. П. Чувства и мышление: влияние аффекта на социальное мышление и поведение Иностранная психология, 2001, №\4. 60 82.

58. Фресс П., Пиаже Ж. Экснериментальная психология. Выпуск 5. М.: Прогресс, 1975.

59. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. В 2 т. М.: Педагогика, 1986.

60. Холодная М.А. Когнитивные стили как проявление своеобразия индивидуального интеллекта. Киев: УМК ВО, 1990.

61. Холодная М.А. Когнитивные стили: о природе индивидуального ума. М.: ПЕР СЭ, 2002.

62. Холодная М.А. Когнитивный стиль как квадриполярное измерение Психологический журпал, 2000. Т. 21, 4. 46 56.

63. Шкуратова И.П. Когнитивный стиль и общение. Ростов-на Дону: Изд-во Ростовского педагогического университета, 1994.

64. Alansari В. The Relations Between Anxiety and Cognitive Style Measured on The Stroop Test Social Behavior and Personality. 2004. Vol. 32, 3. P. 281 291.

65. Atkinson A.P., Dittrich W.n., Gemmell A.J., Young A.W. Emotion perception from dynamic and static body expressions in point-light and fiiU-light displays Perception. 2004. 33(6). P. 7 1 7 46.

66. Brackett M.A., Mayer J.D. Convergent, Discriminant, and Incremental Validity of Competing Measures of Emotional Intelligence PSPB, Vol. 29 No. 9, September 2003. P. 1147-1158. 134

67. Burleson B.R., Caplan S.E. Cognitive complexity McCroskey J.C., Daly J.A., Martin M.M. (Eds.) Communication and Personality: Trait Perspectives. Cresskill, NJ: Hampton Press, 1998.

68. Carney D.R., Harrigan J.A. It Takes One to Know One: Inteфersonal Sensitivity Is Related to Accurate Assessments of Others Interpersonal Sensitivity Emotion. 2003. Vol. 3, No. 2. P. 194-200.

69. Carney D.R., Colvin C.R., Hall J.A. What, when, and for how long? A look at judgmental accuracy from thin slices of social behavior. Manuscript submitted for publication. 2004.

70. Carroll J.M., Russell J.A. Do Facial Expressions Signal Specific Emotions? Judging Emotion from the Face in Context Journal of Personality and Social Psychology, 1996, Vol. 70,No. 2.P. 205-218.

71. Caruso D.R., Mayer J.D., Salovey P. Relation of an Ability Measure of Emotional Intelligence to Personality Journal of Personality Assessment, 2002, 79(2). P. 306 320.

72. Davitz J.R., Davitz L.L. The communication of feelings by content-free speech Journal of Communication. 1959. Vol. 9. P. 6 13. 73. De Gelder В., Vroomen J. Bimodal emotion perception: integration across separate modalities, cross-modal perceptual grouping or perception of multimodal events? Cognition and Emotion, 2000,14 (3). P. 321 324

73. Edwards K. The face of time: Temporal cues in facial expression of emotion Psychological Science, 9,270-276.

74. Ekman P. Facial Expressions In T. Dalgleish M. Power. Handbook of Cognition and Emotion, 1999, New York: John Wiley Sons Ltd.

75. Ekman P. Should we call it expression or communication? Innovation. 1997. 10. P. 333-44.

76. Ekman P., Oster H. Facial expressions of emotion Annual Review of Psychology, 1979. 30. P. 527-554.

77. Elfenbein H.A., Ambady N. Universals and Cultural Differences in Recognizing Emotions Current Directions in Psychological Science. 2003. Vol. 12, 5.P. 159 164.

78. Elfenbein H.A., Mandal M.K., Ambady N., Harizuka S., Kumar S. Hemifacial differences in the in-group advantage in emotion recognition Cognition and Emotion, 2004, 18 (5). P. 613-629. 135

79. Feldman B.L., Niedenthal P.M. Valence Focus and the Perception of Facial Affect Emotion 2004. Vol. 4, No. 3. P. 266 274.

80. Fredrickson B.L. What good are positive emotions? Review of General Psychology, 2. P. 300-319.

81. Frijda N.H. The understanding of facial expression of emotion Acta Psychologica. 1953. 9. P. 294-362.

82. Furnham A., Moutafi J., Chamorro-Premuzic T. Personality and Intelligence: Gender, the Big Five, Self-Estimated and Psychometric Intelligence International journal of selection and assessment. Vol. 13 X» 1, 2005. P. 11 24.

83. Gardner R.W., Holzman P.S., Klein G.S., Linton H.B., Spence D.P. Cognitive control. A study of individual consistencies in cognitive behavior. Psychological Issues. Monograph 4. V.I. NY, 1959.

84. Grahe J.E., Bemieri F.J. The Importance of Nonverbal Cues in Judging Rapport Journal of Nonverbal Behavior. 1999. Vol. 23,4. P. 253-269.

85. Grigorenko E. L. Cognitive styles Encyclopedia АРА, 2001.

86. Hager J.C., Ekman P. The Inner and Outer Meanings of Facial Expressions Chapter 10. In Cacioppo J. Т., Petty R.E. (Eds.). Social Psychophysiology: A Sourcebook. New York: The Guilford Press, 1983.

87. Hall J.A., Bernieri F.J., Carney D.R. Nonverbal Behavior and Interpersonal Sensitivity Harrigan J.A., Rosenthal R., Scherer K. R. Handbook of nonverbal behavior research methods in the affective sciences. Oxford: Oxford University Press, 2004.

88. Hall J.A., Matsumoto D. Gender Differences in Judgments of Multiple Emotions from Facial Expressions Emotion, 2004, Vol. 4, No. 2. P. 201 206.

89. Hall J.A., Roter D.L., Rand C.S. Communication of affect between patient and physician Journal of Health and Social Behavior. 1981,22. P. 18 30.

90. Hietanen J.K., Leppanen J.M., Lehtonen U. Perception of Emotions in the Hand Movement Quality of Finnish Sign Language. Journal of Nonverbal Behavior, 2004, Volume 28, Number 1, P. 53 64.

91. Innes-Ker A., Niedenthal P.M. Emotion Concepts and Emotional States in Social Judgment and Categorization Journal of Personality and Social Psychology, 2002. Vol. 83, No.4. P. 804-816.

92. Kaiser S., Wehrle Т., Schmidt S. Emotional episodes, facial expressions, and reported feelings in human-computer interactions In Fischer A.H. (Ed.), Proceedings of the 136

93. Wurzburg: ISRE Publications. P. 82 86.

94. Keltner D., Buswell B.N. Evidence for the Distinctness of Embarrassment, Shame, and Guilt: A Study of Recalled Antecedents and Facial Expressions of Emotion Cognition and Emotion. 1996,10 (2). P. 155 -171

95. Kemper T. How many emotions are there? Wedding the social and the autonomic components American Journal of Sociology. 1987. Vol. 93. P. 263 289.

96. Kihlstrom J. F., Cantor N. Social Intelligence In R.J. Stemberg (Ed.), Handbook of intelligence, 2nd ed. 2000. P. 359

97. Cambridge, U.K.: Cambridge University Press.

98. Kirkpatrick S.W., Bell F.E., Johnson C Perkins J., Sullivan L.A. Inteфretation of facial expressions of emotion: the influence of eyebrows Genet Soc Gen Psychol. Monogr. 1996, 122 (4). P. 405-423.

99. Laukka P. Vocal expression of emotion. Discrete-emotions and dimensional accounts Dissertation, Uppsala, 2004

100. Lucas R.E., Diener E., Larsen R.J. Measuring positive emotions. in Lopez S.J., Snyder C.R. (Eds.). Positive psychological assessment: a handbook of models and measures. Washington, DC: АРА, 2003. 101. MacLeod C M Haifa Century of Research on the Stroop Effect: An Integrative Review Psychological Bulletin. 1991, Vol. 109, No. 2. P. 163 203.

101. Matthews G., Roberts R.D., Zeidner M. Seven Myths About Emotional Intelligence Psychological Inquiry, 2004, Vol. 15, No. 3. P. 179 -196

102. Mayer J. D., Caruso D. R., Salovey P. Emotional intelligence meets traditional standards for an intelligence Intelligence. 1999. 27. P. 267 298.

103. Mayer J.D., Salovey P., Caruso D.R. Emotional Intelligence: Theory, Findings, and Implications Psychological Inquiry, 2004, Vol. 15, No. 3. P. 197 215. 105. McKenna F.P. Field dependence and personality: a re-examination Social Behavior and Personahty. 1983,11 (2). P. 51 55.

104. Messick S. The matter of style: Manifestations of personality in cognition, learning, and teaching Educational Psychologist, 1994, 29 (3). P. 121 136.

105. Mufson L., Nowicki S. Factors affecting the accuracy of facial affect recognition Journal of Social Psychology, 1992,13 (16). P. 815 822.

106. Nakamura M., Buck R., Kenny D.A. Relative contributions of expressive behavior and contextual information to the judgment of the emotional state of another Journal of Personality and Social Psychology. 1990. Vol. 59. P. 1032 -1039. 137

107. Noller P. (1986). Sex differences in nonverbal communication: Advantage lost or supremacy regained? Australian Journal of Psychology, 38. P. 23 32. lll.Nowicki S., Duke MP. Individual differences in the nonverbal communication of affect: the Diagnostic Analysis of NonVerbal Accuracy scale Journal of Nonverbal Behavior. 1994.18. P. 9-35.

108. Nummenmaa L., Niemi P. Inducing Affective States With Success-Failure Manipulations: a Meta-Analysis Emotion 2004, Vol. 4, No. 2. P. 207 214.

109. Oatley K., Jenkins J.M. (Eds.). Understanding emotions. Cambridge, MA: Blackwell Publishers, 1996.

110. Oltman P.K., Goodenough D.R., Witkin H.A., Freedman N., Friedman F. Psychological differentiation as a factor in conflict resolution Journal of Personality and Social Psychology. 1975.32. P. 730 736.

111. Ortony A., Turner T.J. Whats Basic About Basic Emotions? Psychological Review 1990, Vol. 97, No. 3. P. 315 331.

112. Paulhus D.L., Lysy D.C., Yik M.S. Self-report measures of intelligence: Are they useful as proxy IQ tests? Journal of Personality Psychology. 1998. 66. P. 525-554.

113. Petrides K. V., Fumham A. Trait emotional intelligence: Behavioural validation in two studies of emotion recognition and reactivity to mood induction European Journal of Personality. 2003. 17. P. 39 57.

114. Pithers R.T. Cognitive Learning Style: a review of the field dependent-field independent approach Journal of Vocational Education and Training, 2002, Vol. 54, Number 1. P. 117-132.

115. Planalp S., DeFrancisco V.L., Rutheford D. Varieties of cues to emotion in naturally occurring situations Cognition and emotion, 1996, Vol. 10, 2. P. 137 -153

116. Roberts R. D., Zeidner M., Matthews G. Does emotional intelligence meet traditional standards for an intelligence? Some new data and conclusions Emotion. 2001. 1. 196-231

117. Russell J.A. A circumplex model of affect Journal of Personality and Social Psychology. 1980. Vol. 39. P. 1161 1178.

118. Russell J.A. Core Affect and the Psychological Construction of Emotion Psychological Review, 2003, Vol. 110, No. 1. P. 145-172 138

119. Russell J.A., Feldman Barrett L. Core Affect, Prototypical Emotional Episodes, and Other Things Called Emotion: Dissecting the Elephant Journal of Personality and Social Psychology 1999. Vol. 76. No. 5. P. 805 819.

120. Scherer K., Summerfield A. В., Wallbott G. Cross-national research on ancetecedents and components of emotion: a progress report Social Science Information. 1983. 22,3. P. 355-385.

121. Scherer K.R. Analyzing emotion blends Thesis ISRE. 1998.

122. Scherer K.R., Banse R., Wallbott H.G. Emotion inferences from vocal expression correlate across languages and cultures Journal of Cross-Cultural Psychology, 2001, 32(1). P. 76-92.

123. Schimmack U. Response latencies of pleasure and displeasure ratings: further evidence for mixed feelings Cognition and Emotion, 2005,19 (5). P. 671 691.

124. Schnall S., Abrahamson A., Laird J.D. Premenstrual syndrome and misattribution: a Self-perception, individual differences perspective Basic and Applied Social Psychology, 2002, 24(3). P. 214-227.

125. Singer R.N., Chen D. A classification scheme for cognitive strategies: implications for learning and teaching psychomotor skills Research Quarterly for Exercise and Sport, 1994, Vol. 65, №2. P. 143-151.

126. Stemberg R.J., Grigorenko E.L. Are styles still in style? American Psychologist, 1997, 52. P. 700 712.

127. Strongman K.T. The Psychology of Emotion. West Sussex: John Wiley Sons Ltd, 2003.

128. Stroop J.R. Studies of Interference in Serial Verbal Reactions Journal of Experimental Psychology. 1935. Vol. 18, No. 6. P. 643 662.

129. Tipples J., Atkinson A.P., Young A.W. The eyebrow frown: A salient social signal Emotion 2002, Vol. 2, No. 3. P. 288 296.

130. Tkach C, Lyubomirsky S. How do people pursue happiness?: relating personality, happiness-increasing strategies, and well-being Journal of Happiness Studies, 2006, 7. P. 183-225

131. Tomkins S.S. Affect theory Scherer K.R., Ekman P. (Eds.). Approaches to emotion. 1

133. Wallbott H. Bodily expression of emotion European Journal of Social Psychology, 1998, 28. P. 879-896.

134. Wallbott H.G., Scherer K. R. Cues and channels in emotion recognition Journal of Personality and Social Psychology, 1986. 51. P. 690 699.

135. Watson D., Tellegen A. Toward a consensual structure of mood Psychological Bulletin. 1985. Vol. 98. P. 219 235.

136. Widen S.C., Russell J.A. The relative power of an emotions facial expression, label, and behavioral consequence to evoke preschoolers knowledge of its cause Cognitive Development. 2004.19. P. 111-125.

137. Witkin, H.A., Oltman, P.K., Raskin, E., Каф, S.A. A manual for the Embedded Figures Test. 1

138. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press.

139. Woods B. Associations of nonverbal decoding ability with indices of personcentered communicative ability Communication Reports, 1996,9 (1). P. 13 22.

140. Zeidner M., Roberts R.D., Matthews G. The Emotional Intelligence Bandwagon: Too Fast To Live, Too Young To Die? Psychological Inquiry, 2004, Vol. 15, No. 3. P. 239 248. 140