Автореферат диссертации по теме "Особенности духовности и самосознания современного российского юношества"

На правах рукописи

005043896

ТАРАСЬЯН НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА

ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОСТИ И САМОСОЗНАНИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ЮНОШЕСТВА

19.00.01 — общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

1 7 МАЙ 2012

Ставрополь - 2012

115139423

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ставропольский государственный университет»

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Ахвердова Ольга Альбертовна

Официальные оппоненты: Волоскова Наталья Николаевна,

доктор психологических наук, профессор, ФГЪОУ ВПО «Ставропольский государственный университет», заведующая кафедрой психологии

Черемошкина Любовь Валерьевна,

доктор психологических наук, профессор, ГБОУВПО«Московскийгородскойпсихолого-педагогический университет» г. Москвы, профессор кафедры прикладной информатики

Боязитова Ирина Валерьевна,

доктор психологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет», директор Института человековедения, декан факультета психологии

Ведущая организация: Институт психологии

Российской академии наук

Защита диссертации состоится 29 мая 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета 212.256.01 при ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, факультет психологии, ауд. 416, корпус 1а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 129.

Автореферат разослан 28 апреля 2012 года. Ученый секретарь

диссертационного совета Поштарева Татьяна Витальевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В качестве эпиграфа к данной работе можно привести мысль Н. Г. Чернышевского, который более 100 лет тому назад утверждал: «Коренной наукой остаётся и останется навсегда наука о человеке». Однако следует признать, что это благое пожелание не реализовано наукой до сего просвещённого времени. Отсутствие целостного человекоз-нания становится всё более очевидным и применительно к многочисленным проблемам и вопросам психологии личности, что особенно злободневно в условиях современного социального переустройства России. Качественные преобразования общества, его идеалов, норм и ценностей неизбежно приводят к принципиальному переформированию составляющих его личностей, особенно подрастающего и молодого поколения.

Еще в 1994 году Д. И. Фельдштейн подчеркивал, что вакуум духовности постперестроечного периода заполняется экстремизмом религиозной идеологии, деформацией мотивационно-потребностной сферы личности, разрушением многих компонентов и структуры всего воспитательного процесса, деструктури-рованием всей системы наследования культурно-исторического опыта, ломкой социального восприятия. В конечном итоге общество потеряло возможность удовлетворить обостренную потребность ребенка, подростка и юноши в общественном признании, что способствовало бурному развитию стихийно-группового и интимно-личностного общения со сверстниками. Надо признать, что дефицит нравственности и духовности сменился (или восполнился) антидухов-ностыо, появлениям антигероев, чему активно способствуют все формы СМИ, создавая деструктивную информационную социальную среду, фактически обращенную против личности молодого человека (И. В. Боев). Снижение роли общества и государственной системы образования в формировании и воспитании духовно-нравственных основ личности находит свое выражение в росте жестокости, агрессивности и всевозможных форм асоциального поведения подростков и молодежи. Налицо снижение в молодёжной среде осмысленности и ценности бытия, степени удовлетворенности собой и жизнью.

Среди отечественных исследований, в которых были заложены методологические предпосылки и обозначены проблемы развития и формирования духовного потенциала личности, следует отметить работы М. М. Бахтина, И. В. Ильенковой, М. К. Мамардашвили, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, С. Л. Рубинштейна, В. П. Зинченко, О. К. Тихомирова и др. Особое значение в исследовании и трактовке духовного потенциала личности имеет понятие сознания, которое в силу его сложности имногоу ровневой теоретической значимости можно отнести к системообразующей личностной категории. Сознание в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния (А. Н. Леонтьев). Духовный потенциал личности в широком, собирательном смысле рассматривается в психологической науке как своеобразный ресурс, который может быть востребован и использован для достижения поставленной неординарной цели (Л. И. Анциферова, '

Е. Ю. Артемьева, В. Г. Асеев, Е. Ф. Зеер, В. П. Зинченко, Б. Ф. Ломов, В. Н. Марков, Б. Д. Парыгин, В. А. Пономаренко, К. В. Петров и др.).

Для рассмотрения проблемы духовности в нашей работе необходимо провести анализ и обоснование взаимосвязи, взаимозависимости Духа, духовного развития и сознания, самосознания личности. В философско-психологической и религиозной литературе в метафорическом понятии Духа объединяются все нематериальные явления и процессы, связанные с категорией идеалыюго. Это, прежде всего, психика, в том числе сознание, культура, религия. Мировой Дух (по Гегелю), возможно, осуществляет управление всеми материальными объектами и субъектами, но его наличие либо отсутствие невозможно ни доказать, ни опровергнуть средствами современной науки. Это вопросы либо классической философии, либо Веры. Потому и мировая психология в XVIII веке, стремясь (вопреки общеизвестному предсказанию И. Канта) стать позитивной наукой, намеренно и подчёркнуто отказалась от изучения Души и Духа.

Сознание как высшая «двухплоскостная» форма человеческой психики предоставляет личности саму возможность постановки подобных мировоззренческих вопросов и является одним из существенных механизмов внутреннего управления всякой человеческой деятельностью. Самосознание - это применение человеком сознания к себе, к собственному Я как к объекту.

Возникает риторический вопрос: в виде чего существует Дух? Если отвлечься от космогонии, то, прежде всего, в форме отдельных образов и идей, которые, в свою очередь, тесно связаны с неким надындивидуальным Духом. В этом случае духовное развитие представляется как обогащение духовных образов, образуемых Духом мира. Чем шире палитра и глубже содержание духовных образов в самосознании, тем более адекватно человек формирует свою деятельность и свой жизненный путь, т. е. духовная деятельность в большей или меньшей степени соответствует представлениям о гармонии Человека и его взаимодействии с окружающим Миром. Именно поэтому один из создателей отечественной диа-лектико-материалистической психологии С. Л. Рубинштейн отводил сознанию центральную роль в познании мира, в организации субъект-субъектной деятельности. В таком случае сознание, самосознание человека, которое управляет психическими (духовными) образами, можно считать высшей ступенью развития Духа. В другой своей работе классик психологии доказывает, что центральной смыслообразующей характеристикой человека, его «Я» является способ отношения к другому человеку, т. е. самосознание: «.. .первейшее из первых условий жизни человека - это другой человек. Отношение к другому человеку, к людям составляет основную ткань человеческой жизни, ее сердцевину». Раскрыть самосознание личности, а следовательно, его духовность, можно, с его точки зрения, через «психологический анализ человеческой жизни, направленный на раскрытие отношений человека к другим людям, составляющий ядро подлинной жизненной психологии. Здесь вместе с тем область стыка психологии с этикой». В связи с этим С. Л. Рубинштейн актуализирует проблематику «жизненного пути»

в психологической структуре личности: «В этом — ключ к пониманию развития личности - того, как она формируется, совершая свой жизненный путь».

Самого себя, окружающий мир мы познаём через призму сознания. Человек может управлять и изменять свое сознание, когда он направляет свою мысль на любую предметность. Таким образом, весь окружающий мир и внутренняя сущность человека воспринимаются и понимаются нами через посредничество сознания. Следовательно, сознание - это способность идеального воспроизведения действительности, реального мира, предполагающая наличие специфических механизмов и форм такого воспроизведения на разных его уровнях. «Основные признаки сознания включают в себя: отражение, отношение, целе-полагание, управление. ... Оно обладает идеальным характером. ... Сознание пронизывает внутренний духовный мир человека, а также являет собой всю совокупность чувственных логических, волевых и эмоциональных процессов мозга» (И. Н. Смирнов, В. Ф. Титов). Сознание как продукт социального развития существует лишь в форме психической деятельности. Психика же -это особая форма отражения реальности, в которой фиксируется единство субъекта и объекта. Осознание, осмысление своих действий раскрывается понятием рефлексии, а самопознание раскрывает духовный мир человека. Способность преобразовывать мир - критерий свободы человека. Наличие сознания придает поведению ценностный и личностный смысл. В настоящее время, как и всегда ранее, существует проблема использования объективных методов изучения сознания и самосознания ввиду неустранимой субъективности и субъектности внутреннего мира и сознания самого исследователя.

В сознании человека существует не только образ отдельных внешних предметов, но и образ об этом образе, т. е. сам человек. Такое свойство сознания называется самосознанием - одна из важнейших черт личности. Самосознание можно определить как осознание, оценку человеком своего знания, нравственного облика, присутствующих идеалов, мотивов и смыслов поведения. Благодаря самосознанию человек способен дать себе оценку как творцу, именно поэтому его считают мерилом развития психики человека. Самосознание личности раскрывается и реализуется в самоактуализации, когда человек испытывает потребность выявить и проявить свои ценностные устремления, способности, притязания; и в самоутверждении — потребности выделиться и заявить о себе, добиться общественного признания. Без самосознания невозможно овладение объективно существующими формами человеческой деятельности, которые можно постичь, ассимилируя идеальные образы, и чем больше в субъективном пространстве личности накапливается идеальных образов, тем легче овладеть определенными формами человеческой деятельности. В этом случае актуально определить, какие архетипы коллективного бессознательного преобладают у индивида, от чего зависит возможность принимать индивидуальным сознанием человека свободного и творческого создания истории своей жизни, истории своего народа, истории своей страны, что и позволяет ре-ализовывать различные формы человеческой деятельности. Варианты, образы

деятельности служат основой самосознания, которое способно или не способно, принимает или не принимает, воспринимает или не воспринимает новые образы взаимодействия личности и среды жизнедеятельности, новые возможности оценки окружающего мира, переосмысление духовных ценностей человека и окружающего мира, что и определяет духовность развития личности в конкретный общественно-исторический период.

По мнению Р. JI. Лившиц (1997), «духовность человека проявляется в его потребности и способности познавать мир и созидать новые формы общественной жизни». Полноценное созидание возможно, когда духовность реализуется через нравственные категории личности. Разрушение личности, форм общественной жизни - удел низших свойств личности, символизирующих деструкцию духовного, т. е. бездуховность. Духовность большинству исследователей представляется как связь души и тела, соединение высших чувств с низшими личностными чувствами, но при этом жизненная сила радости, любви, гуманизма скрепляет эту связь, являясь внешним проявлением духовности. Еще со времен Платона изучение «духа» -это изучение идеального, первичного, материальное же рассматривалось лишь как подобие идеального, хотя никто в философии не опроверг законов диалектики (гегелевской и материалистической), с точки зрения которой духовное и материальное следует принимать и рассматривать только в их объективной и реальной взаимосвязи, в диалектическом единстве (Сосновский Б. А., 2005).

Именно поэтому восточно-европейские философы приходят к выводу о необходимости осознать свою личную уникальность, быть готовым и доступным к переменам Духа, сочетать Дух с Душой в Теле. Так, к главному источнику духовности В. Д. Шадриков (2001) относит осознание себя, своих отношений с другими людьми, что позволяет осознать добро и зло, осознать собственные выгоды и отказаться от них во имя блага другого человека. Это и есть реализация высших чувств личности через духовность, через самосознание.

Путь истинной духовности, которая внешне заметна по умиротворенности, служению во благо ближнего, может постепенно меняться на преобладание неудовлетворенности, завистливости, злобности, неприятия самого себя прежнего и окружающих людей. Все изменения окружающего мира будут подвергаться негативной интерпретации и рассматриваться через призму воинствующего, злобного, деструктивного Духа-разрушителя, который является полной противоположностью Духу-созидателю, духу света, любви, мира. Духовно же развить сознание возможно только через принятие совершенства и любви жизни. Другими словами, соединяя понимание (Дух) с принятием (любовь), человек может достичь высокой духовности или не достичь ее, подвергая деструкции собственное сознание, самосознание, духовность.

Феномен духовности теснейшим образом взаимосвязан с самосознанием через механизмы самореализации личностью своих способностей и потенций. Важнейшим аспектом личностной реализации выступают внутренняя и внешняя структуры индивидуального бытия человека. Правомерно оценивать духовность как интегрирующее начало иерархии ценностей, смыслов, опре-

деляющих вектор направленности самореализации личности и характер личностной самореализации. От чего зависит направленность личности? Прежде всего, от высших фундаментальных духовных ценностей — красоты, добра, любви (В. С. Соловьев), которые мы по праву считаем высшими свойствами личности. Кроме этого, к нравственным свойствам личности, высшим духовным ценностям мы относим такие понятия, как совесть, стыд, патриотизм, справедливость, антиципацию, эмпатичность (Боев И. В., 2009), которые отражают или проявляют духовность человека.

Подтверждением этим рассуждениям является позиция И. А. Ильина, который писал, что «человеческая духовность и вырастающая из нее внутренняя и внешняя культура создают высший смысл, честь и достоинство человека», и отмечал высочайшую взаимосвязь и взаимозависимость между духовностью и высшими свойствами личности.

«Природа, мироздание в целом, существующие независимо от человеческого сознания, являются, в нашем понимании, равнодушными, точнее, бездушными. «Одухотворить» их, т. е. наделить субъективным отношением, переживанием, смыслом, ценностью и т. п. может только человек, когда преобразует, переводит этот Мир (и себя в нём как часть его) во внутреннее, отражённое, собственно психологическое существование» (Сосновский Б. А., 1993).

Аналогичных взглядов придерживается В. А. Пономаренко (2002): «Дух ... душевно проявляется в состоянии одухотворенности. Одухотворенность возникает в процессе постижения смысла жизни, своего предназначения, дает нам правду о себе, вводит в состояние откровения. Именно дух гармонизирует психическую деятельность, у чит нравственному различию добра и зла» — в этом также проявляются нравственные категории личности.

Рассуждая о духовном потенциале, Б. С. Братусь (2006) считает, что критерием творческого потенциала личности является социально значимая самобытность творчества, цельность и глубина ее мировосприятия, в этом «секрет влияния личности и ее духовной неповторимости» на общество. Н. В. Марьясова утверждает, что «духовный потенциал — это интегральная характеристика психических возможностей самореализации личности: интеллектуальных, эмоциональных, энергетических и волевых. Он складывается и формируется на протяжении всего жизненного пути человека».

В философско-психологической литературе духовность человека связывают с общественной и творческой способностью к созидательной субъект-объектной деятельности. Созидательная деятельность не возможна без высших свойств личности, без фундаментальных духовных ценностей дополнительно к вышеперечисленным, представляющих собой внешнее проявление духовности (целеустремленность и целелолагание, доброта и человечность, создание атмосферы благожелательности и доброжелательности, эмпатичности). Духовность подразумевает развитые духовные способности, для которых характерен высокий уровень эмпатии, желание понимать других и принимать их

такими, какие они есть, создавая тем самым условия для сохранения психологического и психического здоровья.

Продолжая рассуждения, Б. С. Братусь (2006) подчеркивает, что «духовные способности -это высшая стадия их развития, а сами духовные способности - это способности духовного состояния, которые формируются на основе как духовных ценностей личности, так и искушения отказа от долга следовать идее, вере и духовным ценностям», и вводит нравственный критерий - искушение отказа. Духовность, духовные способности, духовные состояния, по мнению В. В. Знакова

(1998), позволяют «противостоять материальной природе человека и мира», следовательно, противостоять низшим свойствам личности - порочности, алчности, зависти, пороку, лицемерию, двуличию, человеконенавистничеству, злобности, мздоимству, которые отражают актуализацию материальной природы человека.

Вектором научных исследований триединой сущности человека -тела, души и духа - в противоположность материалистической дихотомии могут стать, в том числе, и эзотерические представления, в которых реализован синтез науки, религии и философии. Следуя этому вектору, И. П. Волков

(1999) предполагает, что когда мы говорим «душа», то понимаем не просто «психику», а, скорее, «состояние воплощения Духа в теле, ощущаемое и переживаемое людьми как их эмоции и чувства. Нельзя не вспомнить В. А. Пономаренко, который утверждает, что «с того момента, как над душой начинает властвовать не дух, личность усыхает». «Если Дух идеален, Тело материально, то Душа обладает и тем и другим, она идеальная (бессмертная от Духа) и материальная (смертная от Тела)...» Продолжая логику рассуждений, правомерно предположить, что Душа может продолжить жизнь своими идеальными свойствами, но у тех субъектов, которые при земной жизни не утратили духовности свой души. Если Тело, Душа и Дух - носители психики, то здоровая психика - основа психологического и психического здоровья, и, продвигаясь в континууме от индивидуального к общественному благополучию, обращаемся к национальному здоровью населения нашей страны.

В этом случае под «духом» правомерно понимать надындивидуальную сверхсилу, которая управляет всем сущим с помощью смыслов. Интересна постановка вопроса Б. А. Сосновским (2012), считающим психику одним из проявлений Души, о необходимости перевода известной понятийной связки «мотив и смысл» в иную теоретическую конструкцию: «мотив или смысл». Вторая половинаэтой мысли, по-видимому, перекликается с платоновским пониманием сущности духовного - способности мыслить идеями как формами бытия (но не жития), т. е. смысл, конечно, нематериален, но сохраняется возможность (всегда проблематичная, поисковая, творческая) объективной оценки, регистрации его субъективных проявлений.

Если Дух сродни понятию Бога, то «духовность» следует рассматривать как воплощение духа в мыслях и поступках людей, соответственно самосознание человека вполне может быть психологическим феноменом, который отражает или как-то выражает духовность личности (Ананьев Б. Г.,

1969; Бодалев А. А., 1996). Проблему утраты духовности как высшего проявления человечности в людях, т. е. потери, искажения, изменчивости высших свойств личности, можно измерить, объективизировать, используя параметры уровня самосознания. Если же сводить духовные явления к рефлекторным проявлениям психики, к мозговым функциям, к электронным, энергетическим и компьютерным моделям, то мы теряем саму суть понятия духовности. Тогда вместо жиз-неопределяющего творческого и духовного принципа начинает господствовать редукционистский, компьютерный или иной недоказанный миф о материальной природе души и психики, распространяющий традиции научной бездуховности на любого человека, на все современное, в том числе, российское общество.

Исследование духовности и самосознания даёт возможность перейти от чисто теоретических рассуждений к сугубо практическим, просоциальным. Так, В. А. Пономаренко утверждает, что Дух, «сознание без веры творит зло и готово к использованию идеологии насилия», т. е. зло, порок могут объединиться и объединяются в истории человечества с соответствующими последствиями. Проблема дефицита Духа, отсутствия веры, нарастания бездуховности приводит к торжеству низшего духовного начала (зло,«.. .зло есть... ложь», эгоцентризм) над высшим духовным началом (добро, альтруизм, справедливость) в общественной жизни. Сила бездуховности, сила порока, зла, лжи должна быть вовремя определена, еще лучше объективизирована как некая точка отсчета изменчивости самосознания. Духовность по природе иррациональна и переживается в чувстве справедливости, душевность же эмоциональна и переживается в чувствах радости или горя. Совесть - обратная сторона порока, и эта «монета» характеризует нравственное самосознание человека, но, главное, оно может быть зафиксировано на психологическом уровне, через продуктивную или деструктивную деятельность.

Разодушевление, бездуховность символизируют нарастающее преобладание нравственно нездоровых людей в обществе. Достаточно вспомнить гениальную мысль Л. Н. Толстого о том, что если порочные люди берутся за руки, то они представляют силу, которая деструктивна и завершается, в частности, снижением жизненного уровня населения, искажением демографических показателей («русский крест»), ростом бездомности и преступности, массовой наркомании и алкоголизма молодежи, растлением и распадом института семьи, невосполнимым ухудшением состояния психического и физического здоровья населения, в первую очередь детей, подростков и молодежи. Бездуховность серьёзно подрывает психологическое и психическое здоровье нации, ведет к нравственному опустошению, морально-волевой и физической деградации людей.

В течение всей жизни человека самосознание изменяется и развивается, приобретает со временем относительно устойчивую структуру, «ядерные» образования и подструктуры, которые сохраняют свои наиболее характерные надындивидуальные особенности. Изучение самосознания как отражение состояния духовности в людях и их деятельности—«это общее для всех и каждого индивида соотношение изменчивости и устойчивости, изменение индивида как качествен-

но своеобразной системы, его совершенствование или разрушение» (Соколова Е. Т., 1989). Подтверждением формирующейся изменчивости самосознания и духовности (нравственных качеств) субъекта является его созидающие или разрушающие субъект-субъектные отношения.

Можно полагать, что для современного состояния массовой, в том числе российской, культуры характерно забвение проблем духовности как жизне-определяющего нравственного принципа. В традиционных научных построениях человечности нравственные качества, высшие свойства личности потерялись как духовное достоинство. Налицо отсутствие научно обоснованной методологии или целостной теоретической концепции, трактующей сущность и значение духовности в жизни, бытие конкретной личности и самого социума, поэтому попытка рассмотреть эту глобальную проблему с позиций конституциональной психологии представляется вполне правомочной и актуальной. Изучение особенностей самосознания и духовности подрастающего поколения, исходящее из концептуального подхода о конституциональной психотипологической изменчивости, предполагает наличие континуальной непрерывности распределения личностно-характерологических особенностей юноши. Появляется возможность моделирования и прогнозирования динамики духовности личности как воплощения духа в мыслях и смыслах, образах и поступках посредством изменения уровня адекватности самосознания личности.

Экспериментально-психологическая дифференциация уровней самосознания и духовности личности в зависимости от психотипологических характеристик, которые в свою очередь детерминируются духовностью, представляет глубокий теоретический интерес, связанный с основной пси-хо-физиологической проблемой. Классический подход к исследованию психобиосоциального единства психологии личности существенно углубляется за счёт применения понятийных конструкций современной конституциональной психологии к извечным проблемам формирования мировоззрения, взглядов, значимых переживаний, ценностей, жизненных позиций и нравственных установок личности.

Объект исследования: психология современного российского юношества.

Предмет исследования: изменение уровня адекватности самосознания и духовности личности в зависимости от её психотипологической структуры и от качественных особенностей основных социальных (субъект-объектных и субъект-субъектных) отношений личности в процессе обучения.

Цель исследования - теоретическая разработка и практическая апробация нового комплексного подхода к изучению изменчивости самосознания и духовности личности современного юношества с учётом их психотипологических особенностей и качественной специфики учебно-профессиональной деятельности.

Эмпирическая гипотеза исследования. Результат взаимодействия социальной среды и самосознания человека (его духовности) зависит от индивидуально-психотипологических особенностей личности. Результатом взаимодейс-

твия, взаимовлияния социально-информационных факторов с врожденными, конституциональными психотипологическими факторами является или совершенствование структурных компонентов самосознания, частично отражающих духовность личности, или появление признаков деструкции самосознания, подтверждающихся нарастанием дефицита духовности.

Теоретическая гипотеза исследования основана на принципах конституциональной, антропоцентрической психологии личности, предполагающих, что существует взаимная детерминированность конституциональных основ личности и самосознания, духовности человека, что обусловливает направления их вероятностной изменчивости под влиянием объективной социальной среды.

Задачи исследования:

1. Проанализировать основные научные отечественные и зарубежные методологические подходы и теоретические концепции, описывающие психологическую сущность человеческой духовности и её связей с психикой, сознанием и самосознанием личности.

2. Изучить соотношение и связи духовности, нравственных качеств и уровня самосознания личности.

3. Провести сравнительный психологический анализ уровня адекватности самосознания подростков с определенной структурой личностного психотипа в зависимости от силы воздействия социально-информационных факторов современной среды жизнедеятельности.

4. Исследовать особенности проявления нравственных свойств личности и её духовных ценностей в зависимости от уровня адекватности самосознания и духовности юношества

5. Изучить взаимосвязи и взаимообусловленность уровня адекватности самосознания, духовности, преобладания нравственных качеств личности с качественными особенностями основных учебно-профессиональных де-ятельностей учащихся: обычные лицеи, спортивные школы, посещение православных школ.

6. Разработать экспериментальные психолого-математические модели дифференциальной диагностики уровня адекватности - неадекватности самосознания в зависимости ог психотипа личности и некоторых качественных особенностей учебно-профессиональной деятельности.

Методологическими и теоретическими предпосылками настоящего диссертационного исследования явились положения, разрабатываемые в рамках системного подхода к анализу мозговых механизмов высших психических функций (Б. Г. Ананьев, П. К. Анохин, П. И. Ермаков, Б. Ф. Ломов, В. Д. Небылицын, А. Р.Лурия, Е. Д. Хомская); концепции отечественной психологии о сущности личности и ее психологической структуре (А. Г. Асмолов, В. П. Зинченко, А. Н. Леонтьев, А. В. Петровский, К. К. Платонов, С. Л. Рубинштейн, Б. А. Сосновский); положения системного подхода в психологии (Е. А. Климов, Б. Ф. Ломов, В. А. Пономаренко, В. Д. Шадриков, Э. Г. Юдин); диалектический и личностный подходы к разработке проблем самосознания

(JI. С. Выготский, Л. В. Бороздина, В. С. Мухина, С. JI. Рубинштейн, Е. Т. Соколова, В. В. Столин, И. И. Чеснокова); положения личностно-деятельноетно-го и субъектного подходов (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, А. В. Брушлинский, А. А. Бодалев, А. А. Деркач,Б. С. Братусь, А. Г. Асмолов, А. В. Петровский, Б. А. Сосновский, В. И. Слободчиков).

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечивались непротиворечивостью исходных методологических позиций, тщательным теоретическим анализом проблемы, системностью исследовательских процедур и стандартным комплексом апробированных и надёжных методов экспериментально-психологического сравнительного исследования, представительностью выборок, достаточной длительностью и возможностью установления обратной связи в системе «цель—результат», применением адекватных методов и критериев непараметрической статистики при обработке результатов исследования.

Материал h методики исследования. Сравнительный эмпирический и психолого-математический дифференциальный анализ подростков проводился с учетом их психотипологических личностных особенностей, уровня развития самосознания (снижение уровня самосознания, адекватный и неадекватный уровень самосознания) в зависимости от постоянства и системности, направленности и содержания воздействия социалыю-информацион-ных факторов среды жизнедеятельности.

В эмпирическом психологическом обследовании приняли участие 1096 подростков, учащихся лицеев и гимназий мужского и женского пола в возрасте от 14 до 17 лет (этап раннего юношества по Д. Б. Эльконину) Ставропольского и Краснодарского краев. Экспериментально-психологическое обследование проведено с 2004 года по 2011 год на 584 подростках.

Из экспериментально-психологического анализа результаты 142 подростков были исключены ввиду диагностирования у них смешанных психотипов. В основу качественной градации исследования 442 испытуемых положены два наиболее распространённых конституциональных психотипа: с циклоидной и эпилептоидной структурой личности.

1-я группа (основная) — 182 подростка, успешно учившиеся в лицеях, гимназиях, характеризуемые социально-приемлемым стереотипом поведения, подвергающиеся обычному воздействию социально-информационных масс-ме-дийных факторов среды жизнедеятельности. Все подростки разделились на две подгруппы: 1А — с эпилептоидной структурой личностного психотипа (88 человек) и 1Б — с циклоидной структурой личностного психотипа (94 человека).

2-я группа (сравнительная) состояла из 188 подростков с социально-приемлемым стереотипом поведения, учившихся в школах со спортивным уклоном, что ограничивало или сужало системность воздействия социально-информационных масс-медийных факторов среды жизнедеятельности. Эти подростки также разделились на две подгруппы: 2А - с эпилептоидной структурой личностного психотипа (86 человек) и 2Б — с циклоидной структурой личностного психотипа (102 человека).

3-я группа (контрольная) состояла из 72 подростков с социально-приемлемым стереотипом поведения, которые на протяжении последних 5 лет посещали воскресную школу Свято-Троицкого собора или систематически занимались в классах с преподаванием основ православной культуры. Было выделено 2 подгруппы: ЗА - с эпилептоидной структурой личности (42 человека), ЗБ - с циклоидной структурой личности (30 человек).

Для проведения психолого-математического дискриминантного анализа были выделены подгруппы подростков в сравниваемых группах с адекватным, неадекватным и сниженным уровнем самосознания, с индивидуально-типологическими характеристиками и с учетом преобладания конкретных внешних факторов воздействия (масс-медийная среда, среда православия и спортивная среда).

Методы исследования: обзорно-аналитический метод, изучение историко-психологических документов, связанных с описанием особенностей развития духовности, нравственных качеств личности и сознания, систематизация и сравнительно-исторический анализ психологических теорий и концепций; теоретический анализ психологической, философской, религиозной, педагогической литературы и публикаций по теме исследования (контент-анализ, синтез, периодизация, систематизация, обобщение, сопоставление).

Методы психологической диагностики включали наблюдение, беседу, анализ истории жизни, личностные и клинические опросники: патохарактерологичес-кий диагностический опросник А. Е. Личко (1978) с определением показателей субъективной шкалы самосознания; личностный опросник Г. Ю. Айзенка (EPI); шкалу тревожности (Teulor J., 1953); клинический опросник для выявления и оценки невротического состояния (Менделевич Д. М., Яхин К. К., 1978); методику определения уровня невротизации и психолатизации личности (Бажин Е. Ф. в соавт., 1976; Ласко И. Б., 1980). Использован многовекторный психологический анализ (АхвердоваО. А., Боев И. В., 1998). Психолого-математическая дифференциальная диагностика основывалась на непараметрической математической статистике - дискриминантном анализе (Ступак С. Ф., Боев И. В., 1978).

Достоверность различий полученных результатов после воздействия преобладающих факторов среды — масс-медиа, православной культуры и спортивных нагрузок - между сравниваемыми группами подростков определялась с помощью критерия Хи-квадрат (Браунли К. А., 1977). Статистическая обработка результатов проводилась на компьютере PENTIUM IV с использованием пакета прикладных программ «Primer of Biostatistics, 4-th Edition, S.A.Glantz, McGraw-Hill for Windows» для кластерного анализа.

Организация и этапы исследования. Исследование проводилось в период с 2004 года по 2012 год и включало три взаимосвязанных этапа: первый этап -2004-2006 гг., второй -2007-2009 гг., третий этап -2010-2012 гг.

Научная новизна работы. Предложен новый подход к исследованию и оценке духовности личности. Продуктивность предложенного подхода доказывается как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях по результатам масштабного, многоаспектного исследования, в центре которого

проблема изменчивости самосознания и духовности личности в условиях деструктивного воздействия современной внешней среды. Исходя из представления о триединой сущности человека, предметом обсуждения стала взаимосвязь и взаимопроникновение духовности и самосознания, а также нравственных качеств личности в обеспечении продуктивного социального поведения и преодоления вектора материализации. Предложенный подход способствовал созданию эвристичной теоретической модели взаимосвязи духовности и самосознания. Разработанные психологические критерии позволяют на достоверном уровне диагностировать и прогнозировать изменчивость структурных особенностей самосознания юношества и субъект-субъектных отношений в условиях дефицита духовности. Выраженность адекватности или неадекватности самосознания проецируется на нравственные качества личности, определяя успешность или неуспешность субъект-субъектных отношений подростков. Впервые определены взаимосочетания диагностически значимых психологических маркеров, характеризующих особенности самосознания личности, которые через нравственные качества личности обогащают или обедняют духовность человека.

Доказано, что самосознание взаимосвязано с нравственными свойствами личности, детерминированными духовностью человека. Впервые наэмпиричес-ком, экспериментально-психологическом и психолого-математическом уровнях подтверждены формирующиеся особенности самосознания и их изменчивость, выражающие феномен духовности, которая, в свою очередь, потенцирует позитивное или негативное развитие нравственных свойств личности, определяющих вектор созидательной или разрушительной духовности.

Теоретическая значимость исследования заключается в разработке, обоснованности и доказательной продуктивности нового экспериментально-психологического подхода к изучению духовности как надиндивидуального образования и ее взаимосвязи с самосознанием подростка в зависимости от психотипологической структуры личности и ее изменчивости в юношеском возрасте.

Это позволяет верифицировать степень, направленность и содержание деструктивных социально-информационных факторов, приводящих к дефициту духовности, который разрушает личность и созидательную деятельность человека. Внесен существенный вклад в разработку авторской методологии изучения самосознания и духовности личности с позиций конституциональной психологии, чем задается новое научное направление в психологии личности.

Практическая значимость. В процессе исследования выявлен ряд существенных закономерностей, связанных с особенностями духовного развития и формирования самосознания подростков в условиях воздействия деструктивных технологий социально-информационной среды жизнедеятельности. Разработанные психолого-математические модели дифференциальной диагностики самосознания включают дискриминантную психолого-математическую функцию, взаимосочетание психологических маркеров дискриминации, критерии достоверности (квадраты Махаланобиса и Хотеллинга), многовекторный пси-

хологический анализ. Разработанные модели с позиций конституциональной психологии могут быть использованы в практической работе специалистами: психологами, клиническими психологами, социологами при проведении экспериментально-психологических, в том числе психолого-экспертных обследований юношей. Результаты могут быть использованы при подготовке учебников и учебных пособий по психологии и истории психолог ии, при проведении лекционных и практических занятий по дисциплинам «Общая психология», «Психология личности», «Социальная психология», «История психологии», «Возрастная психология» для студентов психологических специальностей.

Положения, выносимые на защиту:

1. Изучение самосознания в структуре личностного психотипа даёт возможность систематизировать проявления нравственных свойств личности, актуализация которых повышает возможности духовного развития человека.

Структура личностного психотипа выступает как «орудие» изменения окружающего и внутреннего мира, наполняясь нравственной устойчивостью или неустойчивостью, соответственно приобретая или теряя духовность.

2. Духовность личности находит свое выражение в продуктивных субъект-субъектных взаимоотношениях и в наличии таких нравственных свойств, как совестливость, стыдливость, честь, эмпатичность, способность к любви. Дефицитарность духовности проявляется в актуализации личностных качеств, характеризующих отсутствие нравственности: алчность, лицемерие, завистливость, злобность, похотливость, человеконенавистничество, эгоцентризм.

3. Духовность, сопряженная с нравственными свойствами личности, предопределяет адекватный уровень самосознания и повышает вероятность устойчивой структуры эпилептоидного и циклоидного личностного психотипов, позволяя при необходимости сознательно противостоять биологическим, материальным особенностям конкретного человека.

4. Неадекватность самосознания коррелирует с ограничением духовности в виде неустойчивости нравственных качеств, сопровождаясь снижением энергетики, спадом настроения, нарастанием тревожности с ощущением постоянной аморфной угрозы, чувством бессилия, снижением способности к антиципации, эмпатии, что наиболее характерно для циклоидной структуры психотипа. Неустойчивость нравственных проявлений свидетельствует об ограничении духовности и коррелирует с признаками тревоги и агрессивности, с психопатизацией личности и минимальной органической недостаточностью мозга, что свойственно юношам с эпилептоидной структурой личностного психотипа и неадекватностным самосознанием.

5. Снижение уровня адекватности самосознания, а тем более его неадекватность сопровождается тенденцией к минимизации, неустойчивости нравственных свойств субъекта в зависимости от времени и обстоятельств, что подтверждает нарастающую дефицитарность духовности. Появление признаков личностной и поведенческой аномальности свидетельствует о «расшатывании» циклоидной или эпилептоидной структуры личности, достоверно коррелиру-

ющих с деструкцией нравственных свойств личности, что уменьшает вероятность проявлений качеств её духовности.

6. Социально-информационные факторы, использующие негуманные технологии антикультуры, адресованы к неустойчивым (или несформиро-вавшимся) нравственным характеристикам субъекта, к его неосознанной духовности, что приводит к «расшатыванию» самосознания в структуре личности - циклоидного и эпилептоидного личностного психотипов юношей с последующими контрпродуктивными субъект-субъектными отношениями и межличностными взаимодействиями.

7. Юноши с эпилептоидной структурой психотипа отличаются от сверстников с циклоидной структурой тем, что неадекватный уровень самосознания более тесно связан со средой обычного обучения или средой православия, характеризуясь высоко достоверными отличиями от аналогичных социальных факторов, но с формированием адекватного уровня самосознания.

8. Сниженный уровень самосознания подростков из обычных школ наибольшим образом отличается от группы подростков с адекватным уровнем самосознания учащихся из спортивной среды, в то время как неадекватный уровень самосознания подростков из среды массовой школы в сравнении с адекватным уровнем самосознания тоже из массовых школ оказывается лишь на втором месте. Подтверждаются различия на личностном, поведенческом, нравственном уровнях и уровне самосознания. При сниженном уровне самосознания в условиях традиционного обучения отмечено проявление духовности заметно в большей степени, чем даже при неадекватном уровне самосознания. Следовательно, дух «парит», действует там, где он считает нужным находится.

9. При наличии образовательной среды православия неадекватный уровень самосознания, вероятнее всего, конституционально детерминирован и появление духовности приводит не к созидательной и продуктивной субъект-субъектной деятельности, а к ограничению духовности личностным пространством подростка. Значимые различия в проявлениях духовности подтверждены между неадекватным уровнем самосознания подростков из среды православия и адекватным уровнем из обычной школьной среды, что указывает на возможность проявления духа как при неадекватном уровне самосознания, но в среде православия, так и при адекватном уровне самосознания, но в обычной среде. Полученные экспериментально-психологические результаты исследования самосознания в его взаимосвязи с нравственными качествами, личностными и поведенческими параметрами дают основание утверждать о надындивидуальном (или метаиндивидном по А. В. Петровскому) существовании духовности личности.

10. Психологический и психолого-математический дискриминантный анализ результатов изучения уровня адекватности самосознания конкретного человека на доказательном уровне подтверждает возможность уменьшения деструктивных информационных воздействий современной антикультуры наличность, используя духовные смыслообразующие конструкты: например, культуры пра-

вославия или системных физических нагрузок, позволяющих личности фиксироваться на древних эволюционных архетипах. Снижение уровня адекватности самосознания сопряжено со снижением энергетики личности, сменой позитивных эмоций на негативные, как бы возвращая человека к его слепой и однозначной зависимости от биологической и материальной природы.

Апробация и внедрение результатов исследования. Теоретические и экспериментальные результаты исследования представлялись и обсуждались на научно-методических и научно-практических конференциях: международных - «Актуальные проблемы безопасности жизнедеятельности и защиты населения и территорий в чрезвычайных ситуациях» (Ставрополь, 2010), «Актуальные проблемы психолого-педагогического образования» (Владикавказ, 2011), «Физическая культура и спорт: интеграция науки и практики» (Ставрополь, 2011); всероссийских - «Значение прикладной психологии в новейшей истории России» (Ставрополь, 2005), «Педагогический диалог времен и культур» (Ставрополь, 2011), «Специальное образование и социальная реабилитация лиц с нарушениями развития: социально-правовые и психолого-педагогические аспекты» (Ставрополь, 2011), «Психологические проблемы субъекта в современном мире» (Ставрополь, 2011), «Актуальные проблемы современной педагогики и психологии» (Ставрополь, 2011); региональных - «Этнические проблемы современности» (Ставрополь, 2000), «Личностно-ориентированный подход в деятельности современных социально-образовательных систем» (Ростов-на-Дону, 2002). «Личность: культура и образование» (Ставрополь, 2004; 2011), «Эвристическое образование» (Ставрополь, 2005; 2006; 2007), «Проблемы обеспечения целостности учебно-воспитательного процесса» (Ставрополь, 2006); посредством публикации в сборнике научных трудов «Актуальные проблемы социогу-манитарного знания» (Ставрополь, 2012).

Результаты исследования легли в основу разработки двух курсов по выбору «Формирование нравственных качеств личности: историко-психоло-гический аспект» (Ставрополь, 2010), «Духовно-нравственное становление личности: история и современность» (Ставрополь, 2012).

Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на кафедре клинической психологии и коррекционной педагогики и психологии Ставропольского государственного университета. Разработки исследования нашли практико-ориентированное применение в системе психологической службы Ставропольского государственного университета.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 64 работы общим авторским объемом 40,03 усл. п. л.; в том числе 14 работ в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, выводов, списка литературы, включающего 401 наименование, в том числе 82 иностранных. Основной текст диссертации содержит 25 таблиц, 14 рисунков, 6 диаграмм, 13 психолого-математических формул.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, методологические подходы к проблеме; определяется цель, задачи, гипотезы, объект, предмет, методы исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, представляется обзор методов и этапов исследования, сферы апробации и внедрения результатов, структура работы.

В первой главе «Методология духовного развития личности в истории психологии и психософии» дается теоретико-методологический анализ различных теорий развития личности, рассматривается соотношение понятий «развитие личности» и «формирование личности», «социализация», «индивидуализация» и др. Личность - это высшая интегративная система, которая характеризуется взаимосвязью рациональной, волевой и эмоциональной сторон. Общим для многих исследователей является понимание значимости индивидуальных свойств как органических предпосылок развития личности. Б. Г. Ананьев определяет жизненный путь человека как историю формирования и развития личности в определенном обществе, современника определенной эпохи и сверстника определенного поколения.

Анализируя формирование и развитие духовности в теориях психологического коонтогенеза, психология с необходимостью опирается на некоторую антропологическую концепцию, несет в себе обязательную, подчас скрытую мировоззренческую парадигму. О том, что за этим термином стоит определенная реальность и признающая ее антропологическая позиция, уже открыто говорится в отечественной психологии. По замечанию В. П. Зинченко и Е. Б. Моргунова, проблема духовности была «забыта» надолго, вытеснена из отечественной психологии. Есть смысл подумать, как можно вписать духовность в психологию, прежде всего в психологию сознания, то есть вернуть психологии душу. В XIX веке был расцвет естественных наук в России. Это наложило естественнонаучный, материалистический отпечаток и на развитие психологии.

Психология духа в развитии сущностных сил личности. Развивающаяся цивилизация изменила вектор ноосферной природосообразности. Об этом говорит тот факт, что использование технических и культурных достижений разума в интересах зла и самоуничтожения неслучайно. За этим стоит не чья-то воля, а закономерность эволюции человека действующего. Суть закономерности в том, что в полисистеме «человек - природа» компонент «природа» теряет системообразующее свойство. Человек есть чувственное свойство природы как предтеча разумного. Российской психологии под силу обозначить условия, когда правдивое слово становится духовной потребностью. Методологический арсенал для исследования образа духа помогает «увидеть» дух, используя жизненный опыт, эксперимент и наблюдение за жизнью людей различных профессий, так как многие профессии могут быть сопряжены с мобилизацией духовных сил, нравственным напряжением, доминированием добродетельности в целе-полагании. В этом стремлении понять онтологию духа в профессиональной

деятельности во многом помогают труды В. Д. Шадрикова, В. П. Зинченко, В. А. Пономаренко, И. М. Ильичевой, в которых они как бы легализовали устремления психологической науки в познании духовной сущности человека.

Во второй главе «Материалы и методы собственных исследований. Методологическая основа развития проблемы сознания в психологии как научной отрасли знания» анализируется развитие проблемы сознания в основных психологических школах и направлениях. К их числу относятся, прежде всего, интроспективная психология, психоанализ, бихевиоризм (необихевиоризм), гештальтпсихология, гуманистическая психология, психология деятельности, когнитивная психология с ее метакогнитивизмом. Именно они оказали наибольшее влияние на развитие психологических знаний в самых различных областях, в том числе и в области исследования духовности, сознания. Характерно, что данная проблема не выступала ни в одном из них как главная, в результате чего ни в одном из них фактически не было сформулировано специальной - развернутой и обобщающей концепции сознания.

Жизнедеятельность любого человека, общества обусловлена постоянным обменом информацией в ноосфере (по В. И. Вернадскому). Современное развитие науки и техники создало реальную возможность массового распространения новейших технологий с применением информационных средств и методов для прямого и косвенного воздействия на человека. Информация имеет собственные энергетические, частотные, пространственно-временные характеристики, которые способны и направлены на изменение внутренней духовной, психологической среды человека. Нарастающая социально-информационная напряженность в современном обществе близка к ситуации психической эпидемии, по В. М. Бехтереву, что особенно неблагоприятно отражается на подростках и молодежи. Так, законопослушный человек, попав в толпу, зараженную «вирусом агрессии», сам становится агрессивным, совершая поступки, которые противоречат его морали, его гуманистическим принципам. Подтверждением этому является число правонарушений против личности, количество совершаемых самоубийств и убийств, число страдающих наркоманиями, алкоголизмом, наконец, статистика роста числа нервно-психических расстройств среди населения. Один из признаков кризиса и распада цивилизации, по О. Шпенглеру, - это превращение всех сторон человеческой жизни в спорт. Политика - спорт, наука - спорт, любовь, секс - спорт. Среда жизнедеятельности человека наполняется социально-информационными факторами, которые угрожают его сознанию, самосознанию, духовности и, как следствие, конструктивной деятельности человека -Созидателя, Творца. Повышается риск неадекватного восприятия действительности, изменения поведенческих реакций и личностных переживаний человека, не только влияющих на психическое и психологическое здоровье, но и ущемляющих права и жизненно важные интересы личности.

Гуманистический подход к человеку подразумевает наличие уникального «Я», являющегося интегральным единством телесного, душевного и духовного

образа. Гуманистическая культура и ее средства масс-медиа максимально нивелируют низшие инстинкты человека, возвышая нравственные ценности и эмпа-тические взаимоотношения. Современная деструктивная «чёрная» культура, по Л. Н. Гумилеву, или антикультура, -это не ошибки вдохновителей масс-медиа, а грамотно выполненные произведения, реклама, создаваемые на основе научных знаний и навыков, ориентированных на формирование личностной дисгармонии, призыв к смерти, культивирование идеи смерти, усиление психобиосоциального дисбаланса личности с обессмысливанием и обесцениванием жизни, вызывая «духовную и душевную анестезию искусственными способами».

Е. В. Безносюк и М. Л. Князева в результате собственных исследований приводят принципы, на которых строится деструктивная антикультура: подмена естественных форм реагирования с нарушением отношений между людьми, разрушением эмоциональной среды. Любое произведение построено определенным образом, когда человек должен пережить известный «катарсис»: очищение через сострадание, определенный эмоциональный и энергетический вираж, но с использованием механизма-эмоционального шока, который приводит к выраженному деструктивному переживанию. Подмена материала изображения, когда объектами воспроизведения оказываются маргинальные, криминальные или патологические обстоятельства. Шоковые объекты переживания вводятся в повседневный оборот, неумеренно тиражируются до появления апатии к проявлениям антидуха. Механистичность окружающего мира, обращенного к наиболее уязвимым сторонам разрушающегося сознания и самосознания, как следствие-отказ от высоких чувств, высмеивание высоких переживаний. Важнейший момент - разрыв связи между поколениями с культивированием систем подростковых субкультур, «тинейджерского» общения, «слэнга», которые делают эти группы обособленными, замкнутыми в себе, самодостаточными. Антикультура основана на принципиальном отсутствии низшего и высшего, отсутствии или извращении высших ценностей. Антикультура не признает высших ценностей в принципе. Любое обращение с высшими ценностями высмеивается и опошляется, чем создается аморальное, бездуховное клише поведения. Главенствующий принцип антикультуры - тотальное отторжение, дисгармония: человека с человеком, человека с миром и человека с самим собой в противоположность устойчивым здоровым культурам, в которых представления о вере и любви являются основой бытия.

В основе деструктивной культуры происходит замена, когда вместо веры внушается, предлагается одержимость, вместо любви - удовольствие. Происходит подмена личностных отношений грубопредметными. Одержимость и удовольствие имеют иную природу - человек зафиксирован на отдельном качестве или свойстве, что приводит к разодушевлению мира и человека в нем.

Основные направления структурно-уровневой организации в сознании личности. Ключевое значение имеет предложенная и обоснованная трактовка понятия компонента сознания как базовой структурной «единицы». Согласно данной трактовке, в качестве такого рода компонентов понимаются «аналити-

чески выделенные» когнитивные процессы, то есть - в терминологии современной когнитивной психологии - «первичные» психические процессы. Именно они удовлетворяют всем основным требованиям (критериям), которые предъявляются к компонентам, а главные из них состоят в следующем. Компоненты «целого», во-первых, должны еще обладать основными качественными характеристиками самого целого. Во-вторых, они должны быть как бы «пограничными», поскольку дальнейшая детализация их содержания («углубление анализа») приводит к таким образованиям целого, которые уже не обладают его качественной определенностью, то есть к элементам. В-третьих, множество «первичных» процессов - это именно множество: в них и через них содержание психического, «внутреннего мира» репрезентируется не только и не столько в целом, а именно дифференцированно. Именно этим характеристикам как раз и удовлетворяют «первичные» когнитивные процессы. Однако, если это так -если «первичные» психические процессы обладают всеми указанными свойствами, то не только можно, но и необходимо сделать вывод о наличии у них еще одной, пока достаточно слабо изученной функции, одного их модуса. Синтезируя три указанные выше особенности, трудно не видеть прямой аналогии между ними и модальностями, совокупностью типов ощущений в целом. Разница заключается лишь в том, что в последних непосредственно, субъективно, несомненно и дифференцированно дана «внешняя среда», «внешний мир», а в «первичных» психических процессах столь же непосредственно, субъективно, несомненно и дифференцированно дана «среда внутренняя», «внутренний мир».

Итак, с одной стороны, проведенный анализ показал, что общая функция сензитивности психики не может быть сведена к пяти «внешне ориентированным» модальностям, а предполагает и включение «внутренне ориентированных» модальностей.

В третьей главе «Концепция развития сознания и духовности в межсистемном взаимодействии субъектов социумов» раскрывается понятие интегральной индивидуальности, ее место и роль в системе наук о человеке. В отечественной психологии проблема индивидуальности рассматривалась в трудах Б. Г. Ананьева, С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, В. Д. Небылицына, В. С. Мерлина, Ю. М. Орлова и др. Изучаются индивидуальные особенности психических процессов и личности, их связи между собой и с деятельностью. Понятие интегральной индивидуальности или «совокупность внутренних условий» восходит к научным разработкам С. Л. Рубинштейна, который рассматривал совокупность внутренних условий как синтез низших и высших специфических свойств, выполняющих в деятельности определённую приспособительную и регулирующую функции.

Если С. Л. Рубинштейн и Б. Г. Ананьев трактовали индивидуальность с позиций принципа аддитивности (совокупность, набор или симптомокомплекс свойств), то В. С. Мерлин стал широко употреблять понятие «интегральная индивидуальность», рассматривая интегральную индивидуальность как большую

саморегулируемую и самоорганизующуюся систему, состоящую из разнопорядковых подсистем. Главным в теории интегральной индивидуальности автор считал поиск путей гармонизации разноуровневых свойств индивидуальности.

Немалый вклад в разработку теории интегральной индивидуальности внесли труды Г. Дж. Айзенка (Н. I Еуяспск), Р. Б. Кеттела (Я. В. СаМе1), Я. Стреляу (I Й1ге1аи) и др. Так, Я. Стреляу рассматривал индивидуальность с позиции трёх детерминант: нейродинамической, психодинамической и личностной. В понимании нейродинамики он основывался на работах В. Д. Не-былицына, выделяя среди личностных характеристик индивидуальный стиль деятельности. Вершиной аддитивного рассмотрения интегральной индивидуальности может служить подход, разработанный Г. Дж. Айзенком и Р. Б. Кеттелом. Множественность черт исходного у ровня, служащих основой для построения иерархической модели индивидуальности, включает у них свойства трёх уровней: организма, темперамента и личности, создав факторную модель индивидуальности.

Метаэмоциональные процессы в структуре субсистемного уровня сознания относятся к базовому классу психических процессов - эмоциональных. Анализируя эту данность, отметим, что она состоит, во-первых, в существенно меньшей степени изученности данного класса процессов по сравнению с когнитивными процессами; во-вторых, в столь же существенно меньшей степени дифференцировании данного класса на отдельные «составляющие» - собственно эмоциональные процессы; в-третьих, в доминировании так сказать «морфологического» подхода, согласно которому «в центр» исследования ставятся не эмоциональные процессы как таковые, а сами эмоции как их результативные проявления и итоговые, феноменологически представленные эффекты. Анализ вновь с необходимостью приводит к выводу, согласно которому эмоционально-чувственная сфера личности - это не конгломерат и даже не система структурных образований (то есть самих эмоций и чувств), а еще и система специфических процессов - как «первичных» (лежащих в основе эмоций), так и «вторичных» (лежащих в основе чувств). Причем эти процессы отнюдь не всегда протекают «гладко и безболезненно», гармонично. Как раз напротив, реальная палитра человеческих эмоций и чувств такова, что в них, как правило, противоборствуют разнонаправленные и «разнотональные» эмоциональные тенденции, установки, отношения, порождающие многочисленные коллизии, внутриличностные конфликты и даже драмы. В едином чувственно-оценочном отношении к какому-либо объекту (или, что еще характернее, к субъекту) синтезирован ряд эмоций, нередко слабосогласуемых .между собой.

Итак, все изложенное позволяет высказать предположение, согласно которому чувства могут и должны быть проинтерпретированы именно как метаэмоции (в их результативном проявлении), а формирование и переживание чувств - это метапроцессы, соотносящиеся, однако, уже не с когнитивной, регулятивной или мотивационной подсистемами психики, а с ее эмоциональной подсистемой.

Математическое моделирование .межсистемного взаимодействия интегральной индивидуальности. Как правило, исследователи всё многообразие характеристик человека рассматривают либо в плоскости двухмерного биосоциального пространства (А. В. Брушлинский, Б. Ф. Ломов, К. К. Платонов), либо сосредотачиваются на изучении одного единственного представителя того или иного уровня интегральной индивидуальности (В. Д. Небылицьш, Б. М. Теплов). Целостная характеристика человека может быть раскрыта либо с редукционистских, либо с интегративных позиций.

Особое место в теории В. С. Мерлина занимает проблема адекватного математического моделирования межу ровневой системы человеческих свойств, составляющих предмет интегрального исследования индивидуальности, и одноуровневых структур, являющихся предметом отдельных наук о человеке - нейрофизиологии, психологии темперамента, психологии личности и т. д. Общее у них, по В. С. Мерлину, лишь одно - опора на стохастические, вероятностные связи, служащие исходным материалом в обоих случаях. Во всём остальном — существенные различия.

В четвертой главе «Изменчивость самосознания как отражение духовности под влиянием социально-информационных факторов на примере подростков».

Современными учеными дух воспринимается как всеобъемлющее материальное энергоинформационное мысленное явление, позволяющее предположить, что из духа образуется конкретное биологическое, сознательное биологическое, интеллектуальное биологическое, подтверждая, что дух представляет собой живую мысль во всех объектах природы (В. Ю. Ламан). Дух наполняет наше физическое тело и соединяет в одно целое на энергоинформационном уровне тело и душу.

С точки зрения И. Смирнова, В. Титова, «дух-это совокупность и средоточие всех функций сознания, сконцентрированных в единой индивидуальности», благодаря духу осуществляется сознательная ориентация человека. Направленность духа определяет сознание, а сознание направляет познание, поэтому духовная жизнь представляется как критерий человеческого существования. В то же время Н. А. Бердяев (1994) считал, что дух есть невидимая вещь, что «чистая духовность» находится за пределами мысленного противоположения субъекта и объекта, соединяясь, тем самым, в своих взглядах с восточными философами. «Дух есть истина души, ее вечная ценность... Дух дает смысл действительности, а не есть другая действительность». В то же время «духовность, - полагал Н. А. Бердяев, - есть высшее качество, ценность, высшее достижение в человеке».

Если у индивидуума появляется потребность, мотив усилить духовные силы, духовную энергетику, то, используя определенную направленность и содержание самосознания, индивид может наполнить свое «Я» новыми порциями духа, используя вполне определенные духовные, психологические технологии. Следует согласиться с тем, что «душа - мысленное (тонкое материальное, энергоинформационное) начало любого объекта в районе диапазона информации Земли», которая

проявляется благодаря и под управлением Духа. Не менее точно В. Ю. Ламан верифицирует сознание как «специально сформированное энергоинформационное явление, могущее препарировать и осваивать любую информацию».

Следовательно, дух, душа, сознание представляют собой энергоинформационные феномены. В этом случае мы должны отдавать себе отчет в том, что между высшими и низшими энергоинформационными феноменами существуют вполне определенные взаимосвязи, взаимозависимости, исходя из детерминации духа. В реальной жизни существуют различные социальные энергоинформационные феномены, энергоинформационные технологии, обращенные прежде всего к сознанию и самосознанию личности (СМИ, телевидение, идеология, пропаганда культа духа или культа доллара, т. е. высших или низших чувств, соответственно свойств личности), которые могут способствовать развитию духовности, сознания или их деструкции. Правомерно предположить, что изменчивость сознания, самосознания может стать маркером духовного развития как соответственно энергоинформационная изменчивость. Если представлять себе духовность как состояние души-сознания по осознанному или неосознанному постижению и овладению различных проявлений духа, то чем выше качество и количество освоенных мысленно технологий, тем выше духовность. Если ограничить сознание и самосознание человека, то качество формируемых мысленных технологий будет стремиться к примитивизации, а количество мысленных технологий в структуре самосознания будет катастрофически уменьшаться. Процесс негативной изменчивости сознания, самосознания в этом случае наслаивается, более того, начинает обусловливать ограничение духовного развития личности.

Рассматривая проблему структуры самосознания следует обратиться к пониманию ее А. Буземаном, который выделил шесть направлений развития самосознания подростка: 1 - накопление знаний о себе и рост их связности и обоснованности, 2—как их «углубление», психологизацию (постепенное вхождение в образ представлений о собственном внутреннем мире), 3 - направление развития самосознания, направленного на интегрирование (т. е. постепенное осознание себя единым целым), 4 - развитие осознания собственной индивидуальности, 5 -развитие внутренних моральных критериев при оценке себя, своей личности, которые «заимствуются из объективной культуры, а не обосновываются просто биологически». В 5 направлении выделена следующая последовательность: сначала особой значимостью обладают физические качества, за этим следует мораль умений, далее - мораль повиновения и, наконец, коллективная мораль. Шестое направление связывалось им с развитием индивидуальных особенностей процессов самосознания. Похожие рассуждения отмечаются у Н. Бердяева, когда духовность означает преодоление эгоцентризма. Причинами исчезновения человека как личности являются самоутверждение и самодовольство, поэтому дух есть не только свобода, но и смысл.

Отмеченные положения крайне важны для наших исследований, поскольку они обосновывают взаимосвязь самосознания и нравственных свойств че-

ловека, без которых невозможно рассмотрение феномена духовности. По мнению В. Д. Шадрикова, духовные способности направлены на самопознание, самоосознание, самопереживание, соотнесенность себя с миром и другими людьми. Духовные способности в определенной мере являются продолжением биологических и способствуют завершению биологической природы человека. Согласно Э. Шпранглеру, субъект с его переживаниями и образами на метапсихологическом уровне погружен в грандиозную систему мира духа, в котором дух представляется как «ценности, возникшие в исторической жизни, которые по своему смыслу и значению выходят за пределы индивидуальной жизни». Следовательно, «духовная жизнь всегда обращена к другому, к обществу, к роду человеческому. Человек духовен в той мере, в какой он действует согласно высшим нравственным ценностям человеческого сообщества».

Н. Бердяев считал, что «признаками духа являются свобода, смысл, творческая активность, целостность, любовь, ценность, обращение к высшему божественному миру и единение с ним». Справедливы представления М. М. Бахтина, что дух не может быть понятием, ведь логико-понятийный дискурс носит вещный характер, он способен до конца исчерпать в знании вещь, объект, множество объектов, но не субъект. Основываясь на философии духа можно предположить, что на сегодняшний день именно уровень адекватности самосознания и нравственные качества человека способны наиболее тонко и деликатно, с нашей точки зрения, отразить, раскрыть, наконец, попытаться прикоснуться на экспериментальном уровне к столь сложной проблеме, как духовность. В связи с этим крайне важно подтвердить гипотезы результатами экспериментально-психологических исследований.

В подразделе 4.4 представлены результаты собственных экспериментально-психологических исследований и психолого-математического анализа адекватности самосознания и духовности современных подростков. В процессе жизнедеятельности сознание, самосознание воспринимает различную информацию, которая накладывает свой отпечаток на духовность И сознание личности, что позволило В. Д. Шадрикову (2001) утверждать:«.. .резкое расширение информационной базы понимания проблемы энергетической активизацией, переключением эмоций с режима блокирования информации на режим энергетической подпитки, переход к образному мышлению, гармонизации личности, высокой продуктивностью воображения, что, в свою очередь, расширяет информационную емкость человеческого сознания». Таким образом, информация, энергетика, переключение эмоций могут расширять или ограничивать «информационную емкость человеческого сознания», подтверждая тем самым результаты наших экспериментально-психологических исследований. Однако, возникает вопрос о содержании информации, которая может быть с разным знаком, что и требуется как можно ранее зарегистрировать, определить время начала духовной изменчивости, изменчивости самосознания и ее содержание в следующем континууме: духовность - нравственные качества

личности - самосознание - психологические, личностные переживания, поведенческие девиации.

Все обследованные подростки по своим среднестатистическим психологическим, личностным и поведенческим показателям были отнесены к психологическому диапазону нормы-акцентуации. Среди подростков лицеев и гимназий, на которых оказывала влияние преимущественно масс-медиа, были выделены: 1-я группа - с адекватным самосознанием, далее 4-я группа - со сниженным уровнем самосознания и 5-я группа - с неадекватным уровнем самосознания. Среди подростков 2-й группы, у которых преобладали спортивные увлечения, были выделены лица с адекватным уровнем самосознания и со сниженным уровнем самосознания (6-я группа). Среди представителей 3-й группы, в которой превалировала православная информация, обнаружены подростки с адекватным (7-я группа) и сниженным (8-я группа) уровнем самосознания.

Был осуществлен сравнительный экспериментально-психологический и психолого-математический дискриминантный анализ трех основных групп относительно друг друга. Затем подростков с циклоидным психотипом сравнили на психолого-математическом уровне между собой во всех группах; аналогично с зпилептоидным психотипом во всех группах. Далее было проведено сопоставление подростков с различным уровнем адекватности самосознания между собой как внутри групп, так и внутри подгрупп. В целом это дало возможность проанализировать не только взаимовлияние психотипологических характеристик и уровня адекватности самосознания, но и определить особенности воздействия социально-информационных факторов среды жизнедеятельности на подростков в зависимости от уровня адекватности самосознания. Далее были подвергнуты сравнительному анализу психотипологические особенности, факторы среды, уровень адекватности самосознания и степень выраженности продуктивной или контрпродуктивной субъект-субъектной деятельности, приоткрывая тем самым завесу на проявления духовности подростка.

Психолого-математический дискриминантный анализ двух групп подростков с циклоидной структурой психотипа, среди которых 3-я группа (влияние православия) с адекватным уровнем самосознания и 5-я группа с неадекватным уровнем самосознания (влияние масс-медиа), дал основание построить линейную дискриминангную функцию, представляющую собой модель дифференциальной диагностики групп. Линейная дискриминантная функция, или дифференциально-диагностическая модель, представлена в виде арифметического уравнения: К= - 3,143X1 + 7,738X2 + 8,445X3 + 35,295X4 + 30,731X5 - 2,543X6 - 0,510X7 -- 2,669X8 - 2,667X9 + 38,210X10 - 92,506X11 + 23,338X12 + 51,417X13 --1,024X14 + 4,429X15 - 21,609X16 - 34,739X17 + 4,976X18, где Xпредставляет собой конкретное арифметическое значение соответствующего психологического показателя.

Если после подстановки значений арифметических показателей в дискри-минантную функцию суммарное значение Г будет больше дискриминантного

индекса R, то результаты данного обследуемого следует отнести к представителям 3-й группы (влияние православия) с циклоидным психотипом и адекватным уровнем самосознания. Если же значение Убудет меньше R, то результаты будут соответствовать подросткам 5-й группы (влияние масс-медиа) с циклоидной структурой психотипа и с неадекватным уровнем самосознания.

Процент ошибочной диагностики равен нулю в обеих группах, что свидетельствует о высокой достоверности результатов. Значение D2 Махаланобиса отражает расстояние в трехмерном пространстве между центрами проекций средних значений психологических показателей двух сравниваемых групп: чем больше это расстояние, тем более выражены качественные и количественные различия испытуемых. D2 равен 105 условным единицам, позволяя наглядно продемонстрировать различия между группами в трехмерном пространстве (рис. 1). Следовательно, воздействие факторов масс-медиа и православия вызывает достоверные различия в психологических, личностных переживаниях и поведенческих девиациях у подростков, принадлежащих к единой структуре личностного психотипа, но имеющих различия и в уровне адекватности самосознания.

| | — циклоидные акцентуанты с адекватным уровнем самосознания (3-я группа); — циклоидные акцентуанты с неадекватным уровнем самосознания (5-я группа)

Рис. I. Проекции центров средних значений психологических показателей сравниваемых групп на дискриминантную плоскость: подростков циклоидного психотипа с адекватным и неадекватным уровнями самосознания

В процессе дискриминантного анализа были определены взаимосочетания психологических маркеров, характерные для каждой группы. Для дифференциации групп со стороны испытуемых с адекватным уровнем самосознания (влияние православия) участвуют следующие маркеры, имеющие определенный удельный вес в разграничении: склонность к реакциям эмансипации — 18 %; психологические склонности к алкоголизации - 41 %; к делинквентности - 75 %; уровень конституциональной тревоги — 28,4 %.

У испытуемых с неадекватным уровнем самосознания (влияние масс-медиа) участвует в дифференциации иное взаимосочетание маркеров: индекс

«В» - органическая недостаточность - (-13 %); шкалы астении - (-19,32 %); истерического реагирования - 185,2 %; невротической депрессии - (-64,1 %); тревоги - (-43 %); показатели уровня невротизации — 28,1 %; уровня психопа-тизадии - (-26,1 %); экстра- и интроверсии - 11,35 %; нейротической тревожности - (-129,32 %), подтверждая личностную и поведенческую изменчивость при различиях в адекватности самосознания.

Наиболее выраженные и многообразные взаимосочетания психологических маркеров выявлены у подростков с циклоидным психотипом и неадекватным уровнем самосознания в виде минимальной органической недостаточности мозга, астенических и истерических проявлений, невротической депрессии, тревоги, повышения уровня невротизации, что указывает на снижение энергетики, эмоциональные изменения и тип реагирования, не свойственный циклоидной структуре психотипа под влиянием масс-медиа. Указанные изменения, вероятнее всего, ослабляют дух подростка, искажают духовные процессы, проявляемые в потере смыслов, подтверждая тем самым сложность или невозможность продуктивных отношений и деятельности. Среди них не были замечены эмоциональные привязанности между подростками, а, скорее, были проявления конформизма, ревности или зависти к успехам окружающих, алчности, лживости, меркантильные тенденции, склонность к лицемерию.

Перечисленный комплекс личностной и поведенческой изменчивости, неадекватный уровень самосознания коморбиден искажению нравственных свойств личности, подчеркивая нарастающую сопряженную духовную изменчивость, направленную на деструкцию субъект-субъектных отношений на ограничении созидательных проявлений духовности (р < 0,0001).

Для подростков с адекватным уровнем самосознания и преобладанием православных интересов минимизируются воздействия масс-медиа и характерным определялась склонность к эмансипации, делинквентности и тревожности, что не мешало построению адекватных отношений и деятельности. Все это наблюдалось на фоне формирования эмоциональных привязанностей, открытости, альтруистичности, склонности к платоническим увлечениям, избеганию лжи, стыдливости за свои и, что не менее важно, чужие проступки; отстаивания своих жизненных ценностей и интересов вплоть до конфликтов.

Полученные результаты отражают различную степень изменения самосознания, что коррелирует с более продуктивными субъект-субъектными отношениями между подростками, на которых воздействуют факторы православия при адекватном самосознании, и менее продуктивными субъект-субъектными отношениями под влиянием масс-медиа и неадекватном самосознании. Тем не менее регистрируется невыраженная личностная и поведенческая изменчивость подростков, когда даже наличие православной среды не ведет к проявлениям духовности, хотя адекватность самосознания достаточно устойчивая. Правомерно предположить наличие «скрытых» надындивидуальных факторов, т. е. духовности, которые влияют на результаты экспериментально-психологических исследований, в частности на самосознание.

Сравнительный психолого-математический анализ результатов обследования подростков 6-й группы с циклоидным психотипом и преобладанием спортивных интересов, со сниженным уровнем самосознания и 2-й группы с циклоидным нсихотипом, преобладанием спортивных интересов и адекватным уровнем самосознания показал существенные различия и сходства в случае преобладания спортивных интересов.

В результате дискриминантного анализа построена линейная дискри-минантная функция, позволяющая разделять подростков с адекватным и со сниженным уровнем самосознания:

К= - 6,732X1 - 4,831X2 - 1,395X3 - 7,076X4 - 13,795X5 + 3,687X6 -

- 6,599X7 + 7,858X8 + 1,240X9 - 9,236X10 - 0,930X11 + 2,037X12 -

- 0,165X13 - 0,834X14 - 0,506X15 - 1,014X16 - 2,309X17 - 0,818X18, где А'представляет собой конкретное арифметическое значение соответствующего психологического показателя.

Если после подстановки значений арифметических показателей в дискри-минантную функцию суммарное значение Убудет больше дискриминантного индекса Я, то результаты данного обследуемого следует отнести к представителям 2-й группы с адекватным уровнем самосознания и преобладанием спортивных увлечений. Если значение Убудет меньше Я, то результаты будут отнесены к 6-й группе со сниженным уровнем адекватности самосознания. Процент ошибок в настоящей психолого-математической модели дискриминации равен нулю в обеих группах с преобладанием спортивных интересов.

В2 Махаланобиеа равен 123 условным единицам, демонстрируя психологическую, личностную и поведенческую высокодостоверную неоднородность подростков с преобладанием спортивных увлечений в среде жизнедеятельности. Выделены взаимосочетания психологических маркеров с их удельным весом для проведения дифференциальной диагностики сравниваемых групп испытуемых: тип акцентуации характера — 25,3 %; психологическая склонность к делинквентности — 10 %; индекс «В» - минимальная органическая недостаточность — 38,34 %, характерные для подростков со сниженным уровнем самосознания (6-я группа), располагающиеся с одной стороны дискриминантной плоскости.

С другой стороны дискриминантной плоскости располагается результат испытуемых с адекватным уровнем самосознания (2-я группа) с одним маркером — показатель уровня невротизации — 18 %, которые отличаются высокой продуктивностью и целеполаганием, человеческой надежностью в проблемных ситуациях, склонностью к альтруизму и справедливости. Признаки невротизации компенсируются спортивными увлечениями и указывают на определенную сложность внутреннего мира. Сниженный уровень самосознания у подростков 2-й группы с преобладанием спортивных интересов не приводит к заметной личностной изменчивости, отмечается лишь тенденция к делинквентности, подтверждая минимизированность воздействий масс-медиа.

Расположение испытуемых на границе норма-аномалия обусловлено преимущественно минимальной мозговой недостаточностью (индекс «В»), которая не препятствует построению рациональных взаимоотношений с окружающим миром. Для сравниваемых групп были свойственны честность, прямолинейность, искренность, не только увлеченность спортом, стремление к равноправным и открытым отношениям. Не было признаков преобладания сугубо материалистических интересов. Правомерно утверждение о высокой толерантности подростков с преобладанием спортивных увлечений к деструктивному влиянию масс-медиа даже при снижении уровня самосознания, подчеркивая надежность компенсаторных психологических механизмов.

Сравнительный психолого-математический дискриминантный анализ подростков с циклоидной структурой психотипа и адекватным уровнем самосознания с преобладанием спортивных интересов (2-я группа) и подростков с неадекватным уровнем самосознания и преобладанием воздействий масс-медиа (5-я группа) доказал возможность построения модели дифференциальной диагностики сравниваемых групп. Ошибочная диагностика равна нулю в обеих группах, а значение D2 Махаланобиса равно 108 условным единицам, что подтверждает высокую достоверность различий в полученных результатах.

Представляем взаимосочетание психологических маркеров дискриминации, характерное для циклоидного психотипа с адекватным уровнем самосознания из спортивной среды и с неадекватным уровнем самосознания из среды масс-медиа: шкалы астении - 18 %, истерического реагирования - 13,5 %, невротической депрессии - 8,41 %, уровня невротизации - 19,89 %, экстра-инт-раверсии - 8 %, нейротической тревожности - 12,25 %, конституциональной тревожности - 10,53 %. Признаки астенизации, истерического реагирования, невротизации, нейротической тревожности, депрессии сопровождают подростков циклоидного психотипа из среды масс-медиа, коррелируя с искаженными нравственными свойствами и низкой духовностью, которая отличала их поведение в виде уменьшения целеполагания, потере смыслов, высокой эгоистичностью, всепоглощающим гедонизмом, отсутствием эмоциональных привязанностей в подростковой среде, завистью, лицемерием, меркантильностью, общим пессимизмом и отсутствием стремления к позитивным взаимоотношениям. Подростки же из спортивной среды с адекватным уровнем самосознания отличались целеустремленностью, отрицанием гедонистических культов, построением прагматичных и эмоциональных взаимосвязей в подростковой среде, здоровым духом соперничества, уважением к успехам и достижениям подростков, подчеркивая тем самым духовность личности.

Приводя результаты многовекторного психологического анализа (рис. 2), мы наглядно подтверждаем усиление личностных переживаний и поведенческих нарушений до степени декомпенсации и дезадаптации, когда психологические характеристики не соответствуют структуре конституционального психотипа человека, что неблагоприятно сказывается на самосознании, и положительная корреляция

обнаруживается по отношению к низкой духовности. В этом случае мы наблюдаем циклоидную структуру психотипа, коморбидную неадекватному самосознанию, личностным переживаниям и поведенческим расстройствам, а также торможение созидательной духовности, препятствующее построению позитивных и продуктивных субъект-субъектных взаимоотношений. Особенно это касается подростков из среды масс-медиа с неадекватным уровнем самосознания, коррелирующим (р<0,001) с личностными и поведенческими отклонениями, искажающими структуру психотипа и препятствующим формированию созидательной духовности. В случае адекватного уровня самосознания, несмотря на деструктивные внешние факторы, удается сохранить необходимую созидательную духовность. Складывается впечатление, что духовность скорее больше взаимосвязана со стабильностью психотипологической структуры личности, чем с деструктивными факторами среды жизнедеятельности (преобладание спортивной или масс-медийной среды), которые, тем не менее, ни в коей мере не следует исключать из анализа.

Обобщая и анализируя результаты психологической дифференциальной диагностики уровня самосознания у подростков, представляющих одну циклоидную структуру психотипа, но с измененным самосознанием, можно утверждать, что наиболее многообразные взаимосочетания психологических показателей свойственны циклоидной структуре психотипа с неадекватным уровнем самосознания и системным воздействием масс-медиа в виде минимальной органической недостаточности мозга, астенических и истерических проявлений, невротической депрессии, тревоги, повышения уровня невротизации. Перечисленные характеристики отличают их от подростков с превалированием спортивных интересов и адекватным уровнем самосознания, для которых характерны лишь склонность к эмансипации и делинквентности. Таким образом, подростки, на сознание и самосознание которых постоянно оказываются масс-медийные воздействия, отличаются большей склонностью к формированию неадекватного уровня самосознания, которое характеризуется высокой корреляцией со снижением энергетики личности, преобладающим субдепрессивным и тревожным фоном настроения, общей неврогизацией, что влечет за собой ослабление духовных процессов, проявляемое в потере смыслов и целеполагания. Подростки с адекватным уровнем самосознания, у которых преобладают спортивные интересы, характеризуются минимизацией интенсивности воздействия масс-медиа, что не сопровождается снижением энергетики, снижением эмоционального фона, тревожностью и общей невротизацией.

Психолого-математический дифференциальный анализ групп подростков, относящихся к эпилептоидной структуре личностного психотипа, выглядит иначе. Сравнительный анализ подростков эпилептоидного психотипа с адекватным уровнем самосознания и преобладанием спортивных интересов (10-я группа) и эпилептоидного психотипа со снижением уровня адекватности самосознания и преобладанием воздействия масс-медиа (8-я группа) показал, что они достаточно отчетливо отличаются друг от друга.

Полученные результаты у подростков с адекватным уровнем самосознания и преобладанием спортивных интересов выявили наличие у них невротического состояния с различного рода нарушениями — вегетативными, астеническими, депрессивными, а также повышение уровня невротизации, в свою очередь у подростков с нарушением уровня адекватности самосознания и преобладанием воздействий масс-медиа негативные проявления были отмечены в повышении обсессивно-фобических переживаний, которые не свойственны эпилептоид-ному психотипу и прогнос- подростков циклоидного психотипа из спортивной тически считаются неблаго- среды с адекватным уровнем самосознания приятными, свидетельствуя (2-я группа) и неадекватным уровнем самосознания о негативных изменениях со 113 ФСДЫ масс-медиа (5-я группа)

снижением уровня адекватности самосознания.

Модель дифференциальной диагностики уровня самосознания у двух групп подростков с эпилептоидным психотипом, на которых воздействуют факторы масс-медиа или преобладают спортивные интересы, представлена в виде линейной дискриминантной функции:

У = 2,146X1 + 10,571X2 + 13,264X3 + 34,407X4 - 111,074X5 + 8,985X6 --23,69X7 + 4,357X8 + 33,981X9 - 10,324X10 + 12,901X11 - 16,244X12 + + 9,098X13 - 5,348X14 - 10,468X15 - 13,539X16 - 7,983X17 - 12,466X18, где X представляет собой конкретное арифметическое значение соответствующего психологического показателя.

Если после подстановки значений арифметических показателей в дискриминанту ю функцию суммарное значение Убудет больше дискриминантного индекса К, то результаты данного обследуемого следует отнести к представителям 7-й группы с адекватным уровнем самосознания и преобладанием спортивных интересов. Если значение Убудет меньше Я, то результаты правомерно отнести соответственно к обследуемым 8-й группы со снижением уровня адекватности самосознания и преобладанием воздействия масс-медиа. Ошибки диагностики отсутствуют, а достоверность различий между группами подтверждается значе-

!—$—"~Группя 2 ■ — Группа 5 |

Рис. 2. Миоговекторный психологический анализ

нием 02Махаланобиса, равным 652 условным единицам. Этот факт подтверждает самые выраженные качественные и количественные психологические, личностные, поведенческие отличия подростков с эпилептоидной структурой психотипа, но с различной степенью выраженности адекватности самосознания.

Результаты дискриминанткого анализа позволили выделить взаимосочетания психологических маркеров испытуемых с адекватным уровнем самосознания и преобладанием спортивных интересов: шкалы астении — 11 %; невротической депрессии - 13,1 %; показатель уровня невротизации -65,14 %, которые коррелировали с продуктивными взаимоотношениями, деятельностью со сверстниками и взрослыми. Подростки отличались прагматичностью, эгоцентризмом, эмпатичностью, настороженностью по отношению к незнакомым лицам, ревнивостью. Снижение энергетики личности и эмоциональные спады препятствовали достижению внешней одухотворенности и следованию «искушению отказа от долга следовать идее, вере и духовным ценностям».

При снижении уровня адекватности самосознания и влиянии масс-медиа у лиц с эпилептоидным психотипом дискриминантный анализ обнаружил другое взаимосочетание маркеров дифференциации: индекс «В» - минимальная органическая недостаточность - 54,1 %; шкалы обсессивно-фобических нарушений -13,53 %; истерического реагирования-12,1 %;показателиуровняпсихопатизации-25 %; уровня конституциональной тревоги - 24%. Выраженность обсессивных, истерических переживаний не соответствует структуре эпилептодного психотипа, и прогноз изменчивости, скорее всего, следует оценить как неблагоприятный. Наличие конституциональной тревожности в сочетании с психопатизацией указывает на деструктивное взаимодействие личностного психотипа и факторов масс-медиа, которое отражается на продуктивности деятельности и отношений у подростков с эпилептоидной структурой психотипа. В поведении заметны коммерциализация, эгоцентризм, лицемерие, алчность, механистичность отношений с тенденцией получения выгоды в одностороннем порядке, стремление к чувственным наслаждениям, что препятствует формированию духовности, они не в состоянии принять других людей такими, какие они есть.

Сравнительный дискриминантный анализ подростков с эпилептоидным психотипом и адекватным уровнем самосознания с преобладающим воздействием фактора православия (9-я группа) и подростков с адекватным уровнем самосознания и превалированием спортивных интересов (10-я группа) подтвердил следующие результаты.

Психолого-математический анализ сравнительных результатов подростков 10-й группы выявил наличие у них невротического состояния с различного рода нарушениями - вегетативными, астеническими, депрессивными, тревожными, что мешало формированию полноценных взаимоотношений и сочеталось с противоречивыми тенденциями в личностных устремлениях. В свою очередь значительное повышение уровня певротизации у подростков 9-й группы с адекватным уровнем самосознания из школ православия не привело к негативным

проявлениям, что в принципе свидетельствует, с одной стороны, о потенциальном духовном развитии, а с другой - о недооценке своих особенностей.

Дискриминантный анализ позволил построить линейную дискриминантную функцию для подростков эпилептоидного психотипа с адекватным уровнем самосознания, но в одном случае превалировали воздействия факторов православия, а в другом—спортивных интересов, что успешно противостояло деструктивному влиянию масс-медиа. Достоверность различий между группами подтверждается значением Э2 Махаланобиса, равным 64 условным единицам, что указывает на значительное расстояние между центрами проекций средних значений психологических показателей сравниваемых групп и нулевой процент ошибок.

Результаты дискриминантного анализа позволили выделить взаимосочетание психологических маркеров, характерное для подростков с адекватным уровнем самосознания и превалированием фактора православия: шкалы обсессивно-фо-бических нарушений - 18 %; истерического реагирования -15,12 %; показателя уровня психопатизации - 28 %. Перечисленные параметры отражают невротические проявления, которые препятствуют устойчивой антиципации, искренности, доверительности, а скорее провоцируют обращение к материальным ценностям. Продуктивность деятельности больше отличается односторонностью, ригидностью, ограничивая духовное развитие даже при влиянии православия.

Испытуемые с адекватным уровнем самосознания и спортивными увлечениями отличались взаимосочетанием иных маркеров дифференциации: шкалы астении -19 %; тревоги - 33 %; показатели уровня невротизации - 11,64 %; ситуативной тревожности - 24,04 %; конституциональной тревоги - 25 %. На основе полученных сравнительных результатов у подростков эпилептоидного психотипа с адекватным уровнем самосознания и спортивными увлечениями зафиксирована изменчивость в виде астенических (падение энергетики), тревожных и депрессивных проявлений, ситуативной и конституциональной тревожности, при этом депрессивные проявления носили невротический характер. Следует подчеркнуть, что взаимосочетание невротических переживаний и нейротической тревожности является закономерным, подтверждающим точку зрения, согласно которой невротизация формируется под влиянием двух классов психических явлений - эмоционально-мотивационных особенностей личности и основной составляющей темперамента - нейротизма.

Подростки с эпилептоидной структурой личности отличаются нарастанием нигилизма, цинизма под влиянием масс-медиа, даже несмотря на спортивные увлечения. Столь важные для них атрибуты полноценности в подростковой среде, которые подчеркивали бы личный престиж, стоят с материальной точки зрения дорого, усиливая тем самым конфликт с семьей, которая не может удовлетворить его экономические потребности. Семейный конфликт усиливает противостояние поколений, усугубляя нравственные противоречия, что сказывается на потенциальной духовности. В православных школах деструктивное влияние социально-информационной среды во многом ограничивается, что в значительной мере снижает противостояние с родителями, когда нивелирован культ псевдопрестижа, уменьшается акцент, обращенный к низшим чувствам человека.

Таким образом, данные психологического и психолого-математического дифференциального анализа испытуемых подростков циклоидного и эпилеп-тоидного психотипов показали выраженное деструктивное влияние социально-информационных факторов среды жизнедеятельности, в частности антикультуры масс-медиа, приводящее к снижению уровня адекватности самосознания плоть до неадекватности среди подростков, у которых имеется индивидуально-типологическая предислозиция. Системные спортивные нагрузки во многом ограничивают воздействие на личность деструктивных информационно-стрессовых факторов, что проявляется только в снижении уровня адекватности самосознания. В то же время систематические занятия в православной школе во многом гармонизируют подростка, расширяют палитру мыслеобразов в самосознании, в содержании которых преобладают любовь, стыд, совесть, эмпатичность, адекватная антиципация, придавая смысл существованию, наполняя духом душу и тело подростка даже в условиях экономической и материальной стесненности. Сохраняется духовный потенциал, способствующий продуктивной, созидательной, осмысленной деятельности субъекта, но перечисленные выводы касаются преимущественно подростков с циклоидной структурой личностного психотипа. При эпилептоидном психотипе на достоверном уровне регистрируются признаки дефицитарности духовности даже в случае сохранения адекватного уровня самосознания и превалирования фактора православия или спортивных нагрузок, подтверждая надындивидуальный характер духовности.

В ряде случаев снижение уровня адекватности самосознания или неадекватность самосознания открывают путь к восприятию деструктивных энергоинформационных образов в сознании, самосознании, что приводит к незащищенности перед человеконенавистнической, эгоцентрической интервенцией современной антикультуры с усилением низших свойств личности, которые приводят к разрушительной деятельности. Однако, даже при указанных условиях возможно спонтанное появление одухотворенности, которое сопровождается совестливостью, эмпатичностыо, стыдливостью и гуманизацией сознания, самосознания. В то же время, чем более нарастают признаки эмоциональной неустойчивости, тревожности, страхов, спада настроения, мнительности, повышенной эмоциональной чувствительности, тем заметнее ограничение эмпатичности, антиципации, нарастает дефицит совести, стыда, любви и, главное, бездуховности. Снижение уровня адекватности самосознания предрасполагает к дефициту духовности с хаотичной субъект-субъектной деятельностью, все более теряющей смыслооб-разование. Особенно это заметно у лиц с эпилептоидным психотипом личности по сравнению с циклоидной структурой психотипа.

Возвращаясь к континууму психологической диагностики духовной изменчивости и самосознания, мы предлагаем и доказываем необходимость изучения психологического паспорта подростка, начиная с психологических, личностных переживаний, поведенческих девиаций, затем определение уровня адекватности самосознания и нравственных качеств личности, что в совокупности будет раскрывать надындивидуальный феномен духовности современного подростка.

В пятой главе «Психология современных трансформаций системы духовных ценностей» показаны духовные ценности и гетерогенность в психологическом контексте человеческой жизнедеятельности.

Духовный мир человека имеет сложную морфологическую структуру. Первый слой составляют смыслозначимые константы (идеи, ценности, образы), представленные в мире человека как своеобразные нормы и долженствование. Второй слой - это обработка новых идей, ценностей, образов идеями, ценностями и образами, существующими в сознании не постулятивно, а сущностно. Третий слой коррелирует с обработанным смысловым материалом и нравственным опытом.

Современная отечественная психология трактует понятие духовности следующим образом: 1. Духовность представляется как ценностное состояние сознания. 2. Духовность определяется как способность обнаруживать в предметах социальные качества, открывать человеческое назначение вещей и устанавливать их связь с действиями людей. 3. Духовность рассматривается как способ человеческой жизнедеятельности.

Указанные подходы оттеняют основные грани и существенные черты духовности. Они могут быть использованы при выработке общего, интегрального определения данного феномена. Недостаток выделенных определений в том, что они акцентируют внимание на функциональных особенностях духовности, не учитывая ее смысловое содержание и онтологические основания. Определения фиксируют «всеобщее - внешнее», нам же необходимо выделить «особенное -внутреннее», специфические особенности психической организации человека.

Обратимся к рассуждениям об онтологических основаниях духа. Духовность предполагает имманентную независимость индивида от социума и, в определенном смысле, независимость его от самого себя, что на языке И. Канта называется высокоразвитым чувством, моральной ответственностью перед своей совестью и перед совестью других. В «Основах метафизики» он подчеркивает, что исходной духовной категорией выступает «чистая воля», которая не подчиняется обычным формам нашего мышления и полностью очищена от воздействия мира явлений. Эта неподчиненность и определяет ответственность человека перед самим собой.

Дух богаче, чем сознание. В понятии «сознание» проступает гносеологический оттенок, ибо на первый план выходит отношение сознания к индивиду, социальной группе. Именно поэтому сознание соотносится с понятиями «общественное сознание», «индивидуальное сознание». Понятие «дух» характеризуется онтологическим оттенком, при котором различие объективного и субъективного хотя и учитывается, но отходит, по мнению А. Ф. Лосева, на второй план.

Осознав человека как носителя духовности, мы подходим к вопросу выявления особой формы внутреннего бытия человека - душевности. В контексте взаимосвязи с духом душа может раскрыться в следующих особенностях:

- как специфическая структура, осуществляющая связь плоти и духа. В душевных страстях, с одной стороны, выражается неудовлетворенность души её

замкнутостью в границах эмпирического настоящего существования, с другой же - способность души отвергнуть навязываемую ей духовную гармонию;

- если дух характеризуется полнотой смыслового содержания, направленного чаще всего на непознанное, то душа проецирует дух в определенную точку бытия и проявляется в конкретных эмоциональных переживаниях;

-душа обеспечивает «приземление» духа, его воплощение в жизненные дискретные сущности.

Роль духовных ценностей в жизненном мире человека. В связи со сказанным остановимся на понятии «архитектоника» духовности. Под архитектоникой мы понимаем художественное выражение закономерностей строения духовности, соотношения ее компонентов. В «Критической философии» И. Канта онтологические проблемы возникают вследствие оформления чувственной реальности категориальным аппаратом познающего субъекта. В философии Э. Гартмана онтология - учение о различных видах деятельности: вещественной, духовной, соотносящихся друг с другом. Проблема «соотнесения» и актуализирует вопрос об определенной «неизмеряемости» того или иного фрагмента действительности.

Для приобретения так называемого духовного видения мира человек формирует определенные модусы сознания и поведения, при ближайшем рассмотрении предстающие как «духовные промежутки», заполняемые следующими проблемами:

- абсолютная самобытийность, решение дихотомий, содержащихся в « играх в других», такой выбор является исходной болевой точкой, перипетией духа;

- осознание конфликта личности и индивидуальности, чем больше человек вбирает в себя страдания и муки других, тем больше он личность, но тем больше становится незаполненность его индивидуальности.

Развитие личности разворачивается больше во времени, развитие индивидуальности - в пространстве, по этим законам и сформировано человеческое бытие. Соответствие между личностью и индивидуальностью предполагает, с одной стороны, личностную и индивидуальную определенность, а с другой стороны—взаимную определенную «незаполненность».

1. Подтверждено, что самосознание взаимосвязано с нравственными качествами личности, детерминированными духовностью человека. Устойчивые позитивные нравственные качества отражают состояние духовности и никогда достоверно не коррелируют с неадекватным уровнем самосознания, с циклоидной и эпилептоидной структурой психотипа. Формируется последовательность взаимовлияний и взаимообусловленности от духовности и нравственных качеств субъекта до устойчивости или неустойчивости структуры личностного психотипа с адекватным, сниженным или неадекватным уровнем самосознания и далее к созидательной или разрушительной деятельности.

2. Адекватный уровень самосознания подростков может характеризоваться актуализацией положительных или отрицательных нравственных качеств, содер-

жание которых направлено на позитивные или негативные субъект-субъектные отношения. Структура личностного психотипа выступает в этом случае как «орудие» изменения окружающего мира, наполняясь соответственно нравственной устойчивостью (стыдливостью, совестливостью, эмпатичностью...) или неустойчивостью (лицемерием, завистливостью, злобностью, меркантильностью...), соответственно приобретая или теряя духовность.

3. Социальные факторы и информационные технологии современной культуры, обращенные к сознанию и самосознанию личности, могут либо способствовать развитию духовности и самосознания, либо подвергать деструкции собственное самосознание и духовность человека. Подтверждено предположение о возможности объективного изучения изменчивости самосознания, уровень адекватности которого может стать маркером изменчивости духовности и нравственных качеств личности во времени и социальных обстоятельствах, обогащающих или обедняющих духовное развитие человека.

4. На психологическом уровне регистрация неадекватности самосознания коррелирует с ограничением духовности в виде неустойчивости нравственных качеств, сопровождаясь снижением энергетики, спадом настроения, нарастанием тревожности с ощущением постоянной аморфной угрозы, чувством бессилия, снижением способности к антиципации, эмпатичности, что наиболее характерно для циклоидной структуры психотипа. Неустойчивость нравственных проявлений свидетельствует об ограничении духовности и коррелирует с признаками тревоги и агрессивности, с психопатизацией личности и минимальной органической недостаточностью мозга, что свойственно подросткам с эпилептоидной структурой личностного психотипа и неадекватностью самосознания.

5. Аномальные личностные и поведенческие проявления возникают первыми при взаимодействии с деструктивными социально-информационными и указывают на вероятность изменчивости самосознания, отличаются высокой корреляцией с неадекватностью самосознания. Указанные изменения коморбид-ны искажению нравственных свойств за счет нарастания лживости, лицемерия, меркантильности, редукции чувства стыдливости, совестливости, со слабыми проявлениями эмпатичности, ограничивая духовность подростка с низкой перспективой к продуктивным субъект-субъектным взаимоотношениям. Полученные экспериментально-психологические результаты исследования самосознания в его взаимосвязи с нравственными качествами, личностными и поведенческими параметрами дают полное основание утверждать о надындивидуальное™ духовности, независимо от преобладания информационных воздействий, как масс-медийных, так и православных. Полученные результаты подтверждают временность духа по К. Ясперсу.

6. Подростки с неадекватным уровнем самосознания как из среды православия, так и из среды масс-медиа имеют одинаковые шансы на появление признаков духовности. В этом случае масс-медийная среда, благодаря деструктивным информационным воздействиям, активно дестабилизирует структуру личностного

психотипа, что приводит к закреплению неадекватного уровня самосознания, нравственной опустошенности и дрейфу личностных и поведенческих параметров в сторону аномальной личностной изменчивости, на достоверном уровне уменьшая вероятность появления духовности. Однако и в случае преобладания среды православия неадекватный уровень самосознания, вероятнее всего, конституционально детерминирован и появление духовности приводит не к созидательной и продуктивной субъект-субъектной деятельности, а к ограничению духовности личностным пространством подростка. Этот факт на экспериментальном уровне также подтверждает, прежде всего, надындивидуальные характеристики духа.

7. Психологический и психолого-математический дискриминантный анализ результатов изучения уровня адекватности самосознания конкретного человека на доказательном уровне подтверждает возможность уменьшения деструктивных информационных воздействий современной антикультуры на личность, используя духовные смыслообразующие конструкты: например, православия или системных физических нагрузок, позволяющих фиксироваться на древних эволюционных архетипах. Снижение уровня адекватности самосознания сопряжено со снижением энергетики личности, сменой позитивных, оптимистических эмоций на негативные, пессимистические, возвращая человека к его материальной природе.

8. Экспериментально-психологический и психолого-математический дискриминантный анализ уровня адекватности самосознания и, как следствие, духовности конкретного испытуемого на доказательном уровне подтверждает возможность даже слабых деструктивных информационных воздействий современных технологий антикультуры на личность, которые приводят к дефициту духовности с разрушением субъектно-субъектных отношений независимо от индивидуально-психотипологических характеристик человека. В других случаях даже интенсивные информационные воздействия современных технологий не приводят к снижению уровня адекватности самосознания, не нарушают духовность и не могут препятствовать созидательным отношениям с окружающим миром. Представленные материалы предполагают наличие «скрытых» надындивидуальных факторов, которые влияют на результаты экспериментально-психологических исследований.

9. Наэмпирическом, экспериментально-психологическом и психолого-математическом уровнях подтверждена вероятность изменчивости специфических характеристик самосознания, отражающих феномен духовности с разной степенью выраженности нравственных качеств. В условиях деструктивных воздействий технологий антикультуры духовность детерминирует сохранность нравственных качеств (совестливости, стыдливости, чести, любви), появление же признаков нравственной неустойчивости отражает дефицитарность духовности в виде изменчивости вплоть до лицемерности, двуличности, алчности, завистливости, эгоцентричное™, которые определяют вектор разрушительной деятельности социума на духовность личности.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

I. В монографиях:

1. Ахвердова, О. А. Методическое проектирование учебного процесса в современном вузе : монография [Текст] / О. А. Ахвердова, И. А. Малашихина, Н. А. Тарасьян. - М.: Илекса, 2010. - 320 с. (18,6 п. л. / авт. вклад - 8,41 п. л.).

2. Тарасьян, Н. А. Значение самосознания для раскрытия духовности российского юношества: монография [Текст] / Н. А. Тарасьян. - Ставрополь : Орфей, 2011. - 92 с. (5,34 п. л.).

II. В журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

3. Тарасьян, Н. А. Духовно-нравственное воспитание детей и молодежи России как социально-педагогический феномен [Текст] / Н. А. Тарасьян // Сибирский педагогический журнал.- 2009. - № 12. - С. 142-149 (0,5 п. л.).

4. Тарасьян, Н. А. Пространственно-уровневая модель современного научного психологического познания [Текст] / Н. А. Тарасьян // Вестник Московского университета МВД России. - 2010. - № 3. - С. 57-58 (0,11 п. л.).

5. Тарасьян, Н. А. Источники, закономерности и факторы онтогенетического развития личности: теоретико-методологический аспект [Текст] / Н. А. Тарасьян // Вестник Московского университета МВД России. - 2010. -№ 4. - С. 159-161 (0, 17 п. л.).

6. Ахвердова, О. А. Системообразующие характеристики духовности как особого способа жизнедеятельности личности: психологический аспект [Текст] / О. А. Ахвердова, Н. А. Тарасьян // Вестник Ставропольского государственного университета. - 2011. - Вып. 73 (2). - С. 139-142 (0,23 п. л. / авт. вклад - 0,11 п. л.).

7. Тарасьян, Н. А. Образовательное пространство как условие развития эффективных форм и типов общения [Текст] / Н. А. Тарасьян, Е. А. Эм // Научные проблемы гуманитарных исследований. - 2011. - Вып. 7. - С. 176-182 (0,4 п. л. / авт. вклад - 0,2 п. л.).

8. Тарасьян, Н. А. Духовность личности как способ ее жизнедеятельности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Образование. Наука. Научные кадры. -2011. -№ 3. - С. 209-211 (0,17 п. л.).

9. Тарасьян, Н. А. Духовность и нравственность: историко-психоло-ги-ческий анализ [Текст] / Н. А. Тарасьян // Вестник Московского уни-верситета МВД России. - 2011. -№ 4. - С. 49-52 (0,23 п. л.).

10. Тарасьян, Н. А. Применение психологических категорий к духовной сфере личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Образование. Наука. Научные кадры. -2011. - № 4. - С. 254-255 (0,11 п. л.).

11. Тарасьян, Н. А. Духовность и нравственность как сущностные характеристики мотивационной сферы личности [Текст] / Н. А Тарасьян // Вестник Московского университета МВД России.-2011.-№ 11.-С. 78-82 (0,3 п. л.).

12. Тарасьян, Н. А. Ценность духовного освоения реальности: смысловое содержание и функциональные особенности духовности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Вестник Московского университета МВД России. - 2011. - 12. - С. 43-46. (0,23 п. л.).

13. Тарасьян, Н. А. Духовность как высшая форма сознания личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Образование. Наука. Научные кадры. -2012. —№ 2. — С.132- 137(0,34 п. л.).

14. Тарасьян, Н. А. Метаэмоционалыше процессы в структуре субсистемного уровня сознания [Текст] / Н. А. Тарасьян // Образование. Наука. Научные кадры. - 2012. - № 3. - С. 98 - 103 (0,34 п. л.).

15. Тарасьян, Н. А. Интегральная индивидуальность, ее место и роль в системе паук о человеке [Текст] / Н. А. Тарасьян // Вестник Московского университета МВД России. - 2012. - № 3. - С. 74 - 79 (0,34 п. л.).

16. Тарасьян, Н. А. Интерпретация духовности как целостного образования личности: логико-психологическое основание [Текст] / Н. А. Тарасьян // Вестник Московского университета МВД России. — 2012. —№ 4. - С. 69 — 72 (0,23 п. л.).

III. В других изданиях;

17. Тарасьян, Н. А. Духовность в процессе становления индивидуальности личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Этнические проблемы современности. -Вып. 6. Проблемы культуры межнационального общения и межкультурной коммуникации : материалы 45-й научно-методической конференции «Университетская наука-региону».-Ставрополь, 2000.-С. 188-191 (0,17 п.л.).

18. Тарасьян, Н. А. Духовность как основной резерв психики личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Этнические проблемы современности. — Вып. 6. Проблемы культуры межнационального общения и межкультурной коммуникации : материалы 45-й научно-методической конференции «Университетская наука — региону». — Ставрополь, 2000. — С. 191-193 (0,17 п. л.).

19. Тарасьян, Н. А. Структурные параметры духовного бытия личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Личностно-ориентированный подход в дея-тельности современных социально-образовательных систем : материалы научно-практической конференции. - Ростов н/Д, 2002. - С. 59-60 (0,11 п. л.).

20. Тарасьян, Н. А. Аксиологические основания духовности [Текст] / Н. А. Тарасьян //Личность: культура и образование : материалы 49-й научно-методической конференции «Университетская наука - региону». — Ставрополь, 2004. - С. 184-186 (0,17 п. л.).

21. Тарасьян, Н. А. Психологическая характеристика уровней сознания человека [Текст] / Н. А. Тарасьян // Личность: культура и образование: материалы 49-й научно-методической конференции «Университетская наука — региону». - Ставрополь, 2004. - С. 187 (0,05 п. л.).

22. Тарасьян, Н. А. Модусы идентификации духовности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Эвристическое образование: материалы 8-й Региональной научно-практической конференции. — Ставрополь, 2005. - С. 211-216. (0,3 п. л.).

23. Тарасьян, Н. А. Категории морали и ценностей как особый способ освоения действительности и пути определения нравственной специфики механизма духовной саморегуляции личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Эвристическое образование : материалы 8-й Региональной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2005. — С. 216-222 (0,4 п. л.).

24. Тарасьян, Н. А. Архитектоника духовности: строение и компоненты [Текст] / Н. А. Тарасьян // Значение прикладной психологии в новейшей истории России : материалы Всероссийской научной конференции. - Ставрополь, 2005. - С. 221-222 (0,11 п. л.).

25. Тарасьян, Н. А. Духовность как отражение проблематики человеческой субъективности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Значение прикладной психологии в новейшей истории России : материалы Всероссийской научной конференции. - Ставрополь, 2005. - С. 223-225 (0,17 п. л.).

26. Тарасьян, H.A. Ценностные ориентации как важнейшие элементы интегральной характеристики личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Эвристическое образование: материалы 9-й Региональной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2006. - С. 199-201 (0,17 п. л.).

27. Тарасьян, Н. А. Духовные ценности современного общества как важнейшие характеристики человеческого бытия [Текст] / Н. А. Тарасьян // Эвристическое образование : материалы 9-й Региональной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2006. - С. 201-204 (0,17 п. л.).

28. Тарасьян, Н. А. Ценностные парадигмы духовности личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Проблемы обеспечения целостности учебно-воспитательного процесса : материалы 51-й научно-методической кон-ференции «Университетская наука - региону». - Ставрополь, 2006. - С. 178-180 (0,17 п. л.).

29. Тарасьян, Н. А. Проявления духовной сферы личности как высшего уровня психического [Текст] / Н. А. Тарасьян // Эвристическое образование : материалы X региональной научно-практической конференции. -Ставрополь, 2007. - С. 251-253 (0,11 п. л.).

30. Тарасьян, Н. А. Формирование духовного бытия и определение ценностного отношения как своеобразная грань духовности в выборе ценностных ориентиров личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Эвристическое образование : материалы X региональной научно-практической конференции. -Ставрополь, 2007. - С. 253-255 (0,17 п. л.).

31. Тарасьян, Н. А. Метасистемный уровень организации сознания личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы социогуманитарного знания : сборник научных трудов. - Вып. XVIII. Ч. 2. - Ставрополь, 2009. -С. 154-155 (0,11 п. л.).

32. Тарасьян, H.A. Духовное саморазвитие личности [Текст] /Н. А. Тарасьян// Актуальные проблемы социогуманитарного знания: сборник научных трудов. -Вып. XVIII. Ч. 2. - Ставрополь, 2009. - С. 155-157 (0,11 п. л.).

33. Тарасьян, Н. А. Изучение проблемы сознания в различных психологических школах [Текст] / Н. А. Тарасьян // Физическая культура и спорт: интеграция

науки и практики : материалы VII Международной научно-практической конференции,- Ставрополь, 2010. - С. 483-487 (0,3 п. л.).

34. Тарасьян, Н. А. Психология сознания как категория метасистемных и сущностных качеств личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы безопасности жизнедеятельности и защиты населения и территорий в чрезвычайных ситуациях : сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2010. - С. 285-286 (0,11 п. л.).

35. Тарасьян, Н. А. Роль метасистемных качеств в структурно-уровневой организации сознания [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы безопасности жизнедеятельности и защиты населения и территорий в чрезвычайных ситуациях : сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2010. - С. 287-290 (0,23 п. л.).

36. Тарасьян, Н. А. Базовые механизмы функционирования сознания [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы безопасности жизнедеятельности и защиты населения и территорий в чрезвычайных ситуациях : сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2010. — С. 290-291 (0,11 п. л.).

37. Тарасьян, Н. А. Духовность как общенаучный феномен сущностных характеристик личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы психолого-педагогического образования : материалы Международной научно-практической конференции. - Владикавказ, 2011. - С. 194-197 (0,23 п. л.).

38. Тарасьян, Н. А. Духовные основы жизнедеятельности личности в психолого-антропологическом контексте [Текст] / Н. А. Тарасьян //Актуальные проблемы психолого-педагогического образования : материалы Международной научно-практической конференции. —Владикавказ, 2011. - С. 198—201 (0,23 п. л.).

39. Тарасьян, Н. А. Духовно-нравственное развитие и воспитание современной молодежи [Текст] / Н. Л. Тарасьян // Личность: культура и образование: материалы 56-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука—региону». —Ставрополь, 2011.-С. 127-129(0,17 п. л.).

40. Тарасьян, Н. А. Нравственность личности: краткий исторический анализ [Текст] / Н. А. Тарасьян // Личность: культура и образование: материалы 56-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука-региону». — Ставрополь, 2011. — С. 130—133 (0,17 п. л.),

41. Тарасьян, Н. А. Значение взаимоотношений для индивида в современной среде жизнедеятельности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Физическая культура и спорт: интеграция науки и практики : материалы VIII Международной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2011. — С. 244—245 (0,11 п. л.).

42. Ахвердова, О. А. Психологическое здоровье как осознанная потребность личности в духовном развитии [Текст] / О. А. Ахвердова, Н. А. Тарасьян // Физическая культура и спорт: интеграция науки и практики : материалы VIII Международной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2011. — С. 258-260 (0,17 п. л.).

43. Тарасьян, Н. А. Духовно-нравственная сущность личности: анализ составляющих и ключевых понятий [Текст] / Н. А. Тарасьян // Педагогический диалог времен и культур : материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции. - Ставрополь, 2011. - С. 84-86 (0,11 п. л.).

44. Тарасьян, Н. А. Развитие духовно-нравственного сознания личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Педагогический диалог времен и культур : материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции. — Ставрополь, 2011. - С. 86-87 (0,05 п. л.).

45. Тарасьян, Н. А. Нравственность и мораль: сущность, природа, взаимосвязь [Текст] / Н. А. Тарасьян // Специальное образование и социальная реабилитация лиц с нарушениями развития: социально-правовые и психолого-педагогические аспекты : материалы Всероссийской научно-практической Интернет-конференции. - Ставрополь : Изд-во Ставропольсервисшкола, 2011.-С. 35-36(0,11 п. д.).

46. Тарасьян, Н. А. Системный подход и программная форма организации духовно-нравственного воспитания детей и молодежи [Текст] / Н. А. Тарасьян // Специальное образование и социальная реабилитация лиц с нарушениями развития: социально-правовые и психолого-педагогические аспекты : материалы Всероссийской научно-практической Интернет-конференции. -Ставрополь : Изд-во Ставропольсервисшкола, 2011. - С. 116-118 (0,11 п. л.).

47. Тарасьян, Н. А. Современные задачи духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения [Текст] / И. А. Тарасьян // Специальное образование и социальная реабилитация лиц с нарушениями развития: социально-правовые и психолого-педагогические аспекты : материалы Всероссийской научно-практической Интернет-конференции. - Ставрополь : Изд-во Ставропольсервисшкола, 2011,- С. 118-119 (0,11 п. л.).

48. Тарасьян, Н. А. Роль традиций в духовном становлении личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Психологические проблемы субъекта в современном мире и прикладные исследования в современной психологии : материалы второй Всероссийской Интернет-конференции. - Ставрополь, 2011. -С. 237-239 (0,11 п. л.).

49. Тарасьян, Н. А. Методологические основы и проблемы духовЕЮ-нравс-твенного воспитания детей и молодежи [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы современной педагогики и психологии: материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Владикавказ, 2011. - С. 146 -149 (0,23 п. л.).

50. Тарасьян, Н. А. Психологические основания духовности и духовно-нравственного воспитания личности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы современной педагогики и психологии: материалы Всероссийской научно-практической конференции.-Владикавказ, 2011.-С. 150- 156(0,4 п. л.).

51. Тарасьян, Н. А. Математическое моделирование межсистемного взаимодействия интегральной индивидуальности [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы социогуманитарного знания : сборник научных трудов. - Вып. XXI. - Ставрополь, 2012. - С. 86 - 88 (0,17 п. л.).

52. Тарасьян, Н. А. Системные качества в структурно-уровневой организации сознания [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы социогума-нитарного знания: сборник научных трудов. -Вып. XXI.—Ставрополь, 2012. — С. 89-91 (0,17 п. л.).

53. Тарасьян, Н. А. Психологическое обоснование преемственности духовного формирования личности в системе непрерывного образования [Текст] / Н. А. Тарасьян // Актуальные проблемы социогуманитарного знания: сборник научных трудов. - Вып. XXI. - Ставрополь, 2012. - С. 92 - 94 (0,17 п. л.).

Учебно-методические издания:

54. Малашихина, И. А. Психолого-педагогический практикум : методические рекомендации / И. А. Малашихина, Н. А. Тарасьян. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. - 18 с. (1,04 п. л. / авт. вклад - 0,5 п. л.).

55. Малашихина, И. А. Психодиагностика : программа / И. А. Малашихина, Н. А. Тарасьян. - Ставрополь : Изд-во СГУ, 2008. - 19 с. (1,1 п. л. / авт. вклад — 0,5 п. л.).

56. Малашихина, И. А. История психологии : учебно-методическое пособие / И. А. Малашихина, Н. А. Тарасьян. — Ставрополь : Изд-во СГУ, 2009. -48 с. (2,8 п. л. / авт. вклад - 1,4 п. л.).

57. Ахвердова, О. А. Формирование нравственных качеств личности: исто-рико-психологический аспект : программа курса по выбору / О. А. Ахвердова, Н. А. Тарасьян.—Ставрополь: Изд-во СГУ, 2010. -15 с. (0,9 п. л. / авт. вклад—0,5 п. л.).

58. Ахвердова, О. А. Формирование нравственных качеств личности: исто-рико-психологический аспект : учебно-методическое пособие / О. А. Ахвердова, Н. А. Тарасьян.—Ставрополь: Изд-во СГУ, 2010. - 27 с. (1,56 п. л. / авт. вклад - 0,8 п. л.).

59. Малашихина, И. А. Возрастная психология : учебная программа / И. А. Малашихина, О. Н. Артеменко, Л. И. Макадей, Н. А. Тарасьян. - Ставрополь : Изд-во СГУ, 2011. - 16 с. (0,9 п. л. / авт. вклад - 0,3 п. л.).

60. Малашихина, И, А. Возрастная психология : учебно-методическое пособие / И. А. Малашихина, О. Н. Артеменко, Л. И. Макадей, Н. А. Тарасьян. — Ставрополь : Изд-во СГУ, 2011. - 55 с. (3,2 п. л. / авт. вклад - 0,8 п. л.).

61. Малашихина, И. А. Психология, основы общей психологии : учебная программа / И. А. Малашихина, Н. А. Тарасьян. - Ставрополь : Изд-во СГУ, 2011. - 18 с. (1,04 п. л. / авт. вклад - 0,5 п. л.).

62. Малашихина, И. А. Психология, основы общей психологии : учебно-методическое пособие / И. А. Малашихина, Л. И. Макадей, Н. Л. Шальнева, П. А. Тарасьян. - Ставрополь : Изд-во СГУ, 20 И. - 92 с. (5,34 п. л. / авт. вклад - 1,33 п. л.).

63. Ахвердова, О. А. Методы психолого-педагогической диагностики : учебное пособие / О. А. Ахвердова, И. А. Малашихина, О. Н. Артеменко, Н. А. Тарасьян (гриф УМЦ «Профессиональный учебник», г. Москва). - Ставрополь : Изд-во СГУ, 2012. - 236 с. (13,7 п. л. / авт. вклад - 3,5 п. л.).

64. Ахвердова, О. А. Духовно-нравственное становление личности: история и современность: программакурса по выбору / О. А. Ахвердова, Н. А. Тарасьян. -Ставрополь : Изд-во СГУ, 2012. - 12 с. (0,7 п. л. / авт. вклад - 0,34 п. л.).

Подписано в печать 26.04.12 Формат 60x841/16 Усл.печ.л. 2,5 Уч.-изд.л. 2,88

Бумага офсетная Тираж 100 экз. Заказ 112

Отпечатано в Издательско-полиграфическом комплексе Ставропольского государственного университета. 355009, Ставрополь, ул.Пушкина, 1.

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Тарасьян, Наталья Александровна, 2012 год

Введение.

Глава 1. Методология духовного развития личности в истории психологии и психософии.

1.1. Теоретико-методологический анализ эволюционизирующихся теорий развития личности в истории развития личности и психософии.

1.2. Формирование и развитие духовности в теориях психологического коонтогенеза.

1.3. Психология духа в развитии сущностных сил личности.

1.4. Психологическое обоснование преемственности духовного формирования личности в системе непрерывного образования.

Глава 2. Материалы и методы собственных исследований.

Методологическая основа развития проблемы сознания в психологии как научной отрасли знания.

2.1. Материалы и методы собственных исследований.

2.2. Развитие проблемы сознания в основных психологических школах и направлениях.

2.3. Системные качества в структурно-уровневой организации сознания.

2.4. Основные направления структурно-уровневой организации в сознании личности.

Глава 3. Концепция развития сознания и духовности в межсистемном взаимодействии субъектов социумов.

3.1. Интегральная индивидуальность, ее место и роль в системе наук о человеке.

3.2. Метаэмоциональные процессы в структуре субсистемного уровня сознания.

3.3. Математическое моделирование межсистемного взаимодействия интегральной индивидуальности.

Глава 4. Изменчивость самосознания как отражение духовности под влиянием социально-информационных факторов на примере подростков.

4.1. Психологические параметры подростков, на которых основан психолого-математический и многовекторный психологический анализ (собственные данные).

4.2. Результаты экспериметально-психологического исследования самосознания и духовности подростков с циклоидной структурой личностного психотипа.

4.3. Результаты экспериметально-психологического исследования самосознания и духовности подростков с эпилептоидной структурой личностного психотипа.

Глава 5. Психология современных трансформаций системы духовных ценностей.

5.1. Духовные ценности и гетерогенность в психологическом контексте человеческой природы жизнедеятельности.

5.2. Теория трансформации духовности как высшей формы сознания личности.

5.3. Роль духовных ценностей в жизненном мире человека.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности духовности и самосознания современного российского юношества"

Актуальность исследования. В качестве эпиграфа к данной работе можно привести мысль Н. Г. Чернышевского, который более 100 лет тому назад утверждал: «Коренной наукой остаётся и останется навсегда наука о человеке». Однако следует признать, что это благое пожелание не реализовано наукой до сего просвещённого времени. Отсутствие целостного человекознания становится всё более очевидным и применительно к многочисленным проблемам и вопросам психологии личности, что особенно злободневно в условиях современного социального переустройства России. Качественные преобразования общества, его идеалов, норм и ценностей неизбежно приводят к принципиальному переформированию составляющих его личностей, особенно подрастающего и молодого поколения.

Еще в 1994 году Д. И. Фельдштейн подчеркивал, что вакуум духовности постперестроечного периода заполняется экстремизмом религиозной идеологии, деформацией мотивационно-потребностной сферы личности, разрушением многих компонентов и структуры всего воспитательного процесса, деструктурированием всей системы наследования культурно-исторического опыта, ломкой социального восприятия. В конечном итоге общество потеряло возможность удовлетворить обостренную потребность ребенка, подростка и юноши в общественном признании, что способствовало бурному развитию стихийно-группового и интимно-личностного общения со сверстниками.

Надо признать, что дефицит нравственности и духовности сменился (или восполнился) антидуховностью, появлением антигероев, чему активно способствуют все формы СМИ, создавая деструктивную информационную социальную среду, фактически обращенную против личности молодого человека (И. В. Боев). Снижение роли общества и государственной системы образования в формировании и воспитании духовнонравственных основ личности находит свое выражение в росте жестокости, агрессивности и всевозможных форм асоциального поведения 4 подростков и молодежи. Налицо снижение в молодёжной среде осмысленности и ценности бытия, степени удовлетворенности собой и жизнью.

Среди отечественных исследований, в которых были заложены методологические предпосылки и обозначены проблемы развития и формирования духовного потенциала личности, следует отметить работы М. М. Бахтина, И. В. Ильенковой, М. К. Мамардашвили, Л. С. Выготского,

A. Н. Леонтьева, С. Л. Рубинштейна, В. П. Зинченко, О. К. Тихомирова и др. Особое значение в исследовании и трактовке духовного потенциала личности имеет понятие сознания, которое в силу его сложности и многоуровневой теоретической значимости можно отнести к системообразующей личностной категории. Сознание в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния (А. Н. Леонтьев). Духовный потенциал личности в широком, собирательном смысле рассматривается в психологической науке как своеобразный ресурс, который может быть востребован и использован для достижения поставленной неординарной цели (Л. И. Анциферова, Е.Ю.Артемьева, В. Г. Асеев, Е. Ф. Зеер, В. П. Зинченко, Б. Ф. Ломов,

B. Н. Марков, Б. Д. Парыгин, В. А. Пономаренко, К. В. Петров и др.).

Для рассмотрения проблемы духовности в нашей работе необходимо провести анализ и обоснование взаимосвязи, взаимозависимости Духа, духовного развития и сознания, самосознания личности. В философскопсихологической и религиозной литературе в метафорическом понятии Духа объединяются все нематериальные явления и процессы, связанные с категорией идеального. Это, прежде всего, психика, в том числе сознание, культура, религия. Мировой Дух (по Гегелю), возможно, осуществляет управление всеми материальными объектами и субъектами, но его наличие либо отсутствие невозможно ни доказать, ни опровергнуть средствами современной науки. Это вопросы либо классической философии, либо Веры.

Потому и мировая психология в XVIII веке, стремясь (вопреки 5 общеизвестному предсказанию И. Канта) стать позитивной наукой, намеренно и подчёркнуто отказалась от изучения Души и Духа.

Сознание как высшая «двухплоскостная» форма человеческой психики предоставляет личности саму возможность постановки подобных мировоззренческих вопросов и является одним из существенных механизмов внутреннего управления всякой человеческой деятельностью. Самосознание — это применение человеком сознания к себе, к собственному Я как к объекту.

Возникает риторический вопрос: в виде чего существует Дух? Если отвлечься от космогонии, то, прежде всего, в форме отдельных образов и идей, которые, в свою очередь, тесно связаны с неким надындивидуальным

Духом. В этом случае духовное развитие представляется как обогащение духовных образов, образуемых Духом мира. Чем шире палитра и глубже содержание духовных образов в самосознании, тем более адекватно человек формирует свою деятельность и свой жизненный путь, т. е. духовная деятельность в большей или меньшей степени соответствует представлениям о гармонии Человека и его взаимодействии с окружающим Миром. Именно поэтому один из создателей отечественной диалектико-материалистической психологии С. Л. Рубинштейн отводил сознанию центральную роль в познании мира, в организации субъект-субъектной деятельности. В таком случае сознание, самосознание человека, которое управляет психическими духовными) образами, можно считать высшей ступенью развития Духа.

В другой своей работе классик психологии доказывает, что центральной смыслообразующей характеристикой человека, его «Я» является способ отношения к другому человеку, т. е. самосознание: «.первейшее из первых условий жизни человека - это другой человек. Отношение к другому человеку, к людям составляет основную ткань человеческой жизни, ее сердцевину». Раскрыть самосознание личности, а следовательно, его духовность, можно, с его точки зрения, через «психологический анализ человеческой жизни, направленный на раскрытие отношений человека к 6 другим людям, составляющий ядро подлинной жизненной психологии. Здесь вместе с тем область стыка психологии с этикой». В связи с этим С. Л. Рубинштейн актуализирует проблематику «жизненного пути» в психологической структуре личности: «В этом — ключ к пониманию развития личности - того, как она формируется, совершая свой жизненный путь».

Самого себя, окружающий мир мы познаём через призму сознания. Человек может управлять и изменять свое сознание, когда он направляет свою мысль на любую предметность. Таким образом, весь окружающий мир и внутренняя сущность человека воспринимаются и понимаются нами через посредничество сознания. Следовательно, сознание - это способность идеального воспроизведения действительности, реального мира, предполагающая наличие специфических механизмов и форм такого воспроизведения на разных его уровнях.

Основные признаки сознания включают в себя: отражение, отношение, целеполагание, управление. .Оно обладает идеальным характером. Сознание пронизывает внутренний духовный мир человека, а также являет собой всю совокупность чувственных логических, волевых и эмоциональных процессов мозга» (И. Н. Смирнов, В. Ф. Титов). Сознание как продукт социального развития существует лишь в форме психической деятельности. Психика же - это особая форма отражения реальности, в которой фиксируется единство субъекта и объекта. Осознание, осмысление своих действий раскрывается понятием рефлексии, а самопознание раскрывает духовный мир человека. Способность преобразовывать мир — критерий свободы человека. Наличие сознания придает поведению ценностный и личностный смысл. В настоящее время, как и всегда ранее, существует проблема использования объективных методов изучения сознания и самосознания ввиду неустранимой субъективности и субъектности внутреннего мира и сознания самого исследователя.

В сознании человека существует не только образ отдельных внешних предметов, но и образ об этом образе, т. е. сам человек. Такое свойство 7 сознания называется самосознанием — одна из важнейших черт личности. Самосознание можно определить как осознание, оценку человеком своего знания, нравственного облика, присутствующих идеалов, мотивов и смыслов поведения. Благодаря самосознанию человек способен дать себе оценку как творцу, именно поэтому его считают мерилом развития психики человека.

Самосознание личности раскрывается и реализуется в самоактуализации, когда человек испытывает потребность выявить и проявить свои ценностные устремления, способности, притязания; и в самоутверждении - потребности выделиться и заявить о себе, добиться общественного признания. Без самосознания невозможно овладение объективно существующими формами человеческой деятельности, которые можно постичь, ассимилируя идеальные образы, и чем больше в субъективном пространстве личности накапливается идеальных образов, тем легче овладеть определенными формами человеческой деятельности.

В этом случае актуально определить, какие архетипы коллективного бессознательного преобладают у индивида, от чего зависит возможность принимать индивидуальным сознанием человека свободного и творческого создания истории своей жизни, истории своего народа, истории своей страны, что и позволяет реализовывать различные формы человеческой деятельности. Варианты, образы деятельности служат основой самосознания, которое способно или не способно, принимает или не принимает, воспринимает или не воспринимает новые образы взаимодействия личности и среды жизнедеятельности, новые возможности оценки окружающего мира, переосмысление духовных ценностей человека и окружающего мира, что и определяет духовность развития личности в конкретный общественно-исторический период.

По мнению Р. Л. Лившиц (1997), «духовность человека проявляется в его потребности и способности познавать мир и созидать новые формы общественной жизни». Полноценное созидание возможно, когда духовность реализуется через нравственные категории личности. Разрушение личности, 8 форм общественной жизни - удел низших свойств личности, символизирующих деструкцию духовного, т. е. бездуховность. Духовность большинству исследователей представляется как связь души и тела, соединение высших чувств с низшими личностными чувствами, но при этом жизненная сила радости, любви, гуманизма скрепляет эту связь, являясь внешним проявлением духовности. Еще со времен Платона изучение «духа»- это изучение идеального, первичного, материальное же рассматривалось лишь как подобие идеального, хотя никто в философии не опроверг законов диалектики (гегелевской и материалистической), с точки зрения которой духовное и материальное следует принимать и рассматривать только в их объективной и реальной взаимосвязи, в диалектическом единстве (Сосновский Б. А., 2005).

Именно поэтому восточно-европейские философы приходят к выводу о необходимости осознать свою личную уникальность, быть готовым и доступным к переменам Духа, сочетать Дух с Душой в Теле. Так, к главному источнику духовности В. Д. Шадриков (2001) относит осознание себя, своих отношений с другими людьми, что позволяет осознать добро и зло, осознать собственные выгоды и отказаться от них во имя блага другого человека. Это и есть реализация высших чувств личности через духовность, через самосознание.

Путь истинной духовности, которая внешне заметна по умиротворенности, служению во благо ближнего, может постепенно меняться на преобладание неудовлетворенности, завистливости, злобности, неприятия самого себя прежнего и окружающих людей. Все изменения окружающего мира будут подвергаться негативной интерпретации и рассматриваться через призму воинствующего, злобного, деструктивного

Духа-разрушителя, который является полной противоположностью Духусозидателю, духу света, любви, мира. Духовно же развить сознание возможно только через принятие совершенства и любви жизни. Другими словами, соединяя понимание (Дух) с принятием (любовь), человек может 9 достичь высокой духовности или не достичь ее, подвергая деструкции собственное сознание, самосознание, духовность.

Феномен духовности теснейшим образом взаимосвязан с самосознанием через механизмы самореализации личностью своих способностей и потенций.

Важнейшим аспектом личностной реализации выступают внутренняя и внешняя структуры индивидуального бытия человека. Правомерно оценивать духовность как интегрирующее начало иерархии ценностей, смыслов, определяющих вектор направленности самореализации личности и характер личностной самореализации. От чего зависит направленность личности? Прежде всего, от высших фундаментальных духовных ценностей - красоты, добра, любви (В. С. Соловьев), которые мы по праву считаем высшими свойствами личности. Кроме этого, к нравственным свойствам личности, высшим духовным ценностям мы относим такие понятия, как совесть, стыд, патриотизм, справедливость, антиципацию, эмпатичность (Боев И. В., 2009), которые отражают или проявляют духовность человека.

Подтверждением этим рассуждениям является позиция И. А. Ильина, который писал, что «человеческая духовность и вырастающая из нее внутренняя и внешняя культура создают высший смысл, честь и достоинство человека», и отмечал высочайшую взаимосвязь и взаимозависимость между духовностью и высшими свойствами личности.

Природа, мироздание в целом, существующие независимо от человеческого сознания, являются, в нашем понимании, равнодушными, точнее, бездушными. «Одухотворить» их, т. е. наделить субъективным отношением, переживанием, смыслом, ценностью и т. п., может только человек, когда преобразует, переводит этот Мир (и себя в нём как часть его) во внутреннее, отражённое, собственно психологическое существование» (Сосновский Б. А., 1993).

Аналогичных взглядов придерживается В. А. Пономаренко (2002): «Дух . душевно проявляется в состоянии одухотворенности. Одухотворенность возникает в процессе постижения смысла жизни, своего предназначения, дает нам правду о себе, вводит в состояние откровения. Именно дух гармонизирует психическую деятельность, учит нравственному различию добра и зла» - в этом также проявляются нравственные категории личности.

Рассуждая о духовном потенциале, Б. С. Братусь (2006) считает, что критерием творческого потенциала личности является социально значимая самобытность творчества, цельность и глубина ее мировосприятия, в этом «секрет влияния личности и ее духовной неповторимости» на общество. Н. В. Марьясова утверждает, что «духовный потенциал - это интегральная характеристика психических возможностей самореализации личности: интеллектуальных, эмоциональных, энергетических и волевых. Он складывается и формируется на протяжении всего жизненного пути человека».

В философско-психологической литературе духовность человека связывают с общественной и творческой способностью к созидательной субъект-объектной деятельности. Созидательная деятельность не возможна без высших свойств личности, без фундаментальных духовных ценностей дополнительно к вышеперечисленным, представляющих собой внешнее проявление духовности (целеустремленность и целеполагание, доброта и человечность, создание атмосферы благожелательности и доброжелательности, эмпатичности).

Духовность подразумевает развитые духовные способности, для которых характерен высокий уровень эмпатии, желание понимать других и принимать их такими, какие они есть, создавая тем самым условия для сохранения психологического и психического здоровья.

Продолжая рассуждения, Б. С. Братусь (2006) подчеркивает, что духовные способности — это высшая стадия их развития, а сами духовные

11 способности - это способности духовного состояния, которые формируются на основе как духовных ценностей личности, так и искушения отказа от долга следовать идее, вере и духовным ценностям», и вводит нравственный критерий - искушение отказа. Духовность, духовные способности, духовные состояния, по мнению В. В. Знакова (1998), позволяют «противостоять материальной природе человека и мира», следовательно, противостоять низшим свойствам личности — порочности, алчности, зависти, пороку, лицемерию, двуличию, человеконенавистничеству, злобности, мздоимству, которые отражают актуализацию материальной природы человека.

Вектором научных исследований триединой сущности человека -тела, души и духа — в противоположность материалистической дихотомии могут стать, в том числе, и эзотерические представления, в которых реализован синтез науки, религии и философии. Следуя этому вектору, И.П.Волков (1999) предполагает, что когда мы говорим «душа», то понимаем не просто «психику», а, скорее, «состояние воплощения Духа в теле, ощущаемое и переживаемое людьми как их эмоции и чувства». Нельзя не вспомнить В. А. Пономаренко, который утверждает, что «с того момента, как над душой начинает властвовать не дух, личность усыхает». «Если Дух идеален, Тело материально, то Душа обладает и тем и другим, она идеальная (бессмертная от Духа) и материальная (смертная от Тела).» Продолжая логику рассуждений, правомерно предположить, что Душа может продолжить жизнь своими идеальными свойствами, но у тех субъектов, которые при земной жизни не утратили духовности свой души. Если Тело, Душа и Дух - носители психики, то здоровая психика - основа психологического и психического здоровья, и, продвигаясь в континууме от индивидуального к общественному благополучию, обращаемся к национальному здоровью населения нашей страны.

В этом случае под «духом» правомерно понимать надындивидуальную сверхсилу, которая управляет всем сущим с помощью смыслов. Интересна постановка вопроса Б. А. Сосновским (2012),

12 считающим психику одним из проявлений Души, о необходимости перевода известной понятийной связки «мотив и смысл» в иную теоретическую конструкцию: «мотив или смысл».

Вторая половина этой мысли, по-видимому, перекликается с платоновским пониманием сущности духовного — способности мыслить идеями как формами бытия (но не жития), т. е. смысл, конечно, нематериален, но сохраняется возможность (всегда проблематичная, поисковая, творческая) объективной оценки, регистрации его субъективных проявлений.

Если Дух сродни понятию Бога, то «духовность» следует рассматривать как воплощение духа в мыслях и поступках людей, соответственно самосознание человека вполне может быть психологическим феноменом, который отражает или как-то выражает духовность личности (Ананьев Б. Г., 1969; Бодалев А. А., 1996). Проблему утраты духовности как высшего проявления человечности в людях, т. е. потери, искажения, изменчивости высших свойств личности, можно измерить, объективизировать, используя параметры уровня самосознания. Если же сводить духовные явления к рефлекторным проявлениям психики, к мозговым функциям, к электронным, энергетическим и компьютерным моделям, то мы теряем саму суть понятия духовности. Тогда вместо жизнеопределяющего творческого и духовного принципа начинает господствовать редукционистский, компьютерный или иной недоказанный миф о материальной природе души и психики, распространяющий традиции научной бездуховности на любого человека, на все современное, в том числе российское, общество.

Исследование духовности и самосознания даёт возможность перейти от чисто теоретических рассуждений к сугубо практическим, просоциальным.

Так, В. А. Пономаренко утверждает, что Дух, «сознание без веры творит зло и готово к использованию идеологии насилия», т. е. зло, порок

13 могут объединиться и объединяются в истории человечества с соответствующими последствиями. Проблема дефицита Духа, отсутствия веры, нарастания бездуховности приводит к торжеству низшего духовного начала (зло, «.зло есть. ложь», эгоцентризм) над высшим духовным началом (добро, альтруизм, справедливость) в общественной жизни. Сила бездуховности, сила порока, зла, лжи должна быть вовремя определена, еще лучше объективизирована как некая точка отсчета изменчивости самосознания. Духовность по природе иррациональна и переживается в чувстве справедливости, душевность же эмоциональна и переживается в чувствах радости или горя. Совесть - обратная сторона порока, и эта «монета» характеризует нравственное самосознание человека, но, главное, оно может быть зафиксировано на психологическом уровне через продуктивную или деструктивную деятельность.

Разодушевление, бездуховность символизируют нарастающее преобладание нравственно нездоровых людей в обществе. Достаточно вспомнить гениальную мысль Л. Н. Толстого о том, что если порочные люди берутся за руки, то они представляют силу, которая деструктивна и завершается, в частности, снижением жизненного уровня населения, искажением демографических показателей («русский крест»), ростом бездомности и преступности, массовой наркомании и алкоголизма молодежи, растлением и распадом института семьи, невосполнимым ухудшением состояния психического и физического здоровья населения, в первую очередь детей, подростков и молодежи. Бездуховность серьёзно подрывает психологическое и психическое здоровье нации, ведет к нравственному опустошению, морально-волевой и физической деградации людей.

В течение всей жизни человека самосознание изменяется и развивается, приобретает со временем относительно устойчивую структуру, ядерные» образования и подструктуры, которые сохраняют свои наиболее характерные надындивидуальные особенности. Изучение самосознания как отражение состояния духовности в людях и их деятельности - «это общее

14 для всех и каждого индивида соотношение изменчивости и устойчивости, изменение индивида как качественно своеобразной системы, его совершенствование или разрушение» (Соколова Е. Т., 1989). Подтверждением формирующейся изменчивости самосознания и духовности (нравственных качеств) субъекта являются его созидающие или разрушающие субъект-субъектные отношения.

Можно полагать, что для современного состояния массовой, в том числе российской, культуры характерно забвение проблем духовности как жизнеопределяющего нравственного принципа. В традиционных научных построениях человечности нравственные качества, высшие свойства личности потерялись как духовное достоинство. Налицо отсутствие научно обоснованной методологии или целостной теоретической концепции, трактующей сущность и значение духовности в жизни, бытие конкретной личности и самого социума, поэтому попытка рассмотреть эту глобальную проблему с позиций конституциональной психологии представляется вполне правомочной и актуальной.

Изучение особенностей самосознания и духовности подрастающего поколения, исходящее из концептуального подхода о конституциональной психотипологической изменчивости, предполагает наличие континуальной непрерывности распределения личностно-характерологических особенностей юноши. Появляется возможность моделирования и прогнозирования динамики духовности личности как воплощения духа в мыслях и смыслах, образах и поступках посредством изменения уровня адекватности самосознания личности.

Экспериментально-психологическая дифференциация уровней самосознания и духовности личности в зависимости от психотипологических характеристик, которые в свою очередь детерминируются духовностью, представляет глубокий теоретический интерес, связанный с основной психофизиологической проблемой. Классический подход к исследованию психобиосоциального единства психологии личности существенно

15 углубляется за счёт применения понятийных конструкций современной конституциональной психологии к извечным проблемам формирования мировоззрения, взглядов, значимых переживаний, ценностей, жизненных позиций и нравственных установок личности.

Объект исследования: психология современного российского юношества.

Предмет исследования: изменение уровня адекватности самосознания и духовности личности в зависимости от её психотипологической структуры и от качественных особенностей основных социальных (субъект-объектных и субъект-субъектных) отношений личности в процессе обучения.

Цель исследования - теоретическая разработка и практическая апробация нового комплексного подхода к изучению изменчивости самосознания и духовности личности современного юношества с учётом их психотипологических особенностей и качественной специфики учебно-профессиональной деятельности.

Эмпирическая гипотеза исследования. Результат взаимодействия социальной среды и самосознания человека (его духовности) зависит от индивидуально-психотипологических особенностей личности. Результатом взаимодействия, взаимовлияния социально-информационных факторов с врожденными, конституциональными психотипологическими факторами является или совершенствование структурных компонентов самосознания, частично отражающих духовность личности, или появление признаков деструкции самосознания, подтверждающихся нарастанием дефицита духовности.

Теоретическая гипотеза исследования основана на принципах конституциональной, антропоцентрической психологии личности, предполагающих, что существует взаимная детерминированность конституциональных основ личности и самосознания, духовности человека, что обусловливает направления их вероятностной изменчивости под влиянием объективной социальной среды.

Задачи исследования:

1. Проанализировать основные научные отечественные и зарубежные методологические подходы и теоретические концепции, описывающие психологическую сущность человеческой духовности и её связей с психикой, сознанием и самосознанием личности.

2. Изучить соотношение и связи духовности, нравственных качеств и уровня самосознания личности.

3. Провести сравнительный психологический анализ уровня адекватности самосознания подростков с определенной структурой личностного психотипа в зависимости от силы воздействия социально-информационных факторов современной среды жизнедеятельности.

4. Исследовать особенности проявления нравственных свойств личности и её духовных ценностей в зависимости от уровня адекватности самосознания и духовности юношества.

5. Изучить взаимосвязи и взаимообусловленность уровня адекватности самосознания, духовности, преобладания нравственных качеств личности с качественными особенностями основных учебно-профессиональных деятельностей учащихся: обычные лицеи, спортивные школы, посещение православных школ.

6. Разработать экспериментальные психолого-математические модели дифференциальной диагностики уровня адекватности - неадекватности самосознания в зависимости от психотипа личности и некоторых качественных особенностей учебно-профессиональной деятельности.

Методологическими и теоретическими предпосылками настоящего диссертационного исследования явились положения, разрабатываемые в рамках системного подхода к анализу мозговых механизмов высших психических функций (Б. Г. Ананьев, П. К. Анохин,

П. Н. Ермаков, Б. Ф. Ломов, В. Д. Небылицын, А. Р. Лурия, Е. Д. Хомская);

17 концепции отечественной психологии о сущности личности и ее психологической структуре (А. Г. Асмолов, В. П. Зинченко, А. Н. Леонтьев,

A. В. Петровский, К. К. Платонов, С. Л. Рубинштейн, Б. А. Сосновский); положения системного подхода в психологии (Е. А. Климов, Б. Ф. Ломов,

B. А. Пономаренко, В. Д. Шадриков, Э. Г. Юдин); диалектический и личностный подходы к разработке проблем самосознания (Л. С. Выготский, Л. В. Бороздина, В. С. Мухина, С. Л. Рубинштейн, Е. Т. Соколова, В. В. Столин, И. И. Чеснокова); положения личностно-деятельностного и субъектного подходов (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, А. В. Брушлинский, А. А. Бодалев, А. А. Деркач, Б. С. Братусь, А. Г. Асмолов, А. В. Петровский, Б. А. Сосновский, В. И. Слободчиков).

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечивались непротиворечивостью исходных методологических позиций, тщательным теоретическим анализом проблемы, системностью исследовательских процедур и стандартным комплексом апробированных и надёжных методов экспериментально-психологического сравнительного исследования, представительностью выборок, достаточной длительностью и возможностью установления обратной связи в системе «цель - результат», применением адекватных методов и критериев непараметрической статистики при обработке результатов исследования.

Материал и методики исследования. Сравнительный эмпирический и психолого-математический дифференциальный анализ подростков проводился с учетом их психотипологических личностных особенностей, уровня развития самосознания (снижение уровня самосознания, адекватный и неадекватный уровень самосознания) в зависимости от постоянства и системности, направленности и содержания воздействия социально-информационных факторов среды жизнедеятельности.

В эмпирическом психологическом обследовании приняли участие

1096 подростков, учащихся лицеев и гимназий мужского и женского пола в возрасте от 14 до 17 лет (этап раннего юношества по Д. Б. Эльконину)

Ставропольского и Краснодарского краев. Экспериментально-психологическое обследование проведено с 2004 года по 2011 год на 584 подростках.

Из экспериментально-психологического анализа результаты 142 подростков были исключены ввиду диагностирования у них смешанных психотипов.

В основу качественной градации исследования 442 испытуемых положены два наиболее распространённых конституциональных психотипа: с циклоидной и эпилептоидной структурой личности.

1 -я группа (основная) - 182 подростка, успешно учившиеся в лицеях, гимназиях, характеризуемые социально-приемлемым стереотипом поведения, подвергающиеся обычному воздействию социально-информационных масс-медийных факторов среды жизнедеятельности. Все подростки разделились на две подгруппы: 1А - с эпилептоидной структурой личностного психотипа (88 человек) и 1Б - с циклоидной структурой личностного психотипа (94 человека).

2-я группа (сравнительная) состояла из 188 подростков с социально-приемлемым стереотипом поведения, учившихся в школах со спортивным уклоном, что ограничивало или сужало системность воздействия социально-информационных масс-медийных факторов среды жизнедеятельности. Эти подростки также разделились на две подгруппы: 2А - с эпилептоидной структурой личностного психотипа (86 человек) и 2Б - с циклоидной структурой личностного психотипа (102 человека).

3-я группа (контрольная) состояла из 72 подростков с социально-приемлемым стереотипом поведения, которые на протяжении последних 5 лет посещали воскресную школу Свято-Троицкого собора или систематически занимались в классах с преподаванием основ православной культуры. Было выделено 2 подгруппы: ЗА - с эпилептоидной структурой личности (42 человека), ЗБ - с циклоидной структурой личности (30 человек).

Для проведения психолого-математического дискриминантного анализа были выделены подгруппы подростков в сравниваемых группах с адекватным, неадекватным и сниженным уровнем самосознания, с индивидуально-типологическими характеристиками и с учетом преобладания конкретных внешних факторов воздействия (масс-медийная среда, среда православия и спортивная среда).

Методы исследования: обзорно-аналитический метод, изучение историко-психологических документов, связанных с описанием особенностей развития духовности, нравственных качеств личности и сознания, систематизация и сравнительно-исторический анализ психологических теорий и концепций, теоретический анализ психологической, философской, религиозной, педагогической литературы и публикаций по теме исследования (контент-анализ, синтез, периодизация, систематизация, обобщение, сопоставление).

Методы психологической диагностики включали наблюдение, беседу, анализ истории жизни, личностные и клинические опросники: патохарактерологический диагностический опросник А. Е. Личко (1978) с определением показателей субъективной шкалы самосознания; личностный опросник Г. Ю. Айзенка (EPI); шкалу тревожности (Teulor J., 1953); клинический опросник для выявления и оценки невротического состояния (Менделевич Д. М., Яхин К. К., 1978); методику определения уровня невротизации и психопатизации личности (Бажин Е. Ф. в соавт., 1976; Ласко И. Б., 1980). Использован многовекторный психологический анализ (Ахвердова О. А., Боев И. В., 1998). Психолого-математическая дифференциальная диагностика основывалась на непараметрической математической статистике - дискриминантном анализе (Ступак С. Ф., Боев И. В., 1978).

Достоверность различий полученных результатов после воздействия преобладающих факторов среды - масс-медиа, православной культуры и спортивных нагрузок - между сравниваемыми группами подростков

20 определялась с помощью критерия Хи-квадрат (Браунли К. А., 1977). Статистическая обработка результатов проводилась на компьютере PENTIUM IV с использованием пакета прикладных программ «Primer of Biostatistics, 4-th Edition, S.A.Glantz, McGraw-Hill for Windows» для кластерного анализа.

Организация и этапы исследования. Исследование проводилось в период с 2004 года по 2012 год и включало три взаимосвязанных этапа: первый этап - 200Ф-2006 гг., второй - 2007-2009 гг., третий этап - 2010-2012 гг.

Научная новизна работы. Предложен новый подход к исследованию и оценке духовности личности. Продуктивность предложенного подхода доказывается как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях по результатам масштабного, многоаспектного исследования, в центре которого проблема изменчивости самосознания и духовности личности в условиях деструктивного воздействия современной внешней среды. Исходя из представления о триединой сущности человека, предметом обсуждения стала взаимосвязь и взаимопроникновение духовности и самосознания, а также нравственных качеств личности в обеспечении продуктивного социального поведения и преодоления вектора материализации. Предложенный подход способствовал созданию эвристичной теоретической модели взаимосвязи духовности и самосознания. Разработанные психологические критерии позволяют на достоверном уровне диагностировать и прогнозировать изменчивость структурных особенностей самосознания юношества и субъект-субъектных отношений в условиях дефицита духовности. Выраженность адекватности или неадекватности самосознания проецируется на нравственные качества личности, определяя успешность или неуспешность субъект-субъектных отношений подростков. Впервые определены взаимосочетания диагностически значимых психологических маркеров, характеризующих особенности самосознания личности, которые через нравственные качества личности обогащают или обедняют духовность человека.

Доказано, что самосознание взаимосвязано с нравственными свойствами личности, детерминированными духовностью человека. Впервые на эмпирическом, экспериментально-психологическом и психолого-математическом уровнях подтверждены формирующиеся особенности самосознания и их изменчивость, выражающие феномен духовности, которая, в свою очередь, потенцирует позитивное или негативное развитие нравственных свойств личности, определяющих вектор созидательной или разрушительной духовности.

Теоретическая значимость исследования заключается в разработке, обоснованности и доказательной продуктивности нового экспериментально-психологического подхода к изучению духовности как надындивидуального образования и ее взаимосвязи с самосознанием подростка в зависимости от психотипологической структуры личности и ее изменчивости в юношеском возрасте.

Это позволяет верифицировать степень, направленность и содержание деструктивных социально-информационных факторов, приводящих к дефициту духовности, который разрушает личность и созидательную деятельность человека. Внесен существенный вклад в разработку авторской методологии изучения самосознания и духовности личности с позиций конституциональной психологии, чем задается новое научное направление в психологии личности.

Практическая значимость. В процессе исследования выявлен ряд существенных закономерностей, связанных с особенностями духовного развития и формирования самосознания подростков в условиях воздействия деструктивных технологий социально-информационной среды жизнедеятельности. Разработанные психолого-математические модели ч дифференциальной диагностики самосознания включают дискриминантную психолого-математическую функцию, взаимосочетание психологических маркеров дискриминации, критерии достоверности (квадраты Махаланобиса и Хотеллинга), многовекторный психологический анализ. Разработанные

22 модели с позиций конституциональной психологии могут быть использованы в практической работе специалистами: психологами, клиническими психологами, социологами при проведении экспериментально-психологических, в том числе психолого-экспертных обследований юношей. Результаты могут быть использованы при подготовке учебников и учебных пособий по психологии и истории психологии, при проведении лекционных и практических занятий по дисциплинам «Общая психология», «Психология личности», «Социальная психология», «История психологии», «Возрастная психология» для студентов психологических специальностей.

Положения, выносимые на защиту:

1. Изучение самосознания в структуре личностного психотипа даёт возможность систематизировать проявления нравственных свойств личности, актуализация которых повышает возможности духовного развития человека.

Структура личностного психотипа выступает как «орудие» изменения окружающего и внутреннего мира, наполняясь нравственной устойчивостью или неустойчивостью, соответственно приобретая или теряя духовность.

2. Духовность личности находит свое выражение в продуктивных субъект-субъектных взаимоотношениях и в наличии таких нравственных свойств, как совестливость, стыдливость, честь, эмпатичность, способность к любви.

Дефицитарность духовности проявляется в актуализации личностных качеств, характеризующих отсутствие нравственности: алчность, лицемерие, завистливость, злобность, похотливость, человеконенавистничество, эгоцентризм.

3. Духовность, сопряженная с нравственными свойствами личности, предопределяет адекватный уровень самосознания и повышает вероятность устойчивой структуры эпилептоидного и циклоидного личностного психотипов, позволяя при необходимости сознательно противостоять биологическим, материальным особенностям конкретного человека.

4. Неадекватность самосознания коррелирует с ограничением духовности в виде неустойчивости нравственных качеств, сопровождаясь снижением энергетики, спадом настроения, нарастанием тревожности с ощущением постоянной аморфной угрозы, чувством бессилия, снижением способности к антиципации, эмпатии, что наиболее характерно для циклоидной структуры психотипа. Неустойчивость нравственных проявлений свидетельствует об ограничении духовности и коррелирует с признаками тревоги и агрессивности, с психопатизацией личности и минимальной органической недостаточностью мозга, что свойственно юношам с эпилептоидной структурой личностного психотипа и неадекватным самосознанием.

5. Снижение уровня адекватности самосознания, а тем более его неадекватность сопровождается тенденцией к минимизации, неустойчивости нравственных свойств субъекта в зависимости от времени и обстоятельств, что подтверждает нарастающую дефицитарность духовности. Появление признаков личностной и поведенческой аномальности свидетельствует о «расшатывании» циклоидной или эпилептоидной структуры личности, достоверно коррелирующих с деструкцией нравственных свойств личности, что уменьшает вероятность проявления качеств её духовности.

6. Социально-информационные факторы, использующие негуманные технологии антикультуры, адресованы к неустойчивым (или несформировавшимся) нравственным характеристикам субъекта, к его неосознанной духовности, что приводит к «расшатыванию» самосознания в структуре личности — циклоидного и эпилептоидного личностного психотипов юношей с последующими контрпродуктивными субъект-субъектными отношениями и межличностными взаимодействиями.

7. Юноши с эпилептоидной структурой психотипа отличаются от сверстников с циклоидной структурой тем, что неадекватный уровень самосознания более тесно связан со средой обычного обучения или средой православия, характеризуясь высоко достоверными отличиями от

24 аналогичных социальных факторов, но с формированием адекватного уровня самосознания.

8. Сниженный уровень самосознания подростков из обычных школ наибольшим образом отличается от группы подростков с адекватным уровнем самосознания учащихся из спортивной среды, в то время как неадекватный уровень самосознания подростков из среды массовой школы в сравнении с адекватным уровнем самосознания тоже из массовых школ оказывается лишь на втором месте. Подтверждаются различия на личностном, поведенческом, нравственном уровнях и уровне самосознания. При сниженном уровне самосознания в условиях традиционного обучения отмечено проявление духовности заметно в большей степени, чем даже при неадекватном уровне самосознания. Следовательно, дух «парит», действует там, где он считает нужным находиться.

9. При наличии образовательной среды православия неадекватный уровень самосознания, вероятнее всего, конституционально детерминирован, и появление духовности приводит не к созидательной и продуктивной субъект-субъектной деятельности, а к ограничению духовности личностным пространством подростка. Значимые различия в проявлениях духовности подтверждены между неадекватным уровнем самосознания подростков из среды православия и адекватным уровнем из обычной школьной среды, что указывает на возможность проявления духа как при неадекватном уровне самосознания, но в среде православия, так и при адекватном уровне самосознания, но в обычной среде. Полученные экспериментально-психологические результаты исследования самосознания в его взаимосвязи с нравственными качествами, личностными и поведенческими параметрами дают основание утверждать о надындивидуальном (или метаиндивидном по А. В. Петровскому) существовании духовности личности.

10. Психологический и психолого-математический дискриминантный анализ результатов изучения уровня адекватности самосознания конкретного человека на доказательном уровне подтверждает возможность уменьшения

25 деструктивных информационных воздействий современной антикультуры на личность, используя духовные смыслообразующие конструкты: например, культуры православия или системных физических нагрузок, позволяющих личности фиксироваться на древних эволюционных архетипах. Снижение уровня адекватности самосознания сопряжено со снижением энергетики личности, сменой позитивных эмоций на негативные, как бы возвращая человека к его слепой и однозначной зависимости от биологической и материальной природы.

Апробация и внедрение результатов исследования. Теоретические и экспериментальные результаты исследования представлялись и обсуждались на научно-методических и научно-практических конференциях: международных - «Актуальные проблемы безопасности жизнедеятельности и защиты населения и территорий в чрезвычайных ситуациях» (Ставрополь, 2010), «Актуальные проблемы психолого-педагогического образования» (Владикавказ, 2011), «Физическая культура и спорт: интеграция науки и практики» (Ставрополь, 2011); всероссийских - «Значение прикладной психологии в новейшей истории России» (Ставрополь, 2005), «Педагогический диалог времен и культур» (Ставрополь, 2011), «Специальное образование и социальная реабилитация лиц с нарушениями развития: социально-правовые и психолого-педагогические аспекты» (Ставрополь, 2011), «Психологические проблемы субъекта в современном мире» (Ставрополь, 2011), «Актуальные проблемы современной педагогики и психологии» (Ставрополь, 2011); региональных - «Этнические проблемы современности» (Ставрополь, 2000), «Личностно-ориентированный подход в деятельности современных социально-образовательных систем» (Ростов-на-Дону, 2002), «Личность: культура и образование» (Ставрополь, 2004; 2011), «Эвристическое образование» (Ставрополь, 2005; 2006; 2007), «Проблемы обеспечения целостности учебно-воспитательного процесса» (Ставрополь, 2006); посредством публикации в сборнике научных трудов «Актуальные проблемы социогуманитарного знания» (Ставрополь, 2012).

Результаты исследования легли в основу разработки двух курсов по выбору «Формирование нравственных качеств личности: историко-психологический аспект» (Ставрополь, 2010), «Духовно-нравственное становление личности: история и современность» (Ставрополь, 2012).

Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на кафедре клинической психологии и коррекционной педагогики и психологии Ставропольского государственного университета. Разработки исследования нашли практико-ориентированное применение в системе психологической службы Ставропольского государственного университета.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 64 работы общим авторским объемом 40,03 усл. п. л.; в том числе 14 работ в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, выводов, списка литературы, включающего 401 наименование, в том числе 82 иностранных. Основной текст диссертации содержит 25 таблиц, 14 рисунков, 6 диаграмм, 13 психолого-математических формул.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. Подтверждено, что самосознание взаимосвязано с нравственными качествами личности, детерминированными духовностью человека. Устойчивые позитивные нравственные качества, в свою очередь, отражают состояние духовности и никогда достоверно не коррелируют с неадекватным уровнем самосознания, с циклоидной и эпилептоидной структурой психотипа. Формируется последовательность взаимовлияний и взаимообусловленности от духовности и нравственных качеств субъекта до устойчивости или неустойчивости структуры личностного психотипа с адекватным, сниженным или неадекватным уровнем самосознанием и, далее, к созидательной или разрушительной деятельности.

2. Адекватный уровень самосознания подростков может характеризоваться актуализацией положительных или отрицательных нравственных качеств, содержание которых направлено на позитивные или негативные субъект-субъектные отношения. Структура личностного психотипа выступает в этом случае как «орудие» изменения окружающего мира, наполняясь соответственно нравственной устойчивостью (стыдливостью, совестливостью, эмпатичностью.) или неустойчивостью (лицемерием, завистливостью, злобностью, меркантильностью.), соответственно приобретая или теряя духовность.

3. Социально-информационные факторы, суть которых составляют информационные технологии современной культуры, обращенные к сознанию и самосознанию личности, могут способствовать развитию духовности и самосознания или подвергать деструкции собственное самосознание и духовность человека. Подтверждено предположение о возможности изменчивости самосознания, уровень адекватности которого может стать маркером изменчивости нравственных качеств личности во времени и при обстоятельствах, обогащающих или обедняющих духовное развитие человека.

4. На психологическом уровне регистрация неадекватности самосознания коррелирует с ограничением духовности в виде неустойчивости нравственных качеств, сопровождаясь снижением энергетики, спадом настроения, нарастанием тревожности с ощущением постоянной аморфной угрозы, чувством бессилия, снижением способности к антиципации, эмпатичности, что наиболее характерно для циклоидной структуры психотипа. Неустойчивость нравственных проявлений свидетельствует об ограничении духовности и коррелирует с признаками тревоги и агрессивности, с психопатизацией личности и минимальной органической недостаточностью мозга, что свойственно подросткам с эпилептоидной структурой личностного психотипа и неадекватностью самосознания.

5. Психологический и психолого-математический дискриминантный анализ результатов изучения уровня адекватности самосознания конкретного человека на доказательном уровне подтверждает возможность уменьшения деструктивных информационных воздействий современной антикультуры на личность, используя духовные смыслообразующие конструкты: например, православия или системных физических нагрузок, позволяющих фиксироваться на древних эволюционных архетипах. Снижение уровня адекватности самосознания сопряжено со снижением энергетики личности, сменой позитивных, оптимистических эмоций на негативные, пессимистические, возвращая человека к его материальной природе.

6. Экспериментально-психологический и психолого-математический дискриминантный анализ уровня адекватности самосознания и, как следствие, духовности конкретного испытуемого на доказательном уровне подтверждает возможность даже слабых деструктивных информационных воздействий современных технологий антикультуры на личность, которые приводят к дефициту духовности с разрушением субъект-субъектных отношений независимо от индивидуально-психотипологических характеристик человека. В других случаях даже интенсивные

386 информационные воздействия современных технологий не приводят к снижению уровня адекватности самосознания, не нарушают духовность и не могут препятствовать созидательным отношениям с окружающим миром. Представленные материалы предполагают наличие «скрытых» надындивидуальных факторов, которые влияют на результаты экспериментально-психологических исследований.

7. На эмпирическом, экспериментально-психологическом и психолого-математическом уровнях подтверждена вероятность изменчивости специфических характеристик самосознания, отражающих феномен духовности с разной степенью выраженности нравственных качеств. В условиях деструктивных воздействий технологий антикультуры духовность детерминирует сохранность нравственных качеств (совестливости, стыдливости, чести, любви), появление же признаков нравственной неустойчивости отражает дефицитарность духовности в виде изменчивости вплоть до лицемерности, двуличности, алчности, завистливости, эгоцентричности, которые определяют вектор разрушительной деятельности духа.

Заключение

По С. Франку, человек духовный осуществляет Божий замысел о себе. В современной психологии имеется большое количество определений духовности, связанных с тем, как трактуется слово «дух». В словаре русского языка (институт языкознания) духовность - это существительное от слова «дух». Одно из определений слова «дух» - это внутреннее состояние, моральная сила человека, коллектива. Слово «дух» может обозначать и основное направление, характерные свойства, сущность чего-либо.

С помощью каких понятий можно описать сущность и механизмы духовности? — вопрошает И. М. Ильичева. Многообразие определений указывает, в первую очередь, на сложность духовности как предмета психологического анализа, существование нескольких парадигм в исследовании психологических феноменов, приверженность многих исследователей к философско-религиозным традициям в её изучении. Представляется чрезвычайно важной и своевременной попытка усилить психологическое содержание духовности, предпринимаемое авторитетными учеными А. Петровским, А. Асмоловым, В. Панферовым, что проявляется в тенденции рассматривать духовность как принцип саморазвития и самореализации личности, осуществляемой в различных сферах её деятельности.

Великий П. Чаадаев связывает духовность с возможностью постижения человеком особых духовных знаний, он различает два вида познания: одно проявляется через силы, находящиеся внутри нас, другое через силы, находящиеся вне нас и пропитывающие наше сознание.

Сознание - это особая форма бытия. Второй вид познания - совершеннее.

Все наши идеи о добре, зле, долге, добродетели, законе не зависят от наших желаний и воли, а от силы, заставляющей нас признать общий порядок зависимости, т. е. стоящей над нами. Этой силе надо подчиниться сознательно. Свобода дана человеку Богом. Чтобы свобода действовала не

376 как разрушительная сила, она нуждается в постоянном воздействии выше. Духовность не постигается человеческим разумом, она есть результат «божественной воли, которая ведет человечество к конечной цели» -совершенству. По мнению Н. Бердяева, духовность означает преодоление эгоцентризма. Причинами исчезновения человека как личности является самоутверждение и самодовольство, поэтому дух есть не только свобода, но и смысл.

В. П. Зинченко замечает, что «формирование сознания не поэтапно, а представляет собой единый синхронистический акт, в который с самого начала вовлекаются все его образующие. Духовный слой сознания - это особая онтология, обнаруживающаяся между двумя трансцендентирующимися личностями. Мыслимая структура сознания не только полифонична, но и полицентрична. Каждая из образующей бытийного или рефлексивного слоя сознания может стать его центром. Смена таких центров тем легче, чем выше духовная вертикаль, представленная в сознании. Подобная смена необходима, поскольку сознание должно быть открытым, свободным и всеобъемлющим, самосознание требует и самопознания.

Касаясь сознания, самосознания, А. Леонтьев, С. Рубинштейн подчеркивали, что сознательное самоосуществление личности означает переворот в сознании человека, осуществляемый действиями самого субъекта. При этом выход человека за пределы себя есть не отрицание индивидуальности, а становление и реализация сущности человека. Изучая феномен духовности, В. Д. Шадриков выделяет духовные способности, необходимые для создания и освоения духовных творений. Человек осознает свою смертность и ищет пути к бессмертию, в этом - проявление его духовности. Духовные способности направлены на самопознание, самоосознание, самопереживание, соотнесенность себя с миром и другими людьми. Весьма важное замечание автора, с нашей точки зрения, состоит в том, что он оценивает духовные способности как продолжение

377 биологических, способствующих завершению биологической природы человека.

Убедительность или неубедительность представленного психолого-математического анализа результатов экспериментально-психологического изучения изменчивости личностных переживаний, поведенческих девиаций из диапазона психологической нормы-акцентуации в сторону диапазона аномальной психотипологической изменчивости, которые, в свою очередь, обусловливают снижение нравственных качеств, их нивелировку в образах самосознания и, соответственно, потерю способности влиять на самоконтроль и саморегуляцию поведения, отражая, тем самым, уровень адекватности, снижения или неадекватности самосознания. Совокупность перечисленных изменений личности подростка, его субъект-субъектных взаимоотношений, которые возможно зарегистрировать, объективизировать с помощью психологических исследований, дает шанс определить, уловить «дуновение», появление или исчезновение «временного духа» по К. Ясперсу.

Рассматривая в структуре психолого-математического л дискриминантного анализа критерии достоверности Б Махаланобиса и Т2 Хотеллинга, мы можем представить себе наличие или отсутствие качественных и/или количественных психологических, нравственных, духовных различий между подростками сравниваемых групп. На экспериментально-психологическом уровне удалось доказать, что самосознание тесно взаимосвязано и взаимозависимо с нравственными качествами личности. И чем теснее взаимосвязь и взаимозависимость, тем более правомерно оценивать это как духовную детерминированность или отсутствие духовности, если взаимосвязь и взаимозависимость между адекватностью самосознания и нравственными качествами минимизируются.

Устойчивость или неустойчивость структуры личностного психотипа на доказательном уровне коррелирует с адекватным, сниженным или неадекватным уровнем самосознания. Чем более устойчива структура личностного психотипа подростка и его соответствие психологическим

378 критериям диапазона норма-акцентуация, тем более вероятно отсутствие личностных и поведенческих аномалий под влиянием социально-информационных факторов. В этом случае существует большая вероятность формирования и сохранения адекватного уровня самосознания. Однако созидательные или разрушительные, деструктивные субъект-субъектные взаимоотношения подростков зависят от духовности, которая чаще появляется при адекватном уровне самосознания, хотя и не исключается наличие духовности при сниженном уровне самосознания, в отдельных случаях и при неадекватном самосознании. Вероятность появления духовности не зависит от того факта, какие социально-информационные факторы оказывают преобладающее влияние на личность подростка - масс-медийная среда, спортивная или православная среда. Подростки с эпилептоидной структурой психотипа отличаются от сверстников с циклоидной структурой психотипа тем, что неадекватный уровень самосознания более тесно связан со средой масс-медиа или средой православия, характеризуясь высоко достоверными отличиями от аналогичных социальных факторов, но с формированием адекватного уровня самосознания.

Обнаружен и подтвержден интересный научный факт, что сниженный уровень самосознания подростков из среды масс-медиа наибольшим образом отличается от группы подростков с адекватным уровнем самосознания из спортивной среды. Это^отличие подтверждается самым большим значением

Б2 Махаланобиса, равным 652 условным единицам, в то время как неадекватный уровень самосознания подростков из среды масс-медиа, в сравнении с адекватным уровнем самосознания тоже из среды масс-медиа, оказывается лишь на втором месте - лишь 342 условные единицы.

Подтверждаются, тем самым, различия на личностном, поведенческом, нравственном уровнях и уровне самосознания. При этом при сниженном уровне самосознания в условиях преобладающего воздействия среды массмедиа отсутствие проявлений духовности заметно в большей степени, чем

379 даже при неадекватном уровне самосознания в условиях среды масс-медиа. Казалось бы, духовность при неадекватном уровне самосознания должна быть ниже или ее вообще не должно быть с точки зрения дихотомической логики по сравнению со сниженным уровнем самосознания, но этого результата не получено. Следовательно, можно согласиться с тем, что дух «парит», витает там, где он считает нужным находится.

Весьма значимые различия в проявлениях духовности подтверждены между неадекватным уровнем самосознания подростков из среды православия и адекватным уровнем из среды масс-медиа, когда D2 Махаланобиса равен 185 условным единицам, что указывает на возможность появления духа как при неадекватном уровне самосознании, но в среде православия, так и при адекватном уровне самосознания, но в среде масс-медиа. Полученные экспериментально-психологические результаты исследования самосознания в его взаимосвязи с нравственными качествами, личностными и поведенческими параметрами дают полное основание утверждать о надындивидуальное™ духовности. Минимальные различия между группами подростков с эпилептоидным психотипом обнаружены при неадекватном уровне самосознания из среды православия и масс-медиа - D2 Махаланобиса равен 43 условным единицам. Если рассматривать и расположить результаты экспериментально-психологических исследований в трехмерном пространстве, то центры проекций средних значений психологических показателей сравниваемых групп будут достоверно удалены друг от друга, но на значительно меньшее расстояние, чем выше приведенные данные.

Правомерно полагать, что подростки с неадекватным уровнем самосознания из среды православия и из среды масс-медиа имеют одинаковые шансы на появление признаков духовности. В этом случае массмедийная среда, благодаря деструктивным информационным воздействиям, активно дестабилизирует структуру личностного психотипа, что приводит к закреплению неадекватного уровня самосознания, нравственной деградации

380 и дрейфу личностных и поведенческих параметров в сторону аномальной личностной изменчивости, уменьшая шансы на вероятность появления духовности. Однако и в случае преобладания среды православия неадекватный уровень самосознания, вероятнее всего, конституционально детерминирован, и появление духовности, по нашим наблюдениям, приводит не к созидательной и продуктивной субъект-субъектной деятельности, а проявления духовности ограничиваются личностным пространством подростка. Этот факт на экспериментальном уровне также подтверждает, прежде всего, надындивидуальные характеристики духа.

Анализируя подростков с циклоидной структурой психотипа, на которых воздействуют разные социально-информационные средовые факторы, обнаруживаются наибольшие различия в проявлениях духовности при сопоставлении групп с адекватным и неадекватным уровнем самосознания из спортивной среды - Б2 Махаланобиса равен 123 условным единицам. В то же время результаты группы подростков с адекватным уровнем самосознания из спортивной среды и неадекватным уровнем самосознания из среды масс-медиа располагаются в трехмерном пространстве на расстоянии 108 условных единиц, что не менее достоверно, но, опять-таки, отражает надындивидуальность духа независимо от социально-информационных воздействий. Так, конституциональная структура психотипа, подвергаясь деструкции со стороны внешних факторов в виде появления психологических черт, не свойственных психотипологической структуре подростков, повышает вероятность изменения уровня адекватности самосознания. Снижение или неадекватность уровня самосознания отличаются высокой корреляцией с признаками нивелировки и деградации нравственных характеристик (совестливости, стыдливости и их отсутствия, потери чувства любви, антиципации, эмпатичности, и, наоборот, нарастания лицемерия, завистливости, двурушничества, меркантильности, эгоистичности), что сопряжено со значительно меньшей вероятностью появления духовности, что препятствует созидательным субъект-субъектным отношениям.

Сравнивая результаты устойчивости или неустойчивости психотипологических структур, можно утверждать, что эпилептоидная структура психотипа отличается более жесткими взаимосвязями внутри психотипа, чем циклоидная структура личности в диапазоне психологической нормы-акцентуации.

Таким образом, адекватный уровень самосознания, скорее всего, формируется независимо от среды жизнедеятельности, а в большей степени зависит от наличия надындивидуального духа созидания. Так, снижение энергетики в виде астенизации, нарастания общей невротизации под влиянием масс-медиа коррелирует с неадекватным уровнем самосознания (р < 0,0001) и снижением проявлений созидательной духовности в виде нарастания злобности, неуживчивости, нивелировки стыдливости и совестливости. Достоверность взаимосвязей между искажением психотипологической, в частности, циклоидной структуры личности, формированием неадекватного самосознания, построением контрпродуктивных субъект-субъектных отношений характеризуется не только отсутствием духовности, но если точнее выразить, то приводит к проявлению разрушительной духовности, адресованной к субъект-субъектным взаимоотношениям подростка.

Так, наличие конституциональной тревожности в сочетании с психопатизацией указывает на деструктивное взаимодействие личностного психотипа и факторов масс-медиа, которое отражается на ухудшении отношений у подростков с эпилептоидной структурой психотипа, нарушении субъект-объектной деятельности, а в целом на снижении духовных процессов. В поведении заметны коммерциализация, эгоцентризм, лицемерие, алчность, механистичность взаимоотношений с тенденцией получения выгоды в одностороннем порядке, стремление к чувственным наслаждениям, что препятствует формированию духовности, когда подростки не в состоянии принять других людей такими, какие они есть.

Подростки с эпилептоидной структурой личности отличаются нарастанием нигилизма, цинизма под влиянием масс-медиа, даже несмотря на спортивные увлечения. Столь важные для них атрибуты полноценности в подростковой среде, которые подчеркивали бы личный престиж, стоят с материальной точки зрения дорого, усиливая тем самым конфликт с семьей, которая не может удовлетворить экономические потребности. Семейный конфликт усиливает противостояние поколений, усугубляя нравственные противоречия, что сказывается на потенциальной духовности. В православных школах деструктивное влияние социально-информационной среды во многом ограничивается, что в значительной мере снижает противостояние с родителями, когда нивелирован культ псевдопрестижа, уменьшается акцент, обращенный к низшим чувствам человека.

Общая невротизация в сочетании с психологической склонностью к алкоголизации характеризует личностные и поведенческие аномалии, свойственные неадекватному уровню самосознания подростков из двух сред жизнедеятельности — православия и среды масс-медиа, когда наблюдается негативный психотипологический дрейф в сторону диапазона аномальной изменчивости. Обращает на себя внимание тот факт, сколь важны выявленные психологические маркеры и особенно их взаимосочетание, коррелирующее с неадекватностью самосознания и со снижением нравственных качеств и представлений о совести, любви, стыде, когда у подростков с неадекватным уровнем самосознания нарастают беспринципность, терпимость к вульгаризации, мошенничеству, аморальности во взаимоотношениях.

Необходимо подчеркнуть, что аномальные личностные и поведенческие проявления, возникающие, по сути, первыми, указывают на вероятность изменчивости самосознания, отличаются высокой корреляцией, прежде всего, с неадекватностью самосознания, которое коморбидно низкой духовности подростка, весьма низкой перспективе к продуктивным субъект

383 субъектным взаимоотношениям за счет нарастания лживости, лицемерия, меркантильности, редукции чувства стыдливости, совестливости, представлений о чести со слабыми проявлениями эмпатичности и антиципации, что в целом подтверждает надындивидуальность проявлений духовности, ее отсутствие в двух сравниваемых группах с циклоидным и эпилептоидным психотипами независимо от преобладания информационных воздействий, как масс-медийных, так и православных. Полученные результаты подтверждают временность духа с точки зрения К. Ясперса.

Выявленные параметры обращены к психотипологической структуре личности, провоцируя конституциональную личностную и поведенческую изменчивость в виде невротизации и психопатизации, которая отличается высокой корреляцией с уровнем неадекватности или снижением адекватности самосознания. Степень адекватности самосознания сопряжена с большей или меньшей духовностью. При этом неадекватность самосознания подростков из среды масс-медиа соответствует выраженным проявлениям редукции духовности, по сути, отсутствию духа, по сравнению с подростками со сниженным уровнем адекватности самосознания из среды православия. Нельзя не обратить внимания, что сниженный уровень адекватности самосознания подростков из среды православия отрицательно сказывается на их нравственных качествах, препятствуя принятию духа. Именно поэтому Б Махаланобиса равен 49 условным единицам, в то время как при анализе групп с адекватным самосознанием и неадекватным самосознанием из среды масс-медиа Э2 Махаланобиса равен 342 условным единицам, подтверждая высокую достоверность различий между группами. Невольно вспоминается Н. Бердяев, утверждающий существование тесной взаимосвязи между нравственными качествами человека и его духовностью. Результаты экспериментально-психологического обследования и психолого-математического анализа результатов обследования убедительно подтверждают наличие отмеченных взаимосвязей.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Тарасьян, Наталья Александровна, Ставрополь

1. Абульханова-Славская, К. А. Деятельность и психология личности / К. А. Абульханова-Славская. -М., 1980.

2. Абульханова-Славская, К. А. Сознание как жизненная способность личности / К. А. Абульханова-Славская // Психологический журнал. -2009.-№ 1.-С. 32-43.

3. Агафонов, А. Ю. Основы смысловой теории сознания / А. Ю. Агафонов.-СПб., 2003.

4. Агафонов, А. Ю. Сознание: где искать «черный ящик»? / А. Ю. Агафонов // Методология и история психологии. 2009. - Т. 4. - Вып. 1. -С. 151-166.

5. Адо Пьер Плотин, или Простота взгляда. М., 1990.

6. Акопов, Г. В. Проблема сознания в психологии: отечественная платформа / Г. В. Акопов. Самара, 2002.

7. Акопов, Г. В. Проблема сознания в современной психологии: зарубежные подходы / Г. В. Акопов. Самара, 2006.

8. Акопов, Г. В. Психология сознания: вопросы методологии, теории и прикладных исследований / Г. В. Акопов. М., 2010.

9. Акопян, А. 3. Онтология П. А. Флоренского и проблема генезиса духовности / А. 3. Акопян. СПб., 1993.

10. Алексеев, Н. Г. Рефлексия и осознание / Н. Г. Алексеев // Категории, принципы и методы психологии: психические процессы : тез. науч. сообщ. психологов к VI Всесоюз. съезду Общества психологов СССР. -М., 1983.-С. 247-249.

11. Александровский, Ю. А. Состояния психической дезадаптации и их компенсация / Ю. А. Александровский. М., 1976.

12. Аллахвердов, В. М. Методологическое путешествие по океану бессознательного к таинственному острову сознания / В. М. Аллахвердов. СПб., 2003.13.1617,18,19