Автореферат диссертации по теме "Основные жизненные стратегии современных российских студентов"

На правах рукописи

СОЗОНТОВ Антон Евгеньевич

ОСНОВНЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ СТРАТЕГИИ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ СТУДЕНТОВ

Специальность 19.00.05 - Социальная психология

(психологические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2004

Работа выполнена на кафедре социальной психологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова

Научный руководитель -

доктор психологических наук, профессор Петровская Лариса Андреевна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Подольский Андрей Ильич

кандидат психологических наук Гулевич Ольга Александровна

Ведущая организация -

Московский государственный социальный университет

Защита состоится "¿О" ¿-Л, 2004 г. в 15.00 часов на заседании

диссертационного совета Д 50ПЮТ.95" МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория № 303

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ им. М.В.Ломоносова

Автореферат разослан 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор психол. наук, доцент

2004-4 25020

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

В настоящее время в российском обществе осуществляются радикальные социальные преобразования, связанные со становлением рыночных отношений. Они обусловили ряд качественных изменений в жизни людей, носящих противоречивый характер. С одной стороны, это расширение возможностей самоопределения, свободы человека в выборе направления самореализации, появление повышенного запроса на индивидуальное творчество, инициативу; с другой стороны - тенденция к глобальной стандартизации жизни, обострение проблемы элементарного выживания [Алавидзе Т.Л., Антонюк Е.В., Гозман Л.Я., 2002; Андреева Г.М., 2000; Дилигенский Г.Г., 1998; Левада Ю.А., 2000; Петровская Л.А., 2002].

Социальным преобразованиям сопутствует ломка и перестройка ценностно-нормативной системы, структуры социальных стереотипов, в связи с чем претерпевает изменения, осложняется процесс социализации. В ходе социализации к человеку предъявляются повышенные требования в плане активности, субъектности. В современных условиях для социальной психологии особую важность приобретает изучение того, что в целом можно охарактеризовать как такую активность - особенностей построения человеком своей социальной и личностной идентичности; формирования персональной системы ценностей и др. (Белинская Е.П., 2002; Дубовская Е.М., 2002). Одной из основных составляющих активности человека в процессе социализации выступает его жизненная стратегия, как способ конструирования собственной жизни, прежде всего выбора ее направления, с точки зрения ориентации на определенные базовые ценности.

Проблема жизненных стратегий является относительно новой для психологии. Понятие жизненной стратегии введено в категориальный аппарат современной психологии КААбульхановой-Славской. В настоящее время данная проблема активно изучается отечественными психологами (Е.П.Варламова, О.С.Васильева, ЕАДемченко, Г.Г.Дилигенский, С.Ю.Степанов и др.) и социологами (В.С.Магун, Н.Ф.Наумова, Т.Е.Резник, Ю.М.Резник и др.). В зарубежной психологии также можно встретить работы, посвященные жизненным стратегиям [Фромм, Э., 1998; Deci E.L., Ryan R.M., 2000; Royce J.R., Powell A.D., 1983].

Значительный интерес исследование жизненных стратегий представляет для социальной психологии. Жизненная стратегия выступает одним из основных регуляторов социального поведения, организующим и направляющим целостность жизнедеятельности человека. Она формируется на пересечении социальных требований и запросов к личности и присущего каждому человеку индивидуального своеобразия. Жизненная стратегия регулирует социальное поведение в конкретных условиях жизни, обеспечивая успешную социальную адаптацию, а также полноту

человека [Абульханова-Славская К.А., 1991; Резник Т.Е., Резник Ю.М., 1995; Фромм Э., 1998].

Весьма значимой проблема жизненных стратегий выступает для студенческого возраста, когда человек становится взрослым не только в биологическом, но и в социальном отношении, оказывается перед объективной необходимостью осуществления целого ряда важных выборов, в частности выбора своего жизненного пути [Ананьев Б.Г., 1968; Кон И.С., 1984; 1989; Эриксон Э., 1996]. Исследование жизненных стратегий, характерных для представителей такой социальной группы как студенчество, обеспечивает более полное понимание особенностей юношеской социализации в современных условиях. Оно способствует расширению представлений о характере, тенденциях психологических изменений, происходящих в российском обществе, поскольку молодежь выступает носителем этих изменений.

Изучению основных типов жизненных стратегий современных российских студентов посвящена данная работа.

Цель работы: теоретическое и эмпирическое изучение проблемы жизненных стратегий через выявление основных их типов, характерных для современных российских студентов, и раскрытие феноменологии этих типов.

Основные понятия: типы жизненных стратегий российских студентов мы выделяем, опираясь на концепцию обладания-бытия Э.Фромма, в которой различаются два основных типа жизненных стратегий - «иметь» и «быть»; а также на результаты нашего исследования, проведенного в дипломной работе. Важной характеристикой человека как носителя той или иной жизненной стратегии выступает выраженность у него некоторых личностных свойств. Другой такой характеристикой являются приоритетные для человека способы разрешения ценностных противоречий, поскольку свою жизненную стратегию он осуществляет прежде всего посредством совершаемых выборов.

Предмет исследования: жизненные стратегии российских студентов.

Объект исследования: студенты вузов г.Москвы и г.Калуги (областной центр) гуманитарных, технических и медицинских специальностей. Общая численность выборки 348 человек.

Задачи работы:

1. Теоретический анализ современных представлений о проблеме жизненных стратегий.

2. Выделение основных типов жизненных стратегий современных российских студентов; выявление спектра подтипов, различаемых в рамках этих типов.

3. Сравнение представленности основных типов жизненных стратегий среди студентов; изучение связи распространенности разных типов с профессиональной направленностью, местом жительства, тендерной принадлежностью.

4. Исследование феноменологии основных типов жизненных стратегий через рассмотрение выраженности у студентов - представителей разных типов

стратегий определенных личностных характеристик, а также приоритетных способов разрешения ценностных противоречий. Гипотезы исследования:

1. У современных российских студентов можно выделить различные типы жизненных стратегий по критерию преимущественной направленности на обладание (достижение социального успеха, обеспеченности) или бытие (творческую самореализацию). Внутри общих типов возможно обнаружение ряда подтипов.

2. Основные типы жизненных стратегий характеризуются разной распространенностью среди студентов; различия в их представленности связаны с профессиональной направленностью, местом жительства, тендерной принадлежностью.

3. Студенты - носители основных типов жизненных стратегий различаются по выраженности личностных характеристик, а также по приоритетным способам разрешения ценностных противоречий.

Положения, выносимые на защиту:

1. Для современных российских студентов характерны следующие основные типы жизненных стратегий, различающиеся по преимущественной направленности на обладание-бытие: тип «иметь», представитель которого в большей мере ориентирован на обладание (достижение социального успеха, обеспеченности); тип «быть», представитель которого в большей мере ориентирован на бытие (творческую самореализацию); тип «не иметь и не быть», для представителя которого жизненная стратегия во многом остается неопределенной, он преимущественно направлен на приспособление к наличным условиям; тип «иметь против быть», представитель которого направлен и на обладание, и на бытие при выраженном конфликте между двумя ориентациями; тип «иметь для того, чтобы быть», представитель которого ориентирован на обеспечение посредством обладания возможности полноценной самореализации в наличных условиях.

Внутри данных типов выделяется ряд подтипов.

2. Основные типы жизненных стратегий характеризуются разной распространенностью среди студентов. Наиболее широко в настоящее время представлены типы «иметь» и «не иметь и не быть»; типы «быть» и «иметь против быть» представлены в значительно меньшей мере; тип «иметь, чтобы быть» представлен весьма незначительно.

3. Распространенность основных типов жизненных стратегий различается в связи с профессиональной направленностью студентов: среди студентов гуманитарных и медицинских специальностей более представлены типы «быть» и «иметь, чтобы быть»; среди студентов технических специальностей - тип «иметь».

4. Студенты - носители основных типов жизненных стратегий различаются по выраженности таких личностных характеристик, как: эмпатия, локус контроля, авторитаризм, толерантность к неопределенности, макиавеллизм.

5. Студенты - носители основных типов жизненных стратегий различаются по приоритетным способам разрешения противоречий между ценностями обладания-бытия, а именно - предпочтением следующих способов: выбор одной из альтернатив («иметь» или «быть») при отказе от реализации другой; уход от активного разрешения ценностного противоречия; поиск конструктивного синтеза, позволяющего реализовать обе альтернативы.

6. Представители основных типов жизненных стратегий разных возрастных групп (в частности, студенты, получающие первое и второе высшее образование) характеризуются сходными тенденциями различий в выраженности личностных характеристик.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые:

• Проблема жизненных стратегий рассматривается с позиций социальной психологии; обозначается специфика социально-психологического изучения жизненных стратегий по отношению к общей психологии и социологии; проводится сравнительный анализ типологий жизненных стратегий, разрабатываемых в рамках социальной психологии, общей психологии, социологии.

• При опоре на типологию жизненных стратегий Э.Фромма эмпирически выделяются основные их типы, характерные для современных российских студентов, в рамках этих типов различаются подтипы; исследуется феноменология основных типов жизненных стратегий посредством изучения выраженности у их представителей определенных личностных характеристик, а также приоритетных способов разрешения ценностных противоречий; выявляются и анализируются различия в распространенности типов жизненных стратегий, связанные с профессиональной направленностью, местом жительства, тендерной принадлежностью.

Теоретическое значение диссертации состоит в том, что в ней понятие жизненной стратегии рассматривается в контексте социальной психологии - как один из регуляторов социального поведения, значимый фактор социализации. Жизненная стратегия раскрывается как интегральная характеристика личности -в ее структуре различаются «ядро» (ценности) и «периферия» (способы разрешения ценностных противоречий, социальные установки, представления о путях реализации ценностей). Расширена типология жизненных стратегий Э.Фромма: каждый из выделяемых типов представлен в вариациях. По итогам эмпирического исследования составлена картина жизненных стратегий, характерных в настоящее время для российских студентов, построены психологические портреты представителей основных типов жизненных стратегий. Проведенное исследование способствует более полному представлению об особенностях юношеской социализации на современном этапе, вносит вклад в развитие проблематики социальной психологии личности.

Практическая значимость работы состоит в том, что полученные в ней результаты позволяют обозначить психологические преимущества и возможные психологические затруднения, связанные с выбором и реализацией человеком

той или иной жизненной стратегии. Они могут быть использованы в практике индивидуального психологического консультирования, при разработке программ социально-психологического тренинга, для саморазвития, самокоррекции. Материалы исследования включены в программу учебного курса «Социальная психология здоровья», читаемого на кафедре социальной психологии МГУ.

Теоретико-методологической основой работы явились представления о специфике социально-психологического подхода к личности (Г.М.Андреева, Е.П.Белинская, ОАТихомандрицкая и др.); концепция человека как субъекта жизни С.Л.Рубинштейна, развиваемая его учениками и последователями (К.А.Абульханова-Славская, А.В.Брушлинский, В.В.Знаков и др.); диспозиционная концепция регуляции социального поведения В.А.Ядова; положения гуманистической психологии (Дж.Бюджентал, С.Джурард, А.Маслоу, К.Роджерс, В.Франкл, Э.Фромм, Э.Шостром, АБ.Орлов, Л.А.Петровская и др.).

Методы и достоверность полученных результатов. Исследование проводилось с помощью методов опроса, контент-анализа, глубинного интервью. Были использованы следующие диагностические методики:

-выделение жизненных стратегий осуществлялось с помощью методики диагностики индивидуальных ценностей Ш.Шварца в адаптации ОАТихомандрицкой, Е.М.Дубовской;

-выраженность у респондентов личностных характеристик оценивалась посредством следующих методик: опросника для диагностики способности к эмпатии А-Меграбяна, Н.Эпштейна; опросника УСК Е.Ф.Бажина, Е.АГолынкиной, А.М.Эткинда; шкалы авторитаризма правого толка Б.Альтемейера, адаптированной Н.А.Дьяконовой; шкалы толерантности к неопределенности MSTAT-I Д.Маклейна в адаптации Е.Г.Луковицкой; шкалы макиавеллизма Mach-I V Р.Кристи и Ф.Гейс в адаптации В.В.Знакова;

-для изучения способов разрешения ценностных противоречий была модифицирована методика Т.В.Корниловой «Житейские ситуации».

При обработке результатов исследования применялись статистические методы: кластерный анализ, корреляционный анализ и критерии: х2-критерий Пирсона, г-критерий Пирсона, Н-критерий Крускала-Уоллиса, U-критерий Манна-Уитни. Статистическая обработка данных проводилась с помощью программного пакета Statistica 6.0.

Достоверность и обоснованность полученных результатов и выводов обеспечивается теоретико-методологической базой проведенного исследования; использованием методов и методик, адекватных поставленным задачам и выдвинутым гипотезам; комплексным характером примененных методических средств; репрезентативностью и достаточно большим объемом выборки респондентов; корректным применением статистических методов.

Апробация исследования. Диссертационная работа прошла обсуждение на кафедре социальной психологии факультета психологии МГУ

им.М.ВЛомоносова. Различные аспекты проведенного исследования представлены в докладах на IX и X Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2002; 2003); Всероссийской конференции «Социальная работа и социальное образование» (Калуга, 2003).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка литературы и приложений. Основной текст диссертации изложен на 153 страницах, сопровождается 9 таблицами и 6 рисунками. Список литературы включает 220 наименований, из которых 53 на английском языке и 1 на немецком языке. Работа содержит 17 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, раскрывается его научная новизна, теоретическая и практическая значимость. Определяются цель, основные задачи, объект и предмет исследования, формулируются гипотезы, положения, выносимые на защиту.

В первой (теоретической) главе - «Анализ современных представлений о проблеме жизненных стратегий» - осуществляется попытка рассмотреть понятие жизненной стратегии как составляющую понятийного аппарата современной социальной психологии. Обозначается специфика социально-психологического изучения жизненных стратегий по отношению к общей психологии и социологии. Раскрывается значение жизненной стратегии как фактора социализации личности. Анализируются и сравниваются типологии жизненных стратегий, разрабатываемые в рамках социальной психологии, общей психологии, социологии. Данная глава включает пять параграфов.

В первом параграфе обосновывается актуальность изучения проблемы жизненных стратегий в контексте отношений личности и общества. Проблема взаимоотношений личности и общества является центральной для социальной психологии, развитие которой во многом представляет своеобразный диалог социо-центрированной и личностно-центрированной тенденций в ее осмыслении [Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А., 2001; Петровская Л.А., 2002]. В настоящий момент сторонами этого диалога выступают, в частности, отечественная психология и современная гуманистическая психология. Для отечественной психологии в целом характерен социо-центрированный поход -тенденция к акцентированию полюса социальности в описании личности. Становление психологического облика человека рассматривается в основном как однонаправленный процесс интериоризации социального опыта, при этом вопрос об издержках социального влияния, его возможном деформирующем потенциале обычно остается в тени [Петровская Л.А., 2002; Чудновский В.Э., 1993].

Для гуманистической психологии характерен личностно-центрированный подход, ее позиция выступает не столько альтернативой, сколько дополняет в

определенных моментах картину отношений личности и общества, представленную в отечественной психологии. Большинство представителей гуманистической психологии разделяет идею социокультурной обусловленности психологического облика человека, однако отмечает возможность как развивающего, так и сдерживающего, даже деструктивного влияния общества на личность [Маслоу А., 19976; Хорни К., 1997; Фромм Э., 1994; 1995]. Негативное социальное влияние связывается с возможностью препятствования развитию человеческой индивидуальности [Орлов А.Б., 1995; Петровская Л.А., 2002].

Понимание двойственного характера отношений личности и общества предъявляет повышенные требования к субъектности человека. Представители гуманистической психологии (ДжБюджентал, С.Джурард, А.Маслоу, К.Роджерс, В.Франкл, Э.Фромм, Э.Шостром и др.) акцентируют значимость сознательного, ответственного отношения человека к окружающей социальной действительности, самому себе, отмечая, что человек выступает субъектом-творцом своего жизненного пути как целого. Позиция гуманистической психологии созвучна представлениям о человеке как «субъекте жизни», разрабатываемым отечественными психологами в рамках школы СЛ.Рубинштейна (КААбульханова-Славская, АВ.Брушлинский, В.В.Знаков, В.Э.Чудновский и др.).

Взгляд на человека как на индивидуальность, субъекта собственной жизни, конструирующего свой жизненный путь и несущего полноту ответственности за собственное развитие, открывает возможность постановки проблемы жизненных стратегий и определяет актуальность ее изучения. Эта актуальность связана с тем, что в значительной мере именно выбираемая и осуществляемая человеком жизненная стратегия характеризует его как субъекта жизни. В ней выражаются особенности, пути согласования человеком собственной индивидуальности с запросами социального окружения.

Во втором параграфе рассматривается вопрос об определении понятия жизненной стратегии, ее структуре, роли в регуляции социального поведения. На основе анализа ряда исследований жизненных стратегий, проводимых отечественными психологами и социологами [Абульханова-Славская К.А., 1991; Варламова Е.П., Степанов С.Ю., 1998; Васильева О.С., Демченко Е.А., 2001; Наумова Н.Ф., 1995; Резник Т.Е., 2000а; Резник Т.Е., Резник Ю.М., 1995]; а также по итогам сопоставления жизненной стратегии с близкими по содержанию понятиями (жизненный стиль, социальный характер, жизненная позиция, жизненный сценарий) под жизненной стратегией мы понимаем способ конструирования человеком собственной жизни, прежде всего определения ее направления, с точки зрения ориентации на те или иные ценности.

В структуре жизненной стратегии различают ядро и периферию. В качестве ядерного компонента жизненной стратегии вслед за многими исследователями (К.ААбульхановой-Славской, О.С.Васильевой и Е.А.Демченко, Н.Ф.Наумовой, Т.Е.Резник и др.) мы обозначаем ценности. Это положение обосновывается посредством раскрытия психологической природы ценностей - рассмотрения их

в качестве составляющих смысловой сферы личности [Братусь Б.С., 1981; Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В., 1993; Леонтьев Д.А., 1999; Тихомандрицкая О.А., 2000]. Будучи смысловыми образованиями, ценности связывают воедино когнитивную и мотивационную сферы, интегрируют их в единую смысловую сферу, придавая личности определенную целостность. Они выступают осознанными и принятыми человеком наиболее общими смыслами его жизни, представляют некоторые идеальные, абстрактные цели жизнедеятельности.

На периферии жизненной стратегии вслед за К.А.Абульхановой-Славской, Т.Е.Резник мы выделяем такие составляющие, как: способы разрешения ценностных противоречий, социальные установки, представления человека о путях реализации своих ценностей в данных социальных условиях. Среди периферических составляющих жизненной стратегии отмечается особая значимость способов разрешения ценностных противоречий, поскольку они непосредственно связаны с ее ядром, весьма важны в функциональном аспекте. В приоритетных для человека способах разрешения ценностных противоречий раскрываются особенности совладания с неопределенными, стрессовыми ситуациями наиболее общего характера, оказывающими существенное влияние на ход его жизни; ситуациями, содержащими конфликт между социальными запросами, ожиданиями других людей и индивидуальностью человека.

Соответственно определению понятия жизненной стратегии она рассматривается в качестве одного из основных регуляторов социального поведения личности, ответственного за регуляцию жизнедеятельности как целого. Наряду с ценностными ориентациями (ценностями, значимыми для конкретного человека и регулирующими его социальное поведение [Алексеева В.Г., 1984; Тихомандрицкая О.А., 2000]), жизненная стратегия может представлять верхний уровень системы диспозиций личности (по ВАЯдову). На основе анализа представлений об иерархическом строении структуры персональных ценностей [Бубнова С.С., 1999; Донцов А.И., 1974; Жуков Ю.М., 1976; Schwartz S.H., Bilsky W., 1990] конкретизируется понимание ядра жизненной стратегии. Оно характеризуется как некоторый ценностный синдром. Основу этого синдрома составляют наиболее обобщенные, устойчивые «базовые» ценности (Н.И.Лапин), выступающие своеобразным стержнем, вокруг которого организуется структура ценностных ориентации, и придающие этой структуре качество целостности, системности.

По итогам рассмотрения понятия жизненной стратегии отмечается, что значение этой категории для социальной психологии состоит прежде всего в ее функциональном аспекте - жизненная стратегия регулирует целостность жизнедеятельности человека, направляет его жизненный путь как целое. В содержательном аспекте жизненная стратегия, выступая интегральной личностной характеристикой, в первую очередь представляет ориентацию человека на определенные «базовые» ценности, характеризующиеся системообразующим качеством в структуре персональных ценностей.

В третьем параграфе, при опоре на представления о своеобразии социально-психологического подхода к личности по отношению к общей психологии и

социологии (Г.М.Аддреева, Р.Л.Кричевский, В.А.Ядов), раскрывается специфика изучения жизненных стратегий в рамках социальной психологии. Эта специфика заключается в необходимости придания исследованию жизненных стратегий социально-конкретного характера (рассмотрения данного феномена в контексте конкретных социальных, исторических условий, у представителей определенной социальной группы), а также индивидуализированного характера (рассмотрения жизненных стратегий с точки зрения того, обеспечивают ли они становление человеческой индивидуальности).

Адекватно специфике социально-психологического изучения жизненных стратегий обозначается «место» данного феномена в проблематике современной социальной психологии личности. Жизненная стратегия представляется как составляющая проблемы социализации (значимый фактор социализации).

Понятие социализации характеризует вхождение человека в систему социальных связей. Ряд современных исследователей акцентирует тот факт, что социализация является двусторонним процессом, включающим в себя как усвоение индивидом социального опыта (норм, ценностей, способов социального самоопределения), так и активное преобразование и воспроизводство им этого опыта в качестве субъекта собственного развития [Андреева Г.М., 1996; Белинская Е.П., Тихомандрицкя О.А., 2001; Дубовская Е.М., 2002; Мудрик А.В., 2000; Реан А.А., Коломинский Я.Л., 1999]. Во многом особенности вхождения человека в общество обусловлены его жизненной стратегией, которая презентирует прежде всего вторую сторону социализации -избирательное отношение к социальным нормам и ценностям, активное воспроизводство социального опыта человеком в качестве субъекта социализации, конструирующего свой жизненный путь.

Для раскрытия того, на основе каких ценностей в настоящее время происходит формирование жизненной стратегии российского человека, рассматриваются особенности массового сознания в российском обществе на современном этапе. Анализ ряда исследований [Горшков М.К. и др., 1996; Динамика..., 1996; Лапин Н.И., 1999; Лалкин В.В., Пантин В.И., 1998; Лебедева Н.М., 2000; Левада Ю.А., 2000; Хащенко В.А. 1998] позволил сделать вывод о том, что массовое сознание сегодня претерпевает значительные изменения. В российском обществе наблюдается ломка ценностной иерархии - происходит освобождение от ряда ценностей предшествующего исторического периода, на первый план выходят рыночные, либеральные ценности (успех, свобода, профессионализм, высокий заработок, комфорт для себя и своей семьи и др.); утверждается принцип индивидуализма. Однако принятие «новых» ценностей остается во многом декларативным. Массовое сознание отличается аморфностью, маргинальностью, отсутствием сложившейся ценностной структуры. Это в значительной мере затрудняет формирование индивидуальной жизненной стратегии, процесс социализации в целом, повышает запрос на субъектность человека.

Обосновывается актуальность изучения жизненных стратегий на юношеском этапе социализации, для такой социальной группы, как студенчество. В

студенческом возрасте, со становлением самосознания, формированием индивидуальной структуры ценностей, человек начинает нести всю полноту ответственности за свои решения и поступки, оказывается перед необходимостью определения собственного места в социальном мире, выбора собственного жизненного пути [Ананьев Б.Г., 1968; Кон И.С., 1989; Лисовский В.Т., 2000]. Психологическая характеристика студенческого возраста свидетельствует о том, что на этом возрастном этапе формирование жизненной стратегии является важнейшим психологическим процессом.

На основе анализа исследований ценностей современных российских студентов [Вишневский Ю.Р., Рубина Л.Я., 1997; Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т., 2000; Карпухин О.И., 2000; Лебедева Н.М., 2000; Лисовский В.Т., 2000; Морозова Н.А., 2000; Яницкий М.С., 2000] раскрываются особенности их социализации с точки зрения активности в воспроизводстве социального опыта, в общих чертах дается характеристика направленности их жизненных стратегий.

Материалы исследований свидетельствуют о том, что в настоящее время у российских студентов в наибольшей мере по сравнению с другими социальными группами выражена ориентация на рыночные, индивидуалистические ценности. Они наиболее быстро и легко пригашают «новые» ценности. Для их ценностного сознания наименее характерна маргинальность, что является одним из проявлений активного, избирательного отношения студентов к социальному опыту. Другим проявлением активности студентов в процессе социализации может выступать значимость для них многих «бытийных» ценностей, свидетельствующих о стремлении человека к самореализации (осмысленность жизни, саморазвитие, профессиональная самореализация и др.). Данная особенность также специфична для студентов и не проявляется явно в российском обществе в целом. Однако приоритетное значение «бытийные» ценности имеют лишь для немногих молодых людей. Наряду с этими тенденциями для значительной части студентов характерен кризис ценностей, сохраняют свое значение только некоторые ценности, транслирующиеся из поколения в поколение, как безопасность семьи, порядок в обществе.

Данные факты позволяют сделать вывод о том, что современные российские студенты стремятся занять субъектную, ответственную позицию в конструировании своего жизненного пути. Но для большинства из них жизненные стратегии направлены в большей мере на соответствие социальному запросу (достижение социального успеха, признания, обеспеченности), и зачастую в меньшей мере (даже в ущерб) - на развитие собственной индивидуальности. Для многих жизненные стратегии остаются неопределенными, направленными в основном на приспособление к социальной среде, «выживание».

Исследования ценностей современных российских студентов обнаруживают наличие у них некоторого спектра жизненных стратегий, в рамках которого возможно построение социально-психологической типологии. Анализ различных типологий жизненных стратегий, разрабатываемых в рамках социологии [Егорова Л.С, 1999; Наумова Н.Ф., 1995; Резник Т.Е., Резник Ю.М.,

1995; Силласте Г.Г., 2002; Шурыгина И.И., 1999], общей психологии [Абульханова-Славская К.А., 1983; Варламова Е.П., Степанов С.Ю., 1998; Пехупен Р., 1987; Deci E.L., Ryan R.M., 2000; Royce J.R., Powell A.D., 1983] проводится в четвертом параграфе теоретической главы. Итоги этого анализа позволили сделать вывод о том, что в социологических типологиях жизненные стратегии рассматриваются как характеристики некоторой социальной группы, общности. Они скорее направлены на раскрытие закономерностей общественного развития, чем на изучение человеческой индивидуальности. Для общепсихологических типологий характерен обратный фокус внимания. Здесь исследователь скорее сосредоточен на том, в какой мере та или иная жизненная стратегия способствует развитию индивидуальности человека.

Для социальной психологии необходимо восполнить «пробелы» социологических и общепсихологических типологий и представить типы жизненных стратегий, которые отражали бы, с одной стороны, специфику общественной структуры на данном этапе, с другой - особенности реализации человеком субъектной позиции в конструировании своего жизненного пути, становления его индивидуальности в конкретных социальных условиях. Рассматриваются примеры социально-психологических типологий жизненных стратегий [Дилигенский Г.Г., 1998; Фромм Э., 1998].

Типология Э.Фромма раскрывается более подробно. Э.Фромм выделяет два типа жизненных стратегий, формирующихся на пересечении экзистенциальных потребностей человека и социальных требований к личности: «быть» и «иметь». Представитель типа «иметь» в основном устремлен к достижению личного успеха, социального признания, неограниченному приобретению и потреблению. Представитель типа «быть» в основном стремится к раскрытию и реализации собственного потенциала (способностей и талантов), обретению гармонии в отношениях с окружающими. Согласно Э.Фромму, обладание и бытие представляют собой две ориентации, являющиеся определяющими для всего, что человек думает, чувствует, делает. Это позволяет рассматривать обладание и бытие в качестве некоторых «базовых» ценностей - наиболее обобщенных, устойчивых ценностей, определяющих целостность жизнедеятельности человека и образующих ядро жизненной стратегии.

Опираясь на анализ исследований ценностей современных российских студентов, а также на результаты исследования жизненных стратегий студентов и старшеклассников, выполненного в дипломной работе А.Ю.Шевелевой (1999), и нашего дипломного исследования жизненных стратегий студентов (2000), мы высказываем предположение о возможности расширения типологии Э.Фромма. А именно, гипотетически выделяем следующие основные типы жизненных стратегий, характерные для современных российских студентов: тип «иметь», представитель которого преимущественно ориентирован на обладание; тип «быть», представитель которого преимущественно ориентирован на бытие; тип «не иметь и не быть», для представителя которого жизненная стратегия во многом остается неопределенной, он ориентирован в основном на приспособление к социальной среде; тип «иметь и быть», представитель

которого ориентирован и на обладание, и на бытие. При этом отмечается, что для представителя типа «иметь и быть» возможно как конфликтное отношение между обладанием и бытием, так и гармоничное отношение между двумя ориентациями (когда обладание выступает средством обеспечения возможности самореализации в современных условиях).

Предполагается, что основные типы жизненных стратегий современных российских студентов качественно различны между собой. Рассмотрению вопроса о феноменологии жизненных стратегий посвящен пятый параграф теоретической главы. Раскрытие феноменологии типов жизненных стратегий подразумевает составление некоторого психологического портрета их представителей. Построение этого портрета продуктивно через изучение определенных личностных характеристик носителей разных типов стратегий. В контексте изучения жизненных стратегий как феномена социализации особую актуальность приобретает сравнение выраженности у представителей разных типов стратегий личностных характеристик, выступающих предпосылками психологического благополучия. Исследование выраженности таких характеристик позволяет выявить психологические преимущества, связанные с выбором и осуществлением человеком того или иного типа жизненных стратегий, а также возможные психологические затруднения, с которыми могут столкнуться носители определенного типа жизненных стратегий в ходе социализации.

Адекватно представлениям о психологическом благополучии, разрабатываемым в рамках гуманистической психологии (где оно понимается как полнота самореализации человека, нахождение «творческого синтеза» (Э.Шостром) между соответствием запросам, ожиданиям социального окружения и развитием собственной индивидуальности), мы осуществляем выбор личностных характеристик для изучения феноменологии жизненных стратегий. В качестве одних из предпосылок психологического благополучия мы рассматриваем такие личностные характеристики, как: развитая способность к эмпатии - глубинному пониманию, сопереживанию другому; преимущественно внутренний локус контроля - принятие на себя ответственности за события своей жизни; толерантность к неопределенности -отсутствие опасений перед новыми, нестандартными ситуациями, даже желание встречи с ними; отсутствие выраженных авторитарных тенденций - руководство в действиях и поступках в основном собственными внутренними ориентирами, а не мнением внешних авторитетов; готовность при необходимости к манипулированию другими - при осознании полноты ответственности за использование подобной модели поведения.

Основанием для выбора этих личностных характеристик послужило обращение к ним Э. Фромма при раскрытии феноменологии основных типов жизненных стратегий, а также наличие валидного и надежного методического инструментария для оценки их выраженности. Отмечается, что выбранные характеристики выступают лишь некоторыми из предпосылок психологического благополучия, не исчерпывая всего спектра.

Во второй главе - «Эмпирическое исследование жизненных стратегий современных российских студентов» - описаны цель, задачи, процедура, основные результаты проведенного эмпирического исследования, а также представлены анализ полученных результатов и выводы. Глава состоит из четырех параграфов. Первый параграф формулирует проблему, раскрывает цель и структуру исследования. Целью явилось выделение основных типов жизненных стратегий, характерных для современных российских студентов, по критерию преимущественной направленности на обладание-бытие и раскрытие феноменологии этих типов. Исследование включало два этапа, содержание которых отражено во втором и третьем параграфах эмпирической части.

Задачей / этапа было выделить основные типы жизненных стратегий современных российских студентов, выявить внутри них возможные подтипы и изучить феноменологию этих типов жизненных стратегий посредством рассмотрения выраженности у их представителей личностных характеристик, как предпосылок психологического благополучия. Объектом выступили студенты технических (промышленно-гражданское строительство, информационные технологии) и гуманитарных (психология, социология, философия) специальностей вузов г.Москвы и г.Калуги (областного центра). Общая численность выборки 203 человека. Средний возраст респондентов 19,6 лет.

В соответствии с представлением о ценностях как образующем ядре жизненной стратегии выделение типов жизненных стратегий студентов осуществлялось на основе анализа их ценностных предпочтений, с помощью методики диагностики индивидуальных ценностей Ш.Шварца в адаптации О.А.Тихомандрицкой, Е.М.Дубовской. Выбор этой методики связан с тем, что из имеющихся методических средств она наиболее адекватна пониманию ядра жизненной стратегии как некоторого ценностного синдрома. Изучение феноменологии основных типов жизненных стратегий проводилось посредством таких личностных характеристик, как: эмпатия, локус контроля, авторитаризм, толерантность к неопределенности, макиавеллизм (с помощью методик, описанных выше).

Для выделения основных типов жизненных стратегий и выявления подтипов использовались методы кластерного, корреляционного анализа, а также качественный анализ ответов респондентов по методике Ш.Шварца. Было проведено сравнение распространенности основных типов и подтипов жизненных стратегий (по -критерию Пирсона) в целом по выборке и у студентов разной профессиональной направленности, места жительства, тендерной принадлежности. Заключительным шагом I этапа стало сравнение выраженности у представителей основных типов стратегий личностных характеристик (по и-критерию Манна-Уитни).

В ходе I этапа получены следующие результаты. В исследуемой выборке оказалось возможным выделить все четыре предполагавшиеся типа жизненных стратегий: «иметь», «быть», «не иметь и не быть», «иметь и быть». Однако тип

«иметь и быть» оказался внутренне неоднороден. Фактически он образован двумя различными типами жизненных стратегий и соответствующими им ценностными синдромами. Эти типы мы обозначили, как «иметь против быть» и «иметь для того, чтобы быть». Дадим краткую характеристику основных типов жизненных стратегий (ЖС) и обнаруженных внутри них подтипов.

1.Тип жизненных стратегий «иметь». Носители этого типа в конструировании собственной жизни преимущественно направлены на достижение социального успеха, обеспеченности, возможности неограниченного приобретения и потребления. В числе приоритетных ценностей для них: успех, богатство, репутация, самоуважение и др. В рамках данного типа выделено четыре подтипа жизненных стратегий: «авторитарная», «карьерная», «рыночная», «потенциально рыночная» (см. таблицу 1).

2.Тип жизненных стратегий «не иметь и не быть». Носители этого типа направлены в основном на приспособление к наличным социально-экономическим условиям, обеспечение защищенности близких людей и самих себя. Их жизненные стратегии во многом остаются неопределенными. Среди наиболее значимых ценностей: безопасность семьи, социальный порядок, социальная справедливость и др. В рамках данного типа также выделено четыре подтипа. Это «адаптивная» ЖС, «традиционная» ЖС, «неопределенная» ЖС, «рецептивная» ЖС.

3.Тип жизненных стратегий «быть». Носители данного типа, конструируя собственную жизнь, направлены преимущественно на творческую самореализацию, развитие собственной индивидуальности, стремятся к поддержанию благополучия близких людей. Среди приоритетных ценностей для них: творчество, жизнерадостность, любознательность, единение с природой и др. Внутри типа «быть» выделено три подтипа. Это «творческая» ЖС, «исследовательская» ЖС, «потенциально плодотворная» ЖС.

4.Тип жизненных стратегий «иметь против быть». Носители этого типа направлены и на достижение социального успеха, обеспеченности, и на творческую самореализацию. Два данных стремления для них находятся в конфликте. Об этом свидетельствуют, в частности, проявления ценностного кризиса, выраженного в тенденции к принятию «всех ценностей» (кроме социально неодобряемых), без выбора между ними. В тиле «иметь против быть» выявлен единственный подтип - «противоречивая» ЖС.

5.Тип жизненных стратегий «иметь, чтобы быть». Носители данного типа направлены и на творческую самореализацию, развитие собственной индивидуальности, и на достижение социального успеха, обеспеченности. Для них два этих стремления не противоречат друг другу, а находятся в согласованных отношениях. Они ищут пути совместной реализации двух стремлений в современных условиях. Среди приоритетных ценностей: творчество, широта взглядов, успех, самоуважение и др. На данном этапе мы затруднились выделить внутри данного типа какие-либо подтипы.

Таблица 1

Основные жизненные стратегии (ЖС) современных российских студентов

№ ЖС Респ Отличительные черты Приоритеты ценностей

1 (Иметь) Авторитарная 5% достижение власти, превосходства над людьми социальная власть, богатство, наслаждения, влиятельность

2 (Иметь) Карьерная 9% достижение социального успеха, признания посредством профессиональной карьеры интеллект, целеустремленность, профессионализм, репутация

3 (Иметь) Рыночная 15% стремление к неограниченному приобретению и потреблению успех, самоуважение, наслаждения, богатство

4 (Иметь) Потенциал. рыночная 13% стремление к успеху, обеспеченности при опасениях перед рыночной реальностью богатство, наслаждения, репутация, социальный порядок

5 (не И, не Б) Адаптивная 15% стремление приспособиться к социальной среде, к защищенности, забота о близких людях безопасность семьи, социальный порядок, репутация, честность

6 (не И, не Б) Традиционная 8% следование религиозным и культурным традициям благочестие, традиции, вера в Бога, социальная справедливость

7 (не И, не Б) Неопределенная 7% неопределенность жизненной позиции, ценностный кризис безопасность семьи, свобода

8 (не И, не Б) Рецептивная 4,5% достижение безопасности, защищенности, следование авторитетам смирение, уважение старших, вежливость, преданность

9 (Быть) Творческая 1,5% стремление к полноте жизненных переживаний, насыщенности событий творчество, согласие с собой, разнообразная жизнь, единство с природой

10 (Бьгть) Исследовательская 3% стремление к творческой самореализации в любимом деле творчество, любознательность, широта взглядов, интеллект

11 (Быть) Потенциал. плодотворная 7% стремление к самореализации при опасениях перед рыночной реальностью творчество, мудрость, единение с природой, социальная справедливость

12 (И против Б) Противоречивая 10% противоречие между стремлением быть и стремлением обладать тенденция к принятию «всех ценностей», кроме социально неодобряемых

13 (И, чтобы Б) 2% поиск творческого синтеза между обладанием и бытием жизнерадостность, творчество, ответственность, успех, самоуважение

В ходе выделения основных типов жизненных стратегий студентов обнаружилась внутренняя противоречивость их содержания. Так, для представителей всех типов одними из ведущих выступают ценности:

осмысленность жизни, насыщенность жизни, согласие с самим собой, свидетельствующие о стремлении студентов к ответственному конструированию собственной жизни, к тому, чтобы быть ее субъектом. Некоторые ценности, отличающие представителей типа «быть», являются значимыми и для представителей типа «иметь», и обратно. Во многом противоречивая наполненность типов жизненных стратегий может быть связана с особенностями студенческого возраста. Она соответствует мысли Э.Фромма о том, что каждый человек ориентирован и на бытие, и на обладание при приоритете одной из ориентации.

Оценка распространенности основных типов жизненных стратегий (см. рисунок 1) показала, что в настоящее время у российских студентов наиболее часто встречается тип «иметь» (внутри него - «рыночная» и «потенциально рыночная» стратегии) и тип «не иметь и не быть» (внутри него - «адаптивная» стратегия). Типы «быть» и «иметь против быть» распространены в значительно меньшей мере. Тип «иметь, чтобы быть» представлен весьма незначительно.

Рис. 1 .Представленность среди студентов основныхтипов жизненныхстра тегий

50% 40% 30% 20% 10% 0%

"10%

шшз

не И не Б И против Б И чтобы Б

Данные факты согласуются с результатами последних исследований ценностей российской молодежи и соответствуют формированию в России рыночного общества. Высокая распространенность типа «не иметь и не быть» может быть связана с особенностями студенческого возраста, а также с «переходными» процессами, наблюдаемыми в массовом сознании.

Сравнение распространенности типов жизненных стратегий у студентов гуманитарной и технической профессиональной направленности обнаружило, что у студентов технических специальностей более часто встречается тип «иметь» (внутри него - «рыночная» и «потенциально рыночная» стратегии), тогда как у студентов гуманитарных специальностей в большей мере представлены типы «быть» (внутри него - «потенциально плодотворная» стратегия) и «иметь, чтобы быть». Наблюдаемые различия могут объясняться тем, что гуманитарные специальности (психология, социология, философия), представители которых приняли участие в исследовании, обращены к изучению человека, и это способствует процессам самопознания у студентов.

Существенных различий в распространенности типов жизненных стратегий в связи с местом жительства (Москва - Калуга, нестоличный областной город) не выявлено. Однако у студентов г.Калуги чаще встречается тип «иметь против быть»; для московских студентов характерна тенденция (статистически

недостоверная) к большей выраженности типа «быть» (внутри него -«потенциально плодотворной» стратегии). Отсутствие существенных различий может быть связано с территориальной близостью двух городов, при исследовании более удаленных от столицы российских городов, возможно, ситуация окажется иной.

Значимых различий в распространенности типов жизненных стратегий, связанных с тендерной принадлежностью, не обнаружено. Хотя для мужчин характерна тенденция к большей распространенности типа «иметь» (внутри него

- «карьерной» стратегии); для женщин - типа «не иметь и не быть» (внутри него

- «рецептивной», «адаптивной» стратегий) и типа «иметь, чтобы быть». Возможно, данный факт объясняется изменением роли женщины в современном обществе, ее возрастающей социальной активностью. Различия между мужчинами и женщинами сегодня проявляются скорее на уровне выраженности подтипов жизненных стратегий.

Сравнение выраженности у представителей основных типов жизненных стратегий личностных характеристик показало, что носителей типа «иметь» отличает склонность манипулировать людьми для достижения личных целей, устойчивость по отношению к неопределенности. Они хорошо психологически адаптированы к современным рыночным условиям. Но действия таких людей направляются скорее внешними обстоятельствами, чем внутренними ориентирами; способность сопереживать другому остается у них относительно малоразвитой.

Носителей типов «не иметь и не быть» и «иметь против быть» характеризуют выраженные авторитарные тенденции. Они полагают скорее внешние обстоятельства ответственными за события своей жизни; стараются избегать неопределенных, новых ситуаций; не склонны к использованию манипулятивной модели поведения. Затруднения в психологической адаптации к социальной среде для таких людей сочетаются с боязнью собственной Внутренней свободы. Отличием представителей типа «иметь против быть» от представителей типа «не иметь и не быть» выступает несколько большая выраженность эмпатических тенденций.

Носители типов «быть» и «иметь, чтобы быть» полагают в основном самих себя ответственными за ход своей жизни; у них развита способность к эмпатическому пониманию другого. Новые, нестандартные ситуации для них скорее желательны. Отличие между представителями двух типов проявляется в отсутствии у носителей типа «быть» склонности манипулировать другими людьми, тогда как носители типа «иметь, чтобы бьнь» готовы и склонны при необходимости использовать манипулятивную модель поведения. В связи с данным фактом можно предположить наличие у представителей типа «быть» определенных сложностей в соответствии социальному запросу.

Необходимо отметить, что между представителями типов «не иметь и не быть» и «иметь против быть», а также «быть» и «иметь, чтобы быть» не обнаружено статистически достоверных различий. Это свидетельствует, с одной стороны, о содержательной близости двух пар жизненных стратегий, а с другой

стороны, - о целесообразности более комплексного изучения психологических характеристик носителей основных типов жизненных стратегий для придания большей дифференцированности феноменологической картине этих типов.

Результаты I этапа оставили открытыми некоторые вопросы, без рассмотрения которых картина основных типов жизненных стратегий оказывалась неполной. Для ее расширения был предпринят // этап эмпирического исследования, задача которого состояла в том, чтобы дать более развернутую характеристику основных типов жизненных стратегий современных российских студентов через (1)изучение приоритетных для носителей разных типов способов разрешения ценностных противоречий (противоречий между ценностями обладания-бытия); (2)сравнение выраженности личностных характеристик, как предпосылок психологического благополучия, у студентов и представителей старшей возрастной группы (студентов, получающих второе высшее образование); (З)выявление подтипов внутри типа «иметь, чтобы бьпь». Объектом на П этапе выступили студенты гуманитарных (психология) и медицинских специальностей вузов г.Москвы (численность выборки 95 чел., средний возраст респондентов 19,7 лет), а также студенты-психологи, получающие 2-е высшее образование (численность выборки 50 чел, средний возраст 30,5 лет).

В изучении приоритетных для представителей основных типов стратегий способов разрешения ценностных противоречий мы опирались на результаты диссертационного исследования Н.Н Ивкова (2002). Согласуясь с результатами этого исследования, мы предположили, что при разрешении противоречий между ценностями обладания и бытия возможен выбор одного из четырех способов: 1)уход от активного разрешения ценностного противоречия; 2)отказ от альтернативы «быть» в пользу альтернативы «иметь»; 3)отказ от альтернативы «иметь» в пользу альтернативы «быть»; и 4)поиск конструктивного синтеза в реализации обеих альтернатив.

Для выявления способов разрешения студентами ценностных противоречий была модифицирована методика Т.В.Корниловой «Житейские ситуации». В ее рамках были составлены и подвергнуты экспертной оценке ситуации (делового и интимно-личностного характера), содержащие противоречие между ценностями обладания и бытия и актуальные для студенческого возраста. Ответы респондентов по методике «Житейские ситуации» обрабатывались с помощью контент-анализа.

Для выявления подтипов жизненных стратегий внутри типа «иметь, чтобы быть» был разработан топик-гайд глубинного интервью, которое затем проводилось с носителями этого типа стратегий.

В ходе П этапа получены следующие основные результаты. Сравнение распространенности основных типов жизненных стратегий у студентов медицинских специальностей и студентов гуманитарных, а также технических специальностей (принимавших участие на I этапе) показало отсутствие значимых различий в частоте встречаемости типов стратегий между медиками и гуманитариями и наличие таковых между медиками и техниками. У студентов

медицинских специальностей более часто встречаются типы «быть» и «иметь, чтобы быть», у студентов технических специальностей - тип «иметь». Эти сходства и различия могут быть связаны с тем, что медицина, как и гуманитарные специальности (психология, социология, философия), направлена на изучение и познание человека.

Анализ приоритетных для носителей основных типов жизненных стратегий способов разрешения противоречий между ценностями обладания-бытия, возникающих в сложных житейских ситуациях (по х2-критерию Пирсона), обнаружил, что представители типа «иметь» предрасположены к отказу от реализации ценностей бытия и следуют ценностям обладания (см. рисунок 2). В своих жизненных выборах они стремятся к достижению социального статуса, обеспеченности, часто отказываясь от возможности творчества, самореализации; заботятся прежде всего о своем «Я», не стараясь в большинстве случаев понять другого человека. Таких людей характеризует активность, целеустремленность, но, вместе с тем, тенденция к утрате собственной уникальности, своеобразия.

Представители типа «не иметь и не быть» предпочитают уход от активного разрешения ценностных противоречий. Их жизненный выбор в большинстве случаев детерминирован вынужденной необходимостью, мнением (советом) других людей, стремлением решить проблему наиболее легким способом. Такие люди проявляют пассивность в организации собственной жизни, зачастую следуют принципу «поживем - увидим».

Представители типа «быть» предрасположены к отказу от ценностей обладания и к следованию ценностям бытия. В своих выборах они стремятся к творческой самореализации, но часто отстраняются, отказываются от предоставляемых обществом возможностей достижения социального успеха, обеспеченности; заботятся о другом человеке, в ряде случаев жертвуя ради него собой. Во многом для таких людей характерна тенденция к «витанию в облаках», их действия и поступки могут приходить в соответствие с ложной, не соответствующей реальности картиной построенного мира.

Рис. 2. Встречаемость 4-хспособов разрешения ценностных противоречийустудентов - представителейосновныхтипов жизненныхстратегий

У представителей типа «иметь против быть» отсутствует какой-либо приоритетный способ разрешения ценностных противоречий. Направленность их социального поведения является во многом противоречивой. Они то следуют

ценностям обладания, отказываясь от реализации ценностей бытия, то, напротив, следуют бытийным ценностям, отказываясь от осуществления ценностей обладания, то стремятся уйти от активного разрешения ценностных противоречий. В выборах таких людей не наблюдается некоторого единого стержня, основы.

Представители типа «иметь, чтобы быть» в большинстве случаев ищут возможности конструктивного синтеза, позволяющего реализовать обе ценностные альтернативы, составляющие противоречие. Они стремятся совместить соответствие социальному запросу и занятие интересным для себя делом, заботу о другом человеке и о себе самом. Таких людей отличает психологическая гибкость, проявляющаяся, в частности, в готовности к адекватной смене психологических позиций в процессе конструирования своего жизненного пути для обеспечения возможности самореализации в данных условиях жизни.

Полученные результаты свидетельствуют о согласованности ядерных и периферических составляющих в структуре жизненной стратегии, о том, что содержание такой периферической составляющей, как способы разрешения ценностных противоречий, является непосредственно связанным с иерархией индивидуальных ценностей как ядром жизненной стратегии и соответствует ей. Наблюдаемые факты позволяют полагать, что жизненная стратегия действительно выступает одним из основных регуляторов социального поведения личности, может рассматриваться как фактор социализации, во многом определяющий пути, особенности вхождения человека в социальную среду.

Исследование студентов, получающих второе высшее образование, показало, что основные типы жизненных стратегий, наблюдаемые у современных российских студентов, характерны и для представителей старшей возрастной группы. При этом по сравнению со студентами, получающими первое высшее образование, студентов, получающих второе высшее образование, отличает тенденция (статистически не значимая) к большей распространенности типа «иметь против быть»; меньшей распространенности типа «не иметь и не быть», внутри которого более часто встречается «неопределенная» стратегия и менее часто - «адаптивная» стратегия. Отсутствие достоверных различий может быть связано с небольшой численностью выборки респондентов, получающих второе высшее образование (50 чел.). Обнаруженные тенденции различий могут быть связаны с фактором возраста, а также с фактом получения респондентами старшей группы дополнительного (психологического) образования. Они свидетельствуют о том, что одним из мотивов получения человеком такого образования в настоящее время является решение задачи по коррекции, переопределению своей жизненной стратегии.

Сравнение представителей двух возрастных групп по личностным характеристикам обнаружило у студентов, получающих второе высшее образование, сходные со студентами, получающими первое высшее образование, различия в их выраженности, связанные с осуществлением

определенного типа жизненных стратегий. Однако у представителей старшей группы не наблюдается тенденции к усилению этих различий. Напротив, результаты исследования свидетельствуют о том, что для носителей всех типов стратегий, получающих второе высшее образование, характерна тенденция к повышению уровня эмпатии и субъективного контроля, снижению макиавеллизма; у представителей типов «не иметь и не быть» и «иметь против быть» повышается толерантность к неопределенности. Выявленные тенденции не соответствуют нашему предположению, что выраженность личностных характеристик, как предпосылок психологического благополучия, во многом может выступать некоторым итогом осуществления человеком определенной жизненной стратегии.

Характер полученных результатов может быть связан с небольшой численностью выборки респондентов, получающих второе высшее образование, а также с тем, что для них фактор возраста оказывается совмещен с фактором дополнительного (психологического) образования. Кроме того, в старшей группе студентов могла проявиться тенденция к подаче социально желательных ответов. Изучение влияния собственно фактора возраста на выраженность личностных характеристик у носителей основных типов жизненных стратегий представляется актуальным в контексте дальнейших исследований.

Глубинные интервью, проведенные с представителями типа «иметь, чтобы быть», показали, что в конструировании своей жизни такие люди направлены на поиск путей творческого синтеза между соответствием запросам социального окружения и развитием собственной индивидуальности. В связи с особенностями организации этого синтеза в рамках типа «иметь, чтобы быть» мы выделили три подтипа. Это жизненная стратегия «иметь, чтобы быть - с приоритетом быть», при которой прежде всего собственное призвание выступает для человека основой в поиске путей творческого синтеза. Жизненная стратегия «иметь, чтобы быть - с приоритетом иметь», представитель которой при поиске путей творческого синтеза в первую очередь ориентируется на запросы социального окружения, стараясь при этом реализовать и свое призвание. Жизненная стратегия «иметь, чтобы быть - с разведением обладания и бытия», представитель которой параллельно обеспечивает соответствие социальным условиям и ищет собственное призвание, временно разводит для себя два этих процесса. На наш взгляд, выявленные пути в организации творческого синтеза не исчерпывают всего возможного многообразия.

В четвертом параграфе эмпирической главы обобщены результаты эмпирического исследования, представлены психологические портреты носителей основных типов жизненных стратегий.

В целом, проведенное исследование позволило раскрыть некоторые основные особенности, проблемы социализации современных российских студентов. Оно свидетельствует об эвристичности подхода Э.Фромма в контексте изучения жизненных стратегий. Данный подход, наряду с рассмотрением таких основных тенденций в конструировании человеком собственной жизни, как преимущественная ориентация на обладание / бытие,

содержит предпосылки для выделения еще одной тенденции - поиска творческого синтеза между бытием и обладанием. Последняя практически не отражена в материалах эмпирических исследований. Однако ее раскрытие в современном обществе, где обладание и бытие во многом противоречат друг другу, представляется весьма актуальным, в частности, при изучении проблем социализации.

Наше исследование не выявило активных тенденций поиска творческого синтеза у российских студентов, но зачатки таких тенденций могут быть прослежены, в частности, у носителей типа жизненных стратегий «иметь, чтобы быть». Полученные результаты позволяют предположить, что в современных условиях жизненные стратегии, ориентированные на поиск синтеза между обладанием и бытием, наиболее адекватны субъектной позиции человека в ходе социализации, в наибольшей мере обеспечивают его самореализацию.

1. Жизненная стратегия является одним из основных регуляторов социального поведения личности, организующим и направляющим целостность ее жизнедеятельности. Она выступает значимым фактором, влияющим на особенности протекания процесса социализации, характеризует человека как субъекта социализации. Ядро жизненной стратегии образуют ценности, важную ее периферическую составляющую представляют способы разрешения ценностных противоречий.

2. При опоре на типологию жизненных стратегий Э.Фромма по критерию преимущественной направленности на обладание-бытие у современных российских студентов можно выделить следующие основные типы жизненных стратегий: тип «иметь», представители которого в большей мере ориентированы на обладание; тип «быть», представители которого в большей мере ориентированы на бытие; тип «не иметь и не быть», для представителей которого характерно отсутствие выраженной ориентации ни на обладание, ни на бытие; тип «иметь против быть», для представителей которого выражена ориентация и на обладание, и на бытие при конфликтном отношении между ними; тип «иметь, чтобы быть», представители которого направлены и на обладание, и на бытие при гармоничном отношении между двумя ориентациями и приоритетной роли ориентации на бытие.

В рамках основных типов жизненных стратегий различается ряд подтипов.

3. Основные типы жизненных стратегий характеризуются разной распространенностью.

А) Среди современных российских студентов наиболее широко представлены типы «иметь» (42%) (внутри него - «рыночная» и «потенциально рыночная» стратегии) и «не иметь и не быть» (34%) (внутри него - «адаптивная» стратегия); типы «быть» (12%) и «иметь против быть» (10%) представлены в значительно меньшей мере; тип «иметь, чтобы быть» (2%) представлен весьма незначительно.

Б) Распространенность основных типов жизненных стратегий различается в связи с профессиональной направленностью студентов. Среди студентов технических специальностей более широко представлен тип «иметь»; среди студентов гуманитарных и медицинских специальностей - типы «быть» и «иметь, чтобы быть».

В) Распространенность основных типов жизненных стратегий существенно не различается в связи с местом жительства студентов (столица - нестоличный областной город); но среди студентов областного города (г.Калуги) более часто встречается тип «иметь против быть»; у студентов г.Москвы наблюдается тенденция к большей выраженности типа «быть».

Г) Распространенность основных типов жизненных стратегий не различается в связи с тендерной принадлежностью студентов, но тенденции различий могут быть прослежены (так, для мужчин характерна тенденция к большей выраженности типа «иметь»; для женщин - типов «не иметь и не быть», «иметь, чтобы быть»).

4. Основные типы жизненных стратегий характеризуются различной феноменологией.

А) Студенты - носители основных типов жизненных стратегий различаются по выраженности определенных личностных характеристик. Представители типа «иметь» склонны манипулировать другими, толерантны к неопределенности; но их действия направляемы в основном внешними обстоятельствами, способность к сопереживанию другому относительно малоразвита. У представителей типов «не иметь и не быть» и «иметь против быть» выражены авторитарные тенденции при невысокой толерантности к неопределенности, склонности полагать скорее внешние обстоятельства ответственными за ход своей жизни. По сравнению с носителями типа «не иметь и не быть» носителей типа «иметь против быть» отличает тенденция к большей выраженности эмпатии. Представители типов «быть» и «иметь, чтобы быть» в действиях и поступках руководствуются преимущественно внутренними ориентирами, толерантны к неопределенности; у них развита способность к эмпатическому пониманию другого. Носители типа «быть» не склонны манипулировать другими, носители типа «иметь, чтобы быть» готовы к использованию при необходимости манипулятивной модели, что может свидетельствовать об их большем соответствии социальному запросу.

Б) Студенты - носители основных типов жизненных стратегий различаются по приоритетным способам разрешения противоречий между ценностями обладания-бытия. Представители типа «иметь» предрасположены к отказу от реализации ценностей бытия и следованию ценностям обладания. Представители типа «не иметь и не быть» предпочитают уход от активного разрешения ценностных противоречий. Представители типа «быть» предрасположены к отказу от реализации ценностей обладания и следованию ценности бытия. У представителей типа «иметь против быть» отсутствует какой-либо приоритетный способ разрешения ценностных противоречий. Представители типа «иметь, чтобы быть» в большинстве случаев стремятся к

поиску возможностей конструктивного синтеза, позволяющего реализовать обе группы ценностей, составляющих противоречия. 5. Различия в выраженности определенных личностных характеристик, связанные с осуществлением того или иного типа жизненных стратегий, сходны у студентов и представителей старшей возрастной группы (студентов, получающих второе высшее образование). Однако у представителей старшей группы не наблюдается тенденции к усилению этих различий, что может быть связано с небольшой численностью выборки, а также с совмещением действия фактора возраста и фактора дополнительного образования.

В заключении подводятся основные итоги работы как определенного вклада в разработку проблематики социальной психологии личности (проблемы социализации, регуляции социального поведения). Обсуждаются некоторые вопросы, оставшиеся открытыми и возникшие в ходе исследования жизненных стратегий, намечаются возможные направления дальнейших исследований.

Публикации автора по теме диссертационного исследования:

1. Жизненные стратегии личности как социально-психологическая проблема // Материалы IX Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». М., 2002. С.181-182.

2. Исследования психологического благополучия в зарубежной психологии // Материалы X Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». М., 2003. С.405-406.

3. Основные жизненные стратегии российских студентов // Вестник Моск. ун-та. Сер.14. Психология. 2003. №3. С.15-23.

4. Проблема здоровья с позиций гуманистической психологии // Вопросы психологии. 2003. №3. С.92-101.

5. Типы жизненных стратегий в студенческом возрасте // Материалы Всероссийской конференции «Социальная работа и социальное образование». Калуга, 2003 (в печати).

Принято к исполнению 05/12/2003 Исполнено 09/12/2003

Заказ № 459 Тираж: 100 экз.

ООО «НАКРАПРИНТ» ИНН 7727185283 Москва, Балаклавский пр-т, 20-2-93 (095)318-40-68 www.autoreferat.ru

РНБ Русский фонд

2004-4 25020

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Созонтов, Антон Евгеньевич, 2003 год

Введение.

14 Глава 1. Анализ современных представлений о проблеме жизненных стратегий.

1.1. Актуальность изучения проблемы жизненных стратегий в контексте отношений личности и общества.

1.2. Понятие жизненной стратегии, ее структура, роль в регуляции социального поведения.

1.2.1. Сопоставление жизненной стратегии с близкими по содержанию понятиями.

1.2.2. Ядро и периферия жизненной стратегии.

1.2.3. Жизненная стратегия как регулятор социального поведения личности.

1.3. Специфика социально-психологического изучения жизненных стратегий.

1.3.1. Жизненная стратегия как фактор социализации.

1.3.2. Характеристика массового сознания в российском обществе на современном этапе.

1.3.3. Особенности жизненных стратегий современных российских студентов.

1.4. Типологии жизненных стратегий.

1.5. Феноменология жизненных стратегий.

1.5.1. Проблема психологического благополучия с позиций гуманистической психологии.

1.5.2. Выбор личностных характеристик для изучения феноменологии жизненных стратегий.

Глава 2. Эмпирическое исследование жизненных стратегий современных российских студентов.

2.1. Постановка проблемы и структура исследования.

4 2.2. Выделение основных типов жизненных стратегий российских студентов и изучение их феноменологии (I этап исследования).

2.2.1. Задачи и гипотезы I этапа. Описание используемых методик.

2.2.2. Процедура и результаты I этапа исследования.

2.2.3. Обсуждение результатов I этапа исследования.

2.2.4. Выводы по I этапу.

2.3. Развернутая характеристика основных типов жизненных стратегий современных российских студентов (II этап исследования).

2.3.1. Задачи и гипотезы II этапа. Описание используемых методик.

2.3.2. Процедура и результаты II этапа исследования.

2.3.3. Обсуждение результатов II этапа исследования.

2.3.4. Выводы по II этапу.

2.4. Итоговое обсуждение результатов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Основные жизненные стратегии современных российских студентов"

В настоящее время в российском обществе осуществляются радикальные социальные преобразования, связанные со становлением рыночных отношений. Они обусловили ряд качественных изменений в жизни людей, носящих противоречивый характер. С одной стороны, это расширение возможностей самоопределения, свободы человека в выборе направления самореализации, появление повышенного запроса на индивидуальное творчество, инициативу; с другой стороны - стандартизация образа жизни, обострение проблемы выживания, связанное с утратой социальных гарантий уровня и условий жизни (Алавидзе Т.Д., Антонюк Е.В., Гозман Л.Я., 2002; Андреева Г.М., 2000; 2002; Дилигенский Г.Г., 1998; Левада Ю.А., 2000; Петровская Л.А., 2002).

Социальным преобразованиям сопутствует ломка и перестройка ценностно-нормативной системы, структуры социальных стереотипов, в связи с чем претерпевает изменения, осложняется процесс социализации. В ходе социализации к человеку предъявляются повышенные требования в плане активности, субъектности. В современных условиях для социальной психологии особую важность приобретает изучение того, что в целом можно охарактеризовать как такую активность -особенностей построения человеком своей социальной и личностной идентичности; формирования персональной системы ценностей; когнитивных механизмов, обеспечивающих индивидуальные модели поведения в изменяющихся социальных обстоятельствах и др. (Белинская Е.П., 2002; Дубовская Е.М., 2002). Одной из основных составляющих активности человека в процессе социализации выступает его жизненная стратегия, как способ конструирования собственной жизни, прежде всего выбора ее направления, с точки зрения ориентации на определенные базовые ценности.

Проблема жизненных стратегий является относительно новой для психологии. Понятие жизненной стратегии введено в категориальный аппарат современной психологии К.А. Абульхановой-Славской. В настоящее время данная проблема активно изучается отечественными психологами (Е.П. Варламова, О.С. Васильева, Е.А. Демченко, Г.Г. Дилигенский, С.Ю. Степанов и др.) и социологами (B.C. Магун, Н.Ф. Наумова, Т.Е. Резник, Ю.М. Резник и др.). В зарубежной психологии также можно встретить работы, посвященные жизненным стратегиям (Фромм, Э., 1998; Deci E.L., Ryan R.M., 2000; Royce J.R., Powell A.D., 1983).

Значительный интерес исследование жизненных стратегий представляет для социальной психологии. Жизненная стратегия выступает одним из основных регуляторов социального поведения, организующим и направляющим целостность жизнедеятельности человека. Она формируется на пересечении социальных требований и запросов к личности и присущего каждому человеку индивидуального своеобразия. Жизненная стратегия регулирует социальное поведение в конкретных условиях, обеспечивая успешную социальную адаптацию, а также полноту самореализации, развития индивидуальности человека (Абульханова-Славская К.А., 1991; Резник Т.Е., Резник Ю.М., 1995; Фромм Э., 1998).

Весьма значимой проблема жизненных стратегий выступает для студенческого возраста, когда человек становится взрослым не только в биологическом, но и в социальном отношении, оказывается перед объективной необходимостью осуществления целого ряда важных выборов, в частности выбора своего жизненного пути (Ананьев Б.Г., 1968; Кон И.С., 1984; 1989; Эриксон Э., 1996). Исследование жизненных стратегий, характерных для представителей такой социальной группы как студенчество, обеспечивает более полное понимание особенностей юношеской социализации в современных условиях. Оно способствует расширению представлений о характере, тенденциях психологических изменений, происходящих в российском обществе, поскольку молодежь выступает носителем этих изменений.

Изучению основных типов жизненных стратегий современных российских студентов посвящена данная работа.

Цель работы: теоретическое и эмпирическое изучение проблемы жизненных стратегий через выявление основных их типов, характерных для современных российских студентов, и раскрытие феноменологии этих типов.

Основные понятия: типы жизненных стратегий российских студентов мы выделяем, опираясь на концепцию обладания-бытия Э. Фромма, в которой различаются два основных типа жизненных стратегий - «иметь» и «быть», а также на результаты нашего исследования, проведенного в дипломной работе. Важной характеристикой человека как носителя той или иной жизненной стратегии выступает выраженность у него некоторых личностных свойств. Другой такой характеристикой являются приоритетные для человека способы разрешения ценностных противоречий, поскольку свою жизненную стратегию он осуществляет прежде всего посредством совершаемых выборов.

Предмет исследования: жизненные стратегии российских студентов. Объект исследования: студенты вузов г.Москвы и г.Калуги (областной центр) гуманитарных, технических и медицинских специальностей. Общая численность выборки 348 человек. Задачи работы:

1. Теоретический анализ современных представлений о проблеме жизненных стратегий.

2. Выделение основных типов жизненных стратегий современных российских студентов; выявление спектра подтипов, различаемых в рамках этих типов.

3. Сравнение представленности основных типов жизненных стратегий среди студентов; изучение связи распространенности разных типов с профессиональной направленностью, местом жительства, тендерной принадлежностью студентов.

4. Исследование феноменологии основных типов жизненных стратегий через рассмотрение выраженности у студентов - представителей разных типов стратегий определенных личностных характеристик, а также приоритетных способов разрешения ценностных противоречий.

Гипотезы исследования:

1. У современных российских студентов можно выделить различные типы жизненных стратегий по критерию преимущественной направленности на

• I обладание (достижение социального успеха, обеспеченности) или бытие (творческую самореализацию). Внутри общих типов возможно обнаружение ряда подтипов.

2. Основные типы жизненных стратегий характеризуются разной распространенностью среди студентов; различия в их представленности связаны с профессиональной направленностью, местом жительства, тендерной принадлежностью.

3. Студенты - носители основных типов жизненных стратегий различаются по выраженности личностных характеристик, а также по приоритетным способам разрешения ценностных противоречий.

Положения, выносимые на защиту:

1. Для современных российских студентов характерны следующие основные типы жизненных стратегий, различающиеся по преимущественной направленности на обладание-бытие: тип «иметь», представитель которого в большей мере ориентирован на обладание (достижение социального успеха, обеспеченности); тип «быть», представитель которого в большей мере ориентирован на бытие (творческую самореализацию); тип «не иметь и не быть», для представителя которого жизненная стратегия во многом остается неопределенной, он преимущественно направлен на приспособление к наличным условиям; тип «иметь против быть», представитель которого направлен и на обладание, и на бытие при выраженном конфликте между двумя ориентациями; тип «иметь для того, чтобы быть», представитель которого ориентирован на обеспечение посредством обладания возможности полноценной самореализации в наличных условиях жизни.

Внутри данных типов выделяется ряд подтипов.

2. Основные типы жизненных стратегий характеризуются разной распространенностью среди студентов. Наиболее широко в настоящее время представлены типы «иметь» и «не иметь и не быть»; типы «быть» и «иметь против быть» представлены в значительно меньшей мере; тип «иметь, чтобы быть» представлен весьма незначительно.

3. Распространенность основных типов жизненных стратегий различается в связи с профессиональной направленностью студентов: среди студентов гуманитарных и медицинских специальностей более представлены типы «быть» и «иметь, чтобы быть»; среди студентов технических специальностей - тип «иметь».

4. Студенты - носители основных типов жизненных стратегий различаются по выраженности таких личностных характеристик, как: эмпатия, локус контроля, авторитаризм, толерантность к неопределенности, макиавеллизм.

5. Студенты - носители основных типов жизненных стратегий различаются по приоритетным способам разрешения противоречий между ценностями обладания-бытия, а именно - мерой предпочтения следующих способов: выбор одной из альтернатив («иметь» или «быть») при отказе от реализации другой; уход от активного разрешения ценностного противоречия; поиск конструктивного синтеза, позволяющего реализовать обе альтернативы.

6. Представители основных типов жизненных стратегий разных возрастных групп (в частности, студенты, получающие первое и второе высшее образование) характеризуются сходными тенденциями различий в выраженности личностных характеристик.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые:

• Проблема жизненных стратегий рассматривается с позиций социальной психологии; обозначается специфика социально-психологического изучения жизненных стратегий по отношению к общей психологии и социологии; проводится сравнительный анализ типологий жизненных стратегий, разрабатываемых в рамках социальной психологии, общей психологии, социологии.

• При опоре на типологию жизненных стратегий Э. Фромма эмпирически выделяются основные их типы, характерные для современных российских студентов, в рамках этих типов различаются подтипы; исследуется феноменология основных типов жизненных стратегий посредством изучения выраженности у их представителей определенных личностных характеристик, а также приоритетных способов разрешения ценностных противоречий; выявляются и анализируются различия в распространенности типов жизненных стратегий, связанные с профессиональной направленностью, местом жительства, тендерной принадлежностью.

Теоретическое значение диссертации состоит в том, что в ней понятие жизненной стратегии рассматривается в контексте социальной психологии - как один из регуляторов социального поведения, значимый фактор социализации. Жизненная стратегия раскрывается как интегральная характеристика личности - в ее структуре различаются «ядро» (ценности) и «периферия» (способы разрешения ценностных противоречий, социальные установки, представления о путях реализации ценностей). Расширена типология жизненных стратегий Э. Фромма: каждый из выделяемых типов представлен в вариациях. По итогам эмпирического исследования составлена картина жизненных стратегий, характерных сегодня для российских студентов, построены психологические портреты представителей основных типов жизненных стратегий. Проведенное исследование способствует более полному представлению об особенностях юношеской социализации на современном этапе, вносит вклад в развитие проблематики социальной психологии личности.

Практическая значимость работы состоит в том, что полученные в ней результаты позволяют обозначить психологические преимущества и возможные психологические затруднения, связанные с выбором и реализацией человеком той или иной жизненной стратегии. Они могут быть использованы в практике индивидуального психологического консультирования, при разработке программ социально-психологического тренинга, для саморазвития, самокоррекции. Материалы исследования включены в программу учебного курса «Социальная психология здоровья», читаемого на кафедре социальной психологии МГУ.

Теоретико-методологической основой работы явились представления о специфике социально-психологического подхода к личности (Г.М. Андреева, Е.П.Белинская, О.А. Тихомандрицкая и др.); концепция человека как субъекта жизни СЛ.Рубинштейна, развиваемая его учениками и последователями (К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, В.В. Знаков и др.); диспозиционная концепция регуляции социального поведения В. А. Ддова; положения гуманистической психологии (Дж. Бюджентал, С. Джурард, А. Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл, Э.Фромм, Э. Шостром, А.Б. Орлов, JI.A. Петровская и др.).

Методы и достоверность полученных результатов. Исследование проводилось с помощью методов опроса, контент-анализа, глубинного интервью. Были использованы следующие диагностические методики:

-выделение жизненных стратегий осуществлялось с помощью методики диагностики индивидуальных ценностей Ш. Шварца в адаптации О.А.Тихомандрицкой, Е.М. Дубовской;

-выраженность у студентов личностных характеристик оценивалась посредством следующих методик: опросника для диагностики способности к эмпатии А.Меграбяна, Н. Эпштейна; опросника УСК Е.Ф. Бажина, Е.А. Голынкиной, А.М.Эткинда; шкалы авторитаризма правого толка Б. Альтемейера, адаптированной Н.А.Дьяконовой; шкалы толерантности к неопределенности MSTAT-I Д. Маклейна в адаптации Е.Г. Луковицкой; шкалы макиавеллизма Mach-IV Р. Кристи и Ф. Гейс в адаптации В.В. Знакова;

-для изучения способов разрешения ценностных противоречий была модифицирована методика Т.В. Корниловой «Житейские ситуации».

При обработке результатов исследования применялись статистические методы: кластерный анализ, корреляционный анализ и критерии: х2кРитеРий Пирсона, г-критерий Пирсона, Н-критерий Крускала-Уоллиса, U-критерий Манна-Уитни. Статистическая обработка данных проводилась с помощью программного пакета Statistica 6.0.

Достоверность и обоснованность полученных результатов и выводов обеспечивается теоретико-методологической базой проведенного исследования; использованием методов и методик, адекватных поставленным задачам и выдвинутым гипотезам; комплексным характером примененных методических средств; достаточно большим объемом выборки респондентов; корректным применением статистических методов.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Результаты исследования способствуют более полному пониманию особенностей, проблем студенческой социализации на современном этапе развития российского общества. Они позволяют ответить на ряд вопросов, непосредственно связанных с процессом социализации: каковы основные тенденции социального выбора современных российских студентов (с точки зрения ориентации на те или иные ценности, особенностей разрешения жизненных противоречий); как изменяются их ценностные приоритеты; каким образом наблюдаемые тенденции отражаются на становлении человеческой индивидуальности. В частности, полученные результаты показали, что студенты сегодня стремятся к самостоятельному, ответственному конструированию собственной жизни, но для большинства из них достижение соответствия запросам, ожиданиям социального окружения приоритетно по отношению к развитию собственной индивидуальности (а в некоторых случаях и противоречит этому). Для значительной части студентов жизненные стратегии остаются во многом неопределенным; они направлены в основном на приспособление к социальной среде.

По итогам исследования необходимо отметить эвристичность подхода Э.Фромма в контексте изучения жизненных стратегий. Наряду с раскрытием таких основных тенденций конструирования человеком собственной жизни, как преимущественная ориентация на обладание или на бытие, данный подход создает предпосылки для выделения еще одной тенденции - поиска синтеза между обладанием и бытием.

Сегодня в российском обществе тенденции обладания и бытия во многом противоречат друг другу. Как показало наше исследование, преимущественная ориентация на обладание в большей мере обеспечивает успешную психологическую адаптацию человека к современным условиям, однако ее негативным аспектом является возможность превращения человека в «лишенную индивидуальных качеств "вещь"» (Э. Фромм). Преимущественная ориентация на бытие в большей мере способствует становлению человеческой индивидуальности, но ее отрицательным проявлением может выступать отстранение человека от рыночной реальности описываемое, например, метафорой "рай в шалаше"), препятствующее полноценной самореализации. В связи с отмеченными обстоятельствами в существующей сегодня социальной ситуации особую значимость приобретает поиск путей творческого синтеза в реализации обеих тенденций (и "иметь", и "быть"), между соответствием социальному запросу и творческой самореализацией, развитием уникальности человека.

В проводимых исследованиях по проблеме жизненных стратегий тенденция к поиску синтеза между обладанием и бытием практически не представлена. Результаты нашего исследования не выявили активных тенденций поиска творческого синтеза в конструировании собственной жизни у современных российских студентов. Но зачатки таких тенденций могут быть прослежены, в частности, у носителей типа жизненных стратегий «иметь, чтобы быть». Этот тип стратегий лишь незначительно распространен среди студентов, более часто встречаясь у девушек, студентов гуманитарной и медицинской (по сравнению с технической) профессиональной направленности.

Полученные результаты позволяют предположить, что жизненные стратегии, направленные на поиск синтеза между обладанием и бытием, в современных условиях наиболее адекватны осуществлению человеком субъектной позиции в процессе социализации, когда он «усваивает социальные нормы и ценности в единстве с реализацией своей активности, саморазвитием, самореализацией в обществе» (Мудрик А.В., 2000); когда наряду с формированием твердого "внутреннего ядра" он приобретает психологическую гибкость, способность избирательно воспринимать новую социальную информацию. Дальнейшее раскрытие тенденции к поиску синтеза между обладанием и бытием в рамках исследования жизненных стратегий представляется весьма актуальным.

Проведенное исследование оставило открытыми некоторые вопросы. Один из них касается отсутствия существенных различий в распространенности типов жизненных стратегий, связанных с местом жительства (столица - нестоличный областной город), гендерной принадлежностью студентов. Другой вопрос состоит в недостаточной дифференцированности феноменологической картины основных типов жизненных стратегий (отсутствии достоверных различий в выраженности личностных характеристик между представителями типов «не иметь и не быть» и «иметь против быть»; «быть» и «иметь, чтобы быть»). Третий вопрос обусловлен отсутствием достоверных различий в выраженности личностных характеристик у представителей основных типов жизненных стратегий разных возрастных групп. Возникновение этих вопросов вызывает у нас озадаченность. Мы полагаем, что отсутствие статистически значимых различий не дает достаточных оснований для формулирования гипотез, альтернативных выдвинутым в исследовании, поскольку на уровне тенденций определенные различия во всех вышеописанных случаях обнаружены.

То, что распространенность основных типов жизненных стратегий в нашем исследовании существенно не различается в связи с местом жительства студентов, может объясняться территориальной близостью г.Калуги к г.Москве. При изучении студентов из российских городов, более удаленных от столицы, различия в распространенности типов жизненных стратегий, вероятно, будут обнаружены. Отсутствие значимых тендерных различий в распространенности типов стратегий может быть связано с изменением роли женщины в современном обществе, ее возрастающей социальной активностью. Различия между мужчинами и женщинами сегодня проявляются скорее на уровне представленности подтипов жизненных стратегий.

Тот факт, что мы не обнаружили достоверных различий в выраженности личностных характеристик между представителями типов «не иметь и не быть» и «иметь против быть», а также типов «быть» и «иметь, чтобы быть», вероятно, связан с использованием ограниченного набора этих характеристик. Наблюдаемые в обоих случаях тенденции различий свидетельствуют о целесообразности более комплексного исследования личностных особенностей представителей основных типов жизненных стратегий для получения более дифференцированной феноменологической картины этих типов.

Отсутствие достоверных различий в выраженности личностных характеристик между носителями основных типов жизненных стратегий разных возрастных групп может быть связано с небольшой численностью выборки респондентов старшей группы (студентов, получающих второе высшее образование), а также с тем, что для представителей старшей группы фактор возраста оказывается совмещен с фактором дополнительного образования. Изучение влияния собственно фактора возраста на выраженность личностных характеристик у носителей основных типов жизненных стратегий представляется одной из тем для будущих исследований.

Обозначенные вопросы свидетельствуют об актуальности дальнейшего изучения основных типов жизненных стратегий. На наш взгляд, исследование жизненных стратегий перспективно не только на контингенте российских студентов, но и на представителях иных профессиональных, возрастных, этнокультурных групп. Значительный интерес представляет более полное раскрытие феноменологии основных типов жизненных стратегий посредством продолжения изучения периферических составляющих жизненной стратегии, рассмотрения выраженности у носителей разных типов стратегий широкого спектра личностных характеристик. Особенности изменения определенных личностных характеристик, связанные с фактором возраста, во многом помогло бы прояснить лонгитюдное исследование.

Развитие представлений об основных типах жизненных стратегий как способах конструирования человеком собственной жизни, обогащение феноменологической картины этих типов будет способствовать более полному пониманию вариантов реализации человеком субъеюпой позиции в современных условиях; раскрытию психологических преимуществ, а также возможных психологических затруднений, связанных с выбором и осуществлением той или иной жизненной стратегии.

Подводя итог, отметим, что представленная работа вносит вклад в разработку проблематики социальной психологии личности (в ее рамках - в разработку проблем социализации, регуляции социального поведения). Результаты проведенного исследования значимы для практики индивидуального консультирования, могут использоваться при разработке программ социально-психологического тренинга.

Заключение

В представленной работе мы предприняли исследование основных типов жизненных стратегий, характерных для современных российских студентов, положив в основу типологию жизненных стратегий («иметь» и «быть») Э. Фромма. Актуальность изучения проблемы жизненных стратегий во многом обусловлена спецификой сложившейся в настоящее время в российском обществе социальной ситуации, отличительными чертами которой являются нестабильность, неопределенность. В этой ситуации, вследствие рассогласования социальных ориентиров, отсутствия структурированных ценностно-нормативных моделей, претерпевает изменения, осложняется процесс социализации. В ходе социализации к человеку предъявляются повышенные требования в плане субъектности; особую остроту приобретает проблема определения способа конструирования собственного жизненного пути. Именно с данным фактом связана важность изучения жизненных стратегий как составляющей активности личности в ходе социализации для современной социальной психологии. Весьма значимой проблема жизненных стратегий выступает для студенческого возраста, когда человек оказывается перед объективной необходимостью выбора своего жизненного пути.

Концептуальная новизна и эвристичность работы состоит в том, что в ней предпринимается попытка рассмотреть проблему жизненных стратегий с позиций социальной психологии. Раскрывается роль жизненной стратегии в регуляции социального поведения (она регулирует целостность жизнедеятельности человека, направляет его жизненный путь); а также содержательное своеобразие данного понятия (жизненная стратегия в первую очередь представляет ориентацию человека на определенные базовые ценности). Обозначается специфика социально-психологического изучения жизненных стратегий по отношению к общей психологии и социологии. При опоре на результаты исследования жизненных стратегий, выполненного в дипломной работе А.Ю. Шевелевой (1999), а также на результаты нашего дипломного исследования (2000), проводится расширение типологии жизненных стратегий Э. Фромма.

Эмпирическая значимость работы состоит в том, что в ходе проведенного в ней исследования по критерию преимущественной ориентации на обладание-бытие были выделены основные типы жизненных стратегий, характерные в современных условиях для российских студентов. А именно, следующие типы: «иметь», «не иметь и не быть», «быть», «иметь против быть» и «иметь, чтобы быть». Каждый из этих типов рассмотрен в вариациях — в его рамках выявлены подтипы. Составлены психологические портреты представителей основных типов жизненных стратегий.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Созонтов, Антон Евгеньевич, Москва

1. Абельс X. Интеракция, идентификация, презентация. Введение в интерпретативную социологию. СПб: Алетейя, 1999. - 272с.

2. Абульханова-Славская К.А. О путях построения типологии личности // Психол. журнал. 1983. Том 4. №1. С. 14-29.

3. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. 299с.

4. Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Психол. журнал. 1994. Том 14. №4. С.39-56.

5. Абульханова-Славская К.А. Субъект символ российского самосознания // Сознание личности в кризисном обществе. М.: Инст.психол. РАН, 1995. С.10-28.

6. Абульханова-Славская К.А. Психология и сознание личности (Проблемы методологии, теории и исследования реальной личности): Избранные психологические труды. Москва-Воронеж, 1999. -244с.

7. Алавидзе T.JL, Антонюк Е.В., Гозман ЛЛ. Социальные изменения: восприятие и переживание // Социальная психология в современном мире. / Под ред. Г.М.Андреевой, А.И.Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С.302-323.

8. Алексеева В.Г. Ценностные ориентации как фактор жизнедеятельности и развития личности//Психол. журнал. 1984. Том 5. №5. С.63-71.

9. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. 339с.

10. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1996. 376с.

11. Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 2000. -288с.

12. Андреева Г.М. Трудности социального познания: "образ мира" или реальный мир? // Социальная психология в современном мире. / Под ред. Г.М.Андреевой, А.И.Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 182-203.

13. Андреева Г.М., Хелкама К., Дубовская Е.М., Стефаненко Т.Г., Тихомандрицкая О.А. Уровень социальной стабильности и особенности социализации в старшем школьном возрасте // Вестн. Моск. ун-та. Сер.14. Психология. 1997. №4. С.31-41.

14. Андреенкова А.В. Материалистические / постматериалистические ценности в России // Социол. исследования. 1994. №11. С.73-82.

15. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психол. журнал. 1994. №1. С.3-19.

16. Аргайл М. Психология счастья. М.: Прогресс, 1987. 336с.

17. Асмолов А.Г. Психология индивидуальности (Методологические основы развития личности в историко-эволюционном процессе). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986.-96с.

18. Асмолов А.Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл, ИЦ "Академия", 2002. -416с.

19. Асмолов А.Г., Братусь Б.С., Зейгарник Б.В., Петровский В.А., Субботский Е.В., Хараш А.У., Цветкова JI.C. О некоторых перспективах исследования смысловых образований личности // Вопросы психологии. 1979. №4. С.35-46.

20. Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А., Эткинд A.M. Опросник уровня субъективного контроля (УСК). М.: Смысл, 1993. 16с.

21. Белинская Е.П. Исследования личности: традиции и перспективы // Социальная психология в современном мире. / Под ред. Г.М.Андреевой, А.И.Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С.42-61.

22. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. М.: Аспект Пресс, 2001. 301 с.

23. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология взаимоотношений: Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. М.: Прогресс, 1988. -400с.

24. Богомолова Н.Н., Стефаненко Т.Г. Контент-анализ. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. -60с.

25. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии. 1979. №4. С.23-34.

26. Бороноев А.О., Смирнов П.И. Российский менталитет и реформы // Общество и политика: Современные исследования и поиск концепций. / Под ред. В.Ю.Большакова. СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2000. С.274-304.

27. Братусь Б.С. К изучению смысловой сферы личности // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1981. №2. С.46-56.

28. Братченко С.Л. Экзистенциальная психология глубинного общения: уроки Джеймса Бюджентала. М.: Смысл, 2001.

29. Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъекта. М.: Инст. психол. РАН, 1994.-109с.

30. Брушлинский А.В. Целостность субъекта основание для системности всех его качеств // Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории. / Под ред. А.В. Брушлинского. М.: Инст. психол. РАН, 1997. С.559-570.

31. Брушлинский А.В. Психология субъекта: индивида и группы (часть I) // Психол. журнал. 2002. Том 23. №1. С.31-41.

32. Бубнова С.С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система // Психол. журнал. 1999. Том 20. №5. С.38-44.

33. Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В. Личностные ценности и личностные предпосылки субъекта // Вопросы психологии. 1993. №5. С.99-105.

34. Бьюдженталь Дж. Наука быть живым: Диалоги между терапевтом и пациентом в гуманистической терапии. М.: Класс, 1998. 326с.

35. Варламова Е.П., Степанов С.Ю. Психология творческой уникальности человека: Рефлексивно-гуманистический подход. М.: Инст. психол. РАН, 1998. -203с.

36. Васильева О.С., Демченко Е.А. Изучение основных характеристик жизненной стратегии человека. // Вопросы психологии. 2001. №2. С.74-84.

37. Васильева О.С., Филатов Ф.Р. Психология здоровья человека: эталоны, представления, установки. М.: Академия, 2001. 352с.

38. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. 200с.

39. Вишневский Ю.Р., Рубина Л Л. Социальный облик студенчества 90-х гг. // Социол. исследования. 1997. №10. С.56-69.

40. Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Студент 90-х социокультурная динамика // Социол. исследования. 2000. №12. С.56-64.

41. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6-ти тт. М.: Педагогика, Т.З, 1983 -368с.

42. Гаврилюк В.В., Трикоз Н.А. Динамика ценностных ориентаций в период социальной трансформации // Социол. исследования. 2002. №1. С.96-105.

43. Гинзбург М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения // Вопросы психологии. 1994. №3. С.43-52.

44. Головаха Е.И. Жизненная перспектива и ценностные ориентации личности // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб: Питер, 2000. С.256-269.

45. Горшков М.К., Петухов В.В., Чепуренко А.Ю., Андреев A.JL, Здравомыслов А.Г., Вызов Л.Г., Авилова А.В., Тихонова Н.Е. Массовое сознание россиян в период общественной трансформации реальность против мифов. http://www.nns.rU/analvtdoc./doclad.html

46. Гулевич О.А., Безменова И.К. Аттитюды и их взаимосвязь с поведением. Реферативный обзор. М.: Росс, психол. общ-во, 1999. -144с.

47. Дерманова И.Б. Индивидуальные стили жизни и деятельности: общий контур // Психологические проблемы самореализации личности Вып.4. / Под ред. Е.Ф.Рыбалко, Л.А.Коростылевой. СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2000. С.62-75.

48. Дилигенский Г.Г. Российский горожанин конца 90-х: генезис постсоветского сознания (социально-психологическое исследование) М.: 1998. 134с.

49. Динамика ценностей населения реформируемой России / Под ред. Н.И. Лапина, Л.А. Беляевой. М.: Эдиториал УРСС, 1996. 221с.

50. Докторов Б.З. Россия в европейском социокультурном пространстве // Социол. журнал. 1994. №3. С.4-19.

51. Донцов А.И. О ценностных отношениях личности // Советская педагогика. 1974. №5. С.67-76.

52. Дубовская Е.М. Социализация в изменяющемся мире // Социальная психология в современном мире. / Под ред. Г.М.Андреевой, А.И.Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С.148-162.

53. Дьяконова Н.А. Особенности авторитаризма и его взаимосвязь с локусом контроля у российских и американских студентов. Дисс. канд. психол. наук. М., 2001.-148с.

54. Егорова Л.С. Жизненные стратегии: тендерный аспект. Иваново: Юнона, 1999.

55. Жизненный путь личности (вопросы теории и методологии социально-психологического исследования). / Под ред. Л.В. Сохань. Киев: Наукова Думка, 1987.-277с.

56. Жуков Ю.М. Ценности как детерминанты принятия решения. Социально-психологический подход к проблеме // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: Наука, 1976. С.254-277.

57. Забродин Ю.М., Сосновский Б.А. Мотивационно-смысловые связи в структуре направленности человека//Вопросы психологии. 1989. №6. С. 100-107.

58. Злобина Е.Г. Понятие "стиль" в науке // Стиль жизни личности: теоретические и методологические проблемы. Киев: Наукова Думка, 1982. С.16-43.

59. Знаков В.В. Макиавеллизм: психологическое свойство личности и методика его исследования // Психол. журнал. 2000. Том 21. №5. С. 16-22.

60. Знаков В.В., Павлюченко Е.А. Самопознание субъекта // Психол. журнал. 2002. Том 23. №1. С.31-41.

61. Ивков Н.Н. Условия и динамика разрешения ценностных противоречий в зрелости. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М., 2002. — 26с.

62. Калитеевская Е.Р. Психическое здоровье как способ бытия в мире: от объяснения к переживанию // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. / Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. М.: Смысл, 1997. С.231-238.

63. Карпухин О.И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социол. исследования. 2000. №3. С. 124-129.

64. Китаев П.М. Политика реформ и советская ментальность: некоторые тенденции // Интеллигенция и нравственность. М.: НИИВО, 1993. С.175-190.

65. Климова С.Г. Изменения ценностных оснований идентификации // Социол. исследования. 1995. №1. с.59-73.

66. Клямкин И.М. Советское и западное: возможен ли синтез? // ПОЛИС. 1994. №4. С.57-78.

67. Кон И.С. Психология юношеского возраста: проблемы формирования личности. М.: Просвещение, 1979. 175с.

68. Кон И.С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. М., 1984. 335с.

69. Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989. 255с.

70. Корнилова Т.В. Психологическая регуляция принятия интеллектуальных решений. Дисс. докт. психол. наук. М., 1999. -466с

71. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2000. 992с.

72. Кричевский Р.Л. Социальная психология: Личность и общение. М.: Изд-во РАГС, 2000.- 158с.

73. Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социол. исследования. 1996. №5. С.3-24.

74. Лапин Н.И. Базовые ценности и социокультурная трансформация России // Социология власти. 1999. №4. С.74-86.

75. Лапкин В.В., Пантин В.И. Ценности постсоветского человека // Человек в переходном обществе. Социологические и социально-психологические исследования. / Под ред. Г.Г. Дилигенского. М., 1998. С.3-34.

76. Лебедева Н.М. Базовые ценности русских на рубеже XXI века // Психол. журнал. 2000. Том 21. №3. С.73-87.

77. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб.: Макет, 1995. 316с.

78. Левада Ю.А. От мнений к пониманию. Социологические очерки. 1993-2000. М.: Моск. школа полит, исслед-й, 2000. 576с.

79. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения в 2-х тт. М: Педагогика, Т.1,1983.-391с.

80. Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: Социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1996. №4. С.35-44.

81. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1997 а. 64с.

82. Леонтьев Д.А. Что такое экзистенциальная психология? // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. / Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. М.: Смысл, 1997 б. С.40-55.

83. Леонтьев Д.А. Индивидуальный стиль и индивидуальные стили взгляд из 1990-х // Стиль человека: психологический анализ. / Под ред. А.В. Либина. М.: Смысл, 1998. С.93-108.

84. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 1999.-487с.

85. Леонтьев Д.А., Пилипко П.В. Выбор как деятельность: личностные детерминанты и возможности формирования // Вопросы психологии. 1995. №1. С.97-110.

86. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. М.: Смысл, Per Se, 2000. -549с.

87. Либина Е.В., Либин А.В. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами \\ Стиль человека: психологический анализ. / Под ред. А.В. Либина. М.: Смысл, 1998. С. 190-205.

88. Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России. СПб.: СПб ГУП, 2000. 519с.

89. Лисовский В.Т. "Отцы и дети": за диалог в отношениях // Социол. исследования. 2002. №7. С.111-117.

90. Лишин О.В. А.Г. Маслоу и культурно-историческая концепция личностного развития (опыт сопоставления различных подходов к формированию нормы культуры поведения) // Мир психологии. 1999. №4. С.295-302.

91. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.-444с.

92. Луковицкая Е.Г. Социально-психологическое значение толерантности к неопределенности. Дисс. канд. психол. наук. СПб.: 1998.

93. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. СПб: Евразия, 1997а. 430с.

94. Маслоу А. Психология бытия. М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 19976. 304с.

95. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. М.: Смысл, 1999. 425с.

96. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 2001. 478с.

97. Менегегги А. Система и личность М.: Серебряные нити. 1996.

98. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М.: Педагогика, 1986.-256с.

99. Морозова Н.А. Ценностно-мотивационные ориентации современной молодежи // Ценностно-мотивационные ориентации студентов вузов в современной России. / Под ред. ИА. Зимней. М.: 2000. С.48-62.

100. Московичи С. Машина, творящая богов. М.: Центр психологии и психотерапии, 1998.-560с.

101. Мудрик А.В. Социализация и воспитание. М.: Сентябрь, 1997. -95с.

102. Мудрик А.В. Социальная педагогика. М.: Академия, 2000. -200с.

103. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М.: Класс, 1999. -144с.

104. Наумова Н.Ф. Жизненная стратегия человека в переходном обществе // Социол. журнал. 1995. №2. С.5-23.

105. ОллпортГ. Личность в психологии. М.: КСП+; СПб: Ювента, 1998.-345с.

106. Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики. М.: Логос, 1995. 224с.

107. Орлов А.Б., Хазанова М.А. Феномены эмпатии и конгруэнтности // Вопросы психологии. 1993. №4. С.68-73.

108. Петровская JI.A. Развитие компетентного общения как одно из направлений оказания психологической помощи // Введение в практическую социальную психологию. / Под ред. Ю.М. Жукова, J1.A. Петровской, О.В. Соловьевой. М.: Смысл, 1996. С. 150-167.

109. Петровская J1.A. Гуманистический контекст психологической помощи // Социальная психология в современном мире. / Под ред. Г.М.Андреевой, А.И.Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С.323-333.

110. Петровский А.В., Петровский В.А. Индивид и его потребность быть личностью // Вопросы философии. 1982. №3. С.44-54.

111. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности. Ростов н/Д: Феникс, 1996.-512с.

112. Пехунен Р. Задачи развития и жизненные стратегии // Психология личности и образ жизни / Под ред. Е.В. Шороховой. М.: Наука, 1987. С. 125-129.

113. Плюснин Ю.М., Долматова Г.В., Плюснин В.М. В каком направлении изменяются базовые ценности в современном российском обществе // Гуманитарные науки в Сибири. 1999. №1. С.90-95.

114. Подольский А.И. Становление познавательного действия: научная абстракция и реальность. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. -174с.

115. Реан А.А., Коломинский Я.Л. Социальная педагогическая психология. СПб.: Питер, 1999. -409с.

116. Революция притязаний и изменение жизненных стратегий молодежи: 1985-1995 годы. / Под ред. B.C. Магун. М.: Инст. Социол. РАН, 1998. 148с.

117. Резник Т.Е. Жизненные стратегии личности в современном обществе: методология социологического анализа. Автореф. дисс. канд. социол. наук. М., 2000а.-22с.

118. Резник Т.Е. Методология комплексного изучения жизненных стратегий личности // Личность. Культура. Общество. 20006. Вып.2. с.40-60.

119. Резник Т.Е., Резник Ю.М. Жизненные стратегии личности: поиск альтернатив. М.: 1995,-69с.

120. Резник Т.Е., Резник Ю.М. Жизненные стратегии личности: анализ и консультирование // Социол. исследования. 1996. №6. С. 110-120.

121. Роджерс К. Взгляд на психотерапию: Становление человека. М: Прогресс, 1994. -480с.

122. Роджерс К. Клиентоцентрированная терапия. М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1997. -317с.

123. Рубинштейн СЛ. Бытие и сознание. О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1957. -328с.

124. Рубинштейн СЛ. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973. -424с.

125. Рубинштейн СЛ. Человек и мир. М.: Наука, 1997. 191с.

126. Рубинштейн СЛ. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 1999. 720с.

127. Ручка А.А., Танчер В.В. Очерки истории социологической мысли. Киев: Наукова Думка, 1982.-263с.

128. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В.А. Ядова. Л.: Наука, 1979. 263с.

129. Силласте Г.Г. Жизненные стратегии сельских старшеклассников и нравственные принципы их реализации. М.: Изд-во Инст. педагогики соц. работы РАО, 2002.

130. Слободчиков В.И. Психологические основы личностно ориентированного образования // Мир образования образование в мире. 2001. №1. С. 14-23.

131. Собкин В.С, Писарский П.С. Жизненные ценности и отношение к образованию: кросскультурный анализ, Москва Амстердам. М.: Центр социол. РАО, 1994. -151с.

132. Советский простой человек. Опыт социологического портрета на рубеже 90-х. // Под ред. Ю.А. Левада. М., 1993. 300с.

133. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Инст. психол. РАН, Академ. Проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2000. 320с.

134. Стиль жизни личности: теоретические и методологические проблемы. Киев: Наукова Думка, 1982.

135. Столяренко Л.И. Основы психологии. Практикум. М.: ACT, Ростов н/Д: Феникс, 1999.-565с.

136. Тихомандрицкая О.А. Ценности и самоотношение на этапе юношеской социализации. Дисс. канд. психол. наук. М., 2000. 144с.

137. Тихомандрицкая О.А., Дубовская Е.М. Особенности социально-психологического изучения ценностей как элементов когнитивной и мотивационно-потребностной сферы. (Методические аспекты) // Мир психологии. 1999. №3. С.80-90.

138. Толстых А.В. Опыт конкретно-исторической психологии личности. СПб.: Алетейя, 2000. 288с.

139. Федотова В.Г. Модернизация "другой" Европы. М.: Инст. филос. РАН, 1997. -255с.

140. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368с.

141. Фрейд 3. Психология масс и анализ человеческого "Я". М.: Современные проблемы, 1925.-98с.

142. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Прогресс, 1990. 269с.

143. Фромм Э. Человек для себя. Минск: Коллегиум, 1992. 253с.

144. Фромм Э. Психоанализ и дзэн-буддизм // Что такое дзэн? Львов: Инициатива, Киев: Airland, 1994. С.11-77.

145. Фромм Э. Здоровое общество // Психоанализ и культура. М.: Юристь, 1995. С.273-597.

146. Фромм Э. Иметь или быть? // Фромм Э. Психоанализ и религия; Искусство любить; Иметь или быть? Киев: Ника-Центр, 1998. С. 189-385.

147. Фромм Э. Личность и социальные процессы в современном обществе // Фромм Э. Бегство от свободы; Человек для себя. Минск: Попурри, 2000. С.340-367.

148. Хащенко В.А. Ценностные ориентации различных социальных групп в условиях разных форм собственности // Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений. М.: Инст. психол. РАН, 1998. С.107-122.

149. Хорни К. Невротическая личность нашего времени // Хорни К. Собрание сочинений в 3-х томах. Т.1. М.: Смысл, 1997. 496с.

150. Хорни К. Самоанализ. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

151. Ценности в кризисном социуме (заседание "круглого стола" в Институте психологии АН СССР) // Психол. журнал. 1991. №6. С. 154-168.

152. Чудновский В.Э. К проблеме соотношения "внешнего" и "внутреннего" в психологии // Психол. журнал. 1993. Том 14. №5. С.3-13.

153. Шевелева А.Ю. Ориентация личности и атрибутивные процессы в социальном познании. Дипломная работа. М. 1999.

154. Шерковин Ю.А. Проблема ценностных ориентации и массовые информационные процессы // Психол. журнал. 1982. Том 3. №5. С.135-145.

155. Шихирев П.Н. Динамика социально-психологического состояния российского общества// Психол. журнал. 1993. Том 14. №3. С.141-152.

156. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. М.: Инст. психол. РАН; КСП+; Академ, проект, 1999. 448с.

157. Шиянов Е.Н. Механизмы и условия социализации личности // Социальная психология личности. М.: 1999. С.34-57.

158. Шкуратова И.П. Исследования стиля в психологии: оппозиция или консолидация // Стиль человека: психологический анализ / Под ред. А.В. Либина. М.: Смысл, 1998. С.13-34.

159. Шостром Э. Анти-Карнеги или Человек-манипулятор. Минск: Полифакт, 1992. -128с.

160. Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект Пресс, 1996. 416с.

161. Шурыгина И.И. Жизненные стратегии подростков // Социол. исследования. 1999. №5. С.52-62.

162. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. 344с.

163. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975. С.89-105.

164. Ядов В.А. Стиль жизни как социально-психологическая проблема // Социально-психологические проблемы в условиях развитого социалистического общества (Тезисы докладов V Всесоюзного съезда психологов СССР). М., 1977. С.22.

165. Ядов В.А. А все же умом Россию понять можно // Россия: трансформирующееся общество / Под ред. В.А. Ядова. М.: КАНОН-пресс-Ц, 2001. С.9-20.

166. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. 204с.

167. Adorno T.W., Frenkel-Brunswik Е., Levinson D.J., Sanford R.N. The authoritarian personality. N.Y.: Harper Brothers, 1950.

168. Altemeyer В. Enemies of freedom. Understanding right-wing authoritarianism. San Francisco: Jossey-Bass Publ., 1988. 378p.

169. Anshel M.H., Wells B. Personal and situational variables that describe coping with acute stress in competitive sport // J. of Social Psychology. 2000. Vol.140(4). P.434-451

170. Budner S. Intolerance of ambiguity as a personality variable // J. of Personality. 1962. Vol.30. P.29-50.

171. Butler J.C. Personality and emotional correlates of right-wing authoritarianism // Social Behavior and Personality. 2000. Vol.28. P.l-14.

172. Christie R., Geis F. Studies in machiavellianism. N.Y.: Academic Press, 1970.

173. Deci E.L., Ryan R.M. The 'what' and 'why' of goal pursuits: human needs and the self-determination of behavior//Psychological Inquiry. 2000. Vol.11 (4). P.227-269.

174. Die charaktermauer: Zur psychoanalyse des gesselschafts-characters in Ost- und Westdeutschland / Internationale Erich Fromm Gesselschaft. Gottingen, Zurich: Vandenhoeck und Ruprecht, 1995. 276s.

175. Diener E., Suh E.M., Lucas R.E., Smith H.L. Subjective well-being: three decades of progress // Psychological Bulletin. 1999. Vol.125 (2). P.276-302.

176. Diener E., Suh E., Oishi S. Recent findings on subjective well-being. 1997. http://www.psych.uiue.eduTediner/hottopic/paper 1 .html

177. Dominguez M.M., Carton J.S. The relationship between self-actualization and parenting style // J. of Social Behavior and Personality. 1997. V.12 (4). P.1093-1101.

178. Feather N.T., Values, valences, expectations, and actions // J. of Social Issues. 1992. Vol.48 (2). P. 109-124.

179. Friedland N., Keinan G., Tytiun T. The effect of psychological stress and tolerance of ambiguity on stereotypic attributions // Anxiety, Stress and Coping. 1999. Vol.12 (4). P.397-411.

180. Fromm E. Individual and social origins of neurosis. 1944. http://www.erichfromm.de/lib 1/1944a-e.html

181. Fromm E., Maccoby M. Social character in a Mexican village. Prentice-Hall Inc., New Jersey: Englewood Cliffs, 1970. 303p.

182. Funk R. Erich Fromm's concept of social character and its relevance for clinical practice. 1994. http://www.erichfromm.de/lib 2/fimkl3.html

183. Funk R. The continuing relevance of Erich Fromm. 2000. http://www.erichfromm.de/english/life/life relevance fimk.html

184. Furnham A., Ribchester T. Tolerance of ambiguity: A review of the concept, its measurement and applications // Current Psychology. 1995. Vol.14 (3). P. 179-200.

185. Grams W.C., Rogers R.W. Power and personality: effects of machiavellianism, need for approval, and motivation on use of influence tactics // J. of General Psychology. 1990. Vol.117(1). P.71-94.

186. Horley J. A longitudinal examination of life styles // Social Indicators Research. 1992. Vol.26 (3). P.205-221.

187. Jourard S. Healthy personality: An approach from the viewpoint of Humanistic Psychology. N.Y.: Van Nostrand Reinhold, 1974. 368p.

188. Kahneman D., Diener E., Schwartz N. Well-being: The foundations of hedonic psychology. N.Y.: Russel Sage Found, 1999.

189. Kelley T.M., Stack S.A. Thought recognition, locus of control, and adolescent well-being//Adolescence. 2000. Vol.35 (139). P.531-551.

190. Krohne M.W. Individual differences in coping // Handbook of coping: Theory, research, applications / Ed. by M. Zeidner, N.S. Endler. N.Y.: Wiley, 1996. P.381-409.

191. Lazarus R.S., Folkman S. Stress, appraisal and coping. N.Y.: Springer, 1984.

192. Long E.C.J., Angera J.J. Understanding the one you love: a longitudinal assessment of an empathy training program for couple // Family Relations. 1999. Vol.48. (3). P.235-243.

193. Maccoby M. The Gamesman: New corporate leaders. N.Y.: Simon & Shuster, 1976.

194. Maccoby M. Why work: Leading the new generation. N.Y.: Simon & Shuster, 1988.

195. McFarland S.G., Ageev V.S., Abalakina-Paap M.A. Authoritarianism in the former Soviet Union // J. of Personality and Social. Psychology. 1992. Vol.63 (6). P.1004-1010.

196. McLain D. The MSTAT-I: A new measure of an individual's tolerance for ambiguity // Educational and Psychological Measurement. 1993. Vol.53 (1). P. 183-190.

197. Myyry L., Helkama K. University students' value priorities and emotional empathy. // Educational Psychology. 2001. Vol.21 (1). P.25-41.

198. Noor N.M. Work-family conflict, locus of control, and women's well-being: tests of alternative pathways //J. of Social Psychology. 2002. Vol.142 (5). P.645-663.

199. Riesman D. The lonely crowd. A study of the changing American character. New Haven Yall University Press, 1950. 373p.

200. Rokeach M. Beliefs, attitudes and values. A theory of organization and change. San Francisco: Jossey-Bass Inc., 1972.-214p.

201. Ros M., Schwartz S.H., Surkiss S. Basic individual values, work values, and meaning of work // Applied Psychology. 1999. Vol.48 (1). P.49-72.

202. Royce J.R., Powell A.D. Theory of personality and individual differences. Prentice-Hall Inc., New Jersey: Englewood Cliffs, 1983. 290p.

203. Ryan R.M., Deci E.L. On happiness and human potentials: a review of research on hedonic and eudaimonic well-being // Annual Review of Psychology. 2001. Vol.52. P.141-166.

204. Ryff C.D. Psychological well-being in adult life // Current Directions in Psychol. Science. 1995. Vol.4 (4). P.99-104.

205. Ryff C.D., Keyes C.L.M. The structure of psychological well-being revisited // J. of Personality and Social Psychology. 1995. Vol.69 (4). P.719-727.

206. Ryff C.D., Singer B. Interpersonal flourishing: a positive health agenda for the new millenium // Personality and Social Psychology Review. 2000. V.4 (1). P.30-45.

207. Schwartz S.H. Are there universal aspects in the structure and contents of human values? //J. of Social Issues. 1994. V.50. P.19-45.

208. Schwartz S.H. A theory of cultural values and some implications for work // Applied Psychology. 1999. Vol.48 (1). P.23-48.

209. Schwartz S.H., Bardi A. Influences of adaptation to communist rule on value priorities in Eastern Europe // Political Psychology. 1997. Vol.18. P.385-410.

210. Schwartz S.H., Bilsky W. Toward a theory of the universal content and structure of human values // J. of Personality and Social Psychology. 1990. Vol.58 (5). P.878-891.

211. Schwartz S.H., Ros M. Values in the West: a theoretical and empirical challenge to the Individualism-Collectivism cultural dimension // World Psychology. 1995. Vol.1. P.91-122.

212. Sheldon K.M. The social awareness inventory: development and applications // Personality and Social Psychological Bulletin. 1996. (6). P.620-634.

213. Sheldon K.M., Kasser T. Goals, congruence, and positive well-being: new empirical support for humanistic theories // J. of Humanistic Psychol. 2001. Vol.41 (1). P.30-51.

214. Smith M.B. Attitude change // Internetional Encyclopedia of the Social Sciences / Ed. By D.L. Sills. Crowell. 1968.

215. Stanton A.L., Danoff-Burg S., Camerun C., Ellis A. Coping through emotional approach: problems of conceptualization and confounding // J. of Personality and Social Psychology. 1994. Vol.66. P.350-362.

216. Stewart I., Joines V. ТА today: A new introduction to transactional analysis. Life space Publishing: Nottingham & Chappel Hill, 1987.

217. Waterman A.S. Two conceptions of happiness: contrasts of personal expressiveness (eudaimonia) and hedonic enjoyment // J. of Personality and Social Psychology. 1993. Vol.64. P.678-691.

218. Yong F.L. Self-concepts, locus of control, and machiavellianism of ethnically diverse middle school students who are gifted // Roeper Rewiev. 1994. Vol.16 (3). P. 192-195.