Автореферат диссертации по теме "Национально-психологические особенности представителей чукотского этноса"

На правах рукописи

СОКОЛОВА Юлия Витальевна

НАЦИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЧУКОТСКОГО ЭТНОСА

19.00.05. - социальная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Курск-2004

Диссертация выполнена в Институте государственного администрирования

Научный руководитель — доктор психологических наук, профессор

КРЫСЬКО В. Г.

Официальные оппоненты — Доктор психологических наук, профессор

ДУШКОВ Б. А.

Кандидат психологических наук, доцент АНДРЕЕВА Н. С.

Ведущая организация — Российский университет дружбы народов

Защита состоится 16 марта 2004 года в 16 часов на заседании диссертационного совета К 212.104.02 в Курском государственном университете по адресу. 305000, г. Курск, ул. Радищева, д. 33.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного университета по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, д. 33.

Автореферат разослан " «февраля 2004 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

Сухих Н.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность темы исследования. В последние годы национальный вопрос привлекает к себе пристальное внимание-ученых разных областей знания -историков, социологов, политологов и, конечно, психологов. Как нейрофизиологи проявляют особый интерес к случаям травм, повреждения головного мозга, т.к. это дает редкую возможность изучить естественным образом1 тончайшие механизмы высшей нервной деятельности, так и ученые разных областей имеют уникальную возможность в, моменты обострения политических ситуаций, этнических конфликтов проникнуть в глубинные закономерности межэтнического взаимодействия.

Но все они не могут обойтись без знания и учета психологических особенностей представителей различных национальных общностей и специфики их проявления в жизни и деятельности людей. Непосредственным их исследованием занимается этнопсихология, наука о которой, перефразировав известное выражение Эббингауза, можно сказать: «У нее длинное прошлое, но короткая история», и добавить, «крайне актуальное настоящее».

Посильный вклад в исследование этнической психологии, ее сущности и содержания, различных форм проявления внесли представители разных отраслей знаний (Агеев B.C., Дробижева Л.М., Душков Б.А., Кон И.С., Крупное А.И., КрыськоВ.Г., Левкович В.П., Лебедева Н.М., Лурье .СВ., Мулдашева А.Б., Ниязалиев Ш., Оконешникова А.П., Поршнев Б.Ф., Солдатова Г.Х., Стефаненко Т.Г.идр.).

Вместе с тем пока еще являются! редкими прикладные исследования психологии конкретных народов России. Все это и обусловило выбор темы диссертации: «Национально-психологические особенности представителей чукотского этноса».

Объект исследования — национально-психологические особенности представителей чукотского этноса.

Предмет исследования — специфика проявления национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса в их поведении, деятельности, повседневной жизни.

Цель исследования — средствами гносеопсихологического подхода и стандартного этнопсихологического исследования выявить главные национально-психологические особенности представителей чукотского этноса, и на этой основе описать специфику их функционирования.

Гипотеза- исследования — для представителей чукотского этноса характерны конкретные национально-психологические особенности, которые сформировались и закрепились под влиянием своеобразных социально-исторических, политических, экономических, культурных и природных факторов. Эти особенности находят выражение в специфике восприятия, мышления, мотивации поведения и деятельности, своеобразии эмоциональной и волевой

активности, межличностного и межгруппового

РОСНАвШВД

БИБЛПОТСКА I

чукотского этноса, а также влияют на конкретные стороны их жизни и деятельности.

Задачи исследования:

1. Представить в обобщенном виде теоретическую концепцию сущности национальной психологии как основу осмысления национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса.

2. Выявить и описать основные факторы, оказавшие влияние на формирование и закрепление национально-психологических особенностей чукчей.

3. Осуществить гносеопсихологический анализ национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса.

4. Разработать программу стандартного этнопсихологического исследования национально-психологических особенностей чукчей.

5. Представить в систематизированном виде полученные с помощью гносеопсихологического подхода и стандартного этнопсихологического исследования наиболее значимые черты национальной психики представителей чукотского этноса и дать их общую характеристику.

6. Показать влияние национально-психологических особенностей чукчей на их повседневную жизнь.

Методологической основой» исследования явились: разработанные, развитые и конкретизированные в трудах отечественных и зарубежных ученых научные представления о целостном характере процесса формирования всесторонне и гармонично развитой личности с определенными национально-психологическими особенностями в условиях своеобразного этно- и социогенеза; положения о единстве проявлений национального,, межнационального и общечеловеческого в психологии народов; идеи представителей различных областей знаний о социально-исторической природе национальной психологии, о детерминирующих ее объективных факторах; методологические принципы психологической науки.

Теоретической основой исследования стали труды российских ученых, в которых раскрываюся: научные основы психологии личности и психологии различных общностей (К.А. Абульханова-Славская, BJVАнаньев, Брушлинский; А.А. Бодалев, Л.С. Выготский, А.Г. Ковалев, А.А. Леонтьев, А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский и др.); социально-психологическая сущность национальной психологии (Г. М. Андреева, Ю.В. Арутюнян, Э.А. Баграмов, К.В. Бромлей, Л.Ф. Дашдамиров, Н. Джандильдин, Л.М. Дробижева, Б.А. Душков, А.А. Деркач, В.И. Козлов, И.С. Кон, СИ. Королев, В.Г. Крысько, Левкович«В.П., Н.М. Лебедева, СВ. Лурье, Б.Ф. Поршнев, Ю.В., Г.М. Старовойтова, и др,), основные принципы и методы построения этнопсихологического исследования (В. С. Агеев, Н.В. Бахарева, А. Бороноев, А.Х. Гаджиев, Л.М. Дробижева, А.А Деркач, В.Г. Крысько, Г.У. Кцоева, AJL Оконешникова, В.Ф. Петренко, Э.А.Саракусв, Г.Х. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, В.И. Шлягина и др.).

, - Методы . исследования. Для изучения национально-психологических особенностей' представителей чукотского этноса и выявления специфики их

проявления в различных условиях их жизни и деятельности была разработана и применена комплексная методика стандартного этнопсихологического исследования, сочетавшаяся с использованием:

— гносео-психологического подхода, включавшего теоретическое и практическое обобщение научных идей и взглядов о национальной психологии представителей чукотского этноса, изложенных в исторической, психологической, педагогической, этнографической, философской и методической литературе (проанализировано 330 источников);

— контент-анализа специальных научных источников, произведений чукотского поэтического, этнического и фольклорного творчества (проанализировано 180 источников);

— бесед и интервью с представителями чукотского этноса в различных районах Чукотского автономного округа (всего опрошено 1242 человека);

— специальнного экпериментального моделирования жизни и деятельности представителей чукотского этноса (использовано всего 8 методик).

Кроме того, использовались: 1) специальные методики разработки, подготовки и организации начальных и пилотажных этапов исследования; 2) специальные методики сбора и обобщения этнопсихологических данных; 3) методы математической и статистической обработки и интерпретации данных (факторный и дисперсионный анализ; проценты; среднее арифметическое, среднее квадратическое отклонение, коэффициент вариации, коэффициент удовлетворенности, коэффициент значимости).

Исследование проводилось с 1999 по 2002 годы на территории Чукотского автономного округа. Им были охвачены 2056 человек.

Надежность и достоверность результатов обеспечивались: исходными методологическими позициями автора; проверкой общих теоретических положений посредством соотнесения их с полученными результатами; применением апробированных методов исследования; применением совокупности надежных методик стандартного этнопсихологического исследования, адекватных его цели и задачам; репрезентативностью выборки; проведением дополнительных исследований и сравнением их с моделируемыми ситуациями; сопоставлением с выводами других исследований.

Научная, новизна и теоретическая значимость исследования заключается в том, что: выявлены основные сферы анализа проявлений национально- психологических особенностей представителей чукотского этноса; описаны и представлены в комплексном виде важнейшие национально-психологические особенности представителей этой этнической общности; реализован принцип сочетания стандартного этнопсихологического исследования с гносеопсихологическим подходом к анализу национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса; подобран (адаптирован и апробирован) комплекс методик стандартного этнопсихологического исследования их сознания и деятельности.

— дана интегративная сущностная характеристика национальной психологии как социального феномена и представлен авторский подход к возможностям ее интерпретации;

— выявлены и проанализированы факторы и источники формирования национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса, среди которых: своеобразие их исторического, политического и экономического развития; природные, климатические и географические условия; специфика культурного развития в рамках длительного и многообразного этногенеза; особенности влияния религии и обыденной жизни этого народа;

— впервые проведено стандартное этнопсихологическое исследование представителей чукотского этноса;

— представлен целостный и всесторонний анализ национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса, классифицированных и соотнесенных с конкретными сферами проявления их индивидуального и группового сознания;

— выявлены и проанализированы конкретные формы проявления национальной психики чукчей в их жизни и деятельности.

Практическая значимость исследования состоит в том, что: результаты проведенного исследования позволяют: по-новому взглянуть на- историю, социально-экономическое развитие Чукотского автономного округа и психологии его народа; более точно прогнозировать и оценивать перспективы перемен в политической, экономической и культурной жизни округа (в комплексе с результатами исследований представителей других наук); совершенствовать процесс межличностного и межгруппового общения с- представителями чукотского этноса.

Внедрение и апробация результатов, исследования. Содержание диссертации, ее выводы и научно-методические рекомендации докладывались на конференциях в Московской гуманитарно-социальной академии, Международного эколого-педагогического университета, на заседаниях кафедры психологии личности и педагогики, социальной и этнической психологии Московской гуманитарно-социальной академии, в Московском институте национальных и региональных отношений.

Результаты исследования внедрялись в практику путем: чтения специально подготовленного курса, проведения по нему семинарских" и практических занятий в МВШ, МНЭПУ и ГУУ, МИНРО.

Положения, выносимые на защиту:

Национальная психология как явление общественного сознания существует и проявляется в виде социально-психологических характеристик национальных особенностей людей и их групп, получивших название национально-психологические особенности.

Понятие «национально-психологические особенности» является подчиненным по ошошению к понятию «национальная психология» как к общему, как к одному из признаков нации. Национальный характер, национальное самосознание, национальные чувства и настроения, национальные

интересы, ориентации и традиции являются структурообразующими, а национально-психологические особенности - динамическими компонентами национальной психологии.

В структуру системообразующих компонентов психологии нации обычно включаются национальное самосознание, национальный характер, национальные чувства и настроения, национальные интересы, ориентации и традиции. В структуру динамических компонентов -национальной психологии входят мотивационно-фоновые, интеллектуально-познавательные, эмоционально-волевые .и коммуникативно-поведенческие национально-психологические особенности, проявляющиеся как результат непосредственного реагирования психики представителей конкретных этнических общностей.

Национально-психологические особенности имеют определенные свойства, к которым можно отнести: невозможность приведения их своеобразия к какому-то общему знаменателю; способность детерминировать характер функционирования других психологических явлений, придавая им особую направленность; большая по сравнению с другими психологическими явлениями консервативность и устойчивость, многообразие.

Проведенное исследование показало, что под воздействием многих факторов у представителей чукотского этноса сформировались следующие национально-психологические особенности:

- Под влиянием географического положения территории - ограниченность широты мировоззрения, преобладание образного мышления, равнодушие, непритязательность, простота, неприхотливость, отсутствие целеустремленности, скрытность, наивность;

- Под влиянием климатических и природных условий проживания чукотского этноса - высокий уровень адаптивности к внешним проявлениям, т.е. умение выживать в труднейших условиях для жизни, способность переносить большие трудности, умение довольствоваться малым, трудолюбие, работоспособность, знание природы и специфики природопользования, простота, выносливость, ловкость, сила, упрямство, независимость, смекалка, хитрость, наблюдательность, находчивость, внимательность, волевая активность;

- Под влиянием общественной организации, социально-экономических отношений и общественного строя, принятых во внутриэтнической среде чукчей -преобладание коллективистической направленности, основанной на родственных взаимосвязях, высокая значимость семьи (имеется в виду большая семья, включающая в себя различные уровни родства), высокий уровень групповой сплоченности, взаимоуважение между всеми членами группы, независимо от пола и возраста, мобильность, простота, отсутствие зависти;

- Под влиянием обычаев и традиций, принятых в обществе, а также его культурной составляющей - самостоятельность, наивность, взаимоуважение между молодежью и старшими поколениями, равноправие всех членов группы, почитание женщины, матери, доверчивость, добродушие, скромность;

- Под влиянием исторического периода проведения захватнических войн с соседними племенами - выносливость, ловкость, сила, хитрость, бесстрашие,

решительность, свободолюбие, агрессивность, жесткость, чувство единой национальной принадлежности;

- Под влиянием прихода русских на Чукотку в середине XVII в., включения Чукотки в состав Российской империи - любопытство, любознательность, открытость, лень, иждивенчество, исполнительность, зависимость, предприимчивость, деловитость, волевая пассивность;

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав (Глава I — «Теоретико -методологические основы осмысления и интерпретации национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса»; Глава II — «Эмпирическое исследование национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса»), заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Своеобразие исторического становления чукотского этноса, специфика природно-климатической среды, в которой он формировался, а также характер социально-политического и культурного развития, обусловили особенности их национальной психологии и этнического самосознания, духовного и культурного единства его представителей.

Чукчи являются одним из коренных народов Чукотки. Последняя, являясь самым северо-восточным полуостровом Евразийского материка, долгое время оставалась не просто периферией. В силу крайней удаленности от центральных областей и территорий Евразии она находилась в многовековой изоляции и была недоступна для внешнеполитических воздействий. Образно говоря, Чукотка была островом, с проживающими на нем племенами аборигенов, который был открыт для всего остального мира лишь в середине XVII века русскими землепроходцами.

Информационный вакуум, сохранявшийся в течение очень долгого времени сформировал: определенную ограниченность в широтемировоззрения; наивность в восприятии окружающего мира; преобладание образного мышления; слабую целеустремленность; равнодушие к условиям повседневной жизни; непритязательность, простоту, и неприхотливость в быту; скрытность.

Географическое положение Чукотского полуострова обуславливает своеобразие и значимость природной среды обитания представителей чукотского этноса. Суровый климат (низкие температуры, ветра, снег и т.д.), вечная мерзлота, а, следовательно, невозможность культивирования растениеводства, долгая полярная ночь, скудность биологического природного ресурса и большая сложность реализовывать возможности его использования, все это несомненно в значительной степени повлияло на формирование тех характерологических особенностей, которыми обладают представители чукотского этноса. К ним можно отнести: высокий уровень адаптивности к воздействиям окружающего мира; умение выживать в труднейших условиях существования; знание природы и специфики ее использования в интересах людей; упрямство и независимость в

суждениях; наблюдательность, внимательность и находчивость в труде и быту; смекалка и хитрость в поступках; способность переносить большие трудности; довольствие малым; трудолюбие и работоспособность; простоту, выносливость, ловкость и силу в повседневной жизни, волевую настойчивость.

Первобытнообщинный строй, который преобладал в среде чукчей вплоть до прихода Советской власти, простота их социальной организации — патриархальная семья, родовая община, небольшие территориальные объединения, созданные на основе кровнородственных связей, неразвитость категории частной собственности, дифференциация на оленных и приморских этнические группы, кочевой образ жизни — все это, безусловно, наложило свой глубокий отпечаток на своеобразие национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса. Преобладание коллективистической направленности жизни и деятельности, основанной на родственных взаимосвязях; превалирование значимости семьи и различных уровней родства в межличностных отношениях; высокий уровень групповой сплоченности; взаимоуважение между всеми членами группы, независимо от пола и возраста; мобильность и простота в налаживании связей, отсутствие зависти к другим людям — стали их отличительными характеристиками.

В историческом развитии чукотского этноса многими исследователями особо выделяется период проведения захватнических войн с соседними племенами и представителями русского самодержавия. Под его влиянием у чукчей сформировались такие качества, как чувство единой национальной принадлежности, свободолюбие, хитрость, выносливость, ловкость, сила, бесстрашие, решительность, агрессивность, жесткость.

Ключевыми событиями в истории чукотского народа, сыгравшим особую роль в их развитии, стали приход русских на эти земли в середине XVII в., включение Чукотки в состав Российской империи и последующее сопряжение всей жизнедеятельности чукотского этноса с историей и культурой России. После чего в их национальной психике появились любопытство, любознательность, открытость, лень, иждивенчество, исполнительность, зависимость, предприимчивость, деловитость.

Существенно повлияли на национально-психологическое своеобразие чукчей обычаи и традиции, принятые в обществе, а. также его культурная составляющая. Существовавшие здесь обычай многоженства, специфика обучения и воспитания детей, равноправие между мужчинами и женщинами, принятый в среде чукчей институт шаманизма, развитие прикладного творчества и' национального фольклора, праздники жертвоприношений, религиозные воззрения, обозначаемые как анимизм, особенности языка, не содержащего в себе абстрактных категорий, основанного на категориях образных сформировали у чукчей такие качества, как самостоятельность; взаимное уважение между молодежью и представителями старших поколений; равноправие всех членов группы; почитание женщины (матери), доверчивость, добродушие и скромность общении.

Реализация гносеопсихологического подхода в исследовании национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса позволила, таким образом, получить лишь общие о них представления, основанные на контент-анализе специальной литературы по проблеме и обобщениях специалистов, которые посвятили свои работы отображению их жизни и деятельности, описанию специфики поведения, традиций и нравов. В интересах более тщательного изучения национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса было осуществлено стандартное этнопсихологическое исследование.

Оно проводилось на территории Чукотского автономного округа в период с 1999 по 2002 гг. Основная его часть приходится на 2001 год. В исследовании приняло участие 1242 представителя чукотского этноса, в возрасте от 18 до 58 лет, (мужчин - 572, женщин - 670) проживающих на территории Чукотского автономного округа (г. Анадырь, г. Певек, села и поселки городского типа Анадырского, Билибинского, Беринговского, Иультинского, Проведенского, Чаунского, Чукотского, Шмидтовского районов).

В исследовании были использованы элементы кросскультурного сравнения. Для их осуществления было опрошено 368 представителей эскимосского этноса в возрасте от 18 до 46 лет, проживающих на территории Чукотского автономного округа (г. Анадырь, г. Певек, села и поселки городского типа Иультинского, Проведенского, Чукотского районов) и 446 представителя славянского этноса (русские, украинцы, белорусы) в возрасте от 21 до 60 лет, постоянно проживающих на территории Чукотского автономного округа не менее 15 лет (г. Анадырь, г. Певек, села и поселки Анадырского, Чукотского, Проведенского, Билибинского районов).

Интерпретация эмпирических данных проводилась в русле сравнительно-сопоставительного анализа.

Для эмпирического исследования были составлены выборочные совокупности респондентов:

1. Представители чукотского этноса в возрасте от 18 до 35 лет;

2. Представители чукотского этноса в возрасте от 35 до 58 лет;

3. Представители чукотского этноса - жители городов;

4. Представители чукотского этноса - сельские жители.

Все они были опрошены по этнопсихологическому опроснику, опроснику самоотношения, вопросникам измерения потребностей и мотивов, вопросникам измерения коммуникативно-поведенческой сферы, методике исследования ценностных ориентации.

Объект и предмет исследования исследовались и осмысливались в результате изучения: 1. Национального самосознания представителей чукотского этноса; 2. Национальной самоиндификации представителей чукотского этноса; 3. Потребностно-мотивационной сферы их национальной психики; 4. Ценностных ориентации и установок представителей чукотского этноса; 5. Национальных (авто и гетеро) стереотипов представителей чукотского этноса; 6. Коммуникативно-поведенческой сферы их национальной Ъсихики и общения.

Комплекс методик, направленных на изучение национально -психологических особенностей представителей чукотского этноса через посредство исследования указанных выше феноменов, был поэтому изначально ориентирован на учет:

а) Показателей проявления особенностей национального самосознания представителей чукотского этноса, в качестве которых выступали осознание ими своей национальной принадлежности; представления об этноконсолидирующих и этнодифференцирующих признаках; представления о своей и «чужой» национальной психологии; самоотношения представителей чукотского этноса; этнические стереотипы; приверженность к национальным ценностям: языку, культуре, обычаям, традициям, ценностям. Методики этой проблематики исследования включали использование: этнопсихологического опросника (разработан Саракуевым Э.А.); специально адаптированного опросника исследования самоотношения (МИС) (разработан В.В. Столиным).

б) Показателей в измерении национальной специфики потребностей и мотивов представителей чукотского этноса, в качестве которых выступали: национальные предпочтения определенных видов деятельности; интенсивность, регулярность и продолжительность занятий этими видами деятельности; национальные отличия в намерениях выбора конкретных видов деятельности. Методики этой проблематики включали использование: этнопсихологического опросника; специально адаптированного теста измерения потребности в общении (составители: Ю.М. Орлов, Л Л. Орлова, В.Н. Шкуркин); специально-адаптированного теста-вопросника измерения потребности в достижениях; специально адаптированного теста измерения ценностных ориентации.

в). Показателей оценки национальной специфики коммуникативно-поведенческой сферы национальной психики и общения представителей чукотского этноса, в качестве которых выступали: межличностные перцепции и рефлексии в группе; нормативные эталоны и ценности группы; восприятие индивидом группы; направленность личности в группе. Методики исследования этих феноменов включали использование: специально адаптированного опросника оценки способов реагирования на конфликтные ситуации; методики исследования восприятия индивидом группы; методики исследования нормативных предпочтений в группе.

Анализ результатов изучения особенностей национального самосознания представителей чукотского этноса. Важной особенностью национального самосознания представителей чукотского этноса оказалось сильно выраженное стремление к двуязычию. Об этом свидетельствует факт, что только часть опрошенных, т.е. 16%, отметили, что они свободно говорят, читают, пишут на своем родном языке. Свободно говорят, но не читают и не пишут 13% чукчей, 29% понимают и могут объясниться, и, наконец, 42 % не говорят, не читают и не пишут на родном языке.

Настоящее состояние и функционирование родного языка в среде представителей чукотского этноса обусловлено и может быть объяснено различными факторами: во-первых, на Чукотке нет национальных школ, в школах

на уровне факультативов родной язык изучается как иностранный, для детей из малочисленных территориальных объединений, не содержащих образовательных учреждений уже в течение многих лет принята интернатская система образования. Во-вторых, это многонациональный состав Чукотского автономного округа, в котором изучаемая этническая группа составляет не более 10% от всех жителей данной территории» В-третьих, это существующая установка на изучение русского и иностранных языков как социально более желательных и необходимых. В-четвертых, большое количество межнациональных браков.

Такое положение родного языка у представителей чукотского этноса определяет двуязычие не только в сфере межнациональных, но и в сфере внутринациональных контактов. Об этом свидетельствуют ответы респондентов на вопросы: «На каком языке Вы говорите обычно дома?» и «На каком языке Вы говорите обычно со своими знакомыми и друзьями вашей национальности в учебном заведении и в других местах?» 4% представителей чукотского этноса говорят дома в основном на родном языке, 14% представителей чукотского этноса говорят дома в одинаковой степени и на родном и на русском языках, 29% представителей чукотского этноса говорят дома в основном на русском языке, 53% говорят дома только на русском языке.

Кроме того, оказалось, что 3 % представителей чукотского этноса говорят со своими знакомыми и друзьями своей национальности в основном на родном языке, 14 % говорят в одинаковой степени и на родном и на русском языках; 19 % представителей чукотского этноса говорят в основном на русском языке, а 54% только на русском.

Некоторое разъяснение широкого распространения двуязычия (родной язык и русский язык) в выборке дает анализ ответов респондентов на вопрос: «Если где-нибудь на улице, в каком-либо учреждении или в общественном месте Вам необходимо было бы обратиться к человеку вашей национальности, на каком языке Вы бы обратились?» 7% обратились бы только на своем родном языке; 56% обратились бы на русском языке, 37% считают, что это зависит от конкретной ситуации.

Вместе с тем 31% представителей чукотского этноса ответили, что им приятнее было бы общаться с друзьями своей национальности в повседневной жизни именно на своем родном языке. Тем более, что из всех опрошенных представителей чукотского этноса 41% считают, что в случае наличия времени готовы были бы более углублено изучать свой родной язык.

Анализ состояния национального языка представителей чукотского этноса показывает и некоторые тенденции частного характера. Так, оказалось, что круг близких друзей представителей чукотского этноса не ограничивается только представителями своей национальности. У них Проявляется тенденция поддерживать дружеские отношения независимо от национальной принадлежности человека, а в повседневной жизни не замечено предпочтение друзей своей национальности.

97% опрошенных считают, что учиться и поддерживать дружеские отношения можно независимо от национальной принадлежности (ответы на

вопрос: «С представителями какой национальности Вам было бы предпочтительнее, лучше, приятнее, удобнее общаться на рабочем месте и в личной жизни?»). Это будет у нас опосредованная проективная (вербальная) форма языкового и речевого поведения.

Сопоставление полученных данных позволяет сделать вывод о том, что в этнической среде исследуемой нами этнической общности реальное и проективное языковое и речевое поведение не имеют рассогласований, и первое, и второе направлены на общение с представителями любой национальности.

Вместе с тем анализ результатов, полученных по этому блоку эмпирического исследования, показал: в национальной среде изучаемой общности существует двуязычие (национальный и русский языки), причем, с учетом выявленного проективного и реального речевого поведения, направленного на общение с представителями любой национальности, наблюдается вытеснение и замена родного национального языка русским.

Своеобразные характеристики национального самосознания представителей чукотского этноса проявляются и в их национальной самоидентификации. 34% респондентов выбрали в качестве главного фактора национальной принадлежности человека национальность матери, 27% - собственное пожелание, 18 % - в качестве одного из главных факторов национальной определенности человека назвали национальность отца, 13 % выбрали принятый в семье язык. Такие факторы как место или республика проживания, ее историческое прошлое и т. д. в глазах респондентов не выступают существенными показателями.

В качестве важного эмпирического индикатора национального самосознания представителей чукотского этноса выступали и их представления об этноконсолидирующих и этнодифференцирующих признаках нации. Среди первых были названы культурные традиции и обычаи, язык, черты характера и психология, внешний вид, религия. Все респонденты считают, что различия есть и они осознаваемые. А среди вторых — родственные связи, родной язык, народные обычаи, обряды, культура, черты характера и психология, общее историческое прошлое. Неявными в этой категории признаков оказались черты внешнего облика, внешнее поведение. Ранговая последовательность выбора этноконсолидирующих признаков у представителей чукотского этноса оказалась несколько иной, чем этнодифференцирующих.

Большинство этнопсихологических и этносоциологических исследований доказывают, что национальный язык является главным и этнодифференцирующим и этноконсолидирующим фактором. Национальный язык относится к категории признаков, определяющих национальные стандарты. Результаты нашего исследования отличны, в обоих случаях родной язык занимает второе ранговое место, и это лишь подтверждает те тенденции, которые выявлены нами выше, в части исследования состояния национального языка в изучаемой этнической группе.

Проводя анализ, также необходимо помнить о юм, что в случае этнодифференциации в фокусе сознания респондентов возникают образы множества обезличенных наций, и респондент при определении признаков

отличия охватывает ряд наций, абстрагируясь от своей нации, при этом важно, что в такой ряд входят те нации, с которыми происходит непосредственное взаимодействие и контакт. В нашем случае в этот ряд входят представители славянского этноса, и именно противопоставление славянским этническим группам было основой для указания отличительных признаков народа. При таком понимании, вполне обосновано, что к главному этноконсолидирующему признаку представителями чукотского этноса отнесли культурные традиции и обычаи.

В случае процесса этноконсолидации в фокусе 'сознания респондентов доминирует положение своей нации, и все существенные ее признаки возводятся в ранг всеобщности, выступая при этом в роли общих этноконсолидирующих признаков.

Опираясь на такое положение, мы можем объяснить, факт указания главным этноконсолидирующим признаком представителей чукотского этноса родственные связи. Мы считаем, что исторически сложившаяся, существовавшая веками принятая в чукотском сообществе общественная формация родовая община, последующий переход к патриархальной семье, а далее и к более многочисленным территориальным объединениям, но формировавшимся все же на основе кровно-родственных связей приводит к такому результату.

Национальная самоидентификация личности является итогом воздействия различных объективных социально-культурных и исторических факторов, влияние которых опосредуется культурными и национальными ориентациями личности. В нашем исследовании изучение национальной самоидентификации представителей чукотского этноса, во-первых, подтвердило выявленное нами состояние национального языка, существующий процесс утери значения родного языка как признака определяющего национальные стандарты. Во-вторых, в процессе этнодифференциации представители чукотского этноса акцентируют свое внимание на противопоставление себя в первую очередь представителям славянских народностей, проживающих вместе с ними на одной территории.

Анализ результатов исследования ценностных ориентации и установок представителей чукотского заноса. Национальная психология представителей чукотского этноса сохраняется и проявляется особенно отчетливо в форме различных национально-культурных ориентации и установок. Сфера культурной жизни может фиксироваться в результатах освоения культурного опыта, в проявлении своеобразных запросов. Для выяснения приобщенности к культуре в исследовани представителей чукотского этноса был введен ряд шкал, среди которых важнейшими показателями стали: национальная — интернациональная культурная ориентация, народная - профессиональная и отчасти традиционная — современная ориентации. Переменными для измерения национального — интернационального выступали виды художественного творчества, некоторые элементы так называемой традиционной культуры.

Оказалось, представители чукотского этноса проявили слабую осведомленность о своих композиторах, драматургах, ученых. Более высокая осведомленность выявлена относительно своих поэтов, писателей, артистов и общественных деятелей. Всем респондентским корпусом была проявлена очень

высокая осведомленность о русских (отечественных) деятелях культуры, искусства и общественной жизни. Этот показатель количественно весьма превышает знание о национальных деятелях своей группы. В части знания зарубежных деятелей отмечена высокая осведомленность о зарубежных артистах, общественных деятелях, писателях, ученых, в сопровождении с более слабой осведомленности о зарубежных поэтах, композиторах, драматургах. В части знания народных сказок, песен, легенд, преданий, полученные результаты указывают на достаточно высокую осведомленность представителей чукотского этноса-русского фольклора, наравне с чуть более слабой осведомленностью о своем национальном фольклорном богатстве.

Так же-эти показатели согласуются с данными, полученными по другим позициям этнопсихологического опросника. Из всех опрошенных респондентов 47% никогда не отводят времени для чтения книг на родном языке, а 42% - для чтения газет и журналов на родном языке, 28% просматривают телепередачи на родном языке редко, 41% иногда прослушивают народные песни и музыку, 37% -иногда проявляют интерес к национальному прикладному искусству.

К тому же, по полученным данным 70% опршенных каждый день уделяют время просмотру телевизионных передач, 62% ежедневно прослушивают музыку, 45% опрошенных не реже одного раза в неделю читают газеты и журналы, около 30% не реже одного раза в неделю отводят время для чтения художественной литературы. Следовательно, мы можем констатировать следующее: представители чукотского этноса уделяют большее внимание отечественной и зарубежной литературе, музыке, передачам центральных телевизионных каналов, а также, центральным периодическим изданиям. Таково реальное поведение исследуемого нами этнического контингента.

Анализ существующего проективного поведения чукчей в исследуемой сфере деятельности показал следующее. На вопрос: «Какие песни и танцы Вам больше нравятся?» подавляющее большинство опрошенных указали, что им нравятся всякие песни и танцы в одинаковой степени - свои национальные, народов нашей страны и зарубежные, а именно, 91%. Больше всего национальные песни и танцы нравятся 2% опрошенных. Так же 2% опрошенных указали на то, что им нравятся песни и танцы разных народов нашей страны и зарубежья, но предпочтение они отдают все-таки своим национальным. Для 4 % респондентов наиболее нравящимися песнями и танцами стали песни и танцы народов нашей страны. И, наконец, 1% опрошенных отдали предпочтение в пользу зарубежных песен и танцев.

Вся вышеизложенная статистика указывает на то, что как в сфере реального поведения респондентов, так и в сфере их проективного поведения четко выражена направленность на интернациональное поведение. В некотором смысле, такая установка наиболее ярко выражена в сфере проективного поведения представителей - чукотского этноса. Т.е. нами обнаружена тенденция к внутреннему желанию изучаемой нами группы отказаться от своей этнической самолокализации.

Национальное самосознание наиболее ярко проявляется в активном интересе к истории своего народа. Но проведенное исследование подтверждает наше предположение о том, что в чукотской среде существует устойчивая тенденция к своеобразному размыванию своего национального самосознания. Так, больше 40% из всего респондентского корпуса не смогли ответить на вопрос о знаменательных событиях в истории чукотского народа. Хотя 98% опрошенных считают, что необходимо увеличить выпуск книг об историческом прошлом народа, мы предполагаем, что этот показатель является слишком высоким и сильно расходится как с выявленным нами реальным поведением, так и с проективным поведением в изучаемой сфере представителей чукотского этноса. Мы можем объяснить его наличием у изучаемой этнической общности в целом завышенного уровня социальной желательности, о чем более подробно будет изложено ниже.

Выявление национально--культурных ориентации чукчей показало следующее. На вопрос «Как Вы считаете, обязательно ли получать согласие родителей при вступлении в брак?» - да, обязательно - считают 54% опрошенных, пожалуй, не обязательно - 22%, 15% респондентов указали на то, что получать согласие родителей на брак не обязательно, и 9% затруднились ответить на вопрос. Ответы респондентов на вопрос «Как бы Вы отнеслись, если бы кто-нибудь из Ваших ближайших родственников вступил в брак с человеком другой национальности?» были следующими: 2% опрошенных считают такой брак нежелательным, 18% - предпочли бы человека, своей национальности, но возражать не стали бы, 28% сочли, что национальность в браке не имеет значения при условии соблюдения мужем (женой) обычаев своего народа, 48% респондентов указали, что национальность в браке не имеет никакого значения, а 4% опрошенных затруднились ответить. На вопрос «Если Вы не замужем (холост), то как бы предпочли одеться на своей свадьбе?» 69% опрошенной молодежи ответило, что в современном костюме, 24% - в современном костюме с элементами национального наряда, затруднилось ответить на вопрос 7% опрошенных. Свадьбу по старинному национальному обряду предпочли бы 3%, по национальному обряду, но не старинному - 12%, вечеринку с элементами национального обряда ~ 20%, а просто вечеринку - 43% опрошенной молодежи, 22% - затрудняются ответить.

Таким образом, представители чукотского этноса в своем проективном поведении проявляют четкую ориентацию на современные обряды. Правда, при этом надо учесть, что многих затруднили вопросы данного блока, т.е. не смогли отдать предпочтения ни в пользу современных обрядных ориентации, ни в пользу национальных. Исходя из этого, мы можем констатировать, что в реальном поведении респондентов могут происходить некоторые отклонения от существующих у них установок.

Вышеизложенные результаты и их анализ показывают, что этнокультурные установки, проявляющиеся в разных аспектах образа жизни, нередко являются согласованными, образуют специфические «симптокомплексы», или общие культурные ориентации разных типов. Распространенность каждого типа

этнокультурной ориентации в конкретных этнических группах обусловлена влиянием различных факторов социально-культурного и исторического порядка.

Большинство представителей чукотского этноса ориентировано на сочетание ценностей своей национальной культуры с достижениями культуры других народов, на дружеское межнациональное общение. Это определяется прежде всего хорошими знаниями не только деятелей своей этнической общности, своего фольклорного наследия, но и других народов. При сравнительном анализе мы можем констатировать,' что ориентация на национальные ценности у жителей сельской местности выражена ярче, чем у городского контингента респондентов, следовательно, жители сел в большей мере сохраняют свое национальное своеобразие. При сравнении национальных ориентации в большей степени существует различие между возрастными группами респондентов. Опрошенные в возрасте от 18 до 35 лет менее ориентированы на сохранение сугубо национальных ценностей, представители чукотского этноса в возрасте от 35 до 58 лет проявили более высокий уровень ориентации на национальные ценности. Но в целом, выявлена тенденция существования установки на межэтническое взаимодействие, т.е. интернациональная установка. Причем она отчетливо прослеживается как в реальном поведении респондентов, так и в их проективном поведении. Рассогласования между реальным и проективным поведением обнаружены, но являются незначительными, поэтому мы можем заключить, что национальные ориентации представителей чукотского этноса на сегодняшний день имеют ярко выраженную межэтническую направленность.

Нами было исследовано самоотношение представителей чукотского этноса. Самоотношение понимается как сложная, уровневая эмоционально-оценочная система, как выражение смысла «я» для субъекта, некоторое устойчивое чувство в адрес собственного «я», содержащее ряд специфических модальностей.

В результате, получены высокие значения по шкале «саморуководство», которая отражает представление о том, что основным источником активности и результатов, касающихся деятельности и собственной личности субъекта является он сам. Поэтому, мы отмечаем проявление у изучаемой группы отчетливого переживания собственного «я» как внутреннего стержня, интегрирующего личность и жизнедеятельность, положение о том, что судьба находится в собственных руках человека, чувства обоснованности1 и последовательности своих внутренних побуждений и целей. Ярко выражена в группе респондентов «внутренняя честность», связанная с такими аспектами образа «я», самоотношения, поведения, которые являясь значимыми для личности, с трудом допускаются до осознания. Нами обнаружены проявления закрытости, неспособности или нежелания осознавать и выдавать значимую информацию о себе, сдвиг в сторону высокой социальной желательности. У респондентов наблюдается проявление «самопринятия», т.е. дружеское отношение к себе, согласие с самим собой, одобрение своих планов и желаний, эмоциональное, безусловное принятие себя таким, каков ты есть, пусть даже с некоторыми недостатками.

По вышеизложенным результатам выделилось достаточно устойчивое проявление по фактору, выражающему оценку собственного «я» по отношению к социально-нормативным критериям моральности, успеха, воли, целеустремленности, социального одобрения и т.п., интерпретированному как самоуважение. .

Изучение ценностных ориентации показало, среди терминальных ценностей представители чукотского этноса отдают предпочтение в первую очередь своему здоровью (физическому и психическому), далее в порядке убывания по значимости следуют наличие хороших и верных друзей, любовь (духовная и физическая близость с любимым человеком), счастливая- семейная жизнь, материально обеспеченная жизнь, интересная работа, последними в этом ряду стоят красота природы и искусства (переживание - прекрасного в природе и искусстве) и творчество (возможность творческой деятельности). Инструментальные ценности образовали такой ряд: первое место занимает образованность (широта знаний, высокая общая культура), далее следуют честность (правдивость, искренность), ответственность (чувство долга, умение держать слово), аккуратность (чистоплотность, умение содержать в порядке свои вещи, порядок в делах), воспитанность (хорошие манеры, вежливость), независимость (способность действовать самостоятельно, решительно), последними в этом ряду выявлены смелость в отстаивании своего мнения, своих взглядов и высокие запросы (высокие притязания).

В этнопсихологическом опроснике также содержался блок вопросов, относящихся к изучению ценностей респондентов. На вопрос «Что, по-Вашему означает «хорошо жить»? Что необходимо, чтобы чувствовать себя счастливым?» большинство опрошенных ответили - иметь хорошую семью. Следующим критерием, названным респондентами, стала позиция «жить обеспеченно, в достатке». На третьем месте оказалось наличие хорошей интересной работы.

Потребность в достижении можно определить как стремление человека к улучшению результатов, к переживанию успеха в любой значимой и даже незначимой для личности деятельности, стремление при включении в работу закончить ее. Исследование показало наличие у чукчей высокого уровня потребности в общении (58% опрошенных) и среднего уровня потребности в достижениях (82% опрошенных).

Анализ результатов исследования, специфики проявления национальных стереотипов представителей чукотского этноса. Важнейшим показателями проявления национальной психологии представителей чукотского этноса являются этнические стереотипы. В их структуре в качестве его важнейших характеристик выступают прежде всего эмоционально-оценочный и когнитивный компоненты.

В ходе исследования были получены следующие результаты:

— положительная составляющая национального автостереотипа чукчей включала следующие характеристики - добродушие, доброта, доброжелательность, трудолюбие, гостеприимство, гордость, честность, порядочность, скромность, отзывчивость, смелость, спокойствие,

справедливость, верность, щедрость, целеустремленность, доверие, стремление к знаниям;

— отрицательная составляющая национального автостереотипа представителей чукотского этноса заключает в себе такие характеристики, как пристрастие к алкоголю, слабохарактерность, слабость, лень, нерешительность, безразличие, равнодушие, доверчивость к чужим, наивность, уступчивость, нерасчетливость, склонность к воровству, хвастливость, мелочность, лицемерие, жадность, пессимизм, утеря уважения к традициям, отсутствие стремления.

В содержании гетеростереотипов представителей чукотского этноса, как показало проведенное исследование, преобладают:

— в числе положительных характерологических признаков: аккуратность и тщательность в работе, верность, выносливость, гостеприимство, добродушие, доброжелательность, доброта, исполнительность, любовь к детям, любовь к родным местам, отзывчивость, простота, прямота, пунктуальность и исполнительность при выполнении задания, сдержанность, скромность, сплоченность, спокойствие, степенность, стремление к реализации собственного решения, трудолюбие, умение бережно относится к природе и пользоваться ею, умение выживать в суровых условиях, художественная одаренность относительно прикладного национального творчества, целеустремленность, честность, щедрость;

— в ряду отрицательных характерологических признаков: агрессивность, безразличие, болтливость, внушаемость, высокомерие, доверчивость, жестокость, зависть,-злопамятность, инертность, лень, недальновидность, необязательность, нецелеустремленность, предательство, предрасположенность к злоупотреблению спиртных напитков, прямота, равнодушие, скрытность, слабость к соблазнам, слабохарактерность, стеснительность, упрямство, утеря национального достоинства, чувство национальной ущербности.

На наш взгляд, отмеченные характерологические признаки в определенной степени являются результатом своеобразия социально-культурного и исторического развития представителей чукотского этноса, что подтвердилось применением гносеопсихологического подхода.

Анализ результатов-изучения, особенностей общения представителей чукотского этноса. Методологической посылкой к точному изучению этой сферы психологии представителей чукотского этноса являлись, во-первых, ориентации на преобладание коллективных форм деятельности. Личность, так или иначе, всегда входит в конкретные формальные и неформальные группы. На основе совместной деятельности в подобных группах складывается определенная система взимоотношений, взаимодействия и общения, определяющая особенности коммуникативно-поведенческой деятельности членов группы. Но практика повседневного общения, взаимодействия и взаимоотношений в группе, прежде всего, сталкивается с вопросами межличностных отношений, а значш и межличностного восприятия. Именно последние факторы в конечном итоге

определяют особенности коммуникативно-поведенческой деятельности членов группы.

Во-вторых, изучение проблемы межличностных отношений связано с анализом историко-культурной самобытности этнической общности. В процессе общения, взаимоотношений и взаимодействия проявляются индивидуально-психологические особенности представителей той или иной этнической общности. В совместной коллективной деятельности, в системе межличностных отношений проявляются «симпатии» и «антипатии» между членами группы; развиваются как позитивные, так и негативные эмоциональные предпочтения, которые складываются на основе определенных чувств по отношению друг к другу; выявляются различные стороны и черты характера членов группы.

Таким образом, специфика этнического общения представителей чукотского этноса была ориентирована на выявление нормативной структуры такого общения, его национальной специфики, национальных предпочтений людей в группе, этнической направленности личности в группе.

Исследование демонстрирует, что у представителей чукотского этноса ни один из трех типов восприятия группы не доминирует, имеется своеобразный фон, на базе которого строится межличностные взаимодействия в группе. Выявлено примерно одинаковое наличие коллективистического и индивидуалистического типов восприятия группы (коллективистический тип ненамного преобладает над индивидуалистическим типом количественно (средние значения)), и, совсем почти не выражено проявление прагматического типа восприятия группы у чукотской выборки респондентов.

Так же выявлено наличие предпочтений, связанных с деловой сферой у 46% опрошенных чукчей, и всего лишь 11% опрошенных обнаружили нормативные предпочтения коммуникативной сферы. Следовательно, мы можем констатировать ярко выраженное преобладание делового типа нормативных предпочтений у изучаемой группы респондентов. По деловому типу нормативных предпочтений средние баллы значительно выше, чем по коммуникативному.

Данные, полученные в результате изучения способов реагирования на конфликтные ситуации показали тенденцию к преобладанию у большинства респондентов применять в конфликтной ситуации способ сотрудничества и компромиссное поведение. Среднее значение по шкале «соперничество» значительно ниже, чем по всем остальным шкалам этого инструмента исследования.

ВЫВОДЫ И НАПРАВЛЕНИЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Проведенное исследование позволило сформулировать обобщенные выводы, основные практические рекомендации и определить направления дальнейшего изучения рассматриваемой проблемы.

Национальная психология представи! елей чукотского этноса существует и проявляется в виде социально-психологических характеристик национальных особенностей людей и их групп, получивших название национально-

психологических особенностей. Понятие «национально-психологические особенности» является подчиненным по отношению к понятию «национальная психология» как к общему, как к одному из признаков нации.

Национально-психологические особенности представителей чукотского этноса имеют определенные свойства, к которым можно отнести: невозможность приведения их своеобразия к какому-то общему знаменателю; способность детерминировать характер функционирования других психологических явлений, придавая им особую направленность; большая по сравнению с. другими психологическими явлениями консервативность и устойчивость; Многообразие.

Этноконсолидирующими признаками представителей чукотского этноса являются родственные связи, национальный язык, культурные традиции, обычаи и обряды, черты характера, психология.

Большинство представителей чукотского этноса ориентировано на сочетание ценностей своей национальной культуры с достижениями культуры других народов, с положительными ориентациями на межнациональное общение.'

Сравнительная ориентация на сугубо национальные ценности у городских жителей и молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет менее выражена, чем у сельских жителей и людей в возрасте от 35 до 58 лет

Своими положительными национально-психологическими особенностями представители чукотского этноса считают: добродушие, доброту, доброжелательность, трудолюбие, гостеприимство, гордость, честность, порядочность, скромность, отзывчивость, смелость, спокойствие, справедливость, верность, щедрость, целеустремленность, доверие, стремление к знаниям.

Своими отрицательными особенностями представители изучаемой нами национальной общности считают пристрастие к алкоголю, слабохарактерность, слабость, лень, нерешительность, безразличие, равнодушие, доверчивость к чужим, наивность, уступчивость, нерасчетливость, склонность к воровству, хвастливость, мелочность, лицемерие, жадность, пессимизм, утеря уважения к традициям, отсутствие стремления.

Направлениями дальнейшего исследования в рамках данной проблематики могут быть:

- Изучение влияния национальной психологии представителей чукотского этноса на политические, экономические и другое процессы, происходящие в Чукотском автономном округе в настоящее время;

- Выработка практических рекомендаций по учету национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса для их использования представителями других российских регионов и народов;

- Разработка психолингвистических методов анализа национально-психологической специфики жизни и деятельности представителей чукотского этноса;

- Выявление наиболее действенных способов и приемов воспитания представителей чукотского этноса с учетом их национально-психологических особенностей.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Соколова Ю.В. К вопросу об изучении этнического стереотипа // Проблема личности в современной психологии: методология, теория и практика: Материалы X психолого-педагогических чтений молодых ученых, аспирантов и студентов. - М.: Изд-во МГСА 2001. С. 103-106.

2. Соколова Ю.В. Структура национально-психологических особенностей в прикладном исследовании этноса. // Научные труды аспирантов и доркторантов / Вып. 2003*4(14). - М.: Изд-во МГСА, 2003. С. 97-100.

3. Соколова Ю.В. Национально-психологические особенности представителей чукотского этноса (результаты исследования национальной психологии чукчей с применением гносеопсихологическолго подхода, стандартного этнопсихологического исследования) // Состояние здоровья населения Чукотки: проблемы, пути решения. Сборник научных трудов филиала Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института Дальневосточного отделения РАН. - Магадан: «Дальнаука», 2003. С. 108-115.

Лицензия на издательскую деятельность ИД №06248 от 12.11.2001 Подписано в печать 05.02.2004 г. Формат 60X84/16. Усл. п. л. 1,3 Бумага офсетная. Печать офсетная. Тираж 100 экз. Заказ №/ОД

Издательство Курского госпедуниверситета: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33.

Отпечатано в лаборатории оперативной полиграфии КГПУ

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Соколова, Юлия Витальевна, 2004 год

Введение.

Глава I. Теоретико-методологические основы осмысления и интерпретации национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса.

1.1. Этнопсихология как научная предпосылка изучения национально-психологических особенностей представителей чукбтского этноса.

1.2. Источники формирования национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса.

Глава II. Эмпирическое исследование национальнопсихологических особенностей представителей чукотского этноса.

2.1. Программа эмпирического исследования национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса.

2.2. Характеристика результатов исследования национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса.

Введение диссертации по психологии, на тему "Национально-психологические особенности представителей чукотского этноса"

Актуальность, общественная и научная значимость темы исследования

Еще совсем недавно в нашей стране проповедовались положения о межнациональной дружбе и мирного сосуществования разных народов. Сегодня мы видим, что действительность оказалась другой. Отмечая рост числа межэтнических конфликтов в нашем многонациональном государстве за последние годы, мы находим, что современному обществу необходимы разносторонние научные знания, которые могли бы отвечать на вопросы, связанные с межэтническим общением и общественными процессами межнационального характера, и могли бы быть приложены практически. Этническая напряженность между этносами в нашем государстве далеко не единственная причина, ведущая к необходимости активного проведения исследований, содержащих этническую составляющую, как основную. В нашей стране за последние годы резко увеличились объемы миграционных процессов, стали бурно развиваться межнациональные деловые контакты вследствие падения «железного занавеса», в современном лексиконе появилось понятие о проведении «внутренней и внешней национальной политики», начался процесс культивирования самобытности всех народов страны, включая малочисленные, сохранения их культур, языков, традиций и обычаев как бесценного достояния России и т.д. Все эти процессы, активированные новыми условиями и требованиями существования современного российского сообщества не должны протекать стихийно и бесконтрольно, они нуждаются в грамотном сопровождении, направлении развития, понимании близлежащих и отдаленных результатов, корректировки воспитательных и обучающих программ детей и молодежи, обеспечении информированности общества и т.д. Так называемый «национальный вопрос» затрагивает и пронизывает абсолютно все виды деятельности члена современного российского общества, все профессиональные области, все уровни современного быта, он не является сугубо отраслевым и требует обязательного учета в большой и малой политике, в образовании, в здравоохранении, в юриспруденции, в предпринимательстве, в управлении и т.д. Но проведение каких-либо целенаправленных действий в этой области должны иметь под собой в первую очередь фундаментальную научную базу, концептуальную основу. На данном этапе развития современного российского научного знания вышеуказанный «социальный запрос» в полной мере можно отнести к сравнительно молодой отрасли науки - этнической психологии, в рамках которой проводится данное исследование. Согласно наметившейся тенденции в развитии этнической психологии и требованиям нынешней действительности, отметим актуальность прикладных исследований психологического своеобразия представителей конкретных этнических групп, а также приложение и учет полученных данных в практической сфере жизнедеятельности общества. Во-первых, это ведет к развитию и определению самой этнопсихологии, которая пока не является дисциплиной с устоявшейся терминологией, методологией и методами исследования, а во-вторых, такие исследования позволяют выявлять современную этническую картину нашего государства.

Сегодня всякая деятельность в условиях конкретной республики или национального региона нашей страны немыслима без опоры на знание и учет национально-психолошческих особенностей.

На необходимость учета национально-психологических особенностей в воспитании разных племен и народов указывали зарубежные этнографы (Р. Бенедикт, М. Мид, Г. Плосс, М. Рид, Д. Уайтинг и другие). Они отмечали уникальность этических признаков, присутствующих в культурной жизни народа - особенностей языка, быта, религии, философии жизни, в зависимости от разных исторических и климатических условий возникновения этноса.

В связи с вьпиеизложеиным, определяем тему диссертации как «Национально-психологические особенности представителей чукотского этноса».

Объект данного исследования - национально-психологические особенности представителей чукотского этноса.

Предмет данного исследования - специфика проявления национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса в их жизни, поведении и деятельности.

Цель данного исследования - выявить и описать основные национально-психологические особенности представителей чукотского этноса, изучить специфику их проявления в наиболее значимых областях жизни представителей этой этнической общности и показать их влияние на поведение и деятельность.

Гипотеза данного исследования - для представителей чукотского этноса характерны свои национально-психологические особенности, которые сформировались и закрепились под воздействием конкретных социально-исторических, политических, экономических, культурных и природных факторов. Эти особенности находят выражение в специфике восприятия, мышления, мотивации поведения и деятельности, своеобразии эмоциональной и волевой активности, межличностного и межгруппового взаимодействия представителей чукотского этноса, а также влияют на конкретные стороны их жизни и деятельности.

Задачи данного исследования:

1. на примере представителей чукотского этноса уточнить теоретическую концепцию сущности национальной психологии, осуществить дальнейшее изучение свойств, функций, форм проявления их национально-психологических особенностей;

2. проанализировать факторы, оказавшие влияние на формирование и закрепление национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса;

3. на основе гносеопсихолошческого подхода выявить национально-психологические особенности представителей чукотского этноса;

4. разработать методологию и методику научно обоснованной программы стандартного этнопсихологического исследования национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса;

5. сравнить и представить в комплексном виде, полученные с помощью гносеопсихологического подхода и стандартного этнопсихологического исследования наиболее значимые черты национальной психологии представителей чукотского этноса и дать их общую характеристику;

6. показать влияние национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса на их повседневную жизнь.

Методологическая основа данного исследования: разработанные, развитые и конкретизированные в трудах российских ученых кардинальные положения о целостном процессе формирования всесторонне и гармонично развитой личности с определенными национально-психологическими особенностями, методологические принципы психологической науки; идеи и высказывания о социально-исторической природе национальной психологии, о детерминирующих ее объективных факторах, о влиянии национальной психологии одного народа на психологию других.

Теоретическая основа данного исследования: работы, раскрывающие в частности научные основы психологии личности и психологии различных общностей, их роль в жизни и деятельности людей

К.А. Абульханова-Славская, В.Г. Ананьев, АВ. Бруншинский, АА Бодалев, JI.C. Выготский, АГ. Ковалев, А.А Леонтьев, АВ. Петровский, М.Г. Ярошевский и другие); социально-психологическую сущность национальной психологии (Г.М. Андреева, Ю.В. Арутюнян, Э.А Баграмов, К.В. Бромлей, Л.Ф. Дашдамиров, Н. Джандильдин, Л.М. Дробижева, Б.А Душков, В.И. Козлов, И.С. Кон, С.И. Королев, В.Г. Крысько, Н.М. Кузнецов, Ш. Ниязалиев, Б.Ф. Поршнев, Ю.В. Решетов, Г.В. Старовойтова, В.П. Трусов, П.Н. Шихирев и другие); основные принципы и методы построения этнопсихологического исследования (B.C. Агеев, Н.В. Бахарева, А. Бороноев, АХ. Гаджиев, Л.М. Дробижева, В.Г. Крысько, Г.У Кцоева, АП. Оконешникова, В.Ф. Петренко, Г.В. Старовойтова и другие).

Методы данного исследования:

Для изучения национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса и их учета в различных условиях жизни и деятельности была разработана и применена комплексная методика стандартного этнопсихологического исследования, сочетавшаяся с использованием гносеопсихологического подхода, включавшего теоретическое и практическое обобщение научных идей и взглядов о национальной психологии представителей чукотского этноса, изложенных в исторической, психологической, педагогической, этнографической, философской и методической литературе (проанализировано 330 источников); контент-анализ специальных научных источников, произведений чукотского поэтического, этического, фольклорного творчества (проанализировано 180 источников); беседы и интервью с представителями чукотского этноса в различных районах Чукотского автономного округа (всего опрошено 1242 человека); специальное тестирование и моделирование жизни и деятельности представителей чукотского этноса (всего использовано 8 методик); общее количество респондентов составило 2056 человек.

Кроме того, использовались:

1. методики подготовки и организации исследования;

2. методы сбора данных;

3. методы математической и статистической обработки и интерпретации данных (факторный и дисперсионный анализ; проценты, среднее арифметическое; среднее квадратичное отклонение; коэффициент вариации; коэффициент удовлетворенности; коэффициент значимости).

Исследование проводилось: на территории Чукотского автономного округа в период с 1999 по 2002 гг. Всего исследованием было охвачено 2056 человек.

Надежность и достоверность результатов обеспечивались:

Исходными методологическими позициями автора, применением апробированного инструментария, проведением повторных исследований, взаимопроверкой данных, сравнением с выводами других исследований.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования:

Дана сущностная характеристика национально-психологических особенностей людей и оценена возможность учета в различных сферах их жизнедеятельности;

Обоснован принципиально новый подход к исследованию и анализу национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса;

Выявлены и проанализированы факторы, оказавшие воздействие на национальную психологию представителей чукотского этноса: своеобразие их исторического и политического развития (до и после вхождения в состав России), специфику их культурных традиций, особенности их религиозного сознания;

Впервые проведено стандартное этнопсихологическое исследование представителей чукотского этноса;

Представлен целостный и всесторонний анализ национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса;

У Проанализированы конкретные формы проявления национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса в их политической, экономической, общественной, культурной жизни и деятельности.

Научная обоснованность и достоверность результатов применяемых методик определяется: достоверностью и проверенностъю исходных методологических позиций; проверкой общих теоретических положений посредством соотнесения их с полученными результатами; анализом и обобщением данных разнообразных источников, содержащих информацию о национально-психологических особенностях представителей чукотского этноса; применением совокупности надежных методик стандартного этнопсихологического исследования, адекватных его цели и задачам; использованием апробированного инструментария, повторных исследований, взаимопроверкой данных, репрезентативностью полученной выборки.

Практическая значимость исследования:

Выделены основные сферы исследования национально-психологических особенностей представителей определенной национальной группы,

Выявлены и представлены в комплексном виде национально-психологические особенности представителей чукотского этноса;

Реализован принцип сочетания стандартного этнопсихологического исследования с пюсеопсихологическим подходом к анализу национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса;

Подобран (адаптирован и апробирован) комплекс методик стандартного этнопсихологического исследования;

Разработаны практические рекомендации по совершенствованию взаимодеятельности представителей различных этнических общностей с учетом национально-психологических особенностей.

Кроме того, результаты проведенного исследования позволяют: по-новому взглянуть на историю, социально-экономическое развитие Чукотского автономного округа и психологии его народа; более точно прогнозировать и оценивать перспективы политических, экономических и социальных перемен в округе; в его общественной жизни (в комплексе с данными других наук); совершенствовать процесс межличностного общения с представителями чукотского этноса, что важно для данного этапа нашей жизни.

Внедрение и апробация результатов исследования: Содержание диссертации, ее выводы и научно-методические рекомендации докладывались на конференциях в Московской гуманитарно-социальной академии, Международного эколого-пе дагогиче ского университета, на заседаниях кафедры психологии личности и педагогики, социальной и этнической психологии Московской гуманитарно-социальной академии, в Московском институте национальных и региональных отношений.

Результаты исследования внедрялись в практику путем: чтения специально подготовленного курса, проведения по нему семинарских и практических занятий в МВШ МУ, МНЭПУ, ГУУ, МИНРО. На защиту выносятся следующие положения: Национальная психология как явление общественного сознания существует и проявляется в виде социально-психологических характеристик национальных особенностей людей и их групп, получивших название национально-психологические особенности.

Понятие «национально-психологические особенности» является подчиненным по отношению к понятию «национальная психология» как к общему, как к одному из признаков нации. Национальный характер, национальное самосознание, национальные чувства и настроения, национальные интересы, ориентации и традиции являются структурообразующими, а национально-психологические особенности -динамическими компонентами национальной психологии.

В структуру системообразующих компонентов психологии нации обычно включаются национальное самосознание, национальный характер, национальные чувства и настроения, национальные интересы, ориентации и традиции. В структуру динамических компонентов национальной психологии входят мотивационно-фоновые, интеллектуально-познавательные, эмоционально-волевые и коммуникативно-поведенческие национально-психологические особенности, проявляющиеся как результат непосредственного реагирования психики представителей конкретных этнических общностей.

Национально-психологические особенности имеют определенные свойства, к которым можно отнести: невозможность приведения их своеобразия к какому-то общему знаменателю; способность детерминировать характер функционирования других психологических явлений, придавая им особую направленность; большая по сравнению с другими психологическими явлениями консервативность и устойчивость, многообразие.

Проведенное исследование показало, что под воздействием многих факторов у представителей чукотского этноса сформировались следующие национально-психологические особенности: Под влиянием географического положения территории -ограниченность широты мировоззрения, преобладание образного мышления, равнодушие, непритязательность, простота, неприхотливость, отсутствие целеустремленности, скрытность, наивность;

Под влиянием климатических и природных условий проживания чукотского этноса - высокий уровень адаптивности к внешним проявлениям, т.е. умение выживать в труднейших условиях для жизни, способность переносить большие трудности, умение довольствоваться малым, трудолюбие, работоспособность, знание природы и специфики природопользования, простота, выносливость, ловкость, сила, упрямство, независимость, смекалка, хитрость, наблюдательность, находчивость, внимательность, волевая активность;

Под влиянием общественной организации, социально-экономических отношений и общественного строя, принятых во внутриэтнической среде чукчей - преобладание коллективистической направленности, основанной на родственных взаимосвязях, высокая значимость семьи (имеется в виду большая семья, включающая в себя различные уровни родства), высокий уровень групповой сплоченности, взаимоуважение между всеми членами группы, независимо от пола и возраста, мобильность, простота, отсутствие зависти;

Под влиянием обычаев и традиций, принятых в обществе, а также его культурной составляющей - самостоятельность, наивность, взаимоуважение между молодежью и старшими поколениями, равноправие всех членов группы, почитание женщины, матери, доверчивость, добродушие, скромность;

Под влиянием исторического периода проведения захватнических войн с соседними племенами - выносливость, ловкость, сила, хитрость, бесстрашие, решительность, свободолюбие, агрессивность, жесткость, чувство единой национальной принадлежности;

Под влиянием прихода русских на Чукотку в середине XVII в., включения Чукотки в состав Российской империи - любопытство, любознательность, открытость, лень, иждивенчество, исполнительность, зависимость, предприимчивость, деловитость, волевая пассивность.

Структура и объем диссертации:

Диссертация представляет собой 187 страниц машинописного текста и состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Выводы по второй главе:

1. Стандартное этнопсихологическое исследование национальнопсихологических особенностей представителей чукотского этноса должно включать изучение их: национального самосознания, специфики национальной самоидентификации, потребностно-мотивационной сферы национальной психики, ценностных ориентаций и установок, национальных автостереотипов и гетеростереотипов, проявления коммуникативно-поведенческой сферы их национальной психики и общения.

Комплекс методик, направленных на изучение национально-психологических особенностей через посредство исследования указанных выше феноменов, должен изначально быть ориентирован на учет:

А). Показателей проявления национально-психологических особенностей и национального самосознания представителей чукотского этноса, осознания ими своей национальной принадлежности; представлений об этноконсолидируюших и этно дифференцирующих признаках; представлений о своей и «чужой» национальной психологии; самоотношения представителей чукотского этноса; этнических стереотипов; приверженности к национальным ценностям: языку, культуре, обычаям, традициям, ценностям.

Методики этой проблематики исследования включали использование: этнопсихологического опросника; специально адаптированного опросника исследования самоотношения (МИС).

Б). Показателей в измерении национальной специфики потребностей и мотивов представителей чукотского этноса: их национальных предпочтений определенных видов деятельности; интенсивности, регулярности и продолжительности занятий этими видами деятельности; национальных отличий в намерениях выбора представителями изучаемой этнической общности конкретных видов деятельности.

Методики этой проблематики включали использование: этнопсихологического опросника, специально адаптированного теста измерения потребности в общении, специально адаптированного теста-вопросника измерения потребности в достижениях; специально адаптированного теста измерения ценностных ориенгаций.

В). Показателей оценки национальной специфики коммуникативно-поведенческой сферы национальной психики и общения представителей изучаемой этнической группы: межличностной перцепции и рефлексии в группе, нормативных эталонов и ценностей группы; восприятия индивидом группы; направленности личности в группе.

Методики исследования этих феноменов включали использование: специально адаптированного опросника оценки способов реагирования на конфликтные ситуации; методики исследования восприятия индивидом группы, методики исследования нормативных предпочтений в группе.

2. Проведенное стандартное этнопсихологическое исследование национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса показало:

Этноконсолидирующими признаками представители чукотского этноса являются родственные связи, национальный язык, культурные традиции, обычаи и обряды, черты характера, психология.

Неявными признаками, объединяющими представителей в одну этническую общность, являются религия, черты внешнего облика, общее поведение.

Подавляющее большинство представителей изучаемого нами этноса ориентировано на сочетание ценностных достижений своей национальной культуры с культурным наследием других народов. У сельских жителей и пожилых людей (в возрасте от 35 до 58 лет) ориентация на сугубо национальные ценности выражена несколько больше, чем у жителей городов и молодых людей, в возрасте от 18 до 35 лет. Следовательно пожилые люди и жители сельской местности в большей мере сохраняют национальное своеобразие.

Своими положительными нащюнально-психологическими особенностями представители чукотского этноса считают добродушие, доброта, доброжелательность, трудолюбие, гостеприимство, гордость, честность, порядочность, скромность, отзывчивость, смелость, спокойствие, справедливость, верность, щедрость, целеустремленность, доверие, стремление к знаниям.

Представители изучаемой нами национальной общности отрицательно относятся к таким качествам, по их мнению, проявляющимся в их национальной психологии, как пристрастие к алкоголю, слабохарактерность, слабость, лень, нерешительность, безразличие, равнодушие, доверчивость к чужим, наивность, уступчивость, нерасчетливость, склонность к воровству, хвастливость, мелочность, шщемерие, жадность, пессимизм, утеря уважения к традициям, отсутствие стремления.

В число положительных характерологических признаков, приписываемых представителям чукотского этноса представителями других национальностей, проживающих на территории Чукотского автономного округа входят: аккуратность и тщательность в работе, верность, выносливость, гостеприимство, добродушие, доброжелательность, доброта, исполнительность, любовь к детям, любовь к родным местам, отзывчивость, простота, прямота, пунктуальность и исполнительность при выполнении задания, сдержанность, скромность, сплоченность, спокойствие, степенность, стремление к реализации собственного решения, трудолюбие, умение бережно относится к природе и пользоваться ею, умение выживать в суровых условиях, художественная одаренность относительно прикладного национального творчества, целеустремленность, честность, щедрость. В ряду отрицательных характерологических признаков, приписываемых изучаемой этнической общности представителями других национальностей оказались: агрессивность, безразличие, болтливость, внушаемость, высокомерие, доверчивость, жестокость, зависть, злопамятность, инертность, лень, недальновидность, необязательность, нецелеустремленностъ, предательство, предрасположенность к злоупотреблению спиртных напитков, прямота, равнодушие, скрытность, слабость к соблазнам, слабохарактерность, стеснительность, упрямство, утеря национального достоинства, чувство национальной ущербности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса позволило сделать следующие выводы:

1. Национальная психология как явление общественного сознания проявляется в форме нащюнально-психологических особенностей. Понятие «национально-психологические особенности» является подчиненным по отношению к понятию «национальная психология» как к общему, как к одному их признаков нации. Национальный характер, национальное самосознание, национальные чувства и настроения, национальные интересы, ориентации и традиции являются системообразующей, а национально-психологические особенности — динамической сторонами национальной психики людей.

Национально-психологические особенности имеют определенные свойства, к которым можно отнести: невозможность приведения своеобразия к какому-то общему знаменателю; способность детерминировать характер функционирования других психологических явлений, придавая им особую направленность; большая по сравнению с другими психологическими явлениями консервативность и устойчивость; многообразие.

Национальная психология как явление общественного сознания существует и проявляется в виде социально-психологических характеристик национальных особенностей людей и их групп, получивших название национально-психологических особенностей.

2. Применение гносеоисихологического подхода к изучению психологии представителей чукотского этноса показало, что под воздействием многих факторов у представителей чукотского этноса сформировались следующие национально-психологические особенности:

У Под влиянием географического положения территории — ограниченность широты мировоззрения, преобладание образного мышления, равнодушие, непритязательность, простота, неприхотливость, отсутствие целеустремленности, скрытность, наивность;

У Под влиянием климатических и природных условий проживания чукотского этноса — высокий уровень адаптивности к внешним проявлениям, т.е. умение выживать в труднейших условиях для жизни, способность переносить большие трудности, умение довольствоваться малым, трудолюбие, работоспособность, знание природы и специфики природопользования, простота, выносливость, ловкость, сила, упрямство, независимость, смекалка, хитрость, наблюдательность, находчивость, внимательность, волевая активность;

У Под влиянием общественной организаг^ии, социально-экономических отношений и обгцественного строя, принятых во внутриэтнической среде чукчей — преобладание коллективистической направленности, основанной на родственных взаимосвязях, высокая значимость семьи (имеется в виду большая семья, включающая в себя различные уровни родства), высокий уровень групповой сплоченности, взаимоуважение между всеми членами группы, независимо от пола и возраста, мобильность, простота, отсутствие зависти;

У Под влиянием обычаев и традиций, принятых в обществе, а также его культурной составляющей — самостоятельность, наивность, взаимоуважение между молодежью и старшими поколениями, равноправие всех членов группы, почитание женщины, матери, доверчивость, добродушие, скромность;

У Под влиянием исторического периода проведения захватнических войн с соседними племенами — выносливость, ловкость, сила, хитрость, бесстрашие, решительность, свободолюбие, агрессивность, жесткость, чувство единой национальной принадлежности;

У Под влиянием прихода русских на Чукотку в середине XVII е., включения Чукотки в состав Российской империи — любопытство, любознательность, открытость, лень, иждивенчество, исполнительность, зависимость, предприимчивость, деловитость, волевая пассивность;

3. Стандартное этнопсихологическое исследование национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса может включать изучение их: национального самосознания, специфики их национальной самоидентификации, потребностно-мотивационной сферы их национальной психики, их ценностных ориентации и установок, их национальных автостереотипа и гетеростереотипа, коммуникативно-поведенческой сферы их национальной психики и общения.

Комплекс методик, направленных на изучение национально-психологических особенностей через посредство исследования указанных выше феноменов, должен изначально быть ориентирован на учет: Показателей проявления национально-психологических особенностей и национального самосознания представителей чукотского этноса своей национальной принадлежности; представлений об этноконсолидирующих и этнодифференцирующих признаках; представлений о своей и «чужой» национальной психологии, самоотношения представителей чукотского этноса - проявление их национального локуса контроля (переживания своего «я»); этнических сереоттшов; приверженности к национальным ценностям: языку, культуре, обычаям, традициям, ценностям.

Методики этой проблематики исследования должны включать использование: этнопсихологического опосника; специально адаптированного опросника исследования самоотношения (МИС).

Показателей в измерении национальной специфики потребностей и мотивов представителей чукотского этноса: национальных предпочтений определенных видов деятельности; интенсивности, регулярности и продолжительности занятий этими видами деятельности; национальных отличий в намерениях выбора ими конкретных видов деятельности.

Методики этой проблематики включали использование: этнопсихологического опросника; специально адаптиров энного теста измерения потребности в общегопг, специально адаптированного теста-вопросника измерения потребности в достижениях; специально адаптированного теста измерения ценностных ориентации.

Показателей оценки национальной специфики коммуникативно-поведенческой сферы национальной психики и общения представителей чукотского этноса: межличностной перцепции и рефлексии в группе; нормативных эталонов и ценностей группы; восприятия индивидом группы; направленности личности в группе.

Методики исследования этих феноменов включали использование: специально адаптированного опросника оценки способов реагирования на конфликтные ситуации; методики исследования восприятия индивидом группы, методики исследования нормативных предпочтений в группе.

4. Проведенное стандартное этнопсихологическое исследование национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса показало: этноконсолидирующими признаками представителей чукотского этноса являются родственные связи, национальный язык, культурные традиции, обычаи и обряды, черты характера, психология.

Неявными признаками, представители чукотского этноса считают религию, черты внешнего облика, общее поведение.

Большинство представителей чукотского этноса ориентировано на сочетание ценностей своей национальной культуры с достижениями культуры других народов, с положительными ориентациями на межнациональное общение.

Это проявляется в знании истории, искусства, деятелей культуры своего и других народов. Сравнительная ориентация на сугубо национальные ценности у городских жителей и молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет менее выражена, чем у сельских жителей и людей в возрасте от 35 до 58 лет, т.е. последние в большей мере сохраняют национальное своеобразие, проявляют интернациональную и ассимиляционную ориентацию. своими положительными национально-психологическими особенностями представители чукотского этноса считают: добродушие, доброту, доброжелательность, трудолюбие, гостеприимство, гордость, честность, порядочность, скромность, отзывчивость, смелость, спокойствие, справедливость, верность, щедрость, целеустремленность, доверие, стремление к знаниям. своими отрицательными особенностями представители изучаемой нами национальной общности считают пристрастие к алкоголю, слабохарактерность, слабость, лень, нерешительность, безразличие, равнодушие, доверчивость к чужим, наивность, уступчивость, нерасчетливость, склонность к воровству, хвастливость, мелочность, лицемерие, жадность, пессимизм, утерю уважения к традициям, отсутствие стремления:.

Представители других национальностей, проживающих на территории Чукотского автономного округа, приписывают представителям чукотского этноса следующие положительные национальнопсихологические особенности: аккуратность и тщательность в работе, верность, выносливость, гостеприимство, добродушие, доброжелательность, доброту, исполнительность, любовь к детям, любовь к родным местам, отзывчивость, простоту, прямоту, пунктуальность и исполнительность при выполнении задания, сдержанность, скромность, сплоченность, спокойствие, степенность, стремление к реализации собственного решения, трудолюбие, умение бережно относится к природе и пользоваться ею, умение выживать в суровых условиях, художественную одаренность относительно прикладного национального творчества, целеустремленность, честность, щедрость. В ряд отрицательных характерологических признаков, приписываемых изучаемой этнической общности представителями других национальностей входят: агрессивность, безразличие, болтливость, внушаемость, высокомерие, доверчивость, жестокость, зависть, злопамятность, инертность, лень, недальновидность, необязательность, нецелеустремленность, предательство, предрасположенность к злоупотреблению спиртных напитков, прямота, равнодушие, скрытность, слабость к соблазнам, слабохарактерность, стеснительность, упрямство, утеря национального достоинства, чувство национальной ущербности.

Направлениями дальнейшего исследования в рамках данной проблематики могут быть: Изучение влияния национальной психологии представителей чукотского этноса на политические, экономические и другие процессы, происходящие в Чукотском автономном округе в настоящее время; Выработка практических рекомендаций по учету национально-психологических особенностей представителей чукотского этноса для их использования представителями других российских регионов и народов; Разработка психолингвистических методов анализа национапьно-пснхологической специфики жшни и деятельности представителей чукотского этноса; Выявление наиболее действенных способов и приемов воспитания представителей чукотского этноса с учетом их национально-психологических особенностей.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Соколова, Юлия Витальевна, Москва

1. ААН СССР, ф. 21, оп. 4, кн. 33.

2. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980.

3. Аванесов B.C. Тесты в социологическом исследовании. М.: Наука, 1982.

4. Агеев B.C. Влияние факторов культуры на восприятие и оценку человека человеком // Вопросы психологии. 1985. - №2. - С. 135-140.

5. Агеев B.C. Перспективы развития этнопсихологических исследований // Психологический журнал. 1988. - №3. - С. 3542.

6. Агеев B.C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. 1986. - №1. — С 35-42.

7. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М.: МГУ, 1983.

8. Аклаев АР. Язык в системе национальных ценностей и интересов // Духовная культура и этническое самосознание наций / Под. ред. J1.M. Дробижевой. М.: Институт этнографии АН СССР, 1990. Вып. 1. С. 12-38.

9. Актуальные проблемы психологии и педагогики в Казахстане. — Алма-Ата, 1990.

10. Ю.Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977.

11. П.Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 1997.

12. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1996.

13. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: МГУ, 1988.

14. Андреева Г.М., Богомолова H.H., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе: (теорет. направления). М.: МГУ, 1978.

15. Антология фольклора народностей Севера, Сибири, Дальнего Востока. Красноярск, 1989.

16. Аргентов А. Описание Николаевского Чаунского прихода. «Записки СО РГО», кн. III, СПб., 1857.

17. Арутюнов С.А. Об условности понятия этнопсихология // Советская этнография. 1983. - №2. - С. 82-84.

18. Арутюнов С. А. Проблемы исследования культуры жизнеобеспечения этноса // Советская этнография. 1983. - №2. — С. 22-32.

19. Арутюнов С.А., Сергеев Д.А. Древнейшие культуры азиатских эскимосов (уэленский могильник). М.: Наука, 1969.

20. Арутюнов С.А., Сергеев Д.А. Проблемы этнической истории Беринговоморья (эквенский могильник). М.: Наука, 1975.

21. Арутюнян Ю.В. Изучение культурного взаимодействия народов СССР. -М.: Наука, 1973.

22. Арутюнян Ю.В. Опыт социально-этнического исследования // Советская этнография. 1968. №4. - С. 313.

23. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М. Многообразие культурной жизни народов СССР. М.: Мысль, 1987.

24. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М. Советский образ жизни: общее и национально-особенное // Советская этнография. 1976. - №3. — С. 10-23.

25. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М. Социально-культурное развитие и сближение наций в СССР на современном этапе. М.: Знание, 1972.

26. Арутюнян Ю.В., Дробижева JI.M., Сусоколов A.A. Этно социология. М.: Аспект Пресс, 1998.

27. Архив ИЭ АН СССР, колл. III, оп. 1, папка 2.

28. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М.: Мысль, 1976.

29. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М.: МГУ, 1979.

30. Асмолов А.Г. О месте установки в структуре деятельности: Автореф. канд. дисс. М., 1976.

31. Афанасьева Г.М., Симченко Ю.Б. Традционная пища береговых и оленных народов: Народы Сибири. М., 1993. Кн. I.

32. Баграмов Э.А. К вопросу о научном содержании понятия «национальный характер». М.: Наука, 1973.

33. Баграмов Э.А. Национальный вопрос и буржуазная ндеолошя. -М.: Мысль, 1966.

34. Бахарева Н.В. Социально-психологическое изучение национальных особенностей. В кн. Социальная психология / под. ред. Е.С. Кузьмина и В.Е. Семенова. - Л.: ЛГУ, 1977 -С. 219226.

35. Белик A.A. Психологическая антропология: История и теория. -М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1993.

36. Белик A.A. Психологическая антропология: некоторые итоги развития // Этнологическая наука за рубежом: Проблемы, поиски, решения / Под. ред. СЛ. Козлова, П.И. Пучкова. М.: Наука, 1991. С. 24-51.

37. Бердяев H.A. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья / Под ред. Е.М. Чехарина. М.: Наука, 1990. С. 43-271.

38. Богомолова H.H., Данилин К.Е. Спецпрактикум по социальной психологии. М.: МГУ, 1979.

39. Богораз В.Г. Материалы по изучению чукотского языка и фольклора, ч. I. СПб., 1900, тексты №№ 133, 134, 135 и др.

40. Богораз В.Г. Чукчи, ч. I. М.; Л.: Учпедгиз, 1934.

41. Богораз В.Г. Чукчи, ч. II. Л.: Учпедгиз, 1939.

42. Бодалев A.A. Восприятие и понимание человека человеком. — М.: МГУ, 1982.

43. Бодалев A.A. Личность и общение. М.: Педагогика, 1983.

44. Бодалев A.A. О психологических основах восприятия личности // Вопросы психологии. 1986. - №1. - С. 19-27.

45. Бодалев A.A. Психология о личности. -М.: МГУ, 1988.

46. Большая Советская Энциклопедия М.: Советская энциклопедия, издание третье, т. 14, 1973.

47. Большая Советская Энциклопедия М.: Советская энциклопедия, издание третье, т.24, книга I, 1976.

48. Бороноев A.B. Методологические проблемы исследования национальной психологии: Автореф. дис. канд. филос. наук. — Л., 1962.

49. Бороноев А.О., Павленко В.Н. Этническая психология. СПб.: Изд-во с.-Петербургского ун-та, 1994.

50. Бромлей Ю.В. К вопросу о влиянии особенностей культурной среды на психику // Советская этнография. 1985. - №3. - С. 6775.

51. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1984.

52. Василевский P.C. Древние культуры Тихоокеанского Севера. -Новосибирск: Наука, 1973.

53. Василевский P.C. Происхождение и древняя культура коряков. -Новосибирск: Наука, 1971.

54. Введение в этническую психологию / Под. ред. Ю.П. Платонова. -СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1995.

55. Вдовин И.С. Очерки истории и этнографии чукчей. М.-Л.: Наука (Ленингр. Отделение), 1965.

56. Вдовин И.С., Терещенко Н.М. Очерки истории изучения палеоазиатских и самодийских языков. Л.: Учпедгиз, 1959.

57. Вопросы методики этнографических исследований. М., 1970.

58. Вундт В. Проблемы психологии народов // Преступная толпа. -М.: Институт психологии РАН, Издательство «КСП+», 1998. С. 195-308.

59. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования. М.: АПН РСФСР, 1956.

60. Выготский Л.С. Развитие высших психологических функций, -М., 1960.

61. Гаджиев АК. Проблемы марксистской этнической психологии. -Ростов-на-Дону: РГУ, 1982.

62. Глакгионов А. Русская социология. СПб., 2002.

63. Гердер И.Г. Избранные сочинения. М.-Л.: Гослитиздат, 1959.

64. Геродот. История в девяти книгах. Л.: Наука, 1972.

65. Гнатенко П.И. Национальный характер: мифы и реальность. -Киев: Вшцашк., 1984.

66. Горячева АИ., Макаров М.Г. Общественная психология. — Л., 1979.

67. Дашдамиров А.Ф. Актуальным проблемам комплексный реалистический подход // Советская этнография. 1983. - №4. — С. 79.

68. Дашдамиров А.Ф. К методологии исследования национально психологических проблем // Советская этнография. — 1983. №2. - С. 62-74.

69. Дашдамиров А.Ф. Национальная и интернациональная формы социального бытия личности: Автореф. дис. докт. фолос. наук. -М, 1977.

70. Дашдамиров А.Ф. Национальные моменты индивидуального сознания: Автореф. дис. канд. фолос. наук. М, 1968.

71. Дашдамиров А.Ф. Социально-психологические проблемы национальной определенности личности // Советская этнография. -М. 1977. №3. - С.3-13.

72. Деркач A.A., Крысько В.Г., Саракуев Э.А. Этнопсихология. Уч-мет. пос. в 2-х томах. М.: Инспггут молодежи, 1992.

73. Джандильдин Н. Природа национальной психологии. Алма-Ата: Казахстан, 1971.

74. Джафаров Ф.Т. Особенности социально-психологического климата в многонациональном производственном коллективе: Автореф. дис. канд. пед. наук. -М. 1989.

75. Диков H.H. Археологические памятники Камчатки, Чукотки и Верхней Колымы. М.: Наука, 1977.

76. Диков H.H. Древние костры Камчатки и Чукотки. Магадан: Кн. изд-во, 1969.

77. Диков H.H. Древние культуры Северо-Восточной Азии. Азия на стыке с Америкой в древности. М.: Наука, 1979.

78. Диков H.H. Наскальные загадки древней Чукотки (петроглифы Пегтымеля). М.: Наука, 1971.

79. Диков H.H. Чишпгский могильник (к истории морских зверобоев Берингова пролива). Новосибирск: Наука, 1974.

80. Донцов А.И. Психология коллектива. М.: МГУ, 1984.

81. Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности // Вопросы психологии, 1997. №4. С. 75-86.

82. Дополнения к актам историческим. Т. 1-12.-М., 1849-1872.

83. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. М.: Высшая школа, 1980.

84. Дробижева Л.М. Актуальная задача: союз с социальными психологами // Советская этнография. 1983. №4. - С. 63-67.

85. Дробижева Л.М. Некоторые проблемы этнопсихологических исследований // Психологический журнал. 1988. - Т.9. - №4. - С. 26-34.

86. Дробижева Л.М. Об изучении социально-психологических аспектов национальных отношений // Советская этнография. -1974. №4.-С. 15-26.

87. Дробижева Л.М. Психологические аспекты национальных отношений // Социальное и национальное. Тарту, 1967.

88. Дробижева Л.М. Социально-культурные особенности личности и национальные установки // Советская этнография. 1971. - №3. — С. 3-15.

89. Душков Б.А. Актуальные проблемы этнической психологии // Психологический журнал. 1981. - Т.2. - №5. - С. 43-52.

90. История Дальнего Востока. М.: Наука, 1989. Т. 1.

91. История Дальнего Востока. М.: Наука, 1991. Т. 2.

92. История и культура чукчей. М.: Наука, 1987.

93. История Сибири. Т. 1-5. Новосибирск: Наука, 1964-1968.

94. История Чукотки. М.: Мысль, 1989.

95. К вопросу о периодизации истории первобытного общества. / Советская этнография №1, 1946.

96. Кавелин К.Д. Собр. Соч.: В 10 т. СПб., 1900. - Т. 4.

97. Калинников Н.Ф. Наш Крайний Северо-Восток. СПб, 1912.

98. Китов А.И. Актуальные проблемы политической психологии // Психологический журнал. 1985. - № 6. - С. 33-34.

99. Клементьев Е.И. Социальная структура и национальное самосознание: Автореф. дис. канд. фолос. наук. -М, 1971.

100. Юпокин Н.К. Краткий климатический очерк Крайнего Северо-Востока// Краеведческие записки. Магадан, 1959.

101. Ключевский В.О. Курс русской истории // Соч.: В 8 т. М.: Гос. изд-во полит, лит-ры, 1956. Т. 1.

102. Ковалев А.Г. Мотивы поведения и деятельности. М.: Мысль, 1988.

103. Козлов В.Н. О некоторых методологических проблемах изучения этнической психологии И Советская этнография. 1983.-№2. - С. 74-80.

104. Козлов В.Н., Шелепов Г.В. Национальный характер и проблемы его исследования // Советская этнография. 1973. - №2. - С. 69-83.

105. Кокорев A.A. Психология межнационального общения: Автореф. дис. . докг. психол. наук. М., 1992.

106. Колониальная политика Московского государства в Якутии в

107. XVII веке. JL: Учпедгиз, 1935.

108. Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке в

109. XVIII веке. Л.: Учпедгиз, 1936.

110. Кон И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. М.: Политиздат, 1984.

111. Кон И.С. К проблеме национального характера. // История и психология. Под. ред. Б.Ф. Поршнева и Л.И. Анциферовой. М.: Наука, 1971. С. 122-158.

112. Кон И.С. Нужна помощь психологов // Советская этнография. -1983. №3. - С. 75-78.

113. Кон И.С. Открытие «Я». М.: Политиздат, 1978.

114. Кон И.С. Социология личности. М.: Политиздат, 1967.

115. Королев С.И. Вопросы этнопсихологии в работах зарубежных авторов. М., 1970.

116. Королев C.PL Вопросы этнопсихологии в работах зарубежных авторов: Автореф. дис. канд. ист. наук. -М., 1965.

117. Королев С.И. Вопросы этнопсихологии в трудах зарубежных авторов. М., 1970.

118. Королев С.И. Психологическая ориентация в этнопсихологии: Механизмы субъективации // Психологические механизмы регуляции социального поведения. М., 1979. С. 20-43.

119. Косвен М.О. К вопросу о военной демократии. В кн.: Проблемы истории первобытного общества, М., Л., I960.

120. Кочетков В.В. Психология межкультурных различий. М., 2002.

121. Кочешков Н.В. Этнические традиции в декоративном искусстве народов Крайнего Северо-Востока СССР. Л., 1989.

122. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки. М.; Л.: ГеографГИЗ, 1949.

123. Крупник И.И. Арктическая этноэкология. Модели традиционного природопользования морских охотников и оленеводов Северной Евразии. М.: Наука, 1989.

124. Крысько В.Г. Влияние национально-психологических особенностей на боевую деятельность личного состава армий империалистических государств. М.: ВПА, 1987.

125. Крысько В.Г. Национально-психологические особенности личного состава армии Китая: Дис. . канд. психол. наук М., 1977.

126. Крысько В.Г. Этническая психология. М.: Academia, 2002.

127. Кузнецов И.М. Методологические проблемы этнопсихологических исследований // Вопросы философии. — 1985. №2. С. 157-162.

128. Кузнецов И.М. Об обыденных этнокультурных психологических представлениях // Советская этнография. — 1983. №2. - С. 84-87.

129. Кузьмин Е.С. Основы социальной психологии. JL: ЛГУ, 1967.

130. Кцоева Г.У. Методы изучения этнических стереотипов. В кн.: Социальная психология и общественная практика. Отв. ред Е.В. Шорохова, В.П. Левкович. - М.: Наука, 1985. С. 225-231.

131. Кцоева Г.У. Опыт эмпирического исследования этнических стереотипов // Психологический журнал. 1986. - Т.7. - №2. - С. 41-51.

132. Кцоева Г.У. Этнические стереотипы в системе межэтнических отношений: Автореф. дис. канд. психол. наук. -М., 1985.

133. Лайка H.A. Исследование этнопсихологического своеобразия познавательной деятельности студентов. В кн.: Этническая психология. - Отв. ред. H.H. Андреева. - М.: УДН, 1984. С. 34-49.

134. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М.: Страый сад, 1998.

135. Лебедева Н.М. Новая русская диаспора: Социально-психологический анализ. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1997.

136. Лебединцев А.И. Древние приморские культуры северозападного Приохотья. Л.: Наука, 1990.

137. Левитов Н.Д. Вопросы психологии характера. М., 1956.

138. Левкович В.П. Социально-психологические аспекты этнического сознания // Советская этнография. 1983. - №4, -С. 75-79.

139. Левкович В.П., Андрущак И.Б. Этноцентризм как социальио-психолошческий феномен // Психологический журнал, 1995. Т. 16. №2. С. 70-81.

140. Левкович В.П., Панкова Н.Г. Социально-психологические аспекты проблемы этнического сознания. В кн.: Социальная психология и общественная практика. Отв. ред. Е.В. Шорохова, В.П. Левкович. - М.: Наука, 1985. - С. 138-153.

141. Леонтьев А.А. Национальная психология и этнопсихология // Советская этнография. 1983. - М. - № 2. С. 80-84.

142. Леонтьев А.А. Психология общения. М.: Смысл, 1997.

143. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.

144. Леонтьев А.Н. Личность и деятельность. М.: МГУ, 1977.

145. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. Конспект лекций. -М.: МГУ, 1971.

146. Леонтьев А.Н. Психология познавательной деятельности. М.: МГУ, 1978.

147. Леонтьев А.Н. Человек и культура. М.: МГУ, 1967.

148. Леонтьев В.В. Хозяйство и культура народов Чукотки (19581970 гг.). Новосибирск, 1973.

149. Линденау Я.И. Описание народов Сибири (первая половина XVIII века). Магадан: Кн. Изд-во, 1983.

150. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука. 1984.

151. Лурия A.B. Об историческом развитии познавательных процессов. Экспериментально психологическое исследование. -М.: Наука, 1974.

152. Лурия AB. Язык и сознание. М.: МГУ, 1979.

153. Лурье C.B. Историческая этнология. М.: Аспект Пресс, 1997.

154. Лурье C.B. Метаморфозы традиционного сознания. Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала. СПб.: Тип. им. Котлякова, 1994.

155. Лыткин В.А. Песни и танцы Чукотки // Сов. музыка, 1966. №11.

156. Майдель Г.А. Путешествие по северо-восточной части Якутской области в 1868-1870 гг. // Прил. к «Запискам Академии наук».-СПб, 1894.

157. Малинаускас К. Национальная психология и ее место в духовной жизни социалистических наций: Автореф. дис. канд. фолос. наук. М., 1975.

158. Мануйлова Д.Е. Социальные функции религии. М.: Знание, 1975.

159. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. изд. 2 - Т. 8.

160. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, изд 2, т. 21.

161. Материальная культура народов Сибири и Севера. Л., 1976.

162. Межличностное восприятие в группе / Под. ред. Г.М. Андреевой и А.И. Донцова. М.: МГУ, 1981.

163. Методики социально-психологической диагностики личности и группы. М., 1990.

164. Методы исследования межличностного восприятия / Под. ред. Г.М. Андреевой и B.C. Агеева. М.: МГУ, 1984.

165. Миллер Г.Ф. История Сибири. М.; JI.: Изд-во АН СССР, 1937. Т. 1.

166. Монтескье Ш. О духе законов // Избранные произведения. М.: Гос. изд-во полит, лит-ры, 1955. С. 157-733.

167. Музыкальная этнография Северной Азии. Новосибирск, 1988.

168. Музыкальный фольклор народов Севера и Сибири. М., 1966.

169. Мясшцев В.Н. Социальная психология и психология отношений // Проблемы общественной психологии. М., 1965.

170. Надирашвили Ш. Понятие установки в общей и социальной психологии. Тбилиси, 1974.

171. Надиратпвили ИГ.А. Установка и деятельность. Тбилиси: Мецниереба, 1987.

172. Народы Дальнего Востока СССР в XVII-XX веках. М.: Наука, 1985.

173. Народы России. Энциклопедия. М., 1994.

174. Народы севера России. М., 1992. Т. 1-3.

175. Науменко Л.И. Этническая идентичность. Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество / Под. ред. Н.М. Лебедевой. М.: Старый сад, 1997. С. 76-88.

176. Национально-культурная специфика речевого общения народов СССР / Отв. ред. Е.В. Тарасов. М.:Наука, 1982.

177. Ниязалиев Ш. Национальная психология и ее место в формировании и развитии личности. Фрунзе: Кыргызстан, 1986.

178. Новая жизнь древних легенд Чукотки. Магадан: Кн. изд-во, 1986.

179. Новейшие данные по археологии Севера Дальнего Востока. -Магадан: СВКНИИ ДВНЦ АН СССР, 1980.

180. Новое в археологии Севера Дальнего Востока. Магадан: СВКНИИ ДВНЦ АН СССР, 1985.

181. Новые археологические памятники Севера Дальнего Востока. -Магадан: СВКНИИ ДВНЦ АН СССР, 1979.

182. Окладников А.П., Береговая Н.А. Древние поселения Баранова мыса. Новосибирск: Наука, 1971.

183. Оконешникова А.П. Межэтническое восприятие и понимание людьми друг друга: Автореф. дис. докт. психол. наук. М., 1989.

184. Олсуфьев А.В. Общий очерк Анадырской округи, ее экономического состояния и быта населения // Зап. Приамур. отд. РГО. Т. II. Вып. 1. СПб., 1896. Т.2, вып. 1.

185. Опыт этиосоциологического исследования образа жизни / Под. ред. Ю.В. Арутюняна. М.: Наука, 1980.

186. Орехов А.А. Древняя культура северо-западного Беринговоморья. М.: Наука, 1987.

187. Орлов Ю.М. и др. Измерение потребности в общении с помощью вопросника. В кн.: Вопросы экспериментальной психологии и ее истории. Отв. ред. М.М. Нудельман. - М.: МГПИ, 1974.

188. Орлов Ю.М. и др. Построение тест-вопросника для измерения потребности в достижениях. В кн.: Вопросы экспериментальной психологии и ее истории. Отв. ред. М.М. Нудельман. - М.: МГПИ, 1974.

189. Осинов Г.В., Андреев Э.П. Методы измерения в социологии. -М.: Наука, 1977.

190. Особенности формирования и развития русской национальной народной культуры. М., 2002.

191. Открытия русских землепроходцев и полярных мореходов XVII века на Северо-Востоке Азии / Сост. Орлова Н.С. М.: ГеографГИЗ, 1951.

192. Очерки истории Чукотки с древнейших времен до наших дней.- Новосибирск: Наука, 1974.

193. Памятники сибирской истории XVIII века. М., 1882. Т. 1; 1885. Т. 2.

194. Парамузин Ю.П. Северо-Восток и Камчатка: Очерк природы. -М.: Мысль, 1967.

195. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. -М.: МГУ, 1983.

196. Петренко В.Ф., Алиева Л.А. Исследование этнических стереотипов с использованием методики «множественных рщентификаций» // Психологический журнал. 1987. - Т.8. - №6.- С. 21-36.

197. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М.: Политиздат, 1982.

198. Пилясов А.Н. Динамика демографических процессов в Магаданской области и Чукотском автономном округе. — Магадан: Облстатуправление, 1992.

199. Пилясов А.Н. Динамика расселения и демографической ситуации в Магаданской области (1954-1990). Магадан: Облстатуправление, 1992.

200. Платонов К.К. О системе психологии. М.: Мысль, 1972.

201. Платонов Ю.П., Почебут Л.Г. Этническая социальная психология. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1993.

202. Полторак А.И. Нюрнбергский процесс. М., 1969.

203. Помишин С.Б. Происхождение оленеводства и доместификация северного оленя. М.: Наука, 1990.

204. Поршнев Б.Ф. Противопоставление как компонент этнического самосознания. -М.: Наука, 1973.

205. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М.: Наука, 1979.

206. Потехин И.И. Военная демократия матабеле. В кн. Родовое общество. Этнографические материалы и исследования, М., 1951.

207. Почебут Л.Г. Этнические факторы развития личности // Введение в этническую психологию / Под. ред. Ю.П. Платонова. -СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1995. С. 66-83.

208. Преобразования в хозяйстве и культуре и этнические процессы у народов Севера. М., 1970.

209. Психологи о мигрантах и миграции в России. Выпуск 3. Под ред. Солдатовой Г.У. М., 2001.

210. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории. М.: Издательство «Институт психологии РАН», 1997.

211. Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований и практической работы. Под ред. Солдатовой Г.У. -М., 2001.

212. Резников E.H. Учет национальной психологии в воспитательной работе. // Педагогические аспекты социальной психологии / Отв. ред. Я.Л. Коломинский. Минск, 1978. С. 4243.

213. Решетов А.М. Этнопсихология и смежные науки // Советская этнография. 1983. - №4. - С. 68-75.

214. Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии. СПб.: «Питер», 1999.

215. Рубинштейн C.JI. Принципы и пути развития психологии. М., 1959.

216. Руденко С.И. Древняя культура Берингова моря и эскимосская проблема М.; JL: Изд-во АН СССР, 1947.

217. Русские мореходы на Ледовитом и Тихом океанах: Сб. докл. / Сост. Белов М.И. М.: ГеогрфГИЗ, 1952.

218. Саракуев Э.А. Национально-психологические особенности студентов и их учет в воспитательной деятельности преподавателей ВУЗа.: Автореф. дне. канд. психол. наук. М., 1991.

219. Крысько В.Г. Этническая психология. М., 2002.

220. Сарычев Г.А. Путешествие капитана Бшппшгса через чукотскую землю от Берингова пролива до Нижне-Колымского острогав 1791 г. СПб., 1811.

221. Сарычев Г.А. Путешествие по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточносу океану. М., 1952.

222. Север Дальнего Востока. М.: Наука, 1970.

223. Семейная обрядность народов Севера. М., 1980.

224. Семенов В.Е. Метод изучения документов в социально-психологических исследованиях. Л.: ЛГУ, 1983.

225. Семенов В.Е. Метод наблюдения в социально-психологических исследованиях. Л.: ЛГУ, 1987.

226. Сеченов И.М. Замечания на книгу г. Кавелина «Задачи психологии» // Избранные философские и психологические произведения. М.: Гос. изд-во полит, лит-ры, 1947. С. 179-218.227. «Сибирский вестник», 1824, ч. 2.

227. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: «Речь», 2002.

228. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. — СПб., 1999.

229. Скорик ПЛ. Грамматика чукотского языка. Л.: Наука, 1977. Т.2.

230. Скорик ПЛ. Грамматика чукотского языка. М., Л.:Изд-во АН СССР, 1960. Т.1.

231. Смоляк А.В. Шаман: личность, функции, мировоззрение. М., 1991.

232. Современная психология: справочное руководство / Под. ред. В.Н. Дружинина-М.: Инфра-М, 1999.

233. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. -М.: Смысл, 1998.

234. Социальная организация и культура народов Севера. М., 1974.

235. Социальная политика и национальные отношения / Под. ред. В.Ф. Провоторова. -М.: Мысль, 1982.

236. Социальная психология / Под. ред. А.В. Петровского. М.: Просвещение, 1987.

237. Старовойтова Г.В. К исследованию этнопсихологии городских жителей// Советская этнография. 1976. - №3. - С. 45-47.

238. Старовойтова Г.В. Некоторые методологические вопросы определения предметной области этнопсихологии. В кн.: Социальная психология и общественная практика / Отв. ред. Е.З. Шорохова, В.П. Левкович. - М.: Наука, 1985.

239. Старовойтова Г.В. О предметной области этнопсихологии // Советская этнография. -1983. №3. - С. 78-85.

240. Старовойтова Г.В. Этническая группа в современном советском городе. Л.: Наука, 1987.

241. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Институт психологии РАН «Академический проект», 1999.

242. Стефаненко Т.Г., Шлягина Е.И., Ениколопов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. М.: МГУ, 1993.

243. Столин В.В. Самосознание личности. М.: МГУ, 1983.

244. Стратанович Г.Г., Эрдниев У.Э. Опыт анализа социальной терминологии. Доклад на VII международном конгрессе антропологических наук. М., 1964.

245. Суворова Д.Г. Критика этнопсихологических концепций современной буржуазной социологии: Автореф. канд. дисс. -Алма-Ата, 1971.

246. Теоретические и методологические проблемы социальной психологии / Под. ред. Г.М. Андреевой, H.H. Богомоловой. М.: МГУ, 1977.

247. Толстов С.П. Военная демократия и проблема «генетической революции» / Проблемы истории докапиталистических обществ. №708, 1935.

248. Традиционная обрядность и мировоззрение малых народов Севера. М., 1990.

249. Трусов А.П., Филиппов Л.С. Этнические стереотипы. В кн.: Этническая психология / Отв. ред. H.H. Андреева. - М.: УДН, 1984.

250. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961.

251. Феденко Н.Ф., Луганский Н.И. О некоторых национально-психологических особенностях населения и личного состава армий империалистических государств. М.: ВПА, 1966.

252. Фольклор и этнография народов Севера. СПб., 1992.

253. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. СПб., 2000.

254. ЦТ АД А, ф. 199, № 528, т. I, тетр. 17, 9.

255. ЦТ АДА, ф. 199, № 528, т. I, тетр. 19.

256. ЦТ АДА, ф. 702, on. 1, д. 479.

257. Чукотка: Природно-экономический очерк. М., «Арт-Литэкс», 1995.

258. Шейкин Ю.А Акустическая культура в шаманстве палеоазиатов. Сибирские чтения, 1992 // Тез. докл. СПб., 1992.

259. Шихирев П.Н. Проблемы исследований межгрупповых отношений//Психологический журнал. 1992. Т. 13. №1. С. 15-23.

260. Шихирев П.Н. Современная социальная психология США. -М.: Наука, 1979.

261. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию // Шлет Г.Г. Психология социального бытия. М.: Институт практической психологии, Воронеж: МОДЭК, 1996. С. 261-372.

262. Штейнталь Г. Грамматика, логика и психология // Звегинцев В. А История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях.- М.: Гос. уч—пед. изд-во Мин-ва просвещения РСФСР, 1960. 4.1. С. 108-116.

263. Штейнталь Г., Лацарус М. Мысли о народной психологии. — СПб., 1865. С. 6.

264. Этническая история народов Севера. М.: Наука, 1982.

265. Этническая психология / Отв. ред. Андреева. М.: УДН, 1984.

266. Этнические стереотипы поведения / Под. ред. АК. Байбурина.- Л., Наука, 1985.

267. Этногенез народов Севера. М.: Наука, 1980.

268. Этнографические материалы Северо-Восточной географической экспедиции 1785-1795 гг. Магадан.: Кн. изд-во, 1978.

269. Этнопсихологические проблемы развития личности / Отв. ред. А.С. Байрамов. Баку: АзГУ, 1985.

270. Этнопсихологический словарь / Под. ред. В.Г. Крысько. М., 1997.

271. Этносоциология: цели, методы и некоторые результаты исследования / Отв. ред. Ю.В. Арупонян, И.Д. Ковальченко — М.: Наука, 1984.

272. Ядов В.А. Социологическое исследование: Методология. Программа. Методы. М., 1995.

273. Ядов В.О. О диспозиционной структуре личности // Вопросы философии. — 1976. № 3.

274. Benedict R. Е. Patterns of culture. Boston, 1934.

275. Bock Ph. K. Rethinking psychological anthropology. Continuiti and change in the study of human action. N. Y.A W. H. Freeman and Company, 1988.

276. Bogardus E.S. Measuring social distance // J. Applied Sociology. 1925. № 9. P. 299-308.

277. Cooley, W.W. & Lohnes, P.R. Multivariate data analysis. New York: Wiley, 1971.

278. Harm an, H.H. Modern factor analysis. Chicago: University of Chicago Press, 1967.

279. Kardiner A. The individual and his society. N. Y., 1939.

280. Kim, J.O. & Mueller, C.W. Factor analysis: Statistical methods and practical issues. Beverly Hills, CA: Sage Publications, 1978.

281. Kim, J.O. & Mueller, C.W. Introduction to factor analysis: What it is and how to do it. Beverly Hills, С A: Sage Publications, 1978.

282. Lindeman, R.H., Merenda, P.F. & Gold, R Introduction to bivariate and multivariate analysis. New York: Scott, Foresman & Co, 1980/

283. Linton R. The cultural background of personality. N. Y., 1945.

284. Lowley, D.N. & Maxwell, A.E. Factor analysis as a statistical method. London: Butterworth & Company, 1971.

285. Morrison, D. Multivariate statistical methods. New York: McGraw Hill, 1967.

286. Mulaik, S.A. The foundations of factor analysis. New York: McGraw Hill, 1972.

287. Stevens, J. Applied multivariate statistics for the social sciences. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1986.

288. Triandis H. C. The analysis of subjective culture. N. Y., 1997.

289. Wherry, R.J. Contributions to correlational analysis. New York: Academic Press, 1984.

290. Wundt W. Volker Psychologies Berlin, 1990.