Автореферат диссертации по теме "Наследственные и средовые факторы в восприятии семьи подростками"

Барский Филипп Ильич

НАСЛЕДСТВЕННЫЕ И СРЕДОВЫЕ ФАКТОРЫ В ВОСПРИЯТИИ СЕМЬИ ПОДРОСТКАМИ

Специальность 19.00.01 -Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

2 8 ОКТ 2010

004611757

На правах рукописи

Барский Филипп Ильич

НАСЛЕДСТВЕННЫЕ И СРЕДОВЫЕ ФАКТОРЫ В ВОСПРИЯТИИ СЕМЬИ ПОДРОСТКАМИ

Специальность 19.00.01 -Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Работа выполнена в лаборатории Возрастной психогенетики Учреждения Российской академии образования «Психологический институт»

Научный руководитель: Сергей Борисович Малых - доктор

психологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования

Официальные оппоненты: Катерина Николаевна Поливанова -

доктор психологических наук, профессор Татьяна Николаевна Тихомирова -

кандидат психологических наук

Ведущая организация:

Московский Городской Психолого-педагогический Университет

Защита состоится 26 октября 2010 г. в 14:00 на заседании Диссертационного совета Д 008.017.01 в Учреждении Российской академии образования «Психологический институт» по адресу: 125009, Москва, улица Моховая, дом 9, строение 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии образования «Психологический институт».

Автореферат разослан 26 сентября 2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Н.Л. Морина

Актуальность исследования

Исследование наследственных и средовых факторов в восприятии человеком своей индивидуальной жизненной ситуации - семьи, друзей, значимых отношений, жизненных событий и т.п. представляет собой активно развивающееся научное направление на стыке возрастной психологии и психогенетики (Neiderhiser, Reiss & Hetherington, 2007; Plomiti, Asbury & Dunn, 2001; Turkheimer & Waldron, 2000). Более того, именно психогенетические методы наилучшим образом подходят для исследования средового влияния, поскольку только с их помощью можно в общей изменчивости признака выделить вклады генетической изменчивости и «чисто» средовой, не связанной с генетическими факторами. В течение двух последних десятилетий в психогенетике не только начались масштабные исследования влияния конкретных средовых факторов на формирование индивидуальных различий (обзор см.: Барский, 2009; Barsky, 2010), но были пересмотрены и уточнены базовые представления о характере взаимодействия генотипа и среды (см. например, Rutter, 2006). От вычисления относительных вкладов генетических и средовых факторов в изменчивость психологических признаков психогенетика переходит к изучению процессов генотип-средового взаимодействия и генотип-средовой корреляции (Moffitt, Caspi & Rutter, 2006; Rutter, 2007). В последние годы в психогенетике накапливается большой экспериментальный материал о влиянии наследственных факторов на формирование человеком различных аспектов своего социального окружения (Plomin & Bergeman, 1991). Однако, эти исследования только начинаются и достаточно фрагментарны. В связи с этим детальное исследование того, как генетические и средовые факторы вносят свой вклад в восприятие различных аспектов семейного окружения человека, представляется актуальным.

Целью работы является исследование роли наследственных и средовых факторов в индивидуальных особенностях восприятия семьи у близнецов подросткового возраста.

Объект исследования - восприятие семьи близнецами подросткового возраста.

Предмет исследования - природа индивидуальных особенностей восприятия семьи у близнецов подросткового возраста.

Гипотеза исследования: индивидуальные различия в восприятии подростками своей семьи опосредованы процессами генотип-средовой корреляции, проявляющимися в дифференцированной картине вкладов генотипа и среды в характеристики целостной психологической атмосферы в семье, детско-родительских и внутрипарных взаимоотношений.

Для достижения поставленной цели и в соответствии с гипотезой были сформулированы следующие теоретические и эмпирические задачи исследования:

1. Проанализировать результаты психогеиетических исследований восприятия семьи и ближайшего окружения, систематизировать основные концептуальные модели и подходы.

2. Подобрать методический инструментарии для исследования восприятия семьи подростками и провести его психометрическую оценку.

3. Провести эмпирическое исследование восприятия семьи близнецами подросткового возраста: изучить восприятие общих измерений психологической атмосферы семьи, восприятие особенностей детско-родительских отношений и межличностных отношений в парах близнецов. Оценить согласованность восприятия своей семьи в целом, детско-родительских и внутрипарных отношений в парах моно- и дизиготных близнецов.

4. Оценить соотношение вкладов генотипа и среды в индивидуальные особенности оценок подростками своей семьи и близкого социального окружения в сферах восприятия целостной психологической атмосферы семьи, детско-родительских отношений и отношений в парах близнецов.

Организация и методы исследования

В соответствии с поставленной целью и указанными задачами исследования для анализа наследственных и средовых факторов в индивидуальных особенностях восприятия семьи использовался метод близнецов. Для оценки восприятия целостной психологической атмосферы семьи использовалась методика «Шкала семейного окружения», разработанная Р.Х.Моозом и Б.С.Мооз (Moos, 1974; Moos & Moos; 1994) и адаптированная СЛО.Куприяновым (1985). Для исследования восприятия детско-родительских отношений использовался опросник «Взаимодействие родитель-ребенок» И.М.Марковской (1998). Для оценки восприятия отношений в парах близнецов использовалась русскоязычная версия методики «Опросник различающейся среды сибсов» Д.Дэниэлс и Р.Пломина (Daniels & Plomin, 1984).

Выборку исследования составили 420 близнецов в возрасте от 10 до 17 лет (М=14, SD=2) из гг. Ижевск, Москва и Санкт-Петербург; 52% близнецов женского пола, 48% -мужского. В выборке насчитывается 168 монозиготных (МЗ) близнецов, 138 однополых дизиготных (ДЗ) близнецов и 114 разнополых.

Психометрический статистический анализ данных (анализ надежности шкал, факторный анализ, корреляционный анализ, регрессия) проводился с помощью компьютерной программы SPSS 13. Количественный генетический анализ данных осуществлялся с использованием методов структурного моделирования в программе "MX" (Neale et al., 2005).

Теорстико-мстодологнчсской основой работы выступают положения современной дифференциальной психологии (Б.М.Теплов, А.АгиЫаз!, \V.Stcrn), психологии развития (Л.С.Выготский, и.ВгопГспЬгсппсг, Я.МХегпег) и психогенетики (А.Р.Лурия, И.В.Равич-Щербо, С.Б.Малых, ГСоИевгпап, ММаПт, \lNeale, К.Р1огшп, М.ЯиНсг, Е.ТигкЬетег, З.Эсагг).

Положения, выносимые па защиту:

1. Природа индивидуальных различий в восприятии подростками своей семьи включает эффект генотип-средовой корреляции, которая проявляется в дифференцированной картине вкладов генотипа и среды в характеристики целостной психологической атмосферы в семье, детско-родительских и внутрипарных взаимоотношений.

2. Внутрипарное сходство в восприятии близнецами своей семьи, детско-родительских отношений и взаимодействия сибсов друг с другом оказывается стабильно высоким для всех исследованных характеристик, однако для представлений о внутрипарных отношениях сходство представлений близнецов друг о друге уменьшается с возрастанием степени биологической схожести близнецов. Разнополые близнецы воспринимают различия между собой в паре наиболее согласованно, монозиготные близнецы - наименее согласованно, что свидетельствует о влиянии социально-психологических факторов - предположительно, поло-ролевых моделей.

3. Восприятие характеристик межличностных отношений в психологической атмосфере семьи испытывает большее влияние генетических факторов, чем восприятие таких ее характеристик, как занятия и культурные увлечения, мотивация и экспрессивность членов семьи.

4. Конкретные аспекты восприятия подростками своих отношений с родителями формируются под влиянием общей и индивидуальной среды.

5. Восприятие близнецами своих отношений со сверстниками связано с генетическими факторами, в отличие от восприятия ими отношений в паре между собой.

Научная новизна исследования

Значение выполненной работы прежде всего в том, что нами на репрезентативной российской выборке получены новые данные о природе индивидуальных особенностей восприятия семьи и ближайшего окружения в подростковом возрасте. Показано, что степень влияния среды и наследственности на восприятие семьи подростками варьирует для различных аспектов и подсистем семейных отношений, что свидетельствует о наличии в этих сферах процессов генотип-средовой корреляции.

Полученные в исследовании результаты расширяют и углубляют теоретические представления психологии о природе индивидуальных различий в восприятии семьи и близких отношений в подростковом возрасте.

Практическое значение работы

Полученные в работе данные о природе восприятия семьи подростками имеют значение как для психодиагностики, уточняя области применения психологического инструментария для оценки восприятия характеристик семьи, так и для различных видов профилактической и коррекционной работы в сфере семейного консультирования, позволяя точнее планировать стратегию помощи на популяционном уровне. Результаты, свидетельствующие о существенном вкладе средовых факторов в целый ряд измерений восприятия семейных отношений, позволяют установить возможные источники дезадаптации в этих сферах и наметить потенциальные пути коррекции проблем.

Апробация и внедрение результатов диссертации

Основные положения работы были представлены на российских и международных конференциях: 11-я Конференция международного общества исследования индивидуальных различий 188Ш (г.Грац, Австрия, 2003), 12-я Европейская конференция по личности (г.Гронинген, Нидерланды, 2004), 3-я международная конференция по «диалогическому я» (г.Варшава, Польша, 2004), Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2005» (Москва, Россия, 2005), 37-я конференция ассоциации генетике поведения (г.Амстердам, Нидерланды, 2007), 12-й международный конгресс по близнецовым исследованиям (г.Гент, Бельгия, 2007), 29-й международный психологический конгресс (г.Берлин, Германия, 2008), 11-й европейский психологический конгресс (г.Осло, Норвегия, 2009), 40-я конференция ассоциации генетики поведения (г.Сеул, Республика Корея, 2010), 13-й Международный конгресс по близнецовым исследованиям (г.Сеул, Республика Корея, 2010), 15-я европейская конференция по личности (г.Брно, Чехия, 2010).

Внедрение результатов в практику. Результаты исследования используются в лекционных курсах и семинарских занятиях в Удмуртстком государственном университете и Кыргызско-Российском Славянском университете.

Структура работы

Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка цитируемой литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе представлен теоретический обзор исследований восприятия семьи и близкого социального окружения, проводящихся в психогенетике с конца 1970-х и по настоящее время.

Исследования восприятия человеком своего социального окружения начались в психологии еще в 1930-е гг. (Lewin, 1936; Murray, 1938), однако самостоятельная теория восприятия различных психологических аспектов жизненной среды (social climate) была разработана в начале 1970-х Р.Моозом (Moos, 1968; 1972; 1974) в рамках социально-экологического подхода. Отталкиваясь от теории «давления» (press) Г.Мюррея, Р.Мооз ввел понятие «воспринимаемой среды» (perceived environment) и разработал опросный инструментарий для ее исследования в различных социальных контекстах (семья, учебный класс, организация). С точки зрения Г.Мюррея, существует два принципиальных типа воздействия среды на человека: альфа-давление - объективное воздействие среды - и бета-давление - воспринимаемое человеком и интерпретируемое им в совокупности с прошлым опытом воздействие среды (Murray, 1938). Понятие «воспринимаемой среды» Р.Мооз построил на основе представлений Г.Мюррея о бета-давлении среды. Для описания обобщенных характеристик семьи Р.Мооз ввел термин социально-психологическая атмосфера (Moos, 1968; 1972; 1974), которого мы будем придерживаться в дальнейшем.

Исследование специфических средовых факторов, влияющих на развитие детей и подростков, является новым направлением в психогенетике, которое начало активно разрабатываться лишь с середины 1980-х гг. До этого психогенетика ограничивалась оценками вкладов генотипа и среды в изменчивость признака, содержательное исследование среды (объективно наблюдаемой и воспринимаемой) практически не осуществлялось. Начиная с работ Д.Роу и Р.Пломина (Rowe & Plomin, 1981; Ploming & Daniels, 1987), среда стала предметом изучения психогенетики в рамках как минимум двух направлений. Первое рассматривает среду как жизненное окружение в восприятии индивидов и членов их семей, особенности которого изучаются при помощи методов психогенетики так же, как и любой другой фенотип (Plomin & Bergeman, 1991). Второе направление посвящено идентификации объективных факторов средового окружения ребенка, осуществляющих вклад в индивидуальную средовую часть фенотипической изменчивости (nonshared environment) (Reiss et al., 2000).

В рамках первого направления наиболее широко исследуются такие характеристики семейного окружения, как детско-родительские отношения и отношения сибсов между собой. В работах Д.Роу получены данные, указывающие на возможность генетического

влияния на некоторые характеристики детско-родительских отношений (Rowe, 1981; 1983). Результаты исследовании взаимодействия в паре мать-ребенок на выборке приемных детей и близнецов также демонстрируют генетическое влияние (Plomin, 1989). В рамках лонгитюдного проекта Р.Пломина и коллег «Индивидуальная среда и развитие подростков» (Nonshared Environment and Adolescent Development) было показано, что, в среднем, генетические особенности подростков объясняют более четверти дисперсии различных характеристик воспринимаемой и объективно наблюдаемой среды (Plomin, Chipuer & Neiderhiser, 1994). Отдельную ветвь исследований представляют работы, посвященные изучению вкладов генотипа и среды в индивидуальные различия воспоминаний о жизненных событиях (Plomin et al., 1990; Saudino et al., 1997). Современные психогенетические исследования воспоминаний о событиях показывают, что генетические факторы систематически влияют на индивидуальные особенности воспоминаний, причем это влияние оказывается в какой-то степени опосредованным личностными чертами индивида (Krueger, Markon & Bouchard, 2003; Lichtenstein et al., 2003; Bolinskey et al., 2004; Middlecorp et al., 2005). Для оценки характеристик взаимодействия сибсов между собой Р.Пломином и коллегами была разработана специальная методика-дифференциал SIDE (Daniels & Plomin, 1984). В результате исследований, проведенных с ее помощью, были получены оценки вкладов генетических факторов в такие характеристики, как отношения со сверстниками (Eaves & Carbonneau, 1998), отношения с родителями (Baker & Daniels, 1990) и некоторые аспекты взаимодействия сибсов в паре (Pike et al., 2000). М.С.Уичерс и коллеги, используя SIDE и опросник Т.Ахенбаха, показали, что между индивидуальными особенностями «среды» близнецов и проявлениями психопатологии, имеются нелинейные связи, не зависящие от генотипа (Wichers et al., 2001).

Второе крупное направление - исследование объективных факторов индивидуальной средовой изменчивости, представлено в работах Р.Пломина, Д.Реисса и их коллег (Plomin, Asbury & Dunn, 2001; Reiss et al., 2000). Исследования, проводящиеся в рамках этого направления, исходят из гипотезы о «неразделенной среде» Р.Пломина и Д.Дэниэлс: согласно результатам ряда психогенетических исследований, существенное влияние на развитие личностных характеристик и интеллекта людей оказывают лишь те средовые факторы, которые делают сибсов в семье отличающимися друг от друга (Plomin & Daniels, 1987). Опубликованные к настоящему времени работы не позволяют утверждать, что искомые факторы индивидуальной среды идентифицированы (Turkheimer, Waldron, 2000; Reiss et al., 2000; McGuire, 2001). Одновременно, появляется все больше исследований, результаты которых противоречат гипотезе о преимущественно индивидуальном

характере воздействия средовых факторов (Miles & Carey, 1997; Borkenau et al., 2001; Rutter et al., 2001; Bockhorst et al., 2003; Turkheimer, 2004). Последние исследования факторов индивидуальной среды, проводящиеся на больших выборках, указывают на возможность выявления индивидуальных средовых факторов в области негативных проявлений детско-родительских отношений (Deater-Deckard et al., 2001; Liang & Eley, 2005; Asbury et al., 2003). В работе Э.Пайк показано, что генотип-средовое взаимодействие может опосредовать связи между темпераментом и внутрипарными отношения сибсов (Pike & Atzaba-Poria, 2003).

В целом, результаты множества исследований показывают, что генетические факторы играют заметную роль в том, как человек воспринимает и, возможно, формирует свое окружение, в особенности - отношения с близкими людьми и в семье. В то же время, характер влияния средовых н генетических факторов на различные измерения семейного взаимодействия у детей и подростков остается до конца неясным, что обуславливает необходимость нашего исследования.

Вторая глава диссертации содержит изложение методов исследования: общей схемы исследования, выборки и диагностических методов, а также способов статистической обработки результатов.

Выборку исследования составили 420 моно- и дизиготных близнецов в возрасте от 10 до 17 лет (М=14, SD=2) из гг. Ижевск, Москва и Санкт-Петербург; 52% близнецов женского пола, 48% - мужского. В исследовании приняли участие 168 монозиготных близнецов, 138 однополых дизиготных близнецов и 114 разнополых дизиготных близнецов. Зиготность близнецов определялась при помощи опросника. В тех случаях когда результаты заполнения опросника не позволяли определить зиготность с достаточной степенью надежности, зиготность устанавливалась по результатам генотипирования ДНК, для этого использовалась комбинация пяти высоко полиморфичных маркеров ДНК (D8S67, UT532, GipC, SMSI, HumF13A 01).

Методики исследования. Для оценки восприятия целостной психологической атмосферы семьи использовалась методика «Шкала семейного окружения», разработанная Р.Х.Моозом и Б.С.Мооз (Moos, 1974; Moos & Moos; 1994) и адаптированная для русскоязычной популяции С.Ю.Куприяновым в 1985 г. (Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М, 2003). Опросник включает 10 шкал, объединенных в три измерения: 1) Показатели отношений между членами семьи - «Сплоченность», «Экспрессивность», «Конфликт»; 2) Показатели личностного роста - «Независимость», «Ориентация на достижение», «Интеллектуально-культурная ориентация», «Ориентация

на активный отдых» и «Морально-нравственные аспекты»; 3) Показатели управления семейной системой - «Организация» и «Контроль».

Для изучения восприятия детско-родительских отношений использовалась методика «Взаимодействие родитель-ребенок» И.М.Марковской (1998) - опросник, который включает 10 шкал, охватывающих различные аспекты родительского поведения по отношению к ребенку в семье (особенности стиля воспитания и характеристики отношений между родителем и ребенком).

Для исследования восприятия отношений в парах близнецов использовалась методика «Опросник различающейся среды сибсов» Д.Дэниэлс и Р.Пломина (Daniels & Plomin, 1984), охватывающая такие сферы, как отношения близнецов с родителями, межличностные отношения в паре и отношения со сверстниками. Опросник содержит 12 шкал, вопросы которых составлены так, что испытуемый должен охарактеризовать одновременно самого себя и своего близнеца (оценка выставляется сибсами относительно друг друга, например «Мать больше ругает меня / нас обоих одинаково / моего брата»).

Статистический анализ данных (анализ надежности шкал, факторный анализ, корреляционный анализ, регрессия) проводился с помощью компьютерной программы SPSS 13.

Генетический анализ. Для оценки влияния наследственных и средовых факторов на индивидуальные особенности восприятия семьи подростками использовались методы структурного моделирования (Neale et al., 2005). Структурное моделирование, известное также как модели с латентными переменными, - это общий подход, в котором влияние генотипа и среды рассматривается как вклад неизмеряемых (латентных) переменных в индивидуальные фенотипические различия. В основе метода лежат алгоритмы подбора моделей структуры фенотипической изменчивости и сопоставления теоретической структуры изменчивости с ее реальной структурой в данных.

Данные МЗ и ДЗ близнецов используются для оценки вкладов следующих составляющих в общей фенотипической вариативности: аддитивные (А) и неаддитивные (D) генетические факторы, негенетические факторы, приводящие к повышению сходства между сибсами - «общая среда» (С), негенетические факторы, приводящие к снижению сходства между сибсами - «индивидуальная среда» (Е). Последний компонент включает в себя также изменчивость, вызванную ошибкой измерения. Для оценки соответствия модели данным в «MX» использовался вариант метода максимального правдоподобия (full-information maximum likelihood). При подборе оптимальной модели для каждого исследуемого показателя применялись критерии логарифмического правдоподобия (-2LnL, статистика распределена как «хи-квадрат»), критерий «хи-квадрат» и

информационный критерий Акаике (AIC). Для каждого из исследуемых показателей нами проверялись четыре модели структуры изменчивости: АСЕ - полная модель (включает генетические факторы, общую и индивидуальную среду), АЕ - простая генетическая модель (только генетические факторы и индивидуальная среда), СЕ - средовая модель (только общая и индивидуальная среда), Е - модель случайных эффектов (только индивидуальная среда и ошибка измерения).

В третьей главе излагаются результаты эмпирического исследования генетических и средовых вкладов в изменчивость восприятия семьи у близнецов подросткового возраста и их обсуждение.

Для оценки целостного восприятия подростками психологической атмосферы в своей семье использовались данные опросника «Шкала семейного окружения» (ШСО) Р.Мооза. Поскольку методика была адаптирована для русскоязычной популяции еще в середине 1980-х, мы провели ее повторную стандартизацию на нашей выборке.

Психометрический анализ опросника ШСО включал в себя несколько этапов: анализ надежности шкал, корреляционный анализ шкал опросника, факторный анализ шкал опросника, корректировка данных по полу и возрасту. Надежность (внутренняя согласованность) шкал методики оценивалась с помощью статистики Альфа Кронбаха. По результатам применения этого алгоритма шкалы были скорректированы путем удаления пунктов, отрицательно коррелирующих с общим значением шкалы (к шкале «Интеллектуально-культурная ориентация» корректировка была неприменима за отсутствием отрицательно коррелирующих пунктов).

Факторный анализ шкал ШСО (метод главных компонент, вращение Варимакс) проводился нами на основе значений скорректированных по внутренней согласованности шкал. Первый фактор «Структура» включил шкалы «Организация», «Сплоченность», «Конфликт», «Независимость» и «Ориентация на достижение». Второй фактор «Экспрессивность-Контроль» включил «Экспрессивность», «Морально-нравственные аспекты» и «Контроль». Третий фактор, объединяющий шкалы «Интеллектуально-культурная ориентация» и «Ориентация на активный отдых», был обозначен нами как «Занятия». Полученное нами факторное решение оказалось близким к решениям, полученным в предшествующих исследованиях на оригинальной методике, за тем исключением, что «Интеллектуально-культурная ориентация» и «Ориентация на активный отдых» выделились у пас в отдельный фактор - «занятия». Три выделенных фактора в сумме объясняют 54% общей дисперсии, факторная структура в целом соответствует результатам исследования Дж. Оливера и соавторов (Oliver, May & Handal, 1988), однако факторные нагрузки распределились у нас иначе.

Учитывая половую и возрастную гетерогенность выборки, влияние факторов пола и возраста на изменчивость шкальных и факторных значений для каждого ребенка было проконтролировано путем регрессии значений по полу и возрасту (в месяцах), как это рекомендовано в работе Т.Бушарда и М.Макги (McGue & Bouchard, 1984).

Описательные статистики. Средние значения и стандартные отклонения по шкалам и факторам для МЗ и ДЗ близнецов приведены в таблице 1. Значимость различий средних между выборками МЗ и ДЗ близнецов проверялась с помощью критерия t-Стьюдента. Для двух из десяти шкал («Экспрессивность» и «Ориентация на достижение») и одного фактора («Экспрессивность») были обнаружены значимые различия (р<0,01). Значимые различия по полу обнаружены для двух шкал («Интеллектуально-культурная ориентация» и «Контроль»), Учитывая, что по большинству шкал значимых различий не обнаружено, и обращая внимание на то, что во всех случаях разница средних не превышает десяти процентов, мы не считаем эти различия существенными препятствиями для дальнейшего генетического анализа данных.

Интересно, что в сравнении с результатами американского исследования 17-летних юношей-близнецов (Herndon et al., 2005), соответствовавшими данным нормативной выборки (Moos & Moos, 1981), средние по двум шкалам на нашей выборке существенно отличаются: по шкале «Конфликт» средние значения у российских близнецов выше, чем у американских, а по шкале «Морально-нравственные аспекты» - ниже. Данный результат, вероятно, отражает культурные и социально-политические различия социально-психологической атмосферы в российских и американских семьях.

Внутрипарные корреляции по шкалам и факторам ШСО. Для каждой из шкал методики ШСО нами были вычислены корреляции внутри пар МЗ и ДЗ близнецов (см. табл. 2). Для трех шкал из десяти - «Ориентация на достижение», «Морально-нравственные аспекты» и «Контроль», - а также для фактора «Экспрессивность-контроль», в который эти три шкалы входят, корреляции МЗ оказываются несколько ниже корреляций ДЗ (различия между ними, однако, не столь существенны - они находятся в интервале 0.06-0.14). Для остальных семи шкал и двух факторов корреляции МЗ близнецов превышают корреляции однополых и разнополых ДЗ, в одном случае («Интеллектуально-культурная ориентация») корреляция разнополых ДЗ близнецов оказывается выше, чем МЗ близнецов. Результаты корреляционного анализа свидетельствуют о высокой степени согласованности оценок в парах вне зависимости от зиготности, величины внутрипарных корреляций, за исключением двух случаев у разнополых ДЗ близнецов, довольно значительны: от .26 до .73. Учитывая, что корреляции МЗ в большинстве случаев превышают корреляции ДЗ, представляется

вероятным наличие генетического влияния на восприятие характеристик семейной обстановки, оценивающихся с помощью IIICO.

Таблица 1. Средние значения и стандартные отклонении по шкала»! и факторам ШСО для МЗ н ДЗ близнецов

Шкала (фактор) ШСО МЗ ДЗ Р

1) Сплоченность .64 (.19) .64 (.18) .90

2) Экспрессивность .48 (.25) .58 (.25) .00

3) Конфликт .71 (.21) .69 (.24) .62

4) Независимость .74 (.21) .71 (.20) .23

5) Ориентация на достижение .69 (.26) .77 (.22) .00

6)Интеллектуально-культурная ориентация .48 (.22) .49 (.23) .66

7) Ориентация на активный отдых .47 (.24) .49 (.23) .46

8) Морально-нравственные аспекты .35 (.21) .40 (.25) .08

9) Организация .66 (.23) .66 (.25) .91

10) Контроль .57 (.25) .63 (.29) .06

Ф.1 - «Организация» .05 (1.0) -.02(1.0) .52

Ф.11 - «Экспрессивность-контроль» -.25(1.0) .19(1.0) .00

Ф.111 - «Занятия» -.03(1.0) -.01 (1.0) .87

Генетический аиста восприятия целостной психологической атмосферы в семье. Для каждой из шкал и факторов методики ШСО нами проверялись четыре модели структуры фенотипической дисперсии: АСЕ - полная модель, АЕ - простая генетическая модель, СЕ - средовая модель, Е - модель случайных эффектов. Поскольку ни в одном случае корреляции МЗ близнецов не превышали корреляции ДЗ близнецов более чем вдвое, модель ADE, включающая неаддитивные генетические факторы (D), нами не использовалась. Результаты подбора моделей представлены в таблице 2.

Полная модель АСЕ оказалась наиболее подходящей моделью для четырех шкал: «Сплоченность» (-2Lnl=751.255; А1С=221.255), «Независимость» (-2Lnl=698.591; А1С=168.591), «Интеллектуально-культурная ориентация» (-2Lnl=744.835; А1С=206.835), «Организация» (-2Lnl=736.792; А1С=202.792) и фактора «Занятия» (-2Lnl=738.170; А1С=200.170). Средовая модель СЕ наилучшим образом подошла для четырех шкал: «Экспрессивность» (-2Lnl=723.819; А1С= 191.819), «Ориентация на достижение» (-2Lnl=731.208; А1С=199.208), «Ориентация на активный отдых» (-2Lnl=731.153; А1С=191.153), «Морально-нравственные аспекты» (-2Lnl=715.920; А1С=175.920); и фактора «Экспрессивность-контроль» (-2Lnl=722.625; А1С= 190.625). Простая генетическая модель АЕ подошла для двух шкал - «Конфликт» (-2Lnl=719.312;

А1С=183.312), «Контроль» (-2Lnl=752.097; AIC=216.097) - и фактора «Организация» (-2Lnl=714.602; А1С=202.792). Во всех трех случаях компонент аддитивных генетических факторов оказался статистически значимым. Данные результаты, в целом, согласуются с результатами Д.Роу (Rowe, 1981; 1983), выявившего значимую наследуемость показателей «контроля» в семье, в отличие от характеристик эмоционального взаимодействия, обозначенных им как «теплота».

Таблица 2. Результаты подбора моделей и внутрипариые корреляции по шкалам и факторам ШСО

Шкала (фактор) ШСО rMZ rDZs rDZo А С Е -2LnL Df AIC

1) Сплоченность .38 .26 .26 .22 (.00-.54) .15 (.00-.45) .62 (.45-.82) 751.255 265 221.255

2) Экспрессивность .43 .39 .26 - .41 (,26-.54) .59 (.46-,54) 723.819 266 191.819

3) Конфликт .61 .32 .40 .62 (.47-.73) - .38 (.27-.53) 719.312 268 183.312

4) Независимость .47 .34 .44 .21 (.00-.60) .25 (.00-.53) .55 (.39-.72) 698.591 265 168.591

5)Ориентация на достижение .46 .59 -.09 - .51 (.37-.62) .49 (.38-.63) 731.208 266 199.208

6) Интеллектуально-культурная ориентация .53 .39 .63 .25 (.00-.64) .28 (.00-.57) .47 (.34-.64) 744.835 269 206.835

7)Ориентация на активный отдых .59 .47 .47 - .54 (.00-.66) .46 (.35-.59) 731.153 270 191.153

8) Морально-нравственные аспекты .47 .62 .45 - .55 (.42-,65) .45 (.34-.57) 715.920 270 175.920

9) Организация .57 .49 .37 .19 (.00-, 64) .38 (.00-.63) .43 (.30-.58) 736.792 267 202.792

10) Контроль .19 .31 .16 .26 (.06-.44) - .74 (.55-.93) 752.097 268 216.097

I - «Организация» .73 .38 .51 .73 (.62-.81) - .27 (Л8-.37) 714.602 270 174.602

II - «Экспрессивность-контроль» .43 .50 .39 - .47 (.33-.59) .53 (.40-.66) 722.625 266 190.625

III - «Занятия» .64 .49 .59 .21 (.00-.65) .41 (.00-.66) .38 (,26-.52) 738.170 269 200.170

гЛ/Z, rDZs, rDZo - корреляции монозиготных, дизиготных однополых и разнополых близнецов,

соответственно; А, С, Е - компоненты фенотипической дисперсии; ~2ЫЬ - логарифмическое правдоподобие; (I/ - число степеней свобод; А 1С- информационный критерий А каике

Восприятие детско-родительских отношений. Для оценки восприятия детско-родительских отношений использовалась подростковая форма методики «Взаимодействие родитель-ребенок» (ВРР) И.М.Марковской (1998). В опроснике предусмотрена форма ответа, в которой ребенок характеризует отдельно свои отношения с матерью и с отцом. Мы сочли целесообразным провести психометрическую оценку и корректировку опросника ВРР на нашей выборке, прежде чем проверять с его помощью гипотезы исследования.

Внутренняя согласованность шкал опросника ВРР оценивалась с помощью коэффициента Альфа Кронбаха. Шкалы с низкой внутренней согласованностью были

скорректированы путем удаления пунктов, отрицательно коррелирующих со значением шкалы. По результатам анализа, 7 «материнских» шкал из 10 продемонстрировали удовлетворительную внутреннюю согласованность (от 0.60 до 0.76), 3 шкалы («Нетребовательность-требовательность», «Несогласие-согласие»,

«Непоследовательность-последовательность») - неудовлетворительную (.40) даже после удаления «неудачных» пунктов (результаты по данным шкалам интерпретируются условно). Для всех «отцовских» шкал значения внутренней согласованности оказались несколько выше: лишь две шкалы продемонстрировали неудовлетворительный коэффициент внутренней согласованности («Несогласие-согласие»,

«Непоследоватсльность-последователыюсть»).

Корреляции между параллельными шкалами оценок матери и отца оказались значимыми на уровне 0.01 с примерно одинаковыми значениями, в среднем, около 0.6-0.7, за исключением шкалы «Мягкость-строгость», корреляция но которой составила 0.2. Полученные статистические связи позволяют предполагать наличие общих факторов восприятия детско-родительских отношений, возможно, общего стиля воспитания в семье, который проявляется во взаимодействиях с обоими родителями. Однако полученные величины корреляций свидетельствуют о том, что, несмотря на общность, существуют также особенности взаимодействия, специфичные для каждого из родителей (шкала «Мягкость-строгость»),

Факторный анализ «материнских» и «отцовских» шкал (метод главных компонент, вращение Варимакс) выявил в обоих случаях наличие трех одинаковых факторов с собственными значениями более 1: «близость» (Удовлетворенность, Авторитетность, Эмоциональная близость, Сотрудничество, Принятие), «контроль» (Строгость, Требовательность, Контроль, Последовательность) п «согласие» (Согласие). Данные результаты согласуются с результатами зарубежных исследований детско-родительских отношений (напр., Негпс1оп е! а1., 2005).

Внутрипарные корреляции по шкалам и факторам опросника ВРР. В среднем, вне зависимости от зиготности, внутрипарные корреляции колеблются вокруг .30 (от .04 до .52), что свидетельствует об относительно высокой согласованности представлений об отношениях с родителями в парах близнецов. Для большинства шкал опросника ВРР наблюдается характерный «генетический каскад»: у МЗ близнецов корреляции выше, чем у ДЗ. При этом корреляции разнополых ДЗ близнецов сопоставимы с корреляциями однополых ДЗ близнецов, что говорит о том, что социально-психологические факторы, такие как поло-ролевые особенности детей, не оказывают существенного влияния на

изменчивость оценок детско-родительских отношений, в отличие от генетических факторов.

Генетический анализ восприятия детско-родительских отношений. По результатам структурного моделирования (см. табл. 3), полная генотип-средовая модель АСЕ подошла для фактора близость (оба родителя), хотя существенное генетическое влияние испытывает лишь «материнский» фактор. Также модель АСЕ подошла для шкал «Автономность-контроль», «Сотрудничество» и «Отвержение-принятие» у матерей. Простая генетическая модель АЕ, включающая только генетические влияния и индивидуальную средовую изменчивость, подошла к шкалам «Несогласие-согласие» и «Непоследовательность-последовательность» и для матерей, и для отцов. Она также подошла для отцовских шкал «Автономность» и «Сотрудничество» с заметным генетическим вкладом (см. табл. 3).

Для четырех шкал опросника ВРР генетический вклад не был выявлен, наилучшим образом подошла средовая модель СЕ: «Мягкость-строгость», «Эмоциональная дистанция - близость», «Авторитетность родителя» и «Удовлетворенность отношениями с родителями». Изменчивость этих характеристик объясняется, преимущественно, факторами общей среды, которые действуют на уровне всей семьи. Фактор «близость» испытывает значимый вклад генотипа для отношений с матерью, но не с отцом, в то время как фактор «контроль» не испытывает значимого вклада генотипа ни для матерей, ни для отцов, что согласуется с результатами предшествующих генетических исследований восприятия детьми своих отношений с родителями (Rowe, 1983).

В целом, для детско-родительских отношений нами были получены значимые вклады генотипа и, во многих случаях, общей среды. Для восприятия отношений с отцом вклады общей среды были значимыми для пяти шкал и двух факторов и составляли от .37 до .55 (в среднем .46), что в целом выше, чем величина вкладов обшей среды в восприятии отношений с матерью - от 18 до 56 (в среднем .30). Последнее может свидетельствовать о том, что восприятие отношений с матерью носит в целом более дифференцированный характер, чем восприятие отношений с отцом. Близнецы склонны воспринимать свои отношения с матерью как более индивидуальные для каждого близнеца, тогда как общение с отцом может быть более стереотипным.

Восприятие отношений в паре близнецов. Особенности восприятия внутрипарных отношений исследовались нами с помощью специальной методики Р.Пломина и Д.Дэниэлс «Опросник различающейся среды сибсов» (Sibling Inventory of Differential Experience: SIDE, Daniels & Plomin, 1984).

Таблица 3. Внутрипарные корреляции оценок отношений с матерью и отцом в парах МЗ, ДЗ однополых и

разнополых близнецов, результаты подбора моделей

Шкала Кол-во П-ов а ;мать) а (отец) г\17 юго гмг гШо А С Е X Р А1С А С Е X Р Л 1С

(мать) (отец) (мать) (отец)

1 Нетребовательность— требовательность 3 .49 .61 .31 .25 .29 .50 .46 .23 .36 - .63 2.88 0.51 242,245 - .48 .52 0.78 0.70 189,319

2 Мягкость—строгость 6 .63 .68 .46 .39 .32 .49 .39 .29 - .42 .57 4.39 0.81 236,449 - .44 .56 3.43 0.88 198,518

3 Автономность—контроль 5 .67 .67 .33 .27 .18 .49 .23 .12 .13 .20 .67 0.08 0.99 261,321 .48 - .52 2.18 0.99 215,095

4 Эмоциональная дистанция—близость 4 .69 .76 .28 .25 .22 .24 .46 .43 - .26 .74 5.45 0.73 254,861 - .37 .63 3.06 - 186,674

5 Отвержение—принятие 10 .75 .76 .39 .34 .36 .40 .51 .29 .17 .25 .58 0.57 0.90 212,434 - .46 .54 1.8 - 180.748

6 Отсутствие сотрудничества— сотрудничество 5 .60 .65 .36 .29 .32 .52 .35 .38 .19 .18 .42 1.66 0.64 220,94 .55 .45 1.06 0.55 157,823

7 Несогласие—согласие 3 .40 .41 .32 .04 .08 .16 .08 .26 .13 - .87 7.52 - 259,796 .17 - .83 1.96 0.98 222,972

8 Непоследовательность— последовательность 4 .42 .48 .42 .13 .10 .31 .18 .16 .39 - .61 2.49 1.0 224,969 .31 - .69 1.81 0.74 198,804

9 Авторитетность родителя 5 .74 .81 .41 .38 .27 .48 .40 .48 - .40 .60 5.85 - 224.915 - .45 .55 3.71 0.93 170,035

10 Удовлетворенность отношениями родителем 5 .76 .78 .54 .54 .14 .39 .65 .42 .56 .44 1.94 0.64 195,7 .55 .45 4.89 147.266

1 Фактор 1 Близость - - - .50 .37 .32 .52 .54 .47 .34 .19 .47 2.47 0.48 206,006 .05 .51 .44 0.16 0.98 144.605

2 Фактор 2 Контроль - - - .32 .30 .33 .44 .43 .24 - .30 .70 2.85 0.54 243.773 - .43 .57 0.69 - 208.455

3 Фактор 3 Согласие - - - .21 .20 .24 .21 .16 .22 - 22 .78 10.66 0.69 253,867 .24 - .76 4.15 0.75 215,404

а - Альфа Кронбаха для шкалы; rMZ - внутрипарные корреляции МЗ близнецов; гП75 - внутрипарные корреляции ДЗ однополых близнецов; rDZO - внутрипарные корреляции ДЗ разнополых близнецов; А - вклад аддитивных генетических факторов; С - вклад общей средовой изменчивости; Е - вклад индивидуальной средовой изменчивости и ошибки измерения; х2 - индекс правдоподобия модели «хи-квадрат»; р - индекс правдоподобия модели (вероятность); А1С - индекс правдоподобия модели «информационный критерий Акаике».

Психометрическое исследование опросника SIDE. Чтобы избежать нежелательных эффектов, связанных с потенциальной зависимостью оценок в парах близнецов друг от друга, общая выборка была разбита на две подвыборки, в каждой из которых 12 шкал опросника были прокоррелированы между собой. При анализе учитывались только те корреляции, которые значимо воспроизвелись на обеих подвыборках близнецов. Таким образом, две подвыборки близнецов служили дополнительным контролем значимости получаемых результатов.

Корреляционный анализ опросника SIDE показал, что между собой положительно коррелируют (на уровне значимости 0,01) шкалы, близкие по содержанию («родительские», «сибсовые», «средовые»). Данный результат подтверждает выделенные создателями опросника в виде шкал общие измерения сибсовой воспринимаемой среды -межличностные отношения в паре, отношения с родителями, отношения со сверстниками, учеба и жизненные события.

Анализ согласованности восприятия отношений в парах близнецов. С целью измерения согласованности оценок внутрипарных отношений, ответы в парах близнецов были прокоррелированы между собой. В данном случае, поскольку близнецы заполняют опросник-дифференциал относительно друг друга, низкие корреляции оценок отражают, напротив, высокую согласованность представлений.

Таблица 4. Согласованность оценок внутрипарных отношеннй близнецов между собой в парах МЗ, ДЗ однополых и разнополых близнецов

№ Шкала rMZ rDZss rDZos

1 Антагонизм сибсов -.13 -.36 -.24

2 Заботливость сибсов -.09 0.2 0.03

3 Ревность сибсов .22 .09 -.44

4 Близость сибсов .14 -.06 -.51

5 Близость матери .09 -.18 -.49

6 Контроль со стороны матери .04 -.79 -.51

7 Близость отца 0.1 -.21 -.10

8 Контроль со стороны отца -.16 -.97 -.91

9 Отношение сверстников к учебе .57 .26 -.17

10 Делинквентность сверстников .49 .22 -.22

11 Популярность среди сверстников .51 .22 -.18

12 Жизненные события .09 .32 -.90

Из сопоставления оценок согласованности (см. табл. 4) в различных типах пар близнецов видно, что у МЗ близнецов наименее согласованы между собой представления о своих отношениях с близнецом и об особенностях социальной среды близнеца. Наиболее согласованные оценки представлений обнаруживаются в парах разнополых ДЗ

близнецов: вероятно, именно половые различия делают их столь четкими и согласованными.

Генетический анализ особенностей восприятия отношений в парах. Учитывая особую структуру полученных данных (опросник-дифференциал), для генетического анализа SIDE не подходят стандартные методы анализа (вычисление внутрнпарных корреляций). Для проведения генетического анализа, пользуясь схемой Р.Пломина и Д.Дэпиэлс (Plomin & Daniels, 1985), мы вычислили средине для каждого типа близнецов абсолютные значения по шкалам опросника. Значимость различий между полученными коэффициентами оценивалась с помощью дисперсионного анализа ANOVA (см. табл. 5, различия, значимые на уровне 0,01 отмечены звездочкой).

Таблица 5. Оценки восприятия внутрнпарных различий в парах МЗ, ДЗ однополых и ДЗ разнополых близнецов

№ Шкала MZ N=135-158 DZss N=127-152 DZos N=81-104 Sig.

1 Антагонизм епбеов .80(50) .85 (53) .90 (46) -

2 Заботливость епбеов .87 (53) .90 (52) .90(50) -

3 Ревность сносов .61 (51) .74 (52) .67 (52) -

4 Близость сибсов .70 (61) .75(61) .67 (57) -

5 Близость матери .32 (45) .34 (41) .45 (45) -

6 Контроль со стороны матери .43 (57) .41 (45) .46(53) -

7 Близость отца .27 (40) .39 (43) .47 (49) *

8 Контроль со стороны отца .39(54) .46(51) .44 (50) -

9 Отношение сверстников к учебе .53 (51) .67 (50) .82 (41) ♦

10 Делинквентность сверстников .60 (59) .67 (55) .90 (50) ♦

11 Популярность среди сверстников .63 (59) .69 (58) .89 (45) *

12 Жизненные события .54 (44) .54 (42) .66 (40)

Значимые различия оценок были получены для шкал «Близость отца», «Отношение сверстников к учебе», «Делинквентность сверстников», «Популярность среди сверстников», что соответствует результатам исследования Л.Бэйкер и Д.Дэпиэлс (Baker & Daniels, 1990). Для всех шкал, различия между которыми значимы, выполняется паттерн, подразумевающий вклад не только генетических факторов, но и действие некоторых социально-ролевых моделей: МЗ близнецы сообщают о наименее существенных различиях, ДЗ однополые о более существенных, а ДЗ разнополые - о наиболее существенных различиях между членами пары. Несмотря па то, что у разнополых ДЗ близнецов степень генетической общности такая же, как и у однополых ДЗ, их данные демонстрируют большую дифференцнровапность представлений о своих

отношениях, что свидетельствует о возможном влиянии социально-психологических факторов.

В целом, полученные в нашем исследовании величины коэффициентов наследуемости (т.е. вклады аддитивного генетического компонента) сопоставимы с результатами предшествующих работ - значения колеблются около 0,2 и 0,3 (Rowe, 1983; Hur & Bouchard, 1995; Herndon et al., 2005). Для объяснения результатов можно выдвинуть несколько гипотез. Во-первых, возможно, что оценки семейной обстановки отражают, прежде всего, не реальную обстановку в семье, а являются «отпечатками» индивидуальных личностных черт, испытывающих непосредственное влияние генов (Plomin & Bergeman, 1991). Результаты ряда исследований (Chipuer et al., 1993; Saudino et al., 1997; Spotts et al., 2001; Krueger, Markon, Bouchard, 2003) свидетельствуют в пользу этой гипотезы. Во-вторых, оценки своей семьи близнецами могут быть достоверны, т.е. отражать реальные особенности семейных отношений, свойственные каждому члену пары в отдельности. В таком случае следует говорить о наличии одной из форм генотип-средовой корреляции, когда средовые условия тем или иным образом изменяются в связи с проявлениями генетических особенностей детей. Р.Пломин, Дж.Дэфриз и Дж.Лоэлин (Plomin, Defries & Loehlin 1977) выделили три вида генотип-средовой корреляции: «пассивная» (дети получают среду определенного типа от родителей благодаря общим генам), «активная» (дети сами отбирают себе средовые условия в соответствии со своими генетическими предрасположенностями) и «реактивная» или «провоцирующая» (дети провоцируют окружающих людей на определенные реакции, связанные с генетически обусловленными особенностями поведения детей). Родители МЗ близнецов, к примеру, могут действительно относиться к ним более схожим образом из-за сходства их темперамента или иных особенностей поведения, на которые влияют гены. Согласно гипотезе С.Скарр (Scarr & McCartney, 1983), люди активно конструируют собственную среду в соответствии со своими генетическими предрасположенностями.

В «Заключении» формулируются следующие выводы:

1. Теоретический анализ психогенетических исследований позволил выделить основные сферы проявлений генотип-средового взаимодействия и корреляции в восприятии семьи и социального окружения подростков.

2. Рестандартизация опросников «Шкала семейного окружения», «Взаимодействие родитель-ребенок» и «Опросник различающейся среды сибсов» позволила оценить и повысить их внутреннюю согласованность, выявить факторную структуру.

3. Показано, что в целом внутрнпарная согласованность восприятия семьи близнецами достаточно высока для всех исследуемых характеристик, однако для представлений о внутрипарных отношениях она уменьшается с возрастанием степени биологического сходства близнецов. Сопоставление результатов исследования с результатами зарубежных работ позволило выявить ряд социо-культурных различий в особенностях восприятия семьи подростками.

4. Результаты генетического анализа восприятия подростками семьи и близкого социального окружения свидетельствуют о наличии процессов генотип-средовой корреляции в этой сфере. На уровне целостного восприятия психологической атмосферы в семье значимое влияние генетических факторов испытывают характеристики межличностных отношений (конфликтность, сплоченность, независимость и организация). Конкретные аспекты восприятия подростками своих отношений с родителями испытывают в большей степени влияние общей и индивидуальной среды, чем генетических факторов, однако генетические факторы проявляются в изменчивости таких характеристик детско-родительского взаимодействия, как близость, согласие и сотрудничество. Характеристики восприятия внутрипарного взаимодействия близнецов испытывают дифференцированный вклад генетических и средовых факторов: восприятие близнецами своих отношений со сверстниками связано с генетическими факторами, в отличие от восприятия ими отношений в парс между собой.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

1. Барский Ф.И. Исследования среды в психогепетике / Ф.И. Барский // Вопросы психологии, 2009, № 3, с. 142-156. - 1,2 п.л. (авторский вклад- 100%)

2. Барский Ф.И. Представления об идентичности в рамках нарративного подхода / Ф.И. Барский, Д.А. Кутузова // Мир психологин, 2004, №2 (38), с. 67-77. - 1 п.л. (авторский вклад 50%)

3. Barsky Ph. I. Environment, genes, and experience: lessons from behavior genetics / Ph.I. Barsky // Journal of Physiology - Paris. Special Issue: Towards a dialogue between Psychoanalysis and Neuroscience, 2010, Vol. 5-6, pp. 46-53. - a 2,5 п.л. (авторский вклад 100%)

Публикации в других изданиях:

4. Барский Ф.И. Исследование жизненных историй у близнецов и сиблингов / Ф.И.Барский // Материалы международной конференции «Ломоносов 2005». М.: Изд-во МГУ, 2005. с. 107. - 0,1 п.л. (авторский вклад 100%)

5. Барский Ф.И. Особенности применения симплекс-моделей для анализа результатов лонгитюдных исследований / А.А. Зотова, Ф.И. Барский, Н.Ю.Смитиенко // Тезисы докладов XII Международной студенческой школы-семинара. М.: МГИЭМ, 2004. с. 119-121.-0,4 п.л. (авторский вклад 33%)

6. Барский Ф.И. Генетический анализ данных лонгитюдного исследования экстраверсии и нейротизма в подростковом возрасте / Ф.И. Барский, НЛО. Смитиенко // Материалы П-ой городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения «Научно-практическая деятельность молодых ученых и студентов в рамках программы модернизации московского образования». М.: МГППУ, 2003. с. 17-18 - 0,1 п.л. (авторский вклад 50%)

7. Барский Ф.И. Проблемы развития близнецов: запрос к психологической практике / Ф.И. Барский, Н.В. Клипинина, Н.Ю. Смитиенко // Тезисы участников Всероссийского съезда практических психологов образования. В 2 т. Т.1 - М.: Полиграф сервис, 2003. с. 94-95 - 0,2 п.л. (авторский вклад 33%)

8. Barsky Ph I. Perception of Family Environment with Russian Adolescent Twins: Possible Genotype-Environment Correlation / Ph.I. Barsky, E.D. Gindina, M.M. Lobaskova, S.B. Malykh // Psychology in Russia: State of the Art. Moscow, MGU, 2010. Pp 412-430. - 1 п.л. (авторский вклад 25%)

9. Barsky P. Studies of environment in behavioral genetics: A theoretical review. / P. Barsky // Abstracts of 11 European Congress of Psychology. Oslo: 2009, p. 186. - 0,1 п.л. (авторский вклад 100%)

10. Barsky Ph. 1. The adaptation of M.K.Rothbart's temperament questionnaires for Russian population / M. Lobaskova, Ph. Barsky, E. Gindina, S. Malykh // European Conference on Personality 14, Program and Abstracts. Tartu, Estonia, 2008, P.203. - 0,1 п.л. (авторский вклад 25%)

11. Barsky Ph. Nonshared environment in Russian adolescent twins / Ph. Barsky, M. Lobaskova, E. Gindina, S. Malykh, V. Kobanov // International Journal of Psychology, 2008, v. 43, № 3/4, p.263. - 0,1 п.л. (авторский вклад 20%)

12. Barsky Ph. 1. The study of environment in behavioral genetics / Ph. I. Barsky // S.B. Malykh, A.M. Torgersen (Eds). Gene, brain, behavior. Moscow-Oslo: RP Press, 2007. Pp. 242-270. - 2,3 пл. (авторский вклад 100%)

13. Barsky Ph. Nonshared environment and genetic influences on experience in Russian adolescent twins / E. Gindina, Ph. Barsky, M. Lobaskova, S. Malykh // Twin Research and Human Genetics, 2007, v. 10, p.31. -0,1 пл. (авторский вклад 25%)

14. Barsky Ph. Genctic and environmental influences on FES in Russian adolescent twins / Ph. Barsky, E. Gindina, M. Lobaskova, S. Malykh // Behavior Genetics, 2007, №. 37, p. 736737. - 0,1 пл. (авторский вклад 25%)

15. Barsky Ph. I. Narrative study of Self/Identity in twins and siblings / Ph.I. Barsky, S.B. Malykh, N.Y. Smitienko // 12-th European Conference on Personality. University of Groningen, The Netherlands (July 18-22, 2004) B. De Raad, D. Bareids, K. Van Oudenhoven-Van der Zee. (Eds.) P.55 - 0,1 пл. (авторский вклад 33%)

16. Barsky Ph. I. Genetic and environmental factors in the development of extraversión and neuroticism: Study of Russian 14 years old twins / N.Y. Smitienko, S.B. Malykh, Ph.I. Barsky / 12-th European Conference on Personality. University of Groningen, The Netherlands (July 18-22, 2004) B. Dc Raad, D. Bareids, K. Van Oudenhoven-Van der Zee. (Eds.) P.244-245 - 0,1 пл. (авторский вклад 33%)

17. Barsky Ph. Self/Identity research on twin/sibling sample using "Identity Map" method / Ph. Barsky // Third International Conference On The Dialogical Self, Warszawa, 2004, p.21. - 0,1 п.л. (авторский вклад 100%)

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Барский, Филипп Ильич, 2010 год

Введение

Глава 1. Теоретический анализ средовых исследований в 12 психогенетике

1.1. Исторический анализ средовых исследований в психогенетике

1.1.1 «Досредовой» период развития психогенетики и разработка 16 методологических основ изучения среды

1.1.2. Период развертывания средовых исследований в психогенетике

1.1.3. За пределами генотипа и среды: психогенетика в поисках новой 41 парадигмы

1.2. Новейшие психогенетические исследования воспринимаемой среды

1.3. Выводы

Глава 2. Организация и методы исследования

2.1. Характеристика выборки и процедура обследования

2.2. Использованные методики

2.3. Статистический анализ данных

2.3.1. Биометрическая генетика и метод близнецов

2.3.2. Анализ путей и структурные уравнения

Глава 3. Результаты эмпирического исследования роли наследственных и средовых факторов в восприятии семьи подростками

3.1. Исследование восприятия целостной психологической атмосферы в 78 семье

3.2. Исследование восприятия детско-родительских отношений

3.3. Исследование восприятия отношений в паре близнецов

3.4. Обсуждение результатов Ю2 Заключение 107 Литература 109 Приложения

Введение диссертации по психологии, на тему "Наследственные и средовые факторы в восприятии семьи подростками"

Актуальность исследования

Проблема влияния среды на психологические характеристики человека не теряет своей актуальности уже более века (Freud, 1909; Galton, 1869; Stanley Hall, 1904; Watson, 1913) и активно разрабатывается современными учеными в рамках различных подходов (Абрамова, 1995; Дружинин, 2002; Панов, 2004; Тихомирова, 2007; Ушаков, 2003; Bronfenbrenner & Ceci, 1994; Elder, 1999; Lerner, 1995; Plomin et al., 2008; Reiss et al., 2000; Rutter, 2006; Turkheimer, 2004). Наиболее широко в современной психологии изучаются такие сферы средового влияния, как семейная среда (Эйдемиллер, Юстицкис, 2009; Карабанова, 2004; Collins et al., 2000; Hetherington, 2002; Maccoby, 2000) и образовательная среда (Рубцов, 1996; Clark & Elen, 2006; Marjoribanks, 1979; 2005). В последние годы в психологии возникло новое и активно развивающееся научное направление исследований среды -исследование наследственных и средовых факторов в восприятии человеком своей индивидуальной жизненной ситуации - семьи, друзей, значимых отношений, жизненных событий и т.п. (Neiderhiser, Reiss & Hetherington, 2007; Plomin, Asbury & Dunn, 2001; Turkheimer & Waldron, 2000). В литературе имеется много данных о том, что межличностные отношения оказывают существенное влияние на психическое развитие ребенка. В частности, был проведен целый ряд исследований связи детско-родительских отношений с различными психологическими особенностями детей. Так, результаты проекта «Индивидуальная среда и развитие подростков» показывают, что генетические влияния на восприятие родительского поведения подростками опосредуют связь между поведением родителей и адаптацией подростков (Neiderhiser et al., 1998). Это говорит о том, что не сами действия родителей непосредственно влияют на состояние ребенка, а то, как ребенок воспринимает эти действия.

В течение двух последних десятилетий в психогенетике не только начались масштабные исследования влияния конкретных средовых факторов на формирование ийдивидуальных различий, но были пересмотрены и уточнены базовые представления о характере взаимодействия генотипа и среды (Johnson et al., 2010; Rutter, 2006; Turkheimer & Waldron, 2000). От вычисления относительных вкладов генетических и средовых факторов в изменчивость психологических признаков психогенетика переходит к изучению процессов генотип-средового взаимодействия и генотип-средовой корреляции (Johnson, 2007; Moffitt, Caspi & Rutter, 2006; Rutter, 2007). К настоящему времени в психогенетике накоплен большой экспериментальный материал о влиянии наследственных факторов на формирование человеком различных аспектов своего социального окружения (Plomin & Bergeman, 1991; Plomin et al., 2008). Однако эти исследования только начинаются и достаточно фрагментарны. В связи с этим детальное исследование того, как генетические и средовые факторы вносят свой вклад в восприятие различных аспектов семейного окружения человека, представляется чрезвычайно актуальным.

Целью работы является исследование роли наследственных и средовых факторов в индивидуальных особенностях восприятия семьи у близнецов подросткового возраста.

Объект исследования - восприятие семьи близнецами подросткового возраста.

Предмет исследования - природа индивидуальных особенностей восприятия семьи у близнецов подросткового возраста.

Гипотеза исследования: индивидуальные различия в восприятии подростками своей семьи опосредованы процессами генотип-средовой корреляции, проявляющимися в дифференцированной картине вкладов генотипа и среды в характеристики целостной психологической атмосферы в семье, детско-родительских и внутрипарных взаимоотношений.

Для достижения поставленной цели и в соответствии с гипотезой были сформулированы следующие теоретические и эмпирические задачи исследования:

1. Проанализировать результаты психогенетических исследований восприятия семьи и ближайшего окружения, систематизировать основные концептуальные модели и подходы.

2. Подобрать методический инструментарий для исследования восприятия семьи подростками и провести его психометрическую оценку.

3. Провести эмпирическое исследование восприятия семьи близнецами подросткового возраста: изучить восприятие общих измерений психологической атмосферы семьи, восприятие особенностей детско-родительских отношений и межличностных отношений в парах близнецов. Оценить согласованность восприятия своей семьи в целом, детско-родительских и внутрипарных отношений в парах моно- и дизиготных близнецов.

4. Оценить соотношение вкладов генотипа и среды в индивидуальные особенности оценок подростками своей семьи и близкого социального окружения в сферах восприятия целостной психологической атмосферы семьи, детско-родительских отношений и отношений в парах близнецов.

Организация и методы исследования

В соответствии с поставленной целью и указанными задачами исследования для анализа наследственных и средовых факторов в индивидуальных особенностях восприятия семьи использовался метод близнецов. Для оценки восприятия целостной психологической атмосферы семьи использовалась методика «Шкала семейного окружения», разработанная Р.Х.Моозом и Б.С.Мооз (Moos, 1974; Moos & Moos; 1994) и адаптированная С.Ю.Куприяновым (1985). Для исследования восприятия детско-родительских отношений использовался опросник «Взаимодействие родитель-ребенок» И.М.Марковской (1998). Для оценки восприятия отношений в парах близнецов использовалась русскоязычная версия методики «Опросник различающейся среды сибсов» Д.Дэниэлс и Р.Пломина (Daniels & Plomin, 1984).

Выборку исследования составили 420 близнецов в возрасте от 10 до 17 лет (М=14, SD=2) из гг. Ижевск, Москва и Санкт-Петербург; 52% близнецов женского пола, 48% - мужского. В выборке насчитывается 168 монозиготных (МЗ) близнецов, 138 однополых дизиготных (ДЗ) близнецов и 114 разнополых.

Психометрический статистический анализ данных (анализ надежности шкал, факторный анализ, корреляционный анализ, регрессия) проводился с помощью компьютерной программы SPSS 13. Количественный генетический анализ данных осуществлялся с использованием методов структурного моделирования в программе "MX" (Neale et al., 2005).

Надежность и достоверность полученных результатов обеспечивается репрезентативностью выборки исследования, использованием стандартизованных методик и теоретически обоснованного подхода к анализу данных - моделирования с помощью латентных переменных.

Теоретико-методологической основой работы выступают положения современной дифференциальной психологии (Б.М.Теплов, А. Anastasi, W.Stern), психологии развития (Л.С.Выготский, U.Bronfenbrenner, R.M.Lerner) и психогенетики (А.Р.Лурия, И.В.Равич-Щербо, С.Б.Малых, I.Gottesman, N.Martin, M.Neale, R.Plomin, M.Rutter, E.Turkheimer, S.Scarr).

Положения, выносимые на защиту:

1. Природа индивидуальных различий в восприятии подростками своей семьи включает эффект генотип-средовой корреляции, которая проявляется в дифференцированной картине вкладов генотипа и среды в характеристики целостной психологической атмосферы в семье, детско-родительских и внутрипарных взаимоотношений.

2. Внутрипарное сходство в восприятии близнецами своей семьи, детско-родительских отношений и взаимодействия сибсов друг с другом оказывается стабильно высоким для всех исследованных характеристик, однако для отношений в паре согласованность представлений близнецов друг о друге уменьшается с возрастанием степени биологической схожести близнецов. Разнополые близнецы воспринимают различия между собой в паре наиболее согласованно, монозиготные близнецы - наименее I согласованно, что свидетельствует о влиянии социально-психологических факторов,

3. Восприятие характеристик межличностных отношений в психологической атмосфере семьи испытывает большее влияние генетических факторов, чем восприятие таких ее характеристик, как занятия и культурные увлечения, мотивация и экспрессивность членов семьи.

4. Конкретные аспекты восприятия подростками своих отношений с родителями формируются под влиянием общей и индивидуальной среды.

5. Восприятие близнецами своих отношений со сверстниками связано с генетическими факторами, в отличие от восприятия ими отношений в паре между собой.

Научная новизна результатов исследования заключается в том, что впервые на репрезентативной российской выборке экспериментально зафиксирована ситуация, в которой благодаря генетической вариативности люди по-разному реагируют на воздействие среды, то есть, обнаружены проявления генотип-средовой корреляции в восприятии подростками своей семьи. В работе выявлены вклады наследственности и среды как в общие характеристики восприятия психологической атмосферы в семье, так и в конкретные измерения детско-родительских и внутрипарных отношений близнецов. Показано, что влияние наследственных факторов проявляется в сфере восприятия общих измерений межличностных отношений в семье, тогда как конкретные аспекты детско-родительского и внутрипарного взаимодействия испытывают существенное влияние общесемейной и индивидуальной среды.

Полученные в исследовании результаты расширяют и углубляют теоретические представления психологии о природе индивидуальных различий в восприятии семьи и близких отношений в подростковом возрасте. Результаты данного исследования позволяют уточнить и расширить концептуальные модели, описывающие влияние наследственности и среды на развитие психологических характеристик.

Практическое значение работы

Полученные в работе данные о природе восприятия семьи подростками имеют значение как для психодиагностики, уточняя области применения психологического инструментария для оценки восприятия характеристик семьи, так и для различных видов профилактической и коррекционной работы в сфере семейного консультирования, позволяя точнее планировать стратегию помощи на популяционном уровне. Результаты, свидетельствующие о существенном вкладе средовых факторов в целый ряд измерений восприятия семейных отношений, позволяют установить возможные источники- дезадаптации в этих сферах и наметить потенциальные пути коррекции проблем.

Апробация и внедрение результатов диссертации

Основные положения работы были представлены на российских и международных конференциях: 11-я Конференция международного общества исследования индивидуальных различий 188ГО (г.Грац, Австрия,

2003), 12-я Европейская конференция по личности (г.Гронинген,

Нидерланды, 2004), 3-я международная конференция по «диалогическому я» г.Варшава, Польша, 2004), Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2005» (Москва, Россия, 2005), 37я конференция ассоциации генетике поведения (г.Амстердам, Нидерланды,

2007), 12-й международный конгресс по близнецовым исследованиям г.Гент, Бельгия, 2007), 29-й международный психологический конгресс г.Берлин, Германия, 2008), 11-й европейский психологический конгресс г.Осло, Норвегия, 2009), 40-я конференция ассоциации генетики поведения (г.Сеул, Республика Корея, 2010), 13-й Международный конгресс по близнецовым исследованиям (г.Сеул, Республика Корея, 2010), 15-я европейская конференция по личности (г.Брно, Чехия, 2010).

Внедрение результатов в практику. Результаты исследования используются в лекционных курсах и семинарских занятиях в Удмуртском государственном университете и Кыргызско-Российском Славянском университете.

Структура работы

Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка цитируемой литературы и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1.3. Выводы

Результаты множества исследований показывают, что генетические факторы играют заметную роль в том, как человек воспринимает и, возможно, формирует свое окружение, в особенности - отношения с близкими людьми и в семье. Ставшие традиционным в психогенетике оценки наследуемости психологических характеристик поведения индивидов недостаточны, поскольку расширенный фенотип жизнедеятельности человека включает в себя непрямые влияния генов на окружающую среду. В то же время, характер влияния средовых и генетических факторов на различные измерения семейного взаимодействия у детей и подростков остается до конца неясным, работы в этом направлении только начинаются, что обуславливает актуальность и необходимость нашего исследования. Обобщая вышеприведенные данные средовых психогенетических исследований, можно очертить основные сферы воспринимаемой семейной среды, в которых следует ожидать проявления генотип-средовой корреляции:

- сфера восприятия целостного психологического климата в семье, общего стиля отношений между членами семьи;

- сфера детско-родительских отношений с ее спецификой для сибсов и, в частности, близнецов; сфера внутрипарных взаимоотношений сибсов (близнецов), представления детей друг о друге и о социальных отношениях, в которые включены оба ребенка или каждый из детей в отдельности.

Оценка влияния генотипа и среды в этих трех областях восприятия семьи у подростков является целью нашего эмпирического исследования.

Глава 2. Организация и методы исследования 2.1. Характеристика выборки и процедура обследования

В исследовании приняли участие близнецы, обучающиеся в массовых общеобразовательных школах города Москвы, Санкт-Петербурга и Ижевска. Директора школ получили письма-запросы из Психологического института Российской Академии Образования с просьбой сообщить информацию о близнецах, обучающихся в их школах. Близнецы подросткового возраста и их родители были приглашены принять участие в исследовании. Согласие на участие было получено после полного описания процедуры обследования. Тестеры посещали близнецов и их родителей на дому. Родители близнецов (преимущественно мамы) заполнили буклет, содержавший, среди прочих, анкету с демографической информацией и анамнестическими данными (историей беременности, родов и раннего развития близнецов), диагностический опросник на определение зиготности близнецов (Приложение 1) и батарею исследовательских опросников для детей и их родителей (см. Приложения).

Выборку исследования составили 420 моно- и дизиготных близнецов в возрасте от 10 до 17 лет (М=14, SD=2) из гг. Ижевск, Москва и Санкт-Петербург; 52% близнецов женского пола, 48% - мужского. Всего в исследовании приняли участие 168 монозиготных близнецов, 138 однополых дизиготных близнецов и 114 разнополых дизиготных близнецов.

В основном обследованные близнецы происходили из семей со средним социо-экономическим статусом (СЭС). Большинство родителей близнецов получили среднее специальное (35,6% матерей и 36,2% отцов) или высшее образование (37% матерей и 33,6% отцов), меньший процент родителей -среднее образование (24,9% матерей и 29,8% отцов) и некоторые -незаконченное среднее образование (2,5% матерей и 0,4% отцов). В основном дети проживали в полных семьях (73,1%), у некоторых детей родители были в разводе (18,6%), остальные проживали с одним родителем по другим причинам (8,3%).

Определение зиготности

Опросник зиготности (Приложение 1) был сконструирован для данного исследования на основе нескольких наиболее распространенных опросников зиготности (Cohen , Dibble, Grawe, & Pollin, 1973; Nichols R. С., & Bilbro, W. 1966). Результаты предыдущих исследований показали достаточную надежность процедуры диагностики зиготности на основе данных опроса. Обычно, анкеты дают совпадение с результатами генотипирования в пределах 90-95% (McGuffm et al, 1991; Rietveld et al., 2000). Опросник зиготности основан на данных о том, насколько близнецы на момент обследования похожи внешне (чертами лица, цветом и структурой волос, цветом глаз) и как часто их путают родители, члены семьи, друзья и незнакомые. Вопросы анкеты включают такие, как «Похожи ли близнецы как две капли воды?» и «Легко ли родителям различить близнецов на фотографиях?»

Зиготность 24 пар однополых близнецов была установлена по результатам генотипирования ДНК (использовалась комбинация пяти высоко полиморфичных маркеров: D8S67, UT532, GipC, SMSI, HumF13A 01, см. Приложение 2).

В генетический анализ были включены только те близнецовые пары, чья зиготность была определена однозначно. Из обследованных близнецов 84 пары были идентифицированы как монозиготные (44 пары девочек и 40 пар мальчиков), 69 пар - однополые дизиготные (39 пар девочек и 30 пар мальчиков) и 57 пары - разнополые дизиготные близнецы.

2.2. Использованные методики

Для оценки восприятия целостной психологической атмосферы семьи использовалась методика «Шкала семейного окружения», разработанная Р.Х.Моозом и Б.С.Мооз (Moos, 1974; Moos, 1981; Moos & Moos; 1994) и адаптированная для русскоязычной популяции С.Ю.Куприяновым в 1985 г. (Эйдемиллер, Добряков, Никольская, 2003). Опросник (см. Приложение 3) включает 10 шкал, объединенных в три измерения: 1) Показатели отношений между членами семьи — Сплоченность (напр.: «Мы вкладываем много энергии в домашние дела», «В нашей семье существует чувство единства», «Мы действительно хорошо ладим друг с другом»), Экспрессивность (напр.: «В своем доме мы говорим все, что хотим», «Мы рассказываем друг другу о своих личных проблемах», «Мы действительно хорошо ладим друг с другом»), Конфликт (напр.: «В нашей семье мы часто ссоримся», «Члены нашей семьи часто критикуют друг друга», «Члены семьи часто пытаются быть в чем-то выше и превзойти один другого»); 2) Показатели личностного роста - Независимость (напр.: «В нашей семье мы обдумываем свои дела В' одиночку», «В нашей семье, мы уходим и приходим, когда захотим», «В нашей семье очень мало тайн»), Ориентация на достижение (напр.: «Мы считаем это важным — быть лучшим в любом деле, которое делаешь», «Жизненный успех (продвижение в жизни) очень важны в нашей семье», «Для нас не очень важно, сколько зарабатывает человек»), Интеллектуально-культурная ориентация (напр.: «Мы часто говорим о политических и социальных проблемах», «Мы редко ходим на лекции, спектакли и концерты», «В нашей семье считается очень важным узнавать о новых вещах, событиях, фактах»), Ориентация на активный отдых (напр.: «Друзья часто приходят к нам в гости», «Мы часто ходим в кино, театр, туристические походы, на спортивные мероприятия», «Все в нашей семье имеют одно или несколько хобби») и Морально-нравственные аспекты (напр.: «У членов семьи строгие понятия о том, что правильно и что не правильно», «Мы убеждены, что существуют некоторые вещи, которые надо принимать на веру», «Члены нашей семьи верят, что совершив грех, ты будешь наказан»); 3) Показатели управления семейной системой -Организация (напр.: «Вся деятельность нашей семьи довольно тщательно планируется», «Мы, как правило, очень опрятны и организованы», «Быть пунктуальным в нашей семье очень важно») и Контроль (напр.: «У нас есть один член семьи, который принимает большинство решений», «В нашем доме все делается по раз и навсегда заведенному порядку», «В нашей семье придается большое значение соблюдению правил»).

Для изучения восприятия детско-родительских отношений использовалась методика «Взаимодействие родитель-ребенок» И.М.Марковской (1998) — опросник, который включает 10 шкал, охватывающих различные аспекты родительского поведения по отношению к ребенку в семье (особенности стиля воспитания и характеристики отношений между родителем и ребенком) (см. Приложение 4): Нетребовательность— требовательность (напр.: «Дома.он(а) дает мне больше обязанностей, чем в семьях большинства моих друзей», «Он (она) предъявляет ко мне много требований», «Он (она) часто заставляет меня делать то, что мне не хочется»); Мягкость—строгость (напр.: «Он(а) всегда наказывает меня за мои плохие поступки», «Он(а) меня редко ругает», «Бывает, что он(а) применяет ко мне физические наказания»); Автономность—контроль (напр.: «Он(а) старается контролировать все мои действия и поступки», «Считает, что главное - это слушаться его (ее)», «Даже если я не хочу, мне приходится поступать так, как желает он(а)»); Эмоциональная дистанция—близость (напр.: «Могу рассказать ему (ей) обо всем, что со мной происходит», «Если у меня случается несчастье, в первую очередь я делюсь с ним (с ней)», «Он(а) всегда мне сочувствует»); Отвержение—принятие (напр.: «Он(а) думает, что я ничего не добьюсь в жизни», «Он(а) не разделяет моих увлечений», «Мне кажется, он(а) меня понимает»); Отсутствие сотрудничества— сотрудничество (напр.: «Он(а) часто поручает мне важные и трудные дела»,

Он(а) может признать свою неправоту и извиниться передо мной», «При принятии семейных решений он(а) всегда учитывает мое мнение»); Несогласие—согласие (напр.: «Нам трудно достичь взаимного согласия», «Он(а) часто идет у меня на поводу», «Он(а) всегда соглашается с моими идеями и предложениями»); Непоследовательность—последовательность (напр.: «Иногда он(а) может разрешить то, что еще вчера запрещал(а)», «Никогда не скажешь наверняка, как он(а) отнесется к моим словам», «Никогда не знаешь, что от нее (него) ожидать»); Авторитетность родителя (напр.: «Я всегда учитываю его(ее) точку зрения», «Могу сказать, что он(а) для меня авторитетный человек», «Он (она) является для меня эталоном и примером во всем»); Удовлетворенность отношениями с родителем (напр.: «Я бы хотел(а), чтобы мои будущие дети относились ко мне так же, как я к нему (ней)», «Мне нравятся наши с ней (с ним) отношения», «Я хочу, чтобы он(а) всегда относился(относилалась) ко мне так же, как сейчас»).

Для исследования восприятия отношений в парах близнецов использовалась методика «Опросник различающейся среды сибсов» Д.Дэниэлс и Р.Пломина (Siblings Inventory of Differential Experience: SIDE; Daniels & Plomin, 1984), охватывающая такие сферы, как отношения близнецов с родителями, межличностные отношения в паре и отношения со сверстниками (см. Приложение 5). Опросник содержит 12 шкал, вопросы которых составлены так, что испытуемый должен охарактеризовать одновременно самого себя и своего близнеца (оценка выставляется сибсами относительно друг друга, например: «Мать больше ругает меня / нас обоих одинаково / моего брата»): Антагонизм сибсов (напр.: «Кто чаще первым начинает драку?», «Кому случалось чаще подводить другого?», «Кто был более склонен обманывать другого?»); Заботливость сибсов (напр.: «Кто проявлял больше участия и интереса друг к другу?», «Кто больше поддерживал (защищал) другого?», «Кому было более свойственно брать ответственность за другого?»); Ревность сибсов (напр.: «Кто чаше сравнивал себя с другим?», «Кто был более склонен завидовать другому?», «Кто больше старался превзойти другого?»); Близость сибсов (напр.: «Кто выказывал больше доверия другому?», «Кто проявлял большую привязанность по отношению к другому?», «Кто из вас больше верит другому?»); Близость отца (напр.: «Гордился тем, что мы делаем», «Любил делать что-либо вместе с нами», «Был чуток к тому, что мы думаем и чувствуем»); Контроль со стороны отца (напр.: «Был к нам более требователен», «Наказывал нас за плохое поведение», «Винил нас в том, что делал* другой член семьи»); Близость матери (те же вопросы, что и «Близость отца»); Контроль со стороны матери (те же вопросы, что и «Близость матери»); Отношение сверстников к учебе (напр.: «Честолюбивый», «Трудолюбивый», «Успешный»); Делинквентность сверстников (напр.: «Ленивый», «Неуправляемый», «Недисциплинированный») Популярность среди сверстников (напр.: «Известный», «Общительный», «Дружелюбный») и Жизненные события (напр. «Встреча с необычным человеком», «Болезнь», «Расставание с любимым человеком»).

2.3. Статистический анализ данных

Анализ описательных статистик для данных по опросникам ШСО, ВРР и SIDE проводился с помощью пакета SPSS 13 для Windows.

В связи с тем, что обследованная выборка была нормативной, распределение показателей по некоторым шкалам опросников было асимметричным (смещение вправо для шкал, отражающих удовлетворенность отношениями с родителями). Для минимизации эффекта смещенного распределения на результаты моделирования, сырые баллы были нормализованы с помощью процедуры логарифмической трансформации. В тех случаях, когда после процедуры трансформации индексы асимметрии распределения и эксцесса находились в пределах от -1,00 до 1,00, полагалось, что данные аппроксимировали нормальное распределение и распределение данных не должно существенно исказить результаты подбора моделей на основе принципа максимального правдоподобия (Muthen and Kaplan, 1985).

Влияние факторов пола и возраста на нормализованные оценки по шкалам опросников тестировалось при помощи аппарата дисперсионного анализа ANOVA. Рассматривались только те эффекты, которые были значимы на уровне р<0.01. Размер эффектов выражался в проценте объясненной дисперсии, и интерпретировался в соответствии с критерием

Кохена (Cohen, 1988) как маленький (от 1.0% до 5.9% дисперсии), средний от 5.9% до 13.8%) или большой (более 13.8%). Кроме этого, определялось отклонение каждого уровня фактора ANO VA от других уровней (например, отклонение средней оценки по шкале в группе 10-11-летних подростков от средних оценок в группах 12-13, 14-15 и 16-17-летних подростков). В выборке близнецов эффекты анализировались отдельно в двух подгруппах, в каждую из которых вошел один близнец пары. Поскольку проводилось большое количество сравнений, уровень статистической значимости был скорректирован с помощью поправки Бонферрони, при этом учитывались только эффекты, которые были значимы на уровне р<0,01 в обеих подгруппах близнецов.

Поскольку оценки внутрипарного сходства близнецов могут быть завышены из-за дисперсии, объясняемой полом и возрастом, данные измерений были скорректированы путем вычисления остатков регрессии на пол и возраст близнецов (McGue & Bouchard, 1984). Все генетические анализы проводились на скорректированных по полу и возрасту данных.

Для генетического анализа данных использовались методы структурного моделирования (программа Мх - Neale et al., 2004). Мх представляет собой программу, специально разработанную для гибкой обработки генетически информативных данных. Для оценки параметров моделей структуры фенотипической дисперсии на сырых данных использовался метод максимального правдоподобия с полной информацией (Full-Information Maximum Likelihood Method, FIML; Neale & Cardon, 1992; Neale et al., 2004).

2.3.1. Биометрическая генетика и метод близнецов

Методический аппарат генетико-статистического анализа эмпирических данных базируется на теории биометрической генетики (Мазер, Джинкс, 1985; Eaves et al., 1989; Falconer, 1990; Neale & Cardon, 1992). Основной прием такого анализа заключается в фиксации наблюдаемой в реальной жизни фенотипической изменчивости и последующем выделении и оценке непосредственно не измеряемых генетических и средовых компонент изменчивости.

Данные МЗ» и ДЗ близнецов используются для оценки вкладов следующих составляющих в общей фенотипической вариативности: аддитивные (А) и неаддитивные (D) генетические факторы; негенетические факторы, приводящие к повышению сходства между сибсами — «общая среда» (С); негенетические факторы, приводящие к снижению сходства между сибсами - «индивидуальная среда» (Е). Последний компонент включает в себя также изменчивость, вызванную ошибкой измерения. Описание близнецового метода, а также анализ его предпосылок и их обоснованности можно найти в работах Boomsma D.I. et al. (2002), Eaves L. (1982), Kendler K.S. and Eaves L. (1986), Martin and Eaves L. (1977), Neale M. and Cardon L. (1992) и Plomin R. et al. (2000).

С точки зрения теории биометрической генетики возможно написать структурные уравнения, связывающие наблюдаемые признаки близнецов с их генотипом и факторами окружающей среды. Можно сделать вывод о значении этих «латентных» факторов, сравнивая наблюдаемые корреляции между членами семьи с предсказанной корреляцией. Общая фенотипическая дисперсия (Р) признака является суммой этих компонентов дисперсии (Р = А + О + С + Е). Для разграничения источников дисперсии и установления их значимости необходима генетическая информация о субъектах.

Благодаря данным по близнецам можно установить различные компоненты дисперсии, поскольку у МЗ и ДЗ близнецов различная степень корреляции между генетическими компонентами А и Б, но одна степень корреляции между средовыми компонентами С и Е. МЗ близнецы имеют корреляцию равную 1 для обоих компонентов А и О, в то время как корреляции ДЗ близнецов соответственно равны и Ул. Обе пары близнецов, МЗ и ДЗ имеют корреляцию равную 1 для С, а Е - не коррелирует для обеих пар близнецов.

Поскольку фенотипические различия между МЗ близнецами могут происходить только из-за индивидуального влияния окружающей среды, это позволяет нам установить Е. Предположив, что степень сходства в окружающей среде для МЗ и ДЗ близнецов примерно одинакова, то любое дополнительное сходство между МЗ и ДЗ близнецами следует относить к большей пропорции одинаковых генов у МЗ близнецов, а, следовательно, позволяет нам установить компонент А. Установление компонента С происходит из различия корреляции МЗ близнецов и установленного действия компонента А.

Формула Игнатьева/Фальконера. Наследуемость (h) является показателем относительного вклада генов, влияющих на общую фенотипическую дисперсию. В классическом методе близнецов формула Игнатьева/Фальконера используется для установления наследуемости на У основе корреляций близнецов: h~ = 2 (гмз — гдз), где г - внутриклассовый коэффициент корреляции.

Относительный вклад общей и различающейся окружающей среды

2 2 2 2 2 представляет собой: с = гМз - h (или 2 гдз - гМз) ие = l- h + с . Данный подход не очень точен и не адекватен для тестирования, к примеру, половых различий и многомерных данных, поэтому предпочтительно использовать методы структурного моделирования, реализуемые с помощью соответствующих компьютерных программ (LISREL, MPlus, EQS, Amos,

Мх). Структурные модели ковариаций аппроксимируют к данным нескольких групп (МЗ и ДЗ близнецов) при помощи методов максимального правдоподобия.

Допущения близнецового метода. В классических исследованиях близнецов делаются многочисленные допущения:

• Равная степень подобия среды внутри пар МЗ и ДЗ близнецов.

• Генотип-средовая корреляция и взаимодействие оказывают на признак минимальное воздействие.

• Близнецы не отличаются по исследуемому признаку от генеральной популяции.

• Браки в популяции происходят случайным образом (нет ассортативности по исследуемому признаку).

2.3.2. Анализ путей и структурные уравнения

Для оценки влияния наследственных и средовых факторов на индивидуальные особенности восприятия семьи подростками использовались методы структурного моделирования (Ыеа1е е! а1., 2004). Структурное моделирование, известное также как модели с латентными переменными, - это общий подход, в котором влияние генотипа и среды рассматривается как вклад неизмеряемых (латентных) переменных в индивидуальные фенотипические различия. В основе метода лежат алгоритмы подбора моделей структуры фенотипической изменчивости и сопоставления теоретической структуры изменчивости с ее реальной структурой в данных.

В соответствии с основными принципами структурного моделирования матрицы ковариаций, полученные на наблюдаемой выборке, сопоставляются с теоретически рассчитанными моделями, которые описываются с помощью уравнений теоретически ожидаемых ковариаций. Подробное изложение методологии и техники данного подхода к решению генетических задач можно найти в статьях К.Йорескога (ДогеБкх^ & ЭогЬот, 1984).

Для выявления связи наблюдаемых параметров и исследуемых ненаблюдаемых (латентных) характеристик используется аппарат конфирматорного факторного анализа. В конфирматорном факторном анализе предполагается, что связь наблюдаемых параметров и исследуемых ненаблюдаемых (латентных) характеристик описывается линейной моделью

Х = Л/+£, где л: - вектор наблюдаемых переменных, / - вектор латентных переменных (факторов), А - матрица факторных нагрузок, е - вектор случайных возмущений.

В качестве наблюдаемых переменных Рг используются отклонения оценок по шкалам опросников от среднего значения, а в качестве латентных переменных Аь Д, С,- и Ei - величины, обусловленные аддитивными генетическими, неаддитивными генетическими (доминирование и эпистаз), а также влиянием межсемейной и внутрисемейной среды. Связь этих переменных для каждой пары близнецов описываются одномерной генетической моделью: г

Рг II айсеОООО ООООайсе

С, Е, Л2 »2

Полагая А» Д-, С,- и Е,- {¡—1,2) независимыми случайными величинами с единичной дисперсией, структуру фенотипической дисперсии Р,- можно представить в виде суммы вкладов аддитивного генетического компонента, неаддитивного генетического компонента, компонента общей среды и компонента индивидуальной среды:

Уаг(Р1) = а+ ^+с + е2.

Величина а2 определяет вклад аддитивных генетических эффектов, £ — у 7 неаддитивных генетических эффектов, сие- влияние соответственно общей и индивидуальной среды. В случае МЗ и ДЗ близнецов аддитивные генетические корреляции для МЗ и ДЗ близнецов равны соответственно 1 и 0,5; неаддитивные - 1 и 0,25; корреляции индивидуальной среды равны 1 для обоих типов близнецов; индивидуальная среда для разных близнецов не коррелирует по определению.

Данная модель может быть представлена графически в виде диаграммы путевых коэффициентов, в которой (см. рис. 1):

• наблюдаемые переменные обозначаются прямоугольниками;

• латентные переменные обозначаются кругами;

• однонаправленные стрелки (или пути) используются для представления предполагаемых причинных связей между переменными;

• двунаправленные стрелки используются для представления ковариационных связей между переменными (в частности, они же используются и для представления дисперсии).

Рисунок 1. Простая одномерная модель для МЗ и ДЗ близнецов. Фенотипы Р1 и Р2 формируются под влиянием латентных генетических (аддитивных А и неаддитивных D) и средовых (общих С и индивидуальных Е) факторов. В соответствии со стандартной теорией биометрической генетики, МЗ близнецы полностью разделяют аддитивные и неадднтивные генетические влияния (г=1,0), ДЗ близнецы разделяют только половину аддитивных (г=0,5) и четверть неаддитивных генетических влияний (г=0,25), и МЗ и ДЗ близнецы полностью разделяют влияния общей среды (г=1,0).

Метод анализа путей впервые был разработан С. Райтом (Wright, 1920; 1934) с целью интерпретации наблюдаемых корреляций между набором переменных в заранее заданной модели причинно-следственных отношений между этими же переменными. В приложении к близнецовым исследованиям модель предсказывает серию возможных значений для корреляций между близнецами на основе проверяемой гипотезы (к примеру, насколько аддитивные или доминантные генетические факторы, либо окружающая среда влияют на признак).

Полную модель близнецов (для одной переменной) можно изобразить с помощью путевой диаграммы (Рис. 1). Наблюдаемые признаки 1 и 2 близнецов представлены в прямоугольниках, в то время как ненаблюдаемые латентные) генетические и средовые переменные представлены в кружках. Причинно-следственные отношения (пути) представлены одинарными стрелками, идущими из латентных переменных к наблюдаемым признакам. Возможные значения (или коэффициенты регрессии) показанные переменными а, с1, с и е представляют действие латентных переменных на наблюдаемый признак. Квадрат этих возможных значений представляет дисперсию признака, объясняющуюся действием отдельного латентного фактора.

Круглые двойные стрелки показывают корреляции между латентными факторами (так, для МЗ близнецовой пары г = 1 для А, Б и С; для пары ДЗ близнецов г = 0,5 для А, 0,25 для В и 1 для С). Генетическая ковариация между близнецом 1 и близнецом 2 является произведением путей, связывающих вклад в развитие признака через А (для МЗ близнецов: а х 1 х а = а2; для ДЗ близнецов: а х 'Л х а = '/: а2). Ковариация для С и Б может быть выведена подобным образом по «правилу прохождения путей». Общая ковариация между двумя близнецами является суммой всех путей (через А, С и Б), связывающих наблюдаемые признаки. Ожидаемые дисперсии и ковариации признаков внутри МЗ и ДЗ близнецовых пар затем можно записать для вычисления дисперсии различных компонентов: Ковариация МЗ близнецов: а2+(12+с2+е2 а2+ (? + с2 а2 + 1? + с2 а2 + 01+с2 + е2

Коеариация для ДЗ близнецов: а2 + (12 + с2 + е2 '/га2 + *А(12 + с2 'Ли' + 1Ас12 + с2 а2 + (I2 + с2+ е2

Несмотря на то, что факторы СиБ включены в диаграмму и матрицы, они не могут быть установлены одновременно на данных классических исследованиях близнецов, выращенных вместе. Корреляции близнецов показывают большую вероятность присутствия одного из этих компонентов. Когда корреляция ДЗ близнецов меньше половины корреляции МЗ близнецов, это служит показателем доминантности, поскольку Б точно коррелирует для МЗ близнецов, и только на 25% для ДЗ близнецов. С другой стороны, влияние общей среды дает корреляцию у ДЗ близнецов больше половины корреляции МЗ близнецов. ДЗ корреляция, равная примерно половине МЗ корреляции предполагает аддитивное генетическое влияние, но также согласуется с присутствием обоих компонентов С и Б. Другими словами, данные близнецов, выращенных вместе, не дают достаточно информации для выделения действия неаддитивных и систематических средовых латентных факторов. Если, к примеру, включить данные о приемных детях (которые дают независимое значение для С, предполагающее, что наблюдаемая корреляция между приемными детьми происходит из единой окружающей семейной среды), возможно установить действие обоих компонентов. Показатели относительного вклада генов и среды обычно представляют в виде стандартизованных значений, когда

9 2 2 2 2 наследуемость вычисляется по формуле: а"/ (а + <1 + с + е ).

Аппроксимация модели структурных уравнений

Путевая диаграмма позволяет представить модель в схематической форме, но ее можно также отобразить в виде структурных уравнений и матриц ковариаций, а поскольку все три формы математически закончены, то вполне возможно переходить из одной формы к другой. Моделирование при помощи структурных уравнений (Григоренко, 1994; Малых, 1995; Neale & Cardon, 1992; Loehlin, 2004) представляет единую платформу для создания моделей при помощи анализа путей и дисперсии компонентов, к тому же является современным методом анализа данных близнецов. Программы расчета структурных уравнений включают использование матричных калькуляторов и методов математического программирования. С их помощью проверяются гипотезы о связях между наблюдаемыми и латентными переменными. Программы структурного моделирования в основном выполняют следующие операции:

• Задают допущения модели

• Проверяют аппроксимацию данной модели

• Могут одновременно анализировать данные нескольких различных семейных взаимосвязей

• Дают возможные значения генетических параметров и устанавливают ошибку измерения (доверительные интервалы)

• Позволяют сравнивать аппроксимацию различных моделей

Аппроксимация функции правдоподобия

Программы структурного моделирования устанавливают модельные параметры путем минимизации статистических критериев согласия между матрицами наблюдаемых и предсказанных ковариаций. Для проверки согласия используют различные критерии, но самым распространенным и устойчивым к ошибкам является критерий максимального правдоподобия. Логарифмическая функция правдоподобия максимизируется по итерационно подобранным значениям неизвестных параметров. Этот процесс, который называется оптимизацией или минимизацией, продолжается, пока не будут получены возможные значения параметров, удовлетворяющих максимуму логарифмического правдоподобия (соответствующие в некотором смысле минимальной разнице между моделью и данными). При допущении многомерной нормальности распределения вклад одной близнецовой пары в логарифмическую функцию правдоподобия-будет равен: Г=21п (2п) +1п\Д + (х1 -рУ1п Г1 (х1 - /ц) где 2- матрица ковариаций в популяции, и- вектор-столбец средних значений переменных по популяции, X; - вектор-столбец наблюдаемых вкладов пары близнецов и Как уже было отмечено выше, в модели близнецов матрица ковариаций Е определяется параметрами а, (1, с и е. Общая логарифмическая функция правдоподобия является суммой всех вкладов близнецов в данной выборке. Для определения искомых параметров необходимо, чтобы их количество не превышало количества заданных статистик. В нашем случае, этих статистик имеется р (р+1)/2 — столько, сколько различных между собой элементов в симметричной матрице X Разность ^ между количеством заданных статистик и количеством искомых параметров называется количеством степеней свободы задачи.

В программе Мх информация о предсказанных возможных значениях параметров (и их объяснимая дисперсия) вычисляется при помощи основанных на правдоподобии доверительных интервалов, а не стандартных ошибок. При использовании этого метода параметр прогрессивно перемещается от своего максимально правдоподобного возможного значения в любом направлении (в то время как происходит оптимизация других параметров модели), пока различие в аппроксимации с распределением £ с одной степенью свободы не станет значительным. В отличие от стандартных ошибок, основанные на правдоподобии доверительные интервалы могут располагаться несимметрично вокруг максимально: правдоподобного возможного значения. Пример синтаксиса для программы «Мх» приводится в приложении 6. ,

Оценка соответствия модели данным

Для оценки; соответствия моделей данным используется ряд статистических критериев: хи-квадрат, логарифмическое правдоподобие и информационный критерий Акаике. (Пример подбора моделей см. в Приложении 7.)

Критерий хи-квадрат (у?)

Критерий согласия относительно точно аппроксимированной (насыщенной) модели может быть получен при помощи коэффициента правдоподобия ("/). Здесь термин «точная аппроксимация» означает, что все ковариации были обработаны как свободные параметры, так что их максимально правдоподобные возможные значения будут соответствовать ковариациям всей выборки. Незначимая величина означает, что модель хорошо согласуется с данными, в то время как значимая величина (£) означает, что модель дает плохую аппроксимацию к данным и ее следует У отвергнуть. Степенями свободы (с11} для проверки ) являются количество наблюдаемых величин (которыми являются типичные для выборки вариации и ковариации) минус количество параметров, значения которых устанавливает модель.

Статистическая значимость различия между двумя конкурирующими моделями, обеспеченная вложенностью моделей (другими словами, множество параметров одной модели является подмножеством параметров другой модели) может быть проверена при помощи различия в значения (£) и различия в с^ между двумя моделями. На практике это может означать, что мы сможем проверить, будут ли значения компонентов А, Б, С и Е больше нуля. Например, можно сравнить модель АЕ с моделью АСЕ, проделав это, мы сможем проверить значимость компонента общей окружающей среды. Если аппроксимация простой, вложенной модели не будет - хуже аппроксимации полной модели, то следует предпочесть простую модель, поскольку она дает более конкретное объяснение наблюдаемым данным.

Логарифмическое правдоподобие (~2LnL)

Данная статистика является аналогом «хи-квадрат» и используется для оценки согласия моделей с данными при обработке сырых данных методом максимального правдоподобия с полной информацией (FIML).

Информационный критерий Акаике (AIC; Akaike 's Information Criterion)

AIC отражает степень простоты модели и вычисляется по формуле

AIC=f-2df, где X ~ статистика "хи-квадрат", a df - число степеней свободы (Akaike, 1987). Критерий AIC основан на идеях информационной теории и отдает предпочтение тем моделям, которые согласуются с результатами измерений при меньшем количестве параметров. Модель с большим по модулю отрицательным значением этого критерия рассматривается как наилучшая. В отличие от критерия %2, критерий AIC может использоваться для сравнения моделей, которые не являются гнездовыми (производными друг от друга).

Вероятность модели (р, probability) - в отличие от традиционных статистических анализов, где различия оцениваются как более значимые при «уровне значимости» р, стремящемся к нулю, в структурном моделировании с использованием сырых данных в программе «Мх» статистика р отражает более высокую приемлемость модели, приближаясь к значению 1 (на это важно обращать внимание при чтении таблиц в «Результатах»). Критерий используется для сравнения степени правдоподобия гнездовых (вложенных) моделей АЕ, СЕ и Е, которые являются последовательными упрощениями полной модели АСЕ. В определенных случаях программа структурного моделирования «Мх» не может надежно оценить значение р, поэтому в таком случае в таблицах ставится прочерк.

Глава 3. Результаты эмпирического исследования роли наследственных и средовых факторов в восприятии семьи

3.1. Исследование восприятия подростками целостной психологической атмосферы в семье

Для оценки восприятия подростками психологической атмосферы в своей семье использовались данные опросника «Шкала семейного окружения» (ШСО) Р.Мооза. Поскольку методика была адаптирована для русскоязычной популяции еще в середине 1980-х, мы провели ее повторную стандартизацию на нашей выборке.

Психометрический анализ опросника ШСО включал в себя несколько этапов: анализ надежности шкал, корреляционный анализ шкал опросника, факторный анализ шкал опросника, корректировка данных по полу и возрасту. Надежность (внутренняя согласованность) шкал методики оценивалась с помощью коэффициента Альфа Кронбаха. По результатам применения этого алгоритма шкалы были скорректированы путем удаления пунктов, отрицательно коррелирующих с общим значением шкалы (см. табл.1). К шкале «Интеллектуально-культурная ориентация» корректировка была неприменима за отсутствием в ней отрицательно коррелирующих пунктов.

Как видно из табл. 1, если до корректировки ни одна из шкал не соответствовала удовлетворительным значениям внутренней согласованности, то после корректировки пять шкал приблизились к

Заключение

В соответствии с поставленными целью и задачами исследования, мы делаем следующие выводы:

1. Теоретический анализ психогенетических исследований среды позволил выделить основные сферы проявлений генотип-средового взаимодействия и корреляции в восприятии семьи и социального окружения подростков: восприятие целостной семейной атмосферы, восприятие детско-родительских и внутрипарных отношений.

2. Рестандартизация опросников «Шкала семейного окружения», «Взаимодействие родитель-ребенок» и «Опросник различающейся среды сибсов» позволила оценить их факторную структуру и скорректировать внутреннюю согласованность шкал для повышения надежности измерений.

3. Внутрипарная согласованность восприятия семьи близнецами достаточно высока для всех исследуемых характеристик, однако для представлений о внутрипарных отношениях она уменьшается с возрастанием степени биологического сходства близнецов.

4. Результаты генетического анализа восприятия подростками семьи и близкого социального окружения свидетельствуют о наличии процессов генотип-средовой корреляции в этой сфере. На уровне целостного восприятия психологической атмосферы в семье значимое влияние генетических факторов испытывают характеристики межличностных отношений (конфликтность, сплоченность, независимость и организация).

5. Конкретные аспекты восприятия подростками своих отношений с родителями испытывают в большей степени влияние общей и индивидуальной среды, чем генетических факторов, однако генетические факторы проявляются в изменчивости таких характеристик детско-родительского взаимодействия, как близость, согласие и сотрудничество.

6. Характеристики восприятия внутрипарного взаимодействия близнецов испытывают дифференцированный вклад генетических и средовых факторов: восприятие близнецами своих отношений со сверстниками связано с генетическими факторами, в отличие от восприятия ими отношений в паре между собой.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Барский, Филипп Ильич, Москва

1. Анастази А. Дифференциальная психология. Индивидуальные и групповые различия в поведении. - М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001.

2. Биделл Т., Фишер К. Между природой и воспитанием: активность человека в эпигенезе интеллекта // Алфимова М.В., Равич-Щербо И.В. (Авторы-сост.) Психогенетика: хрестоматия М.: Издательский центр «Академия», 2006. - С. 382-430.

3. Выготский JI. С. Собр. соч. в 6 т., М., 1984.

4. Григоренко Е.Г. Применение статистического метода моделирования с помощью линейных структурных уравнений в психологии // Вопросы психологии, 1994, N.4. С. 108-126.

5. Егорова М.С., Зырянова Н.М., Паршикова О.В., Пьянкова С.Д., Черткова Ю.Д. Генотип. Среда. Развитие. М.ЮГМ, 2004.

6. Заззо Р. Психическое развитие ребенка и влияние среды. Доклад на Всемирной Ассамблее международной организации по вопросам дошкольного обучения и воспитания Афины, 1966 г. // Вопросы психологии, N2, 1967.

7. Игнатьев М.В. Определение генотипической и паратипической обусловленности количественных признаков (при помощи близнецового метода) // Труды Медико-биологического института. 1934. Т.З.С. 18-33.

8. Искольдский Н.В. Влияние внутрипарного взаимодействия близнецов на оценку наследуемости некоторых психологических характеристик // Новые исследования в психологии и возрастной физиологии. М., 1989.

9. Искольдский Н.В. Влияние социально-психологических факторов на индивидуальные особенности близнецов и их внутрипарное сходство по психологическим параметрам. Канд. дисс. М., 1987.

10. Леонтьев А.Н. Учение о среде в педологических работах Л. С. Выготского (критический анализ) // Вопросы психологии, 1998, N1. с.108-124.

11. Мазер К., Джинкс Дж. Биометрическая генетика. М.: Мир, 1985.

12. Малых С.Б. Количественные методы в генетике поведения. В кн.: Генетика поведения: количественный анализ психологических и психофизиологических признаков в онтогенезе. Под ред. Малых С. Б. М.: Зосюк^оБ, 1995, с.4-56.

13. Малых С.Б. Проблема наследственности в современных психологических исследованиях. // Вопросы психологии, 2004, N 2, с. 136-148. (а)

14. Малых С.Б. Психогенетика: теория, методология, эксперимент. М.: Эпидавр, 2004. (б)

15. Малых С.Б., Егорова М.С., Мешкова Т.А. Основы психогенетики. М.: Эпидавр, 1998.

16. Малых С.Б., Егорова М.С., Пьянкова С. Д. Детерминанты индивидуальных особенностей когнитивных характеристик ипсихологическая структура деятельности. // Психологический журнал, 1993, Т. 14, N5, с. 67-72.

17. Равич-Щербо И.В., Т.М.Марютина, Е.Л.Григоренко. Психогенетика. Учебник. М.: Аспект Пресс, 2006.

18. Эйдемиллер Э.Г. Добряков И.В. Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. -СПб.: Речь, 2003.

19. Abrahamson А. С., Baker L. A., Caspi А. (2002) Rebellious Teens? Genetic and Environmental Influences on the Social Attitudes of Adolescents. Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 83, No. 6, 1392-1408.

20. Agrawal, A., Brodie, E. & Wade, M. J. (2001). On indirect genetic effects in structured populations. American Naturalist 158, 308-323.

21. Akaike, H. (1987). Factor analysis and AIC. Psychometrika, 52,317—332.

22. Asbury K., Dunn J.F., Pike A., & Plomin R. (2003) Nonshared Environmental Influences on Individual Differences in Early Behavioral Development: A Monozygotic Twin Differences Study. Child Development, Volume 74, Number 3, Pages 933-943

23. Baker, L. A. & Daniels, D. (1990). Nonshared environmental influences and personality differences in adult twins. Journal of Personality and Social Psychology, 58, 103-110.

24. Barsky Ph. I. (2010) Environment, genes, and experience: lessons from behavior genetics. Journal of Physiology Paris, 2010, Vol. 104, Issue, 5-6. (doi: 10.1016/j .jphysparis.2010.08.002)

25. Barsky, Ph. I. (2007). Studies of environment in behavioral genetics. In S. B. Malykh & A. M. Torgersen (Eds.), Gene. Brain. Behavior (pp. 242-270). Moscow-Oslo: RP Press.

26. Bell, R. Q. (1968). A reinterpretation of the direction of effects in studies of socialization. Psychological Review, 75, 81-95.

27. Belsky, J., Bakermans-Kranenburg, M. J., & van Ijzendoorn, M. H. (2007). For better and for worse: Differential susceptibility to environmental influences. Current Directions in Psychological Science, 16, 300—304.

28. Billig, J. P, Hershberger, S. L., Iacono, W. G., & McGue, M. (1996). Life events and personality in late adolescence: Genetic and environmental relations. Behavior Genetics, 26, 543-554.

29. Block, J. (1971). Lives through time. Berkeley: Bancroft.

30. Bloom, B. L. (1985). A factor analysis of self-report measures of family functioning. Family Process, 24, 225—239.

31. Bloom, B.L., & Naar, S. (1994). Self-report measures of family functioning: Extensions of a factorial analysis. Family Process, 33, 203—261.

32. Boake, C., & Salmon, P. G. (1983). Demographic correlates and factor structure of the Family Environment Scale. Journal of Clinical Psychology, 39, 95—100.

33. Bolinskey P.K., Neale M.C., Jacobson K.C., Prescott C.A., Kendler K.S. (2004) Sources of Individual Differences in Stressful Life Event Exposure in Male and Female Twins. Twin Research, Volume 7, Number 1, pp. 33-38(6)

34. Borkenau P., Riemann R., Angleitner A., Spinath F. (2001) Genetic and Environmental Influences on Observed Personality: Evidence From the German Observational Study of Adult Twins. Journal of Personality and Social Psychology, 80, 655-668.

35. Borkowski, J. G. Ramey, S. L., & Bristol-Power, M. (Eds.). Parenting and the Child's World: Influences on Academic, Intellectual, and Social-Emotional Development. Mahwah: Lawrence Erlbaum Associates, 2002.

36. Bouchard T.J., & Loehlin J.C. (2001) Genes, Evolution, and Personality. Behavior Genetics, Vol. 31, No. 3, 243-273.

37. Bouchard, T. J., & McGue, M. (1990). Genetic and rearing environmental influences on adult personality: An analysis of adopted twins reared apart. Journal of Personality, 58, 263—292.

38. Boyd, C. P., Gullone, E., Needleman, M. & Burt, T. (1997). The Family Environment Scale: Reliability and normative data for an adolescent sample. Family Process, 36, 369—373

39. Bronfenbrenner U.& Ceci S.J., (1994) Nature-Nurture Reconceptualized in Developmental Perspective: A Bioecological Model. Psychological Review October Vol. 101, No. 4, 568-586

40. Bronfenbrenner, U. (1979) The ecology of human development. Cambridge, MA: Harvard University Press.

41. Brussoni M.J., Jang K.L., Livesley W.J., MacBeth T.M. (2000) Genetic and environmental influences on adult attachment styles. Personal Relationships, 7, 283-289.

42. Burt, S. A., McGue, M., Iacono, W. G., & Krueger, R. F. (2006). Differential parent- child relationships and adolescent externalizing symptoms: Cross-lagged analyses within a twin differences design. Developmental Psychology, 42, 1289-1298.

43. Chipuer, H. M., Plomin, R., Pedersen, N. L., McClearn, G. E. & Nesselroade, J. R. (1993). Genetic influence on family environment: The role of personality. Developmental Psychology, 29, 110-118.

44. Cohen J: Statistical Power Analysis for the Behavioral Sciences, 2nd ed. Hillsdale, NJ, Lawrence Erlbaum Associates, 1988

45. Cohen, D.J.; Dibble, E.; Grawe, J. M.; Pollin, W. (1975). Reliably separating identical from fraternal twins. Archives of General Psychiatry, 32, 13711375.

46. Cole, S. W. (2009). Social regulation of human gene expression. Current Directions in Psychological Science, 18, 132—137.

47. Collins W.A., Maccoby E.E., Steinberg L., Hetherington E.M., Bornstein M. (2000). Contemporaiy research on parenting: the case for nature and nurture. American Psychologist, 55, 218—232.

48. Daniels, D. & Plomin, R. (1985). Differential experience of siblings in the same family. Developmental Psychology, 21, 747-760.

49. Daniels, D. (1986). Differential experiences of siblings in the same family as predictors of adolescent sibling personality differences. Journal of Personality and Social Psychology, 51, 339-346.

50. Dawkins, R. (1982). The Extended Phenotype: The Gene as the Unit of Selection. Oxford University Press: Oxford.

51. Deater-Deckard, K., Fulker, D. W., & Plomin, R. (1999). A Genetic Study of the Family Environment in the Transition to Early Adolescence. Journal of Child Psychology and Psychiatry, Vol. 40, No. 5, p. 769-775.

52. Dunn, J., & Plomin, R. (1986). Determinants of maternal behavior toward three-year-old siblings. British Journal of Developmental Psychology, 4, 127-137.

53. Dunn, J., & Plomin, R. (1990). Separate lives: Why siblings are so different. New York: Basic Books.

54. Eaves L. J. (1982). The utility of twins. In V. Anderson et al. (Ed.), Genetic Bases of the Epilepsies. New York: Raven Press.

55. Eaves L. J., Eysenck H. J., & Martinm N. G. (1989) Genes, culture and personality: An empirical approach. San Diego, CA, US: Academic Press, Inc.

56. Eaves L.J., Carbonneau R. (1998) Recovering components of variance from differential ratings of behavior and environment in pairs of relatives. Developmental Psychology, 34, 125-129.

57. Erdle S. (1990) Limitations of the Heritability Coefficient as an Index of Genetic and Environmental Influences on Human Behavior. American Psychologist, Vol. 45, No. 4, 553-554

58. Falconer D.S. & Mackay, T. F. (1996). Introduction to Quantitative Genetics, 4th edn. Longman, Harrow.

59. Feinberg M., Neiderhiser J., Howe G., Hetherington E.N. (2001 ) Adolescent, Parent, and Observer Perceptions of Parenting: Genetic and Environmental Influences on Shared and Distinct Perceptions. Child Development, Vol. 72, N.4, p. 1266-1284.

60. Feinberg M.E. & Hetherington E.M. (2000) Sibling Differentiation in Adolescence: Implications for Behavior Genetic Theory. Child Development, Vol.71, N.6, pp.1512-1524.

61. Fowler, P. C. (1981). Maximum likelihood factor structure of the Family Environment Scale. Journal of Clinical Psychology, 37, 160—164.

62. Gondoli, D. M., & Jacob, T. (1993). Factor structure within and across three family-assessment procedures. Journal of Family Psychology, 6, 278—289.

63. Halloran, E. C., Ross, G. J., & Carey, M. P., (2002). The relationship of adolescent personality and family environment to psychiatric diagnosis. Child Psychiatry and Human Development, 32, 201—216.

64. Harden K.P., Hill J.E., Turkheimer E., Emery R.E. (2008) Geneenvironment correlation and interaction in peer effects on adolescent alcohol and tobacco use. Behavior Genetics. 2008;38(4):339-47.

65. Herndon, R. W., McGue, M., Krueger, R. F., & Iacono, W. G. (2005). Genetic and environmental influences on adolescents' perceptions of current family environment. Behavior Genetics, 35, 373—380.

66. Hetherington E.M., Reiss D., & Plomin R. (Eds.) (1994) Separate social worlds of siblings: Impact of nonshared environment on development. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates Inc.

67. Hoffman, L. W. (1991). The influence of the family environment on personality: Accounting for sibling differences. Psychological Bulletin, 110, 187-203.

68. Horwitz A.V., Videon T.M., Schmitz M.F., Davis D. (2003) Rethinking Twins and Environments: Possible Social Sources for Assumed Genetic Influences in Twin Research. Journal of Health and Social Behavior, Vol. 44, pp.111-129.

69. Hur Y., Bouchard, T.J., (1995) Genetic Influences on Perceptions of Childhood Family Environment: A Reared Apart Twin Study. Child Development, 66, 330-345.

70. Iervolino, A. C., Pike, A., Manke, B., Reiss, D., Hetherington, E. M., & Plomin, R. (2002). Genetic and environmental influences in adolescent peer socialization: Evidence from two genetically sensitive designs. Child Development, 73, 162-174.

71. Jang, K. L., Vernon, P. A., Livesley, W. J., Stein, M. B., & Wolf, H. (2001). Intra- and extra-familial influences on alcohol and drug misuse: A twin study of gene-environment correlation. Addiction, 96, 1307—1318.

72. Jenkins J.M., Rasbash J., O'Connor T.M. (2003) The Role of the Shared Family Context in Differential Parenting. Developmental Psychology, Vol. 39, No. 1, 99-113

73. Johnson W., McGue M., Krueger R.F., Bouchard T.J. (2004) Marriage and Personality: A Genetic Analysis. Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 86, No. 2, 285-294.

74. Johnson W., Turkheimer E., Gottesman I.I., Bouchard T.J. (2010) Beyond Heritability: Twin Studies in Behavioral Research. Current Directions in Psychological Science, 2010 1; 18(4):217-220.

75. Johnson, W. (2007) Genetic and environmental influences on behavior: Capturing all the interplay. Psychological Review, Vol. 114 (2), 423-440.

76. Kendler K.S., & Baker J.H. (2007) Genetic influences on measures of the environment: a systematic review. Psychological Medicine, 37 (5), 615-626.

77. Kendler, K. S., Jacobson, K. C., Myers, J. M., & Eaves, L. J. (2008). A genetically informative developmental study of the relationship between conduct disorder and peer deviance in males. Psychological Medicine, 7, 1001-1011.

78. Kendler, K.S., Jacobson, K.C., Gardner, C.O., Gillespie, N.G., Aggen, S.A., & Prescott, C.A. (2007). Creating a social world: A developmental twin study of peer group deviance. Archives of General Psychiatry, 64, 958-965.

79. Kendler, K.S., Neale, M., Kessler, R., Heath, A. & Eaves, L. (1993). A twin study of recent life events and difficulties. Archives of General Psychiatry, 50, 789-796.

80. Kim-Cohen, J., & Gold, A.L. (2009). Measured gene—environment interactions and mechanisms promoting resilient development. Current Directions in Psychological Science, 18, 132—137.

81. Knafo A., Plomin R. (2006) Parental Discipline and Affection and Children's Prosocial Behavior: Genetic and Environmental Links. Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 90, No. 1, 147-164.

82. Kronenberger, W. G. & Thompson, R. J. (1990). Dimensions of family functioning in families with chronically ill children: A higher order factor analysis of the Family Environment Scale. Journal of Clinical Child Psychology, 19, 380—388.

83. Krueger, R. F., South, S., Johnson, W. and Iacono, W. (2008). The Heritability of Personality Is Not Always 50%: Gene-Environment Interactions and Correlations Between Personality and Parenting. Journal of Personality, 76: 1485-1522.

84. Krueger, R.F., Markon, K.E., & Bouchard, T.J. (2003). The Extended Genotype: The Heritability of Personality Accounts for the Heritability of Recalled Family Environments in Twins Reared Apart. Journal of Personality, Vol. 71, No. 5, 809-834.

85. Lerner R.M. (1995) The Limits of Biological Influence: Behavioral Genetics as the Emperor's New Clothes. Psychological Inquiry, Vol. 6, N.2, pp. 145156.

86. Lerner R.M. (2004) Genes and the Promotion of Positive Human

87. Development: Hereditarian Versus Developmental Systems Perspective. In:

88. Coll C.G., Bearer E.L., Lerner R.M. (Eds.) Nature and Nurture: The Complex Interplay of Genetic and Environmental Influences on Human Behavior and Development. Lawrence Erlbaum Associates, London, New Jersey. P. 1-35.

89. Lewin, K. (1936) Principles of topological psychology. New York: McGraw-Hill.

90. Liang, H., & Eley, T. (2005). A Monozygotic Twin Differences Study of Nonshared Environmental Influence on Adolescent Depressive Symptoms. Child Development, Vol. 76, No. 6, 1247-1260.

91. Lichtenstein P., Ganiban J., Neiderhiser J.M., Pedersen N.L., Hansson K., Cederblad M., Elthammar O., and Reiss D. (2003) Remembered Parental Bonding in Adult Twins: Genetic and Environmental Influences. Behavior Genetics, Vol. 33, No. 4.

92. Loehlin J. C., Neiderhiser J. M., Reiss D. (2003). The behavior genetics of personality and the NEAD study. Journal of Research in Personality, 37, 373 -387.

93. Loehlin J.C. (1997) A Test of J. R. Harris's Theory of Peer Influences on Personality. Journal of Personality and Social Psychology May 1997 Vol. 72, No. 5, 1197-1201

94. Loehlin J.C., Neiderhiser J.M., Reiss D. (2005) Genetic and Environmental Components of Adolescent Adjustment and Parental Behavior: A Multivariate Analysis. Child Development, Vol. 76 Issue 5, p. 1104-1115

95. Loehlin, J. C., & Nichols, R. C. (1976). Heredity, environment, and personality. Austin: University of Texas Press.

96. Loehlin, J. C., Willerman, L. & Horn, J. M. (1988). Human behavior genetics. Annual Review of Psychology, 39, 101-133.

97. Loehlin, J.C. (1992). Genes and environment in personality development. Sage series on individual differences and development, Vol. 2. Thousand Oaks, CA: Sage Publications, Inc.

98. Loehlin, J.C. (2004). Latent variable models: An introduction to factor, path, and structural equation analysis (4th ed.). Lawrence Erlbaum. Mahwah: NJ.

99. Losoya S.H., Callor S., Rowe D.C., Goldsmith H.H. (1997) Origins of Familial Similarity in Parenting A Study of Twins and Adoptive Siblings. Developmental Psychology, Vol. 33, No. 6, 1012-1023

100. Loveland-Cherry, C. J., Youngblut, J. M., & Kline-Leidy, N. W. (1989). A psychometric analysis of the Family Environment Scale. Nursing Research, 38,262—266.

101. Maccoby E. E. (2000) Parenting and it's Effects on Children: Oil Reading and Misreading Behavior Genetics. Annual Review of Psychology. 2000. 51:1-27

102. Manke, B., McGuire, S., Reiss, D., Hetherington, E.M., & Plomin, R. (1995). Genetic contributions to adolescents' extrafamilial social interactions: Teachers, best friends, and peers. Social Development, 4, 238256.

103. Martin N.G., Eaves L.J. (1977) The genetical analysis of covariance structure. Heredity;38( 1 ):79-95.

104. McGue M., Bacon S., Lykken D.T. (1993) Personality Stability and Change in Early Adulthood: A Behavioral Genetic Analysis. Developmental Psychology, Vol. 29, No. 1, 96-109.

105. McGue M., Elkins I., Walden B. & Iacono W. G. (2005) Perceptions of the Parent-Adolescent Relationship: A Longitudinal Investigation. Developmental Psychology, 2005, Vol. 41, No. 6, 971-984.

106. McGue, M., & Bouchard, T. J. (1984). Adjustment of twin data for the effects of age and sex. Behavior Genetics, 14, 325—343.

107. McGuffin P. & Buckland P. (1991). Major genes, minor genes and molecular nuerobiology of mental illnes: a comment on 'quantative trait loci and psychopharmacology' by Plomin McClearn and Gora-Maslak. Journal of psychopharmacology. 5, 18-22

108. McGuire S. (2001) Nonshared Environment Research: What Is It and Where Is It Going? Marriage & Family Review, Vol. 33, No. 1, p.31-56

109. McGuire S. (2003) Heritability of parenting. Parenting: science and practice. 3 (1), 73-94.

110. McHale S.M., Bissell J., & Kim J.Y. (2009) Sibling relationship, family, and genetic factors in sibling similarity in sexual risk. Journal of Family Psychology. 2009; 23(4):562-72.

111. Middeldorp, C. M., Cath, D. C., Vink, J. M., & Boomsma, D. I. (2005). Twin and Genetic Effects on Life Events. Twin Research and Human Genetics. Vol. 8, No. 3, 224-231.

112. Miles D. R. & Carey G. (1997) Genetic and Environmental Architecture of Human Aggression. Journal of Personality and Social Psychology. Vol. 72, No. 1, 207-217

113. Moffitt, T. E., Caspi, A., & Rutter, M, (2005). Strategy for investigating interactions between measured genes and measured environments. Archives of General Psychiatry, 62, 473-481.

114. Moos R.H., & Moos B.S. (1994). A Social Climate Scale: Family Environment Scale manual. Development, applications, research. 3rd edition. Palo Alto: Consulting Psychologists Press, Inc. Pp. 1—96.

115. Moos, R. H. & Moos, B. S. (1984). Family Environment Scale manual. (Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press)

116. Moos, R. H. (1974). Family Environment Scale (Form R). Palo Alto. CA.: Consulting Psychologists Press.

117. Moos, R. H. (1975). Assessment and impact of social climate. In P. McReynolds (Ed.) Advances in psychological assessment (Vol. 3). San Francisco: Jossey-Bass.

118. Moos, R. H. (1976). The human context: Environmental determinants of behavior. New York: Wiley.

119. Moos, R. H., & Moos, B. S. (1981). Manual: Family Environment Scale. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press.

120. Moos, R.H. (1968). The assessment of the social climates of correctional institutions. Journal of Research in Crime and Deliquency, 5, 174-188.

121. Moos, R.H. (1990). Conceptual and empirical approaches to developing family-based assessment procedures: resolving the cast of the Family Environment Scale. Family Process, 29, 199—209.

122. Munet-Vilaro, F., & Egan, M. (1990). Reliability issues of the Family Environment Scale for cross-cultural research. Nursing Research, 39, 244— 247.

123. Murray, H. A. (1938). Explorations in Personality. New York: Oxford University Press.

124. Muthen B., & Kaplan D. (1985) A comparison of some methodologies for the factor analysis of non-normal Likert variables. Brithish Journal of Mathematical & Statistical Psychology, 38, 171-189.

125. Neale, M. C. & Cardon, L. R. (1992). Methodology for genetic studies of twins and families. Dordrecht, the Netherlands: Kluwer Academic.

126. Neale, M. C., Boker, S. M., Xie, G., & Maes, H. H. (2004). Mx: Statistical Modeling (6th edition). VCU Box 900126, Richmond, VA 23298: Department of Psychiatry.

127. Neiderhiser J.M., Reiss D., Hetherington E.M., Plomin R. (1999) Relationships Between Parenting and Adolescent Adjustment Over Time: Genetic and Environmental Contributions. Developmental Psychology, Vol. 35, No. 3,680-692.

128. Nichols, R. C, & Bilbro, W. C. (1966). The diagnosis of twin zygosity. Acta Genetica, 16, 265—275.

129. O'Connor T.G., Croft C.M. (2001) A twin study of attachmennt in preschool children. Child Development, 72, 1501-1511.

130. O'Connor, T. G., Hetherington, E. M., Reiss, D., & Plomin, R. (1995). A twin-sibling study of observed parent-adolescent interactions. Child Development, Vol. 66, No. 3, 812-829.

131. Odling-Smee, F. J., Laland, K. N. & Feldman, M. W. (2003). Niche Construction: The Neglected Process in Evolution. Princeton University Press : Princeton.

132. Oliver, J. M., May, M. J., & Handal, P. J. (1988). The factor structure of the Family Environment Scale: Factors derived from subscales. Journal of Clinical Psychology, 44, 723—727.

133. Penninkilampi-Kerola V., Moilanen I., & Kaprio J. (2005) Co-twin dependence, social interactions, and academic achievement: A populationbased study. Journal of Social and Personal Relationships, Vol. 22, No. 4, 519-541.

134. Perusse, D., Neale, M. C., Heath, A. C. & Eaves, L. J. (1994). Human parental behavior: Evidence for genetic influence and potential implication for gene-culture transmission. Behavior Genetics, 24, 327-335.

135. Pike A. & Eley T.C. (2009) Links between parenting and extra-familial relationships: nature or nurture? Journal of Adolescence. 2009;32(3):519-33.

136. Pike A., Atzaba-Poria N. (2003) Do sibling and friend relationships share the same temperamental origins?A twin study. Journal of Child Psychology and Psychiatry 44:4, pp 598-611

137. Pike A., Manke B., Reiss D., Plomin R. (2000) A Genetic Analysis of Differential Experiences of Adolescent Siblings Across Three Years. Social Development, Vol. 9, N.l, 96-114.

138. Plomin R. & Caspi A. (1999) Behavioral Genetics and Personality. In Pervin L.A., John O.P. (Eds.) Handbook of personality: theory and research. 2nd ed. New York: The Guilford Press.

139. Plomin R. (1994) Genetics and experience. Newbuiy Park, CA: Sage Publications.

140. Plomin R., Asbury K., Dunn J. (2001) Why Are Children in the Same Family So Different? Nonshared Environment a Decade Later. Canadian Journal of Psychiatry, 46, 225-33.

141. Plomin R., Chipuer H.M., Neiderhiser J.M. (1994) Behavioral geneticevidence for the importance of nonshared environment. In: Hetherington

142. E.M., Reiss D., Plomin R. (Eds.) Separate Social Worlds of Siblings: The Impact of Nonshared Environment on Development. Hillsdale, NJ: Erlbaum. p.1-31.

143. Plomin R, Loehlin J.C., DeFries J.C. (1985) Genetic and Environmental Components of "Environmental" Influences. Developmental Psychology, Vol.21, No. 3, 391-402

144. Plomin R, Reiss D., Hetherington E.M., Howe G.W. (1994) Nature and Nurture: Genetic Contributions to Measures of the Family Environment. Developmental Psychology, Vol. 30, No. 1, 32-43.

145. Plomin, R. & Caspi, A. (1999). Behavioral Genetics and Personality. In: L. A. Pervin, & O. P. John (Eds.) Handbook of Personality: Theory and Research. 2nd ed. (pp. 251-276) New York: The Guilford Press.

146. Plomin, R. & Daniels, D. (1987). Why are children in the same family so different from one another? Behavioral and Brain Sciences, 10, 1-60.

147. Plomin, R. (1989). Environment and genes: Determinants of behavior. American Psychologist, 44, 105-111.

148. Plomin, R. (1995). Genetics and children's experiences in the family. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 36, 33—68.

149. Plomin, R., & Bergeman, C. S. (1991). The nature of nurture: Genetic influence on "environmental" measures. Behavioral and Brain Sciences, 14, 373-427.

150. Plomin, R., DeFries, J. C., & Loehlin, J. C. (1977). Genotype-environment interaction and correlation in the analysis of human behavior. Psychological Bulletin, 84, 309-322.

151. Plomin, R, DeFries, J. C., McClearn, G. E., & McGuffin, P. (2008). Behavioral genetics (5th ed.). New York: Worth.

152. Plomin, R., Foch, T. T. & Rowe, D. C. (1981). Bobo clown aggression in childhood: Environment not genes. Journal of Research in Personality, 15, 331-342.

153. Plomin, R., Lichtenstein, P., Pedersen, N. L., McClearn, G. E. & Nesselroade, J. R. (1990). Genetic influence on life events during the last half of the life span. Psychology and Aging, 5, 25-30.

154. Plomin, R., Loehlin, J. C., & DeFries J. C. (1985). Genetic and environmental components of "environmental" influences. Developmental Psychology, 21, 391—402.

155. Plomin, R., Manke, B. & Pike, A. (1996). Siblings, behavioral genetics, and competence. (In G. Brody (Ed.), Sibling relationships: Their causes and consequences (pp. 75—104). Norwood, NJ: Ablex.)

156. Plomin, R., McClearn, G. E., Pedersen, N. L, Nesselroade, J. R., & Bergeman, C. S. (1988). Genetic influence on childhood family environment perceived retrospectively from the last half of the life span. Developmental Psychology, 24, 738-745.

157. Plomin, R., McClearn, G. E., Pedersen, N. L., Nesselroade, J. R., & Bergeman, C. S. (1989). Genetic influence on adults' ratings of their current family environment. Journal of Marriage and Family, 51:791-803.

158. Plomin, R., Reiss, D., Hetherington, E. M., & Howe, G. W. (1994). Nature and nurture: Genetic contributions to measures of the family environment. Developmental Psychology, 30, 32—43.

159. Reiss, D., Hetherington, E. M., Plomin, R., Howe, G. W., Simmens, S. J., Henderson, S. H., O'Connor, T. J., Bussell, D. A., Anderson, E. R. & Law, T. (1995). Genetic questions for environmental studies. Archives of General Psychiatry, 52, 925-936.

160. Reiss, D., Neiderhiser, J. M., Hetherington, E. M., & Plomin, R. (2000). The relationship code: Deciphering genetic and social influences on adolescent development. Cambridge, MA: Harvard University Press.

161. Rende R. (1995) The Limits of Genetic Influences: A New Horizon for Behavior Genetics. Psychological Inquiry, Vol. 6, N.2, pp. 157-161.

162. Rende, R. D., Slomkowski, C. L., Stocker, C., Fulker, D. W., & Plomin, R. (1992). Genetic and environmental influences on maternal and siblinginteraction in middle childhood: A sibling adoption study. Developmental Psychology, 28, 484-490.

163. Rhee, S. H., & Waldman, I. D. (2002). Genetic and Environmental Influences on Antisocial Behavior. A Meta-Analysis of Twin and Adoption Studies. Psychological Bulletin, Vol. 128, No. 3, 490-529.

164. Riemann, R., Angleitner, A., & Strelau, J. (1997). Genetic and environmental influences on personality: A study of twins reared together using the self- and peer report NEO-FFI scales. Journal of Personality, 65, 449-475.

165. Rietveld M.J.H., van der Valk J.C., Bongers I.L., Stroet T.M., Slagboom P.E. and Boomsma D.I. (2000) Zygosity diagnosis in young twins by parental report. Twin Research, 3, 134-141.

166. Roosa, M. W., & Beals, J. (1990). Measurement issues in family assessment: the case of the Family Environment Scale. Family Process, 29, 191—198.

167. Rose R.J., Koskenvuo M., Kaprio J., Sarna S., Langinvainio H. (1988) Shared Genes, Shared Experiences, and Similarity of Personality: Data From 14,288 Adult Finnish Co-Twins. Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 54, No. 1,161-171.

168. Rose R.J., Viken R.J., Dick D.M., Bates J.E., Pulkkinen L., Kaprio J. (2003) It Does Take a Village: Nonfamilial Environments and Children's Behavior. Psychological Science, Vol. 14, No. 3, 273-277.

169. Rowe D. C. (1994) The Limits of Family Influence: Genes, Experience, and Behavior. New York: Guilford.

170. Rowe, D. C. (1981). Environmental and genetic influences on dimensions of perceived parenting: A twin study. Developmental Psychology, 17, 203-208.

171. Rowe, D. C. (1983). A biometrical analysis of perceptions of family environment: a study of twin and singleton sibling kinship. Child Development, 54, 416-423.

172. Rowe, D. C., & Plomin, R. (1981). The importance of nonshared (Ei) environmental influences in behavioral development. Developmental Psychology, 17, 517-531.

173. Rowe, D.C., Jacobson, K.C., & van den Oord, E. (1999). Genetic and environmental influences on vocabulary IQ: Parental education level as moderator. Child Development, 70, 1151-1162.

174. Rutter M. (2006) Genes and Behaviour: Nature-Nurture Interplay Explained. Blackwell Publishing, UK.

175. Rutter M., Pickles A., Murray R., Eaves L. (2001) Testing Hypotheses on Specific Enviromnental Causal Effects on Behavior. Psychological Bulletin, Vol. 127, No. 3,291-324.

176. Rutter, M. (2007). Gene—environment interdependence. Developmental Science, 10, 12—18.

177. Rutter, M., Moffitt, T. E., & Caspi, A. (2006). Gene—environment interplay and psychopathology: multiple varieties but real effects. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 47, 226—261.

178. Sanford, K. C., Bingham, R., & Zucker, R. A. (1999). Validity issues with the Family Environment Scale: Psychometric resolution and researchapplication with alcoholic families. Psychological Assessment, 11, 315— 325.

179. Saucier, G., Wilson, K. R., & Warka, J. (2007). The structure of retrospective accounts of family environments: Related to the structure of personality attributes. Journal of Personality Assessment, 88, 295—308.

180. Saudino, K. J., Pedersen, N. L., Lichtenstein, P., McClearn, G. E., & Plomin, R. (1997). Can personality explain genetic influences on life events? Journal of Personality and Social Psychology, 72, 196—206.

181. Scarr, S. (1992). Developmental theories for the 1990s: Development and individual differences. Child Development, 63, 1-19.

182. Scarr, S., & McCartney, K. (1983). How people make their own environments: a theory of genotype—environmental effects. Child Development, 54,424-435.

183. Schaffner K. F. (2006) Behavior: Its Nature and Nurture, Part 1. In: Parens E., Chapman A. R., Press N. (Eds.) Wrestling with Behavioral Genetics. The Johns Hopkins University Press: Baltimore, USA.

184. Spotts, E. L., Lichtenstein, P., Pedersen, N., Neiderhiser, J. M., Hansson, K., Cederblad, M., & Reiss, D. (2005). Personality and Marital Satisfaction: A

185. Behavioural Genetic Analysis. European Journal of Personality, 19, 205227.

186. Torgersen, A. M. & Janson, H. (2002). Why do twins differ in personality: Shared environment reconsidered. Twin research, 5, 44-52.

187. Turkheimer, E. (2000). Three laws of behavior genetics and what they mean. Current Directions in Psychological Science, 9, 160-164.

188. Turkheimer, E., & Waldron, M. (2000). Nonshared environment: A theoretical, methodological, and quantitative review. Psychological Bulletin, 126, 78—108.

189. Turkheimer, E., D'Onofrio, B. M., Maes, H. & Eaves, L. (2005). Analysis and interpretation of twin studies including measures of the shared environment. Child Development, 76, 1217-1233.

190. Turkheimer, E., Haley, A., Waldron, M., D'Onofrio, B. & Gottesman, I. I. (2003). Socioeconomic status modifies heritability of IQ in young children. Psychological Science, 14, 623-628.

191. Vernon P.A., Jang K.L., Harris J.A., McCarthy J.M. (1997) Environmental Predictors of Personality Differences. A Twin and Sibling Study. Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 72, No. 1, 177-183

192. Wachs, T. D. (1983). The use and abuse of environment in behavior genetic research. Child Development, 56, 775-778.

193. Wahlsten, D. (1990). Insensitivity of the analysis of variance to heredity— environment interaction. Behavioral and Brain Sciences, 13, 109-161.

194. Walden B., McGue M., Iacono W. G., Burt S. A., Elkins I. (2004) Identifying Shared Environmental Contributions to Early Substance Use. The Respective Roles of Peers and Parents. Journal of Abnormal Psychology August 2004 Vol. 113, No. 3, 440-450

195. Waldron, R., Sabatelli, R., & Anderson, S. (1990). An examination of the factor structure of the Family Environment Scale. American Journal of Family Therapy, 18, 257—272.

196. Walker S.O. & Plomin R. (2006) Nature, Nurture, and Perceptions of the Classroom Environment as They Relate to Teacher-Assessed Academic Achievement: A twin study of nineyear-olds. Educational Psychology, Vol. 26, No. 4, 2006, pp. 541-561.

197. Wichers M. C., Van Os J., Danckaerts M., Van Gestel S., Derom C., & Vlietinck R. (2001) Associations between nonshared environment and child problem behaviour. Soc. Psychiatry Psychiatr. Epidemiol. 36: 319-323

198. Wright S. (1920) The Relative Importance of Heredity and Environment in Determining the Birth Weight of Guinea Pigs. Proceedings of the National Academy of Sciences 6:320-32.

199. Wright S. (1934) The Method of Path Coefficients. Annals of Mathematical Statistics 5:161-215.