Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Хармз Вахид Аблахад, 2000 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ПСИХИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ЭМИГРАНТОВ В РУССКОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ.

1.1. Понятие психической адаптации в психологии.

1.2. Исследование защитных механизмов личности и копинг поведения в русской и зарубежной литературе.

1.3. Исследования соци ально-психологических и психологических проблем инкультурации эмигрантов по данным зарубежной и русской литературы. .4. Исследование психической адаптации эмигрантов в русской и зарубежной психологии.

1.5. Психологическая помощь эмигрантам по данным зарубежной и отечественной литературы.

ГЛАВА 2. МЕТОДЫ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ. ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Экстенсивные методы исследования:.

Интенсивные методы:.

Опросник Кеттелла взрослый и детский варианты.

Методика фрустрационной толератности (детский и взрослый варианты).

Методика " незаконченные предложения", направленная на анализ особенностей отношений к эмиграции.

Методика САН - для оценки самочувствия, активности, настроения.

Объект исследования.

ГЛАВА 3 ИССЛЕДОВАНИЯ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ И ОСОБЕННОСТЕЙ ПСИХИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СЕМЕЙ ЭМИГРАНТОВ.

3. ]. Исследование личностных характеристик взрослых эмигрантов.

3.2.Особенности фрустрационной толерантности у эмигрантов.

Исследование структуры личности и фрустрационной толерантности у детей эмигрантов.

3.4. Исследование особенностей психической адаптации эмигрантов.

Соотношение показателя психической дезадаптации с половозрастными характеристиками.

3.5. Исследование взаимосвязи социального и профессионального статуса эмигрантов (средовых факторов) с особенностями их психической адаптации.

3.6. Исследование взаимосвязей психической адаптации эмигрантов с эмоционально-волевыми характеристиками личности и состоянием здоровья.

3.7. Исследование взаимосвязи психической адаптации с личностными ресурсами у эмигрантов.

Г Л А В А 4 ИССЛЕДОВАНИЯ ДИНАМИКИ ПСИХИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СЕМЕЙ ЭМИГРАНТОВ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ.

4.1. Анализ микросоциальных взаимодействий в семьях эмигрантов.

4.2. Основные направления психологической помощи семьям эмигрантов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Медико-психологические аспекты нарушения психической адаптации эмигрантов"

Актуальность темы. Проблема психической адаптации (ПА) в психологии представляет собой важную область исследований, расположенную на стыке различных отраслей знаний: физиологии, психологии, медицины и экологии.

В немногочисленных клинико-психологических исследованиях психическая адаптация рассматривается как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды (Александровский Ю.А.,1976; Березин Ф.Б.1988,Вассерман Л.И., Беребин М.А., Косенков Н.И.,1994 Масе С.А.,1953 и др.)

Березин П.Ф использую структурно- уровневый подход выделяет уровни психической адаптации: психофизиологический, психологический с социально-психологический.

В многочисленных исследованиях русских и зарубежных психологов было отмечено, что эффективность психической адаптации человека в значительной степени зависит от психофизиологического потенциала личности, от уровня эмоциональной напряженности, фрустрационной толерантности и от средовых особенностей, таких как микросоциальное взаимодействия личности, адекватность межличностных отношений (Соколов В.П. Панин Л.Е., 1981; Березин Ф.Б., 1988; Brown J.S., 1961, Appley M.N.,1972; Воробьев B.M., 1993, и др.)

Другие авторы связывают эффективность психической адаптации с адекватной поисковой активностью при выходе из стрессовых и фрустрационных ситуаций. (Ротенберг В.С, Аршавский В.В.,1984).

В современных условиях проблема эффективности психической адаптаци приобретает все большее значение. Это обусловлено не только возрастанием роли научно-технического прогресса,что требует от человека высоких энергетических и информационных затрат и нередко приводит к повышению риска возникновения психических и психосоматических заболеваний. Неблагоприятная экономическая и политическая ситуация во многих странах мира неизбежно приводит к эмиграции больших групп населения, которые оказываются в необычных и нередко экстремальных условиях существования. Эффективность их психической адаптации на новом месте в значительной степени зависит от личностных и социально-психологиеских характеристик,что обеспечивет наиболее важные взаимоотношения человека и его окружения, способствует формированию психического гомеостаза.

Специальных исследований по изучению особенностей психической адаптации эмигрантов в доступной нам литературе мы не нашли.

В отдельных исследованиях отражаются адаптационные проблемы эмигрантов в зависимости от срока пребывания в эмиграции, мотивов эмиграции, культорологических факторов.(Murfy N.B.,1974; Mijava А.,1979; Kristal-Andersson В.,1976; Krupinski J. And et,1965) Многие исследователи, изучавшие эмигрантов, отмечают что у них наблюдается повышенный риск к возникновению нервно-психических заболеваний. (Hollingsbhfad A G & Redlich F С, 1958; Lee Е. S., 1963; Klefbeck J & Stolt J., 1975; Berry J. W., 1979 и др.)

Подавляющее большинство исследований было посвящено эмигрантам, добровольно эмигрировавшим в другую страну или ви-зитрерам. Кроме того, в этих исследованиях анализировались особенности инкультурации и социально-психологической адаптации эмигрантов, Клинико- психологических исследований лиц вынужденных эмигрировать по различным, в том числе и политическим мотивам представлено крайне недостаточно, за исключением фрагментарных исследований некоторых зарубежных авторов. (Kosinski L.A. and Prothero R.M., 1975; Murphy J.H., 1974; Berstein M) Нарастание требований новой социальной среды для эмигрантов может привести к нарушению психической адаптации, способствовать возникновению интрапсихического конфликта и иррациональных форм поведения. tt Детальное клинико-психологическое изучение личностных и средовых факторов, влияющих на эффективность психической адаптации эмигрантов позволит с одной сторны выделить значимость каждого фактора в их адаптационном процессе,а с другой стороны определить их соотношение в зависимости от возрастных, индивидуально-типологических, психологических и социально-психологических параметров. Такой комплексный подход к проблеме психической адаптации эмигрантов является весьма актуальным и несомненно перспективным. Он позволяет дифференцированно подойти к проблемам диагностики степени уровня и специфики дезадаптации эмигрантов и к психологической помощи.

Целью нашего исследования было изучение особенностей психической адаптации и механизмов дезадаптации эмигрантов с учетом возрастных, индивидуально-психологических, клинико-психологических и социально-психологических факторов.

Исходя из цели исследования были поставлены следующие задачи:

1. Теоретико-методологический анализ проблемы психической адаптации, инкультурации и психологической помощи эмигрантам.

2. Клинико-психологический анализ личности эмигрантов и членов их семей.

3. Исследование особенностей фрустрационной толерантоно-сти, интеграции поведения, защитных механизмов личности у эмигрантов и членов их семьи.

4. Сравнительное исследование психической адаптации у эмигрантов в зависимости от возрастных, индивидуально-психологических, мотивационных, социально-психологических факторов.

5. На основе дискриминационного анализа выделение детерминирующих факторов психической дезадаптации эмигрантов и разработка основных направлений психологической помощи. Объект исследования. 40 семей эмигрантов из Ирака, проживающих в Швеции. Из них 40 мужчин в возрасте от 24 до 59 лет, 40 женщин такого же возрастного диапозона и 55 детей в возрасте от 8 до 14 лет. Контрольную группу составили 25 российских семей, из них 18 полных семей и 7 - не полных. Было обследовано: 18 мужчин, 25 женщин и 25 детей,

Предмет исследования. Особенности психической адаптации (основные факторы, психологические механизмы и специфические проявления) у эмигрантов в сравнении с контрольной группой. Гипотеза исследования

Психической дезадаптация эмигрантов проявляется в эмоциональной нестабильности, фрустрационной напряженности, в наличии стойких интрапсихических конфликтов и в дизинтеграции поведения. На формирование психической дезадаптации эмигрантов существенную роль оказывают неблагоприятные ситуационные факторы: отсутствие постоянной работы, языковые и этнокультурные барьеры, а также неадекватные установки и отношения к процессу эмиграции и личностная дизгармония. Специфика адаптационных механизмов эмигрантов определяется не характером средо-вых условий, а степенью сбалансированности системы эмигрант-среда

Научная новизна исследования. Впервые на основе клинико-психологического и социально-психологического анализа особенностей психической адаптации эмигрантов выявлены основные системообразующие факторы психической дезадаптации. Показано соотношение этих факторов в завивисимости от структуры личности, особенностей эмоционального реагирования, системы отношений личности и микросоциальных взаимодействий.

Практическая значимость работы. Определены психологические признаки и критерии психической дезадаптации с целью ее прогноза и разработки эффективных направлений психологической помощи. Обоснован методический материал для оценки степени психической дезадаптации.

Положения выносимые на защиту.

1.В группе эмигрантов наблюдаются различные по степени тяжести нарушения психической адаптации, которые проявляются в дизгармоничной личностной структуре, в неадекватных способах эмоционального реагирования на конфликт, в нарушении системы межличностного и микросоциального взаимодействия.

2. Адаптационная напряженность у эмигрантов в значительной степени обусловлена рассоглосованием в системе потребностей и целей эмиграции.

3. Существенное значение на формирование адекватных адаптационных механизмов оказывает возрастной фактор, а также интрапсихический потенциал личности ( формы психической активности, способы эмоционального реагирования, структура личности).

4. Психологическая помощь эмигрантам с целью эффективности психической адаптации определяется следующими направлениями: направленное изменение условий жизни эмигранта в соответствия с его образовательным и профессиональным уровнем,изменение иерархии потребностей и системы значимых целей, а также повышение интрапсихической адаптации в процессе направленной дифференцированной психологической коррекции.

Апробация результатов исследования и внедрение в практику.

Основные положения диссертации были доложены на Анань-евских чтениях в октябре 1998 и 1999 годов, опубликованы в сборниках. Материалы диссертации обсуждались на семинаре психологов и психиатров в психиатрическом центре, а также на собрании представителей Иракского землячества в Швеции. Данные исследования используются в лекционных курсах "Этнопсихология", "Психологическая коррекция и консультирование" на факультете психологии СПбГУ.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. В структуре личности эмигрантов наблюдаются достоверно высокие показатели, отражающие эмоциональную неустойчивость, тревожность, социальную интроверсию, конформность на поведенческом уровне, подозрительность, рационализм, при эмоциональной независимости.

2. Слабая интеграция личностных свойств у эмигрантов в сравнении с контрольной группой проявляется в высокой эмотивно-сти, фрустрированности, тревожности. В контрольной группе интегрирующими свойствами личности является самоконтроль поведения и коммуникативность.

3. Выявлен низкий уровень фрустрационной толерантности у эмигрантов, что проявляется в выраженных агрессивных тенденциях или в уходе от конфликта с повышенной фиксацией на его причине, в преобладании эгозащитных типов реагирования. Наблюдается преобладание неконструктивных способов реагирования на фрустрацию и сниженный уровень социальной конформности в сравнении с контрольной группой.

4. Выделены три основные группы эмигрантов в зависимости от уровня и направленности дезадаптации : интерпсихическая дезадаптация (15%), интрапсихическая дезадаптация (50%), смешанная (35%). Эффективность интерпсихической адаптации зависит от социального и профессионального статуса эмигранта, от благоприятных микросоциальных взаимодействий, от отношения эмигранта к процессу инкультурации. Эффективность интрапсихической адаптации определяется гармонизацией личностной структуры, фрустрационной толерантностью, адекватными способами психологической защиты и копинг поведения.

5. В группе эмигрантов с интрапсихической дезадаптацией выделены виды интрапсихического конфликта в зависимости от по-требностно-мотивационных факторов, индивидуально-психологических особенностей эмигрантов и степени фрустрационной напряженности. Представленная классификация позволяет дифференцированно подойти к психологической помощи эмигрантам.

6. Выделены два основных направления психологической помощи эмигрантам и их семьям: Первое - повышение социальной активации эмигрантов, организация их жизнедеятельности и общения с целью успешной интеграции их новом социуме. Второе -разработка дифференцированных методов психокоррекционных и психотерапевтических воздействий путем интеграции их в новую среду и дифференцированный подход к психокоррекцион-ной и психотерапевтической работе. Для эмигрантов с резко выраженной интрапсихической дезадаптацией это формирование позитивных и оптимистических установок на настоящее и будущее с использованием различных психотерапевтических приемов. При неустойчивой интрапсихической адаптации рекомендованы групповые психотерапевтические занятия, специальные психорегул и рующие тренировки, направленные на развитие самоконтроля поведения, способов релаксации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ВЫВОДЫ

Сравнительный анализ личностных характеристик эмигрантов и контрольной группы показал наличие достоверных статистических различий между исследуемыми группами по следующим параметрам: в группе эмигрантов наблюдаются более низкие показатели по фактору С, что отражает эмоциональную неустойчивость эмигрантов и являются благоприятным фоном для развития невротических и неврозоподобных состояний. Качественный анализ данных указывает на наличие у эмигрантов невротических симптомов, что проявляется в снижении эмоционального контроля, беспомощности, усталости, неспособности справиться с имеющимися жизненными трудностями.

Достоверно низкие показатели по фактору I в группе эмигрантов обусловлены с одной стороны этнопсихологическими особенностями исследуемой группы, а с другой стороны сложившейся ситуации вынужденной эмиграции, что требует мобилизации таких личностных качеств как рациональность* практичность. В этнопсихологических работах русских и зарубежных авторов подчеркивается высокая эмотивность, эмоциональность русских, в сравнении с лицами, пренадлежащих к восточной культуре. (Эриксон, Лебедева, Маан, Альмаграши и др).

Достоверно высокие показатели по фактору L+ у эмигрантов в отличии от контрольной группы указывают на их склонность к подозрительности, к обособлению от окружающих. Достоверно высокие показатели по фактору N+ отражают расчетливость, проницательность, рациональность, отсутствие склонности к эмоциональным порывам у эмигрантов в отличии от контрольной группы.

Анализ первичных личностных факторов отражает общий профиль структуры личности, однако ориентация только на эти параметры является далеко недостаточной. С целью дальнейшего анализа мы провели оценку вторичных факторов, что показало достоверно высокие показатели по фактору тревожности у эмигрантов. В психологии тревожность определяется как отрицательно окрашенное переживание внутреннего беспокойства, озабоченности. Исследования тревожности показали, что ее уровень в значительной степени зависит от обстоятельств, но каждый человек имеет свой характерологический уровень тревожности или порог тревожности. (Березин П.Ф., Наенко и др.) Факторные компоненты тревожности, входящие в данный показатель методики Кеттелла условно можно разделить на две группы: факторы, описывающие эмоциональные переживания отрицательного характера (H,L,0,Q4) и факторы контроля над эмоциями (С и 03).У эмигрантов отрицательно окрашенные переживания (6,8 балла ) более выражены, чем трудности их контроля(4,8 балла). В контрольной группе эти показатели одинаковы.(5,7), что указывает на то, что тревожность в контрольной группе не является дезорганизующим фактором поведения. Роль тревоги в адаптационном процессе может существенно изменяться в зависимости от интенсивности требований, предъявляемых к адаптационным механизмам личности. Эмиграция предъявляет повышенные требования к адаптационным механизмам индивидуума. Анализ показал, что высокая тревожность наблюдается в группах со стажем эмиграции от 0 до 3 лет и от 3 до 10 лет. У эмигрантов со стажем выше 10 лет этот показатель снижается. Для лиц с высоким уровнем тревожности типичны тенденции к отрицательной оценке ситуации и перспективы. У них наблюдается эмоциональная неадекватность, сниженная самооценка, недостаточный самоконтроль поведения. Для лиц с низким уровнем тревожности характерны высокая активность (Н+), оптимистическая оценка ситуации, потребность определить свое поведение в соответствии с принятыми нормами,(Q3+), самодостаточность (Q2+). Все это указывает на то, что тревога в значительной степени препятствует адаптационному процессу у эмигрантов, способствует дизгармони-зации личностных свойств, формированию отрицательных эмоциональных состояний.

Достоверно низкие показатели по второму фактору экстра-версия-интроверсия отражают особенности реактивного торможения. Р.Кеттелл рассматривал интроверсию как результат социального торможения, что проявляется в неспособности контактировать с людьми.

В изучаемой группе эмигрантов отмечаются низкие показатели как в потребности в общении(4,7балла) так и возможности его реализации,(4,7 балла) Этого не наблюдается в контрольной группе , где возможность реализации общения несколько выше, чем потребность в нем.(5,8 балла) и (5,6 балла). Эти данные указывают на то, что эмиграция оказывает негативное влияние не только на коммуникативные характеристики личности эмигрантов, но и на возможность их адекватной реализации.

Достоверно высокие показатели у эмигрантов по фактору рациональность, практичность указывает на более выраженную склонность эмигрантов к действию, готовность решать объективно жизненные проблемы.

Достоверно низкие показатели по фактору конформность в исследуемой группе эмигрантов указывает на их повышенную зависимость от сложившихся обстоятельств. Сравнительный анализ показал высокую поведенческую зависимость в группе эмигрантов в сравнении с контрольной группой. Однако, при высокой поведенческой зависимости у эмигрантов наблюдается эмоциональная независимость.^,4). Расхождения между показателями поведенческой и эмоциональной зависимости у эмигрантов подчеркивают существенные расхождения в проявлениях конформности на поведенческом и эмоциональном уровнях. Вероятно это является одним из существенных факторов дезадаптации эмигрантов, который негативно влияет на интеграцию поведения .формируют "двойные личностные стандарты", (термин Э.Эриксона). В процессе межличностных контактов улице рассогласованной конформностью может наблюдаться высокая тревожность, страхи, неуверенность.

Сравнительный анализ показателей женщин и мужчин в изучаемой группе выявил, что в структуре личности женщин наблюдаются более низкие показатели по фактору С, отражающему эмоциональную неустойчивость, повышенную невротизацию личности, повышенную чувствительность (I), что указывает на большую утонченность, мягкосердечность женщин в сравнении с мужчинами. По остальным показателям достоверных статистических различий не выявлено. В целом профиль структуры личности мужчин и женщин существенно не отличаются друг от друга. Анализ вторичных факторов показал, что в структуре личности женщин более выражена тревожность, зависимость в сравнении с мужчинами. Однако, уровень социальной экстраверсии у них достоверно выше. Возможно это обусловлено тем, что несмотря на то, что круг общения женщины ограничен в основном домом, но потребность в общении у них более выражена, чем у мужчин., поэтому показатель экстраверсии выше.

Анализ фрустрационных реакций показал достоверно высокие показатели типов реакций с фиксацией на защите (ED) в группе эмигрантов, что указывает на тенденцию отрицания или признания собственной вины, уклонение от упреков, направленных на защиту своего Я, тенденцию взять ответственность в решении фрустрации на себя. Фрустрационная регрессия проявляется у эмигрантов также в наличии достоверно низкого числа упорствующих реакций (NP), что отражает отсутствие у эмигрантов конструктивных способов реагирования на фрустрирующую ситуацию. Анализ направленности реакций выявил преобладание у эмигрантов импунитивных (безобвинительных) реакций. Импунитивные реакции (М) отражают своеобразный уход от конфликта с целью смягчения эмоционального неблагополучия. Преобладание этих реакций указывает на неврозоподобный тип реагирования на фрустрацию. (Н.Тарабрина,1972 Л.И.Завилянская,1987 И.И.Мамайчук, Г.В. Пятакова, 1990 ). Полученные данные указывают на неадекватность эмоционального реагирования в ситуации фрустрации у эмигрантов, их слабую способность к конструктивному разрешению ситуации в отличии от контрольной группы. Объективно непреодолимые препятствия, связанные с вынужденной эмиграцией негативно отражаются на психическом состоянии обследуемых, формирует неконструктивные способы поведения у них. Анализ реагирования на фрустрацию в группах мужчин и женщин показал, что в целом женщинам и мужчинам свойственны самозащитные реакции. Для них характерна также или резко выраженная агрессивная направленность реакций (Е), или попытки ухода и снижения значимости проблем. (импунитивная направленность реакций). Преобладание эго-защитных типов реакций в сочетании с импунитивной их направленностью подчеркивает фрустрационную напряженность у обследуемых групп эмигрантов.

В группе детей эмигрантов наблюдаются достоверно высокие показатели по факторам, отражающим эмоциональное неблагополучие детей, что возможно связано с эмиграцией и вследствие этого с неблагоприятным психологическим климатов в семье. Достоверно большее число эгозащитных реакций и интрапунитивных реакций, отражающих склонность к самообвинению у детей эмигрантов указывает на повышенную зависимость, склонность к послушанию, подчинению. Существенные различия между группами были обнаружены при сопоставлении характера реакций на конфликтную ситуацию в присутствии взрослых и детей. Анализ показал, что в обеих изучаемых группах конфликт со сверстниками чаще всего вызывает экстрапунитивную направленность реакций, но в группе детей эмигрантов отмечается повышенная фиксация на источнике конфликта (реакции О-Д). В сфере общения со взрослыми у детей эмигрантов в основном преобладают реакции интропунитивного направления и отмечается повышение упорствующих реакций типа е и i. У детей контрольной группы, наоборот, в общении со взрослыми преобладают экстрапунитивное направление реакции и самозащитный тип реагирования. Эти особенности в значительной степени обусловлены стилем семейного воспитания. В изучаемых нами семьях эмигрантов мусульманское вероисповедание наблюдалось у 20% обследуемых, однако культурные стереотипы (эмигранты из Ирака) в значительной степени отражались на особенностях воспитания детей. Преобладание неконструктивных поведенческих реакций в ситуации фрустрации у детей эмигрантов в значительной степени обусловлено особенностями их воспитания, которое проявляется в торможении активности и инициативы ребенка, в повышении зависимости от семейного окружения. Полученные данные показывают, что в изучаемой группе детей эмигрантов наблюдаются повышенная фрустрированность, эмоциональная неустойчивость, сниженная социальная конформность. Однако, в группе взрослых эмигрантов эти показатели более выражены.

На основании полученных эмпирических данных мы проанализировали особенности психической адаптации эмигрантов. Психическую адаптацию мы рассматриваем как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды. Мы Использовали формулу, предложенную Мамайчук, (1994) и апробированную в диссертационных работах.(Мендоса,1991; Чавес,1992; Маан,1995; Саад, 1996; Трошихина, 1997 и др.).

OD) + (Af) + Q4 С где ПД - показатель психической дезадаптации, OD - показатель фиксации на препятствии в ситуации конфликта, М - показатель импунитивного реагирования на конфликт, Q4- показатель фрустрационной напряженности, С - показатель интеграции поведения. Чем выше итоговая оценка, тем выше показатель дезадаптации. Нормальный уровень психической адаптации наблюдался у шести эмигрантов (4,8%), у (42,2%) наблюдалась неустойчивая психическая адаптация и у 50% стойкое нарушение психической адаптации. Т.е. подавляющее большинство обследуемых эмигрантов отличались разной степенью дезадаптированности (средняя дезадаптированность и высокая дезадаптированность). Корреляционный анализ показал высокую зависимость коэффициента психической дезадаптации от таких эмоционально-волевых компонентов личности как тревожность, эмоциональная неустойчивость и фрустрированность. Психическая дезадаптация проявляется в таких неконструктивных реакциях на фрустрацию как эгозащита и фиксация на источнике препятствия.

В группе А детей эмигрантов получены также корреляционные связи коэффициента психической дезадаптации с эмоционально-волевыми структурами личности и неконструктивными способами реагирования на фрустрацию.

Половозрастной анализ показал, что коэффициент дезадаптации у мужчин достоверно выше, чем у женщин. Большинство мужчин на период обследования не имели постоянной работы, проживали на пособие. Женщины преимущественно занимались домашним хозяйством, как и до эмиграции. Вероятно неопределенность социального статуса является одним из факторов в формировании психической дезадаптации. Наиболее низкий уровень психической дезадаптации наблюдался в группе детей эмигрантов. В возрастной группе от 41 до 50 лет наблюдается высокий показатель психической дезадаптации. Социальная неустроенность, неопределенность статуса все это негативно влияет на психическую адаптацию, формирует фрустрационную напряженность, тревожно-депрессивный фон настроения. Полученные данные совпадают с показателями социальной конформности (CGR). С возрастом эмигрантов этот показатель достоверно уменьшается как в мужской, так и в женской группах.

Вероятность нарушений психической адаптации увеличивается с изменением социальной среды вследствие эмиграции, что приводит к нарушению стереотипов социального взаимодействия.

Важную роль в эффективности психической адаптации у эмигрантов имеет достижение значимых целей в сфере социального взаимодействия межличностных и микросоциальных отношений. Мы проанализировали соотношение коэффициента ПД со следующими показателями: профессиональным статусом, материально-бытовыми условиями и успешностью овладения языком. Существенных различий в уровне психической дезадаптации в зависимости от профессионального статуса в группах эмигрантов не выявлено. Более низкий уровень ПД наблюдается в группе временно работающих. У эмигрантов, имеющих постоянную работу наблюдалась выраженная психическая дезадаптация, несмотря на относительное материальное благополучие. Чем выше материально-бытовые условия у эмигрантов, тем выше коэффициент дезадаптации. Эти данные убедительно доказывают, что создание материально-бытовых условий для эмигрантов не является существенным фактором в эффективности их психической адаптации в условиях эмиграции. В группе взрослых эмигрантов не наблюдается связи психической дезадаптации с успешностью владения иностранным языком. В группе детей эмигрантов эта тенденция четко прослеживается. Знание языка в значительной степени улучшает адаптацию детей эмигрантов, позитивно отражается на их психическом самочувствии, снижает фрустрационную напряженность и тревожность.

Отсутствие взаимосвязи эффективности психической адаптации у взрослых эмигрантов с возрастными факторами, профессиональным статусом, материально-бытовыми условиями, знанием языка указывает на наличие других причин, оказывающих негативное влияние на эффективность их адаптации.

В исследованиях некоторых авторов рассматриваются два вида адаптации: аллопсихическая адаптация и интрапсихическая адаптация. (Goodstein, Lanyon 1975, McCral 1984, Березин 1988 и др.). В организации аллопсихической адаптации (мы назвали ее как интерпсихическая) важную роль играют средовые факторы и не наблюдается противоречия между потребностями и целями личности. Эффективность интерпсихической адаптации зависит от социального и профессионального статуса эмигранта, от благоприятных микросоциальных взаимодействий, от отношения эмигранта к процессу инкультурации. Эффективность интрапсихической адаптации определяется гармонизацией личностной структуры, фрустрационной толерантностью, адекватными способами психологической защиты и копинг поведения. При интрапсихической адаптации адаптационный процесс не затрагивает среду, а ограничивается пределами психической сферы. С нарушением интерпсихической адаптации было 12 человек (15%). С нарушением интрапсихической адаптации было 40 человек, (50%), а с нарушением интер- и интрапсихической адаптации было 28 человек (35%).

Особый интерес представляет изучение интер- и интрапсихической активности и адаптации в контексте преодолевающего поведения (coping behavior), которое рассматривается как форма психической активности, направленная на преодоление стрессовых воздействий и овладение ситуацией. Эффективное копинг поведение является важным фактором в установлении взаимоотношений в системе человек-среда. Эффективная психическая адаптация достигается с использованием как механизмов внешней активности, так и внутренней (интрапсихической). Эти теоретические предпосылки послужили нам основой для анализа интерпсихической и интрапсихической адаптации эмигрантов и их соотношения.

С этой целью мы исследовали особенности отношений эмигрантов к самому процессу эмиграции, к культуре и традициям страны, к социальному статусу в период эмиграции и отношению к будущему. Кроме того проследили как влияют выявленные факторы на уровень психической адаптации эмигрантов. Исследование психической адаптации предполагает комплексный подход и одновременное рассмотрение всех ее аспектов. Для этого необходимо наряду с изучением параметров характеризующих собственно психическую адаптацию проанализировать ее психофизиологические показатели, отражающие функционирование интегративных церебральных систем и социально-психологические показатели.

При изучении психофизиологических параметров мы использовали шкалу САН, отражающую активность, самочувствие и настроение обследуемого, результаты направленной беседы с эмигрантами с целью анализа их состояния здоровья и структурно-уровневый анализ тревожности.

Социально-психологических параметры изучались на основе анализа микросоциальных взаимодействий и успешности в достижении значимых целей. С помощью методики незаконченных предложений нами изучались особенности отношений эмигрантов к эмиграции , социальному статусу, шведской культуре и будущему.

У подавляющего большинства эмигрантов наблюдается негативное отношение к эмиграции. В ответах обследуемых подчеркивается тоска по Родине, глубокие разочарования, безысходность и пр. Только у 20% обследуемых отмечалось положительное отношение к эмиграции. Несмотря на то, что 60% эмигрантов имели работу, их отношение к эмиграции было негативным, они высказывали неудовлетворенность, желание вернуться на родину, беспокойство за судьбу детей. Большинство эмигрантов высказывают позитивное отношение к шведской культуре и традициям, особенно такая тенденция наблюдается в группе мужчин. Однако, 30% высказывают негативное отношение. Давая позитивную оценку шведской культуре и традициям многие эмигранты подчеркивали, что это к ним не подходит, отмечали существенную разницу в традициях. В беседе подчеркивали: "их культура для них хорошая, но с нашей культурой большая разница" Из всех положительных оценок наблюдалось более 80% таких высказываний. Эти данные указывают на рациональное восприятие эмигрантами шведской культуры и традиций, но на эмоциональном уровне прослеживается отвержение и негативизм. 55% эмигрантов негативно относятся к будущему и только у 40 процентов наблюдаются позитивные представления о будущем. Содержательный анализ ответов показал, что подавляющее большинство обследуемых мечтают в старости вернуться на Родину, у большинства обследуемых мечты связаны с успехами детей: получение ими образования, устройство их на работу, чтобы дети были независимы и счастливы, почитали родителей. Выраженная противоречивость в системе отношений эмигрантов к прошлому, настоящему и будущему негативно отражается на их психической адаптации. Неудовлетворенность ситуацией и своим положением у 80% эмигрантов изучаемой группы можно рассматривать как интегральную характеристику, отражающую нарушение их адаптации.

Наличие неудовлетворенности сложившейся жизненной ситуацией у эмигрантов из Ирака в Швецию определятся тремя основными факторами: резкое изменение культуры (трудности ин-культурации), существенное преобразование потребностей и целей, что также приводит к адаптационному напряжению, и значительное снижение физических и психических ресурсов у эмигрантов.

Значимость первого фактора в дезадаптации эмигрантов очевидна. Проблемы инкультурации восточных эмигрантов на Западе достаточно подробно описаны в литературе. Перемена места жительства является существенным фактором, способствующем напряжению адаптационных механизмов. Наши данные показывают существенное расхождение между актуальными потребностями у эмигрантов и возможностями их удовлетворения. Актуальной потребностью у подавляющего большинства в изучаемой группе эмигрантов является возвращение на Родину. Удовлетворение этой потребности практически невозможно для эмигрантов из-за сложившейся политической ситуации.

Важное значение в эффективности их адаптации имеют их психические и физические ресурсы. Анализ показывает, что в группе эмигрантов отмечается значительное число соматических жалоб в сравнении с контрольной группой. Наиболее выраженные различия наблюдаются в жалобах психосоматического круга (головные боли, сердцебиение, повышение давления). Аналогичные данные получены при обследовании по методике САН, где получены достоверно низкие показатели по фактору здоровье, а также по методике "незаконченные предложения". Мы провели корреляционный анализ показателей самочувствие по методике САН, графическому тесту с показателями фрустрационной напряженности, тревожности, показателем психической дезадаптации. Анализ показал, наличие достоверных корреляционных связей между этими показателями. В связи с этим можно предположить, что у эмигрантов наблюдаются различные психосоматические расстройства, обусловленные напряженностью адаптационных механизмов, что приводит к нарушению психического гомеостаза.

Мы проанализировали особенности структуры личности, фру-страционных реакций у эмигрантов с высоким и сред невыраженным уровнем психической дезадаптации. В обеих группах наблюдается повышение уровня тревожности. В группе со средневыра-женным уровнем дезадаптации обследуемых мы наблюдали широкий разброс показателей тревожности при наличии конструктивных способов реагирования на фрустрацию. В группе с высоким уровнем психической дезадаптации также отмечается разброс показателей тревожности, но с преобладанием неконструктивных способов реагирования на фрустрацию, что проявлялось в ригидности и стереотипности их поведения.

Важное значение в эффективности адаптационного процесса эмигрантов играют защитные механизмы личности. Неэффективность защитных механизмов может привести к невротическим или психопатическим реакциям личности. Наш анализ показал, что большинство эмигрантов используют такой защитный механизм как вытеснение. При неадекватно выраженном вытеснении, что наблюдалось у эмигрантов ухудшалось микросоциальное взаимодействие, поведение их отличалось меньшей интегрированностью. Это проявлялось в затруднениях при использовании прошлого жизненного опыта. Устранение тревоги благодаря действию этого механизма в некоторых случаях способствовало формированию демонстративного поведения, что наглядно проявлялось в преобладании эго-защитных реакций в ситуации фрустрации. Расширение круга вытесняемых стимулов сопровождается у эмигрантов ухудшением способности к критическому анализу ситуации, к ее адекватному структурированию. У некоторых эмигрантов мы наблюдали возрастание фантазирования, позволяющего замещать вытесняемые элементы реальной ситуации.

Следующий защитный механизм, который наблюдался у эмигрантов - это фиксация тревоги и, в связи с этим, развитие ограничительного и компенсаторного поведения. Этот защитный механизм наблюдается часто у эмигрантов при нарастании адаптационной напряженности. При прогнозировании ситуации высокотревожные и фиксированные на тревоге эмигранты стремились предвидеть даже маловероятные возможности. При слабовыраженной психической дезадаптации у некоторых эмигрантов наблюдалось ограничительное или компенсаторное поведение. При выраженном нарушении психической адаптации в сочетании с высоким уровнем тревоги структура поведения резко дезорганизуется. Это проявлялось в многочисленных тревожно-фобических реакциях, в соматических жалобах, в снижении активности.

Важным защитным механизмом, который мы наблюдали у эмигрантов было обесценивание исходных потребностей. Это проявлялось в уменьшении активности и спонтанности поведения, в снижении эмоционального фона. Однако потребность в глубоких и прочных контактах с окружающими у многих эмигрантов увеличивалась. При чрезмерной выраженности этого защитного механизма наблюдалось увеличение фрустрационной напряженности, тревоги, нарушение микросоциальных отношений, (разводы, измены, конфликты с женами и детьми). У многих эмигрантов наблюдались депрессивные настроения, астенические состояния по поводу чего они обращались не только к психологу, но и к врачам-специалистам.

Как основной механизм интрапсихической адаптации отрицание у эмигрантов наблюдалось относительно редко. Но у двух человек мы наблюдали чрезмерную выраженность отрицания. Это проявлялось в преувеличении ими своих возможностей, в неадекватном прогнозе ситуаций, в постановке эмигрантами нереальных целей и задач, в усилении гипертимности. У эмигрантов с чрезмерно выраженным отрицанием отмечался ускоренный процесс ассимиляции в новой культуре, за счет полного отрицания национальных традиций и стереотипов.

С целью изучения динамики психической адаптации мы отобрали 25 семей эмигрантов, которые были повторно обследованы через три года. Мы провели посемейный анализ: сравнили уровень психической дезадаптации отца с остальными членами семьи. Корреляционный анализ не выявил достоверной связи коэффициента ПД у отца с показателями ПД у матерей и детей, однако прослеживается тенденция увеличения уровня ПД у членов семьи, где у отца наблюдается высокий показатель психической дезадаптации. Особенно такая тенденция отмечается у жен эмигрантов. Полученные данные позволяют предположить, что психическая дезадаптация отца семейства в условиях эмиграции негативно сказывается на адаптации членов его семьи, что приводит к выраженному нарушению микросоциального взаимодействия. В нашей выборке мы наблюдали значительное число случаев (15 из 25), с выраженными межличностными конфликтами в семьях между родителями и детьми.

Анализ данных показывает, что несмотря на незначительно повышение показателя социальной конформности в группе взрослых эмигрантов, уровень психической дезадаптации у них увеличился. Т.е. при внешнем благополучии и общей социальной адап-тированности интрапсихический конфликт остается высоким и отмечается тенденция к его увеличению при длительности срока эмиграции. Исключение составляют дети эмигрантов, у которых наряду с повышением социальной конформности достоверно снизился уровень дезадаптированности. Полученные нами данные убедительно показывают, что срок эмиграции не оказывает существенного влияния на эффективность психической адаптации у взрослых эмигрантов из Ирака. Несмотря на хороший и удовлетворительный материальный и социальный статус эмигрантов существенных изменений в их интрапсихической адаптации не выявлено.

Были выделены следующие факторы определяющие увеличение психической дезадаптации:

- специфика ситуации (невозможность уехать на Родину и жить там постоянно)

- трудности инкультурации в связи с резким различием в этнокультурных установках и стереотипах поведения с коренным населением.

- несбалансированность комплекса потребностно-мотивационной сферы.

Трудности инкультурации обусловлены выраженными сепаратистскими тенденциями у эмигрантов. Это проявляется в том, что они стремясь сохранить свою культуру, в большинстве случаев отказываются от контактов с другой культурой. Хотя многие семьи эмигрантов проживали с шведских кварталах, непосредственно общались со шведами по месту жительства и на работе. Однако, большинство из них жалуются на настороженное отношение шведов к ним.

Процесс инкультурации это процесс приспособления к новой культуре с сохранением собственной культуры в значительной степени зависит не только от знания языка и общего культурно-образовательного уровня эмигранта. В изучаемой нами группе семей четко прослеживается негативное эмоциональное отношение к процессу эмиграции и безразличное отношение к новой культуре, несмотря на то, что длительность эмиграции варьировала от 3 до 10 лет и выше. У детей эмигрантов отмечается тенденция к ассимиляции в новой культуре, т.е. приспособление к новой культуре нередко за счет отказа от традиционной семейной культуры. Это крайне негативно отражается на микросоциальных взаимодействиях эмигрантов. Увеличивается количество конфликтов между родителями и детьми, наблюдается уход детей достигших совершеннолетия из родительского дома. В некоторых семьях подростки совершают правонарушения, злоупотребляют наркотиками и пр.

В новых условиях эмиграции сложившаяся ситуация для эмигрантов не соответствуют их предшествующему жизненному опыту и оценивается ими как несовместимая с их жизненными установками и потребностями, что приводит к рассогласованию потребностей. Выбор линии поведения, основанный на предшествующем опыте не дает ожидаемых результатов, не обеспечивает удовлетворения потребностей у эмигрантов. Этот диссонанс между прогнозируемым и реальным результатами является дополнительной причиной интрапсихического конфликта и еще одним источником эмоционального стресса у эмигрантов. Рассогласование потребностей крайне негативно влияет на формирование эмоционально-волевых компонентов личности эмигрантов. Это проявляется в высокой тревожности, фрустрированности, эмоциональной неустойчивости.

Обобщая представленные выше эмпирические данные мы выделили следующие системообразующие факторы межкультурной дезадаптации в изучаемой нами группе эмигрантов:

- низкий образовательный уровень эмигрантов:

- резкий разрыв в этнических стереотипах у иракцев и шведов .

- рассогласование между потребностями и возможностями их реализации, (невозможность вернуться на родину)

- наличие интрапсихического конфликта, связанного с мо-тивационной напряженностью и когнитивным диссонансом (неопределенностью в будущем).

Представленные результаты исследования позволяют дифференцированно подойти к психологической помощи эмигрантам.

Мы рассматриваем психологическую помощь эмигрантам как сложную систему психологических воздействий, направленных на повышение социальной активности, на укрепление социальной позиции личности эмигрантов, формирование системы ценностных установок и ориентаций, устранение вторичных личностных реакций на возникающие трудности межкультурной адаптации, на формирование фрустрационной толерантности и адекватных механизмов психологической защиты.

Система психологической помощи эмигрантам включает в себя пять основных блока (диагностический, консультативный, психо-коррекционный, блок психологической поддержки и психологического сопровождения). Главной задачей диагностического блока является анализ степени и специфики интрапсихического конфликта. Характерной особенностью интрапсихического конфликта у эмигрантов является несовместимость и столкновение противоречивых отношений личности. Возможность нарушения психической адаптации в результате интрапсихического конфликта тем больше, чем выше значимость для эмигранта имеющихся конкурирующих потребностей. В условиях эмиграции, когда обстановка для эмигранта является необычной, возникновение интрапсихического конфликта в значительной степени обусловлено возрастанием мотивационного напряжения, и характер потребностей, их иерархия в значительной степени изменяется.

На возникновение интрапсихического конфликта в условиях эмиграции кроме мотивационных процессов существенное влияние оказывают и информационные (когнитивные процессы). В новых условиях важное значение приобретает когнитивная оценка ситуации. При дефиците информации возникает когнитивный диссонанс, что усугубляет стресс и способствует снижению адаптационных механизмов.

В процессе психологической коррекции эмигрантов необходимо учитывать социальную ситуацию развития эмигранта, выраженность обусловленных изменений личности, физическое здоровье. особенности микросоциального взаимодействия, а также культурно-образовательный уровень и этно-религиозные особенности.

Важным этапом психологической помощи является психологическая поддержка эмигрантов, которую мы рассматриваем как комплексную систему психологических воздействий направленных на повышение социальной активации эмигрантов, социально-психологического взаимодействия с целью улучшения процесса ин-культурации и укрепления адаптационных механизмов их личности. Психологическая поддержка осуществляется в следующих формах психологического воздействия:

- периодическое психологическое консультирование эмигранта и членов его семьи,

- оказание экстренной психологической помощи, а в случае необходимости

- оптимизация форм межличностных взаимодействий эмигрантов между собой и представителями другой культуры,

Психологическое сопровождение эмигрантов заключается в активном взаимодействии психолога с другими службами, участвующими в судьбе эмигрантов (социальные службы, эмиграционные комитеты, религиозные организации и пр.).

Нами были разработаны основные принципы психологической коррекции эмигрантов: принцип комплексности психокоррекции, принцип личностного подхода, каузальный принцип и принцип этнокультурного подхода)

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Хармз Вахид Аблахад, Санкт-Петербург

1. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. М.,1993. 358с.

2. Александровский Ю.А., Собчик Л.Н. Доболезненные формыэмоциональной напряженности /дефиниция, диагностика, пути предупреждения и коррекция/ В кн. Предболезнь и факторы повышенного риска. Л. 1986 с. 22-27

3. Альмаграши А. Семейная психокоррекция подростков с нарушениями поведения. Автореферат канд.дисс. 2000

4. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.,1968.

5. Анастази А. Психологическое тестирование.:В 2 т.М., 1982

6. Баевский P.M. Проблема стресса и вопросы прогнозированиясостояния человека при экстремальных воздействиях. В кн. Актуальные проблемы стресса. Кишенев, 1976, с.23-33

7. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптациячеловека. Наука., 1988

8. Бронфенбреннер У. Два мира детства: Дети в США и в СССР.1. Прогресс, 1976

9. Бушурова В.Г. Социальная адаптация курсантов к условиямжизни и деятельности в вузе. Автореф.канд.дис. Л.,1986.

10. Василюк Ф.Е. Психология переживания М. 1984 .--118с

11. Вассерман Л.И., Беребин М.А., Косенков Н.М. О системном подходе к оценке психологической адаптации //Обозрениепсихиатрии и медицинской психологии, СПб, И нет. Бехтерева, 1994, №3, стр. 16-25.

12. Воробьев В.М. Психическая адаптация как проблема медицинской психологии и психиатрии // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. 1993, N 2.

13. Завилянская Л.И. Неврозоподобные состояния в пожилом возрасте. М.,1987

14. Захаров А.И. Психотерапия неврозов у детей и подрост-ков.М.1982.

15. Казначеев В.П. Очерки теории и практики экологии человека. М.1983

16. Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации. Новосибирск, 1980

17. Карвасарский Б.Д. Психотерапия М: 1984 .,295 с

18. Лазурас Р. Теория стресса и психофизиологические исследования. Эмоциональный стресс. Труды международного симпозиума. Пер. с англ. Л. Медицина, 1970 ., 88-96 с.

19. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М.,1998.

20. Левитов Н.Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги.// Вопросы психологии, 1969, N 1 С. 131-138

21. Ломов Б.Ф, Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 19844 168 #

22. Мамайчук И.И. Психологический анализ системы отношений в семьях дошкольников и пути их коррекции. /Вместе с семьей.СПб.,1996.

23. Мамайчук И.И., Маан К. Этнопсихологические факторы школьной дезадаптации. Сб. Молодежь в условиях социально-экономических реформ. Спб.,1995 с.148-150

24. Мамайчук И.И. Психокоррекция детей и подростков с нару4 шениями в развитии. СПб., 1997

25. Мамайчук И.И. Психология дизонтогенеза и основы психокоррекции. СПб, 2000

26. Мамайчук И.И., Пятакова Г.В. Особенности личности детей с церебральным параличом. Ж. Дефектология., 1990 N 3 с.25-34.

27. Мельников В.М.ДТ.Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности,М. 1985

28. Мендоса X. Психологические особенности у детей с вялыми параличами верхних конечностей: Автореф.канд.дис.Л.,1990.

29. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М., 1986.

30. Мерлин B.C., Проблемы экспериментальной психологии личности.- В кн: Проблемы экспериментальной психологии личности,- Пермь 1970. т. 50. вып. 4.,1970)

31. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 196т

32. Панин Л.Е., Соколов В.П. Психосоматические взаимоотношения при хроническом эмоциональном напряжении. Новосибирск, 1981

33. Почебут Л. Г. Этнические факторы развития лично-сти.//Введение в этническую психологию/ Под ред. Ю.П.Платонова., СПб 1995. С. 66-83

34. Реан А.А. К проблеме социальной адаптации личности // Вестник С.- Петерб. ун-та. Сер.6 1995 вып 3.( N 1).

35. Ротенберг B.C., Аршавский В.В. Поисковая активность и адаптация. М. Наука, 1984.- 192 с

36. Рубинштейн С.Я. Психология умственно отсталого школьника М.Педагогика,1979 . 158 с.

37. Саад Вахид Этнопсихологические различия отношений к болезни у подростков ( на материале исследования в России и в Йемене) Автореферат канд. дисс. СПб 1996

38. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме М. Мед. 1960.254 с. Селье Г. Стресс без дистресса. М. Прогресс 1979.-125с.

39. Симонов П.В. Эмоциональный мозг М. 1981 149 с

40. Соколова Е.Д. с соавт. Клинические аспекты нарушения психической адаптации. //Психическая адаптация человека в условиях Севера. Новосибирск, 1980. с.77-96

41. Стефаненко Т.Г. Методы подготовки к межкультурному взаимодействию. Методы этнопсихологического исследования. МГУ. 1993 С 55-78 Стефаненко Т. Г. Этнопсихология М.1999 320 с.

42. Судаков К.В. Системные механизмы эмоционального стресса, 1981.,187 с

43. Сухарев А.В. Этнопсихологический подход к человеку в условиях современного кризиса его экосистемы // Мир психологии и психология в мире. Спб . 1994

44. Тарабрина Н.В. Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрационных реакций. Методические реко-мендации.Л.,1980.

45. Ташлыков В.А. Личностные механизмы совладания ( копинг-поведения) и защиты у больных с неврозами в процессе психотерапии, медико-биологические аспекты охраны психического здоровья. Томск., 1990 с. 60-61

46. Ташлыков В.А. Психология лечебного процесса. , 1984 .,- 122с

47. Трошихина Е.Г. Влияние ранней социальной депривации на развитие личности и психическую адаптацию детей с интеллектуальной недостаточностью: Автореф. канд.дисс. СПб 1997

48. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства.,-медицина, 1987 304 с

49. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы М., 1993.

50. Фрейд 3. Психология бессознательного. М., 1989.

51. Фрейман Хрусталева Н.С., Новиков А.И. Эмиграция и эмигранты: История и психология. СПб.: Государственная академия культуры, 1995.

52. Ханин Ю.Л. Исследование тревоги в спорте //Вопросы психологии, 1978, N 6 С.94-106

53. Чавес С. Социально-психологические особенности семейного воспитания детей с церебральным параличом: Автореф.канд. дис.СПб., 1992.

54. Шерозия А.Е. Психоанализ и теория неосознаваемой психологической установки: итоги и перспективы // Бессознатель-ное.Природа, функции, методы исследования. Тбилиси, 1978 . Т.1 С. 34-35

55. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. Л.1992

56. Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1996.

57. Ясперс К. Ностальгия и преступление//Собрание сочинений по психопатологии: В 2 тт. М.СПб 1996. Т 1. С 8-122

58. Abert R.D The intercultural sensitizer or culture assimilator: A cognitive approach// Handbook of interucultural training.Pergamon Press, 1983 Vol. 2. P.186-217

59. Andersson C: Bakorn bilderna, Borga 1972

60. Appley M.N., On the concept of pshychological stress // Psychological stress . New York 1972 . P. 1-13

61. Aurelius G: Sociomedical Aspects of the Integration of Immigrant

62. Children in a Swedish County. Thesis, Huddinge University Hospital, 1978

63. Barry H. Description and uses of the Human Relations Area Files //Handbook of cross-cultural psycliology. Boston: Allyn and Bacon, 1980. Vol.2: Methodology / Ed. by. H. C. Triandis, J. W. Berry. P. 445-478.

64. Barry H., Child 1., Bacon M. Relation of child training to subsistence economy 11 American Anthropology. 1959. Vol. 61(1).1. P.51-63.

65. Berry J. W. A cultural ecology of social behavior // Advances inmexperimental social psychology / Ed. by. L. Berkowitz. N. Y.: Academic Press, 1979. Vol. 12. P. 177-206.

66. Berry J. W. Immigration, acculturation and adaptation // Applied psychology: An international review. 1997. Vol. 46 (1). P. 5-34.

67. Berry J. W. Introduction to methodology // Handbook of cross-cultural psychology. Boston: Allyn and Bacon, 1980. Vol. 2: Methodology / Ed. by. H. C. Triandis, J. W. Berry. P. 1-28.1

68. Berstein M: Marginality and Mental Health. International Journal of Mental Health, vol 5, No 2, 1976

69. Binder J & Simoes M: Sozialpsychiatrie der Gastarbeiter. Fortschr. Neurol. Psychiatr. 46, 1978

70. Brislin R. W., Cushner K., Cherrie C., Yong M. Intercultural interactions: A practical guide. Beverly Hills (Cal.) etc.: Sage, 1986. Campbell D. T. Stereotypes and the perception of group differences//American Psychologist. 1967. Vol. 22. P. 817-829.

71. Brown G H & Harris T: Social Origins of Depression, London 1978

72. Brown J.S. The motivation of behavior. New York, 1961.

73. Castelnuovo-Frigessi D: Tendances des etudes sur migration et maladies mentales. Ur Sante efc politique sociale, Vedey 1980

74. Castles S & Kosack G: Immigrant Workers & Class Structure in Western Europe, London 1973

75. Cattel R.B. The scientific analysis of

76. Chandler Т., Shama D., Wolf F., Planchard S. Multiattributional causality: A five cross-national samples study // J. of CrossCultural Psychology. 1981. Vol. 12(2). P.207-221.41 1744

77. Church J, Lonner W. J. The cross-cultural perspective in the study of personality: Rationale and current research // J. of Cross-Cultural Psychology. 1998. Vol. 29(1). P. 32-62.

78. Cochrane A & Stopes-Roe M: Patterns of well-being and integration-.a comparison of Indian, Pakistani and Irish immigrants to England, University of Birmingham 1979

79. Cofer Ch. , Appicy M.H. Teoria i badania., Warzawa, 1972

80. Cohen R: Principles of Preventive Mental Health Programs for

81. Ethnic Minority Populations', The Acculturation of Puerto Ricans to the United States. American Journal of Psychiatry, 128:12, June 1972 London 1954

82. Eisenstadt S N: The Absorbtion of Immigrants. A Comparative Study.

83. Eitinger L: Mental Diseases among Refugees in Norway after World War II. Ur Zwingmann Ch & Pfister-Amrende M, Uprootingand Alfer, New York 1973

84. Eitinger L: Psykiatriske understkelser blant flyktinger i Norge. Oslo 1958

85. Ekman P. Universal and cultural differences in facial expression of emotion // Nebraska symposium on motivation, 1971 / Ed. by

86. Ekman P., Friesen W. V. The repertoire of nonverbal behavior: Categories, origins, usage and coding // Semiotica. 1969. Vol. 1(1). P. 49-98.

87. Erikson E. Child and Society. New.York, 1963.

88. Eriksson E. Childhood and Society& New YorK-London, 1963

89. Faris R E L: Cultural Isolation and the Schizophrenic Personality. American Journal of Sociology, 40, 1934

90. Festinger,L. A Theory of cognitive dissonance. Evanston, 1957

91. Fredriksson & Wikstedt: Nationellt framlingskap och risk for psy-kista sjukdoniar. En undersokning av ett barn- och ungdomspsy-kiatriskt klientel. Socicalmedicinsk tidskrift 3, 1976

92. Garza-Guerrero A C: Culture Chock: Its Mourning and the Vicissitudes of Identity. Journal of American Psychoanalytical Association 22,1974

93. Goodstein I.D. ,Lanyon R.I. Adjustment, behavior and personality. Reading. Mass, 1975

94. Haan N. Copping and Debending. Pocess of self-entisonmoment organisation. N.Y. 1977 (Personality and psychopatology. Vol 4, p. 128-136

95. Haavio-Mannila E & Stenius K: Mental Health of Immigrants in Sweden. Research Reports, Departement of Sociology, University of Helsinki, No 211, 1977

96. Heim E. Copping and Adaptive: Girtes Gesignetes Oder:// Psychotherapy, Psychosomatic, Medizinsche Psychology. 1988, H. 1. p 8-17

97. Herskovits M.J. Les bases de L.anthropologie culturelle.Paris; Payot, 1967

98. Hollingsbhfad A R & Redlich F C: Social Class and Mental Illness, Ney York 1958

99. Holmmes Т.Н., Rate R.H. The social readjustment rating scale//J. Psychosom.Res. 1967.N 11.P.213-218

100. Invandrarungdom. Kartlaggning av samhallets insatser for invandrarungdomar och forslag till atgarder. Statens invandrarverk. Norrkoping 1980

101. J. R. Cole. Lincoln: University of Nebraska Press, 1972. P. 207283.

102. Jaakkola M: Diglossia and Bilingualism among two Minorities in Sweden. International Journal of the Sociology of Language, 1976

103. Jaakkola M: Street corner Finns in Vasteras. Paper presented at the Third Nordic Seminar om Migration Research, Espoo 1976

104. Kallstrom & Gerkt,: Tonaringens psykiska problem. Invandrar-familjens sociala identitetssituation. Pedagogiska lnstitutionen, Stockholms Universitet. Juni 1993

105. Kino F: Aliens Paranoid Reaction. Ur Zwingmann Ch & Pfister-Ammende M: Uprooting and After, New York 1973

106. Klien M. Narrative of Child Analysis. New.York.1960.

107. Kosinski I.A., Prothero R.M., People on the move: Studies on internal migration. London, 1975.

108. Kristal-Andersson В: Client-centered Encounter Groop Therapy and the Immigrant. Psykologiska institutionen vid Stockholms Universitet, Stockholm 1976

109. Krupinski J, Schaechter F & Cade J F C: Factors Influencing the Incidence of Mental Disorders in Migrants. Medical Journal of Australia, 1965

110. Laux L., Vssel G, Theoretical and methodological issues in achievement-related stress and anxiety research //Psychological stress. 1982 P 3-18

111. Lazaraus R.S,( 1966) Psychological stress and the copping process. N.Y. 1966, p 94-105.

112. Lee E S: Socio-economic and Migration Differentials in Mental Disease, N.Y. State 1949-1951. Milbank Memorial FundQuaterly, July 1963

113. Lehtonen K: Ruotsinsuomalaisten teollisuustyontekijoiden elintaso. Tyovoim.aministeri5, Suunnitteluosasto, Siirtolaistutkimulvsia 9, Helsinki 1975

114. Leonhard K. Biologische Psychologia.,1961

115. Lindegard В: Invandrarnas sjukvardsmonster, Socialmedicinsk tid-skrift 7, 1971

116. Mace C.A. Homeostasis, needs and values //Brit. J. Psychol., 1953, vol 44 P.200-210

117. Mason J.W. Emotion as reflected in patterns of endocrine integration// Emotions: Their parameters and measuurements. New York, 1975 P. 323-333

118. McGrae R.R. Situational determinants of copping responses //J. Pers. Soc. Psychol. 1984. Vol 46 (4) P.919-928.

119. Mijava A: Migrations from and to Finland in 1978, Ministry of Labour, Helsinki 1979

120. Miller L: Migration and Social Identity. Ur Pilowsky I (Ed.) Cultures in Collision. Proceedings of the 25th Anniversary World Mental Health Congress of the World Federation for Mental Health. Sydney 1973

121. Miller N.E. Experimental stadies of conflict// Personality and the behavior disorders. New York, 1944 P. 431-465.

122. Milsberg & Lee E S: Migration and Mental Disease. N.Y. Social Science Research Council 1956

123. Murphy H В M: Flight and Resettlement. Unesco: Population and Culture 2. Paris 1955

124. Murphy H В M: Migration, Culture and Mental Health. Paper presented at the Internationel Congress on Transcultural Psychiatry, Bradford, England 1976

125. Murphy H В M: Social Change and Mental Health. Milbank Memorial Fund Quaterly 39, 1961

126. Murphy H В M:: Mental Health Guidelines for Immigration Policy. Ur International Migration, nr 12, 1974

127. Murphy H В M:: The Low Rate of Hospitalization Shown by Immigrants to Canada. Ur Zwingmann Ch & Pfister-Ammende M: Upproting and After, New York 1973130. personality and motivation. New York 1977).

128. Pfisfcer-Ammende M: Mental Hygiene in Refugee Camps. Ur Zwingmann Ch & Ammende M: Uprooting and After, New York 1973

129. Poldinger W. Aspects of anxiety //Anxiety and tension new therapeutic aspects. Basel., 1970. P. 7-21

130. Remberger U: Ufcvardering av en forsoksverksamhet med psykologisk radgivning for finska invandrare i Gavie. Svenska Roda Korset, Gaviedistriktet, Gavie 1978

131. Riktiinjer for 80-talets psykiatriska vard. Socialstyrelsen anser 1980:2. Stockholm 1980

132. Rosado J W: Important psychocultural facotrs in the delivery of Mental Health services to lower-class Puerto-Rican clients:a review of recent studies. Journal of Community Psychology, nr 8, 1980

133. Rosenzweig et al., The childrenAs Form of the Rosenzweig PictureFrustration Stady//J. Psycol. 1948 V2 6.

134. Roskies E, lida-Miranda M-L, Michael R &Strobel G: Life Changes as Predictors of Illness in Immigrants. Ur Spielberger & Sarasov (Ed.), Stress and Anxiety, vol 4, Washinton, London 1977

135. Rostilal-.Tyofcfcomyyselamanfcilanfceena. Tyvovoimaminisfcerio, Suunnifcfceluosasfco. Tyovoimapoliifctisia fcutkimuksia 25, Helsinki 1975

136. Ruesch J, Jacobson A & Loeb M: Acculfcurafcion and Illness. Ur Psychological Monographs: General and Applied, nr5, 1948

137. Scheuch K., G.Schreinicke Strb-Gedanhen Jheorien , Problem. Berlin, 1986, 280 p.

138. Silverman 1: Migration and Alcohol Use: a Careers Analysis. International Journal of Addict 6, 1971

139. Stoller A & Krupinski J: Immigration to Australia Mental Health Aspects. L'r Zwingmann Ch & Pfister-Ammende M: Uprooting and After, New York 1973

140. Taft R: Coping with Unfamiliar Cultures. L'r Warren N, Studies in Cross-Cultural Psychology. Edinburgh, London 1977т 181т

141. Tejeiro J. & Ajuriaguerra J.: Problemes psychopatologiques de I 'immigration Espagnole aGeneve. L'r La Suisse ft ie migrant, Bureau d Information Sociale, Geneva 1967

142. Triandis H.C. Collectivism and individualism as cultural syndrommes //Cross Cultural Research. 1993,Vol 27. P. 155-180

143. Triandis H.C. Cultura and social behavior.N.Y. ect.: McGraw.Hill, * 1994.