Автореферат диссертации по теме "Основы психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей"

На правах рукописи

Семья Галина Владимировна

ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИЩЕННОСТИ ДЕТЕЙ, ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ

19.00.13 - психология развития и акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва - 2004

Работа выполнена на кафедре психологии развития факультета педагогики и психологии Московского педагогического государственного университета

Научный консультант: Действительный член РАО, доктор

психологических наук, профессор Мухина Валерия Сергеевна

Официальные оппоненты: Действительный член РАО, доктор

психологических наук, профессор Дубровина Ирина Владимировна

Член - корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор Иванников Вячеслав Андреевич

Доктор психологических наук, профессор

Астапов Валерий Михайлович

Ведущая организация Московский государственный

открытый педагогический университет им. М.А. Шолохова

Защита состоится » 2004 г. в

часов на

заседании диссертационного совета' Д 212.154.12 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 103051, г. Москва, М. Сухаревский пер., д.6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МШУ по адресу: 119992, г. Москва, ул. М. Пироговская, д.1.

Автореферат разослан « ^ » С-^^А 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

А.С. Обухов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Психологическая защищенность

определяется как относительно устойчивое положительное эмоциональное переживание и осознание индивидом возможности удовлетворения основных потребностей и обеспеченности собственных прав в любой, даже неблагоприятной ситуации. Психологическая защищенность оценивается в терминах переживания чувства защищенности или незащищенности.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей1, относятся к категории детей, находящихся в исключительно экстремальных условиях бытия, которые не обеспечивают возможности удовлетворения основных потребностей в психологическом развитии, эмоциональной и социальной защищенности. Кроме того, данная категория детей не может развиваться полноценно в социальном пространстве прав и обязанностей.

В психологических исследованиях (отечественных и зарубежных) феномен психологической защищенности практически не является предметом специального рассмотрения; обычно к нему обращаются в связи с изучением проблемы психологической защиты и, прежде всего, защитных механизмов и рассматривают защищенность как результат их действия. При этом термин защищенность часто встречается в специальной литературе, где он связывается с такими понятиями как безопасность, доверие, уверенность, психоэмоциональная стабильность, удовлетворенность, комфортность и др.

Отношение государства к детям, находящимся в экстремальной жизненной ситуации, является показателем гуманности современного общества. В Международной Конвенции ООН о правах ребенка (1989 г.) сказано, что «ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством» (ст. 20, разд. 1).

По данным Министерства образования РФ последнее десятилетие держится довольно стойкая тенденция, в соответствии с которой из 120 000 ежегодно выявляемых в РФ детей, оставшихся без попечения родителей, 70% передаются на воспитание в семьи, 30 % - в детские интернатные учреждения. К 2004 г. в России статус ребенка, оставшегося без родительского попечения, имеют 700 тысяч человек (включая усыновленных), из них в различного рода учреждениях содержится более 200 тысяч детей. Ежегодно в России

1 Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, как особая категория детей введена в Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21.12.96 г. № 159-ФЗ. Это обусловлено раличиями в юридических процедурах оформления статуса. Для наших исследований эта различие не играет большой ШЛИ, 'ПЮТОМУ дан^ю кат|ГШ)ШО детей можно называть как дети, оставшиеся без попечения родителей, вхея•^ЭДвду*ОТС^СТВИ^тАли отстранение родителей от воспитания детей на основании решения суда. БИБЛИОТЕКА 1

СПтрб^рг Л „ }

усыновляется около 30000 детей, при этом около 18000 детей усыновляется отчимами, мачехами и 12000 - посторонними гражданами. Однако в последние годы рост числа усыновляемых детей замедлился: по данным МО РФ число усыновлений внутри страны в 1991 г. - 15964, в 1997 г. - 8500, в 1999 г. - 6500, последние несколько лет - около 7000. Для сравнения в результате международного усыновления в 1992 г. было усыновлено 678 детей, в 1996 г. -3251 ребенок, в 1999 г. - 6255 детей, в 2001 г. почти 7000 детей.

Принятая в России стратегия помощи детям, оставшимся без попечения родителей, на протяжении двадцатого века заключалась преимущественно в помещении их в учреждения. Государственная система ориентирована на создание условий социальной защиты и развития детей. Но психическая депривация, характерная для ситуации институализации, приводит к тому, что общее физическое, психическое развитие детей замедляется и искажается, создавая эффект, получивший в американской практической психологии диагностическое название - «психосоциальная карликовость».

Известно, что результатом пребывания ребенка в детском доме является низкая самооценка, ограниченность социального опыта, неразвитость эмоций, неготовность к самостоятельной жизни. Период постинтернатной адаптации для выпускников осложняется иждивенческими установками, низким уровнем социального интеллекта и компетентности. Предоставляемая государством социальная помощь оказывается малоэффективной - выпускники чувствуют себя психологически незащищенными в самостоятельной жизни.

В 1996 г. Семейный Кодекс РФ впервые признал право ребенка жить и воспитываться в семье как основное право каждого ребенка. Однако складывающаяся практика показывает существование значительного количества психологических проблем семейной адаптации детей, поэтому первоочередной становится задача обеспечения психологической защищенности не только ребенка, но и семьи в целом.

Насущная проблема определения содержания и условий формирования психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей, в разных социальных ситуациях, как условия бытия и развития личности, является остро актуальной в психологии развития. Недостаточная теоретическая разработанность и необеспеченность решения практических задач определяют актуальность научного исследования для сферы поддержки и оказания помощи детям данной категории.

Цель исследования - разработка концептуальных основ феномена психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Объект исследования: теория и практика обеспечения психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Предмет исследования: психологическая защищенность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в разных социальных ситуациях.

Реализация поставленной цели возможна при решении следующих задач:

1. Изучить феномен психологической защищенности в теории и практике, осуществить постановку проблемы и обосновать авторскую концепцию формирования психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

2. Выявить особенности проявления психологической защищенности в условиях институализации.

3. Выявить социально-психологические особенности постинтернатной адаптации выпускников и психологической защищенности выпускников из числа детей-сирот.

4. Выявить особенности формирования психологической защищенности при помещении детей, оставшихся без попечения родителей, в условия, приближенные к семейным.

5. Выявить особенности адаптации и формирования психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей, при международном усыновлении.

Методологические основы исследования. Общей методологической основой нашей теоретической и эмпирической позиции является неустаревающая идея о развитии и бытии личности в зависимости от трех факторов: 1- врожденных особенностей; 2 - внешнихусловий; 3- внутренней позиции самого растущего и развивающегося человека. Эта идея, пройдя проверку внутри разных школ и направлений в зарубежной и отечественной психологии, оттачивалась и уточнялась на протяжении всего XX столетия в разных контекстах, в зависимости от общей основополагающей позиции той или иной школы. Сегодня в отечественной психологии выкристаллизовалась четкая позиция в отношении всех трех факторов.

В своем исследовании мы непосредственно ориентируемся на теоретическое толкование факторов, определяющих психическое развитие, сформулированное B.C. Мухиной1. Внешние условия могут либо содействовать психическому и личностному развитию ребенка, либо депривировать возможности его полноценного психического и личностного роста. При этом в одних случаях врожденные особенности могут микшировать свою недостаточность и быть достаточно компенсированными, в других случаях могут усугублять дефекты. В то же время внутренняя позиция личности может влиять на развитие так называемого чувства личности и

1 Мухина B.C. Проблемы генезиса личности. М.,1985.

общественное признание или искажать ценностные ориентации и приводить к ассоциальным позициям и поведению.

Мы полагаем, что наше исследование может быть продуктивным лишь при ориентировании на все три выше указанных фактора.

Следующей идеей, определяющей нашу теоретическую позицию, является положение B.C. Мухиной о человеке как совокупности двух исторически формирующихся начал: 1- человек как социальная единица; 2- человек как уникальная личность. Оба эти начала и создают в человеке общее и уникальное.

Бытие общественных отношений в личности формируется через присвоение человеком материальной и духовной культуры, общественно значимых ценностей, через усвоение социальных нормативов и установок. При этом и потребности, и мотивы каждого развивающегося человека, хотя и представлены в психологии конкретного лица, но отражают общественно-исторические ориентации той культуры, в которой развивается и действует конкретный человек. Ребенок формируется как нормативная социальная единица в благоприятных для этого условиях: в раннем детстве человек должен быть обеспечен условиями, содействующими его физической и психологической защищенности. Именно обеспечение условий для нормального развития ребенка формирует у него качества социальной единицы общества - нормативно ориентированного, законопослушного человека, готового пройти в своей индивидуальной жизни достойный путь от ребенка и ученика к социально ответственному взрослому, который уважает законы, трудится, заводит семью и воспитывает своих детей в своем доме.

Третья идея, которая выстраивает структуру нашего исследования, ориентирована на понимание основ психологической защищенности как результата разрешения проблемы формирования чувства базового доверия в раннем онтогенезе (Эриксон Э.) и проблем обеспечения продуктивной адаптации к жизни в процессе взаимодействия ребенка со средой (Выготский Л.С.; Рубинштейн С.Л., Пиаже Ж.).

Мы исходим из того, что психологическая защищенность детей выступает внутренним условием: 1- обеспечения адаптации, развития социальной компетентности и, следовательно, формирования в развивающемся человеке ориентации на то, чтобы «быть как все» в контексте позитивных социальных ожиданий (социальная единица), 2 - развития чувства личности и внутренней позиции по отношению к самому себе как уникальной личности.

Наши методологические ориентации определили гипотезы исследования, построение структуры диссертации и способы анализа и обсуждения результатов.

Основная гипотеза исследования (1) состоит в следующем. Психологическая защищенность детей-сирот и детей, оставшихся без

попечения родителей, обеспечивается организацией следующих основополагающих факторов:

• Внутренняя позиция: самостоятельность, активность, готовность самого ребенка к освоению социального пространства прав и обязанностей; принятие на себя ответственности за себя, своих близких, общество, в котором он живет.

• Внешние условия: государственные гарантии прав ребенка на все виды защищенности, включая его психологическую защищенность; семейные формы устройства детей; психолого-педагогическая подготовленность усыновителей, приемных родителей, родителей - воспитателей.

• Осознание социально незащищенным ребенком сущностной необходимости включения в практику своего бытия квинтэссенции сформулированных выше идей содействует обеспечению его психологической защищенности, развитию его самостоятельности как феноменального свойства личности.

Гипотеза исследования 2. Психологическая защищенность детей, оставшихся без попечения родителей, наиболее продуктивно обеспечивается в условиях, приближенных к семейным, при осознании ребенком себя «семейным». Главной характеристикой новых условий является вневременное, неформальное, ответственное отношение членов приемной семьи друг к другу, погружение ребенка в обыденную сферу отношений и чувств, прав и обязанностей, что способствует изменению содержания внутренней позиции (с «ничейного» на «семье принадлежащего»).

Гипотеза исследования 3. Признавая факт, что помещение ребенка -сироты из условий институализации в условия, приближенные к семейным, как всякое изменение жизни, приводит в период адаптации к регрессу в развитии, мы предполагаем, что в принципиально новых условиях обостряется сензитивность, которая обеспечивает качество индивидуального развития ребенка. При адаптации в наиболее экстремальных условиях (иноязычная, инокультурная семья) усиливается как регресс, так и последующий скачок в развитии.

Методы исследования. Решение теоретических задач осуществлялось посредством анализа и обобщения философской, психологической, психолого-педагогической литературы, связанной с предметом исследования. Психолого-педагогическому анализу подверглась международная и российская нормативная база прав и льгот детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

При сборе эмпирического материала применялись следующие методы. 1.Комплексный метод оценки социальной компетентности на основе опросника социальных навыков (модель А.П. Гольдштейна, адаптация Д.Н. Хломова, С.А. Баклушинского, О.Ю. Казьминой) и метода исследования социальной сети (Калифорнийский опросник социальных сетей, адаптация О.Ю. Казьминой;

модифицикация для категории детей-сирот Г.В. Семья). Выборка: 179 выпускников в возрасте от 17 до 42 лет;

2. Анализ мотиваций обращения за помощью выпускников интернатных учреждений (Благотворительный центр «Соучастие в судьбе», г. Москва). Выборка 175 выпускников, 1225 единиц обсчета;

3. Анализ судебных дел выпускников (52 дела), заключений о психическом развитии специалистов института им. В.П. Сербского (38 заключений);

4. Анкетирование выпускников с целью выявления степени социальной адаптации (анкета прошла апробацию в рамках проекта «Права ребенка» ЮНИСЕФ). Выборка: 1013 воспитанников интернатных учреждений, 734 выпускника и 984 специалиста интернатных учреждений, 108189 единиц обсчета;

5. Анализ опыта деятельности Московского центра постинтернатной адаптации, 1998-2001г.;

6.Анализ результатов работы семейного детского дома по программе «Воспитания семьянина в условиях детского дома» (федеральная экспериментальная площадка), 1999-2003 г. г.;

7. Метод оценки особенностей эмоциональной и социальной адаптированности детей в семьях B.C. Торохтия (модификация для приемных семей Г.В. Семья) и опросник И.М. Марковской для изучения взаимодействия родителей с детьми Выборка: 42 приемные и опекунские семьи, воспитывающие 42 ребенка;

8. Анкетирование по проблемам соблюдения прав ребенка-сироты в семье и сохранения тайны усыновления (анкета прошла апробацию в рамках проекта Минобразования РФ «Соблюдение прав ребенка в семье и тайны усыновления»). Выборка: 734 человека, 11010 единиц обработки;

9. Анализ отчетов

I* родителей-усыновителей по специально разработанной анкете (39 испанских детей, усыновленных 29 испанскими семьями; 28 российских детей, усыновленных 28 испанскими семьями; 28 российских детей, усыновленных американскими семьями);

• международных агентств по усыновлению, предоставляемых в российские органы опеки и попечительства (92 отчета из Испании, США, Канады);

• видеоинтервью приемных родителей (12 родителей из Швеции);

10. Метод экспресс - диагностики аккультурационных опций B.C. Мухиной. Выборка 111 родителей-усыновителей из США, Канады, Англии, Испании;

11. Стандартные методы математической статистики с использованием типологической, структурной и аналитической группировок исходных данных.

Проверка выдвинутых положений проводилась на двух уровнях: 1-эмпирические исследования, проводимые лично автором или под его руководством; 2- анализ реализации федеральных и региональных проектов по программе «Дети-сироты», проводимый докторантом в качестве члена

Координационного Совета Минобразования России по федеральной целевой программе «Дети-сироты» (1995-2003 г.г.), эксперта федеральных конкурсов проектов детских домов (2000-2003 г.г.), оценщика международной группы оценщиков результатов проектов по программе Правительства США «Помощь детям-сиротам в России» (2000-2002 г.г.).

Опытно-экспериментальную базу исследования в разные годы составили: детские дома и школы- интернаты г. Москвы, детский дом № 7 г. Сызрани, семейный детский дом №1 г. Камень-на-Оби Алтайского края, детский дом №1 г. Вологды, Московский центр постинтернатной адаптации, Благотворительный центр «Соучастие в судьбе», Центр независимого проживания детей-сирот Института МИРАМЕД (США) в Москве, Бакнеровский благотворительный фонд (Техас, США). В исследования были включены воспитанники, выпускники образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; семьи, усыновившие детей-сирот, в России, США, Испании; психологи, воспитатели, директора детских домов, инспектора по охране прав детей 53 регионов России. Общий объем выборки детей, оставшихся без попечения родителей, родителей-усыновителей, специалистов составил порядка 4000 человек.

Теоретическая значимость и научная новизна исследования определяется тем, что психологическая защищенность как феномен личностного бытия впервые рассматривается через совокупность внутренней позиции и внешних условий, что позволяет выявить их оптимальное сочетание для различных социальных ситуаций с целью обеспечения развития личности ребенка на разных возрастных этапах с учетом особенностей развития.

Предложена дифференцированная оценка состояний психологической защищенности. Выявлены особые типы формирования психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей: квазизащищенность и квазинезащищенность, особенности их проявления при наличии негативного жизненного опыта. Выявлены инварианты и константы формирования психологической защищенности для различных социальных ситуаций, обоснована их необходимость и достаточность.

Впервые изучение проблемы психологической защищенности проведено совместно с анализом условий социальной защищенности детей, оставшихся без попечения родителей, на основе принципа комплементаризма, который позволил в рамках системного анализа соединить два разных понятия в одном исследовании. Полученные результаты показали, что как психологическая, так и социальная защищенность формируются только при комплементарном сочетании условий их обеспечивающих. Отсутствие или недостаточность условий приводит к чувству психологической незащищенности и неудовлетворительной социальной защищенности. Это позволяет сформулировать психологические требования к разработке механизмов

реализации законодательных и нормативных актов, обеспечивающих социальную защиту детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Впервые выявлены и изучены особенности так называемого социально-психологического статуса выпускников учреждений интернатного типа: рентные установки, рецептивная ориентация, повышенный уровень виктимности, которые оказывают значительное влияние на возникновение чувства психологической защищенности. Совместный анализ внешних условий и внутренней позиции позволили выявить, что именно внутренняя позиция и личностные качества, формируемые в условиях институализации, являются причинами минимизации эффективности законодательства и усилий специалистов по защищенности выпускников. Это позволяет объяснить выявленный в ходе исследования социально-психологический феномен: в условиях формально обеспеченной социальной защиты выпускник оказывается психологически и социально незащищенным.

Существование в России тайны усыновления по своей сути противоречит праву ребенка знать своих родителей, закрепленному в Международной Конвенции о правах ребенка. Нарушение тайны против воли родителей, ребенка приводит к семейному кризису и психологической незащищенности усыновленного ребенка и семьи в целом. В связи с этим впервые были выявлены установки различных групп специалистов и населения по отношению к отмене тайны усыновления, то есть к «открытому» усыновлению, и оценены возможные последствия для развития ребенка.

Выявлены особенности адаптации приемного ребенка в замещающей семье и показано, что передача ребенка на воспитание в семью приводит в период адаптации к регрессу в его развитии, а затем к обострению сензитивности к новым условиям жизни, что обеспечивает качество развития ребенка.

Практика международного усыновления потребовала теоретического осмысления особенностей личностного развития ребенка в иностранной семье и условий, обеспечивающих соблюдения его прав и психологическую защищенность как условие полноценного развития. Впервые выявлены особенности адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в иной стране и семье иностранных усыновителей, выделены различные виды адаптации, признаки и проявления дезадаптации и успешной адаптации, определены сроки адаптации. Подтверждено переживание аккультурационного стресса детьми при усыновлении, выделены и описаны его стадии.

На практике международного усыновления выявлено, что при помещении ребенка в наиболее экстремальные условия (иноязычная, инокультурная семья) усиливается как регресс, так и последующий скачок в развитии.

В исследовании были подтверждены выдвинутые гипотезы.

Практическая значимость исследования состоит в разработке требований к созданию условий жизни и воспитания, психолого-педагогическому сопровождению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с позиции их психологической и социальной защищенности.

Предложенные психолого-педагогические средства подготовки ребенка и семьи к усыновлению и рекомендации по обеспечению успешной адаптации ребенка и семьи в целом, определяют психологическое содержание работы специалистов центров усыновления, включая международное усыновление.

Разработанный комплекс диагностических методов по выявлению уровня социальной компетентности выпускников, оценке эмоциональной адаптированности в замещающей семье обеспечивает специалистов социально-психологическим инструментарием, позволяющим отслеживать динамику уровня социализации, готовности к самостоятельной жизни.

Внедрение результатов работы проводилось в рамках президентской программы «Дети России» при разработке проектов ФЦП «Дети-сироты» на 1995-1997 г.г., 1998-2000 г.г., 2001-2002 г.г., 2003-2006 г.г. при реализации мероприятий федеральной программы: 1- разработка технологий работы центров постинтернатной адаптации, 2 - проведение мониторинга эффективности федеральной и региональных программ «Дети-сироты», 3 -разработка программ подготовки детей-сирот к семейной жизни; 4 - разработка программы межведомственного взаимодействия по социальной защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, 5 - исследование соблюдения прав ребенка в семье и тайны усыновления; 6- разработка вариативных технологий, способствующих профессиональному самоопределению; 7 - разработка и создание ресурсных центров для работы с выпускниками.

Разработанные методы используются при реализации региональных программ «Дети - сироты» во всех субъектах Российской Федерации; в детском доме № 1 г. Камень-на-Оби Алтайского края, получившим по результатам работы по программе подготовки детей-сирот к семейной жизни статус федеральной экспериментальной площадки (диссертант - научный руководитель); московском детском доме № 59, являющимся уполномоченной службой по патронатному воспитанию; в Московском центре постинтернатной адаптации; Благотворительном центре «Соучастие в судьбе», центре независимого проживания детей-сирот Института МЕРАМЕД (США) в Москве; при реализации программы правительства США и Американского Агентства по международному развитию «Помощь детям-сиротам в России» (2000 - 2002 г.г.); и других.

Выявленные условия психологической и социальной защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, легли в основу

показателей непосредственных и конечных общественно значимых результатов при разработке и обосновании ФЦП «Дети-сироты» на 2003-2006 г. по методике бюджетирования, ориентированного на результат, выполненного Нидерландским экономическим институтом (2003 г.) по заказу Министерства финансов РФ.

В течение четырех лет авторское пособие «Выпускник. Формирование социальной и психологической защищенности» вручается каждому выпускнику образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в России в рамках ФЦП «Дети-сироты».

Полученные результаты легли в основу нормативных курсов «Технология работы с разными категориями детей», «Технология работы со службами социальной реабилитации», включенные в программу обучения на факультете педагогики и психологии М1 11 У, психологическом факультете УРАО; в программы обучения инспекторов по охране детства - на курсах повышения квалификации УРАО, программы обучения психологов и директоров детских домов в рамках проекта «Детский дом - школа здоровья» в рамках ФЦП «Дети-сироты»; на всероссийских обучающих семинарах в 1998 -2004 г.г. (г.г. Москва, Калуга, Тула, Новосибирск, Владимир, Смоленск, Курск, Новгород, Томск, Н.Новгород, Вологда), при подготовке психологов и социальных педагогов для работы с приемными и патронатными семьями в Республике Беларусь.

Достоверность научных результатов и выводов обеспечена анализом исходных методологических позиций, совокупностью методов, адекватных целям, задачам и предмету исследования, подтверждена на эмпирическом материале.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Психологическую защищенность, помимо генотипических предпосылок, можно рассматривать как параметрическую1 функцию переменных: 1-внутренней позиции личности, выраженную через жизненные планы, ценностные ориентации, самостоятельность, ответственность, готовность к освоению социального пространства прав и обязанностей; 2- внешнихусловий. Данная функция является динамической и зависящей от пространства и времени.

В контексте исследования это означает, что для каждого ребенка, оставшегося без попечения родителей, при планировании опеки и попечительства следует предусматривать варианты, учитывающие индивидуальные особенности, внутреннюю позицию, а также условия его развития.

2. Условия жизни и развития детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в учреждениях, содействуют формированию у

1 Параметрическая функция - функция, переменные которой сами зависят от большого числа параметров.

воспитанников особой внутренней позиции - психологического капсулирования, которое состоит в отчужденном отношении к другим и к себе (восприятие себя ничейным), отсутствии самостоятельности и ответственности за свое поведение, временной ограниченности жизненных планов. Состояние психологического капсулирования приводит к стремлению ребенка находиться в освоенных стереотипах жизнедеятельности в условиях ограниченного социального пространства, которое определяет его развитие, прежде всего, как социальной единицы, нацеленной на реализацию простейших социальных ожиданий. Возникающая в этих условиях психологическая защищенность носит примитивный, компенсаторный характер и может рассматриваться как квазизащищенность, так как обеспечивает лишь ситуативную психологическую защищенность.

Нахождение ребенка в детском доме на полном государственном обеспечении хотя и создает единую для всех внешнюю защищенность, но не обеспечивает связи со всем многообразием социума. Следствием является крайне ограниченный социальный опыт, который препятствует формированию реальной психологической защищенности личности в ситуациях вне учреждения.

3. Вступление в самостоятельную жизнь приводит к тому, что внутренняя позиция выпускника становится отчужденной ко всему социуму, что проявляется в наличии рентных установок, рецептивных ориентации, повышенного уровня виктимности, несостоятельных жизненных планов, отсутствия трудовой мотивации. В условиях формально обеспеченной социальной защиты выпускник оказывается по-существу социально незащищенным: его позиция «ничейного» перерастает в отчужденную позицию «один - против всех». Сформированная в условиях институализации психологическая квазизащищенность переходит в психологическую незащищенность.

4. Условиями, обеспечивающими формирование психологической защищенности ребенка при семейных формах устройства (национальное1 и международное усыновление, опекунство и попечительство, приемная семья, патронатное воспитание и другие формы замещающей семьи) являются: психолого-педагогическая культура приемных родителей, родителей -воспитателей, наличие системы социальной помощи такой семье и психологического сопровождения ребенка и семьи в целом. Для обеспечения психологической защищенности ребенка при создании замещающей семьи следует исходить из: 1- приоритета соблюдения прав и потребностей ребенка (семья подбирается для ребенка, а не наоборот), 2- специальной компетентности родителей-воспитателей (достигается через отбор и обучение); 3- психологической совместимости ребенка с членами семьи усыновителей.

'В международных нормативных документах усыновление внутри страны принято называть национальным.

Потребность в психологической защищенности в известной степени реализуется помещением ребенка в условия, приближенные к семейным. Переход из позиции «ничейного» в «семейного» по-своему реализует основные социальные потребности, обеспечивающие чувство семейного «мы».

5. Психологическая защищенность является результатом успешной адаптации ребенка к семейным условиям и условием его развития. Передача ребенка на воспитание в семью приводит в период адаптации к регрессу в его развитии, а затем к обострению сеюитивности к новым условиям жизни, что обеспечивает качество развития ребенка.

6. При международном усыновлении усиливается регресс в развитии ребенка за счет процесса аккультурации. В благоприятных условиях при осознании ребенком постоянства его нахождения в семье начинается формирование привязанностей, происходит интеграция в новую культуру и ассимиляция, что содействует возникновению психологической защищенности и способствует интенсивному развитию ребенка.

Адаптация ребенка в национальной приемной1 семье не создает условий выраженного регресса, как это происходит при международном усыновлении; однако здесь менее выражена и сензитивность к новым условиям.

7. Выделено четыре предельных вида состояний защищенности для исследуемой категории детей: 1- реальная психологическая защищенность, 2- психологическая квазизащищенность; 3- психологическая квазинезащищенность; 4- психологическая незащищенность. Каждый вид характеризуется своим содержанием внутренней позиции, эмоциональными и поведенческими проявлениями личности.

Апробация работы. Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международных конференциях (Москва, 1998 г.,1999 г., 2000 г. 2003 г., Минск, 2002 г., Даллас, 1998 г.), всероссийских конференциях (Москва, 1999 -2003 г.г.), Всероссийских Католиковских педагогических чтениях (Сыктывкар, 1999 г., 2001 г., Москва, 2000 г., Железноводск, 2003 г.), Всероссийском семинаре-совещании «Право ребенка жить и воспитываться в семье: проблемы и пути решения» (Москва, 1999 г.), региональных конференциях (Новосибирск, 2001 г., Барнаул, 2002 г., Томск, 2002 г., Курск, 2003 г., Вологда, 2003 г.) научно-практических конференциях МПГУ, УРАО.

Результаты работы опубликованы в Информационных бюллетенях Минобразования России по реализации ФЦП «Дети-сироты» (1997 - 2001 г.г.), Вестнике Минобразования России (2002,2003 г.г.).

1 Термином приемная объединяются все виды семей, принявших на воспитание (приемного) ребенка из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (а не конкретный вид семьи, введенный Семейным Кодексом РФ)

Материалы исследований неоднократно обсуждались на заседаниях научно-методического Совета Минобразования России, Координационного Совета Минобразования России по ФЦП «Дети-сироты», кафедре теоретических основ общей и социальной психологии УРАО, кафедре психологии развития МПГУ.

Структура и объем работы

Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы, включающего 324 наименования (52 - на иностранном языке) и 3 приложений. Основной текст диссертации содержит 280 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается актуальность проблемы исследования, ее теоретическое и прикладное значение, степень разработанности, формулируется цель, гипотезы, задачи исследования, приводится перечень методов исследования, научная новизна полученных результатов, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе - «Феномен психологической защищенности в отечественной и зарубежной психологии» - рассматривается феномен психологической защищенности, связь с другими понятиями (защита, самозащита, незащищенность, безопасность и т.д.), различными видами защищенности (физическая, юридическая и др.), и, прежде всего, социальной защищенностью; предлагается авторская концепция психологической защищенности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Защищенность как важное условие развития ребенка возникает с момента рождения, когда его потребность в тактильных контактах, уход за ним и внимание со стороны матери или лица, замещающего ее, приводят к формированию привязанности, чувству глубокого доверия, которое Э. Эриксон рассматривал в качестве фундаментальной психологической предпосылки всей жизни. Это чувство формируется на основе опыта первого года жизни ребенка и превращается в установку, определяющую его отношение к себе и миру. Под доверием он подразумевал доверие к самому себе и чувство неизменной расположенности к себе других людей. Ненадежность, несостоятельность матери и отвержение ею ребенка являются причиной первого серьезного кризиса детского развития. Следствием этого является уже не просто недоверие, а появление установки страха, подозрительности, опасений за свое благополучие -все это способствует переживанию ребенком чувства незащищенности. Данная установка распространяется как на весь мир, так и на отдельных людей; она будет проявляться во всей полноте на поздних стадиях психического и личностного развития.

Формирование у ребенка базового доверия к миру тесно связано с развитием привязанности. В рамках теории привязанности Дж. Боулби и М. Эйнсворт привязанность - это, прежде всего, отношение к себе и людям, которое дает (или не дает) чувство защищенности и безопасности.

Наибольшему испытанию уже сформированное чувство психологической защищенности подвергается в период резких изменений условий жизни ребенка, когда ему приходится адаптироваться в новом социальном окружении. В рамках различных психологических теорий адаптации (Эриксон Э., Фром Е., Адлер А., Маслоу А., Франкл В., Селье Г., Реан А. и др.) состояние адаптированности (успешной адаптации) связывают с психоэмоциональной стабильностью, состоянием удовлетворенности, отсутствием дистресса, ощущения угрозы, что интегрально означает переживание чувства психологической защищенности.

Как показывают многочисленные исследования самым глубоким чувством, которое испытывает ребенок в кризисной ситуации, является психологическая незащищенность и любая стратегия оказания ему помощи строится на первоначальном обеспечении чувства физической и психологической защищенности.

Дети, направляемые в детские дома, в основном изымаются из семьи из-за жестокого обращения, пьянства и асоциального поведения родителей; они имеют опыт проживания на улице, подвергаются физическому и сексуальному насилию. В результате нарушены физическая, социальная и психологическая защищенности ребенка. Особую категорию составляют отказные с рождения дети, у которых формируется особый вид нарушения привязанности, а кризис первого года жизни разрешается не в пользу доверия.

В разработанной нами концепции вводится понятие психологической защищенности как параметрической функции двух групп переменных (внутренней позиции ребенка и внешних условий), которая динамически зависит от времени и пространства.

Значимость внешних условий связана, в числе прочих причин, с юридическим статусом детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Семейный ребенок удовлетворяет свои потребности естественно в семейном окружении, обращается к семье мысленно или реально в периоды кризисов, в ситуациях фрустрации, что помогает ему почувствовать защищенность и уверенно строить свои планы на будущее.

Ответственность за ребенка-сироту берет на себя государство, последовательно передавая функцию опеки и попечительства разным официальным лицам, которые могут обеспечить лишь те или иные условия жизнедеятельности и не несут полной ответственности за то, каким будет его развитие.

Влияет на формирование защищенности также и отношение общества к проблеме социального сиротства. Выпускники детского дома часто скрывают

от нового окружения свой статус, так как общество считает их неполноценным, часто угрозой для себя, а сами выпускники чувствуют себя незащищенными. Существующие в российском обществе установки тормозят развитие форм семейного устройства детей-сирот, так как семьи, принявшие чужих детей на воспитание, не получают от общества психологической и моральной поддержки, а усыновившие тщательно скрывают этот факт от общества, переживая напряжение, незащищенность, часто находятся в страхе от возможности раскрытия тайны.

В общем виде внешние условия, влияющие прямо и опосредованно на формирование психологической защищенности, могут быть представлены в виде трехуровневой схемы.

Мезоуровень: отношение мирового сообщества к проблеме детей, лишенных семейного окружения, выраженное в международных документах, таких как Международная Конвенция ООН о правах ребенка, Гаагская конвенция по международному усыновлению и другие. Подписание и ратификация их Россией означает приведение национальных законов в соответствие с международными стандартами и обеспечение защиты ребенку, попадающему под юрисдикцию других стран, например, при международном усыновлении.

Макроуровень: государственные гарантии и дополнительные льготы реализации прав детей, оставшихся без попечения родителей, механизмы их реализации, ценностные установки общества в отношении этой категории детей, внешние институты социализации.

Микроуровень: условия жизни, воспитания и развития, непосредственное окружение ребенка, организация и наполнение предметно-развивающей среды, профессиональная и личностная позиция культурного посредника (воспитателя, психолога, социального педагога, замещающего родителя и т.п.).

Структура другой переменной - внутренней позиции определялась на основе подходов ведущих отечественных психологов. Понятие «внутренней позиции» личности было введено Л. И. Божович, которую она понимала как направленность ее интересов и стремлений, связанных с потребностью в нахождении своего места в труде, в жизни1. Внутренняя позиция формируется в процессе жизни и воспитания ребенка и является отражением того объективного положения, которое занимает ребенок в системе доступных ему общественных отношений. Б.ГАнаньев, вслед за В.Н.Мясищевым, под позицией человека понимал «сложную систему отношений личности (к обществу в целом, к общностям, которым она принадлежит, к труду, людям, самой себе), установок и мотивов, которыми она руководствуется в своей деятельности2.

1 Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1969.- С. 336

2Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1969. - С. 228

Согласно С.Л. Рубинштейну «без сознания, без способности сознательно занять определенную позицию нет личности»1. Под позицией он понимал избирательное отношение личности к стоящим перед ней целям и задачам. Позиция выражается в избирательной мобилизованности, готовности к деятельности, направленной на их осуществление; обуславливает определенную линию поведения и сама обуславливается ею.

В целях нашего исследования внутренняя позиция выражалась через жизненные планы, ценности, отношение к себе, другим, самостоятельность, ответственность, готовность к освоению социального пространства прав и обязанностей.

В онтогенезе развития защищенности происходит изменение соотношения значимости внешних условий и внутренней позиции. Так как с течением жизни происходит развитие потребностной сферы личности, то и психологическая защищенность наполняется разным содержанием. При этом меняется и роль ребенка в обеспечении собственной защищенности. Если в первые годы жизни именно мать или лицо, заменяющее ее, обеспечивает удовлетворение потребностей ребенка, а качество выполнения этих функций определяет условия и стратегию развития личности, то затем уже личные качества ребенка, его внутренняя позиция в процессе решения проблем адаптации к жизни дают ему чувство психологической защищенности. В более старшем возрасте уровень личностного развития, социальной компетентности, осознание своих потребностей, прав и обязанностей, принятых в обществе, и следование им служат основой безопасности и защищенности и позволяют уверенно строить свою судьбу. В условиях институализации важную роль в формировании психологической защищенности играет культурный посредник (воспитатель, приемный родитель, усыновитель и т.п.), который должен строить свои взаимоотношения с ребенком так, чтобы способствовать развитию его самостоятельности и ответственности.

Психологическая защищенность является достаточно устойчивым личностным феноменом, она формируется в условиях стабильности и определенности. Оптимальное сочетание внешних условий и внутренней позиции определяет степень максимальной защищенности, обеспечивает развитие ребенка как социальной единицы и ориентирует его на развитие своей индивидуальности и уникальности.

Психологическая защищенность имеет как коммуникативные, так и предметные (бытийные) и природные основания; Знакомая обстановка, привычные вещи придают уверенность и чувство защищенности в любом возрасте. Это особенно актуально для детей, воспитывающихся в условиях учреждений, где у ребенка часто отсутствуют личные вещи, игрушки, а при неоднократном переезде его из одного учреждения в другое у него меняется

1 Рубинштейн СЛ. Бытие и сознание. М., 1959.- С. 312

окружающий его предметный мир, зачастую без сохранения прежних личных вещей. Международное усыновление приводит к смене собственного имени, изменению предметного и природного мира.

Особенностью статуса сироты для многих детей является отсутствие информации или воспоминаний о их прошлом; негативное отношение к своим родителям. Поэтому проблема психологического времени, как структурного звена самосознания личности1, выступает фактором риска формирования психологической защищенности. Потеря семейных корней, традиций, связанных с принадлежностью к собственному роду, наносят психологическую травму и лишают человека уверенности в жизни. Неопределенное отношение к собственным родителям дестабилизирует собственную жизнь. Другой проблемой являются сложности формирования родственных чувств по отношению к братьям и сестрам, воспитывающимся в одном учреждении. Отсутствие привязанности или потеря связи с сиблингами лишают ребенка одного из основных факторов психологической защищенности.

В определение психологической защищенности входит эмоциональное переживание, которое является достаточно устойчивым и положительным, то есть психологически защищенный ребенок демонстрирует эмоциональное благополучие. На разных возрастных этапах оно определяется различными составляющими: в младенческом возрасте - как чувство эмоционального комфорта, обеспечивающее доверительное и активное отношение к миру; в более старшем - эмоциональное благополучие связано с высокой самооценкой, сформированным самоконтролем, ориентацией на успех в достижении целей, эмоциональным комфортом в семье и вне семьи, социальной компетентностью, осознанием своих возможностей, прав и обязанностей, принятых в обществе, и следование им. Поэтому эмоциональное благополучие ребенка выступает как один из показателей психологической защищенности. Однако отставание в эмоциональном развитии детей, проживающих в условиях институализации, являющееся результатом эмоциональной депривации, не позволяет в полной мере опираться на этот показатель.

Указанные проблемы формирования психологической защищенности частично разрешаются при помещении ребенка в условия, приближенные к семейным. Нахождение ребенка в замещающей семье позволяет по-своему удовлетворить ряд его психологических и социальных потребностей. При этом происходит изменение внутренней позиции ребенка: от осознания себя «ничейным, детдомовским, сиротой» к осознанию себя членом семьи («семье принадлежащим»).

Состояние реальной психологической защищенности быстрее всего возникает у ребенка при возвращении его в свою биологическую семью, из

1 Мухина B.C. Феноменология развития и бытия личности. М., 1999.- С.16 - 190

которой он был изъят (при соответствующей социально-психологической реабилитации родителей). Далее следует усыновление (национальное и международное), сопровождаемое в зависимости от возраста ребенка при усыновлении значительными проблемами адаптации как ребенка, так и семьи в целом. Эти проблемы частично разрешимы при осознании ребенком причин попадания в семью, долговременности и прочности новых отношений; психологической совместимости ребенка с членами приемной семьи, что предъявляет дополнительные психологические требования к подбору приемных родителей.

Помещение ребенка в замещающую семью сопровождается изменением условий жизни, что приводит на первых этапах к потере чувства защищенности, которое может проявляться в регрессивных формам поведения. В благоприятных условиях у ребенка обостряется сензитивность к новым условиям жизни, что может обеспечить качество и интенсивность психического, физического, эмоционального и социального развития. Если новые условия жизни мало отличаются от прежних, то адаптация в основном проходит на уровне восстановления только ранее приобретенных навыков.

Международное усыновление сопровождается аккультурационным стрессом, что не только усиливает регресс, но и способствует обострению сензитивности к новым условиям жизни. В благоприятных условиях, при широких возможностях внешней среды возможен значительный скачок в развитии. Аналогичная ситуация возникает и при национальном усыновлении, когда ребенок попадает в семью более высокого социального статуса и возможностей.

Приемная семья, детский дом семейного типа, патронатная семья, различные виды негосударственных организаций (семейный пансион, киндердорф - деревни и др.) создают условия семейной социализации ребенка, неформальную среду общения, развития привязанностей, формирования самостоятельности. Создание условий удовлетворения потребностей ребенка, реализации его прав достигается при условии комплексной диагностики проблем развития ребенка на этапе подготовки ребенка к семье, тщательного подбора воспитателей-родителей под ребенка, их обучения и организации социально-психологического и педагогического сопровождения семьи. Однако, даже при семейных формах воспитания остаются факторы незащищенности ребенка: временная ограниченность этих отношений, возможность возврата в детский дом или перехода в другую замещающую семью, и, конечно, же осознание своего отличия от других семейных детей в школе, во дворе.

В существующих концепциях психологической защиты она оценивается в терминах переживания чувства защищенности или незащищенности. В действительности вариативность сочетаний внешних условий и внутренней позиции позволяет выделить четыре предельных вида состояний защищенности

для исследуемой категории детей: 1- реальная психологическая защищенность; 2- психологическая квазизащищенность; 3- психологическая незащищенность; 4- психологическая квазинезащищенность. На рис.1 приведены условия возникновения каждого вида защищенности, его характеристики и содержание.

Внешние условия

психологическая квазизащищенность

Внешние условия формально обеспечивают социальную защищенность и создают иллюзию психологической защищенности. Внутренняя позиция характеризуется иждивенчеством, пассивностью. При столкновении с реальной жизнью психологическая защищенность легко разрушается, и ребенок может оказаться в состоянии социальной депривации.

психологическая защищенность

Оптимальное сочетание внешних условий и внутренней позиции. Внешние условия позволяют удовлетворять потребности,

реализовыватъ права в любой, даже самой неблагоприятной ситуации. Внутренняя позиция характеризуется самостоятельностью, социальной

активностью, ответственностью.

Внешние условия не позволяют удовлетворять потребности; свои права ребенок, как правило, не знает, что приводит к социальной незащищенности.

Внутренняя позиция ребенка отчужденная.

В результате ребенок находится в условиях психической и социальной депривации.

психологическая незащищенность

Внутренняя позиция

Внешние условия создают социальную незащищенность, не позволяют реализовать ребенку свой потенциал. Внутренняя позиция характеризуется самостоятельностью, осознанными целями и жизненными планами, адекватной самооценкой. Отсутствие социального опыта приводит к возникновению тревоги, страха перед будущим.

психологическая квазинезащищенность

Рис.1 Матрица состояний психологической защищенности - незащищенности в зависимости от сочетания внешних условий и внутренней позиции

Рассмотрение психологической защищенности как параметрической функции ( р,ч)) двух групп переменных: внешних условий (д) и

внутренней позиции (р) позволяет построить геометрическую модель психологической защищенности. При этом данная функция является динамической, зависящей от времени либо явно (например, с развитием

потребностной сферы личности), либо посредством зависимости от времени как внешних, так и внутренних параметров (например, передача ребенка из дома ребенка в детский дом или на воспитание в семью).

Сочетание р и д адекватно описывает состояние индивида в конкретной ситуации развития (в данный момент времени), поэтому по мере развития ребенка или перемещения его из одной социальной ситуации в другую эти параметры изменяются, что приводит к появлению индивидуальной траектории в фазовом пространстве. Это означает, что для каждого ребенка необходимо при составлении индивидуального плана осуществления опеки и попечительства учитывать его особенности развития и ставить во главу угла при любом изменении его положения психологический комфорт и защищенность.

Психологическая защищенность геометрически может быть представлена в виде некой поверхности над фазовым пространством р и д (рис.2).

Рис.2 Геометрический образ параметрической функции психологической защищенности Ъ =

Оптимальное сочетание внешних параметров и внутренней позиции индивида обеспечивает максимальное значение защищенности. Таким образом,

фазовая траектория индивида должна по возможности проходить под максимумом функции защищенности. Данная поверхность являясь непрерывной, может иметь ряд максимумов (чувство защищенности) и минимумов (чувство незащищенности). Экстремумы (максимумы и минимумы) могут быть локальными и глобальными. Локальный максимум является таковым, если любое, сколь угодно малое изменение параметров, приводит к уменьшению защищенности. Глобальный максимум тот, в котором величина функции максимальна по всему фазовому пространству. Психологическая защищенность в точках локального максимума является квазизащищенностью: при малейшем изменении внешних условий она легко разрушается; точки локального минимума соответствуют психологической квазинезащищенности.

Геометрический образ функции защищенности наглядно показывает энергетичность усилий по переходу из одного состояния защищенности в другое: максимальную при переходе из состояния незащищенности (траектория вверх по направлению максимальной крутизны - градиенту); неустойчивость при малейших изменениях условий квазизащищенности и, следовательно дополнительной энергетичности; минимальность таких усилий при создании внешних условий в области психологической квазинезащищенности. При этом мотивация усилий по переходу в область реальной психологической защищенности пропорциональна градиенту. Следовательно, при нахождении в состоянии квазизащищенности и незащищенности (где градиент равен 0) у ребенка нет мотивации к изменению ситуации или прикладыванию каких-либо усилий.

Положения разработанной концепции психологической защищенности подтверждаются результатами эмпирических и экспериментальных исследований, представленными в следующих главах диссертации.

Во второй главе - «Психологическая защищенность детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях институализации» -

рассматриваются особенности формирования психологической защищенности в условиях институализации. В связи с развитием разнообразных инновационных форм учреждений необходимо уточнить понятие институализации: под ним понимаются все ситуации, когда воспитание ребенка проводится в условиях учреждения, в котором он постоянно проживает и где осуществляются групповые, а не семейные формы ухода и воспитательных мероприятий. Это означает, что за ребенком присматривает большое число взрослых, работающих по расписанию и делящих между собой обязанности по уходу, включая регулярный ночной уход1.

1 Многоосевая классификация психических расстройств в детском и подростковом возрасте (в соответствии с МКБ-10). -М., 2003.- С.358

Особенности психического развития ребенка в условиях материнской депривации, при помещении в учреждения интернатного типа представлены в работах отечественных (Мухина B.C., Дубровина И.В., Кондратьев М.Ю., Прихожан A.M., Толстых Н.Н., Иванников В.А., Счастная Т.Н., Смирнова Е.О., Шульга Т.Н., Ярославцева И.В. и др.) и зарубежных психологов (Боулби Д., Айнсворз М., Маслоу А., Мид М., Лангмейер И, Матейчек 3., Раттер М., Спитц Р. и др.).

В этих работах показано, что замкнутость, отчужденность интернатов и детских домов от широкого социума, режимные требования порождают жесткость, ригидность, примитивность общения и взаимодействия, существенно обедняют вариативность социальных ситуаций развития подростков, заметно примитивизируют и огрубляют систему референтных для них межличностных связей, возводя тем самым трудно преодолимый барьер на пути адекватной социализации развивающейся личности.

Ребенок в детском доме, как правило, не осваивает навыки продуктивного общения, его контакты поверхностны, нервозны - он одновременно домогается внимания и отвергает его, переходя на агрессию или пассивное отчуждение. Вплоть до подросткового возраста дети затрудняются в понимании эмоционального состояния другого человека.

В условиях интерната стихийно складывается особое психологическое образование - детдомовское «мы», делящее мир на своих и чужих, по отношению к которым существуют различные нормы поведения. Как показали наши исследования, это образование достаточно стойкое: даже в самостоятельной жизни выпускники, не умея выстраивать новые продуктивные отношения, продолжают держаться вместе, ограничивая свой социальный опыт и сохраняя свою группу, и замкнутый, не способствующий развитию круг общения. Неправильно формирующийся опыт общения приводит к тому, что

ребенок занимает по отношению к другим отчужденную (негативную)

позицию .

Исследования B.C. Мухиной показали, что в условиях депривации развивающейся личности чаще всего формируется человек без ответственного отношения к собственному времени жизни, без сформированного психологического времени. Эмоциональное неблагополучие, тревога, связанная с прошлым, настоящим и будущем у детей, лишенных родительского попечения, имеют типичную представленность в их сознании (воспоминания носят в основном негативный, мозаичный характер, будущее синкретично). Депривация ценностного отношения человека к его прошлому, настоящему и будущему или отсутствие структурированного прошлого в истории развивающегося человека и неопределенность перспективы жизни разрушают внутренний статус личности.

1В диссертации приведены количественные данные, подтверждающие наши выводы.

В нашем исследовании изучение внутренней позиции воспитанников проводилось через оценку образа Я, жизненных планов, уровня ориентации в правах и обязанностях, готовности к самостоятельной жизни (выборку составили 1013 воспитанников детских домов и школ-интернатов различных регионов России).

Проведенное исследование позволило выявить определенные стороны отношения подростков-воспитанников к своему будущему, соотношение близких и дальних целей, планов, стремлений. Результаты исследования свидетельствуют, что наиболее напряженный, смысловой, аффективный центр внутренней позиции современного подростка-воспитанника составляет проблема выбора будущей профессии и программы образования на предстоящие годы.

Образ Я воспитанников оценивался через информацию о «его знание о самом о себе» и о своих «корнях» (т.е. родителях, родственниках, братьях, сестрах). Полученные данные говорят о том, менее 27% опрошенных воспитанников регулярно поддерживают отношения с родственниками, 30% -плохо знают свои кровные связи, Отчеты самоанализов показывают, что каждый второй воспитанник не знает свои способности и склонности, поэтому не в состоянии оценить свои шансы на успех в той или иной деятельности. Отсюда возникают «воздушные замки» в жизненных и профессиональных планах, не соотнесенные со своими потенциальными возможностями.

Оценка выпускниками значимых качеств для достижения успеха в жизни ранжирует их следующим образом: воспитанность, хорошие манеры (56,7%), трудолюбие (51,55), образованность (49,8%), ответственность (47,2%), твердая воля (39,4%), честность (38,4%), исполнительность (25,9%), самостоятельность (25,3%), самоконтроль, сдержанность, дисциплина (24,2%), терпимость к взглядам и мнениям другим (19,8%), широта взглядов, умение понять чужую точку зрения (11,1%). Оценивая себя, 19,6 % воспитанников ответили, что обладают всеми данными качествами, еще 40,6% - скорее да, чем нет. По их мнению достигнуть успеха и реализовать свои планы можно лишь благодаря образованию (81,5%), умению общаться с людьми (59,3%), личным качествам (48,2%), деньгам (36,7%).

В системе ценностей на первых местах находятся здоровье (78,7%), счастливая семейная жизнь (60%), интересная работа (55,4%), материально обеспеченная жизнь (51,4%), наличие хороших и верных друзей (49,7%); на последних - свобода, самостоятельность, независимость в суждениях, поступках (8,5%); возможность творческой деятельности (3,3%).

Для того, чтобы оценить насколько формируемая в условиях институализации внутренняя позиция обеспечивает успешность в самостоятельной жизни, необходимо сопоставить данные, полученные для воспитанников накануне выпуска и выпускников в самостоятельной жизни.

Полученнего образования для выполнения жизненных планов хватило 19,9 % выпускников; сменить полученную профессию желают 61% через год после интерната и 47,6% после 6 лет самостоятельной жизни; общаются со своими родителями и родственниками 25%; к 6 годам после выпуска женаты/замужем только 17,4%, и удовлетворены своей семейной жизнью 15%. Показатели для выпускников общеобразовательных школ г. Москвы из числа семейных детей иные: удовлетворены выбором профессии более 72%, полученного образования для реализации жизненных планов хватило более 50% респондентов (опросы проводились через пять лет после выпуска).

Таким образом, самооценка, жизненные планы, профессиональные намерения, определяющие внутреннюю позицию, подвергаются существенной перестройке в самостоятельной жизни в основном с негативным результатом. Одной из основных причин этого является отсутствие возможностей у воспитанников получения собственного социального опыта вне учреждения.

Изучение представлений воспитанников о своих правах показало, что они достаточно хорошо знают почти все льготы, предоставляемые им как сиротам на жилье (57,3%), образование (61%), работу (39,6%). При опросах в разных детских домах практически все они заявили, что планируют воспользоваться ими вне зависимости от того, нужны ли они им. Назвать обязанности и объяснить их возникновение или связь с правами смогли лишь 6,8 % опрошенных. В детском доме обязанности воспитанники выполняют по принуждению и они не связаны с правами. Поэтому когда молодые люди в самостоятельной жизни сталкиваются с необходимостью нести определенные обязанности для реализации своих прав, их непонимание этой взаимосвязи и неготовность являются фактором потери защищенности.

Ситуацию институализации сегодня можно оценить как стратегию замены родителей государственным попечением, характерными чертами которой являются следующие. Государство берет на себя заботу о создании необходимых бытовых условий в детском доме и постинтернатном периоде, предоставляет льготы, позволяющие получать дополнительные услуги; в учреждениях делается попытка воссоздания домашней психологической атмосферы, которая не является тождественной реальной семейной, но эксплуатирует эмоциональные силы как детей, так и взрослых.

В таких условиях невозможно создать взаимную ответственность детей перед родителями, присущую отношениям дети-родители. В условиях детского дома воспитанники и выпускники не могут и не несут никакой ответственности перед учреждением. Указанная ситуация порождает риск социального иждивенчества и социальной безответственности.

Проведенные исследования в детских домах в разных регионах России показали, что дети, оставшиеся без попечения родителей, чувствуют себя защищенными в учреждениях и связывают это с наличием жилья, тепла, еды,

одежды, друзей, воспитателей, которые всегда "помогут и дадут совет", отсутствием проблем, которые надо решать самостоятельно. Причем такие ответы характерны как для детей 10 лет, так и для молодых людей в 19 лет.

Полученные результаты в совокупности с данными, представленными в психологической литературе, позволяют утверждать, что условия жизни и развития детей в детском доме формируют у воспитанников особую внутреннюю позицию - психологическое капсулирование, которое характеризуется отчуждением, нереалистичными жизненными планами, инфантилизмом, стремлением ребенка находиться в освоенных стереотипах жизнедеятельности в условиях ограниченного социального пространства, без формирования самостоятельности и ответственности за свои поступки и общую линию жизненного пути.

Возникающая в условиях институализации психологическая защищенность имеет локальный характер, возникает как результат удовлетворения простейших потребностей, не связана с формированием личностных гарантов защищенности в других ситуациях вне учреждения, и легко разрушается при столкновении с реальной жизнью {психологическая квазизащищенность).

Для вывода ребенка из состояния «капсулирования» необходимо обеспечить получение социального опыта вне учреждения; сформировать ценностное отношение к себе, другим, миру в целом; развивать рефлексию на себя и других; обеспечить знание своих прав и обязанностей и осознание их взаимосвязи; формировать самостоятельность и ответственность за свои поступки и общую линию жизненного пути.

Большое значение играет работа с ребенком по преодолению позиции «ничейного». Разработанные приемы индивидуальной и групповой психологической работы, нацеленной на осознание ребенком причин попадания в учреждение, своего прошлого, адекватной оценкой настоящего, наличием реальных жизненных планов на будущее, способствуют формированию реальной защищенности. Каждый ребенок в соответствии с обстоятельствами социальной ситуации и возрастом должен представлять, кто он, каково его происхождение, где и когда он родился, где жил прежде, кто его биологические родители и родственники и где они сейчас. При работе с прошлым главным выступает его осмысление и принятие, помощь в идентификации - переживание родовой сопричастности, кровного родства как отправной точки идентификации. Настоящее определяется через разделение чувств и предоставление стабильности, будущее - через цели и перспективы. Такая работа позволяет предотвратить кризисные ситуации, когда неподготовленный ребенок получает информацию о своем прошлом и остро реагирует на нее, разрушая позитивные достижения или убегает из детского дома.

К сожалению, численность социальных сирот в стране растет и дети, по-прежнему, будут жить в учреждениях, несмотря на развитие семейных форм. Поэтому задача создания условий, способствующих формированию реальной психологической защищенности, остается актуальной. На основании результатов экспериментальной работы в семейном детском доме (г. Камень-на-Оби) по подготовке к самостоятельной семейной жизни (федеральная экспериментальная площадка, докторант - научный руководитель), анализа работ, присылаемых на конкурсы в Минобразование России, можно определить факторы, содействующие формированию психологической защищенности ребенка в детском доме: создание условий, приближенных к семейным (проживание малыми компактными группами в отдельных квартирах или домах); формирование разновозрастных групп; совместное проживание братьев и сестер; постоянство состава воспитателей и его ограниченность (необходимо для формирования чувства привязанности, доверия, постоянства модели воспитания); наличие психологов или психологической службы в учреждении; создание развивающей предметно-игровой среды в учреждении, наполненной реальными предметами домашнего быта, личными вещами; обеспечение открытости и взаимодействия с широким социумом; реализация специальных программ по подготовке детей к самостоятельной жизни.

Важная роль в формировании психологической защищенности отводится специалистам, работающим с этой категорией детей. Изучение их профессиональной деформации показало, что к шести годам стажа работы уже появляются первые признаки эмоционального выгорания и деперсонализации. Среди личностных характеристик на первых местах доминантность и регидность. Кроме того, основная часть воспитателей не чувствуют сами себя социально и психологически защищенными (по данным исследований Н.Н. Юдицевой, 2000 г.). Поэтому к условиям обеспечения психологической защищенности детей относятся требования проведения работы по профилактике и минимизации профессиональной деформации, повышения уровня психологической культуры специалистов, работающих в учреждениях.

Анализ деятельности инновационных учреждений, в том числе негосударственных, (д/д № 9 г.Санкт-Петербург, Ковалевский детский дом Костромской области, детские дома №1 и№2 г. Вологды, пансионат семейного воспитания г. Москвы, деревня SOS в Томилино и др.), показывает, что выполнение этих требований способствует формированию определенного уровня реальной психологической защищенности детей.

В третьей главе - «Психологическая защищенность выпускников в постинтернатный период» - психологическая защищенность рассматривается

как результат продуктивной адаптации к самостоятельной жизни; посвящена

анализу результатов исследования особенностей адаптации выпускников общеобразовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и формирования внутренней позиции в самостоятельной жизни.

Ситуация после окончания учреждения интернатного типа может быть описана следующим образом: происходит переход от знакомой, более или менее безопасной атмосферы, известных людей, ежедневного распорядка, особого типа организации жизни к иному распорядку и личному, и жизненному, который до сих пор был мало им известен. Вступая в самостоятельную жизнь, они сталкиваются с проблемами жилья, поиска работы, организации быта, питания, обеспечения себя прожиточным минимумом, взаимодействия с широким социумом, организацией свободного времени, получения медицинской помощи, создания и сохранения собственной семьи и многими другими.

Выпускник обычно остается один без поддержки, не знает никого, кому бы мог доверять, на кого мог бы рассчитывать. Если многие молодые люди, осуществляющие переход к самостоятельной жизни, имеют возможность вернуться в родительский дом, если окажется, что они не готовы к самостоятельной жизни, то выпускники детских домов лишены этой возможности; они испытывают дискриминацию со стороны внешнего мира, для них возрастает риск вовлечения в криминальное сообщество.

Исследование эффективности социальной адаптации выпускников интернатных учреждений России (выборка - 734 выпускника) показал, что число воспитанников, испытывающих чувство психологической защищенности в детском доме, уменьшается втрое накануне выпуска и почти в пять раз в постинтернатный период. Ощущение психологической комфортности в самостоятельной жизни медленно возрастает с 18% в первый год до 57% после 6 лет. При проведении опросов и фокус-групп было выявлено, что через год самостоятельной жизни только 31,5% выпускников чувствуют себя в равном положении с теми, кто воспитывался в благополучной семье и никогда не жил в учреждении. После 6 лет эта цифра вырастает до 50% в основном за счет тех, кто смог получить неполное высшее и высшее образование (47,2% и 61%, соответственно) и имеет детей (53%).

Таким образом, подтверждается вывод о том, что психологическая защищенность, сформированная в условиях институализации, является квазизащищенностью: при столкновении с реальной жизнью большинство выпускников чувствуют себя психологически незащищенными.

Для создания равных стартовых условий в самостоятельной жизни государство гарантирует дополнительные права и льготы выпускникам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Проведенный анализ законодательной базы по их социальной защите позволяет утверждать,

что принятые в настоящее время в России нормативно - правовые документы гарантируют права выпускников практически во всех жизненно важных сферах, предоставляют дополнительные льготы при устройстве на работу, при получении жилья, поступлении в высшие учебные заведения. Но на практике оказывается, что при наличии работы они легко ее теряют; получив жилье, лишаются комнаты, квартиры в результате бессмысленных сделок или приводят их в негодность; не хотят и не могут учиться, поступив в высшее учебное заведение; бросают своих детей в роддомах и т.д. Таким образом, по всем критериям социальной защиты выпускники в основной своей массе находятся в ситуации социальной депривации.

Нами были проанализированы мотивы и содержание обращения московских выпускников за помощью в благотворительный центр «Соучастие в судьбе» в 1998 г. и 2002г. В 1999 г. московским правительством было принята комплексная программа сопровождения выпускников, которая предусматривала, в первую очередь, социальную помощь и поддержку во всех жизненно важных сферах. Поэтому мы предположили, что должна измениться мотивация обращений за помощью. Сравнительный анализ 175 личных дел выпускников показал практическое отсутствие положительных сдвигов в самостоятельном решении личностных проблем. Складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, на создание социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, затрачиваются достаточные правовые, материальные, кадровые ресурсы, а эффективность всех усилий по обеспечению психологической и социальной защищенности выпускников непропорциональна мала.

Исследование социальной компетентности, социально-психологического статуса выпускников, анализ судебных дел, проведение фокус-групп позволило выявить, что внутренняя позиция в постинтернатный период характеризуется отчуждением, проявлением рентных установок и рецептивной ориентации1, повышенным уровнем виктимности, непониманием материальной стороны летни, низкой мотивацией трудовой деятельности.

Рентные установки проявляются, прежде всего, в ориентации на использовании всех льгот, предоставляемых государством. Примером может служить использование выпускниками права на второе бесплатное обучение и выплат по безработице, которые в Москве в 2004 г. составляют 10 тыс. рублей. Переходя из ПТУ в ПТУ без всякого интереса к профессии, на полное государственное обеспечение, а затем сразу в безработные для получения пособия, многие выпускники отодвигают начало трудовой деятельности и самостоятельное зарабатывание денег. Использование метода фокус-группы с выпускниками позволило выявить амбвивалентную установку выпускников:

1 Фром Э.Человек для себя. - Мн., 1997. - .70-72,98)

они стыдятся признавать свой статус «сироты», но требуют и охотно пользуются всеми возможными льготами сироты.

Иждивенческий образ жизни (нигде не учатся и не работают) «часто и очень часто» в первый год после выпуска ведут 17,8% выпускников, «иногда» -42,5%; через пять лет - 25,5% и 45% молодых людей, соответственно.

Наличие повышенного уровня виктимности, то есть высокой вероятности стать жертвой насилия, шантажа, обмана, жестокости подтверждается данными по исследованию личностной структуры, характерологических и патохарактерологических свойств выпускников (по шкале V - социальная виктимностъ - мультифакторной объединенной супершкале методики ММР1 фиксируется максимальный показатель четвертой степени). Анализ заключений

0 психическом развитии выпускников специалистов института В.П. Сербского, затребованных в судебном порядке при рассмотрении дел бытового характера, позволил выявить наиболее часто встречающиеся личностные характеристики:

- стойкий компонент инфантилизма - личной незрелости, недоразвитости, главным образом, в плане общения, понимания себя и других людей, их и своих интересов (то есть при формальной вменяемости обследуемым свойственна практическая неспособность целенаправленно строить свою жизнь и последовательно отслеживать свои интересы);

- эмоциональная неустойчивость: снижение способности противостоять стрессовым нагрузкам, склонность действовать под влиянием аффекта, импульсивно, без учета реальности;

- повышенная внушаемость: некритическая доверчивость и подверженность манипулятивным психологическим воздействиям.

Реальная самостоятельная жизнь приводит к переоценке ценностей: большее значение теперь имеет материальная сторона жизни (с IV ранга на I), а также связанная с этим возможность развлекаться и отдыхать. Если свобода являлась ценностью в интернате для каждого десятого воспитанника, то после выпуска для каждого пятого. Меньшую ценность для выпускников стали представлять такие стороны жизни, как общественное признание (12,9% выпускников), возможность максимального использования своих сил, способностей (12,4 %), а также познавательные интересы (6,8%).

Исследования социальной компетентности (интегральная оценка социальных навыков, социальных сетей и оценки Я-образа)1 выпускников до выпуска и в постинтернатный период выявили стойкую тенденцию переоценки воспитанниками собственных способностей и возможностей в период нахождения в детском доме. За год до окончания образовательного учреждения проведенные исследования выявили достаточно высокий уровень развития

1 Хломов Д.Н., Бахлушевский СА., Казьмина ОЮ. Руководство по оценке уровня развитая социального поведения старшеклассников. - М.,1993.

социальных навыков у воспитанников (даже в сравнении с выпускниками общеобразовательных школ) . В постинтернатный период при столкновении с реальной жизнью происходит переоценка своих возможностей, и выявляется, что наименее развитыми навыками являются группы самовыражения в разговоре и навыки планирования, которые ранее воспитанники считали у себя наиболее развитыми.

Сразу после выхода из стен интернатного учреждения начинает активно формироваться социальная сеть выпускника, которая играет огромную роль в процессе адаптации к самостоятельной жизни, обеспечивая поддержку и защищенность в самых различных сферах жизни. Кроме того, развитая сеть является ведущим фактором в дальнейшем развитии и совершенствовании социальных навыков. Применение опросника социальных сетей показало, что у 58 % выпускников социальная сеть составляет менее 5 человек; 26,3 % - от 5 до 10 человек и у 16 % - более 10 человек. Следует отметить, что люди, входящие в социальную сеть, за редким исключением, постоянно меняются, возникая ситуативно в жизни выпускника.

Индекс плотности (соотношение сети и его ядра) у 58 % респондентов приближен к 1, что говорит о чрезмерной плотности социальной сети и является вполне определенным показателем социального неблагополучия. У 26,3 % индекс показывает среднюю плотность сети, и только у 16 % индекс является оптимальным с точки зрения социальной адаптированности - 2-2,5. Для выпускника интернатного учреждения особо важным показателем является наличие родственников в сети. У 62,5 % родственники присутствуют в сети, но только у 16% они включены в ядро сети. В большинстве случаев (58%) в сети не присутствуют зависимые люди, за исключением собственных детей, что означает отсутствие опыта формирования опыта ответственности за других. В отношении остальных показателей можно отметить, что не всегда в сети выпускника присутствуют доверительные связи или же люди, обозначенные как наиболее близкие, проживают относительно далеко и не могут оказывать поддержку достаточно часто. Также сфера социального общения в большинстве случаев является довольно узкой, что ограничивает контакты с людьми и не способствует развитию чувства уверенности.

Итоговым показателем является ранг социализации выпускников, вычисляемый на основе данных по самооценке, уровню развития социальных навыков и социальной сети: 51% выпускников характеризуется средним и 48% - низким рангом социализации, что затрудняет адаптацию к самостоятельной жизни.

Таким образом, в постинтернатный период происходит изменение внутренней позиции: разрушаются иллюзорные установки, оказываются несостоятельными профессиональные планы, снижается трудовая мотивация,

1В диссертации приводятся данные исследований в полном объеме.

проявляются личностные качества, по сути противоположные самостоятельности и ответственности: выпускник осознает свою неготовность к самостоятельной жизни.

Только 16,4% выпускников смогли самостоятельно решить свои проблемы в первый год после выпуска; при этом в ситуации, когда нужна была помощь, но не смогли ее получить, оказалось 56,8% молодых людей; отсутствует возможность получения поддержки у 65,4%. При работе в фокус-группах (проводились в г.г. Москве, Новгороде, Томске в рамках программы АРО-1; приняло участие 98 человек) более 60% выпускников заявило, что они никому не нужны; окружающие люди принимают их безразлично либо враждебно; им приходится самим выживать.

В результате возникает отчуждение ко всему социуму, труду, формирование внутренней позиция «один - против всех» и психологическая незащищенность. Следствием является наблюдаемый феномен социальной незащищенности в условиях объективно созданной социальной защиты.

С целью формирования психологической защищенности выпускников в самостоятельной жизни были разработаны социально-психологические и педагогические технологии помощи и поддержки молодых людей, которые проходили опрабацию в ряде центров постинтернатной адаптации. Было разработано пособие для выпускников по их правам и обязанностям во всех жизненно важных сферах, на основании которого за два года до выпуска начиналась работа по подготовке к самостоятельной жизни в социальном пространстве прав и обязанностей, формированию ответственности за собственный жизненный путь.

В результате работы было выявлено, что условиями, обеспечивающими возникновение чувства психологической защищенности у выпускников в постинтернатный период, выступают: социальная защищенность в самостоятельной жизни; социальная компетентность; знание своих прав, льгот и осознание обязанностей, неотделимых от прав; сформированная мотивация трудовой деятельности; опережающий характер формирования социальных сетей, включающих родственников, людей в месте проживания, учебы, работы; включение выпускников в нормативную и развивающую среду общения; создание системы социально-психологической поддержки выпускника.

Анализ опыта работы с выпускниками в постинтернатный период в различных регионах России позволил выявить организационные формы, способствующие продуктивной адаптации, психологической и социальной защищенности, которые описаны в диссертации.

Переход психологической квазинезащищенности в реальную психологическую защищенность можно наблюдать для одаренных выпускников, например, в проекте обучающихся в высших учебных заведениях

Петербурга). Факт обучения влияет на формирование образа жизни и внутреннюю позицию личности, а образование создает условия для развития социальных контактов обучающихся, обогащения их межличностных отношений. Результаты проведения дискуссионых фокус-групп со студентами МПГУ и филиалов УРАО из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (12 человек), показали, что если на первом курсе при положительныхъ оценках на вступительных испытаниях более 75% студентов чувствовали себя психологически незащищенными, то к выпускному курсу около 83% уверенно строили жизненные планы и считали себя защищенными.

Четвертая глава - «Психологическая защищенность и особенности

адаптации детеи-сирот в замещающей семье» - посвящена изучению адаптации ребенка при помещении его в семью, формированию внутренней позиции и психологической защищенности как ребенка, так и семьи.

В связи с существованием тайны усыновления исследования адаптации усыновленных детей крайне ограничены (Спиваковская А.С., Красницкая Г.С.), в большей степени представлены работы по изучению замещающих семей (Иванова Н.П., Терновская М.Ф., Ослон В.Н., Холмогорова А.Б.). Практически все работы доказывают важность отбора и подготовки как детей, так и приемных родителей к совместному проживанию. В проведенных ими сравнительных анализах процесса адаптации в семьях, прошедших психологическую подготовку и созданных стихийно, последние уже на этапе первичной адаптации переживают серьезный кризис и нередко внутренне, а иногда - и внешне, отторгают ребенка. В семьях с психологической подготовкой данный этап проходит менее болезненно. Семьи достаточно позитивно оценивают поведение нового члена, они склонны видеть приемного ребенка как вполне нормального по таким характеристикам поведения, как агрессивность, ассоциальность, страхи, депрессия.

Для выявления особенностей адаптации детей-сирот при помещении их в замещающие семьи было проведено исследование 42 приемных и опекунских семей, воспитывающих детей младшего и среднего подросткового возраста со сроками нахождения ребенка в семье более трех лет. Уровень семей, принявших на воспитание детей, в основном находился на нижней и средней границе разрешительных норм (по данным центров усыновления такая ситуация характерна для всей страны в целом).

При проведении опроса было выявлено, что к концу первого года «семейной» жизни 64 % приемных детей чувствуют себя в равном положении с теми, кто живет в благополучной семье и никогда не жил в учреждении. По

Под ДамешМощей" семьей мы .полагаем различные формы семейного устройства детей-сирот: усыновление.'опека и попечительство,,приемная, патронатная и другие различные инновационные формы, главным признаком которых является воспитание ребенка не кровными родителями.

методике внутрисемейной адаптивности B.C. Торохтия тот же процент детей показал достояно высокий уровень эмоциональной удовлетворённости, определяемый величиной разрыва между желаниями человека и его реальными достижениями и как результат сравнения себя как с собственным прошлым опытом, так и с опытом других людей.

Наблюдения за поведением детей и родителей по методике А. Быкова1 показали, что к первому году жизни привязанность демонстрируют почти 79 % детей младшего школьного возраста и 88 % родителей; 50% школьного возраста и 60% их родителей. К концу третьего года совместной жизни данные показатели достигают 79 % и 74%, соответственно.

Опрос родителей показал, что в первые полгода пребывания в семье у ряда принятых на воспитание детей наблюдалось поведение, которое может быть оценено как регрессивное: появление энуреза (у четверых детей); лепетная, не соответствующая возрасту речь (у двоих детей); сосание пальцев, раскачивание, битие головой о кровать (у шести детей); жадность в еде, отказ есть с помощью вилки и ножа (у четверых и эпизодически еще у троих детей); общение только с детьми, значительно младшими по возрасту (у двоих детей).

Анализ обращений родителей в психологический центр позволил выявить наиболее встречающиеся проблемы у детей в возрасте от 7 до 12 лет, находящихся в замещающих семьях:

• до года: упрямство, негативизм, аффективные реакции, воровство, страхи, беспокойный сон, раздражительность, агрессивность, реакции протеста, трудности в установлении контактов с другими детьми, школьная неуспеваемость, плаксивость, нарушения речи, гипервозбудимость, энурез.

два года: истерики, задержки речевого развития, упрямство, слабая успеваемость, энурез, агрессивность;

три года: агрессивность, упрямство, аффективные реакции, неустойчивое внимание, школьная дисциплина, расторможенность, слабая успеваемость, неразвитость игровой деятельности;

более трех лет: поведенческие проблемы, аффективные реакции, слабая успеваемость, школьная дисциплина.

Через три года совместной жизни распались три семьи, воспитывающие детей среднего подросткового возраста. Замещающая семья, с одной стороны, предоставляет ребенку возможность погрузится в систему неформальных, вневременных отношений; с другой стороны, семейная система представляет собой достаточно жесткую структуру, что приводит к несовместимости новых членов семьи.

Проведенная работа показала, что условиями, способствующими формированию чувства психологической защищенности при помещении

1 Олиференко ЛЯ., Чепурных Е.Е., Шульга Т.И., Быков А.В. Инновации в работе специалистов социально-психологических учреждений. - М., 2001. - С.118 -120.

ребенка в замещающую семью, являются: осознание ребенком долговременности нахождения в семье, устанавливаемых отношений и связей; формирование привязанностей; согласие ребенка на помещение в семью; подготовка ребенка и семьи к совместной жизни и психолого-педагогическое сопровождение; создание приемными родителями атмосферы уверенности и безопасности, обеспечение равноправного положения братьев и сестер.

Обязательным условием для обеспечения психологической защищенности как приемного, так и семейного ребенка является-подготовка последнего, в основе которой должен лежать принцип вовлечения семейного ребенка в процесс усыновления с момента обсуждения идеи, через эмоциональное сопереживание, осознание будущих изменений в собственной жизни, усыновляемого ребенка и всей семьи в целом и обеспечение равноправного положения братьев и сестер.

Психологическая защищенность ребенка при усыновлении в России зависит от соблюдения тайны усыновления, которая трактуется как тайна как для самого ребенка или как тайна семьи для окружающих. Ведущий лейтмотив усыновления — интересы не только усыновляемого, но и лиц, желающих обрести родительские права и обязанности, стремящихся к тому, чтобы их семья была полной, а под интересами усыновляемого понимаются, прежде всего, благоприятные условия его воспитания.

Однако, соблюдение тайны усыновления, закрепленной законодательно в России, противоречит праву ребенка знать своих родителей, декларированному Международной Конвенцией о правах детей. Кроме того, наличие тайны усыновления затрудняет, а иногда и не позволяет оказать необходимую психологическую, педагогическую, социальную помощь усыновленному ребенку, приемным родителям и семье в целом.

Раскрытие тайны в периоды социальных и психологических кризисов развития ребенка приводит к нарушению психологической защищенности и сильной психологической травме. Опросы более 500 специалистов по охране прав детей показал, что у 90% из них в практике деятельности встречаются случаи нарушения тайны.

Альтернативным условием обеспечения психологической защищенности является отмена тайны усыновления (так называемое открытое усыновление) при готовности общества признать усыновление естественным феноменом, что подтверждается зарубежным опытом.

Результаты трехлетнего исследования соблюдения прав ребенка в семье и возможности отмены тайны усыновления и его последствий показали следующее. Тайна усыновления, по мнению респондентов, нужна, прежде всего, для того, чтобы ребенок и его новая семья в целом, были психологически и социально защищены (60%), а также для того, чтобы защитить семью-усыновителя от чувства психологической и социальной несостоятельности в

глазах окружающих (45%) и иметь возможность отстранить биологических родителей от семьи-усыновителя и ребенка (20%). Необходимость эволюционной отмены тайны усыновления продемонстрировали только специалисты по охране прав детей (87%) в отличии от учителей, директоров детских домов, воспитателей, журналистов (42%). Проведенные исследования показали, что в общей выборке обыденное сознание преобладает над мнением профессионалов. Общество с существующими в его культуре установками не готово к отмене тайны усыновления, но в нем присутствуют носители противоположной установки и поэтому при соответствующей работе по формированию социальной ценности усыновления, изменению акцентов в государственной политике ситуация может измениться.

Несмотря на заявляемую государством политику развития форм семейного устройства детей-сирот, рост числа детей, переданных в семьи граждан, крайне мал (5 %). В связи с этим были изучены особенности восприятия и отношения к проблеме усыновления различных групп населения, включая семейных детей и подростков, так как именно взаимоотношения с новыми братьями и сестрами являются наиболее серьезной проблемой в период адаптации, влияя на формирование психологической защищенности не только усыновляемых детей, но и собственных.

Результаты показали наличие интереса к институту усыновления; восприятие детей из детского дома на основе чувства сострадания и сопричастности.

Однако отсутствие расширенного представления о структуре семьи и четкое ограничение состава семьи родителями и сиблингами не способствует мотивации приема нового члена семьи. Отношение к проблеме усыновления детей- сирот со стороны семейных детей меняется с возрастом и зависит от уровня возрастной информированности. Дети младшего дошкольного возраста не понимают различий в способах появления нового ребенка в семье; дети старшего дошкольного возраста воспринимают усыновление в игровом контексте без понимания последствий этого акта. Число детей младшего школьного возраста, заинтересованных в усыновлении, в два раза больше, чем старших подростков, и они в большей степени готовы принять ребенка в семью. С увеличением возраста наблюдается убывание положительного личностного отношения к проблеме усыновления и усиливается нежелание принимать усыновленного ребенка в собственной семье (93%).

Наиболее важными чертами приемной семьи, по мнению подростков из семей 14-17 лет, является создание приемными родителями атмосферы уверенности и безопасности, обеспечение равноправного положения братьев и сестер.

Таким образом, обязательным условием обеспечения психологической защищенности приемного ребенка является подготовка не только

усыновляемого, но и семейного ребенка, в основе которой должен лежать принцип вовлечения его в процесс усыновления с момента обсуждения идеи, через эмоциональное сопереживание, осознание будущих изменений в собственной жизни, жизни усыновляемого ребенка и всей семьи в целом и обеспечение равноправного положения братьев и сестер.

В пятой главе - «Психологическая защищенность детей-сирот при международном усыновлении» рассматривается проблема обеспечения психологической защищенности детей-сирот в процессе аккультурации, результатом которой является психологическая и социокультурная адаптация.

Каждое государство отдает предпочтение национальному усыновлению, однако, если для ребенка не найдена семья в своей стране, он может быть передан в иностранную семью усыновителей. Количество усыновлений иностранными семьями российских детей-сирот растет с каждым годом; однако до сих пор в отечественной литературе практически не представлено исследований, посвященных психологическим проблемам международного усыновления.

Статистика показывает, что чаще усыновляют удочеряют детей от года до трех лет - 2610 детей в 2002 г., от трех лет до семи - 1066, а старше 12 лет -765 детей. Поэтому не так мало детей осознанно проходят все этапы международного усыновления, испытывая на себе не только положительные моменты, но и все отрицательные последствия аккультурации в виде культурного шока. Переезд в новую семью, живущую в иной культуре, часто значительно отличающейся от родной, сопровождается потерей всего знакомого, что способствует появлению чувства незащищенности.

Смена условий жизнедеятельности и воспитания при международном усыновлении означает изменение условий психического развития личности, к которым относятся определяемые культурным развитием, исторически обусловленные реальности существования человека (Мухина B.C.). У ребенка в процессе аккультурации подвергаются изменениям: 1- реальность предметного мира; 2- реальность образно-знаковых систем, воздействующих на внутреннюю психическую деятельность; 3- реальность социального пространства; 4-природная реальность.

Усыновление ребенка иностранными родителями и переезд его в иную культуру включает в круг рассматриваемых проблем наряду с семейной адаптацией вопросы аккультурации ребенка. При их изучении использовались понятия аккультурации К. Оберег, теория кросскультурной адаптации А.Адлера, типология опций адаптации, культурного шока А. Фурмана, С.Бочнера, Д.Фэрнхема, аккультурационного стресса Дж. Берри.

В общей совокупности процесс международного усыновления, его составляющие, факторы, влияющие на содержание процесса и последствия, можно представить в виде таблицы 1.

Культурный шок как стрессовое состояние от всего нового, потери знакомого вызывает чувство изолированности, беспомощности, формируя чувство психологической незащищенности у ребенка. Анализ литературы по проблемам аккультурации показывает, что исследователи сосредоточили свое внимание на проявлениях аккультурационного стресса/культурного шока у студентов-иностранцев, мигрантов, переселенцев; проблема культурного шока при международном усыновлении специально не исследовалась. Поэтому была поставлена задача, подтвердить переживание ребенком аккультурационного стресса при адаптации в иноязычной среде, как важного фактора при формировании психологической защищенности.

С этой целью был проведен анализ 92 отчетов, присланных в российские органы опеки и попечительства, центры усыновления иностранными агентствами, родителями-усыновителями. Для подтверждения наличия в процессе адаптации культурного шока были сопоставлены поведение, переживания, эмоции детей-сирот в этот период с известными симптомами проявлениями культурного шока.

К симптомам культурного шока исследователи относят: фиксация на чистоте, опрятности или грязи и неопрятности; неумеренная жажда, чрезмерная потребность в еде; чувство беспомощности или чувство зависимости от людей из родной страны, если такие имеются; желание "поваляться" в постели; повышенная раздражительность, если что-то идет не так; страх физического контакта; страх быть обманутым, ограбленным; страх получить повреждения; чрезмерная озабоченность собственным здоровьем, преувеличенные жалобы; отказ покидать дом; избегание приятных видов деятельности; отказ от чего-либо нового; регрессивное и даже инфантильное поведение; необъяснимые припадки злобы, плача, усталости или тревоги, похожие на признаки депрессии; агрессивность при малейшем препятствии; психосоматические расстройства, бессонница; огромное желание вернуться.

Анализ отчетов, включенное наблюдение позволили выявить наиболее часто встречающиеся симптомы. В качестве примеров ниже приведен ряд поведенческих моделей (в кавычках приводятся цитаты из наблюдений приемных родителей и психологов).

1. Страх быть обманутым, возвращенным обратно в детский дом («возникла обеспокоенность, когда приехали гости из России, т.к. малыш думал, что его увезут обратно; ночью долго не мог уснуть и плакал»; дети младшего дошкольного возраста при звуках русской речи вцеплялись двумя руками в новую мать и плакали до тех пор, пока не уходили носители родного языка; мальчик М. 12 лет после 3 месяцев пребывания в семье при попытках

Таблица 1. Факторы, определяющие международное усыновление Государство История международного Государство

/передающее ребенка/_Усыновления_/ принимающее ребенка/

Политика государства

общественное Политика государства

Социально-

экономическая

ситуация

Законода- мнение, наличие имплицид-тельство, ных установок в культуре и процеду- истории, модели детско-ры родительских отношений и

усыновле т.п.

ния Конвенция о защите детей

и сотрудничестве в

отношении международного усыновления

Социально-

экономическая

ситуация

Законодательство, Процедуры

усыновле ния

Государственные структуры, общественные организации, зарубежные агентства, осуществляющие процесс усыновления.

Специалисты, работающие с детьми-сиротами и детьми, лишенными родительского попечения (психологи, педагоги, социальные работники, медики)._

Дети-сироты и дети, лишенные родительского попечения_

Потенциальные усыновители_

попечители

Особенности детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения, учитывающиеся при усыновлении и влияющие на процесс международного усыновления:

Пол, возраст; Психологический возраст ребенка; Здоровье (физическое, психологическое); Ситуация развития; социальное окружение; Наличие опыта жизни в семье; Ранний опыт /рефлексия/ жизни; Знания, умения, навыки; Место жительство; этнические, религиозные и культурные связи и окружение; Национальность; Особенности культуры; Мотивация быть усыновленным; Экспектации; Притязания; Потери;

Любые особые требования ребенка

Особенности потенциальных

попечителей и усыновителей,

учитывающиеся при передачи им детей и влияющие на процесс международного усыновления:

Пол, возраст; Семейное положение; История семьи; Наличие детей (родных и усыновленных); Здоровье (физическое, психологическое); Образование;

Финансовое положение; Объем времени, уделяемый работе; Особенности работы; Место жительства; Социальное

окружение; Национальность; Религиозность; Особенности культуры; Мотивы усыновления; Экспектации; Притязания; Потери; Личные особенности

(пластичность, ригидность и т.д.).

Права и способность осуществить международное усыновление_

Социально-психологические аспекты международного усыновления:

'Перекрестно-культурная адаптация. 'Аккультурация. 'Культурный шок (аккультурационный стресс). 'Культурная дистанция. 'Культурная идентичность. Культурная утомляемость. 'Освоение языка. 'Освоение предметного мира, природной реальности. 'Изменение культурных ценностей и менталитета, 'Освоение социального

пространства прав и обязанностей. 'Социальная поддержка_

Результаты аккультурации: психологическая и социокультурная адаптация успешная неуспешная психологическая защищенность психологическая незащищенность условия для развития_стресс, переход в другую семью, возвращение ребенка

говорить с ним на русском языке упорно отвечал, что он не знает этого языка и ничего не понимает») - отмечено в 55 % отчетов.

2. Психосоматические расстройства (нарушение сна, кошмары, анемия, диурея) отмечены в 65% отчетов; в трех отчетах расстройства наблюдались даже на протяжении двух лет

3. Неумеренная потребность в еде («После приезда мальчика в Канаду, родителям приходилось все время за ним следить, так как он ел без остановки»; «Ест с жадностью и беспокойством») - отмечено в 34 % отчетов.

4. Регрессивное и инфантильное поведение (девочки-сестры в 5 лет начали просить носить их на руках, водить в туалет за ручку, ходить под столом», мальчик шести лет перестал говорить, начал произносить звуки, похожие на лепет) - отмечено в 38% отчетов.

5 Замкнутость, отгороженность от всех - («после приезда А. замкнулся в себе, жил как - будто в шаре», «играя в песочнице, С. построил вокруг себя стены из песка и перед ними двух больших солдат охраны») - отмечено в 27% отчетов.

6. Необъяснимые припадки злобы, плача, усталости или тревоги (Т. выговарил папе и маме, что они плохие, плакал, кричал, ничего не хотел слушать» - отмечено в 35% отчетов.

Чаще всего в отчетах упоминается о раздражениях, агрессии, испытываемых детьми, когда их не понимают из-за языковых барьеров («...они что глухие, я говорю им, говорю, а они не делают, о чем я их прошу») -отмечено в 43% отчетов.

Кроме того, часто отмечается наличие рискованности в поведении детей, повышенный травматизм.

Сопоставление полученных нами данных с симптомами культурного шока позволяет подтвердить наличие аккультурационного стресса у детей, выявить стадии культурного шока и проявление его в поведении и чувствах ребенка.

В рамках модели культурного шока К. Оберега можно описать стадии культурного шока для детей, усыновленных иностранной семьей, следующим образом.

1. «Туристическая» или «медовый месяц». Ребенок находится в возбуждении и страхе от всего нового и событий, наполняющих день. Каждый день - это праздник, смесь Диснейлгнда и Рождества. Начальная реакция очарования, восхищения, энтузиазма, восторга и поверхностных отношений с представителями принимающей культуры. Каждый день ребенок видит только непривычность его новой страны и несхожесть с родной страной. Дети, как правило, в достаточно сильной степени мотивированы на усыновление и поэтому очень стараются «понравиться» нолым родителям. Из-за сильного волнения они часто не в состоянии понимать реальную ситуацию и болезненно

переживают неудачи в повседневной жизни. В этот период, прежде всего, проявляются физиологические проблемы адаптации. Главная проблема, связанная с формированием чувства психологической защищенности, связана со страхом, что это ненадолго, с незнанием языка и боязнью сделать что-нибудь не так.

2. «Враждебность и агрессия». Ребенок начинает замечать различия между старой культурой и новой; происходит осознание потери прошлого, ощущение горя, невозможности его выразить и быть поддержанным, прежде всего из-за языкового барьера. Начальные различия в языке, идеях, ценностях, знакомых знаках и символах приводят к чувству неадекватности, фрустрации, тревоги и злобы.

Многие приемные дети регрессируют в своем поведении до уровней, которые кажутся несоответствующими возрасту. Одни могут быть слишком требовательными, незрелыми, предпочитают играть с детьми младшего возраста и доминировать над ними. Другие становятся враждебными к своему новому окружению. Чувство жертвы обстоятельств выше контроля ребенка. Для приемных родителей, стремящихся выразить ребенку любовь и то, что он является членом их семьи и сообщества, результаты могут быть неожиданными, неприятными, особенно, если эта стадия продолжается в течение длительного периода времени. В этот период дети переживают наиболее сильное чувство психологической незащищенности; также его переживают и родители, начинающиеся сомневаться в правильности решения об усыновлении.

3. «Медленное восстановление»: приспособление к новой среде, понимание ее. С освоением языка начинается освоение окружающего мира и первые успехи. Ребенок неожиданно взрослеет, ему становятся неинтересными бывшие младшие товарищи и их игры, он выбирает компании, более близкие по возрасту. Прослеживается уменьшение видимого напряжения, и дети могут даже начать шутить и обсуждать свои новые обстоятельства, опыт и трудности. Это период быстрого роста и увеличивающегося принятия новых норм дома и в школе. У приемных родителей, обнадеженных признаками прогресса у ребенка, тоже спадает напряжение, и они становятся более действенными в общении и обращении с ребенком. Осознание постоянства ситуации, пространственная отдаленность от детского дома, из которого он был передан на усыновление, способствуют быстрому формированию чувства психологической защищенности

4. «Полное восстановление»: принятие норм культурного окружения. Ребенок уже достаточно искушен в языке, чтобы понимать практически все, что говорится в обыденном разговоре, и делиться своими мыслями и чувствами спонтанно. Он чувствует себя понятым. Он принимает участие в разнообразных видах деятельности соседского и школьного окружения, начинает успешно

учиться. Ребенок начинает вживаться в новую культуру и получать от этого удовольствие, хотя время от времени может проявляться тревога и напряжение.

Проведенный анализ показал, что проблема культурного шока может существовать для детей старше 5 лет, когда они уже сознательно помнят то, что осталось на бывшей родине.

Однако признаки аккультурационного стресса могут проявиться и для детей гораздо меньших по возрасту, вплоть до младенческого возраста. Они связаны, в первую очередь, с изменением режима, еды и даже выбором колыбельной музыки. В двух отчетах родителей содержится информация о неадекватной реакции детей до 1,5 лет на музыку. По совету воспитателей они использовали ее для успокоения ребенка, но детская реакция была обратной. По-видимому это может быть связано со способностью мозга улавливать ритмы, и ребенок изначально подстраивается к ритмам той культуры, в которой он живет: резкая смена ритмов может привести к внутреннему дискомфорту.

В исследованиях было выявлено, что большое значение при формировании психологической защищенности играет разрешение проблемы отношения усыновленных детей к прежним привязанностям и связям, культурным стереотипам, которые влияют на формирование внутренней позиции ребенка, личностную и культурную идентификацию. Приемные родители обеспечивают решение этих проблем через выбор стратегии аккультурации в отношении усыновленных детей. Опрос потенциальных и реальных родителей-усыновителей позволил провести количественную оценку предпочитаемых аккультурационных опций. Анкетирование проводилось с помощью экспресс-диагностики B.C. Мухиной среди американских кандидатов в усыновители, возрастные рамки которых колебались от 20 до 63 лет; всего приняло участие 111 человек.

Результаты представлены в виде таблицы 2, построенной на основе двух посылок Дж. Берри с уточнением их формулировок.

Полученные результаты позволяют сделать вывод: в стране с политикой открытого усыновления, чем старше возраст усыновляемого ребенка, тем большее число родителей предпочитают в качестве аккультурационной стратегии интеграцию; и, соответственно, чем младше ребенок, тем чаще родители-усыновители предпочитают ассимиляцию.

Для выявления особенностей аккультурации ребенка в семье иностранных усыновителей необходимо сопоставить результаты его адаптации с результатами адаптации ребенка-сироты при национальном усыновлении как в стране принимающей, так и передающей.

Таблица 2. Аккулыурационные стратегии воспитания международный усыновителей (в %) (экспресс-диагностика B.C. Мухиной)

Посылка 1 => Считается ли ценным сохранение культурной идентичности и связей с родиной ребенка? (идентификация со старой культурой)

Посылка 2 U Возраст ребенка Число опрошенн ых родителей «ДА» «НЕТ»

Считается ли ценным полное включение ребенка в культуру нового для него общества? (идентификация с новой культурой) «ДА" Интеграция Ассимиляци я

до 2 лет 44 чел. 27% 73%

3-5 лет 36 чел. 47% 53%

старше 5 лет 31 чел. 84% 16%

Для сравнения национального и международного усыновления были выбраны данные, полученные для специального национального усыновления (испанские дети в приемных испанских семьях - первая выборка) и данные, полученные в результате анализа отчетов об адаптации 28 российских детей в Испании (российские дети в испанских семьях - вторая выборка), (из 92 отчетов были выбраны отчеты, отвечающие следующим критериям: 1-регулярность составления -1 раз в полгода и длительность - не менее 2 лет).

Проблемы, выявленные в исследованиях, были разбиты на двенадцать категорий, составляющих четыре основные группы проблем детского развития: физические и психосоматические, когнитивные и лингвистические; аффективные; социальные.1

На рис.3 приведено итоговое сопоставление результатов адаптации детей в двух выборках: к двум годам пребывания в приемной семье в большей степени решены проблемы в развитии детей, усыновленных из России ^ -число детей, принимавших участие в исследовании, равное 28 для каждой выборки).

Полученные результаты по интенсивности развития детей в благоприятных условиях при международном усыновлении согласуются с выводами ряда экспериментов о том, что дети, перемещенные в насыщенную, сложную и изменчивую среду, впоследствии лучше выполняют целый ряд интеллектуальных и когнитивных задач, чем дети, выросшие в однообразной и

1 Полный набор показателей и результаты лонпгподного иследоваяия полностью приведены в диссертации.

сенсерно ограниченной среде. Изучение детей-билингвов показало, что они значительно лучше, чем одноязычные дети выполняют разные когнитивные задачи.1

Результаты исследования адаптации русских детей после 6 месяцев пребывания в американских семьях: 10 детей в возрасте до 4 лет и 28 детей- от 4 до 16 лет - показывают следующее.

Основные проблемы детей до 4 лет - это частные медицинские проблемы; к 7 месяцам жизни в семье общение, навыки повседневной жизни, моторные навыки и социализация находятся в пределах нормы (по методике «Вайнладские шкалы адаптивного поведения», используемой в американской психологической практике).

Для детей второй возрастной группы и их родителей были получены следующие результаты: 67,9% детей демонстрировали успешную адаптацию (это означает, что ребенок хорошо успевает в школе и успешен в отношениях со своими сверстниками; родители и ребенок довольны усыновлением (правильный выбор)); 17,9% 'удовлетворительную адаптацию (предполагает, что ребенок испытывает некоторые трудности в школе и/или в отношениях со своими сверстниками; родители и/или ребенок имеют противоречивые суждения о правильности выбора друг друга при усыновлении); 14,3% -неудовлетворительную адаптацию (ребенок не успевает в школе и/или в

1 Анастази А. Дифференциальная психология. - М., 2001.- С. 391 - 412

отношениях со своими сверстниками; родители и/или ребенок несчастливы (не довольны выбором)).

В основном проблемными оказываются дети в подростковом возрасте. Усыновление в этом возрасте осложнено, помимо культурных различий, противоречием между возрастным стремлением к самостоятельности и ситуацией вхождения в семью, сопровождаемой потерей определенной степени самостоятельности. На адаптацию этих детей значимое влияние оказывают прошлые связи (воспоминания о родственниках, друзьях, воспитателях), порождая чувство вины за то, что они живут лучше).

Другой проблемой, выявляемой во всех исследованиях и существующей дольше всех в период адаптации, является формирование родственных чувств между новыми братьями и сестрами. Адаптация является более трудной в тех случаях, когда усыновление резко меняет статус родного ребенка в семье. Дети, которые смогли удержать свое положение старшего ребенка, как оказалось, более легко выстраивали отношения с новым членом семьи, чем те дети, которые были вынуждены уступить свое положение старшего ребенка или единственного ребенка, или самого младшего ребенка. Делить положение самого младшего ребенка с приемным ребенком того же возраста или очень сходного возраста оказывается особенно трудно для родных детей.

На основе анализа результатов адаптации усыновленных детей-сирот в разных странах можно сделать вывод, что наблюдаемые проблемы (физиологические, когнитивные, социальные, личностные и т.п.) при национальном и международном усыновлении являются схожими, однако, степень их выраженности, длительность проявления, соотношение регресса и дальнейшего прогресса в личностном плане различаются и зависят от возраста ребенка, времени институализации, отклонений в его развитии, культурной дистанции между прошлой и новой жизнью, мотивацией родителей, подготовленности ребенка и родителей к усыновлению, наличию помощи в период адаптации со стороны специалистов. При этом только при разрешении основных проблем в процессе адаптации, выхода из состояния регресса, появления уверенности в стабильности положения в семье у ребенка начинает формироваться чувство психологической защищенности и возможность дальнейшего прогресса в развитии.

В ходе анализа отчетов родителей был подтвержден тезис о предметных основах психологической защищенности через отношение детей к вещам, вывезенным из России. Особо ярким является пример с мальчиком-подростком, усыновленным испанской семьей: четыре года ребенок не мог простить им, что они в спешке оставили в аэропорту сумку с его игрушками и подарками из детского дома, что существенно сказывалось на формирование детско-родительских отношениях

На основании проведенных исследований были выделены виды адаптации (физиологическая, эмоциональная, речевая, социальная и семейная), их показатели и критерии, на основании которых можно отслеживать эффективность адаптации усыновленных детей (подробно описаны в диссертации). На основании полученных результатов были разработаны рекомендации для специалистов, занимающихся международным усыновлением и родителей, усыновивших детей из другой страны по обеспечению продуктивной адаптации и психологической защищенности.

1. Психологическую защищенность детей, оставшихся без попечения родителей, помимо генотипических предпосылок, в различных социальных условиях можно рассматривать как параметрическую функцию двух групп переменных (внутренней позиции ребенка и внешних условий), которая динамически зависит от пространства и времени.

Психологическая защищенность формируется в результате развития чувства базового доверия в раннем онтогенезе и обеспечения продуктивной адаптации к жизни в процессе взаимодействия ребенка со средой. По мере взросления возрастает роль самого ребенка в формировании психологической защищенности.

Внутренняя позиция личности, содействующая развитию психологической защищенности, характеризуется: ценностным отношением к себе, другим, миру в целом; рефлексией на себя и других, адекватной самооценкой; самостоятельностью; социальной активностью и ответственностью за свои поступки и общую линию жизненного пути; реалистичными жизненными планами, знанием своих прав и обязанностей и осознанием их взаимосвязи.

Инвариантами, обеспечивающими формирование психологической защищенности детей, в различных социальных ситуациях выступают:

• понимание ребенком своего истинного положения; осознание причин попадания в учреждение или замещающую семью; наполненность психологического времени (прошлого, настоящего и будущего) как структурного звена самосознания личности; уверенность в постоянстве социальной ситуации;

физическая, телесная защищенность; защищенность личностного пространства; психологическая помощь в минимизации последствий травмирующих жизненных событий; наличие профессионально подготовленного культурного посредника (воспитателя, родителя-воспитателя и т.д.); достаточность всех видов заботы и помощи; положительное, ценностное отношение со стороны социального окружения.

При планировании опеки и попечительства ребенка необходимо учитывать его индивидуальные особенности, внутреннюю позицию, а также условия его развития.

Осознанность самим ребенком необходимости предъявляемых ему требований, активной роли в определении собственного бытия (его самостоятельность и ответственность) способствуют формированию психологической защищенности.

2. В условиях институализации у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, формируется особая внутренняя позиция психологическое капсулирование, которое состоит в отчужденном отношении к другим и к себе (восприятие себя ничейным), отсутствии самостоятельности и ответственности за свое поведение, временной ограниченности жизненных планов. Состояние психологического капсулирования приводит к стремлению ребенка находиться в освоенных стереотипах жизнедеятельности в условиях ограниченного социального пространства, которое способствует его развитию, прежде всего, как социальной единицы, нацеленной на реализацию простейших социальных ожиданий.

Нахождение ребенка в детском доме на полном государственном обеспечении, создавая единую для всех внешнюю защищенность, не обеспечивает связи со всем многообразием социума. Следствием является крайне ограниченный социальный опыт, который препятствует формированию реальной психологической защищенности личности в ситуациях вне учреждения. Результаты исследования свидетельствуют, что наиболее напряженный, смысловой, аффективный центр внутренней позиции современного подростка-воспитанника составляет проблема выбора будущей профессии и программы образования на предстоящие годы. При этом каждый второй воспитанник не знает свои способности и склонности, поэтому не в состоянии реально оценить свои шансы на успех в той или иной деятельности. К концу пребывания в учреждении выпускники, в основном, строят личностные и жизненные планы, не соотнесенные со своими потенциальными возможностями.

Обеспеченная формально социальная защита создает иллюзию психологической защищенности, носит примитивный, компенсаторный характер и может рассматриваться как квазизащищенность, так как обеспечивает лишь ситуативную, кажущуюся психологическую защищенность в привычных условиях проживания и легко разрушается при столкновении с реальной жизнью.

3. Вступление в самостоятельную жизнь приводит к тому, что внутренняя позиция выпускника в результате неготовности к самостоятельной жизни, низкого уровня социальной компетентности, несостоятельности жизненных

планов (образовательных, профессиональных) становится отчужденной ко всему социуму, трудовой деятельности, что проявляется в иждивенчестве, наличии рентных установок, рецептивных ориентации, повышенного уровня виктимности, отсутствии трудовой мотивации. Реальная самостоятельная жизнь у ряда подростков приводит к переоценке ценностей: на первое место выходит материальная сторона жизни и связанная с этим возможность развлекаться и отдыхать. Меньшую ценность для выпускников представляют теперь такие стороны жизни, как общественное признание, возможность максимального использования своих сил, способностей. Социальные сети поддержки выпускников носят локальный по времени и расположению характер, связи поверхностны и недолги, в ядро сети редко входят родственники. Около 70% выпускников не чувствуют себя в равном положении с теми, кто воспитывался в благополучной семье и никогда не жил в учреждении.

В постинтернатный период внутренняя позиция воспитанника -«ничейного» перерастает в отчужденную позицию выпускника - «один -против всех». Сформированная в условиях институализации психологическая квазизащищенность разрушается: выпускники переживают чувство психологической незащищенности.

В результате наблюдается социально-психологический феномен: в условиях формально обеспеченной (объективно существующей) социальной защиты выпускник оказывается психологически и социально незащищенным, что минимизирует эффективность нормативно-правовых актов и усилий специалистов по защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Условиями, способствующими формированию чувства психологической защищенности у выпускников в постинтернатный период, выступают: социальная компетентность; сформированная мотивация трудовой деятельности; социальная защищенность в самостоятельной жизни; опережающий характер формирования социальных сетей, включающих родственников, людей в месте проживания, учебы, работы; создание системы социально-психологической поддержки выпускника; включение выпускников в нормативную среду обыденной жизни.

Выявлено, что факторами, позволяющими чувствовать себя психологически защищенными в самостоятельной жизни, являются позитивные связи с родителями замещающей семьи и родственниками, уровень образования, наличие собственной семьи.

4. Потребности в психологической защищенности в известной степени реализуются помещением ребенка в условия, приближенные к семейным. Переход из позиции «ничейного» в «семейного» по-своему реализует основные социальные потребности, обеспечивающие чувство семейного «мы». В

условиях вневременных, неформальных отношений членов приемной семьи друг к другу, погружения ребенка в обыденную сферу отношений и чувств, прав и обязанностей происходит изменение внутренней позиции от «ничейного» до «семье принадлежащего».

Условиями, необходимыми для формирования психологической защищенности ребенка при семейных формах устройства (национальное и международное усыновление, опекунство и попечительство, приемная семья, патронатное воспитание и другие формы замещающей семьи) являются: психолого-педагогическая культура приемных родителей, родителей -воспитателей, наличие системы социальной помощи такой семье и психологического сопровождения ребенка и семьи в целом. Для обеспечения психологической защищенности ребенка при создании замещающей семьи следует исходить из: 1- приоритета соблюдения прав и удовлетворения потребностей ребенка (семья подбирается для ребенка, а не наоборот), 2-специальной компетентности родителей-воспитателей (достигается через отбор и обучение); 3- психологической совместимости ребенка с членами семьи усыновителей.

Дополнительными условиями, способствующими формированию чувства психологической защищенности при помещении ребенка в замещающую семью, являются: согласие ребенка на помещение в семью; подготовка ребенка и семьи (включая собственных детей) к совместной жизни и психолого-педагогическое сопровождение приемной семьи как единого целого; осознание долговременности нахождения в семье и стабильности устанавливаемых отношений и связей; обеспечение равноправного положения братьев и сестер, признание идентичности ребенка, создание приемными родителями атмосферы уверенности и безопасности.

При национальном усыновлении в России риск утраты психологической защищенности ребенка связан с соблюдением тайны усыновления (тайна для самого ребенка или тайна семьи для окружающих). Альтернативным условием обеспечения психологической защищенности является отмена тайны усыновления (так называемое открытое усыновление) при готовности общества признать усыновление естественным феноменом. Восприятие проблемы усыновления и отношение к отмене тайны усыновления зависит от возраста, пола, семейного статуса и уровня профессионализма по отношению к этой категории детей. Современное российское общество с существующими в его культуре установками, за исключением специалистов по охране прав детей, в общем не готово к отмене тайны усыновления.

5. Психологическая защищенность является результатом успешной адаптации ребенка к семейной жизни и условием его развития. Передача ребенка на воспитание в семью приводит в период адаптации к регрессу в его развитии, а затем к обострению сензитивности к новым условиям жизни,

что обеспечивает качество развития ребенка. При международном усыновлении изменение условий жизни выражено значительно в большей степени, чем при национальном, где приемные родители находятся в основном на нижней границе разрешительных норм усыновления. Поэтому как и регресс, так и обострение сензитивности, обеспечивающее качество развития при международном усыновлении могут быть выражены значительно сильнее.

6. При международном усыновлении успешность семейной адаптации ребенка зависит от выраженности "аккультурационного стресса", личностных особенностей ребенка, времени его институализации, подготовленности самого ребенка и семьи иностранных усыновителей к усыновлению, помощи специалистов в период психологической, социокультурной и семейной адаптации. На формирование внутренней позиции «семейного» ребенка влияет личностная и культурная идентификация, разрешение проблемы прежних связей и привязанностей, осознание постоянства ситуации усыновления.

Проведенные исследования позволили подтвердить переживание усыновленным ребенком «культурного шока» и определить его стадии, выявленные прежде в условиях других контекстов аккультурации.

Показателями общей адаптированности ребенка в иноязычной культуре могут служить физиологическая, речевая, эмоциональная, семейная, социальная адаптации. Продолжительность адаптации варьирует от шести месяцев до двух лет.

7. Выделено и на практике подтверждено существование четырех предельных видов состояний защищенности для исследуемой категории детей: 1-реальная психологическая защищенность; 2- психологическая квазизащищенность; 3- психологическая незащищенность; 4- психологическая квазинезащищенность. Каждый вид характеризуется своим содержанием внутренней позиции, эмоциональными и поведенческими проявлениями личности.

Реальная психологическая защищенность формируется при оптимальном сочетании внутренней позиции ребенка, которая характеризуется самостоятельностью, социальной активностью, ответственностью, реальной оценкой своих возможностей, и внешних условий, которые позволяют удовлетворять потребности, реализовывать права в любой неблагоприятной ситуации. Сопровождается эмоциональным благополучием.

Психологическая квазизащищенность возникает тогда, когда внешние условия объективно обеспечивают социальную защиту, но при этом сформированная внутренняя позиция не отвечает требованиям будущей самостоятельной жизни, хотя и создает иллюзию психологической защищенности в привычных условиях жизни. Внутренняя позиция ребенка характеризуется иждивенчеством, отсутствием самостоятельности и

ответственности, рефлексии на себя, других, несостоятельными жизненными планами. При столкновении с реальной жизнью психологическая квазизащшценность легко разрушается: ребенок может оказаться в состоянии социальной депривации.

Психологическая незащищенность является результатом отчужденной внутренней позиции и неблагоприятных внешних условий, которые приводят к психической и социальной депривации. Переживание незащищенности часто приводит к депрессивным состояниям.

Психологическая квазинезащищенность возникает, когда внутренняя позиция характеризуется определенной самостоятельностью, активностью, осознанными целями и жизненными планами, но внешние условия не содействуют реализации ребенком своего потенциала. Отсутствие социального опыта приводит к возникновению тревоги, страха перед будущим, неуверенности в своих силах.

Основные идеи и результаты исследования были изложены в следующих публикациях (всего-190 п.л.).

Монографии

1. Семья Г.В. Основы психологической защищенности детей-сирот при международном и национальном усыновлении.- М. Из-во: УРАО, 2004. - 286 с- 16 п.л.

2. Семья Г.В. Условия психологической и социальной защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: УРАО, Из-во: БФРГТЗ «СЛОВО», 2003. -136 с-10,3 п.л.

3. Семья Г.В. Основы социально-психологической защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М: УРАО, Из-во: БФРГТЗ, 2001. -142 с. -11,25 п.л.

Учебные и методические пособия, справочники

4. Семья Г.В. Методические рекомендации по организации социальной адаптации беспризорных и безнадзорных детей и технологиям работы с ними для социальных педагогов и психологов.- М. Из-во: БФРГТЗ «СЛОВО», 2003. - 128 с. - 8 п.л. (в соавторстве с Шульгой Т.И.; 50% личного участия)..л.

5. Семья Г.В. Вариативные технологии, способствующие профессиональному самоопределению воспитанников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей./Под ред. Семья Г.В., Боровика В.Г.- М.: УРАО, Из-во: БФРГТЗ «СЛОВО», 2003. - 175 с. - 15,5 п.л. (в соавторстве с Кирий Н.В., Одинцовой Л.Н., Шамаховой Н.Н. и др.; 30% личного участия) (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

6. Семья Г.В. Нормативно-правовое обеспечение деятельности специалистов по охране прав ребенка. - М. Из-во: БФРГТЗ «СЛОВО», 2003.-151 с. - 9,5 пл. (в соавторстве с Шевченко Л.Г., Михеевой Л.Ю., Вер зубом Б.М., 20% личного участия)

7. Семья Г.В. Социализация и образование социальных сирот. Социальная адаптация выпускников интернатных учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Доклад.- М.: Интеллект-центр, 2002.- 206 с. - 26 п.л. (в соавторстве с Майоровым Н.А., Чепурных Е.Е., Лебедевым О.Е.; 40% личного участия) (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

8. Семья Г.В. Справочник директора образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей./ Под редакцией Г.В. Семья. - М.: Полиграф сервис, 2001 - 480 с. - 29,5 п.л. (в соавторстве с Семикиной Т.В., Боровиком В.В.; 80% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»).

9. Семья Г.В. Психолого-педагогические программы подготовки к самостоятельной семейной жизни детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М: Полиграф сервис, 2001.-176 с. -11 п.л. (в соавторстве с Плясовой Г.И., Плясовым В.Ф.; 60% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

10. Семья Г.В. Выпускник. Формирование социально-психологической защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: Полиграф сервис, 2001.-160 с. - 10 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

11. Семья Г.В. О реализации Федеральной целевой программы «Дети-сироты» в 1998-2000 г.г.: информационный бюллетень № 4.- М.: БФРГТЗ, 2001. - 68 с. - 4,25 п.л. (в соавторстве с Семикиной Т.В.; 50% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

12. Семья Г.В. Социально-психологические технологии постинтернатной адаптации выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: БФ «Слово», 1999. - 144 с. - 9 п.л. (в соавторстве с Левиным С.А., Пановым А.И., Юдицевой Н.Н.; 50% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

13. Семья Г.В. О реализации Федеральной целевой программы «Дети-сироты» в 1998-1999 г.г. Информационный бюллетень № 3. М.: БФРГТЗ, 1999. -56 с. - 3,5 п.л. (в соавторстве с Семикиной Т.В.; 50% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

14. Семья Г.В. Социально-психологические и организационные основы работы с замещающей семьей.- М.: СИМС, 1999. - 144 с. - 9 п.л.

15. Семья Г.В. Социально-психологические и организационные аспекты антинаркотической профилактической работы с подростками// В кн. Наркоугроза и противодействие. - М.: Изд-во МОСУ, 1999.-101 с. - 6,3 п.л.

16. Семья Г.В. Социально-психологические и организационные основы работы с приемными и патронатными семьями: методические рекомендации к учебному курсу.- М.: СИМС, 1999.-96 с-6 п.л.

17. Семья Г.В. Выпускник. Справочное пособие к постинтернатной адаптации. -М.: СИМС, 1999. - 56 с. - 3,5 п.л., (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

18. Семья Г.В. Мониторинг региональных образовательных систем и эффективности реализации социальных проектов (коллективная монография). - М.: Полиграф сервис, 1999. - 148 с. - 9,2 п.л. (в соавторстве с Майоровым А.Н., Лебедевым О.Е. и др.; 30% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети Чернобыля»)

19. Семья Г.В. Адреса опыта. Обобщение и анализ работы образовательных учреждений для детей-сирот. - М.: СИМС, 1999,- 45 с- 2,8 п.л. (в соавторстве с Андреевой И.Н., Сидоровой Л.К.; 60% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

20. Семья Г.В. Программы содействия экономической социализации детей, подростков в условиях детского оздоровительного лагеря// В кн. Содержание и технологии работы с детьми из регионов, пострадавших от аварии на ЧАЭС, в условиях детского оздорови-тельного лагеря. - М.: Полиграф сервис, 1998. - 59 с- 4,3 п.л. (в соавторстве с Прутченковым А.Н.; 50% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети Чернобыля»)

21. Семья Г.В. Формирование лидерской позиции подростка в условиях детского оздоровительного лагеря// В кн. Содержание и технологии работы с детьми из регионов,

пострадавших от аварии на ЧАЭС, в условиях детского оздоровительного лагеря. - М.: Полиграф сервис, 1998. - 85с- 5,3 ил. (по заказу ФЦП «Дети Чернобыля»)

22. Семья Г.В. Технологии оптимизации организации жизнедеятельности и педагогического сопровождения временного детского коллектива// В кн. Содержание и технологии работы с детьми из регионов, пострадавших от аварии на ЧАЭС, в условиях детского оздоровительного лагеря. - М.: Полиграф сервис, 1998. — 83 с. - 5 п.л. (в соавторстве Лева новой Е.А., Панченко СИ. и др.; 40 % личного участия), (по заказу ФЦП «Дети Чернобыля»).

23. Семья Г.В. Организация деятельности общественного объединения в образовательном учреждении. - М.: РСМ, 1999.- 80 с. - 5 п.л. (в соавторстве с Бобровой Т.В.; 50% личного участия)

24. Семья Г.В. Как создать общественное объединение учащейся молодежи, - М: СИМС, 1998. - 37 с. - 2,3 п.л. (в соавторстве с Бобровой Т.В., Соколовым А.В., Скоробогатовой В.И.; 50% личного участия)

25. Семья Г.В. Выпускнику образовательного учреждения.- М.: СИМС, 1998. - 39 с. - 2,4 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

26. Семья Г. В. Из опыта работы по реализации федеральной целевой программы «Дети-сироты». - М.: СИМС, 1997. - 127 с- 7,9 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

27. Семья Г.В. Сборник методических рекомендаций по вопросам аттестации образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: «Федоровец», 1998. - 78 с. - 4,8 п.л. (в соавторстве с Сидоровой Л.К.; 40% личного участия)

28. Семья Г.В. Выпускнику образовательного учреждения. -М.: Изд-во ЦРСДО, 1997. - 44 с. - 2,8 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

29. Семья Г.В. Информационно-аналитический бюллетень о реализации президентской программы "Дети России" за 1996 г. - М.: СИМС, 1996. - 37 с- 2 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

Статья в научных и научно-методических сборниках, периодических изданиях, тезисы докладов

30. Семья Г.В. Основы психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.//Развитие личности.- 2004, № 1, С.75 -90.-1 п.л.

31. Семья Г.В. Психологическая защищенность детей, лишенных семьи.// Прикладная психология и психоанализ.- 2003, №1, С.29-44.- 1 п.л.

32. Семья Г.В. 15 лет кафедре психологии развития Московского педагогического государственного университета (1998-2003 г.г.)У/ Развитие личности,- 2003, №4, С. 14-29,-1 п.л. (в соавторстве с Мухиной B.C., Счастной Т.Н., Айгумовой З.И., Обуховым А.Н.; 25% личного участия).

33. Семья Г.В. Институту развития личности Российской академии образования -5 летУ/ Развитие личности.- 1997. - № 1. С.6-11. - 0,3 п.л. (в соавторстве с B.C. Мухиной; 40% личного участия)

34. Семья Г.В. Конференция по экономической психологии: в поисках интегральных идей// Психологический журнал.- 1996, т. 16, № 1.- С. 64-69. - 0,3 п.л. (в соавторстве с Задорожнюком А.Е.; 50% личного участия)

35. Семья Г.В. Социальная эффективность реализации федеральной целевой программы «Дети-сироты» в 2001-2002 г.г.».// Вестник образования. - 2003, № 16 - С. 40-53. -0,9п.л.

36. Семья Г.В. Мониторинг эффективности ресурсного обеспечения учреждений для детей-сирот, новых технологий и инновационных проектов в рамках ФЦП «Дети-сироты».// Вестник образования. - 2003, № 16, С.54-58. - 0,3 п.л.

37. Семья Г.В. Исследование соблюдения прав ребенка в семье и возможных последствий отмены тайны усыновления. // Вестник образования.- 2002, № 16/02, С.75-80.-0,4 п.л.

38. Семья Г.В. Анализ взаимодействия органов опеки и попечительства с учреждениями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. // Вестник образования.- 2002, № 16/02, С.70-75. - 0,3 п.л.

39. Семья Г.В. Организация семейного воспитания в условиях детского дома: Сб. материалов регионального семинара-совещания (17-21 июня 2002 г.). - Барнаул. Из-во: Комитет администрации Алтайского края по образованию. - 2002, С. 17-44. -1,8 п.л.

40. Семья Г.В. Научное обеспечение мероприятий федеральной целевой программы «Дети-сироты».// Проблемы социального сиротства: причины, предупреждение, пути решения. Сборник материалов расширенного заседания Координационного совета по ФЦП «Дети-сироты» (16-17 января 2002 г. - Белгород, Из-во: БОТ, 2002. - С. 27-56. -1,9 п.л.

41. Семья Г.В. Основы социально-психологической защищенности детей-сиротУ/Добро без границ: сб. материалов V Всероссийских Католиковских пед.чтений (1216.10.2001 г.). - Сыктывкар: КРИРОиПК, 2002.- С.97 -100.- 0,25 п.л.

42. Семья Г.В. Начало пути// В кн. Формы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Иные родители, иная семья. - М.: ИПФ Гарт, - 2001. С.3-12.- 0,6 п.л.

43. Семья Г.В. Аннотированный перечень научно-методических, информационных изданий для специалистов, работающих с детьми-сиротами и детьми, оставшихся без попечения родителей// В кн. Формы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Иные родители, иная семья. - М: ИПФ Гарт, 2001. - С.114-124.- 0,7 п.л.

44. Семья Г.В. Профессиональная деформация личности специалистов, работающих с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей// «Детский дом на рубеже веков»: сборник материалов IV Всероссийских Католиковских чтений (14-19 октября 2000 г.). - М.: МО РФ, 2001. - С. 208-213.- 0,4 п.л.

45. Семья Г.В. Психологическое сопровождение ребенка при международном усыновлении// «Сироты России: право ребенка на семью». Сборник материалов общероссийской конференции (15-19 января 2001 г.) - М.: Издат. дом «Грааль», 2001, - С. 178-181.-0,25 п.л.

46. Семья Г.В. Повышение уровня подготовки студентов для работы в системе человек-человек// «Психолого-педагогическая подготовка специалистов»: сборник тезисов IV межвузовской конференции по проблемам университетского образования, - М.: УРАО, 2001.-С.41-46.-0,3 п.л.

47. Семья Г.В. Технология подготовки воспитанников интернатных учреждений к самостоятельной жизни// «Выпускники - наша печаль и радость»: сборник материалов Ш Всероссийских Католиковских чтений.- Сыктывкар: Изд-во КРИРОиПК, 2000. - С. 193-198 -0,4 п.л.

48. Семья Г.В. Социально-психологические проблемы экономической социализации подростков в современной России// «Личность на пороге XXI века»: сборник материалов университетской конф.. - М.: Прометей, 2001. - С. 233-238 - 0,4 п.л.

49. Семья Г.В. Социально-психологические аспекты международного усыновления//Ж. Защити меня.- 2001, № 1.- С. 29-40. - 0,8 п.л.

50. Семья Г.В. Изучение спецкурсов как средство повышения конкурентоспособности выпускников-специалистов//В сб. тезисов «Психолого-педагогический компонент профессиональной подготовки гуманитария. — М.:Из-во УРАО, 2000.-С.38-39.-0,2 п.л.

51. Семья Г.В. Социально-психологические проблемы международного усыновления// Ж. Защити меня.-1999, № 1.- С. 45-50. - 0,4 п.л.

52. Семья Г.В. Психолого-педагогические аспекты антинаркотической профилактической работы с подростками: методические материалы// Профилактика наркомании подростков: научно-методический сб. - М.: Изд-во МОСУ, 1999.- С.45-145 - 6,3 п.л.

53. Семья Г.В. Экономическая социализация детей и подростков: периодизация и результаты// Школьный экономический журнал. - 1998, № 5. - С. 25-32.- 0,5 п.л.

54. Семья Г.В. Экономическая социализация воспитанников интернатных учреждений// Дети «группы риска»: социальная, психолого-педагогическая помощь. Сборник материалов международной конференции (16-19 октября 1997 г.) - М.: Изд-во ИПКРНО, 1997. - С. 36-48. - 0,75 п.л.

55. Семья Г.В. Социально-психологические аспекты детско-родительских отношений через анализ обращений на детский телефон доверия//Дети группы риска. Проблемная семья. Помощь, поддержка, защита». Сборник материалов всероссийской научно-практической конференции (19-21 ноября 1998 г.).- М.: Изд-во ИПКРНО, 1998. - С. 47-54. - 0,4 пл. (в соавторстве с Бобровнидкой М.М.; 50% личного участия)

56. Семья Г.В. Социально-психологическое сопровождение патроната. //Социально-психологическая помощь в системе образования: сборник тезисов научно-практической конференции. - М.: Изд-во ИРЛ РАО, 1998. - С. 28-30.- 0,2 п.л.

57. Семья Г.В. Экономическая социализация современного подростка. //Воспитание и развитие личности: сборник тезисов межд. научно-практ. конференции. - М.: ИРЛ РАО, 1997. - С.52-55. - 0,25 п.л.

58. Семья Г.В. Особенности экономической социализации детей и подростков России, проживающих в Чернобыльских регионах// Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф: сборник тезисов IV межд. конфер. - Минск, 1997. - С. 8-11.- 0,15 п.л.

59. Семья Г.В. Концептуальная модель Службы помощи в регионах Чернобыльского следа// В сб. научных трудов БГПУ. - Брянск: Изд-во БГПУ, 1996, № 1, С. 92-114,-1,4 п.л.

60. Семья Г.В. Должностные инструкции психолога образования в службе помощи в Чернобыльских регионах// В сб. научных трудов БГПУ. - Брянск: Изд-во БГПУ, 1996, № 1.-С.21-33.-0,5п.л.

61. Семья Г.В. Проекты нормативных документов для службы помощи// В сб. научных трудов БГПУ. - Брянск: Изд-во БГПУ, 1996, № 2. - С. 45- 86 - 2,6 п.л.

62. Семья Г.В. Информационно-аналитический бюллетень о реализация президентской программы "Дети России" за 1996 г. (подпрограмма "Дети-сироты").- М.: СИМС, 1996.-38С.-2п.л.

63. Семья Г.В. Экономико-психологические аспекты социализации детей и подростков// Психология сегодня. Ежегодник РПО, 1996, т.2, вып.2. - С.72-73. - 0,1 п.л.

64. Семья Г.В. Организационные и функциональные принципы построения Службы помощи детям, их родителям и учителям, проживающим на загрязненной территории// Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от

экологических и техногенных катастроф: сб. тезисов П межд. Конференции. - Минск, Изд-во МГУ, 1995. - С. 36-39. - 0,2 п.л.

65. Семья Г.В. Психологический анализ ценностных ориентации российских детей в сфере финансо-денежного обращения (на анг.яз.)// IAREP|SABE Conference"Integrating Views on Economical Behavior",- Rotterdam 1994, part П, C.368- 371.- 0,2 п.л. (в соавторстве с Мухиной B.C., Федоровым Е.Н.; 30 % личного участия)).

66. Семья Г.В. Проблемы организации социально-психологической службы в регионах России, пострадавших от аварии на ЧАЭС// Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф: сб. тезисов II межд. конф.- Гомель, 1994. - С. 24-27. - 0,1 п.л.

67. Семья Г.В. Оценка функционального состояния готовности детей к школе с разработкой критериев для выделения детей, нуждающихся в разных режимах обучения// Психологический мониторинг: сб. научных трудов МО РФ. - М.: МО РФ. -1993, вып.2. - С. 47-58. - 0,7 п.л. (в соавторстве с Мухиной B.C., Хвостовым К.А., 30% личного участия)

68. Семья Г.В. Организация психологической службы в пострадавших от природных и техногенных катастроф регионах// Разработка мер и механизмов помощи детям районов радиационного загрязнения: сб. научных трудов МО РФ - М: МО РФ.-1993, вып.З.-С.69-80. - 0,7 п.л. (в соавторстве с Мухиной B.C., Хвостовым К.А., 30% личного участия).

Подп. к печ. 26.02.2004 Объем 3.5 п.л. Заказ № 68 Тир. 100 Типография МПГУ

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Семья, Галина Владимировна, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1.ФЕНОМЕН ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИЩЕННОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ

1.1. Аналйз категорий различных видов защищенности в социальных науках.

1.2.Проблемы социальной и психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

1.3. Психологическая защищенность детей, оставшихся без попечения родителей, как условие их развития.

ГЛАВА II. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ ДЕТЕЙ, ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ, В УСЛОВИЯХ ИНСТИТУАЛИЗАЦИИ

2.1.Психическая депривация как фактор незащищенности ребенка.

2.2. Особености психологического развития детей-сирот в условиях институализации.

2.3. Внутренняя позиция воспитанников, формируемая в условиях институализации.

2.4. Обеспечение условий формирования психологической защищенности.

ГЛАВА III. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ ВЫПУСКНИКОВ В ПОСТИНТЕРНАТНЫЙ ПЕРИОД

3.1. Социальная и психологическая защищенность выпускников в постинтернатный период.

3.2. Анализ судебных дел выпускников.

3.3. Исследование социальной компетентности выпускников

3.3.1. Постановка задачи исследования.

3.3.2. Исследование социальной компетентности воспитанников и выпускников.

ГЛАВА IV. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ-СИРОТ В ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬЕ

4.1. Психологические проблемы усыновления.

4.2.0собенности адаптации ребенка в замещающей семье.

4.3. Эмпирическое исследование адаптации детей-сирот в замещающих семьях.

4.3.1. Цели исследования и психологический инструментарий.

4.3.2. Результаты исследования и их анализ.

4.4. Исследование соблюдения прав ребенка в семье и тайны усыновления как основы психологической защищенности.

4.4.1. Постановка задачи исследования.

4.4.2. Результаты исследования и их анализ.

4.4.3.Исследование проблемы возможных последствий отмены тайны усыновления.

ГЛАВА V. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ ДЕТЕЙ-СИРОТ ПРИ МЕЖДУНАРОДНОМ УСЫНОВЛЕНИИ

5.1. Сущность процесса международного усыновления с точки зрения психологической защищенности.

5.2. Аккультурация как процесс и результат.

5.3. Аккультурационный стресс, его признаки и периоды.

5.4. Национальные модели детско-родительских отношений в семье.

5.5. Особенности аккультурации детей-сирот при международном усыновлении.

5.6. Сопоставительный анализ результатов национального и международного усыновления в Испании.

5.8. Исследование переживания культурного шока детьми при международном усыновлении.

5.9. Показатели и критерии адаптации ребенка - сироты при усыновлении.*.

5.10. Психологические аспекты подготовки ребенка и семьи к международному усыновлению.

Введение диссертации по психологии, на тему "Основы психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей"

Актуальность исследования. Психологическая защищенность определяется как относительно устойчивое положительное эмоциональное переживание и осознание индивидом возможности удовлетворения основных потребностей и обеспеченности собственных прав в любой, даже неблагоприятной ситуации. Психологическая защищенность оценивается в терминах переживания чувства защищенности или незащищенности.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей1, относятся к категории детей, находящихся в исключительно экстремальных условиях бытия, которые не обеспечивают возможности удовлетворения основных потребностей в психологическом развитии, эмоциональной и социальной защищенности. Кроме того, данная категория детей не может развиваться полноценно в социальном пространстве прав и обязанностей.

В психологических исследованиях (отечественных и зарубежных) феномен психологической защищенности практически не является предметом специального рассмотрения; обычно к нему обращаются в связи с изучением проблемы психологической защиты и, прежде всего, защитных механизмов и рассматривают защищенность как результат их действия [26, 154, 195, 246, 247]. При этом термин защищенность часто встречается в специальной литературе, где он связывается с такими понятиями как безопасность, доверие, уверенность, психоэмоциональная стабильность, удовлетворенность, комфортность и др.

Отношение государства к детям, находящимся в экстремальной жизненной ситуации, является показателем гуманности современного общества. В Международной Конвенции ООН о правах ребенка (1989 г.) сказано, что «ребенок, который временно или постоянно лишен своего

1 Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, как особая категория детей введена в Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21.12.96 г. № 159-ФЗ. Это обусловлено различиями в юридических процедурах оформления статуса. Для наших исследований эта различие не играет большой роли, поэтому данную категорию детей можно называть как дети, оставшиеся без попечения родителей, имея в виду отсутствие или отстранение родителей от воспитания детей на основании решения суда. семейного окружения или который в его собственных наилучших интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством» (ст. 20, разд.1).

По данным Министерства образования РФ последнее десятилетие держится довольно стойкая тенденция, в соответствии с которой из 120 ООО ежегодно выявляемых в РФ детей, оставшихся без попечения родителей, 70% передаются на воспитание в семьи, 30 % - в детские интернатные учреждения. К 2004 г. в России статус ребенка, оставшегося без родительского попечения, имеют 700 тысяч человек (включая усыновленных), из них в различного рода учреждениях содержится более 200 тысяч детей. Ежегодно в России усыновляется около 30000 детей, при этом около 18000 детей усыновляется отчимами, мачехами и 12000 -посторонними гражданами. Однако в последние годы рост числа усыновляемых детей замедлился: по данным МО РФ число усыновлений внутри страны в 1991 г. - 15964, в 1997 г. - 8500, в 1999 г. - 6500, последние несколько лет - около 7000. Для сравнения в результате международного усыновления в 1992 г. было усыновлено 678 детей, в 1996 г. - 3251 ребенок, в 1999 г. - 6255 детей, в 2001 г. почти 7000 детей.

Принятая в России стратегия помощи детям, оставшимся без попечения родителей, на протяжении двадцатого века заключалась преимущественно в помещении их в учреждения. Государственная система ориентирована на создание условий социальной защиты и развития детей. Но психическая депривация, характерная для ситуации институализации, приводит к тому, что общее физическое, психическое развитие детей замедляется и искажается, создавая эффект, получивший в американской практической психологии диагностическое название - «психосоциальная карликовость» [314].

Известно, что результатом пребывания ребенка в детском доме является низкая самооценка, ограниченность социального опыта, неразвитость эмоций, неготовность к самостоятельной жизни. Период постинтернатной адаптации для выпускников осложняется иждивенческими установками, низким уровнем социального интеллекта и компетентности. Предоставляемая государством социальная помощь оказывается малоэффективной - выпускники чувствуют себя психологически незащищенными в самостоятельной жизни.

В 1996 г. Семейный Кодекс РФ впервые признал право ребенка жить и воспитываться в семье как основное право каждого ребенка. Однако складывающаяся практика показывает существование значительного количества психологических проблем семейной адаптации детей, поэтому первоочередной становится задача обеспечения психологической защищенности не только ребенка, но и семьи в целом.

Насущная проблема определения содержания и условий формирования психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей, в разных социальных ситуациях, как условия бытия и развития личности, является остро актуальной в психологии развития. Недостаточная теоретическая разработанность и необеспеченность решения практических задач определяют актуальность научного исследования для сферы поддержки и оказания помощи детям данной категории.

Цель исследования - разработка концептуальных основ феномена психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Объект исследования: теория и практика обеспечения психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Предмет исследования: психологическая защищенность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в разных социальных ситуациях.

Реализация поставленной цели возможна при решении следующих задач:

1. Изучить феномен психологической защищенности в теории и практике, осуществить постановку проблемы и обосновать авторскую концепцию формирования психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

2. Выявить особенности проявления психологической защищенности в условиях институализации.

3. Выявить социально-психологические особенности постинтернатной адаптации выпускников и психологической защищенности выпускников из числа детей-сирот.

4. Выявить особенности формирования психологической защищенности при помещении детей, оставшихся без попечения родителей, в условия, приближенные к семейным.

5. Выявить особенности адаптации и формирования психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей, при международном усыновлении.

Методологические основы исследования. Общей методологической основой нашей теоретической и эмпирической позиции является неустаревающая идея о развитии и бытии личности в зависимости от трех факторов: 1- врожденных особенностей; 2 - внешних условий; 3-внутренней позиции самого растущего и развивающегося человека. Эта идея, пройдя проверку внутри разных школ и направлений в зарубежной и отечественной психологии, оттачивалась и уточнялась на протяжении всего XX столетия в разных контекстах, в зависимости от общей основополагающей позиции той или иной школы. Сегодня в отечественной психологии выкристаллизовалась четкая позиция в отношении всех трех факторов.

В своем исследовании мы непосредственно ориентируемся на теоретическое толкование факторов, определяющих психическое развитие, сформулированное B.C. Мухиной [152]. Внешние условия могут либо содействовать психическому и личностному развитию ребенка, либо депривировать возможности его полноценного психического и личностного роста. При этом в одних случаях врожденные особенности могут микшировать свою недостаточность и быть достаточно компенсированными, в других случаях могут усугублять дефекты. В то же время внутренняя позиция личности может влиять на развитие так называемого чувства личности и общественное признание или искажать ценностные ориентации и приводить к ассоциальным позициям и поведению.

Мы полагаем, что наше исследование может быть продуктивным лишь при ориентировании на все три выше указанных фактора.

Следующей идеей, определяющей нашу теоретическую позицию, является положение B.C. Мухиной о человеке как совокупности двух исторически формирующихся начал: 1- человек как социальная единица; 2-человек как уникальная личность. Оба эти начала и создают в человеке общее и уникальное [148].

Бытие общественных отношений в личности формируется через присвоение человеком материальной и духовной культуры, общественно значимых ценностей, через усвоение социальных нормативов и установок. При этом и потребности, и мотивы каждого развивающегося человека, хотя и представлены в психологии конкретного лица, но отражают общественно-исторические ориентации той культуры, в которой развивается и действует конкретный человек. Ребенок формируется как нормативная социальная единица в благоприятных для этого условиях: в раннем детстве человек должен быть обеспечен условиями, содействующими его физической и психологической защищенности. Именно обеспечение условий для нормального развития ребенка формирует у него качества социальной единицы общества - нормативно ориентированного, законопослушного человека, готового пройти в своей индивидуальной жизни достойный путь от ребенка и ученика к социально ответственному взрослому, который уважает законы, трудится, заводит семью и воспитывает своих детей в своем доме.

Третья идея, которая выстраивает структуру нашего исследования, ориентирована на понимание основ психологической защищенности как результата разрешения проблемы формирования чувства базового доверия в раннем онтогенезе (Эриксон Э.) и проблем обеспечения продуктивной адаптации к жизни в процессе взаимодействия ребенка со средой (Выготский Л.С.; Рубинштейн С.Д., Пиаже Ж.) [264, 57, 58, 197,170].

Мы исходим из того, что психологическая защищенность детей выступает внутренним условием: 1- обеспечения адаптации, развития социальной компетентности и, следовательно, формирования в развивающемся человеке ориентации на то, чтобы «быть как все» в контексте позитивных социальных ожиданий (социальная единица), 2- развития чувства личности и внутренней позиции по отношению к самому себе как уникальной личности.

Наши методологические ориентации определили гипотезы исследования, построение структуры диссертации и способы анализа и обсуждения результатов.

Основная гипотеза исследования (1) состоит в следующем. Психологическая защищенность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обеспечивается организацией следующих основополагающих факторов:

• Внутренняя позиция: самостоятельность, активность, готовность самого ребенка к освоению социального пространства прав и обязанностей; принятие на себя ответственности за себя, своих близких, общество, в котором он живет.

• Внешние условия: государственные гарантии прав ребенка на все виды защищенности, включая его психологическую защищенность; семейные формы устройства детей; психолого-педагогическая подготовленность усыновителей, приемных родителей, родителей - воспитателей.

• Осознание социально незащищенным ребенком сущностной необходимости включения в практику своего бытия квинтэссенции сформулированных выше идей содействует обеспечению его психологической защищенности, развитию его самостоятельности как феноменального свойства личности.

Гипотеза исследования 2. Психологическая защищенность детей, оставшихся без попечения родителей, наиболее продуктивно обеспечивается в условиях, приближенных к семейным, при осознании ребенком себя «семейным». Главной характеристикой новых условий является вневременное, неформальное, ответственное отношение членов приемной семьи друг к другу, погружение ребенка в обыденную сферу отношений и чувств, прав и обязанностей, что способствует изменению содержания внутренней позиции (с «ничейного» на «семье принадлежащего»).

Гипотеза исследования 3. Признавая факт, что помещение ребенка -сироты из условий институализации в условия, приближенные к семейным, как всякое изменение жизни, приводит в период адаптации к регрессу в развитии, мы предполагаем, что в принципиально новых условиях обостряется сензитивность, которая обеспечивает качество индивидуального развития ребенка. При адаптации в наиболее экстремальных условиях (иноязычная, инокультурная семья) усиливается как регресс, так и последующий скачок в развитии.

Методы исследования. Решение теоретических задач осуществлялось посредством анализа и обобщения философской, психологической, психолого-педагогической литературы, связанной с предметом исследования.

Психолого-педагогическому анализу подверглась международная и российская нормативная база прав и льгот детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

При сборе эмпирического материала применялись следующие методы. 1 .Комплексный метод оценки социальной компетентности на основе опросника социальных навыков (модель А.П. Гольдштейна, адаптация Д.Н. Хломова, С.А. Баклушинского, О.Ю. Казьминой) и метода исследования социальной сети (Калифорнийский опросник социальных сетей, адаптация О.Ю. Казьминой; модифицикация для категории детей-сирот Г.В. Семья). Выборка: 179 выпускников в возрасте от 17 до 42 лет;

2. Анализ мотиваций обращения за помощью выпускников интернатных учреждений (Благотворительный центр «Соучастие в судьбе», г. Москва). Выборка 175 выпускников, 1225 единиц обсчета;

3. Анализ судебных дел выпускников (52 дела), заключений о психическом развитии специалистов института им. В.П. Сербского (38 заключений);

4. Анкетирование выпускников с целью выявления степени социальной адаптации (анкета прошла апробацию в рамках проекта «Права ребенка» ЮНИСЕФ). Выборка: 1013 воспитанников интернатных учреждений, 734 выпускника и 984 специалиста интернатных учреждений, 108189 единиц обсчета;

5. Анализ опыта деятельности Московского центра постинтернатной адаптации, 1998-2001г.;

6.Анализ результатов работы семейного детского дома по программе «Воспитания семьянина в условиях детского дома» (федеральная экспериментальная площадка), 1999-2003 г.г.;

7. Метод оценки особенностей эмоциональной и социальной адаптированности детей в семьях B.C. Торохтия (модификация для приемных семей Г.В. Семья) и опросник И.М. Марковской для изучения взаимодействия родителей с детьми Выборка: 42 приемные и опекунские семьи, воспитывающие 42 ребенка;

8. Анкетирование по проблемам соблюдения прав ребенка-сироты в семье и сохранения тайны усыновления (анкета прошла апробацию в рамках проекта Минобразования РФ «Соблюдение прав ребенка в семье и тайны усыновления»). Выборка: 734 человека, 11010 единиц обработки;

9. Анализ отчетов родителей-усыновителей по специально разработанной анкете (39 испанских детей, усыновленных 29 испанскими семьями; 28 российских детей, усыновленных 28 испанскими семьями; 28 российских детей, усыновленных американскими семьями); международных агентств по усыновлению, предоставляемых в российские органы опеки и попечительства (92 отчета из Испании, США, Канады); видеоинтервью приемных родителей (12 родителей из Швеции);

10. Метод экспресс - диагностики аккультурационных опций B.C. Мухиной. Выборка 111 родителей-усыновителей из США, Канады, Англии, Испании;

11. Стандартные методы математической статистики с использованием типологической, структурной и аналитической группировок исходных данных.

Проверка выдвинутых положений проводилась на двух уровнях: 1-эмпирические исследования, проводимые лично автором или под его руководством; 2- анализ реализации федеральных и региональных проектов по программе «Дети-сироты», проводимый докторантом в качестве члена Координационного Совета Минобразования России по федеральной целевой программе «Дети-сироты» (1995-2003 г.г.), эксперта федеральных конкурсов проектов детских домов (2000-2003 г.г.), оценщика международной группы оценщиков результатов проектов по программе Правительства США «Помощь детям-сиротам в России» (2000-2002 г.г.).

Опытно-экспериментальную базу исследования в разные годы составили: детские дома и школы- интернаты г. Москвы, детский дом № 7 г. Сызрани, семейный детский дом №1 г. Камень-на-Оби Алтайского края, детский дом №1 г. Вологды, Московский центр постинтернатной адаптации, Благотворительный центр «Соучастие в судьбе», Центр независимого проживания детей-сирот Института МИРАМЕД (США) в Москве, Бакнеровский благотворительный фонд (Техас, США). В исследования были включены воспитанники, выпускники образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; семьи, усыновившие детей-сирот, в России, США, Испании; психологи, воспитатели, директора детских домов, инспектора по охране прав детей 53 регионов России. Общий объем выборки детей, оставшихся без попечения родителей, родителей-усыновителей, специалистов составил порядка 4000 человек.

Теоретическая значимость и научная новизна исследования определяется тем, что психологическая защищенность как феномен личностного бытия впервые рассматривается через совокупность внутренней позиции и внешних условий, что позволяет выявить их оптимальное сочетание для различных социальных ситуаций с целью обеспечения развития личности ребенка на разных возрастных этапах с учетом особенностей развития.

Предложена дифференцированная оценка состояний психологической защищенности. Выявлены особые типы формирования психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей: квазизащищенность и квазинезащищенность, особенности их проявления при наличии негативного жизненного опыта. Выявлены инварианты и константы формирования психологической защищенности для различных социальных ситуаций, обоснована их необходимость и достаточность.

Впервые изучение проблемы психологической защищенности проведено совместно с анализом условий социальной защищенности детей, оставшихся без попечения родителей, на основе принципа комплементаризма, который позволил в рамках системного анализа соединить два разных понятия в одном исследовании. Полученные результаты показали, что как психологическая, так и социальная защищенность формируются только при комплементарном сочетании условий их обеспечивающих. Отсутствие или недостаточность условий приводит к чувству психологической незащищенности и неудовлетворительной социальной защищенности. Это позволяет сформулировать психологические требования к разработке механизмов реализации законодательных и нормативных актов, обеспечивающих социальную защиту детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Впервые выявлены и изучены особенности так называемого социально-психологического статуса выпускников учреждений интернатного типа: рентные установки, рецептивная ориентация, повышенный уровень виктимности, которые оказывают значительное влияние на возникновение чувства психологической защищенности. Совместный анализ внешних условий и внутренней позиции позволили выявить, что именно внутренняя позиция и личностные качества, формируемые в условиях институализации, являются причинами минимизации эффективности законодательства и усилий специалистов по защищенности выпускников. Это позволяет объяснить выявленный в ходе исследования социально-психологический феномен: в условиях формально обеспеченной социальной защиты выпускник оказывается психологически и социально незащищенным.

Существование в России тайны усыновления по своей сути противоречит праву ребенка знать своих родителей, закрепленному в Международной Конвенции о правах ребенка. Нарушение тайны против воли родителей, ребенка приводит к семейному кризису и психологической незащищенности усыновленного ребенка и семьи в целом. В связи с этим впервые были выявлены установки различных групп специалистов и населения по отношению к отмене тайны усыновления, то есть к «открытому» усыновлению, и оценены возможные последствия для развития ребенка.

Выявлены особенности адаптации приемного ребенка в замещающей семье и показано, что передача ребенка на воспитание в семью приводит в период адаптации к регрессу в его развитии, а затем к обострению сензитивности к новым условиям жизни, что обеспечивает качество развития ребенка.

Практика международного усыновления потребовала теоретического осмысления особенностей личностного развития ребенка в иностранной семье и условий, обеспечивающих соблюдения его прав и психологическую защищенность как условие полноценного развития. Впервые выявлены особенности адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в иной стране и семье иностранных усыновителей, выделены различные виды адаптации, признаки и проявления дезадаптации и успешной адаптации, определены сроки адаптации. Подтверждено переживание аккультурационного стресса детьми при усыновлении, выделены и описаны его стадии.

На практике международного усыновления выявлено, что при помещении ребенка в наиболее экстремальные условия (иноязычная, инокультурная семья) усиливается как регресс, так и последующий скачок в развитии.

Практическая значимость исследования состоит в разработке требований к созданию условий жизни и воспитания, психолого-педагогическому сопровождению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с позиции их психологической и социальной защищенности.

Предложенные психолого-педагогические средства подготовки ребенка и семьи к усыновлению и рекомендации по обеспечению успешной адаптации ребенка и семьи в целом, определяют психологическое содержание работы специалистов центров усыновления, включая международное усыновление.

Разработанный комплекс диагностических методов по выявлению уровня социальной компетентности выпускников, оценке эмоциональной адаптированности в замещающей семье обеспечивает специалистов социально-психологическим инструментарием, позволяющим отслеживать динамику уровня социализации, готовности к самостоятельной жизни.

Достоверность научных результатов и выводов обеспечена анализом исходных методологических позиций, совокупностью методов, адекватных целям, задачам и предмету исследования, подтверждена на эмпирическом материале.

Основные положения, выносимые на защиту: 1. Психологическую защищенность, помимо генотипических предпосылок, можно рассматривать как параметрическую2 функцию переменных: 1- внутренней позиции личности, выраженную через жизненные планы, ценностные ориентации, самостоятельность, ответственность, готовность к освоению социального пространства прав и обязанностей; 2- внешних условий. Данная функция является динамической и зависящей от пространства и времени.

В контексте исследования это означает, что для каждого ребенка, оставшегося без попечения родителей, при планировании опеки и попечительства следует предусматривать варианты, учитывающие

2 Параметрическая функция - функция, переменные которой сами зависят от большого числа параметров. индивидуальные особенности, внутреннюю позицию, а также условия его развития.

2. Условия жизни и развития детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в учреждениях, формируют у воспитанников особую внутреннюю позицию - психологическое капсулирование, которое состоит в отчужденном отношении к другим и к себе (восприятие себя ничейным), отсутствии самостоятельности и ответственности за свое поведение, временной ограниченности жизненных планов. Состояние психологического капсулирования приводит к стремлению ребенка находиться в освоенных стереотипах жизнедеятельности в условиях ограниченного социального пространства, которое определяет его развитие, прежде всего, как социальной единицы, нацеленной на реализацию простейших социальных ожиданий. Возникающая в этих условиях психологическая защищенность носит примитивный, компенсаторный характер и может рассматриваться как квазизащищенность, так как обеспечивает лишь ситуативную психологическую защищенность.

Нахождение ребенка в детском доме на полном государственном обеспечении хотя и создает единую для всех внешнюю защищенность, но не обеспечивает связи со всем многообразием социума. Следствием является крайне ограниченный социальный опыт, который препятствует формированию реальной психологической защищенности личности в ситуациях вне учреждения.

3. Вступление в самостоятельную жизнь приводит к тому, что внутренняя позиция выпускника становится отчужденной ко всему социуму, что проявляется в наличии рентных установок, рецептивных ориентаций, повышенного уровня виктимности, несостоятельных жизненных планов, отсутствия трудовой мотивации. В условиях формально обеспеченной социальной защиты выпускник оказывается по-существу социально незащищенным: его позиция «ничейного» перерастает в отчужденную позицию «один - против всех». Сформированная в условиях институализации психологическая квазизащищенность переходит в психологическую незащищенность.

4. Условиями, обеспечивающими формирование психологической защищенности ребенка при семейных формах устройства (национальное3 и международное усыновление, опекунство и попечительство, приемная семья, патронатное воспитание и другие формы замещающей семьи) являются: психолого-педагогическая культура приемных родителей, родителей -воспитателей, наличие системы социальной помощи такой семье и психологического сопровождения ребенка и семьи в целом. Для обеспечения психологической защищенности ребенка при создании замещающей семьи следует исходить из: 1- приоритета соблюдения прав и потребностей ребенка (семья подбирается для ребенка, а не наоборот), 2- специальной компетентности родителей-воспитателей (достигается через отбор и обучение); 3- психологической совместимости ребенка с членами семьи усыновителей.

Потребность в психологической защищенности в известной степени реализуется помещением ребенка в условия, приближенные к семейным. Переход из позиции «ничейного» в «семейного» по-своему реализует основные социальные потребности, обеспечивающие чувство семейного «мы».

5. Психологическая защищенность является результатом успешной адаптации ребенка к семейным условиям и условием его развития. Передача ребенка на воспитание в семью приводит в период адаптации к регрессу в его развитии, а затем к обострению сензитивности к новым условиям жизни, что обеспечивает качество развития ребенка.

3 В международных нормативных документах усыновление внутри страны принято называть национальным.

6. При международном усыновлении усиливается регресс в развитии ребенка за счет процесса аккультурации. В благоприятных условиях при осознании ребенком постоянства его нахождения в семье начинается формирование привязанностей, происходит интеграция в новую культуру и ассимиляция, что содействует возникновению психологической защищенности и способствует интенсивному развитию ребенка.

Адаптация ребенка в национальной приемной семье не создает условий выраженного регресса, как это происходит при международном усыновлении; однако здесь менее выражена и сензитивность к новым условиям.

7. Выделено четыре предельных вида состояний защищенности для исследуемой категории детей: 1- реальная психологическая защищенность; 2- психологическая квазизащищенность; 3- психологическая квазинезащищенность; 4- психологическая незащищенность. Каждый вид характеризуется своим содержанием внутренней позиции, эмоциональными и поведенческими проявлениями личности.

Апробация работы. Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международных конференциях (Москва,

1998 г.,1999 г., 2000 г. 2003 г., Минск, 2002 г., Даллас, 1998 г.), всероссийских конференциях (Москва, 1999 -2003 г.г.), Всероссийских Католиковских педагогических чтениях (Сыктывкар, 1999 г., 2001 г., Москва, 2000 г., Железноводск, 2003 г.), Всероссийском семинаре-совещании «Право ребенка жить и воспитываться в семье: проблемы и пути решения» (Москва,

1999 г.), региональных конференциях (Новосибирск, 2001 г., Барнаул, 2002 г., Томск, 2002 г., Курск, 2003 г., Вологда, 2003 г.) научно-практических конференциях Ml 11 У, УРАО.

Результаты работы опубликованы в Информационных бюллетенях Минобразования России по реализации ФЦП «Дети-сироты» (1997 - 2001 г.г.), Вестнике Минобразования России (2002, 2003 г.г.).

Основные идеи и результаты исследования были изложены в следующих публикациях (всего- 190 п.л.).

Монографии

1. Семья Г.В. Основы психологической защищенности детей-сирот при международном и национальном усыновлении.- М. Из-во: УРАО, 2004. -286 е.- 16 п.л.

2. Семья Г.В. Условия психологической и социальной защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: УРАО, Из-во: БФРГТЗ «СЛОВО», 2003. - 136 е.- 10,3 п.л.

3. Семья Г.В. Основы социально-психологической защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: УРАО, Из-во: БФРГТЗ, 2001. -142 е. - 11,25 п.л.

Учебные и методические пособия, справочники

4. Семья Г.В. Методические рекомендации по организации социальной адаптации беспризорных и безнадзорных детей и технологиям работы с ними для социальных педагогов и психологов.- М. Из-во: БФРГТЗ «СЛОВО», 2003. - 128 с. - 8 п.л. (в соавторстве с Шульгой Т.И.; 50% личного участия)., л.

5. Семья Г.В. Вариативные технологии, способствующие профессиональному евмоопределению воспитанников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей./Под ред. Семья Г.В., Боровика В.Г.- М.: УРАО, Из-во: БФРГТЗ «СЛОВО», 2003. - 175 с. - 15,5 п.л. (в соавторстве с Кирий Н.В., Одинцовой Л.Н., Шамаховой Н.Н. и др.; 30% личного участия) (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

6. Семья Г.В. Нормативно-правовое обеспечение деятельности специалистов по охране прав ребенка. - М. Из-во: БФРГТЗ «СЛОВО», 2003.151 с. - 9,5 п.л. (в соавторстве с Шевченко Л.Г., Михеевой Л.Ю., Вер зубом Б.М., 20% личного участия)

7. Семья Г.В. Социализация и образование социальных сирот. Социальная адаптация выпускников интернатных учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Доклад.- М.: Интеллект-центр, 2002.206 с. - 26 п.л. (в соавторстве с Майоровым Н.А., Чепурных Е.Е., Лебедевым О.Е.; 40% личного участия) (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

8. Семья Г.В. Справочник директора образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей./ Под редакцией Г.В. Семья. - М.: Полиграф сервис, 2001 - 480 с. - 29,5 п.л. (в соавторстве с Семикиной Т.В., Боровиком В.В.; 80% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»).

9. Семья Г.В. Психолого-педагогические программы подготовки к самостоятельной семейной жизни детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М: Полиграф сервис, 2001.- 176 с. - 11 п.л. (в соавторстве с Плясовой Г.И., Плясовым В.Ф.; 60% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

10. Семья Г.В. Выпускник. Формирование социально-психологической защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: Полиграф сервис, 2001.- 160 с. - 10 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

11. Семья Г.В. О реализации Федеральной целевой программы «Дети-сироты» в 1998-2000 г.г.: информационный бюллетень № 4.- М.: БФРГТЗ, 2001. - 68 с. - 4,25 п.л. (в соавторстве с Семикиной Т.В.; 50% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

12. Семья Г.В. Социально-психологические технологии постинтернатной адаптации выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: БФ «Слово», 1999. - 144 с. - 9 п.л. (в соавторстве с Левиным С.А., Пановым А.И., Юдицевой Н.Н.; 50% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

13. Семья Г.В. О реализации Федеральной целевой программы «Дети-сироты» в 1998-1999 г.г. Информационный бюллетень № 3. М.: БФРГТЗ, 1999. -56 с. - 3,5 п.л. (в соавторстве с Семикиной Т.В.; 50% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

14. Семья Г.В. Социально-психологические и организационные основы работы с замещающей семьей.- М.: СИМС, 1999. - 144 с. - 9 п.л.

15. Семья Г.В. Социально-психологические и организационные аспекты антинаркотической профилактической работы с подростками// В кн. Наркоугроза и противодействие. - М.: Изд-во МОСУ, 1999.- 101 с. - 6,3 п.л.

16. Семья Г.В. Социально-психологические и организационные основы работы с приемными и патронатными семьями: методические рекомендации к учебному курсу.- М.: СИМС, 1999. - 96 е.- 6 п.л.

17. Семья Г.В. Выпускник. Справочное пособие к постинтернатной адаптации. - М.: СИМС, 1999. - 56 с. - 3,5 п.л., (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

18. Семья Г.В. Мониторинг региональных образовательных систем и эффективности реализации социальных проектов (коллективная монография). - М.: Полиграф сервис, 1999. - 148 с. - 9,2 п.л. (в соавторстве с Майоровым А.Н., Лебедевым О.Е. и др.; 30% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети Чернобыля»)

19. Семья Г.В. Адреса опыта. Обобщение и анализ работы образовательных учреждений для детей-сирот. - М.: СИМС, 1999.- 45 е.- 2,8 п.л. (в соавторстве с Андреевой И.Н., Сидоровой Л.К.; 60% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

20. Семья Г.В. Программы содействия экономической социализации детей, подростков в условиях детского оздоровительного лагеря// В кн.

Содержание и технологии работы с детьми из регионов, пострадавших от аварии на ЧАЭС, в условиях детского оздорови-тельного лагеря. - М.: Полиграф сервис, 1998. - 59 е.- 4,3 п.л. (в соавторстве с Прутченковым А.Н.; 50% личного участия), (по заказу ФЦП «Дети Чернобыля»)

21. Семья Г.В. Формирование лидерской позиции подростка в условиях детского оздоровительного лагеря// В кн. Содержание и технологии работы с детьми из регионов, пострадавших от аварии на ЧАЭС, в условиях детского оздоровительного лагеря. - М.: Полиграф сервис, 1998. - 85с,- 5,3 п.л. (по заказу ФЦП «Дети Чернобыля»)

22. Семья Г.В. Технологии оптимизации организации жизнедеятельности и педагогического сопровождения временного детского коллектива// В кн. Содержание и технологии работы с детьми из регионов, пострадавших от аварии на ЧАЭС, в условиях детского оздоровительного лагеря. - М.: Полиграф сервис, 1998. - 83 с. - 5 п.л. (в соавторстве Лева новой Е.А., Панченко С.И. и др.; 40 % личного участия), (по заказу ФЦП «Дети Чернобыля»).

23. Семья Г.В. Организация деятельности общественного объединения в образовательном учреждении. - М.: РСМ, 1999.- 80 с. - 5 п.л. (в соавторстве с Бобровой Т.В.; 50% личного участия)

24. Семья Г.В. Как создать общественное объединение учащейся молодежи. - М.: СИМС, 1998. - 37 с. - 2,3 п.л. (в соавторстве с Бобровой Т.В., Соколовым А.В., Скоробогатовой В.И.; 50% личного участия)

25. Семья Г.В. Выпускнику образовательного учреждения.- М.: СИМС, 1998. - 39 с. - 2,4 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

26. Семья Г.В. Из опыта работы по реализации федеральной целевой программы «Дети-сироты». - М.: СИМС, 1997. - 127 е.- 7,9 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

27. Семья Г.В. Сборник методических рекомендаций по вопросам аттестации образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. - М.: «Федоровец», 1998. - 78 с. ~ 4,8 п.л. (в соавторстве с Сидоровой JI.K.; 40% личного участия)

28. Семья Г.В. Выпускнику образовательного учреждения. -М: Изд-во ЦРСДО, 1997. - 44 с. - 2,8 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

29. Семья Г.В. Информационно-аналитический бюллетень о реализации президентской программы "Дети России" за 1996 г. - М.: СИМС, 1996. - 37 е.- 2 п.л. (по заказу ФЦП «Дети-сироты»)

Статьи в научных и научно-методических сборниках, периодических изданиях, тезисы докладов

30. Семья Г.В. Основы психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.// Развитие личности.- 2004, № 1, С.71 -86.-1 пл.

31. Семья Г.В. Психологическая защищенность детей, лишенных семьи.// Прикладная психология и психоанализ.- 2003, №1, С.29-44.- 1 п.л.

32. Семья Г.В. 15 лет кафедре психологии развития Московского педагогического государственного университета (1998-2003 г.г.).// Развитие личности.- 2003, №4, С. 14-29.- 1 п.л. (в соавторстве с Мухиной B.C., Счастной Т.Н., Айгумовой З.И., Обуховым А.Н.; 25% личного участия).

33. Семья Г.В. Институту развития личности Российской академии образования - 5 лет.// Развитие личности.- 1997. - №1. С. 10 -25. - 0,3 п.л. (в соавторстве с B.C. Мухиной; 40% личного участия)

34. Семья Г.В. Конференция по экономической психологии: в поисках интегральных идей// Психологический журнал,- 1996, т. 16, № 1.- С. 64-69. - 0,3 п.л. (в соавторстве с Задорожнюком А.Е.; 50% личного участия)

35. Семья Г.В. Социальная эффективность реализации федеральной целевой программы «Дети-сироты» в 2001-2002 г.г. ».// Вестник образования. - 2003, № 16 - С. 40-53. - 0,9 п.л.

36. Семья Г.В. Мониторинг эффективности ресурсного обеспечения учреждений для детей-сирот, новых технологий и инновационных проектов в рамках ФЦП «Дети-сироты».// Вестник образования. - 2003, № 16, С.54-58. -0,3 п.л.

37. Семья Г.В. Исследование соблюдения прав ребенка в семье и возможных последствий отмены тайны усыновления. // Вестник образования.- 2002, № 16/02, С.75-80.- 0,4 п.л.

38. Семья Г.В. Анализ взаимодействия органов опеки и попечительства с учреждениями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. // Вестник образования.- 2002, № 16/02, С.70-75. - 0,3 п.л.

39. Семья Г.В. Организация семейного воспитания в условиях детского дома: Сб. материалов регионального семинара-совещания (17-21 июня 2002 г.). - Барнаул. Из-во: Комитет администрации Алтайского края по образованию. - 2002, С. 17-44. - 1,8 п.л,

40. Семья Г.В. Научное обеспечение мероприятий федеральной целевой программы «Дети-сироты».// Проблемы социального сиротства: причины, предупреждение, пути решения. Сборник материалов расширенного заседания Координационного совета по ФЦП «Дети-сироты» (16-17 января 2002 г. - Белгород, Из-во: БОТ, 2002. - С. 27-56. - 1,9 п.л.

41. Семья Г.В. Основы социально-психологической защищенности детей-сирот.//Добро без границ: сб. материалов V Всероссийских Католиковских пед.чтений (12-16.10.2001 г.). - Сыктывкар: КРИРОиПК, 2002,- С.97- 100.- 0,25 п.л.

42. Семья Г.В. Начало пути// В кн. Формы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Иные родители, иная семья. -М.: ИПФ Гарт, - 2001. С.3-12.- 0,6 п.л.

43. Семья Г.В. Аннотированный перечень научно-методических, информационных изданий для специалистов, работающих с детьми-сиротами и детьми, оставшихся без попечения родителей// В кн. Формы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Иные родители, иная семья. - М.: ИПФ Гарт, 2001. - С.114-124.- 0,7 п.л.

44. Семья Г.В. Профессиональная деформация личности специалистов, работающих с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей// «Детский дом на рубеже веков»: сборник материалов IV Всероссийских Католиковских чтений (14-19 октября 2000 г.). - М.: МО РФ, 2001. - С. 208-213.- 0,4 п.л.

45. Семья Г.В. Психологическое сопровождение ребенка при международном усыновлении// «Сироты России: право ребенка на семью». Сборник материалов общероссийской конференции (15-19 января 2001 г.) -М.: Издат. дом «Грааль», 2001, - С. 178-181. - 0,25 п.л.

46. Семья Г.В. Повышение уровня подготовки студентов для работы в системе человек-человек// «Психолого-педагогическая подготовка специалистов»: сборник тезисов IV межвузовской конференции по проблемам университетского образования. - М.: УРАО, 2001. - С. 41-46.- 0,3 п.л.

47. Семья Г.В. Технология подготовки воспитанников интернатных учреждений к самостоятельной жизни// «Выпускники - наша печаль и радость»: сборник материалов III Всероссийских Католиковских чтений.-Сыктывкар: Изд-во КРИРОиПК, 2000. - С. 193-198 - 0,4 п.л.

48. Семья Г.В. Социально-психологические проблемы экономической социализации подростков в современной России// «Личность на пороге XXI века»: сборник материалов университетской конф. - М.: Прометей, 2001. - С. 233-238 - 0,4 п.л.

49. Семья Г.В. Социально-психологические аспекты международного усыновления// Ж. Защити меня.- 2001, № 1.- С. 29-40. - 0,8 п.л.

50. Семья Г.В. Изучение спецкурсов как средство повышения конкурентоспособности выпускников-специалистов//В сб. тезисов «Психолого-педагогический компонент профессиональной подготовки гуманитария. - М.:Из-во УРАО, 2000. - С.38-39.- 0,2 п.л.

51. Семья Г.В. Социально-психологические проблемы международного усыновления// Ж. Защити меня.- 1999, № 1.- С. 45-50. - 0,4 п.л.

52. Семья Г.В. Психолого-педагогические аспекты антинаркотической профилактической работы с подростками: методические материалы// Профилактика наркомании подростков: научно-методический сб. - М.: Изд-во МОСУ, 1999.- С.45-145 - 6,3 п.л.

53. Семья Г.В. Экономическая социализация детей и подростков: периодизация и результаты// Школьный экономический журнал. - 1998, № 5. - С. 25-32,- 0,5 п.л.

54. Семья Г.В. Экономическая социализация воспитанников интернатных учреждений// Дети «группы риска»: социальная, психолого-педагогическая помощь. Сборник материалов международной конференции (16-19 октября 1997 г.) - М.: Изд-во ИПКРНО, 1997. - С. 36-48. - 0,75 п.л.

55. Семья Г.В. Социально-психологические аспекты детско-родительских отношений через анализ обращений на детский телефон доверия//Дети группы риска. Проблемная семья. Помощь, поддержка, защита». Сборник материалов всероссийской научно-практической конференции (19-21 ноября 1998 г.).- М.: Изд-во ИПКРНО, 1998. - С. 47-54. -0,4 п.л. (в соавторстве с Бобровницкой М.М.; 50% личного участия)

56. Семья Г.В. Социально-психологическое сопровождение патроната. //Социально-психологическая помощь в системе образования: сборник тезисов научно-практической конференции. - М.: Изд-во ИРЛ РАО, 1998.-С. 28-30,-0,2 п.л.

57. Семья Г.В. Экономическая социализация современного подростка. //Воспитание и развитие личности: сборник тезисов межд. научно-практ. конференции. - М.: ИРЛ РАО, 1997. - С.52-55. - 0,25 п.л.

58. Семья Г.В. Особенности экономической социализации детей и подростков России, проживающих в Чернобыльских регионах// Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф: сборник тезисов IV межд. конфер. - Минск, 1997. -С. 8-11.-0,15 п.л.

59. Семья Г.В. Концептуальная модель Службы помощи в регионах Чернобыльского следа// В сб. научных трудов БГПУ. - Брянск: Изд-во БГПУ, 1996, № 1,С. 92-114.-1,4 п.л.

60. Семья Г.В. Должностные инструкции психолога образования в службе помощи в Чернобыльских регионах// В сб. научных трудов БГПУ. -Брянск: Изд-во БГПУ, 1996, № 1.- С. 21-33. - 0,5 п.л.

61. Семья Г.В. Проекты нормативных документов для службы помощи// В сб. научных трудов БГПУ. - Брянск: Изд-во БГПУ, 1996, № 2. -С. 45- 86 - 2,6 п.л.

62. Семья Г.В. Информационно-аналитический бюллетень о реализация президентской программы "Дети России" за 1996 г. (подпрограмма "Дети-сироты").- М.: СИМС, 1996. - 38 С. - 2 п.л.

63. Семья Г.В. Экономико-психологические аспекты социализации детей и подростков// Психология сегодня. Ежегодник РПО, 1996, т.2, вып.2. -С.72-73. - 0,1 п.л.

64. Семья Г.В. Организационные и функциональные принципы построения Службы помощи детям, их родителям и учителям, проживающим на загрязненной территории// Социально-психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф: сб. тезисов II межд. Конференции. - Минск, Изд-во МГУ, 1995. - С. 36-39. - 0,2 п.л.

65. Семья Г.В. Психологический анализ ценностных ориентаций российских детей в сфере финансо-денежного обращения (на анг.яз.)// IAREP|SABE Conference"Integrating Views on Economical Behavior".-Rotterdam 1994, part II, C.368- 371.- 0,2 п.л. (в соавторстве с Мухиной B.C., Федоровым Е.Н.; 30 % личного участия)).

66. Семья Г.В. Проблемы организации социально-психологической службы в регионах России, пострадавших от аварии на ЧАЭС// СоциальноS психологическая реабилитация населения, пострадавшего от экологических и техногенных катастроф: сб. тезисов II межд. конф.- Гомель, 1994. - С. 24-27. - 0,1 п.л.

67. Семья Г.В. Оценка функционального состояния готовности детей к школе с разработкой критериев для выделения детей, нуждающихся в разных режимах обучения// Психологический мониторинг: сб. научных трудов МО РФ. - М.: МО РФ. - 1993, вып.2. - С. 47-58. - 0,7 п.л. (в соавторстве с Мухиной B.C., Хвостовые К.А., 30% личного участия)

68. Семья Г.В. Организация психологической службы в пострадавших от природных и техногенных катастроф регионах// Разработка мер и механизмов помощи детям районов радиационного загрязнения: сб. научных трудов МО РФ - М: МО РФ.- 1993, вып.З.- С.69-80. - 0,7 п.л. (в соавторстве с Мухиной B.C., Хвостовым К.А., 30% личного участия).

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

Результаты исследования показали, что в целом проблему усыновления понимают 29,7 % детей 5-6 лет и 39,3 % детей 7-8 лет, в подростковой группе 74 % детей 13-14 лет и 86 % детей 15-17 лет.

О существовании детских домов знают 74 % детей 7-8 лет, в то время как больше половины детей 5-6 лет не знают этого. У 5-6 летних детей личная заинтересованность в усыновлении в 2 раза выше, чем у 7-8 летних детей. Это может быть следствием того, что дети младшего школьного возраста имеют больше информации по данному вопросу, а дошкольники воспринимают проблему больше в «игровом» плане.

Результаты показали наличие интереса к институту усыновления; восприятие детей из детского дома на основе чувства сострадания и сопричастности.

Однако отсутствие расширенного представления о структуре семьи и четкое ограничение состава семьи родителями и сиблингами не способствует мотивации приема нового члена семьи. Отношение к проблеме усыновления детей- сирот со стороны семейных детей меняется с возрастом и зависит от уровня возрастной информированности. Дети младшего дошкольного возраста не понимают различий в способах появления нового ребенка в семье; дети старшего дошкольного возраста воспринимают усыновление в игровом контексте без понимания последствий этого акта. Число детей младшего школьного возраста, заинтересованных в усыновлении, в два раза больше, чем старших подростков, и они в большей степени готовы принять ребенка в семью. С увеличением возраста наблюдается убывание положительного личностного отношения к проблеме усыновления и усиливается нежелание принимать усыновленного ребенка в собственной семье (93%).

Наиболее важными чертами приемной семьи, по мнению подростков из семей 14-17 лет, является создание приемными родителями атмосферы уверенности и безопасности, обеспечение равноправного положения братьев и сестер.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы.

1. Помещение ребенка в замещающую семью или усыновление позволяют создать ребенку условия, способствующие формированию психологической защищенности. Однако для ее обеспечения необходимо: выявление истинной мотивации приемных родителей; отбор и обучение приемных родителей специальным компетенциям; информированность их об особенностях развития их нового ребенка; психолого-педагогическое сопровождение ребенка и семьи.

2. Существование тайны усыновления противоречит праву ребенка знать своих родителей и является фактором риска формирования психологической незащищенности при раскрытии тайны в неблагоприятные периоды развития ребенка. Многие страны реализуют политику открытого усыновления, поддерживаемую принятыми в обществе ценностями семьи.

3. Отмена тайны усыновления в нашей стране означает психологическую незащищенность ребенка и родителей-усыновителей, так они в глазах общества являются психологически и социально несостоятельными.

4. Восприятие проблемы усыновления и отношение к отмене тайны усыновления зависит от возраста, пола, семейного статуса и уровня профессионализма по отношению к этой категории детей. Современное российское общество с существующими в его культуре установками, за исключением специалистов по охране прав детей, в общем не готово к отмене тайны усыновления.

Рис Щ.Результаты опроса специалистов по работе с детьми о возможности отмены тайны усыновления (выборочно три позиции )

Для чего нужна тайна усыновления? (выбрать не более трех ответов)

Чтобы ребенок к его новая семья в цепом были псюшшгически защищены

Чтобы тржать окружению в страж наказания за разглашение . тайны усыновления

Чтобы поддержать амб: семь и-усыновителя на право отшвства и материнства

Чтобы биологические (кровные) родители были отчужоены (отстранены) от семьи-усыновителя н ребенка

Чтобы защитить семью-усыновителя от чувства, пиашюгичесгой и социальной несостоятельности в глазах

Кому нужна тайна усыновления? (выбрать не более трех ответов)

Ребенку, которого усыновит

Учителям, социальным педагогам, психологам, чтобы избежать предвзятого отношения к ребенку, рошпелям

Блнжнему я дальнему окружению, чюбыне вознипши межличностные конфликты к ив использовали ребенка яис объект

Родителям-усыновителям

Ребенку к рошпепямусыновителям гак единой семье

Органах опеки и попечительству лек носителю утвердившейся и отработанной со шальной технологии m защите прав Когда целесообразно сообщить усыновленному ребенку о его усыновлении?

В период стабильного психического развития (прежде всего, в дошкольном возрасте) 80%/

Родители-усыновители решают эту проблему, исходя из 68% складывающихся обстоятельств

В периоды социального и психологического кризиса (младший школьный и шдростяэвый возраст)

Когда ребенок станет взрослым

ГЛАВА V. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИЩЕННОСТЬ ДЕТЕЙ-СИРОТ ПРИ МЕЖДУНАРОДНОМ УСЫНОВЛЕНИИ

5.1. Сущность процесса международного усыновления с точки зрения психологической защищенности

Лучшим вариантом устройства ребенка, оставшегося без попечения родителей, является усыновление. Каждое государство отдает предпочтение национальному усыновлению, однако, если для ребенка не найдена семья в своей стране, он может быть передан в иностранную семью усыновителей.

Смена условий жизни и воспитания при международном усыновлении означает изменение условий психического развития личности, к которым относятся определяемые культурным развитием, исторически обусловленные реальности существования человека. Бытие общественных отношений в личности формируется через присвоение человеком материальной и духовной культуры, общественно значимых ценностей, через усвоение социальных нормативов и установок. При этом и потребности, и мотивы каждого развивающегося человека, хотя и представлены в психологии конкретного лица, но отражают общественно-исторические ориентации той культуры, в которой развивается и действует конкретный человек.

У ребенка в процессе аккультурации (вхождения в новую культуру) подвергаются изменениям:

1-Реальность предметного мира;

2-Реальность образно-знаковых систем, воздействующих на внутреннюю психическую деятельность;

3-Реальность социального пространства;

4-Природная реальность [152].

В общем виде процесс международного усыновления, его составляющие, факторы, влияющие на содержание процесса и последствия, можно представить в виде таблицы 5.1.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Защищенность появляется вместе с рождением ребенка и сопровождает его всю жизнь. В раннем детстве для полноценного развития ребенок должен быть обеспечен условиями, содействующими его физической и психологической защищенности. По мере взросления растет роль самого ребенка в формировании психологической защищенности.

Разработанная нами концепция ориентирована на понимание основ психологической защищенности как результата разрешения проблемы формирования чувства базового доверия в раннем онтогенезе и проблем обеспечения продуктивной адаптации к жизни в процессе взаимодействия ребенка со средой.

Мы исходим из того, что психологическая защищенность детей выступает внутренним условием: 1- обеспечения адаптации, развития социальной компетентности и, следовательно, формирования в развивающемся человеке ориентации на то, чтобы «быть как все» в контексте позитивных социальных ожиданий (социальная единица), 2- развития чувства личности и внутренней позиции по отношению к самому себе как уникальной личности.

Дети-сироты, воспитывающиеся в условиях институализации, являются группой риска в сфере полноценного развития, проживая всю жизнь с внутренней позицией «ничейного». Выявленные в других исследованиях эмпирические гаранты психологической защищенности не соответствуют данной категории детей. Поэтому необходим другой подход к решению этой проблемы, где в основу положен учет одновременно внутренней позиции ребенка и внешних условий его развития.

В диссертации рассмотрены особенности формирования психологической защищенности в различных социальных ситуациях развития: институализация, замещающая семья и усыновление, постинтернатная адаптация.

Для проверки выдвинутых гипотез были проведены исследования, в которых в общей сложности приняло участие более 4000 человек.

Полученные данные, их анализ позволили сделать следующие выводы.

1. Психологическую защищенность детей, оставшихся без попечения родителей, помимо генотипических предпосылок, в различных социальных условиях можно рассматривать как параметрическую функцию двух групп переменных (внутренней позиции ребенка и внешних условий), которая динамически зависит от пространства и времени.

Психологическая защищенность возникает в результате формирования чувства базового доверия в раннем онтогенезе и обеспечения продуктивной адаптации к жизни в процессе взаимодействия ребенка со средой. По мере взросления возрастает роль самого ребенка в формировании психологической защищенности.

Внутренняя позиция личности, содействующая развитию психологической защищенности, характеризуется: ценностным отношением к себе, другим, миру в целом; рефлексией на себя и других, адекватной самооценкой; самостоятельностью; социальной активностью и ответственностью за свои поступки и общую линию жизненного пути; реалистичными жизненными планами, знанием своих прав и обязанностей и осознанием их взаимосвязи.

Инвариантами, обеспечивающими формирование психологической защищенности детей, в различных социальных ситуациях выступают:

• понимание ребенком своего истинного положения; осознание причин попадания в учреждение или замещающую семью; наполненность психологического времени (прошлого, настоящего и будущего) как структурного звена самосознания личности; уверенность в постоянстве социальной ситуации;

• физическая, телесная защищенность; защищенность личностного пространства; психологическая помощь в минимизации последствий травмирующих жизненных событий; наличие профессионально подготовленного культурного посредника (воспитателя, родителя-воспитателя и т.д.); достаточность всех видов заботы и помощи; положительное, ценностное отношение со стороны социального окружения.

При планировании опеки и попечительства ребенка необходимо учитывать его индивидуальные особенности, внутреннюю позицию, а также условия его развития.

Осознанность самим ребенком необходимости предъявляемых ему требований, активной роли в определении собственного бытия (его самостоятельность и ответственность) способствуют формированию психологической защищенности.

2. В условиях институализации у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, формируется особая внутренняя позиция -психологическое капсулирование, которое состоит в отчужденном отношении к другим и к себе (восприятие себя ничейным), отсутствии самостоятельности и ответственности за свое поведение, временной ограниченности жизненных планов. Состояние психологического капсулирования приводит к стремлению ребенка находиться в освоенных стереотипах жизнедеятельности в условиях ограниченного социального пространства, которое определяет его развитие, прежде всего, как социальной единицы, нацеленной на реализацию простейших социальных ожиданий.

Нахождение ребенка в детском доме на полном государственном обеспечении, создавая единую для всех внешнюю защищенность, не обеспечивает связи со всем многообразием социума. Следствием является крайне ограниченный социальный опыт, который препятствует формированию реальной психологической защищенности личности в ситуациях вне учреждения. Результаты исследования свидетельствуют, что наиболее напряженный, смысловой, аффективный центр внутренней позиции современного подростка-воспитанника составляет проблема выбора будущей профессии и программы образования на предстоящие годы. При этом каждый второй воспитанник не знает свои способности и склонности, поэтому не в состоянии реально оценить свои шансы на успех в той или иной деятельности. К концу пребывания в учреждении выпускники, в основном, строят личностные и жизненные планы, не соотнесенные со своими потенциальными возможностями.

Обеспеченная формально социальная защита создает иллюзию психологической защищенности, носит примитивный, компенсаторный характер и может рассматриваться как квазизащищенность, так как обеспечивает лишь ситуативную психологическую защищенность и легко разрушается при столкновении с реальной жизнью.

3. Вступление в самостоятельную жизнь приводит к тому, что внутренняя позиция выпускника в результате неготовности к самостоятельной жизни, низкого уровня социальной компетентности, несостоятельности жизненных планов (образовательных, профессиональных) становится отчужденной ко всему социуму, трудовой деятельности, что проявляется в иждивенчестве, наличии рентных установок, рецептивных ориентаций, повышенного уровня виктимности, отсутствии трудовой мотивации. Реальная самостоятельная жизнь приводит к переоценке ценностей: на первое место выходит материальная сторона жизни и связанная с этим возможность развлекаться и отдыхать. Меньшую ценность для выпускников представляют теперь такие стороны жизни, как общественное признание, возможность максимального использования своих сил, способностей. Социальные сети поддержки выпускников носят локальный по времени и расположению характер, связи поверхностны и недолги, в ядро сети редко входят родственники. Около 70% выпускников не чувствуют себя в равном положении с теми, кто воспитывался в благополучной семье и никогда не жил в учреждении.

В постинтернатный период внутренняя позиция воспитанника -«ничейного» перерастает в отчужденную позицию выпускника - «один -против всех». Сформированная в условиях институализации психологическая квазизащищенность разрушается: выпускники переживают чувство психологической незащищенности.

В результате наблюдается социально-психологический феномен: в условиях формальной социальной защиты выпускник оказывается психологически и социально незащищенным, что минимизирует эффективность нормативно-правовых актов и усилий специалистов по защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Условиями, способствующими формированию чувства психологической защищенности у выпускников в постинтернатный период, выступают: социальная компетентность; сформированная мотивация трудовой деятельности; социальная защищенность в самостоятельной жизни; опережающий характер формирования социальных сетей, включающих родственников, людей в месте проживания, учебы, работы; создание системы социально-психологической поддержки выпускника; включение выпускников в нормативную среду обыденной жизни.

Выявлено, что факторами, позволяющими чувствовать себя психологически защищенными в самостоятельной жизни, являются позитивные связи с родителями замещающей семьи и родственниками, уровень образования, наличие собственной семьи.

4. Потребности в психологической защищенности в известной степени реализуются помещением ребенка в условия, приближенные к семейным. Переход из позиции «ничейного» в «семейного» по-своему реализует основные социальные потребности, обеспечивающие чувство семейного «мы». В условиях вневременных, неформальных отношений членов приемной семьи друг к другу, погружения ребенка в обыденную сферу отношений и чувств, прав и обязанностей происходит изменение внутренней позиции от «ничейного» до «семье принадлежащего».

Условиями, обеспечивающими формирование психологической защищенности ребенка при семейных формах устройства (национальное и международное усыновление, опекунство и попечительство, приемная семья, патронатное воспитание и другие формы замещающей семьи) являются: психолого-педагогическая культура приемных родителей, родителей -воспитателей, наличие системы социальной помощи такой семье и психологического сопровождения ребенка и семьи в целом. Для обеспечения психологической защищенности ребенка при создании замещающей семьи следует исходить из: 1- приоритета соблюдения прав и потребностей ребенка (семья подбирается для ребенка, а не наоборот), 2- специальной компетентности родителей-воспитателей (достигается через отбор и обучение); 3- психологической совместимости ребенка с членами семьи усыновителей.

Дополнительными условиями, способствующими формированию чувства психологической защищенности при помещении ребенка в замещающую семью, являются: согласие ребенка на помещение в семью; подготовка ребенка и семьи (включая собственных детей) к совместной жизни и психолого-педагогическое сопровождение приемной семьи как единого целого; осознание долговременности нахождения в семье и стабильности устанавливаемых отношений и связей; обеспечение равноправного положения братьев и сестер, признание идентичности ребенка, создание приемными родителями атмосферы уверенности и безопасности.

При национальном усыновлении в России риск утраты психологической защищенности ребенка связан с соблюдением тайны усыновления (тайна для самого ребенка или тайна семьи для окружающих). Альтернативным условием обеспечения психологической защищенности является отмена тайны усыновления (так называемое открытое усыновление) при готовности общества признать усыновление естественным феноменом. Восприятие проблемы усыновления и отношение к отмене тайны усыновления зависит от возраста, пола, семейного статуса и уровня профессионализма по отношению к этой категории детей. Современное российское общество с существующими в его культуре установками, за исключением специалистов по охране прав детей, в общем не готово к отмене тайны усыновления.

5. Психологическая защищенность является результатом успешной адаптации ребенка к семейной жизни и условием его развития. Передача ребенка на воспитание в семью приводит в период адаптации к регрессу в его развитии, а затем к обострению сензитивности к новым условиям жизни, что обеспечивает качество развития ребенка. При международном усыновлении изменение условий жизни выражено значительно в большей степени, чем при национальном, где приемные родители находятся в основном на нижней границе разрешительных норм усыновления. Поэтому как и регресс, так и обострение сензитивности, обеспечивающее качество развития при международном усыновлении могут быть выражены значительно сильнее.

6. При международном усыновлении успешность семейной адаптации ребенка зависит от выраженности "аккультурационного стресса", личностных особенностей ребенка, времени его институализации, подготовленности самого ребенка и семьи иностранных усыновителей к усыновлению, помощи специалистов в период психологической, социокультурной и семейной адаптации. На формирование внутренней позиции «семейного» ребенка влияет личностная и культурная идентификация, разрешение проблемы прежних связей и привязанностей, осознание постоянства ситуации усыновления.

Проведенные исследования позволили подтвердить переживание усыновленным ребенком «культурного шока» и определить его стадии, выявленные прежде в условиях других контекстов аккультурации.

Показателями общей адаптированности ребенка в иноязычной культуре могут служить физиологическая, речевая, эмоциональная, семейная, социальная адаптации. Продолжительность адаптации варьирует от шести месяцев до двух лет.

7. Выделено и на практике подтверждено существование четырех предельных видов состояний защищенности для исследуемой категории детей: 1- реальная психологическая защищенность; 2- психологическая квазизащищенность; 3- психологическая незащищенность; 4-психологическая квазинезащищенность. Каждый вид характеризуется своим содержанием внутренней позиции, эмоциональными и поведенческими проявлениями личности.

Реальная психологическая защищенность формируется при оптимальном сочетании внутренней позиции ребенка, которая характеризуется самостоятельностью, социальной активностью, ответственностью, реальной оценкой своих возможностей, и внешних условий, которые позволяют удовлетворять потребности, реализовывать права в любой неблагоприятной ситуации. Сопровождается эмоциональным благополучием.

Психологическая квазизащищенность возникает тогда, когда внешние условия формально обеспечивают социальную защиту, но при этом создают иллюзию психологической защищенности. Внутренняя позиция ребенка характеризуется иждивенчеством, отсутствием самостоятельности и ответственности, рефлексии на себя, других, несостоятельными жизненными планами. При столкновении с реальной жизнью психологическая квазизащищенность легко разрушается: ребенок может оказаться в состоянии социальной депривации.

Психологическая незащищенность является результатом отчужденной внутренней позиции и неблагопрятных внешних условий, которые приводят к психической и социальной депривации. Переживание незащищенности часто приводит к депрессивным состояниям.

Психологическая квазинезащищенность возникает, когда внутренняя позиция характеризуется определенной самостоятельностью, активностью, осознанными целями и жизненными планами, но отсутствие социального опыта приводит к возникновению тревоги, страха перед будущим, а внешние условия не содействуют реализации ребенком своего потенциала.

Дальнейшие исследования теории и практики психологической защищенности для детей, оставшихся без попечения родителей, должны быть связаны, в первую очередь, с лонгитюдными исследованиями адаптации ребенка в семейных условиях для выявления механизмов формирования внутренней позиции семейного ребенка. Именно эти результаты позволять помочь детям, которые находятся в условиях институализации или в кризисных и проблемных семьях.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Семья, Галина Владимировна, Москва

1. Адаптация и социальная интеграция детей, лишенных семейного окружения: Материалы обл. науч.-практ. конф. (6-8 дек. 1994г.) / Сост.: М.А. Хациева, Т.Н. Семенкова. - Кемерово, 1995. - 53 с.

2. Адлер А. Беспризорные дети//Лишенные родительского попечительства. М., 1991. С. 134 - 142.

3. Анастази А. Дифференциальная психология. Индивидуальные и групповые различия в поведении. / Пер. с англ. М.: Апрель Пресс, Изд-во Эксмо - Пресс, 2001. - С. 391 - 412.

4. Айзенберг Б.И. Роль педагогических консилиумов в конференционной работе с детьми-сиротами, имеющими задержку психического развития // Вопросы социальной адаптации умственно отсталых детей и школьников. -СПб., 1992.-С. 3-8.

5. Айнсворз М. Обратим ли эффект депривации?/ Лишенные родительского попечительства, М, 1991.-С. 163-164.

6. Акивис Д. Детский дом? Нет! Детская деревня // Культура. 1995. - 11 февр.

7. Аксененко Т.А. Педагогические условия социализации воспитанников школы интерната: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13. 00. 02. - Пенза, 2002.-19 с.

8. Алдашева А. А. Особенности личностной адаптации в малых изолированных коллективах: Автореф. дис. . канд.психол. наук: 19.00.01.-Л., 1984.-19 с.

9. Альшина О.А. Подготовка старшеклассниц в учебно-воспитательном процессе школы к выбору стратегий адаптации: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.01. Пенза, 1999. - 17 с.

10. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1969. С. 228

11. Ананьин С.А. Медицинские проблемы здоровья и оздоровления воспитанников детских домов // Семейный детский дом: Проблемытеории и практики: Материалы Всесоюзной науч.-практ. конф. (1990г., Звенигород). Вып. 2. 1992. - С. 38 - 45.

12. Ангел Р. Комплексный подход к изучению проблем выпускников учреждений социального попечения в Восточной Европе и Великобритании: Пер. с англ.- М.: Оптим Принт, 2002. 86 с.

13. Анерт Л., Майнтнер Т., Шмидт А., Доскин В.А. Кросскультурное исследование взаимодействия с детьми русских и немецких матерей. // Вопросы психологии. - 1994. - №5 - С. 14-21.

14. Анисимова И.В. Особенности психического развития детей в интернатных учреждениях // Социальные проблемы сиротства: Сб. ст. / Отв. ред. И.Ф. Дементьева. М.: ИС, 1992. - С.45 - 62.

15. Анисимова И.В., Макхамова З.Р. Некоторые особенности психосоциальной адаптации воспитанников школ-интернатов // Семейный детский дом: Проблемы теории и практики. Вып. 2. М., 1992. - С. 61-65.

16. Антология социальной работы: В 5т./Ин-т психосоциальной работы. -М.: Сварогъ НВФ СГГГ, 1994. Т.1: История социальной помощи в России / Сост. М.В. Фирсов. - М.: Сварогъ. - НВФ СПТ, 1994. -278 с.

17. Аристова Н.Г. Детский дом семейного типа: Социологический анализ // Семейный детский дом: Проблемы теории и практики. Вып. 3. М., 1992. - С. 68.

18. Арошенко М.М., Ильдеркина B.C. Источники современного сиротства по результатам опроса // Социальные проблемы сиротства: Сб. ст. / Отв. ред. И.Ф. Дементьева. М.: ИС, 1992. - С. 23 - 33.

19. Астапов В.М. Психическое здоровье учащихся и психокоррекционная работа. М.: МГИУУ, 1989.- 117 с.

20. Астапов В.М. Тревожность у детей. М.:ПЕРСЭ, 2001 .-156 с.

21. Аубакиров А.А. Система внедрения педагогического наследия А.С. Макаренко в работу школ-интернатов, детских домов и спецшкол // Методический вестник. Алма-Ата, 1991. - С. 40

22. Багринцева Е.А. Роль социально-психологических характеристик в формировании здоровья подростков в школе-интернате// Здравоохранение РФ. 1994.-№5.-С. 27-28.

23. Барабанова В.В. Знать трудности в развитии детей и учиться их преодолевать // Семейный детский дом: реальность, проблемы и перспективы в современной России. М.: Дом, 1995. - С. 25-26.

24. Бардышевская Э. А. Дети с недостатком эмоциональных привязанностей.// Очерки о развитии детей, оставшихся без родительского попечения. Выпуск 4. М.: «СИМС», 1995. - С. 20-62.

25. Басюк B.C. Модель организации службы социально-психологического сопровождения в условиях детского дома: Теоретико-практический аспект. Сборник методических разработок. Иркутск, 2000. - 120с.

26. Берне Р. Развитие Я концепции и воспитание / Пер. с англ.; Общ. ред. и вступ. ст. В.Я. Пилиновского. - М.: Прогресс, 1986. - 420 с.

27. Берри Дж. Аккультурация и психологическая адаптация среди беженцев // Травма изгнания / Д.Мисерес. Мартинус Нийхофф Паблишес, Дордрехт - Бостон - Лондон, 1988.- С.235-201.

28. Беспалько В.П. Слагаемые педагогической технологии. М.: Педагогика, 1989.- 190с.

29. Божович Л.И. Избранные психологические труды: Проблемы формирования личности / Под ред. Д.И. Фельдштейна. М.: Между нар. пед. акад., 1995. - 209с.

30. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1969.- С. 336 .

31. Борисова JI.А. Воспитание в детских и молодежных общественных объединениях. Уч.пособие. Чебоксары: ЧГПИ им. И.Я. Яковлева, 1998.-С. 115-145.

32. Бойцова О.С., Новосельская О.Н. О причинах устройства детей в Дом ребенка // Семейный детский дом: Проблемы теории и практики. Вып.2. -М.,1992.- С.34 46.

33. Боулби Дж. Привязанность.- М.: Гардарики, 2003. С. 228

34. Брускова Е.С. Хочу работать мамой: Беседа с президентом Рос. ком. «Детские деревни- SOS» о методике отбора и требованиях к «матери» -воспитательнице детской деревни // Московский комсомолец. 1995. - 31 янв.

35. Брутман В.И. Раннее социальное сиротство как комплексная медико-социально-педагогическая проблема. М.: Изд-во АСОПИР, 1994.- 68 с.

36. Быков А.С. Содержание и организация профессионального самоопределения подростков самоопределение подростков детского дома: Автореф. дис. пед. наук: 13.00.02. -М., 2000. - 19 с.

37. Вавилова JI.H. Коррекция девиантного поведения у воспитанников детского дома: Автореф. дис. .канд. пед. наук: 13.00.02. Калининград, 2000.- 21 с.

38. Введение в практическую социальную психологию: Пособие для доп. образования / А.И. Донцов и др.; Под ред. Ю.М. Жукова и др. М.: Смысл: Academia, 1996. - 373 с.

39. Велиханова Н.Ф. Психолого-педагогическая реабилитация социально дезадаптированных детей и младших подростков в условиях школы-интерната: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.01. Коломна, 2000. -18с.

40. Венгер A.JI. Соотношение возрастных и индивидуальных закономерностей психического развития ребенка: Автореф. дис. . докт. психол. наук: 19.00.07. М., 2002.- 21.

41. Вершинина В.В. Образование как фактор реабилитации детей и подростков в условиях приюта: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.01. -СПб., 1999.-24.

42. Виноградова В.Е. Особенности межличностных отношений в детском доме и школе интернате: Дис. канд. психол. наук. М., 1992. - 150с.

43. Возрастные стандарты социализации детей-сирот / Авторский коллектив сотрудники НИИ детства РДФ. - М., 1999.

44. Володина И.Н. Облегчим сиротскую долю // Социальная защита. -1993. № 6. - С.71-73.

45. Волохов А.В. Вариативно-программный подход к социализации личности ребенка в деятельности детских организаций: Дис. канд. пед. наук. Казань, 1992. - 144с.

46. Вопросы и ответы о приемных семьях / Ком. по вопр. семьи, материнства и детства Администрации Самар. обл. Обл. социал.-реабилитац. центр для несовершеннолетних; Сост. В.Б.Тасеев, Ю.М.Смоляков. Самара,1998. -21 с.

47. Воскобойникова С. Эксперимент: Воспитание родных сестер и братьев в детском доме г. Вологды // Сельская молодежь. 1994 . - Янв. - С. 4851.

48. Воскобойникова С.А. Нет чужих детей: Раздумья о проблеме современного сиротства: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1989. -173с.

49. Воспитание и развитие детей в детском доме / Ред.-сост. Н.П. Иванова. -М.: ТОО «Транссервис»,1996. 109с.

50. Воспитание разновозрастного коллектива: Из опыта работы воспитателей семейной группы детского дома №1 г. Омска. Омск, 1989. -8с.

51. Все дети наши: Сб. материалов II Всерос. пед. Католиковских чтений (12-17 окт. 1998г., г. Сыктывкар, Респ. Коми) / Сост.: Е.М.Рыбинский, Г.С.Красницкая. - М.: Дом, 1998. - 318 с.

52. Всероссийское совещание директоров детских домов и школ-интернатов для детей-сирот (1995, г. Москва): Доклады. М.: ТОО «СИМС», 1996.-240с.

53. Выготский JI.C. Развитие высших психических функций. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. - 500 с.

54. Выготский JI.C. Собрание сочинений: В 6 т. М.: Педагогика, 1983. -Т.З: проблемы развития психики. - 367 с.

55. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. М.: Педагогика, 1983. -Т.4: Детская психология. - 433 с.

56. Выпускнику образовательного учреждения / Сост. Г.В.Семья, Л.К.Сидорова. - М.: ТОО «СИМС», 1998. - 60 с.

57. Гессен М. Тяжкие тайны усыновления. Стоит ли скрывать от ребенка правду? // Итоги. 1997. - №20(53), 20 мая.

58. Гладий Т.М. Организационно-педагогические условия подготовки подростков «группы риска» к социально-профессиональному самоопределению (на примере общеобразовательной реальной школы): Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.02. -М., 2001.

59. Гордон JI.A. Социальная адаптация в современных условиях // Социологические исследования. 1994. - № 8-9. - С.

60. Грошева Е.А. Недостроенный ковчег: Опыт создания семейного детского дома. Шадринск, 1994. - 90с.

61. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1-4. М.: Русский язык, 1981-1982.

62. Дао Тхи Минь Хьюнг. Социальная адаптация этнических групп к иной социокультурной среде: Автореф. дис. . канд. социол. наук:22.00.01 / Ин-т социально-полит, исследований.- М., 1996. 24с.

63. Дворянцева Н.М. О состоянии здоровья детей воспитанников семейных детских домов // Актуальные проблемы совр. детства. Вып.1.-М., 1992.-С. 63.

64. Дементьева И.Ф. Социальная адаптация детей-сирот: Проблемы и перспективы в условиях рынка // Социологические исследования. 1992. -№ 10.-С. 62-70.

65. Дементьева И.Ф. Социальная адаптация детей-сирот: Современные проблемы и перспективы в условиях рынка // Социальные проблемы сиротства: Сб. ст. / Отв. ред. И.Ф. Дементьева. М.: ИС, 1992. - С. 5 -19.

66. Дементьева И.Ф., Олиференко Я.Я. Приемная семья институт защиты детства: методические рекомендации./ Гос. НИИ семьи и воспитания. -М.: Гос. НИИ семья и воспитания, 2000,- 34 с.

67. Дети-сироты: консультирование и диагностика развития / А.Е. Стребелева, А. А. Северный, В.И. Брутман и др. /Под ред.

68. Е.А.Стеребелевой; Ин-т коррекц. педагогики РАН. М.:Полиграф сервис, 1998. - 334 с.

69. Детский дом теплый дом: О некоторых путях оптимизации учебно-воспитательной работы учреждений для детей-сирот. - М.: Дом, 1995. -35с.

70. Детский дом: Уроки прошлого: Сборник / Сост. Г.Л. Мыльникова. -М.: Моск. рабочий, 1990. 190с.

71. Дубровина И.В. О проблемах развития воспитанников детских домов и школ-интернатов. // Очерки о развитии детей, оставшихся без родительского попечения. Вып. 4. М., 1995. С. 5-8.

72. Дубровина И.В. и др. Психологическая реабилитация детей и подростков.- Калуга: Институт усовершенствования учителей, 1994. -С.33-44.

73. Дубровина И.В. Психическое развитие детей, воспитывающихся вне семьи. / Психическое развитие воспитанников детского дома./ под ред. И.В. Дубровиной, А.Г. Рузской. М.: Педагогика, 1990. - С. 8 - 22.

74. Дудченко О.Н., Мытиль А.В. Социальная идентификация и адаптация личности // Социологические исследования. 1995. - №6. - С.34-48.

75. Жирицкая И.Г. За порогом детского дома: Образ жизни выпускника // Социальные проблемы сиротства: Сб. ст. / Отв. ред. И.Ф. Дементьева. -М.:ИС, 1992.-С. 34-79.

76. Забрамная С.Д. Подготовка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, к систематическому школьному обучению // Дефектология. 1996. -№ 1.- С. 26-29.

77. Захарова Ж. А. Социально-педагогические основы воспитания усыновленного ребенка в семье: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.02 / Костром, гос. ун-т им. Н.А.Некрасова. Кострома, 2001. - 19с.: табл.

78. Зотова О.И., Кряжева И.К. Методы исследования социально-психологических аспектов адаптации личности // Методология и методысоциальной психологии / Отв. ред. Е.В. Шорохова. М.: Наука,1977. - С. 173-188.

79. Иванников В. А. Подходы к профилактике социального сиротства//Сироты России: право ребенка на семью. Сб.Сб. материалов общероссийской конференции/Ассоциация детских психиаторов и психологов . М., 2001. - с.80 - 92.

80. Иванников В.А. Программа «Дети-сироты»:итоги и задачи //Проблемы социального сиротства: причины, предупреждение, пути решения. -Белгород, 2002. с.57-62.

81. Иванов С.И. Одинокие дети: Записки детского врача: О воспитании ребят в детском доме. М.: Мол. гвардия, 1991. - 318с.

82. Иванова H.JI. Проблемы правового регулирования деятельности детских домов семейного типа // Актуальные проблемы современного детства: Сб. науч. трудов / НИИ детства Рос. детского фонда. Вып.1. -М.,1992. С.25- 42.

83. Иванова Н.П., Заводилкина О.В. Дети в приемной семье: Советы начинающим родителям. М.: Дом, 1993.- 134 с.

84. Иванова Н.П., Ткачева А.И. Оздоровление и отдых детей-сирот // Актуальные проблемы современного детства: Сб. науч. трудов / НИИ детства Рос. детского фонда. Вып.2. М.,1993. - С.51-67.

85. Ильенков М.А. Детский приют: Опыт организации в Санкт-Петербурге // Территориальные социальные службы: Теория и практика функционирования. М., 1995. - С. 206-210.

86. Инновации в работе специалистов социально-психологических учреждений / Л.Я. Олиференко, Е.Е. Чепурных, Т.И. Шульга, А.В. Быков. М.: Полиграф сервис, 2001.- 256 с.

87. Инновации в Российском образовании: Охрана прав детей. Социально-педагогическая поддержка и реабилитация. М.: МГУП, 1999.

88. Инновационные образовательные учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Вологодской области./ Под научной ред. Зайцевой Т.В.- Вологда. Изд-во: ВИРО. 2003. 255 с.

89. Ионин Л.Г. Социология культуры: Учеб. пособие для студентов гуманит. и соц.- экон. направлений и спец. вузов / Л.Г. Ионин; Ин- т открытое о-во. М.: Логос,1996. - 278 с.

90. Кадровое обеспечение социальных служб: Подготовка и переподготовка / Отв. ред. Е.И. Холостова. М., 1994. - 74с.

91. Камаева Г.И., Позднякова Т.С. Воспитательный Дом, или Пути возрождения: Решение проблем социального сиротства в С.-Петербурге // Территориальные социальные службы: Теория и практика функционирования. М., 1995. - С. 168-179.

92. Канунников Р.И. Развития эмоциональной сферы и ее динамика у детей, воспитывающихся в детских домах: Автореф. дис. . канд. психол. Наук: 19.00.07 / Шадрин, гос. пед. ин-т. Казань, 2001. - 22с.

93. Карасева Н.И. Психологические особенности развития коммуникативных способностей у подростков, оставшихся без попечения родителей: Дис. канд. психол. наук: Киев, 1991. - 112с.

94. Ким Гуо Кунст 3.3. Межкультурная адаптация современные подходы. - Лондон, 1987.

95. Кириченко Е.Б. Подготовка будущих социальных педагогов в вузе к работе с детьми-сиротами: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.01. -Ярославль, 2003.- 22 с.

96. Кле М. Психология подростка: Психосексуальное развитие. М.: Педагогика, 1991.- 171 с.

97. Ключарева Г.А. Психологические проблемы содержания детей в детских домах // Теория и практика социальной работы. Актуальные проблемы социального сиротства. Пермь: 111 У, 1995. - С. 86-90.

98. Книга для приемных родителей / Ком. по вопр. семьи, материнства и детства Администрации Самар. обл. Обл. социал.-реабилитац. центр для несовершеннолетних; Сост. М.Н. Акимова, Н.В. Бодягина, Ю.Ю. Котова и др. Самара,1998.-86 с.

99. Комментарии к Семейному кодексу РФ/ Ин-т законодательства и сравнит. Правоведения при Правительстве РФ; М.В. Антокольская и др.; Отв. ред. И.М. Кузнецова. М.: БЕК, 1996.- XVIII, 493 с.

100. Комплексное обеспечение индивидуально-личностного развития воспитанников детского дома: Материалы научно-практической конференции (25-26 мая 1998г.). СПб., 1998. - 120с.

101. Кон И.С. Ребенок и общество: Историко-этнографическая перспектива / АН СССР. Ин-т этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая.- М.: Наука, 1988. 269с.

102. Кондратьев М. Ю. Психология межличностных отношений подростка в закрытых учебно-воспитательных учреждениях: диссертация в виде научного доклада.доктора психологических наук.—М., 1994.—81с.

103. Кондратьев М. Ю., Репина Н. В. Методическое обеспечение социально-психологического исследования в учреждениях интернатного типа.— Ростов-на-Дону, 1994.—111с.

104. Кондрашин В.И. Влияние особенностей развития детей-сирот с задержкой психического развития на социальную адаптацию в условиях школы-интерната // Дефектология.- 1991. № 1. - С. 49-53.

105. Коробейникова A.JI. и др. Организация воспитательного процесса в детском доме семейного типа в условиях эксперимента / А.Л. Коробейникова, Т.В. Зайцева, А.С. Красиков. Вологда, 2001.

106. Корчак Я. Воспитание личности: Кн. для учителя / Сост., авт. вступ. ст. и коммент. В.Ф. Кочнов. -М.: Просвещение, 1992. 287с.

107. Коул М. Культурно-историческая психология: Наука будущего: Пер. с англ. / Авт. предисл. Ш.Г. Уайт. М.: Когито - центр: Ин-т психологии ,1997.-431 с.

108. Кочкина Л.С. Дом детства это детства дом: Из опыта работы Новокунц. дома детства по воспитанию и обучения детей-сирот // Народное образование. - №5. - С. 51-57.

109. Кочкина Л.С. Подготовка детей-сирот к жизненному и профессиональному самоопределению в условиях дома детства. Дис. канд. пед. наук. М., 1998. - 184с.

110. Красницкая Г.С. Усыновление: вопросы и ответы: Специалистам органов опеки и попечительства. М., 1997. -94 с.

111. Краткий психологический словарь /Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского; Ред.-сост. Л.А.Карпенко. 2-е изд., расш., испр. и доп.- Ростов н/Д.: Феникс,1988. 505с.

112. Кривогорницына К.М. Социальный эксперимент «семейный детский дом»: Устъ-Нерский детский дом // Народное образование Якутии. 1992.- № 2. С. 68-71.

113. Кривогорницына К.М., Романова В.П. Развитие творческой активности воспитанников: Организация досуга детей в Верхневилюйском дет. доме семейного типа // Народное образование Якутии. 1994. - № 1. - С. 97101.

114. Кросскультурное исследование взаимодействия с детьми русских и немецких матерей / Л. Анерт, Т. Майнтнер, А. Шмидт, В.А. Доскин // Вопросы психологии.- 1994.- № 5.

115. Крыгина Н.Н. Особенности половой идентификации старших подростков, воспитывающихся в условиях детского дома: Автореф. дис. . канд. психол.наук: 19.00.07 / Ин-т развития личности Рос. академии образования. М., 1993. - 17с.

116. Крыгина С.Н. Особенности психологической защиты подростков, воспитывающихся в условиях детского дома, в ситуации общения со сверстниками из семей: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.07. -М., 1993.

117. Куган Б. «Транзит» отменяется: Организация професионального обучения и опеки детей-сирот в детских домах и школах интернатах в Курганской области // Народное образование. - 1994. - № 5. - С.62-63.

118. Лангмейер Й., Матейчик 3. Психическая депривация в детском возрасте. Прага, 1984. 334 с.

119. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию: Учеб. пособие. Раменское: Ключ, 1999. - 223с.

120. Лебедева Н.М. Социальная психология аккультурации этнических групп: Автореф. дис. . д-ра. психол. Наук: 19.00.05 /Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. М., 1997. - 57с.

121. Левина А. Девочки кошечки и мальчики - террористы // Лекции по технологии социальной работы: В 3-х частях / Под ред. Е.И. Холостовой. Ч. 1. - М: Социально - технологический ин-т, 1998.

122. Лиханов А.А. Дети без родителей: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1987. - 270 с.

123. Лиханов А.А. Драматическая педагогика: Очерки конфликтных ситуаций. 3-е изд., доп. - М.: Педагогика, 1990. - 477 с.

124. Лишенные родительского попечительства: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов / Ред.-сост. B.C. Мухина. М.: Просвещение, 1991.-222с.

125. Лопатина В.И. Психолого-педагогическая профилактика и реабилитация социального сиротства детей и подростков: Автореф. дис. . канд. психол. наук: (19.00.07) / Психологич. ин-т Рос. акад. образования. М., 2001. - 28 с.

126. Маликов Л.В. Психологические особенности эмоционального взаимодействия младших подростков, воспитывающихся в учреждениях интернатного типа: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.07 / Ml 11У. -М., 1997.-18 с.

127. Маховская О.И., Бургос М. Пути социализации детей российских эмигрантов во Франции сквозь призму "Историй жизни".//Психологический журнал, 2001, т.22, №4. С. 56-64.

128. Мацумото Д. Психология и культура: современные исследования. СПб.: «прайм ЕВРОЗНАК». М.: Олма-пресс», 2002. С. 315-333.

129. Маховская О.И., Бургос М. Пути социализации детей российских эмигрантов во Франции сквозь призму "Историй жизни" // Психологический журнал. 2001.- Т. 22. - №4. - С.48-57.

130. Международное усыновление: проблемы правового, психолого-педагогического сопровождения детей-граждан Российской Федерации в семьях иностранных граждан. Материалы 2-й конференции по международному усыновлению (май 2001г., Сочи). М.:МЦНОВ, 2001.

131. Межкультурное образование: подход Совета Европы / Под. ред. А.А.Соколова; Пер. с фран. М.: ИНПО, 1995.

132. Мельник С., Шишов В. Дом детский. Но - авторский // Столица. -1991. -№43.-С.31-33.

133. Мид М. Культура и мир детства. М.-.Наука, 1988.

134. Миронова JI.B. Детский дом: Записки воспитателя. М.: Современник, 1989.-495 с.

135. Михайлина М.Ю. Социальная адаптация депривированных детей: социокультурный аспект: Дис. канд. социол. наук. Саратов, 1997. - 164с.

136. Многоосевая классификация психических расстройств в детском и подростковом возрасте (в соответствии с МКБ-10). -М.: Смысл, 2003.- С. 358

137. Мошер, Ральф и др. Воспитание гражданина: демократические школы /Р. Мошер, Р. Кении, Э. Гаррод: Пер. с англ. М.: Народное образование, 1996.-232с.

138. Мудрик А. В. Социальная педагогика: учебник для студентов педагогических вузов/ред. А. В. Сластенин, М, 1999, С. 164.

139. Мудрик А.В. Введение в социальную педагогику: Учеб. пособие для студентов. М., Ин-т практ. психологии, 1997. - 368с.

140. Мухина B.C. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: М.: ACADEMIA, 1999. - 452с

141. Мухина B.C. Дети детских домов и школ-интернатов о себе.// Особенности развития личности ребенка, лишенного родительскогопопечительства. Дети с отклоняющимся поведением. М., 1989. С.191-227.

142. Мухина B.C. Особенности развития личности детей, воспитывающихся в интернатных учреждениях // Развитие личности ребенка: проблемы, решения, поиск. -М., 1995.

143. Мухина B.C. Психологическая помощь детям, воспитывающимся в учреждениях интернатного типа // Вопросы психологии. 1989. - № 1. -С. 32-39.

144. Мухина B.C. Феноменология развития бытия личности. Избранные психол. труды. М.- Воронеж,1999. - 640с.

145. Мушкина Е.Р. Дом матери и ребенка в Австрии // Семейный детский дом: Проблемы теории и практики. Вып.1. М.,1992. - С. 62-68.

146. Налчаджян А.А. Психологические защитные механизмы. / В хрест. Самосознание и защитные механизмы личности. Самара: Издат. Дом «Бахрах-М», 2000. - С.395-481.

147. Некрасов М.Г. Особенности половой идентификации подростков в учреждениях интернатного типа // Психологический статус личности в различных социальных условиях: Развитие, диагностика и коррекция: Межвузов, сб. науч. тр. М.: Прометей, 1992. - С. 181-196.

148. Нечаева A.M. Причины передачи детей в Дом ребенка // Семейный детский дом: Проблемы теории и практики. Вып.1. М., 1992. - С.

149. Никаноров Н. Сиротка не плачет в подушку: Обучение детей в детском доме семейного типа И.В. Полежаевой, г. Москва // Российская газета .-1995.-№45.

150. Никольская И.М., Грановская P.M. Психологическая защита у детей. -СПб.: Речь, 2000. 507с.

151. Ослон В.Н., Холмогорова А.Б. Замещающая профессиональная семья как одна из моделей решения проблемы сиротства в России.// Вопросы психологии, 2001 № 3.- С.79 - 89.

152. Ослон В.Н., Холмогорова А.Б. Психологическое сопровождение замещающей профессиональной семьи.// Вопросы психологии, 2001. № 4.-С.39 -52.

153. Овчинников А.Н. Педагогические условия социальной реабилитации детей-сирот в воспитательной системе школы-интерната: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.01 / Тул. гос. ун-т им. Л.Н. Толстого. Тула, 2002. -23с.

154. Олиференко Л .Я. и др. Критерии и показатели отнесения детей к категории нуждающихся в государственной помощи и поддержке / Л.Я. Олиференко, Т.И. Шульга, И.Ф. Дементьева. М., 2002.- 26 с.

155. Организация работы с приемной семьей: Методические рекомендации/ И.Ф. Дементьева, И.Г.Жирицкая, Г.Н.Зюзина, Л.Я.Олиференко. -Екатеринбург, 1997.- 25 с.

156. Особенности воспитательной работы в детском доме: Метод, реком. / НИИ шк. MHO РСФСР; В.Г. Цыпурский. М., 1990. - 35с.

157. Особенности развития личности ребенка, лишенного родительского попечительства. Дети с отклоняющимся поведением: Сб. науч. тр. / Под общ. ред. B.C. Мухиной. М.: Прометей, 1989. - 228с.

158. Очерки о развитии детей, оставшихся без родительского попечения. Федеральная программа "Дети-сироты". Министерство образования РФ. Вып. 4. /Под ред. М.Н. Лазутовой; И.В.Дубровина, Э.А.Минкова, М.К.Бардышевская, М.: ТОО "СИМС", 1995. 64с.

159. Пашина А.Х., Рязанова Е.П. Особенности эмоциональной сферы воспитанников и сотрудников детского дома // Психол. журн. 1993. -Т. 14, № 1. - С.44-52.

160. Перешивкина Т. Приемный ребенок выбор навсегда. // Домашний очаг. - 1997. - Ноябрь.

161. Перилстайн Л. Международное усыновление глазами американцев / Пер. с англ. М.: Центр усыновления «Колыбель Надежды», 1999. - 24с.

162. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Просвещение, 1969.-659с.

163. Пиклер Э. Современные формы проявления госпитализма// Особенности развития личности ребенка, лишенного родительского попечительства. Дети с отклоняющимся поведением. М.1989. С. 19-26.

164. Популярная психология для родителей. // Под ред. Спиваковской А. С. Спб.: «Союз», 1998.

165. Почебут Л.Г. Этнические факторы развития личности // Введение в этническую психологию. Спб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1995.

166. Преодоление трудностей социализации детей-сирот: Учеб. Пособие / Под ред. Байбородовой Л.В. Ярославль, 1997. - 196с.

167. Прихожан A.M., Толстых Н.Н. Дети без семьи. М.: Педагогика, 1990. - 160с.

168. Проблемы и перспективы совершенствования воспитательной работы в детском доме: Метод, реком. / НИИ шк. МО РСФСР; Сост. В.П. Кыркалов. М., 1990.- 109с.

169. Психическое развитие воспитанников детского дома / Под ред. И.В. Дубровиной, А.Г. Рузской ; НИИ ОПП АПН СССР. М.: Педагогика, 1990.-264с.

170. Психическое развитие детей-сирот (по результатам психологического мониторинга): Метод. Пособие. СПб., 1996. - 49с.

171. Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. -2-е изд., перераб. и доп. М.: Педагогика-Пресс, 1996. - 438с.

172. Психология индивидуальных различий / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтор, В .Я. Романова. М.: ЧеРо, 2000. - 776с.

173. Психология. Словарь / В.В. Абраменкова и др.; Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М.: Политиздат, 1990. - 494 с.

174. Психология социальных ситуаций./ Сост. Гришина Н.В. СПб.гПитер, 2001.-С.309-334

175. Работа с беженцами и перемещенными лицами./Под. ред. Л.И. Черкасской / Пер. с англ. М.: Институт проблем гуманизации и милосердия, 1992.

176. Рабочая книга практического психолога: Технология эффективной профессиональной деятельности: Пособие для специалистов, работающих с персоналом. М.: Изд. дом «Красная площадь», 1996. - 400с.

177. Радышевский Д. Хронические сироты //Московские новости.-1998.- № 22.- 7-14 июня.

178. Развитие личности ребенка в условиях депривации: Сб. науч. тр./ МО РФ РИПКРО; Лаборатория психологической диагностики и коррекции / Под общ. ред. B.C. Мухиной. М.,1994. - 60с.

179. Раннее социальное сиротство: Учебно-метод. пособие (медико-социально-психологические проблемы). М., 1995.

180. Раттер М. Помощь трудным детям: пер. с анг./Общ. Ред. А.С. Спиваковской. М.: Прогресс, 1987.

181. Реан А.А. Психология изучения личности. СПб., Из-во Михайлова В .А., 1999.-288 с.

182. Ребенок в приемной семье: Методические рекомендации: Материалы к международному симпозиуму по проблеме "Национального и международного усыновления: итоги, проблемы, перспективы" (Могилев. 20-21 ноября 1996 г.). Минск: Б. и., 1996. - 105с.

183. Репортаж из детского приюта // Столица.-1992.-№ 50.- С. 39-41.

184. Рожков М.И. и др. Проблема социального воспитания детей-сирот / М.И. Рожков, JI.B. Байбородова, М.А. Ковальчук. Ярославль, 2002. -71с.

185. Романов А.И., Харитонов Г.В. Подари солнце: Повесть-хроника об интернатном детском доме в г. Иванове. Ярославль, 1989. -285с.

186. Романова Е.С., JI.P. Гребенщиков. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика. — Мытищи, 1996.

187. Романова O.JI. Развитие этнической идентичности у детей и подростков: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.07 / МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 1994. - 20с.

188. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1959.- С. 312

189. Рыбинский Е.М. Социальные реальности детства в современном Российском обществе: Диссертация на соискание ученой степени докт. социол. наук. — М., 1998.

190. Самойлова Л. Государственные дети // Новый мир. 1993.- № 10.- С. 152-173.

191. Сборник материалов из опыта работы по реализации федеральной целевой программы "Дети-сироты". Министерство образования РФ. Выпуск 9./ Под ред. Семьи Г.В. М.: ТОО СИМС, 1997.

192. Сборник нормативных правовых актов РФ и г. Москвы по защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. — М.: Благотворительный центр «Соучастие в судьбе», 2000. 151с.

193. Святская А.Е. Об особенностях профориентационной работы в условиях детского дома // Вопросы формирования основ пед. мастерства будущего учителя. Вып.2.- Иркутск, 1993. С. 98-104.

194. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме: Пер. с анг. -М.: Медгиз, 1960.-254с.

195. Семеикова С.Н. История, современное состояние и тенденции развития системы социально-педагогической помощи детям: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.02. Тюмень, 2002.

196. Семейный детский дом: Проблемы теории и практики: Материалы Всесоюз. науч.-практ. конф.(Звенигород, 20-22 дек. 1990г.). Вып.2: Проблемы сиротства и деятельность учреждений, замещающих семейное воспитание. 1992. - 73с.

197. Семья Г.В. Анализ взаимодействия органов опеки и попечительства с учреждениями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. // Вестник образования.- 2002, № 16/02/ С.70- 75.

198. Семья Г.В. Исследование соблюдения прав ребенка в семье и возможных последствий отмены тайны усыновления. // Вестник образования.- 2002, № 16/02 С.75-80.

199. Семья Г.В. Методические материалы к курсу "Социально-психологческие и организационные основы работы с приемными и патронатными семьями". М. -Тула: ТОО СИМС, 1999. - 96с.

200. Семья Г.В. Мониторинг эффективности ресурсного обеспечения учреждений для детей-сирот, новых технологий и инновационных проектов в рамках ФЦП «Дети-сироты».// Вестник образования. 2003, № 16. - С.54-58.

201. Семья Г.В. Начало пути// В кн. Формы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Иные родители, иная семья. М.: ИПФ Гарт,-2001.-С.3-12.

202. Семья Г.В. Организация семейного воспитания в условиях детского дома: Сб. материалов регионального семинара-совещания (17-21 июня 2002 г.). Барнаул. Из-во: Комитет администрации Алтайского края по образованию. - 2002. - С.17-44.

203. Семья Г.В. Основы психологической защищенности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.// Развитие личности.- 2004, № 1. С.28-46.

204. Семья Г.В. Основы психологической защищенности детей-сирот при международном и национальном усыновлении.- М. Из-во: УРАО, 2004. -286 с.

205. Семья Г.В. Основы социально-психологической защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. М.: УРАО, Из-во: БФРГТЗ, 2001. -142 с.

206. Семья Г.В. Психологическая защищенность детей, лишенных семьи.// Прикладная психология и психоанализ.- 2003, №1, С.29-44.

207. Семья Г.В. Социальная эффективность реализации федеральной целевой программы «Дети-сироты» в 2001-2002 г.г.»// Вестник образования. 2003, № 16 - С. 40-53.

208. Семья Г.В. Условия психологической и социальной защищенности выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. М.: УРАО, 2004. - 136 с.

209. Сидорова JI.K. Организационно-педагогические условия деятельности детских домов на современном уровне: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.01.-М., 2001.- 22.

210. Сироты России: проблемы, надежды, будущее: Материалы межрег. конф. от 20-21 дек. 1993 г. / М-во социал. Защиты населения РФ и др. -М.: Психологический ин-т, 1994. 72 с.

211. Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. М.: Харвест, 1997. - 800с.

212. Словарь-справочник по социальной работе. / Под ред. Е.И. Холостовой. М.: Юристъ, 1997. - 424 с.

213. Смагина Л.И. Роль личности родителя воспитателя в жизнедеятельности детских домов семейного типа // Наследие К.Д. Ушинского и совр. проблемы гуманитаризации образования в России. -Балашов, 1994. - С. 78-80.

214. Собкин B.C., Кузнецова Н.И. Российский подросток 90-х: Движение в зону риска. Аналитический доклад.- М.:ЮНЕСКО, 1998. -120 с.

215. Социальная педагогика: Курс лекций: Учеб. пособие для студентов вузов/ М.А. Галагузова, Ю.Н. Галагузова, Г.Н. Штинова и др.; Под общей редакцией М.А. Галагузовой. М.: ВЛАДОС, 2000. - 415с.

216. Социальная педагогика и социальная работа. Основные понятия и сущность./Под ред. В.Н. Гурова. Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. - 84 с.

217. Социально-психологические требования к воспитанникам и воспитателям детских домов. / Б.А.Куган, В.Л.Савиных, В.А.Поварицына и др. Курган: Исетъ, 1997 . - 123с.

218. Спиваковская А.С. Психологическая помощь семьям, взявшим на воспитание детей из государственных учреждений.// Лишенныеродительского попечительства: хрестоматия. М.: Просвещение, 1991. -С.127 -134.

219. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учеб. для студентов вузов по специальности « Психология» / Т. Стефаненко. Екатеринбург: Деловая кн.; М.: Ин-т психологии РАН: Акад. проект, 2000. - 320с.

220. Тазекенова П.Б. Комплексная реабилитация воспитанников детского дома как фактор социальной адаптации: Автореф. дис. . канд. пед. наук: 13.00.01. Оренбург, 2000.- 21 с.

221. Теория и практика социальной работы: Отечественный и зарубежный опыт: В 2 т. / Отв. ред. Т.Ф. Яркина, В.Г. Бочарова. М.-Тула, 1993. - Т.1-2.

222. Теплый дом: Школа социальной реабилитации детей: О школе-интернате № 24 г. Красноярска / Сост. А. Паращук. Красноярск, 1994. -175.с.

223. Терновская М.Ф., Бухман Е.В., Волков П.В. и др. Новая модель организации работы органов местного самоуправления по опеки и попечительству над детьми. Выпуск 7.- М.: Из-во «Квадрум», 2002. -573с.

224. Толстых Н.Н. Жизненные планы подростков и юношей // Вопросы психологии. 1984. - № 3. - С.79 - 86.

225. Торохтий В. С. Методика оценки социально-ролевой сферы жизнедеятельности семьи. // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. М., 1996, №5. С.36-47.

226. Торохтий В. С. Общая характеристика методики оценки психологического здоровья семьи. // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. М.} 1996, №4. С. 29-38.

227. Торохтий В. С. Психологическое здоровье семьи и пути его изучения. // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. М., 1996, №3.-С. 23-36.

228. Тревога и тревожность: Хрестоматия по психологии./Сост.и ред. Астапов В.М. СПб.: Питер. - С. 134 - 247.

229. Ушакова Е.В. Социально-психологические возможности приемной семьи как реабилитационной структуры для детей-сирот: Автореф. дис. .канд. психол. наук: 19.00.07. -М., 2002. 20 с.

230. Фимина JI.B. Деятельность органов нар. образования по охране прав детей, лишившихся родительского попечения // Семейный дет. дом: Проблемы теории и практики. Вып.1.- М., 1992. С. 7-21.

231. Филиппова Г.Г. Психология материнства. — М.: Изд-во Института психотерапии, 2002. С.56-57

232. Фокин С.В. Сироты-правонарушители: Проблемы социальной защиты // Социальные проблемы сиротства: Сб. ст. / Отв. ред. И.Ф. Дементьева. -М.:ИС, 1992.-С. 59-67.

233. Фрейд А. Теория и практика детского психоанализа. Пер. с англ. М.: Апрель-Пресс. Издательство ЭКСМО-Пресс, 1999.

234. Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции. М.: Наука, 1989.

235. Фром Э. Человек для себя. Мн.: Из-во В.П. Ильин, 1997, с., 70-72, 98.

236. Харли С. Интегративный экспрессивный подход к усыновлению / Игровая семейная психотерапия //Под ред. Ч.Шефера и Л.Кэри. СПБ.: Питер, 2000 г. - С.363-384.

237. Хаймовская Н.А. Зависимость между характером взаимодействия и особенностями привязанности ребенка к взрослому: Автореф. дис. канд. психол. наук: (19.00.13) / Ин-т человека РАН. М.,1998 . - 22с.

238. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2т.: Т.2. М.: Педагогика, 1986.-391с.

239. Хломов Д.Н. и др. Руководство по оценке уровня развития социального поведения старшеклассников / Д.Н. Хломов, С.А. Баклушевский, О.Ю. Казьмина. М.: ЦСО РАО, 1993. - 75с.

240. Хорни К. Невротическая личность нашего времени; Самоанализ: пер. с англ. М., Изд.группа «Прогресс» - «Универс», 1993.

241. Шабас С.Г. Коррекция развития личности детей в условиях социальной депривации: Автореф. дис. . канд. психол. наук: (19.00.13) / Ленингр. гос. обл. ун-т. Спб.,1999. - 19 с.

242. Шведова И. Чтобы встретились два одиночества.: Сироты и одинокие женщины могут познакомиться и помочь друг другу: В «Детской деревне-SOS» под Москвой // Московская правда. 1995.-21 февр.

243. Швец Л.Д. О проблемах формирования интереса к физической культуре у воспитанников детского дома // Физич. развитие и физич. подготовленность шк.-интернатов Дальнего Востока. Хабаровск.-1990.-С. 52-54.

244. Шевченко Н. Вакансия для мам: О детской деревне в пос. Томилино Моск. области // Сельская жизнь. 1995. - 18 февр.

245. Шишова В.И. Организационно-педагогические основы преодоления последствий социального сиротства в учреждении государственной поддержки детства: Автореф. дис. канд. пед.наук: 13.00.06. Ростов -н/Д, 1999.-21с.

246. Шулакова Е.Ю. Формирование психологической готовности девушек к здоровому образу жизни и осознанному материнству: Автореф. дис. . канд. психол. наук: 19.00.07. Н.-Новгород, 2002. - 17 с.

247. Шульга Т.И. и др. Методика работы с детьми «группы риска» / Т.И. Шульга, В. Слот, X. Спаниярд. М.: Изд-во УРАО, 1999. - 104с.

248. Шульга Т.И., Олиференко Л.Я. Психологические основы работы с детьми «группы риска» в учреждениях социальной помощи и поддержки. М.: Изд-во УРАО, 1999. - 100с.

249. Шумейко В.П. Особенности общения старших подростков в условиях школы-интерната // Психолого-педагогические проблемы коллектива и личности: Сб. науч. тр. / Под ред. А.А. Бодалева. М.: НИИ общ. пед. АПН СССР, 1978.-С. 73-81.

250. Эриксон Э. Детство и общество / Пер., науч. ред. и примеч. А.А.Алексеева; Статьи Д.Элкинда, В.А.Сонина. Спб.: Психол. центр «Ленато», 1996. - 589 с.

251. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Пер. с англ.; Общ. ред. и предисл. д-ра психол. наук А.В. Толстых. М.: Прогресс, 1996. - 340с.

252. Юницкий В.А. Психологические особенности детей, потерявших родителей: Дис. канд. психол. наук. М., 1992. - 172с.

253. Юферева Т.И. Особенности формирования психологического пола у подростков, воспитывающихся в семье и в интернате//Лишенные родительского попечительства. Хрестоматия. М., 1991. - с.92-94.

254. Яковлева И.А. Детский дом среда для социальной адаптации сирот // Социальные проблемы сиротства / Отв. ред. И.Ф. Дементьева. - М.: ИС, 1992.-С.92-114.

255. Ярославцева И.В. Методики психологической диагностики личностных особенностей воспитанников детского дома. Иркутск, 2001. - 82с.

256. Ярославцева И.В. Психология депривированного ребенка. Монография. Иркутск, 2000. - 121с.

257. Ярулов А. Детский дом готовит к жизни: Дом детства для детей-сирот г. Канска Красноярского края // Народное образование. 1992.- № 1-2. -С. 7-11.

258. Ярулов А. Чтобы потеплели казенные стены: О совершенствовании образоват.-воспитательного процесса в условиях детского дома // Директор школы .- 1994. № 3.- С. 38-46; № 4.- С. 49-59.

259. Ярулов А.А. Коррекция негативной психической напряженности детей дошкольного и младшего школьного возраста в условиях детского дома: Дис. канд. психол. наук. 19.00.07. -М.-1996 193 с.

260. Adler P.S. The transitional experience: an alternative view of culture shock. // Journal of Humanistic Psychology. 1975. - Vol. 15. - P.13 - 23.

261. Beiser M., Barwick C., Berry J.W. After the door has been opened: Mental health issues affecting immigrants and refugees in Canada. Ottawa: Ministries of Multiculturalism and Citizenship and Health and Welfare, 1988.

262. Bennett M.J. A developmental approach to training for intercultural sensitivity//International Journal of Intercultural Relations. 1986.- Vol. 10.

263. Berry H. Description and uses of the Human Relations Area Files. Boston, 1980.-503p.

264. Berry J.W. Human ecology and cognitive style: Comparative studies in cultural and psychological adaptation. N.Y. etc: Sage publ.; Halsted press, 1976.-XIII, 242 p.

265. Berry J.W. Immigration, acculturation and adaptation // International review.- 1997. Vol. 46. - № 1. - P. 5 - 34.

266. Berry J.W. Social and cultural change // H. C. Trindis & R. Brislin (Eds.). Handbook of cross-cultural psychology. Vol. 5. - Social psychology. -Boston: Allyn and Bacon, 1980.

267. Berry J.W., Annis R.C. Acculturative stress: The role of ecology, culture and differentiation.// Journal of Cross-Cultural Psychology. 1974. - Vol. 5. -P. 382 -406.

268. Berry J.W., Kim U. Acculturation and mental health. // P.Dasen, J.W.Berry, N.Sartorius (Eds.), Health and cross-cultural psychology. London: Sage, 1988. -P. 207-236.

269. Berry J.W., Kim U., Minde Т., Мок D. Comparative studies of acculturative stress // International Migration Review. 1987. - Vol. 21. - P. 491 - 511.

270. Berry J.W., Kim U., Power S., Young M., Bujaki M. Acculturation attitudes in plural societies // Applied Psychology. 1989. - Vol. 38. - P. 185 - 206.

271. Bochner S. The social psychology of cross-cultural relations // Cultures in contact. Oxford, 1982. - 47p.

272. Bowlby J. Defensive processes in response to stressful situations in early life // The child end his family: Perilous Development: Child Raising and Identity Formation under Stress / Ed. E.J/ Anthony and C. Chiland. New York: Wiley, 1988.

273. Buchanan A. Are care leavers significantly dissatisfied and depressed in adult life? // Adoption and Fostering, 1999.- Vol. 23. N 4/ - C. 96-112/

274. Chataway C., Berry J.W. Acculturation experiences, appraisal, coping and adaptation // Canadian Journal of Behavioural Sciences. 1989. - Vol. 21. - P. 295 - 309.

275. Cheung S.-Y. and Heath A.// After Care: The education and occupation of adults who have been in care, Oxford Review of Education, 1994. Vol.20, C. 361-374

276. Church A.T. Sojourner adjustment // Psychological Bulletin. 1982. - Vol. 91.- P. 542.

277. Copyright "Cultural Identity" by Lois R. Melina dba ADOPTED CHILD. -1988.- Vol.7. No. 12.

278. Dona G., Berry J.W. Acculturative stress and mental health among Central American refugees resettled in Canada // International Journal of Psychology. -1994.

279. Fahlberg V. Attachment and Separation. Dearborn, MI: Michigan Department of Social Services, 1979.

280. Frisk M. Identity problems and confused conceptions of the genetic ego in adopted children during adolescence // ACTA Paedopsychiatrica. 1964. -Vol.31.-P.6-12.

281. Furnham A., Bochner S. Culture Shock: Psychological reactions to unfamiliar environments. London: Methuen, 1986.

282. Hai-tman A., Laird. Family retirement after adoption.common themes // The psychology of adoption / Ed. by D.M. Brodzinsky, M.D. Schecter. New York: Oxford University Press, 1990.

283. Harrison J. Making life books with foster and adoptive children // Innovative interventions in child and adolescent therapy / Ed. by Charles E. Schaefer. -New York etc.: Wiley, Cop. 1988. XVI, 448 p.

284. Hawey S.A. Dynamic play therapy: Integrative expressive arts approach to the family therapy of young children // Art psychotherapy. New York etc., 1990. - Vol. 17. - № 3. - P. 239 - 246.

285. Hawey S.A. Interactive movement patterns observed among young sexual abuse victims // American Journal of Dance Therapy.

286. Jemherg A. Attachment Enhancing for Adopted Children. Adoption Resources for Mental Health Professionals. 1986.

287. Jewett C.L. Adopting the older child. Cambridge, MA: Harvard Common Press, 1978.

288. Kim Y.Y., Gudykunst W.B. Cross-Cultural adaptation: Current approaches. Newbury Park, CA: Sage, 1988.

289. Krishnan A., Berry J.W. Acculturative stress and acculturation attitudes among Indian immigrants to the United States // Psychology and Developing Societies. 1992. - Vol. 4. - P. 187-212.

290. Lalonde R., Taylor D.M., Moghaddam F.M. Social integration strategies of Haitian and Indian immigrant women in Montreal // J.W. Berry, R.S. Annis (Eds.). Ethnic psychology. Lisse: Swets & Zeitlinger, 1988. - P. 114 - 124.

291. Lazarus R. Psychological stress and adaptation // H. Selye (Ed.). Guide to stress research. N.Y.: Van Nostrand Reinhold, 1989.

292. Lifton В,J. Lost and found: The adoption experience. The landmark book of the new adoption movement for every - one who has ever searched for roots / B.J. Lifton. - Toronto etc.: Bantam books, 1981. - 308, 8. p.

293. McNamara J., McNamara B.H. Adoption and the sexually abused child. -Human Services Development Institute: University of Southern Maine, 1990.

294. Milagros F. Molina. Description del proseso de adaptacion infantil en adapciones especiales. Dificultades у cambios observados por los padres adoptivos // Anales de psicologia, 2002, Vol.18. P. 151 -168

295. Murphy H.B.M. Migration and the major mental disorders // M.B. Kantor (Ed.). Mobility and mental health. Springfield, IL: Thomas, 1965.

296. Neto F. Psicologia da migracao Portuguesa. Lisbon: Universidade Aberta, 1992.

297. Oberg K. Cultural Shock: adjustment to new cultural environments // Practical Anthropology. 1960. - Vol. 7. - P. 177-182.

298. Oberg K. Cultural Shock: adjustment to new cultural environments // Practical Anthropology. 1960. - Vol. 7. - P. 177-182.

299. Ronald S.F. Help for the hopeless child. Washington, 1998

300. Ryan G. Sexual behavior in childhood // Adoption and the sexually abused child / Ed. by J. McNamara and B.H. McNamara. Human Services Development Institute: University of Southern Maine, 1990.

301. Ryan G. Victim to victimizer: rethinking victim treatment // Journal of Interpersonal Violence. 1989. - Vol. 4. - №3. - P. 325 - 341.

302. Sam D., Eider R. A survey of mental health of foreign students // The Scandinavian journal of psychology. 1991. - Vol. 32. - P. 22-30.

303. Sam D., Eider R. A survey of mental health of foreign students // The Scandinavian journal of psychology. 1991. - Vol. 32. - P. 22-30.

304. Schmitz P.G. Acculturation styles and health// S.Iwawaki, Y. Kashima, K. Leung (Eds.). Innovations in cross-cultural psychology. Lisse; Swets & Zeitlinger, 1992. - P. 360 - 370.

305. Searle W., Ward C. The prediction of psychological and sociocultural adjustment during cross-cultural transitions//International Journal of Intercultural Relations. 1990. - Vol.14. - P. 449 - 464.

306. Smalley W. Culture Shock, language shock, and the shock of self-discovery // Practical Anthropology. 1963. - Vol.10. - P. 49 - 56.

307. Stonequist E.V. The problem of the marginal man // American Journal of Sociology. 1935. - Vol. 41. - P.l -12.

308. Triandis H.C. Culture and social behavior. N.Y. etc.: McGraw-Hill, 1994. - 137p.

309. Westwood M.J., Barker M. Academic achievment and adaptation among international students // International Journal of Intercultural Relations. 1990. -Vol. 14.-P. 251-263.