УДК 781.1.072(436)

ББК 85.313(Авс)

Р 47

Решетило Н. С. Категория соборности в творчестве Антона Брукнера (опыт социально-философского анализа)

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье предпринимается попытка исследования творчества австрийского композитора второй половины XIX века Антона Брукнера с точки зрения социальнофилософской категории соборности. Представляется, что выявление соборных начал может стать одним из способов более глубинного осмысления основополагающих черт музыки Брукнера, его христианского мировоззрения.

Ключевые слова: Антон Брукнер, религиозное мировоззрение, соборность, соборное творчество, социально-философский анализ.

Reshetilo N.S. Category of cathedral nature in Anton Brukner's creativity (Experience of the social-philosophical analysis)

Abstract:

An attempt is undertaken to study creativity of the Austrian composer of the second half of the 19th century Anton Brukner in terms of a social-philosophical category of cathedral nature. Revealing the cathedral principles is shown to become a way of more profound comprehension of basic lines of Brukner’s music and his Christian outlook.

Keywords: Anton Brukner, religious outlook, cathedral nature, cathedral creativity, the social-philosophical analysis.

Наследие Антона Брукнера представляет собой сравнительно мало изученную сферу в отечественной науке. До сих пор не издано ни одной крупной монографии, не переведена на русский язык его переписка. Большая часть исследований о Брукнере сосредоточена в научных статьях, освещающих лишь частные вопросы, связанные с его творчеством. В настоящее время в искусствоведении творчество А. Брукнера подвергается активному проблемному переосмыслению. Это обусловлено необходимостью пересмотреть традиции и стереотипы, сложившиеся под влиянием атеистической идеологии советского периода, когда напрямую нельзя было говорить о христианском мировоззрении композитора.

В качестве одной из позиций советских музыковедов стало определение религиозности Брукнера как «наивной набожности», сводящейся к «житейским взглядам», которые никак не затронули глубин его музыки, связанной с претворением классикоромантических традиций (Л. Раппопорт). Другой взгляд, стараясь как-то объяснить брукнеровскую религиозность, подменяет ее понятием «пантеистического миросозерцания», которое обусловило претворение «эпической концепции» в симфонизме Брукнера (М. Филимонова).

Учитывая положительные моменты в достижениях советских исследователей, мы, однако, не можем согласиться, что только на классико-романтических традициях и эпическом держится фундамент сложного, монументального, величественного искусства А. Брукнера. Совершенно очевидно, что без учета религиозной основы - христианского мировоззрения композитора - невозможно дать верную оценку его творчеству, играющему значительную

роль в западноевропейской музыке второй половины XIX века. В последние три десятилетия в музыковедении подход к осмыслению творчества Брукнера осуществляется с опорой на его религиозное мировоззрение (Е. Царева, В. Коннов, К. Зенкин, Б. Мукосей), однако комплексного исследования, представляющего философские обоснования мировоззрения и творчества композитора, насколько нам известно, нет. Все это позволяет говорить об актуальности данного исследования.

С точки зрения религиозного аспекта искусство А. Брукнера имеет отчетливый социальный смысл, так как религиозное мировоззрение является одной из форм общественного сознания. Потому при изучении брукнеровского творчества, глубоко связанного с христианским миросозерцанием, востребован социально-философский подход, позволяющий использовать в качестве методологической основы категорию соборности. Анализ творчества западноевропейского художника с точки зрения соборной идеи может, на первый взгляд, показаться противоречивым. Обычно данная категория находит воплощение в работах, посвященных русскому искусству, и характеризуется как проявление «русской идеи», исконных черт национального самосознания.

Однако изучение музыки Брукнера сквозь призму соборности мы считаем вполне закономерным. Категория соборности, взятая в самом общем философском смысле, так, как ее сформулировали русские философы рубежа XIX - XX веков, подразумевает объективно существующую духовную реальность, духовную субстанцию, фундамент жизни общества и служит условием его сплоченности, единства, солидарности входящих в него личностей. А. С. Хомяков, трансформировавший идею соборности из религиозного феномена в философскую категорию, определял ее как «единство во множестве» [1: 243], основанное на общей любви к Богу и всем абсолютным ценностям. Соборность является ключевым понятием социальной философии С. Л. Франка. Понимаемая в качестве сверхвременного внутреннего единства, пронизывающего жизнь общества и личности, она выражается в понятии духовной формы «мы» и находит проявление в ряде общественных форм как проявление начал солидарности, служения, двуединства традиции и творчества и т.д. Потому проявления соборности в большей или меньшей степени могут быть выявлены в жизни всякого общества, а также во всякой сфере его духовной деятельности.

Существенным аспектом идеи соборности является то, что она возникла в русле христианского миропонимания, и потому раскрывается в системе внутренней взаимосвязи как личностей между собой, так и личностей с Божественным духом. Такого рода духовная связь, как подчеркивает С.Л. Франк, лежит в основе любой религиозной традиции, следовательно, соборность и религиозность имеют в основе общий смысл - «интуитивное чувство связи человеческой души с абсолютным началом и абсолютным Единством» [2: 59]. На основе тесной взаимосвязи соборного начала с религиозным сознанием выявляется плодотворность обращения к категории соборности при анализе творчества Брукнера, обусловленного христианским мировоззрением. Изучение соборных начал в музыке Брукнера, определение степени их выраженности, помогают новому, более глубокому осмыслению основополагающих принципов творчества композитора, которые долгое время рассматривались вне взаимосвязи с его христианским сознанием.

Принципы соборности и их проявления в области искусства, художественного творчества наиболее широко и последовательно были разработаны Н. О. Лосским и легли в основу его системы эстетики. Представления Н. О. Лосского о природе музыки и ее возможностях к отражению соборного начала сводятся к следующим утверждениям. Музыка является таким видом искусства, которому доступно воплощение практически любого содержания - от непосредственной передачи человеческих чувств и эмоций до сверхприродных, духовных идей и сущностей. Она «непосредственно вводит нас во внутреннюю жизнь стихий, химических и физических процессов, <...> даже в жизнь планет и солнечных систем и, наконец, даже в жизнь Царства Божия» [3: 327]. Индивидуальное художественное творчество приближается к отражению соборной сущности, «соборному творчеству» тогда, когда оно воплощает положительное содержание мира, его божественную

основу, создается на основе единодушия творческих сил, когда все индивидуальное, неповторимое и своеобразное в нем гармонично соотносится с всеобщим, коллективным, рождая совершенное органическое целое, бесконечно богатое содержанием. Музыкальное искусство, немыслимое вне общения, вне взаимодействия композитора, исполнителя, слушателей, призвано к воплощению содержания на основе совместных усилий творческих сил. Чем единодушнее эти совместные усилия, направленные на воссоздание смысла, заложенного в произведении, тем отчетливее выявляется соборное начало. Особенно наглядно это проявляется в жанрах, охватывающих большое количество участников, например в хоровой, симфонической музыке.

Соотнося с творчеством А. Брукнера выделенные Н. О. Лосским аспекты соборности в музыке, можно заключить, что в искусстве композитора идея соборности находит достаточно отчетливое проявление в ряде основополагающих принципов художественного метода.

Во-первых, в художественной концепции А. Брукнера воплощена религиознофилософская проблематика. Сочинение музыки, будь то духовная музыка или его симфонии, Брукнер воспринимал как служение Богу, осознавая себя при этом как скромного проводника Божественной воли посредством искусства. В медитативности, созерцательности, экстатичности его музыки мы ощущаем соприкосновение с идеальным, совершенным, гармоничным миром, с грандиозными пространствами, не сопоставимыми с уровнем человека и его земных страстей. По замечанию Н. О. Лосского, произведения искусства, находящие соприкосновение с Божественной истиной через метафизическую устремленность, через отражение скрытых смыслов мира, помогают развитию личности в ее стремлении к Царству Божию, к соборности.

Во-вторых, творчество Брукнера во многом подчинено идее стремления всего индивидуального, единичного раствориться во всеобщем, коллективном. Композитор избирает в качестве основных сфер своего творчества хоровую и симфоническую музыку. Оба ведущих жанра (месса и симфония) опираются на крупную циклическую форму и большой исполнительский состав, являясь способом общения художника с широкими кругами воспринимающих масс, и представляют собой искусство коллективного переживания. Кроме того, оба жанра имеют в основе характер идейно-философского обобщения, утверждая взгляд на человека в системе теоцентрической (месса) и антропоцентрической (симфония) концепций мироздания. С этой точки зрения жанры мессы и симфонии представляют две формы проявления соборности - религиозную и светскую [4: 5].

В-третьих, симфонической музыке А. Брукнера, не связанной с литературной программностью, с отражением конкретной исторической действительности, чужда крайняя субъективность. В ней лирико-психологические образы, являющиеся выражением субъективного, личностного начала, единичного «Я», занимают гораздо меньшее место в сравнении комплексом обобщенного тематизма - жанрово-бытового (как носителя коллективного, народного начала), хорального (воплощающего хоровое начало), полифонического (несущего идею единства во множественности), героического (связанного с мифологическими вневременными вагнеровскими образами) - за которым стоит единое, неразделенное, всеобщее «мы». Содержание мессы изначально задано: всеобщая скорбь о страданиях Иисуса Христа и радости о Его Воскресении. Основой ее является канонизированный латинский текст, категорически противостоящий поэтической индивидуализации. Кроме того, месса предназначена для исполнения в рамках богослужения и призвана выражать коллективные чувства и эмоции, все личностное, субъективное должно быть подчинено тому объективному началу, которое доминирует в самом процессе богослужения.

Во многом обобщенности выражения и объективности высказывания способствует стремление А. Брукнера к гармоничному взаимодействию традиционного и новаторского. В своем музыкальном языке композитор соединяет элементы стилей практически всей истории

западноевропейской музыки, что внешне может выглядеть как эклектическое смешение. На самом деле он пристально вглядывается в каждую эпоху, пытаясь найти в ней духовную связь со своим временем. Ведь если А. Брукнер понимал творческий процесс как исполнение высшей божественной воли, то творение любой эпохи предстает лишь одним из частных проявлений единого Духа.

Наконец, в качестве соборного аспекта художественного метода А. Брукнера представляется понимание композитором процесса создания музыки как «коллективного» творчества. Данный аспект выражается в том, что Брукнер по сути допускает «соавторство» по отношению к своим произведениям. Большое количество редакций, сделанных еще при жизни композитора как им самим, так и различными дирижерами, обусловило многовариантность, открытость и незаконченность брукнеровского текста. Эта незаконченность всегда оставляет свободу выбора для исполнителей в зависимости от личного вкуса и восприятия образа композитора, а также дает право присоединиться к творческим усилиям Брукнера в таком всеобщем деле, как создание музыки, прославляющей Создателя.

Таким образом, начало соборности, находящее выражение в устремленности содержания брукнеровской музыки к метафизическим, сверхприродным, Божественным основам, в подчиненности индивидуального начала всеобщему, коллективному, (в выборе жанров, объективности музыкального высказывания, подходе к претворению традиции и сущности творческого процесса) имеет достаточно отчетливое проявление. Устремляясь к вечности, соединению земного и Божественного, конечного и бесконечного, диалектике единичного и всеобщего, она вовлекает в свое пространство духовный потенциал многих личностей, призывая к творческому диалогу. Представляется, что категория соборности может стать одним из способов более глубинного осмысления основополагающих черт музыки Брукнера, его христианского мировоззрения. Кроме того, не развиваемая западными исследователями, идея соборности позволяет обосновать русский национальный взгляд на природу творчества австрийского композитора второй половины XIX века.

Примечания:

1. Хомяков А.С. Сочинения: в 2 т. Т. 2. М., 1994. 590 с.

2. Франк С.Л. Духовные основы общества: сборник / сост. и авт. вступ. ст. П.В. Алексеев. М., 1992. 510 с.

3. Лосский Н.О. Мир как осуществление красоты. Основы эстетики. М., 1998. 416 с.

4. Мысль о формах мифологической, религиозной и светской соборности излагается В.И. Холодным в исследовании о соборной феноменологии: Холодный В.И. А.С. Хомяков и современность: зарождение и перспектива соборной феноменологии. М., 2004. 528 с.

5. О симфонии, как жанре светского искусства, открывающего пути к созданию «новой соборности» писал М. Арановский: Арановский М. Симфонические искания. Л., 1979. 287 с.