Т. С. Байнова

ИЗ ИСТОРИИ РАБОТЫ ИТАЛЬЯНСКОЙ ТРУППЫ ДЖ. ЛОКАТЕЛЛИ В ПЕТЕРБУРГЕ И МОСКВЕ

Работа представлена кафедрой методики организации образовательного процесса нетипового вуза Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.

Научный руководитель — доктор искусствоведения, профессор И. В. Ступников

В статье рассматривается интересная тема, описывающая особенности деятельности итальянской труппы в середине XVIII в. Автор анализирует особенности контракта, заключенного Придворной конторой с итальянским антрепренером, а также приводит документальные примеры организационной и финансовой деятельности труппы Локателли. В статье содержится полезный материал для изучения развития театрального искусства в середине XVIII в. Ключевые слова: Локателли, итальянская труппа, антрепренер.

T. Bainova

ON THE EXPERIENCE OF G. LOCATELLI’S ITALIAN OPERA AND BALLET COMPANY IN ST. PETERSBURG AND MOSCOW

The article describes the peculiarities of the Italian Opera and Ballet Company’s work in the mid-18th century. The author does a profound analysis of the contract signed by the Office of the Court and the Italian entrepreneur and refers to the documents illustrating the organisational and financial features of the company’s activity. The article may serve as useful material for studying the development of theatre business in the mid-18 th century.

Key words: Locatelli, Italian company, entrepreneur.

Балет принадлежит к числу наиболее почитаемых и культивируемых в России искусств. Раскрывающий содержание с помощью музыкально-хореографических образов, соединяющий в единое целое драматургию (сценарий), музыку, хореографию (танец и пантомиму), изобразительное искусство (сценографию, костюмы, освещение и т. д.), он прочно утвердился в России как сценический жанр в ХVШ в.

Вместе с тем интересно обратиться и к некоторым организационным проблемам, которые возникали на пути становления этого сценического жанра.

С точки зрения изучения организационных проблем балетного театра интерес представляет деятельность труппы итальянца Дж. Локателли. История ее работы в Петербурге и Москве оказалась в итоге весьма поучительной.

По сравнению с расходами на содержание других придворных компаний, контракт, который заключил с Локателли в 1757 г. курьер Иван Шакуров, оказался одним из самых выгодных за всю историю взаимоотношений придворных ведомств с иностранными антрепренерами. Шакуров сообщал, что заключил контракт «на весьма полезнейших кондициях, нежели в инструкции... предписано» [2, с. 56]. Антрепренер должен был получить за бесплатные выступления компании на придворной сцене 7 тыс. руб. в год и 500 руб. для найма квартир. Всю же остальную сумму, чтобы оправдать содержание труппы, ему предстояло выручить в результате открытой публичной деятельности за деньги. При опере Локателли была балетная труппа, сразу завоевавшая симпатии публики, и Локателли отдали придворный театр у Летнего сада, в котором в середи-

не 1730-х гг. выступала иногда и компания Арайя, и дана субсидия в 5 тыс. руб. Петербургская знать абонировалась в театре, платя за ложи по 300 руб.

Балетная труппа Локателли была довольно значительна по составу, в ней работали танцовщицы Беллюци, Либера и Андреана Сакки, танцовщики Сакки, Беллюци и др. Балетмейстером был Сакки. В работе труппы участвовали и русские танцовщицы и танцовщики: Тимофеева, Михайлова, Афанасьева, Кириллов, Афанасьев и др.

Интересно отметить, что помимо артистов Придворная контора выделила в распоряжение Локателли 20 музыкантов, находящихся на придворной службе. Труппа действительно поначалу пользовалась успехом, этот вывод можно сделать из следующего факта: в 1758 г. из 102 представлений, показанных публике, 44 сыграла труппа Локателли, и на каждом из них присутствовала Елизавета Петровна. В знак своего расположения она подарила Локателли 500 руб. О балетах, показанных труппой Локателли, говорили: «... лучшего балета нельзя найти в Европе и что он превосходит Италию и Париж» [2, с. 60].

Но, несмотря на первоначальный шумный успех, через два года дела Локателли пошатнулись.

В «Историческом очерке петербургского балета» Л. П. Стуколкина говорится об этом так: «Локателли, пользовавшийся вниманием петербургской публики как ловкий иностранец, вздумал собрать дань и с москвичей. В Архиве Дирекции Императорских театров мы находим, что 27 апреля 1758 года состоялось постановление Придворной конторы о разрешении ему постройки театра в Москве. Но Москва приняла его не особенно сочувственно, и он, потерпев fiasco, разорился в ней окончательно. (Театр его потерпел здесь крах в 1761 г. — Т. Б.) Кроме того, вследствие вероятно тех же причин, труппа его распалась» [4, с. 4].

Из того же источника следует, что госпожа Сакки (одна из сестер — Т. Б.) уехала за границу, Беллюци с мужем перешла в Ораниенбаумский театр великого князя. Туда же перешел в качестве директора и балетмейстера танцов-

щик Кальцеваро. Таулато перешел в труппу Арайя.

«А Локателли стал пробавляться маскарадами, которые, впрочем, весьма охотно посещались публикой и даже впоследствии самой Императрицей Екатериной II» [4, с. 6]. Известно, что 16 февраля 1785 г. он поступил в Театральную школу преподавателем итальянского и французского языков, но 22 апреля того же года умер.

Интересно обратить внимание на некоторые особенности постановки дела у Локател-ли и его отношения с русским двором.

Локателли был выписан на службу указом «Именнаго Ея Императорского Величества» 13 сентября 1757 г. на один год.

Приказ звучал так: «Ея Императорское величество именным Императроского Величества Указом соизволила Высочайше указать находящегося в службе при Дворе Ея Императорского Величества итальянской комической оперы содержателя Локателли с компаниею, который в оную службу выписан в силу Ее императорского Величества Указа иностранною Коллегиею на заключенных кондициях в прошлом 1757 году на один год и определяю ему на тот год из Статс-конторы 7 тысяч рублей, а служба его начинается сентября от 13 числа того 1757 года, и на тот год оныя деньги ему, також и кому надлежало на счет его выданы сполна» [1, с. 59].

Таким образом, гонорар Локателли составил 7 тыс. руб., которые выплачивались ему из Статс-Конторы. Затем, на основании указов от 24 августа 1758 г. и 25 апреля 1759 г. и заключенных контрактов, он должен был быть оставлен на службе еще на три года с гонораром 7 тыс. руб. в год. Документы, находящиеся в архиве, свидетельствуют о более долгом пребывании Локателли в России и расширении его полномочий по контракту. «...Для утверждения в Москве такого же театра выдано ему (Локателли) по силе указа из Правительственного Сената, с платежом указанных процентов, семь тысяч рублей из здешней для дворянства Банковой Конторы, в число которых половина, т. е. три с половиной тысячи рублей, в Банковую Контору возвращены из Статс-Кон-

торы, а другая половина, тож три с половиной тысячи рублей, получена в Придворную контору, и вместо его — Локателли, употреблена в платеж имеющихся на нем долгов, и тако остались на нем казенного бывшаго долга — три с половиной тысячи рублей, да сверх того еще, по силе указа из Правительственного Сената выдано ему из Московского Дворянского банка в 1759 году в июле месяце десять тысяч рублей, и того с оными учинить тринадцать с половиной тысяч рублей, которые он ныне заплатить еще в состоянии. Для того, с окончания по последнему контракту термина, т. е. сентября 13 числа будущего 1761 г., оставить в службе Ея Императорского Величества еще на пять лет от сентября ныняшнего года, учинить шесть лет, и как термин считать будущего 1766 года сентября по 13 число, на том же основании контракта, а денежной казны давать ему на те пять лет только пять тысяч рублей в каждый год, и ту сумму Придворной Конторе требовать от Правительствующего Сената по-прежнему, и на оное время с ним — Локателли на надлежащих кондициях заключить контракт. И при том же Ея Императорское Величество всемилостивейше изволила указать выдать ему — Локателли ныне сверх вышеписанных, имеющихся на нем тринадцати с половиной тысяч рублей, для лучшего исправления здесь и в Москве театров, т. е. на выписывание комедиантов и на прочее десять тысяч рублей из здешнего Дворянского Банка, а ежели в то число во оном будет недостаточно, то из здешня-го Меднаго Банка, и с оных десяти тысяч рублей, також и ныне имеющегося на нем Дворянского Банка долга, с тринадцати с половиной тысяч рублей от сего времени процентов не взыскивать, ибо он, как выше значит, ныне уступил в казну из положенной на пять лет суммы в каждый год по две тысячи рублей, а оные десять тысяч рублей також и прежде не взыс-канны, всего двадцать три тысячи с половиной рублей вычитать у него из нижеследующих и из выше упомянутых, вновь положенных в дачу денег в каждый год под четыре тысячи рублей того ради Придворная контора, во исполнение онаго Ея Императорского Величества Именного Указа, приказали: с оным со-

держателем Локателли контракт на вышепи-санное, сентября от 13 числа будущего 1761 года, пятилетнее время не прежних кондициях заключить, а о выдаче ныне ему — Локател-ли вышеписанных десяти тысяч рублей, чтобы оный Локателли, получа ту сумму мог следующим до театров, без опущения времени, исправиться и чтобы с оных десяти тысяч рублей також и ныне имеющегося на нем прежня-го долга, с тринадцати с половиной тысяч рублей, процентов от сего времени были не взыскиваем, представить Правительствующему Сенату доношением и при том требовать, чтоб от онаго Правительствующего Сената определ-но было и показанную вновь на пятилетнее время сумму, по пять тысяч рублей на каждый год, считая с будущего 1761 года сентября от 13 числа отпускать, откуда надлежит, по-прежнему и в число оных, також и прежних, в надлежащие сроки по четыре тысячи рублей на каждый год из места прямого платит в помянутые банки, а затем Степану Рамбуру, и о том о всем Придворную Контору для ведома определить указом, чтоб оная Контора, получа оный Указ, могла с ним надлежащий вновь контракт заключить. О чем для ведома и объявления о том, реченному Локателли и помянутому полковнику г-ну Степану Рамбуру послать ордер, да и контракт написать для заключения ему — Локателли, отослать к нему ж г-ну Рамбуру и по заручении велеть подать в Придворную Контору при рапорте» [1, с. 59]. Документ этот датирован 1 июня 1760 г. Таким образом, становится ясно, что для создания в Москве такого же театра Локателли было выдано согласно указу Правительственного Сената еще 7 тыс. руб. из Банковой конторы. При этом половина, т. е. три с половиной тысячи, должна быть возвращена в Банковую контору из Статс-Конторы. Другая же половина должна была быть возвращена в Придворную контору и употреблена в счет имеющихся у Лока-телли долгов. Кроме того, согласно указу Правительствующего Сената ему было выдано из Московского Дворянского Банка в июле 1759 г. 10 тыс. руб. К этому моменту у Локателли в распоряжении оказалось 13,5 тыс. руб., которые ему предстояло вернуть.

Для этого он был по окончании контракта, а именно с сентября 1761 г., оставлен на службе еще на 5 лет, т. е. до 13 сентября 1766 г.

Для того чтобы по окончании всех его контрактов долг был погашен, согласно указу Ея Императорского Величества, с 1761 по 1766 г. ему выплачивали из казны лишь по 5 тыс. руб. Также, сверх выписанных тринадцати с половиной тысяч, «для лучшего исправления здесь и в Москве театров», т. е. на выписывание комедиантов и пр., было выдано еще 10 тыс. руб. из Московского Дворянского Банка. Таким образом, общая денежная сумма, находящаяся в распоряжении у Локателли, составила 23 тыс. руб. С этой суммы запрещено было взыскивать проценты и объяснено это было тем, что в последние 5 лет своей работы ему выплачивалось по 5 тыс. руб. в год, а не по 7, как это было ранее. Согласно заключенным с ним контрактам начиная с 1761 г. Локателли должен был выплачивать по 4 тыс. руб. в «помянутые Банки, а затем достальные отдавать в ведомство Придворной Конторы полковнику Степану Рамбуру» [1, с. 59].

Из этих сведений, почерпнутых в Архиве Дирекции Императорских театров, становится ясно, что за течением дел в труппе Локател-ли наблюдала сама императрица, кроме того, был четко установлен порядок финансирования труппы. Денежные средства, согласно указам, поступали в распоряжение Локателли из различных источников: Московского Дворянского Банка, Придворной конторы, Статс-конторы, при этом Локателли освобождался от выплаты процентов.

Если проследить по годам гонорары Лока-телли и размеры ссуд, то видно, что они назначались не случайно. Даже в случае неудач-

ного ведения дел Локателли мог погасить все долги из своего гонорара до окончания контракта, т. е. до 1766 г. Но его труппа оказалась нежизнеспособной и распалась ранее.

Деятельность Локателли — единственный случай в истории придворных театров XVIII в., когда один антрепренер, состоявший на придворной службе, не только давал бесплатные спектакли для двора, но одновременно имел и два городских театра в Петербурге и Москве, игравших для широкой городской публики. В 1761 г., как уже говорилось, антреприза Локателли в Москве обанкротилась. «В истории частного русского театрального дела произошло, вероятно, первое банкротство, которым впоследствии, в XIX веке, было “не счесть числа”» [3, с. 59].

Вскоре прекратила свое существование и петербургская антреприза Локателли. Как уже упоминалось, после прекращения работы этой компании некоторые ее артисты вошли в состав придворных трупп. Учитывая приведенные выше факты, можно сделать вывод, что процесс формирования трупп в то время был весьма подвижным. То есть антрепренер приезжал в Россию со своей труппой, но в случае необходимости, если это совпадало с желанием лиц, заинтересованных в развитии деятельности этой труппы, в его распоряжение попадали артисты, состоявшие на придворной службе. Если же работа компании не складывалась, то ее артисты вливались по мере необходимости в другую труппу. До некоторого времени это происходило согласно указов «Ея Величества», назначавших гонорары и ссуды и определявших переводы артистов из одной труппы в другую.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. АДИТ. Вып. 1. Отд. П. (1746-1801). В 3 отд. СПб., 1892.

2. Всевелодский-Гернгросс В. Н. Театр в России при императрице Елизавете Петровне. Копия авторской корректуры, машинопись. РНБ., инв № 340/227.

3. Мордисон Г. З. История театрального дела в России. Основание и развитие государственного театра в России (ХУ1-ХУШ века). Ч. 1. Санкт-Петербургская государственная Академии театрального искусства. СПб., 1994.

4. Стуколкин Л. П. Исторический очерк петербургского балета // РГИА. Ф. 678. Оп. 1. Ед. хр. 992.