V.V. Ratiev, PhD in Philosophy, Head of the Department of General Humanitarian and Natural Sciences of the affiliated branch of Moscow Institute of Economics, Management and Law in Krasnodar City

The article describes the concept of «information society», which plays a significant role in the development and existence of an immaterial substance, conventionally referred to as "information", having the property of interaction with both the spiritual and the material world of a person. The article reveals specific features of information processes that accompany the development of information society at the present stage.

Key words: information society, information processes, information models, information environment.

УДК 23(075.8)

ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ ХРИСТИАНСКИХ РЕЛИГИОЗНЫХ ДОГМАТОВ И СТЕРЕОТИПОВ

B.Ю. Шмелев, кандидат философских наук, доцент кафедры философии, религиоведения и теологии Иркутского государственного университета

C.А. Саженова, соискатель кафедры философии, религиоведения и теологии Иркутского государственного университета

Данная работа посвящена сравнительному анализу религиозных догматов и социальных стереотипов, их общему, особенному и взаимозависимости.

Ключевые слова: религия, догматы, социальные, стереотипы

Анализ стереотипов в контексте религии создает определенные методологические трудности, главная из которых - это проблема проведения различий между религиозными догматами и теми представлениями, которые существуют у людей, относящих себя к той или иной религии. Религия - первая сфера человеческой жизнедеятельности, в которой появились стереотипы. В обществе возникла необходимость заключить истину Бога в сферу своего понимания, облекая религиозные понятия в догмы. Ведь что такое догма, как ни стереотип сознания.

Для этого требуется детальное изучение самих понятий догмата и стереотипа, их общее и особенное. Представляется важным и необходимым проследить эволюцию этих явлений.

Термин «стереотип» первым ввел в научный оборот У. Липпман в 1922 г. Он рассматривал стереотип как эмпирическое представление о социальном объекте (так называемые картинки в голове) [1, с. 168]. Первые эмпирические исследования стереотипа проведены американскими психологами Д. Катцем и П. Брейли в Принстонском университете. Первая концепция стереотипа появилась более полувека тому назад, когда растущее значение общественного мнения в США и соответственно потребность в манипуляции им создали специфическую атмосферу прагматического интереса к объекту, ранее привлекавшему внимание в основном философов, а именно к сознанию[2, с. 170].

О. Кляйнберг высказал мнение о наличии в стереотипе «зерна истины», когда стереотипы могут иногда содержать не искаженную информацию. Эта точка зрения повлияла на дальнейшее развитие исследований социальных стереотипов в гуманитарных науках [3, с. 70]. Г. Тэджфел резюмировал главные выводы исследований в области социальных стереотипов, выделил их функции. В отечественной научной мысли до конца 1950-х гг. термин «стереотип» не употреблялся, но проблема изучения шаблонов в поведении человека обсуждалась. Наиболее подробно это было рассмотрено нашим соотечественником П. А. Сорокиным. Не употребляя термин «стереотип», он практически описал его функционирование в социальной группе [4]. Только в конце 1950-х - начале 1960-х гг. в отечественной науке появился ряд работ критического содержания, в которых изучались проблемы стереотипизации и стереотипов. В публикациях В.А.

Ядова, Г. Кондратенко, П.И. Шихирева, В.С. Агеева анализировались западные исследования по этой проблеме. Одно из первых определений понятия «стереотип» было дано В. А. Ядовым в статье «Идеология как форма духовной деятельности». Стереотип - жесткое, часто упрощенное представление о конкретной группе или категории людей [5]. Стереотип - нечто, повторяемое в неизменном виде; шаблон действия, поведения и пр., применяемый без раздумий, рефлексии, даже неосознанно. Характерная черта стереотипа - высокая устойчивость [6]. Стереотип - мнение о личностных качествах группы людей. Стереотипы могут быть чрезмерно обобщенными, неточными и резистентными к новой информации [7].

Стереотипы формируются для большей предсказуемости поведения других людей. Они часто имеют негативную природу и основаны на предрассудках и дискриминации. Они не обязательно являются ложными; обычно они содержат некое зерно истины. Их разделяет значительное количество людей, что в целом способствует их укоренению. Стереотипы могут меняться со временем, но их носителям часто бывает трудно избавиться от усвоенных представлений. Стереотип - это особый механизм, с помощью которого в обществе осуществляется передача социально значимой информации и одновременно контроль над поведением человека с целью гомогенизировать общественное мнение и исключить дестабилизацию социальных связей.

Стереотипы функционируют как своеобразные фильтры, позволяющие выделить из информационной массы главное, полезное для быстрого первичного распознавания объекта, на основе которого субъект с уверенностью избирает тот или иной значимый способ поведения или отношения. Выявлено отличие стереотипа от других форм регуляции взаимоотношений и поведения людей - предрассудка, установки, социальной нормы, обычая и ритуала. Стереотип отличается от них тем, что функционирует на основе ожиданий (установок), а не обусловливает их, может утрачивать свою силу, меняться. Стереотип не является предельно жёстким социальным образованием и способом поведения, а лишь моделирует определённую его стратегию.

Специфика исследования стереотипа в различных областях обществознания, на этой основе подчёркивается, что с позиций социально-философского знания социальный стереотип выступает универсальным инструментом распознавания и передачи общественно значимой информации в процессах взаимодействия людей с окружающим миром и друг с другом. Только на основе социально-философского анализа стереотипов можно объяснить существование устойчивой связи между восприятием объектов под определённым углом зрения и соответствующим повторяющимся поведением, массового сознания и поведения людей, особенности манипулирования ими, истоки нетерпимости в межличностных и межгрупповых отношениях людей, взаимосвязь процессов идентификации личности с состояниями её жизнедеятельности и др.

В стереотипах в концентрированной форме содержатся социальные установки (четкие регуляторы поведения группы). Такая информация, содержащаяся в стереотипе, как правило, представляет собой экстракт, «выжимку» лишь тех характеристик события, явления или человека, которые подпадают под уже имеющийся «багаж» опыта и значимы для стабильного развития и функционирования общества. Каждая конфессиональная, этническая, профессиональная, половозрастная или какая-либо другая группа имеет специфические типовые программы поведения, направленные на подавление и нейтрализацию тенденции индивидуализации, на сдерживание роста вариативности поведения. Стереотипы освобождают личность от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Когда же человек поступает не должным образом, общество реагирует на мельчайшее значимое для него изменение поведения, применяет санкции, так как отклонение раздражает, осложняет восприятие и, следовательно, управление. В стереотипе представлены и рациональные моменты - логически обоснованные формы отношений людей к сходству или различию с другими людьми, их одобрению или осуждению. Именно в этом смысле о стереотипах можно говорить как о распространённых устойчивых представлениях людей в их взаимоотношениях друг с другом.

Социальные стереотипы как шаблоны мышления и поведения людей, являющихся членами тех или иных групп, усваиваются ими очень рано и используются задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся. Люди с легкостью проявляют готовность характеризовать обширные человеческие группы недифференцированными и пристрастными признаками. Такая категоризация отличается стабильностью в течение длительного времени. Однако стереотипы могут изменяться и даже исчезать в зависимости от социальных, политических или экономических преобразований, но этот процесс происходит крайне медленно. Социальные стереотипы усваиваются человеком с того момента, как только он начинает идентифицировать себя с конкретным обществом, культурой, определённой социальной группой и осознавать.

Прежде чем перейти к понятию догмата, необходимо рассмотреть историю его возникновения. Само слово «догмат» происходит от греческого глагола doktin, который в инфинитиве звучит как «докейн» или «докин», в зависимости от транскрипции древнегреческих слов по Рейхлину либо по Эразму Роттердамскому. Слово «докин» буквально означает «думать», «считать», «полагать», может иметь также значение «верить», а слово «догмат» происходит от перфекта глагола («dedogme»), что можно перевести на русский язык, как «определено», «решено», «положено», «установлено». Сам термин «догмат» имеет дохристианскую историю. В античной греческой философии под догматом понимались философские аксиомы, т.е. постулаты, не требующие доказательств, на которых строится философская система.

В разных философских школах были разные догматы. Например, Платон в своем известном труде «Государство», называет догматами правила и нормы, которые относятся к человеческим понятиям о справедливости и о прекрасном. Сенека этим же термином обозначал основы нравственного закона, которому должен следовать каждый человек. И наконец, поскольку этот термин содержит в себе некий оттенок обязательности, им обозначали постановления высшей государственной власти.

В Ветхом Завете слово «догмат» означает, с одной стороны, политические распоряжения, государственные указы и законы ^м.: Дан. 2, 13; 3, 10; 6, 8-9; Есф. 3, 9), а с другой - заповеди Моисеева закона (см.: Иез. 20, 24) либо предписания, относящиеся к религиозной жизни вообще (см.: 2 Мак. 10, 8; 15, 36). В Новом Завете слово «догмат» употребляется пять раз в двояком смысле: в политическом оно означает царские указы и повеления (см.: Лк. 2, 1; Деян. 17, 7), в религиозном отражает предписания Моисеева закона, имевшие в свое время обязательную силу для каждого еврея (см.: Кол. 2, 14), а также новозаветные постановления, обязательные для всех членов Христовой Церкви. Ибо в Деяниях Святых Апостолов говорится, что апостолы Павел и Тимофей предавали верным соблюдать определения, постановленные апостолами и пресвитерами в Иерусалиме (Деян. 16, 4). Апостол Павел употребляет слово «догмат» применительно к закону Божиему (Кол. 2, 14; Еф. 2, 15). Проводя различие между предписаниями Моисеева закона и новозаветными истинами, догматами, апостол Павел говорит, что Господь Иисус Христос закон заповедей (Моисеевых) догматами упразднил (ср.: Еф. 2, 15).

Понятие «догмат» вошло в употребление у христианских писателей для обозначения истин откровенной религии. Правда, первоначально этим словом обозначалось вообще все христианское учение - догматическое и нравственное. Так, «догматами» названы постановления Апостольского собора 50 года. Широкое понимание термина встречается у святого Игнатия Богоносца, Иустина Философа, Климента Александрийского, Оригена. С IV в. восточные отцы Церкви (например, святой Кирилл Иерусалимский, святой Григорий Нисский, святой Иоанн Златоуст, Блаженный Феодорит и др.) стали именовать догматами не все содержащиеся в Откровении истины, а лишь относящиеся к области веры. Так, святитель Григорий Нисский разделяет содержание собственного учения на «нравственную часть и на точные догматы» [8, с. 4].

С течением времени в догматических системах Востока и Запада этим словом стали обозначать, как правило, только те вероучительные истины, которые обсуждались на Вселенских соборах и получили соборные определения или формулировки. Следовательно, еще с апостольских времен сформировалось церковное значение слова «догмат» как Божественной, неоспоримой, абсолютной и общеобязательной истины веры. Великий ревнитель богоданного, апостольского Предания святой Кирилл Иерусалимский основные истины веры, содержащиеся в Символе Иерусалимской Церкви, называет необходимыми догматами, догматами благочестия, а подвиг веры, которым они усвояются, именует догматическим образом веры. Всецелое новозаветное учение о Боге он называет догматами о Боге, а личное и животворящее усвоение этих догматов деятельной верой считает необходимым условием спасения, делая вывод: «Величайшая польза - изучение догматов». Перечислив все новозаветные истины о Боге, Божием Сыне, Святом Духе, о добре и зле и вообще о домостроительстве спасения, святой Григорий Богослов призывает оглашенных свое благо, свое спасение, свою новую жизнь утверждать «на основании этих догматов». Святой Иоанн Златоуст под догматами разумеет христианское вероучение, а Викентий Леринский вселенским догматом именует вселенскую веру.

На Вселенских соборах слово «догмат» употреблялось в значении «истины христианского вероучения», и святые отцы на Соборах нарицают догматами свои определения о вере, тогда как все прочие решения и предписания именуют канонами, правилами. Это отчасти отражается и в том, что Церковь дает наименование догматика тем богослужебным стихирам, которые содержат в себе вероучение о Пресвятой Богородице, о воплощении Господа Иисуса Христа, о двух естествах в одном Лице Богочеловека.

Итак, понятие догмата дано в различных источниках. Догматы религиозные - основные положения вероучения, признаваемые непререкаемыми истинами, вечными и неизменными

1GS

божественными установлениями, обязательные для всех верующих [9]. Догматы религиозные (греч. dogmatos) - основные положения вероучения, признаваемые непререкаемо истинными, вечными и неизменными божеств, установлениями, обязательными для всех верующих [10]. Догматы - положения, принимаемые на веру за непреложную истину, неоспоримую и неизменную при любых обстоятельствах. Формулируемые догматы конкретизируют официальную доктрину Церкви [11]. Таким образом, для всех понятий догмата характерно следующее: вероучительность, богооткровенность, церковность и общеобязательность. Это положение о вере, вероучении, несущее в себе истину, не подлежащую сомнению. Догматы - богооткровенные истины, содержащие учение о Боге и Его Домостроительстве, которые Церковь определяет и исповедует как неизменные и непререкаемые положения православной веры. Церковность догматов указывает на то, что только Вселенская церковь на своих Соборах придает христианским истинам веры догматический авторитет и значение.

Это не значит, что Церковь сама создает догматы. Она, как «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15) лишь безошибочно устанавливает за той или иной истиной Откровения значение неизменного правила веры. «Догмат, - пишет протоиерей Г. Флоровский, - ни в коем случае не новое откровение. Догмат - это только свидетельство. Весь смысл догматического определения сводится к свидетельствованию непреходящей истины, которая была явлена в Откровении и сохранилась от начала» [12, с. 185]. Догматические определения являются не столько положительным раскрытием учения о Боге, сколько указанием границ, за которыми находится область заблуждений и ереси. В своей глубине каждый догмат остается непостижимой тайной. «Православные догматы, - пишет профессор А.И. Введенский, - не суть путы для мысли, не кандалы... но разве лишь предохранительные определения, которыми Церковь хочет поставить разум человеческий в надлежащую перспективу, в которой для него открывалась бы возможность беспрепятственного и безостановочного движения вперед, с исключением опасностей уклонения в сторону, на пути обманчивые» [13].

Религиозные догматы - один из источников формирования общественных стереотипов на протяжении всего существования человечества. Основные отличия догмата и стереотипа состоят в следующем. Догмат связан с учением о вере в Бога, носит характер обязательной истины, другими словами, стереотип верующих о Боге, возведенный в ранг неизменяемого закона. Стереотип - устойчивое мнение человека, группы людей о чем-либо, о ком-либо, сформированное на полученной информации, в том числе из религиозных догматов, меняющееся в зависимости от времени, обстоятельств и других причин. Из этого следует вывод о том, что отличительной чертой стереотипа от догмы является неизменность истины последней. Догматы основываются не на рассудочных соображениях отдельных лиц, хотя бы это были Отцы и учители Церкви, а на учении Священного Писания и Священного Предания. Большую роль в определении православных истин веры сыграли семь Вселенских соборов, постановлениями которых запрещается изменять что-либо в Символе веры не только в мыслях, но и словах. Любое уклонение от Символа веры свидетельствует о нарушении чистоты вероучения, отступлении от веры. Церковь признает, что в христианских догматах однажды и навсегда дана вся потребная человеку в его земном бытии истина. Догматы не могут изменяться и дополняться, могут только по обстоятельствам времени объясняться, оставаясь неизменными по существу.

Другим отличительным признаком становится их нахождение на разных, но взаимосвязанных между собою уровнях, которые можно определить как религиозную идеологию и религиозную психологию.

Религиозная идеология - это более или менее стройная система религиозных идей, взглядов и представлений, разработкой которых занимаются специально подготовленные люди, служители культа. Она выступает как систематизированное, теоретически осмысленное и обобщенное отражение сквозь призму веры в сверхъестественность реального бытия.

Религиозная идеология, в отличие от психологии, представляет собой систему догматов, утверждений и предписаний, содержащих последовательное изложение религиозных взглядов и представлений на мир в целом, а также на различные стороны бытия - природы, общества и человека. Идеология современных религий включает в себя следующие разделы: богословие, религиозные концепции экономики, политики, права, искусства, религиозную философию.

Религиозная психология есть совокупность несистематизированных представлений, идей, образов, чувств, настроений, переживаний, привычек, установок, потребностей, через призму которых верующий человек в иллюзорной, фантастической форме воспринимает, осмысливает, оценивает окружающий мир и собственное бытие, определяет свое отношение к ним.

К числу основных, определяющих структуру религиозно-психологического комплекса компонентов следует отнести религиозные идеи и представления на уровне обыденного сознания, религиозные чувства, религиозные настроения, религиозные установки и религиозные потребности. Обыденное сознание верующих включает в себя различные эмпирические знания,

получаемые в ходе практической деятельности. Каждый отдельный человек живет и действует в определенных исторических условиях, которые накладывают отпечаток на мир его психологического восприятия.

Таким образом, догматы относятся к сфере идеологии, а стереотипы - к сфере психологии в данном контексте, связанные с религией.

Вместе с тем религиозная психология диалектически взаимосвязана с религиозной идеологией. Эта взаимосвязь находит свое проявление в следующих аспектах: во-первых, религиозная идеология формируется, распространяется и сохраняется на базе религиозной психологии; во-вторых, изменение условий существования религии в обществе приводит к изменению социальной психики верующих, которые в свою очередь ведут к изменению в религиозной идеологии; в-третьих, формируясь под воздействием религиозной психологии и постоянно испытывая на себе ее воздействие, религиозная идеология оказывает свое влияние на обыденное религиозное сознание верующих, степень воздействия которого зависит от того, насколько религиозная идеология соответствует религиозной психологии в данный исторический момент развития религиозного комплекса в обществе. Связывает эти два понятия и то, что создателями и носителями догмата и стереотипа являются люди. При этом наблюдается обратная связь, их влияние на сознание и действие индивидуума и, как следствие, на общественное сознание. Из этого следует, что догмат и стереотип взаимосвязаны друг с другом. Между тем религиозные мыслители настаивают на вторичности стереотипа по отношению к догмату.

Просвещенный разум, известный как «христианское сознание», «христианский опыт», «христианское убеждение», «христианская уверенность» и т.д., часто является еще одним «заменителем» Слова Божия. Верно, что каждый верующий во Христа обладает просвещенным разумом, но, будучи христианином, он никогда не настаивает на том, что его просвещенный разум является источником или нормою веры, ибо он полностью обязан своим просвещением живой силе Слова Божия (Рим. 1:16). И он знает, что его разум немедленно вновь погрязнет в духовном невежестве, стоит лишь ему отпасть от просвещающего Благовестия Христова. Следовательно, все, провозглашающие просвещенный разум христианина в качестве puncipium cognoscendi вне и помимо Писания, обманывают себя, поскольку само их желание воздвигнуть на престол свой просвещенный разум в качестве того, что судит о вере, происходит от их непросвещенного разума или от их надменного плотского ума (1Тим.6:3-5).

Разум, если он просвещен Святым Духом через Слово, никогда не осмеливается судить Писание, он является верным приверженцем Слова Божия во всем и лишь славит его за его священные учения (Иоан.8:31,32; 2Кор.10:4,5; 1 Кор.1:18,24). Лютер пишет об этом так: «Святой Дух никогда не действует без Слова или прежде Слова, но Он приходит со Словом и через него, никогда не действуя помимо Слова» [14, с. 112].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Шихирев П.П. Исследование стереотипов в американской социальной науке // Вопросы философии. 1971. № 5.

2. Там же.

3. Там же.

4. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1999.

5. Кордуэлл М. Психология от А до Я: словарь-справочник. М., 2000.

6. Головин С.Ю. Словарь практического психолога. М., 1997.

7. Краткий словарь-справочник по психологии. М., 2004.

8. Филарет, архиеп. Черниговский. Православное Догматическое богословие. 3-е изд. СПб., 1882. Ч.1.

9. Зорин В. Евразийская мудрость от А до Я: толковый словарь. М., 1985.

10. Атеистический словарь / под общ. ред. М.П. Новикова. М., 1986.

11. Краткий словарь философских терминов. М., 1968.

12. Флоровский Г. Богословские отрывки // Вестник (Париж). 1981. № 105-108.

13. Василий (Кривошеин), Архиеп. Символические тексты Православной Церкви // БТ. М., 1968. Сб. 4.

14. МюллерД.Т. Христианская догматика. PO. Box 46, Sterling Heihts, 1998.

DIALECTICAL INTERCONNECTION OF CHRISTIAN RELIGIOUS DOGMAS AND STEREOTYPES

V.Yu. Shmeliov, PhD in History, Associate Professor of the Department of Philosophy, Religion Studies and Theology of Irkutsk State University

S.A. Sazhenova, Doctoral Candidate of the Department of Philosophy, Religion Studies and Theology of Irkutsk State University

The given work is devoted to the comparative analysis of religious dogmas and social

stereotypes, their common features, peculiarities and interdependence.

Key words: religion, dogmas, social stereotypes.

Юридические науки

УДК 340.12 : 343 . 359 (470+571)

РОССИЙСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОНЦА XIX-НАЧАЛА ХХ В. В БОРЬБЕ С КОНТРАБАНДОЙ

Е.В. Ерешко, аспирантка Славянского-на-Кубани государственного педагогического института

В статье анализируются нормативные документы по контрабанде конца Х1Х-начала ХХ в.

Дается определение понятия «контрабанда», указывается ответственность по каждому

нормативно-правовому акту исследуемого исторического периода.

Ключевые слова: контрабанда, конфискация, контрабандист, Таможенный Устав.

Как свидетельствуют исторические источники, контрабанда - явление древнее. О нем встречаются упоминания в древнегреческих и римских источниках. В Средние века слово «kontrabandos» служило для обозначения товаров, запрещенных или подлежащих конфискации. Контрабанда как правонарушение появилась в России в XIV-XV вв. В переводе с итальянского контрабанда означает действия против правительства (contro - против, bando -правительственный указ). Несовершенство таможенного управления, подкупность чиновников, неопределенность ставок тарифов, масса исключений... все это привело к массовой контрабанде.

Усиление контрабанды в XIX в. было вызвано тем, что сопредельные страны в своем экономическом развитии достигли более высокого уровня по сравнению с Россией, где только начинался промышленный переворот. Сказалось и неблагополучное положение в финансовой сфере. Инфляция, а затем и фритредерские тарифы, затронули все стороны деятельности, что в итоге привело к огромному внешнему и внутреннему долгу и способствовало развитию контрабанды.

В связи с этим интересную мысль высказал С.Р. Минцлов - бывший пакгаузный надзиратель Кретингской таможни: «Никакие грозные приказы и усилия штатов и окладов Пограничной стражи и таможенной охраны не прекратят потока контрабанды, льющегося из Пруссии; и что есть только одно-единственное, но совсем другое средство прекратить ее - надо стать в один уровень культуры с Германией. Контрабанда - точный показатель степени перевеса культурности одной страны над другой... В Австрию и Галицию контрабанда велась даже из России, а это - вернейшее указание на совсем плохие дела у соседа».

Рассматривая ухищрения, к которым прибегали контрабандисты, чтобы укрыть свой контрабандный товар, можно выделить несколько характерных способов. Товары, облагаемые большой пошлиной, искусно прятали между другими товарами, тем самым усложняя их поиск. Товар объявляли особенным, хитрым образом, так что таможенные чиновники, хотя и замечали обман, не могли, однако, требовать пошлины, причитающейся за эти товары. Для утайки высокопошлинных товаров употребляли различные ящики и бочки с двойными боками и двойным дном, при этом в двойное дно или бока укладывали высокопошлинный товар, а в остальное пространство - беспошлинный. Использовали разную непрозрачную стеклянную, каменную и прочую посуду, а также бочки и жестянки, предназначенные для беспошлинного провоза жидких товаров. На высокопошлинный груз навешивали ярлыки от совсем другого груза, который не